Статья 'Информационный субстрат информационной культуры: субстратно-атрибутивная модель.' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Информационный субстрат информационной культуры: субстратно-атрибутивная модель

Афанасьев Сергей Владимирович

врач психиатр-нарколог, Государственное автономное учреждение здравоохранения "Республиканский наркологический диспансер" Министерства здравоохранения Республики Татарстан, аспирант кафедры философии и теологии Нижегородского государственного педагогического университета им. К. Минина

420082, Россия, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Сеченова, 6

Afanas'ev Sergei Vladimirovich

Psychiatrist, narcologist, "Republican Narcological dispensary" State autonomous institution of the Tatarstan Republic Ministry of Healthcare.

420082, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Sechenova, 6

afonsergei1961@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2018.1.23916

Дата направления статьи в редакцию:

17-08-2017


Дата публикации:

05-02-2018


Аннотация: Предметом исследования является построение субстратно-атрибутивный модели информационного субстрата информационной культуры. Объектом исследования является информационная культура как социокультурный феномен. В работе обосновывается положение о том, что информационная культура имеет информационный субстрат, представленный тремя элементами: цивилизационным, социальным и антропологическим; информация, социальность, ценности, нормы, традиции, субъективность, объективность и виртуальность – ее атрибуты; видовое разнообразие информационной культуры, определяет ее модусы. Данная работа является продолжением исследования феномена информационной культуры в статьях журналов "Философская мысль" и "Конфликтология" издательства NOTABENE. Основными методами исследования являются метод анализа, обобщения, цивилизационный, информационный, детельностный подходы, субстратный подход и принцип атрибутивности. Новизна исследования заключается в том, что автор обосновал необходимость и возможность построения субстратно-атрибутивной модели природы информационной культуры, позволяющей определить ее основные структурные элементы,свойства, специфику и раскрыть причины и механизмы зарождения и развития данного социокультурного феномена. Проведенное исследование позволит в дальнейшем выйти на изучение влияния информационной культуры на трансформацию родовых качеств человека: сознания, деятельности, общения и языка в условиях развития информационного общества.


Ключевые слова:

информационная культура, субстрат, атрибут, модус, информационный субстрат, информационная деятельность, субстратно-атрибутивная модель, информационная сфера, социальная информация, информационное общество

Abstract: The subject of this research is the establishment of substrate-attributive model of the information substrate of information culture. The object is the information culture as a sociocultural phenomenon. The work substantiates the idea that information culture has an information substrate, represented in three elements: civil, social, and anthropological; information, sociality, values, norms, traditions, subjectivity, objectivity, and virtuality are considered its attributes; the generic diversity  of information culture determines its modes. This work is continuation of research of the phenomenon of information culture in the articles of the scientific journals "Philosophical Thought" and "Conflict Studies" of the Nota Bene publisher. The scientific novelty lies in the fact that the author substantiated the necessity and possibility for establishing a substrate-attributive model of the nature of information culture, which allows defining its basic structural elements, properties, specificity, as well as reveals the factors and mechanisms of origination and development of such sociocultural phenomenon. The conducted research will be valuable in further examination of the impact of information culture upon the transformation of generic qualities of a person: consciousness, activity, communication, and language in the conditions of evolvement of the information society.


Keywords:

information culture, substrate, attribute, modus, information substrate, information activities, substrate-attributive model, information field, social information, information society

В период развития информационного общества в научной литературе начинает активно изучаться новый феномен – информационная культура. Сегодня сформировалось достаточно много подходов к определению данного понятия. Результаты изучения многочисленных работ, посвященных исследованию феномена информационной культуры [1-11], показали, что ученые расходятся во мнениях о соотношении понятий «культура» и «информационная культура», о сущности и природе информационной культуры. При изучении информационной культуры исследователи используют различный методологический аппарат: цивилизационный, деятельностный, информационный, субъект-субъектный и др. подходы. Однако субстратный подход и принцип атрибутивности для определения природы и сущности информационной культуры практически не используется.

