Статья 'Башкирский кинематограф как феномен национальной культуры' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Башкирский кинематограф как феномен национальной культуры

Байтурина Диана Ураловна

кандидат искусствоведения

аспирант, Институт Кино и Телевидения (ГИТР)

450105, Россия, Башкортостан область, г. Уфа, ул. Юрия Гагарина, 33, оф. 27

Baiturina Diana Uralovna

PhD in Art History

Postgraduate student, Institute of Film and Television (GITR)

Republic of Bashkortostan, Ufa, Gagarina street, 33-27

by2rina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2022.1.37269

Дата направления статьи в редакцию:

08-01-2022


Дата публикации:

21-01-2022


Аннотация: В статье автор подробно рассматривает значимые вехи в становлении кинематографа как явления в Башкортостане. Прослеживается путь от первого появления кинофильмов до современного состояния местного кинопроизводства в Башкирии. Основными методами исследования являются систематизация и анализ научной литературы, письменных и кинематографических источников, историко-типологический (анализ исторических и культурных основ башкирского кинематографа), интерпретация письменного и кинематографического материала. Выявляются особенности становления и развития башкирского кинематографа. Теоретическая значимость статьи заключается в систематизации знаний и раскрытии национально-культурных особенностей развития кинематографа в контексте башкирского культурного поля. Культурная традиция как образец, рефлексивно используемый людьми в рамках той или иной культуры для решения жизненных задач, составляет основу национального кинематографа. Модели образа жизни и способа мировосприятия данной культурной эпохи воплощаются в произведениях национального кинематографа и представляют собой культурную парадигму нации. Автор отмечает национальные особенности развития явления кинематографа в регионе. Преобладание в кинокартинах элементов традиционной национальной культуры (сюжетов, образов) определяет особый характер башкирского кинематографа и способствует воздействию на национально-культурную идентичность реципиента. Научная новизна заключается в раскрытии историографического и культурологического аспектов произведений башкирского кинематографа, выявлении места и особенностей его в современной художественной культуре. Исследование проводилось на основе семиотического и интерпретационного методов искусствоведческого анализа.


Ключевые слова:

башкирский, кинематограф, история кино, национальная культура, башкирские режиссеры, кинорежиссер, кинематография, история, иллюзион, Башкирия

Abstract: This article examines the milestones in the development of cinematography as a phenomenon in Bashkortostan. The author traces the path from the emergence of very first films to the present state of local film production in the republic. Research methodology leans on the methods of systematization and analysis of scientific literature, written and cinematographic sources, historical-typological (analysis of the historical and cultural grounds of Bashkir cinematography), interpretation of written and cinematographic material. The peculiarities of the establishment and development of Bashkir cinematography are revealed. The theoretical importance of this article lies in systematization of knowledge and description of the ethnocultural characteristics of the development of cinematography in the context of Bashkir cultural field. Cultural tradition as an example that is being reflexively used by people within the framework of a particular culture for solution of life tasks underlies the national cinematography. The models of lifestyle and perception of the world in a given cultural era are realized in the national cinematographic works and represent cultural paradigm of the nation. The author notes the ethnic peculiarities of the development of the phenomenon of cinematography in the region. Prevalence of the elements of traditional national culture (plotlines and images) in the films determines the peculiar nature of Bashkir cinematography and impacts the ethnocultural identity of the recipient. The scientific novelty lies in revealing the historiographical and culturological aspects of Bashkir cinematographic works, as well as outlining its role in modern art culture. The study was conducted on the basis of semiotic and interpretational methods of art history analysis.


Keywords:

bashkir, cinematograph, history of cinema, national culture, bashkir directors, film-director, cinematography, histiry, cinema, Bashkortostan

Начальные этапы развития истории кинематографа в Башкирии можно проследить задолго до появления здесь официальной киностудии. Считается, что впервые кино как явление возникло в Уфе в 1897 году, буквально через два года после первого мирового публичного платного показа кинофильма братьями Люмьер в парижском «Гран-кафе» [13, c. 129]. В данной статье мы проанализируем основные этапы возникновения и развития кинематографа в регионе, а также проследим тенденции, объединяющие развитие кино в мире и в Башкортостане. Системный метод исследования поможет нам в многоаспектном рассмотрении явления кинематографа в Башкортостане, а также в определении тенденций развития башкирского кино как феномена национальной культуры.

7 июля 1897 года в «Уфимском листке объявлений и извещений» появилось объявление о продаже аппаратов «для демонстрации живой фотографии и настоящих синематографов Люмьер» [20, с.7]. Можно предположить, что тогда приобретение подобного устройства не могло заинтересовать потенциальных покупателей, так как никто тогда ещё не мог представить себе суть киноискусства.

Исследователи кино замечают, что кинематограф поначалу не представлял никакого художественного интереса. Более того, в качестве лишь системы, воспроизводящей движение, оно практически не представляло научного интереса [5, с.20]. А некоторых кино, напротив, пугало; и они призывали людей отказаться от нового «злодейского» изобретения [16, с.106].

Тем не менее, подобные объявления о новом техническом изобретении действительно появлялись на страницах провинциальных газет в те годы. Например, газета «Степной край» 9 января 1897 года известила омичей о том, что «в скором времени прибудет в Омск величайшее открытие конца XIX столетия, изобретение знаменитого американского ученого-изобретателя Томаса Эдиссона — аппарат-кинематограф, живая движущаяся фотография. Аппарат передает в одну секунду 15 живых движущихся сцен» [9, с.5].

