Статья 'Природа Будды и концепция Срединного пути в учении школы китайского буддизма Саньлунь' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Природа Будды и концепция Срединного пути в учении школы китайского буддизма Саньлунь

Ветлужская Лидия Леонидовна

кандидат исторических наук

доцент, ФБГОУ ВО "Бурятский государственный университет"

670000, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, оф. 0207

Vetluzhskaya Lidia Leonidovna

PhD in History

Docent, the department pf Philology of the Far Eastern Countries, Buryat State University

670000, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Smolina, 24a, of. 0207

vetl@list.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2021.5.36209

Дата направления статьи в редакцию:

02-08-2021


Дата публикации:

14-08-2021


Аннотация: В статье рассматривается философская система школы китайского буддизма Саньлунь, а также преемственность традиции индийской школы Мадхъямики (одной из двух школ Махаяны наряду с Йогачарой) в Китае. Учение Саньлунь базируется на доктринах шуньявады и провозглашении принципа срединности. Основоположник школы Саньлунь в Китае патриарх Цзи Цзан не только развил концепцию двух истин, но, развивая эту теорию, выдвинул теории трёх и четырех видов двух истин. Объектом исследования выступает сотериологическая концепция срединного пути через призму природы Будды, что представляет особенность философской системы Саньлунь в контексте китайского буддизма. Саньлунь представляет собой китайский вариант школы Мадхъямики индийского буддизма. В истории становления направления Махаяны – Мадхьямики – в Китае крайне важным было решение проблемы переводов текстов с санскрита на китайский язык, ключевую роль в этом процессе сыграл великий переводчик Кумараджива. Именно он перевел сочинения, ставшие основными для этой школы и тем самым была создана теоретическая база, на которой китайскими последователями развивалось учение Мадхъямики. Рассмотрены основополагающие философские концепции Саньлунь: учение о двух истинах и концепция «Восьми не». В статье проанализировано понятие природы Будды в учении Саньлунь в качестве квинтэссенции понимания теории и практики спасения в учении школы, это положение как раз демонстрирует внесение Саньлунь нового понимания Мадхъямики, и определяет степень научной новизны. Установлено, что через концепцию природы Будды в Саньлунь уравнивается целый ряд фундаментальных понятий, а именно срединный путь, дхармакая, нирвана и т.д., что ставит постижение природы Будды в один ряд с достижением высшей сотериологической цели буддизма. В представленной работе автор использовал системный и комплексный подходы, структурно-аналитический, контекстуальный и сравнительно-исторический методы исследования.


Ключевые слова:

буддизм, мадхъямика, китайский буддизм, Саньлунь, праджня, шунья, природа Будды, срединный путь, сотериология, две истины

Abstract:   This article explores the philosophical system of the School of Chinese Buddhism San-Lun, as well as continuity of traditions of the Indian School Madhyamaka (one of the two schools of Mahayana along with Yogachara) in China. The teaching of San-Lun is based on the doctrines of Sunyavada and declaration of the principle of the middle way. The founder of San-Lun School in China monk Chi-tsang not only developed the concept of two truths, but also advanced the theories of three and four types of the two truths. The object of this research is the soteriological concept of the Middle Way through the prism of Buddha, which represents the peculiarity of the philosophical system of San-Lun in the context of Chinese Buddhism. San-Lun is the Chinese version of Madhyamaka School of Indian Buddhism. In the history of establishment of the trend Mahayana – Madhyamaka – in China it was of crucial importance to fill the gaps in translations from Sanskrit to Chinese language. The key role in this process played the prominent translator Kumārajīva, who translated the texts that have become fundamental for this school, and thus, created the theoretical framework for the Chinese scholars to study the teaching of Madhyamaka. The article examines the core philosophical concept of San-Lun: the doctrine of two truths and the concept of “eight negations”. Analysis is conducted on the concept of the nature of Buddha in San-Lun teaching, which demonstrates the introduction of the new understanding of Madhyamaka and determines the degree of scientific novelty.  