По утверждению историков Радмира и Рашита Янгировых, спустя несколько лет, в 1902 году в Уфе стали появляться афиши с приглашением на киносеансы. Объявления носили следующую информацию: «Ново и оригинально! В первый раз в Уфе! Последняя сенсационная новость с выставки в Чикаго! Электромеханический театр ежедневно на Базарной площади!». Историки также указывают фамилию предпринимателя, показывавшего кино в разных городах России – К. Шапошников.

Постепенно кино обретает все большую известность среди публики, желающей развлечься. Для привлечения зрителей внедряется относительно богатый репертуар кинозарисовок. В октябре 1904 года в зале Дворянского собрания Уфы (ныне – Уфимский государственный институт искусств им. Загира Исмагилова) состоялись три сеанса т.н. «Американского Биоскопа». Насколько историки могли судить из рекламных объявлений, кинопоказ состоял из трех отделений с 64 номерами. Среди них: «Сцены из Русско-японской войны», «Пожар театра в Чикаго», игровая феерия «Кот в сапогах» и проч. Причем, продолжительность каждого произведения продолжалась не более минуты.

Многие теоретики кино отмечают его «карнавальный» характер в первые десятилетия его появления. Долгое время кино воспринималось не равным классическим видам искусства, а оставалось лишь «площадным» развлечением. Второй изначальной функцией кино была простая фиксация событий [12, с.718].

Крупные теоретики кино отмечают характер «балагана» в ранних кинопроизведениях. Они были призваны развлекать народ по принципу ярмарочного увеселения, появившегося в раннем Средневековье. Так исследователь Михаил Бахтин выделил термин «карнавализация» - как проникновение традиций средневекового карнавала в современную культуру [2, c. 611].

Как и в других странах, прообразом «игрового фильма» в России было балаганное представление. Новое зрелище, прежде всего, отвечало потребностям массового зрителя-горожанина. «У нас часто скорбели, что вымирают народные песни, былины, причитания, заговоры, что иссякает в народе хоровое, безличное его творчество, но вот оно снова возникло, такое же безличное, безымянное, такое же соборное и хоровое – и мы воочию можем видеть его в кинематографе. <…> Здесь возродилось перед нами в новых формах соборное творчество», - писал Корней Чуковский на заре кинематографа в своей разгромной статье «Нат Пинкертон и современная литература» [18, c. 34].

Ввиду развлекательного характера первых кинокартин, отмечался широкий рост фильмов фривольного содержания. Стоит подчеркнуть, что с 1788 года в Уфе находилось Оренбургское магометанское духовное собрание – первое официально оформленное объединение мусульман в Российской империи. То есть, историческим центром ислама многие годы оставалась Уфа. Но, тем не менее, даже в этом статусе в городе имели место кинопоказы непристойного содержания. Об этом пишут историки Янгировы. «Киногастролер «Царица иллюзий «Мадемуазель Парнас» делала ставку на фривольный жанр, демонстрируя зрителям фильмы «Неверная жена», «Тайны парижской оперы», а особую часть в программе занимали специальные сеансы «для мужчин»» [20, с. 8].

Историки отмечают, что подобные показы осуществлялись без публичной огласки. Но уже зимой 1908 года уфимский губернатор Александр Степанович Ключарев выпустил специальный циркуляр, в котором говорилось: «За последнее время содержателями театров-кинематографов устраиваются разные порнографические зрелища. Ввиду противонравственного их содержания, пагубно влияющего на общественную мораль, впредь запретить подобные сеансы и преследовать их устроителей в судебном порядке» [20, с. 9].

В крупных городах страны с 1904-1905 годов начинают появляться постоянные «электротеатры», а в окраинах действовала система передвижных кинопоказов. Считается, что со второй половины 1900-х киносеансы утрачивают свою новизну и первоначальную привлекательность для горожан, став привычным способом проведения досуга. В то же время, кино оставалось занятным развлечением для бедняков.

В 1908 в Уфе начинают образовываться стационарные кинозалы. В мае открывается «Генеральный Электро-Биограф» Лукьянова, а в вскоре – «Экспресс» на Верхнеторговой площади, «Фурор» в доме напротив Дворянского собрания и «Эффект» на Центральной улице. И далее их число увеличивалось. В 1910-х годах в городе функционирует 5-6 кинотеатров общей вместимостью около полутора тысяч мест. Известно, что количество «иллюзионов» росло по всей стране: к 1909 году в России существовало уже приблизительно 3000 кинотеатров. В Санкт-Петербурге их насчитывалось около 150. Малая вместимость залов компенсировалась пропускной способностью повторяющихся киносеансов [8, с. 15].

Постепенно кино проникало и в отдаленные сельские уголки республики. Весной 1911 года был открыт кинозал в селе Топорнино (ныне Кушнаренково), примерно тогда же появились свои кинотеатры в Бирске – «Вулкан» (затем сменившийся на «Прогресс»), и в Белебее. А в начале 1915 года уфимская губернская земская управа приобрела шесть передвижных узкоплёночных кинопроекторов системы «КОК» для проведения специальных сельских сеансов [20, с.10].

Некоторые историки всерьез полагают, что уже в те годы кино стало средством для пропаганды. Ведь помимо развлекательных сюжетов в дальних населенных пунктам малограмотному населению показывались поучительные фильмы: в которые помимо фильмов о науках показывались сюжеты религиозного содержания. Они могли возникнуть с целью обращения преимущественно мусульманского башкирского населения в православие [20, с. 11].

Исследователи также цитируют реакцию общества со страниц уфимских газет того времени. Как они утверждают, предприниматели, стремясь заполучить публику в кинотеатры, прибегали ко многим уловкам. Фельетонист Редер писал в ноябре 1915 года: «Уфа – единственный губернский город в России, в котором нет правильно функционирующего театра… Зато у нас имеются единственные в совеем роде кинематографы, анонсирующие о предстоящих бенефисах Макса Линдера, Наполеона Бонапарта и даже – любимца местно й публики Вильяма Шекспира… Этак мы доживем до «бенефиса» Юлия Цезаря, бенефиса днепровских порогов или же тропика Козерога! [20, с. 12].

Уфимскому зрителю также ленты мастеров русского кино – исторические постановки В. Гардина и психологические драмы Е. Бауэра, в которых были заняты звезды русского немого кино: В. Холодная, В. Коралли, О. Фрелих и другие.

Уже упомянутый губернатор Александр Ключарев задумывался о строительстве в городе «зимнего» театра. Разработку проекта поручили губернскому архитектору Павлу Рудавскому. Он представил будущий Аксаковский народный дом из двух фасадов. Один был оформлен в стиле «Ренессанс» и располагался на Центральной улице (ныне – Ленина), а другой – в «восточаноазиатском стиле, приближавшемся к мавритианскому». Последнее служило данью башкирам и татарам, проживавшим в губернии. Уже этот факт показателен: при создании в Башкирии новых культурных очагов уже в те годы учитывался национальный фактор.

К концу Первой мировой войны была закончена театральная часть здания, ее сдали купцу Каримову, в которую перебрался недавно открытый в Уфе кинотеатр «Юлдуз». Ныне в здании располагается Башкирский государственный театры оперы и балета.

«Юлдуз» - это уникальный опыт в общероссийской практике. Это был «мусульманский» кинотеатр, репертуар которого представлял смесь этнографических зарисовок (о жизни мусульман на Востоке) и ленты о святынях Ислама [20, с. 12].

В апреле 1911 года в газете «Уфимский край» хозяин кинотеатра Х.Каримов опубликовал открытое письмо, в котором извинялся перед уфимцами за показ французской ленты «В раю Магомета». Очевидно, ортодоксальная часть горожан критически восприняла ленту.

Число мест в кинотеатре было рассчитано на 900 человек. Удачное расположение в самом центре города, соответствие репертуара запросам национального зрителя способствовали успеху подобного кинотеатра в Уфимской губернии.

К началу 1917 года общий упадок деятельности кинотеатров отразился и на существовании «Юлдуза». Репертуар иллюзионов иссякал. Своего пика кинематографический кризис достиг в годы революции и гражданской войны, нарушение железнодорожного движения фактически поставило содержателей кинематографических театров в затруднительное положение [20, с. 15].

В марте 1919 года была образована Автономная Башкирская Советская Республика – первое национальное образование в составе России. Вскоре после принятия декрета о национализации кинематографа, при Уфимском Губполитпросвете была образована Фото-Киносекция. Кинопоказы продолжались, в том числе с бесплатные – с просветительским назначением. В 1921 году Башкирия пережила серьезную засуху и голод, и нормальная деятельность кинотеатров возвращалась лишь к следующему году. Продолжали открываться новые кинозалы, реконструировались и переименовывались прежние, например, «Юлдуз» - открытый в 1924 году под названием «Идель» [20, с. 16].

С установлением советского режима кинопередвижки отправлялись в отдаленные села Башкирии как дополнительный элемент, сопровождавший выступления агитаторов, пропагандистов и лекторов. Они давали возможность наглядно демонстрировать проблемы, которые поднимались для обсуждениях на этих агитвыступлениях.

К началу 1925 года в республике действовало 25 стационарных кинозалов, из них 12 – в городах, 3 – в рабочих поселках и 9 в районных центрах [20, с. 18].

Существенным шагом в развитии кинопроизводства в Советском Союзе и республиках стало всесоюзное совещание по вопросам кинематографии, состоявшееся в Москве в марте 1928 года. Промышленным предприятиям предлагалось ускорить выпуск отечественной аппаратуры для киносъемок и демонстрации фильмов. В годы первой пятилетки (1928-1932) началось плановое расширение киносети в республике. За этот период число стационарных и передвижных киноустановок в Башкирии выросло в 2,5 раза.

К празднованию 20-й годовщины автономии Башкирии киноработники подготовили отчет о своих успехах. Они свидетельствовали о том, что в во всех городах и 62 райцентрах республики был налажен регулярный показ кинофильмов, в 34 районах работали звуковые стационарные установки, а в 28 районных центрах действовали звуковые передвижки.

Дальнейший прогресс в кинопроизводстве был приостановлен с приходом Великой Отечественной войны.

Помимо кинопроката в республике давно назревала необходимость самостоятельных съёмок. В 1909 году был снят фильм-хроника «Виды Урала». Его автором выступил член Русского географического общества В.Л. Метенков. Именно он одним из первых начал проводить киносъемки на Урале [19, с. 50].