Keywords:

Buddhism, Madhyamika, Chinese Buddhism, Sanlun, Prajna, Shunya, Buddha Nature, middle way, soteriology, Two Truths

Путь спасения для всех живых существ был обозначен основоположником буддизма в четвертой Благородной истине – истине о Восьмеричном благородном пути. Однако, согласно традиции, Будда Шакьямуни призывал своих последователей опираться на Дхарму – учение, которое он пытался донести до слушателей, а не на него самого как на личность, и не на сформулированные им положения – как на догмы. Дхарма, содержащая некие истины, первична по отношению к способу ее выражения, поскольку истины неизменны, а форма проповеди зависит от множества факторов. После достижения просветления Будда, передавая учение, не повторял одну и ту же проповедь, однако это не означает, что он говорил разным людям о разных вещах, все зависело от конкретной ситуации и конкретных людей – тех, кому данная речь предназначалась. Главная цель заключалась в изложении глубокого смысла Дхармы на языке и в форме, понятной слушателям. Таким образом, способ объяснения сути учения изначально предполагал бесконечную вариативность. Первые три из четырёх Благородных истин принимаются всеми буддистами безоговорочно в качестве аксиом, а истину пути предполагает бесконечную вариативность. Буддизма как некой стабильной и неизменной единой церковной организации с единым устоявшимся формальным священным текстом не существует, поскольку важна не форма изложения, не метод достижения цели, а сама цель – достижение освобождения. В.Г. Лысенко обозначила этот постулат как приоритет сути учения над словом, его истолковывающим [1, с. 248]. Таким образом богатый буддийский канон сформировался, главным образом, на основе разработки сотериологических проблем буддизма.

Итак, вариативность школ и методов проявилась на родине буддизма в Индии, затем учение в тех или иных формах начало распространяться в сопредельные страны и начало проникать в Китай на рубеже н.э.

В истории становления одного из главных направлений Махаяны – Мадхьямики – в Китае ключевую роль сыграл великий переводчик санскритских текстов на китайский язык Кумараджива (344/350-409/413). Он перевел основные сочинения этой школы и тем самым создал основу, от которой затем отталкивались китайские последователи Мадхьямики. Именно в переводах Кумарадживы и его учеников глубокие идеи буддизма были переданы точно и верно, что способствовало пониманию сути учения буддизма в Китае. Вместе со своими учениками Кумараджива перевел на китайский язык основополагающие сутры Махаяны, тексты винаи и шастры, в общей сложности, по разным источникам, от 300 до 425 цзюаней (свитков). Наиболее важными переводами являются: «Маха-праджняпарамита-сутра» или «Великая сутра праджняпарамиты (Да пинь божэ цзин大品般若经, в 27 цзюанях); «Малая сутра праджняпарамиты», сокращенная версия «Маха-праджняпарамита-сутры» (Сяо пинь божэ цзин 小品般若经в 10 цзюанях); «Ваджраччхедика-праджняпарамита-сутра» — «Праджняпарамита-сутра, рассекающая неведение подобно удару громового скипетра», или «Алмазная сутра» (Цзинь ган [божэ] боломи цзин 金刚般若波罗蜜经) и др. [2, с. 286]. Однако следует заметить, что основатели китайских буддийских школ не копировали и не повторяли слепо своих индийских предшественников, а одновременно с принятием и осмыслением фундаментальных положений творчески развивали их идеи, это подтверждается и на примере учения школы Саньлунь.

Особое внимание китайских буддистов привлекала проблема буддийской сотериологии. На новой культурной почве возникли собственные предпочтения в отношении доктрин освобождения, которые в дальнейшем и получили развитие в рамках различных школ. Одной из таких буддийских школ в Китае, истоки которой восходят к индийской традиции Мадхьямики, была и школа Саньлунь. Название школы – Саньлуньцзун 三论宗 – переводится как «школа трех трактатов» или «школа трех шастр», поскольку каноническими сочинениями данной школы являются три шастры: «Мадхъямика-карика» (Чжунлунь 中论«Шастра срединности»), «Двадаша-мукхашастра» (Шиэрмэньлунь 十二门论«Шастра двенадцати врат») и «Шата-шастра» (Байлунь 百论 «Шастра ста строф»). Саньлунь представляет собой китайский вариант школы Мадхъямики индийского буддизма, родоначальником которой был Нагарджуна – автор первых двух шастр – «Мадхъямика-карики» и «Двадаша-мукхашастры». Автором «Шата-шастры» был ученик Нагарджуны Арьядэва. Все три сочинения стали известны в Китае в IV–V вв. в переводе вышеупомянутого Кумарадживы, поскольку именно его школа перевода сумела обеспечить адекватный перевод смысла и донести суть текстов до жителей Поднебесной, чем и был обеспечен импульс развития Саньлунь.