Известно, что в 1915 году в Уфе состоялись съемки хроникального видео «Похороны муфтия М.Султанова в Уфе» по заказу владельцев электротеатра «Юлдуз» [20, с. 22].

В том же 1915 году съемочная группа режиссера Владимира Гардина по пути в Москву решила остановиться в живописной Башкирии. Причиной этому послужил тот факт, что в конце 19 века Лев Толстой, вдохновившись видами Башкирии, опубликовал рассказ «Много ли человеку земли нужно». Именно по этому художественному материалу планировалось снять фильм. Но, к несчастью, пленка была утеряна [19, с. 51]. Фильм увидел свет в 1916 году.

Эпизоды Гражданской войны оказались запечатленными красными хроникерами – в ленте, получившей название «На пути к Уфе». Она посвящена наступлению красноармейцев на Восточном фронте весной 1919 года. На пленке запечатлены Чапаев со своими красногвардейцами [20, с. 24].

Легендарный советский режиссер и теоретик Лев Кулешов однажды был отправлен для съемок кинохроники на Восточный фронт. В своей записной книжке он запечатлел воспоминания от увиденного в Уфе. «Съемка уфимского моста. Сожжен белыми. Вид сгоревшего моста сбоку. Охрана моста. Вид на город Уфу. Паром. Мост с лодки крупней. Панорама на город и Уфу». Возвратившись в столицу, Кулешов представил фильм «Урал (Колчаковский фронт)» [20, с. 24].

Фильмы, снятые до наступления Первой Мировой войны, киноведы обычно называют «примитивами» - за то, что для них характерны общие планы, снятые с одной точки. Это объясняется следствием ограничения технических возможностей аппаратуры и малым опытом осмысления возможностей кино [14, с.73].Подобная черта характерна и для дореволюционного кино в России, и для фильмов, снятых на территории Башкирии.

После революции развернулась не только прокатная деятельность. К 1930-м годам кино стало универсальной машиной формирования идеологизированных образов [10, с.199].

В 1923 году было озвучено, что перед Фото-Киносекцией стоит задача укрепления кинематографического производства по всей республике. Посильную помощь в этом оказывали и киноработники из столицы. В 1923 году делегация из Госкино запечатлела картины из деятельности уральской промышленности. Помимо заводов и предприятий соседних регионов, был отснят и материал о Белорецком гвоздильном заводе. Позднее этот материал он также был утрачен [20, с. 25].

В дальнейшие годы в Башкирии начали развиваться и самостоятельные съемки: например, в 1925 году, на Первомайских торжествах. Съемку проводит заведующий Фотокиноотделом тов. Генерозов.

В 1930 году Николай Анощенко снял документальную ленту «Советская сказка (Красная Башкирия)». В сценах особое внимание уделялось портретам простых рабочих.

В процессе работы над фильмом режиссер отметил одну бытовую особенность жизни башкир, которой решил посвятить отдельную ленту. Короткометражка «Башкирка» была посвящена башкирской лошади, воспетой в фольклоре башкир. Именно национальная особенность привлекла тогда советского кинорежиссера и вдохновила на создание отдельного произведения.

Также в 1930 году Николай Анощенко представил документальный фильм «На границе Азии», который был посвящен Башкирии. Тогда же в газете «Красная Башкирия» появилась заметка о том, что республика «станет ареной киносъемок». (Юсупова). Основной задачей было показать современное состояние и ближайшее будущее Башкирии. Полнометражная документальная картина широко демонстрировалась по всей стране [20, с. 30].

Одним из самых известных ранних фильмов ранней киноистории Башкирии является художественный фильм «Салават Юлаев» режиссера Якова Протазанова.

Историки утверждают, что первым обращением к образу Салавата был невоплощенный сценарий П. Воеводина, одного из руководителей советской кинопромышленности. Постановку фильма передали в «Ленинградкино», на должность режиссера утвердили В. Гардина.

Тема Салавата Юлаева в очередной раз возродилась в идее снять кинофильм по сценарию Георгия Гребнера. В октябре 1929 года в Уфе прошло специальное совещание, на котором обсудили и одобрили сценарий фильма. Весной следующего года фильм был включен в план Ялтинской кинофабрики «Востоккино», но на этом замысел снова оборвался.

И только спустя десятилетие советский режиссер Яков Протазанов приступил к воплощению этого фильма. Стоит заметить, что чуть ранее, в 1936 году образ Салавата Юлаева воплотил на киноэкране К.Мухитдинов – в фильме ленинградского режиссера П. Петрова-Бытова «Пугачев».

Фильм о башкирском герое снимался на московской киностудии «Союздетфильм» (ныне – киностудия им. М.Горького). В ролях были заняты актеры Башкирского академического театра драмы. Для натурных съемок были выбраны окрестности Уфы и берега Демы.

Автором сценария выступил советский писатель Степан Злобин. Примерно в те же годы он выпустил роман «Салават Юлаев». На экранах фильм предстал в 1941 году [19, с. 52].

Самостоятельные хроникальные съемки начались в Уфе в 1932 году с открытием корреспондентского пункта треста «Союзкинохроника». Башкирия неоднократно становилась объектом кинохроники; как в довоенное время, так и в годы Великой Отечественной. Главной темой кинохроникеров в годы войны стал патриотизм тружеников тыла, вера людей в разгром врага, их героический труд во имя победы. Известно, что в военные годы кинохроника демонстрировалась не только в кинотеатрах, но и на передовой, на фронте [7, с.192]. Автором башкирских сюжетов до 1943 года был Г. Амиров. В дальнейшем он присоединился к работе фронтовых операторов на передовой.

Послевоенный период «малокартинья» распространяется на всей территории Советского Союза. Историки отмечают, что это объясняется не только послевоенной разрухой и отсутствием средств, но и тем, что постановки в те годы доверялись исключительно кинематографистам «с именем», а тематика фильмов подвергалась строгим ограничениям [6, с.34].

В середине 50-х Башкирия вновь появляется на киноэкранах. На Свердловской киностудии был поставлен фильм-балет «Журавлиная песнь». Считается, что решение о создании фильма было принято после Декады Башкирской литературы и искусства, прошедшей в Москве в 1955 году [20, с. 35]. Главные роли в картине исполнили солисты Башкирского государственного театра оперы и балета, а автором либретто выступил легендарный башкирский балетмейстер Файзи Гаскаров, а сценария – советский писатель Анвер Бикчентаев.

В сюжет фильма легла башкирская народная легенда о любви пастушка Юмагула и красавицы Зайтунгуль. Фильм увидел свет в 1959 году.

Почти через 20 лет Свердловская киностудия вновь обратится к башкирской литературе. В 1978 году на экраны выйдет фильм-драма по одноименной пьесе Мустая Карима «В ночь лунного затмения». Режиссером выступил Барас Халзанов. Картина вызвала неоднозначную реакцию со стороны публики, а также – самого драматурга.

В 1968 году вслед событиям Гражданской войны в Башкирии был снят фильм «Гроза над Белой». Но снят он был на киностудии «Ленфильм» режиссерами Евгением Немченко и Станиславом Чаплиным. Натурные съемки были выполнены на башкирской земле. В окрестностях Уфы были показаны сцены переправы красноармейских частей через Белую у деревни Красный Яр и боев с колчаковскими частями [20, с. 36].

В 1978-1983 годах на территории Башкирии киностудия «Мосфильм» проводила съемки известных советских телевизионных фильмов «Вечный зов» и «Тени исчезают в полдень» по романам А.С. Иванова.

В конце 1970-х вновь произошло обращение к башкирскому фольклору – теперь со стороны киностудии «Мосфильм». К Московской Олимпиаде 1980 года свет увидела картина «Всадник на золотом коне» режиссера Василия Журавлева, поставленный по сюжетам древних башкирских легенд и сказок. Сценаристом выступил Виктор Виткович. Картина была горячо воспринята зрителями по всему Союзу. Режиссер В. Журавлев был удостоен республиканской премии им. С. Юлаева за высокие художественные заслуги фильма [20, с. 38].

Таким образом, три советские киностудии – «Мосфильм», «Ленфильм» и Свердловская киностудии обращались к башкирской тематике. Появлялись фильмы неоднозначные: некоторые соответствовали духу народа, и широко принимались публикой; другие отмечало, по мнению современников «недостаточное знание национального башкирского колорита» [20, с. 36]. Документалистика послевоенных лет отличалась уже большим разнообразием тем, чем в предыдущие годы. В 1948 году сотрудниками Куйбышевской киностудии был снят полнометражный фильм «Советская Башкирия» (реж. В. Дальский). В картине были показаны достижения тружеников республики.

В 1980-х отмечается рост кинофотолюбительства в СССР. Во второй половине десятилетия центр выставочной деятельности смещается из столицы на Поволжье и Урал. Одним из самых громких любительских объединений стал уфимский кинофотоклуб «Агидель», организованный в 1976 году. Через 10 лет он был награжден дипломом ВДНХ СССР за успехи в сфере фотоискусства [1, с.152]. Сегодня фотоклуб «Агидель» продолжает функционировать при Республиканском центре народного творчества.

В начале 1950-х гг. начались съемки масштабной серии документальных фильмов по названием «Киноатлас СССР». В их число вошла цветная картина «Советская Башкирия» (сцен. – А. Бикчентаев, реж. - С. Соловьев и И. Шапиро).

Большое количество документальных лент возникло в связи с развитием нефтедобывающей промышленности в Башкирии. Среди них – «Нефтяники Башкирии» (1952 г., реж. Д.Дальский), «Степной батыр» (1960 г., реж. Н. Саватеев) и др.

1960-70-е годы характеризует ряд портретных киноочерков, посвященных видным уроженцам Башкирии. Например, о писателе и драматурге Мустае Кариме, о летчике Мусе Гарееве, о скульпторе Сосланбеке Тавасиеве, мотогонщике Габдрахмане Кадырове и т.д.

Работа Уфимской студии телевидения началась весной 1959 года. До появления киностудии она взяла на себя миссию по выпуску кинопродукции. Так, с 1963 года внедряются планы по выпуску телефильмов. В 1965 году на экраны выходит полнометражная документально-публицистическая лента «Преображенный край», посвященная этапам становления республики. В ходе работы над крупной лентой было снято несколько короткометражных фильмов «Башкирский кумыс» (реж. Г. Кудашев), «Меридиан большой химии» (реж. Н. Тибеев).

Были особо популярны видовые фильмы, показывающие красоту родного края. Например, фильм Уфимской студии телевидения «Тропою егеря» (1965 г.) и полнометражная документальная лента «Башкирский мед» (1965 г.) автором которых выступил режиссер-оператор Азат Иманаев.