Адепты Саньлунь согласно традиции преемственности, принятой в буддизме, основоположником своей школы считают легендарного философа Нагарджуну. Однако фактическим основателем Саньлунь в Китае является Цзи Цзан (吉藏, 549-623), который систематизировал учение, изложенное в трех шастрах, и написал к ним множество комментариев. В настоящее время известно 38 сочинений Цзи Цзана общим объемом более 170 цзюаней, из которых 11 произведений (объемом более 33 цзюаней) утеряны [3, с. 541]. В число его наиболее известных сочинений входят «Сокровенный смысл трех трактатов» (Саньлунь сюаньи 三论玄义), «Смысл двух истин» (Эр ди и 二谛义), «Комментарий к шастре срединности» (Чжун лунь шу 中论疏), «Комментарий к шастре ста сроф» (Бай лунь шу 百论疏) и др.

Учение школы Саньлунь выражается в трех положениях: устранение ложного и выявление истинного (посе сяньчжэнь 破邪显真), учение о двух истинах (чжэнь су эрди 真俗二谛 ) и учение о «Восьми не» (ба бу 八不) [4, с. 51]. Под устранением ложного имеется в виду устранение попыток анализа единичного, также ложным согласно учению Саньлунь является признание существования единичного. Устранение ложного и выявление истинного – это две составляющие одного процесса.

Учение о двух истинах предполагает осмысление действительности с позиций двух истин ­– относительной и абсолютной. Относительная истина самврити-сатья (су ди俗谛) и абсолютная истина Парамартха-сатья (чжэньди真谛), представляя собой две стороны процесса познания, не могут существовать одна без другой. Парамартха-сатья невыразима в словах и знаках, она может быть постигнута непосредственно и целиком, поскольку она неделима на части. Ее постижение и ведет к религиозному спасению, связанному в буддийском учении с выходом из бесконечного колеса перерождений – сансары. Самврити-сатья – это истина, связанная с мирской жизнью человека, она подвластна дискурсивному познанию и способна подвести человека к постижению абсолютной истины. Цзи Цзан не только развил положение о двух истинах и выдвинул сначала теорию «трёх видов двух истин», но затем и дополнил его четвёртым видом двух истин [5, с. 637].

Учение о «Восьми не» представляет собой четыре пары отрицаний:

не-рождение – не-уничтожение (бу шэн 不生 – бу ме 不灭);

не-постоянство – не-прерывность (бу чан 不常 – будуань 不断);

не-тождество – не-различие (бу`и 不一 ­– бу`и 不异);

не-приход – не-уход (бу лай 不来 ­ – бу цю 不去).

Одним из основополагающих тезисов Мадхъямики является тезис о тождестве сансары и нирваны, что отражается в концепции «Восьми не». «Восемь не» ­­– это не только отрицание крайностей, но и отрицание самих четырех пар оппозиций, отрицание самих противоположностей. Принцип срединности заключается в отрицании любых крайностей, которые не являются характеристиками истинного бытия. Таким образом, например, в паре «бу шэн 不生 – бу ме 不灭» с одной стороны отрицаются рождение и уничтожение, одновременно с этим отрицается и противоположное этому утверждение – не-рождение и не-уничтожение.

Учение Саньлунь базируется на доктринах шуньявады и провозглашении принципа срединности. Согласно им в мире невозможно существование отдельных единичных вещей и явлений, субъекта и объекта, все они существуют лишь относительно друг друга, подчиняются принципу причинности, из чего выводится положение об их «пустотности» (кун 空). Шунья – понятие многозначное и ёмкое. Прежде всего, шунью следует понимать как отсутствие сущностных характеристик вещей и явлений. Согласно учению мадхьямиков существует около 16 разновидностей шуньи, которые охватывают все явления нашего иллюзорного (внешнего) мира. Основными из них являются: 1) Шунья внешнего; 2) Шунья внутреннего; 3) Шунья внешне-внутреннего; 4) Шунья шуньи [6, с. 75-98].