И одним из первостепенных направлений в кинопроизводстве уфимского телевидения была экранизация художественных произведений башкирских авторов. Один из примеров – фильм «Башкирская свадьба» режиссера Раиса Исмагилова по пьесе Мухаметши Бурангулова. В основе пьесы лежали башкирские свадебные обряды [19, с. 54].

У истоков создания башкирской киностудии стоял выпускник ГИТИСа Амир Абдразаков. В его творческой биографии – 26 кинопленочных картин и 18 видеофильмов. Среди них – «Ахмет-Заки Валиди Тоган», «Акмулла», «Песнь моего народа», «Акмулла», «Свадьба», «Ишмулла», «Крылья души», «Загир Исмагилов» и многие другие. Проблематика его кинокартин всегда преследует одну цель – показать национальные и духовные традиции башкир, пробудить в аудитории горячий интерес к истории родного края.

Он также был одним из создателей башкирских первых телесериалов, например, «Кинзя» (1994 г.) и «Золото собирается крупицами» (1970 г.). Его также можно назвать одним из первооткрывателей клипового искусства, ведь он является автором музыкальных, сюжетных мини-фильмов по мотивам башкирских песен «Песни моего народа» [4, с.35].

Специальным решением правительства от 25 мая 1990 года в Уфе была образована киностудия «Башкортостан». Первым ее руководителем стал Амир Абдразаков. Первой работой, вышедшей на киностудии, стала документальная лента Малика Якшимбетова «Врата свободы».

В 1994 году на киностудии стали выпускаться анимационные фильмы.

В 2018 году киностудии было присвоено имя А. Абдразакова.

Очевидно, что путь, который прошел кинематограф в Башкортостане на начальных этапах, схож с судьбами кино в других уголках мира. Сначала оно оставалось сугубо «площадным» развлечением, не нацеленным на просветительские или иные духовно ориентированные задачи. Оно носило сугубо рекреационную функцию. В первые же десятилетия советского режима кино было подчинено пропагандистским задачам, и в республиках – особенно. Авторское кино в Советском Союзе и во всём мире начинает возникать около 1950-х годов [3, с.238].

Игорь Беленький писал про кино 1960-х: «Именно в эту эпоху кинематограф из смеси недоискусства и промышленного производства превращается в полноценный вид Искусства», подразумевая под этим возникновение художественного замысла, авторского слова в кинематографе – пусть даже функционирующего в рамках цензурных ограничений [3, с.241]. Само понятие авторского кино возникло чуть ранее, в 1950-х годах – впервые было употреблено во французском журнале Les Cahiers du Cinema [11, с.196].

Исследователи отмечают, что даже на политизированной почве советского кино в 1960-х начали пробиваться фильмы нового типа – их авторы поставили во главу угла не идеологию, а творчество [3, с.273].

Именно в 1960-е годы появилось башкирское телевидение, и как мы писали выше, это время отмечается расцветом самостоятельных киносъёмок в республике. Тенденция показала обращение авторов к сугубо национальной тематике. Они желали показать красоту родного края, рассказать о знаковых личностях своей родины. С появлением киностудии этот процесс становится еще более очевиден.

Сегодня в Башкирии выпускаются фильмы в разных жанрах: документалистика, игровое кино, анимация. Профессиональное кино набирает особую силу. Новый расцвет оно получило с 2016 года, объявленного Годом российского кино в нашей стране.

В республике создаются проекты, получающие известность не только на региональном уровне, но всероссийском и международном.

Среди ярких режиссеров последних нескольких лет стоит выделить некоторых из них. Это Айнур Аскаров, выпускник Санкт-Петербургского университета кино и телевидения и академии кинематографического и театрального искусства Н.С. Михалкова. Его яркие короткометражные работы открыли дорогу крупному метру, вышедшему в российский прокат. В числе его работ: «Енмеш» («Настырный») «Горький мед», «Пусть ветер унесет мои слова», «Из Уфы с любовью!», «Отряд Таганок» и «Семья года».

Выпускник ВГИКа Булат Юсупов наиболее прославился своими выдающимися кинолентами об истории Башкортостана. В его творческой биографии такие проекты как: «Визит», «Бабич», «Первая республика», «Стеклянный пассажир», «Долгое-долгое детство» и другие. Короткометражный фильм «Визит» посвящен истории легендарного танцовщика и балетмейстера, уроженца Уфы Рудольфа Нуреева. Полнометражные фильмы «Бабич» и «Первая республика» раскрывают проблематику первых советских лет в Башкирии, а также рассказывают о судьбах многих известных личностей того периода. «Долгое-долгое детство» - экранизация одноименной повести башкирского прозаика Мустая Карима.

Но важно подчеркнуть, что снятые ими фильмы за последние 6 лет, были выпущены при совместном производстве киностудии и студий режиссеров: «Живая лента Юсупова» и «Аскар-фильм» Аскарова. Другие башкирские режиссеры, не имеющие собственных частных киностудий, вынуждены снимать на базе киностудии «Башкортостан» только короткометражные ленты [15, с.44].

Другой выпускник ВГИКа Айсыуак Юмагулов известен в республике, благодаря своим кинолентам «Ловец ветра» и «Етегэн». Полнометражный фильм «Ловец ветра» заставляет рассуждать о вечных семейных ценностях – в контрасте башкирской деревни и столицы. А короткометражная лента «Етегэн» является авторским осмыслением башкирской легенды о семи девушках.

Таким образом, кинематограф появился в Уфе практически сразу после своего рождения во Франции в 1895 году. Башкирия прошла долгий путь от простого потребителя «развлекательного» фильма до производителя сложных и заметных кинокартин – не только на региональном, но и на международном уровне. Например, картина Айнура Аскарова «Отряд Таганок» по мотивам повести Мустая Карима признана лучшим детским фильмом на 19-м Даккском международном кинофестивале. А фильм Александра Галибина «Сестрёнка», снятый в Башкортостане по повести Мустая Карима «Долгое-долгое детство», стал лучшим среди молодежных фильмов на Х Международном кинофестивале детских фильмов «Витторио Венето» в Италии.

Национальный кинематограф выступает одним из инструментов формирования идентичности народа. Как отмечают специалисты, национальная идентичность характеризуется, в первую очередь, принадлежностью к месту, родине; а также это признанием установившихся культурных традиций этого сообщества и этой родины [11, с.472].

Нужно добавить, что с 2014 года в Уфе проходит Международный кинофестиваль национального и этнического кино «Серебряный Акбузат». По сей день состоялось 4 успешных фестиваля [17, с.199].

Сегодня кино в Башкортостане ориентировано на жителей республики, но режиссеры уже стремятся найти выход к массовому российскому зрителю. Очевидно, что первые шаги на этом поприще делает режиссер Айнур Аскаров. Его картина «Семья года» вышла в российский прокат в конце 2021 года. Ее сюжет практически абстрагирован от реалий родного края; лишь несколько деталей позволяют увидеть в фильме отпечаток национального кода (как, например, традиционная одежда башкир на одном из главных героев).

Фильм «Семья года» построен на стыке нескольких жанров, что отличает его среди картин, снятых в Башкортостане. Режиссер воплотил в нем и роуд-муви, и жанр pov (point of view), и мелодраму, комедию и даже социальное кино (по признанию самого автора) [21]. Однако потеря национального колорита «размыла» фильм в российском прокате, лишив его той идентификации, которая позволила бы выигрышно выделить его на фоне российских картин.