Пустота внешнего отрицает истинное существование объекта. Пустоту внутреннего нужно понимать, как то, что чувственные способности пусты от истинной сущности, по сути, они и есть пустота – шунья. Весь комплекс наших ощущений складывается из чувственных восприятий (рупа-скандха), ощущений (ведана-скандха), представлений (самджня-скандха), волевых актов (самскара-скандха), общего понятия сознания (виджняна-скандха). По сути, эти пять элементов, скандх, формируют понятие личности. По мнению мадхьямиков все, что состоит из элементов, не едино, неистинно, пусто, а значит и личность – это ложное понятие, иллюзия. Осознание иллюзорного существования личности ведет к просветлению.

Теория природы Будды не являлась центральной в теории Саньлунь, но, будучи одним из основных вопросов буддийского учения, она привлекала внимание китайских буддистов. Начиная с периода правления Южных и Северных династий до периода правления династии Суй сформировались идейные течения, включавшие, в том числе, и рассуждения о природе Будды. Цзи Цзан подверг их критике и выдвинул своё учение о «природе Будды срединного пути» (чжундао фосин лунь 中道佛性论).

Поскольку Саньлунь являлась последовательницей индийской школы Мадхъямики, школы срединного пути, то метод срединного пути занимает в учении Саньлунь важное место. Нагарджуна в произведении «Мадхъямика-карика шастра» дал каноническое определение термину «срединный путь». Китайским буддистам это определение стало известно в переводе «Шастры срединности» Кумарадживы: «Множество причин рождает дхармы, я говорю, [это] и является отсутствием [собственной природы], и выступает в качестве ложных имен, и также является смыслом срединного пути» [7, с. 33]. Это определение стало называться «Гатха трех ши» («саньшицзе» 三是偈). Срединный путь по определению Нагарджуны – это умение одновременно обнаружить два аспекта – ложных имен и пустоты вещей и явлений. Цзи Цзан, комментируя гатху, и называл наличие («ю» 有) причин и отсутствие («у» 无) пустоты ложными именами, речевыми понятиями, но, если рассматривать их в единстве – это срединный путь.

Есть объяснение патриархом Цзи Цзаном срединного пути с помощью концепции «восьми не» и учения о двух истинах. Цзи Цзан, как и в каждой из двух истин, выделил три вида срединного пути. Если взять в качестве примера категории рождения и исчезновения, то наличие рождения и исчезновения – это относительная истина. Тогда, с точки зрения срединного пути, истинным будет отсутствие рождения и исчезновения, таким образом, если отрицается и рождение, и исчезновение, то это – срединный путь относительной истины (суди чжундао 俗谛中道). Однако если считать истинными не рождение и не исчезновение, то это крайность, значит, необходимо новое отрицание. Отрицание не рождения и не исчезновения – вот срединный путь абсолютной истины (чжэньди чжундао 真谛中道). Первый и второй виды срединного пути объясняются с позиций двух аспектов, а именно относительной и абсолютной истин. Принцип срединного пути состоит в отказе от любых крайностей. Объединение двух аспектов, уход от крайностей, преодоление двойственности формируют третий вид срединного пути – ясный срединный путь единства двух истин (эрди хэ мин чжундао 二谛合明中道) [8, с. 350].

В своих рассуждениях Цзи Цзан объединил понятия срединного пути и природы Будды, тем самым внеся свою лепту в понимание четвертой благородной истины и предложив метод школы Саньлунь:

«Отрываемся от двух [олицетворяющих крайности] взглядов – прерывности и постоянства, следуем благородным срединным путём, прозреваем природу Будды» [9, с. 86]. «Срединный путь не абсолютной и не относительной [истин выступает] в качестве прямой причины [прозрения] природы Будды» [10, с. 37]. Таким образом Цзи Цзан указал особый путь школы Саньлунь к познанию природы Будды: через отрицание крайностей, изложенных в концепции «Восьми не», и отрицание самого отрицания как проявления крайности, это и является истинным срединным путем.