Мы можем сказать, что сегодня кинопроцесс в Башкортостане полностью ориентирован на башкирскую тематику. Проблематика башкирского кино посвящена темам национального достояния, богатства и красоты родного края. Также во многом она опирается на произведения башкирских прозаиков и драматургов. На башкирской почве кино прошло самостоятельный путь от «площадного» увеселения в начале и инструмента советской пропаганды, к современному кино, посвященному проблематике малой родины. Башкирский кинематограф опирается на народный фольклор, прославляет красоту родного языка и природы, раскрывает проблематику «вечных» тем сквозь призму башкирских реалий.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Постановка проблемы предполагает довольно любопытный ракурс исследования, и сама тема не выглядит тривиальной. Очевидно, что социокультурная проблематика, имеющая этнонациональную окраску, почти всегда является актуальной и значимой для науки и для практических целей. Предмет исследования – башкирский кинематограф вполне конкретен, а значит, в результате исследования, проведенного автором, вполне можно рассчитывать на получение эвристически ценных результатов.
Что касается содержания статьи, то прежде всего обращает на себя внимание четкая логика изложения материала, автор имеет представление о рассматриваемом феномене, ориентируется в имеющихся наработках по теме, делает обобщения, которые укладываются в авторскую концепцию. Все эти достоинства позволяют мне в целом поддержать данную работу. Но лишь в том случае, если в ней не будут выявлены серьезные недостатки, которые не позволят уже на этом этапе знакомства с работой рекомендовать ее к опубликованию.
Между тем автор обращается к некоторым историческим обстоятельствам, которые позволяют понять основания для развития национального кинематографа. Также имеет значение и анализ некоторых положений теории кино, которые применимы в ракурсе рассматриваемой проблемы. При этом автор не только констатирует те или иные имеющие особое значение для трактовок обозначенной проблемы, но и устанавливает ряд тенденций, которые также вписываются в исследовательское пространство. Кроме того, автор статьи дает оценку роли игрового начала для развития кинематографа, приводит при этом достаточно убедительную аргументацию. Так, например, автор затрагивает тему игрового кино и вполне обоснованно полагает, что его прообразом явилось балаганное представление». Период времени, охваченный исследованием, впечатляет – автор не ограничивается каким-то небольшим отрезком развития башкирского кино, но, по сути, в зону его внимания попадают все значимые временные рубежи кино. Важно еще подчеркнуть, что тема работы все же обязывает автора не просто констатировать те или иные преимущества и особенности национального кино, но более того: показать, что оно является феноменом культуры. Конечно, для этого было бы желательно в самом начале статьи показать, какие методологические основания для обобщений будут использованы в работе. Очевидно, что от этого будет «танцевать» главный ракурс всей работы и получение итоговых результатов. Из первой части статьи, к сожалению, совершенно непонятно, в каком методологическом ключе автор предполагает достижение поставленной цели. Полагаю, что в этой части необходимо внести в статью соответствующие изменения.
В середине работы автор в основном в описательной манере дает датировку определенных событий и привязывает их к развитию кино. Одна дата сменяет другую, идет просто описание или даже пересказ событий, и вместе с этим статья постепенно теряет свою «емкость» с утратой стремления автора к серьезным обобщениям. Хотелось бы здесь увидеть важные обобщения, которые связывают кинематограф Башкирии, например, с определенными ценностями, культурными традициями, мировоззренческими основаниями, т.е., по сути, важно придать аналитичность повествованию. Очевидно, что в этой части исследование также необходимо доработать. Следует также автору привлечь большое число источников, по исследованию кино их точно должно быть не менее 20, а вовсе не так, как у автора, - всего лишь 6. Слабым местом является и слабое раскрытие заявленной темы – автору не удалось показать башкирский кинематограф именно как явление культуры, а это, безусловно, можно сделать преимущественно через ценностно-нормативный подход.
Как видим, к статье имеются достаточно серьезные претензии, но, тем не менее, в целом материал довольно любопытный и может быть после изменений переоценен.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Философия и культура» автор представил свою статью «Башкирский кинематограф как феномен национальной культуры», в которой проведено исследование становления и развития отрасли кино в Башкирии.
Автор исходит в изучении данного вопроса из того, что башкирский кинематограф прошел долгий путь развития от простого зрителя до производителя сложных и заметных кинокартин, став одним из инструментов формирования культурной идентичности народа.
К сожалению, автором не представлена актуальность проведенного исследования. Научная новизна заключается в культурологическом научном анализе кинематографического искусства на территории Башкирии. Теоретическим обоснованием послужили труды таких искусствоведов, киноведов и культурологов как Бадретдинова С.А., Дмитриев А.И., Жерехов В.Г., Садохин А.П., Фохт-Бабушкин Ю.У. и других. Эмпирической базой исследования послужили фильмы, снятые башкирскими режиссерами на территории республики.
Цель исследования заключается в многоаспектном рассмотрении явления кинематографа в Башкортостане, а также в определении тенденций развития башкирского кино как феномена национальной культуры. Методологической базой послужил системный метод исследования.
Для достижения цели исследования автором проведен детальный культурно-исторический анализ становления и развития кинематографа в Башкирии. Автором отмечается, что кино в республике появилось уже в конце XIX века, однако носило лишь развлекательную функцию и не представляло художественного или научного интереса. В статье представлена поэтапная периодизация, начиная от июля 1897 года (появление кинозалов), затем в 20-е годы ХХ века после революции 1917 года кинематографу в стане в целом и в Башкирии в частности уделяется серьезное внимание, так как он начинает восприниматься властями как действенное средство идеологии и пропаганды, отмечен послевоенный кризис и подъем киноискусства в 60-70-е годы ХХ века. Новый виток развития кино в Башкирии получило в 2016 году, и сейчас в республике снимаются фильмы разных жанров и тематики.
Автор отмечает, что помимо популярности просмотра фильмов жителями, Башкирия не раз становилась съемочной площадкой и темой для многих кинохроник и художественных фильмов («На пути к Уфе» (1919 г.), «Урал (Колчаковский фронт)», фильм-балет «Журавлиная песнь» (50-е гг. ХХ в.), «На границе Азии» (1930 г.), «Вечный зов» и «Тени исчезают в полдень» (1980-е гг.) и др.). Такие крупные советские киностудии как «Мосфильм», «Ленфильм» и Свердловская киностудия не раз обращались к башкирской тематике.
Особое внимание автором уделяется теме самостоятельных киносъемок, проводимых в Башкирии. Самостоятельные хроникальные съемки начались в Уфе в 1932 году с открытием корреспондентского пункта треста «Союзкинохроника». Работа Уфимской студии телевидения началась весной 1959 года. До появления киностудии она взяла на себя миссию по выпуску кинопродукции, с 1963 года внедряются планы по выпуску телефильмов. Было выпущено множество документальных фильмов, чьей основной тематикой стала уникальность башкирского края, его природных богатств, людей, обычаев, традиций. Автор связывает успешную деятельность башкирской киностудии с именем Амира Абдразакова. В 1976 году в Уфе был организован любительский клуб «Адигель», в связи с ростом популярности любительской фото- и кинодеятельности.
Согласно автору, современный этап развития кинематографа в Башкирии начался в 1990 с образованием студии «Башкортостан». В настоящий момент в республике производятся короткометражные и полнометражные документальные фильмы, а также художественные фильмы и сериалы. Проводится Международный кинофестиваль национального и этнического кино «Серебряный Акбузат». По мнению автора, главным достоинством картин является обращение к национальной тематике, изображение уникального башкирского быта, обычаев, традиций, культурных особенностей.
Проведя исследование, автор приходит к выводу, что имеющий богатую историю и прошедший долгий путь развития башкирский кинематограф имеет не только демонстрационные и развлекательные функции, но и служит важным средством формирования чувства национальной гордости и культурной идентичности народа.
Однако автором не определены тенденции и перспективы развития кино в Башкирии, как было им заявлено в цели. Данное упущение обязательно должно быть устранено.
Представляется, что автор в своем материале затронул актуальные и интересные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе повлечет определенные изменения в сложившихся подходах и направлениях анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Полученные результаты позволяют утверждать, что изучение роли национального кинематографа в формировании национального самосознания и культурной идентичности представляет несомненный научный и практический культурологический интерес и заслуживает дальнейшей проработки.
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру, способствующую более полноценному усвоению материала. Этому способствует также адекватный выбор соответствующей методологической базы. Библиографический список исследования состоит из 21 источникх, что представляется достаточным для обобщения и анализа научного дискурса по исследуемой проблематике.
Автор частично выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании после устранения указанного недостатка.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.