Цзи Цзан считал, что истинный срединный путь и реальная сущность вещей едины, а природа Будды (фо син 佛性) – проявление этого единства. Поскольку в учении Цзи Цзана природе Будды свойственны субъективный и объективный аспекты, то патриарх Саньлунь счёл возможным синонимизировать целый ряд понятий и терминов, связанных с понятием «природа Будды». Так, в качестве проявлений природы Будды рассматриваются срединный путь (чжун дао中道), истинная реальность (ши цзи实际), дхармакая (фа шэнь法身), дхармадхату (фа цзе法界), дхармата (фа син 发性), истинная таковость (чжэнь жу真如), нирвана (не пань涅槃) и др. [8, с. 351].

Таким образом, с этой точки зрения постижение природы Будды приравнивается к достижению высшей сотериологической цели буддизма – достижению нирваны. Постановка в один ряд вышеперечисленных основополагающих понятий составляет особый взгляд на теорию и практику спасения в учении Саньлунь и объединяются всеобъемлющим понятием природы Будды.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Тема буддизма поистине неизбывна в философии или же на уровне междисциплинарной научной рефлексии. Постановка проблемы, как она сформулирована в названии рецензируемой статьи, на мой взгляд, вполне эвристична, обладает потенциалом для получения нетривиальных выводов, хотя, опять же, приходится делать скидку на то обстоятельство, что буддизм как многослойное социокультурное явление, а равно и его различные вариации, исследованы предельно скрупулезно в разные времена и в наши дни, безусловно, также. Но подчеркну, что предложенный автором аспект позволяет рассчитывать на получение любопытных в научном плане результатов.
Итак, в содержании статьи обращает на себя внимание момент, связанный с проблемой буддийской сотериологии. Автор в связи с этим справедливо замечает, что «на новой культурной почве возникли собственные предпочтения в отношении доктрин освобождения, которые в дальнейшем и получили развитие в рамках различных школ. Одной из таких буддийских школ в Китае, истоки которой восходят к индийской традиции Мадхьямики, была и школа Саньлунь». Разумеется, история создания данного направления, его религиозное и глубокое символическое содержание исследуется автором довольно продуктивно и, таким образом, решается вопрос о традиции преемственности, принятой в буддизме, в частности, автор обращается к роли основоположника своей школы легендарного философа Нагарджуна в распространении ключевых идей буддистского мировоззрения.
Вместе с тем анализ учения школы Саньлунь занимает видное положение в статье, и автор в этом случае демонстрирует свою компетентность в данном вопросе, полагая, например, что данное учение выражается в трех положениях: устранение ложного и выявление истинного, существование двух истин, учение о «Восьми не». Автору статьи удалось не только обозначить данные положения, но и раскрыть их содержание, при этом он приводит китайскую иероглифику, обозначая смысл этих учений. Можно поддержать автора и в том, что он остановился на адекватном выборе методологии исследования, правда, в любом случае необходимо было выделить основополагающую позицию, которая бы согласовалась с концепцией или подходом самого автора. В этом также заключается ценность любого научного материала, и данный материал исключением из этого правила не является. Далее автор рассматривает доктринальную и мировоззренческую основы учения школы Саньлунь, при этом применяет аутентичную иероглифику и понятия, которые лежат в основе данного направления. Это лишний раз подтверждает, что автор вполне владеет довольно сложным материалом, ориентируется не только в проблематике самого буддизма, но и в его ответвлениях, а также в символике и религиозно-философском содержании. Это усиливает контекст статьи, а также усиливает и позицию самого автора, предложившего довольно любопытный материал на суд потенциальных читателей, которые, я убежден, не останутся равнодушными после знакомства с содержанием данной статьи.
Хочется также отметить, что автор, хотя и кратко, но «по месту» сделал вытекающие из содержания статьи выводы, привел убедительно свою авторскую позицию. Можно было бы, конечно же, привлечь в качестве источников современных авторов-китаистов и буддологов, но полагаю, что и приведенный список вполне удовлетворяет цели исследования. Такая работа рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.