При использовании методологии субстратного подхода, прежде всего, стоит обратиться к родовому понятию субстанции, которым пользовались не только древнегреческие философы, но и средневековые схоласты, французские материалисты, немецкие философы. В наиболее явном виде это понятие функционировало в работах Д. Декарта и Б. Спинозы [12,13]. Если у Декарта понятие субстанции было необходимым для его дуалистической концепции, объясняющей синхронное единство материи и сознания, материальной и духовной субстанции, то Спиноза использовал понятие субстанции как единый объясняющий принцип мира. При этом он именно природу представлял как ту самую субстанцию, которая «кауза зуи», и она не нуждается в других детерминантах, а является самодостаточной и само определяемой. Важно и то, что Спиноза с понятием субстанции соотносил производные понятия: субстрат, атрибут, модус, акциденция. Субстанция как основа, не нуждается ни в чем для своего существования, эволюционно дифференцируется на свои локальные образования, которые можно определить как субстраты. Эти субстраты по внутренне присущим им потенциалам генерируют инвариантно присущие им атрибуты (например, универсальные – движение, пространство, время или родовые – психика, сознание, деятельность). Каждый атрибут как универсальное или родовое качество исторически проявляет себя в многочисленных модусах (как качество в свойствах). Некая современная реконструкция метода Спинозы позволяет модусы рассматривать как виды родового атрибута: например, атрибут деятельности реализуется в таких своих модусах, как экономическая, научная, управленческая, педагогическая и другие деятельности. Наконец, можно подчеркнуть и то, что все эти виды модусов обретают многочисленные свойства, которые вместе со Спинозой можно назвать акциденциями.

Для нашего исследования необходимо обратиться к интерпретации субстрата как системе, представленной набором элементов и связей между ними. Такой подход к пониманию субстрата можно видеть, например, в работах Э. Дюркгейма, где он рассматривает «плотность населения», «пути сообщения» и т.д. как составные элементы «материального субстрата общества» [14]. Анализ субстрата как некоей умопостигаемой сущности позволит выявить основные характеристики информационной культуры и их причину, т.е. выйти на понимание природы исследуемого феномена.

Таким образом, субстрат определяет природу информационной культуры, констатирует факт того, что информационная культура является системным объектом реальности, обладающим устойчивыми свойствами, которые и определяют ее сущность, отличая ее от внешних к ней субстанциональных объектов.

Сформулируем предположение: информационным субстратом информационной культуры могут выступать информационные составляющие цивилизации, общества и человека, наделяющие ее соответствующими атрибутами и определяющие ее модусы.

Обоснуем данное положение, опираясь на методы анализа и общения существующих теорий и гипотез в философии, антропологии и других социально-гуманитарных науках и построим субстратно-атрибутивную модель информационной культуры, отражающую ее информационную природу.

Цивилизационный информационный субстрат информационной культуры. Как показано в работах, посвященных исследованию информационной культуры на основе цивилизационного и информационного подходов [1-8], появление информационной культуры как самостоятельного духовно-материального феномена в научной ли­тературе связывают с тем, что она формируется в единстве с информационной техникой и технологией, которые определяют прогресс в развитии цивилизации. В данных работах показано, что в основе генезиса информационной культуры лежат социально-культурные преобразования, возникшие в результате информационно-технических рево­люций, породивших новые способы производства, распространения и потребления социальной информации в социальной системе универсума. Информационная культура определяет информационное развитие культуры в целом.

Информационная культура как этап развития цивилизации представлена в работах зарубежных авторов Э. Тоффлер, Д. Белл, М. Кастельс и др. и отечественных исследователей К.К. Колин, А.И. Ракитов, Р.Ф. Абдеев и др. В основании такого выделения разных типов цивилизации лежит технология в целом и информационные технологии в ее составе. При этом информационная культура трактуется не всегда однозначно. С одной стороны, когда речь идет о том, что за основу смены типа цивилизации берутся информационные технологии, следует вывод - информационная культура появляется и развивается вместе с человеком. Например, А.И. Ракитов говорит о шести революционных этапах развития информационных технологий: появление языка, письменности, книгопечатания, электронных средств связи, ЭВМ и компьютеров [7, с. 3-23]. Информационно-технологическим революциям соответствуют и определенные типы цивилизации: архаическая, аграрная, индустриальная и информационная. Информационная культура присуща каждой из цивилизаций и качественное ее состояние определяет их смену. С другой стороны, информационная культура соответствует именно информационной цивилизации и является результатом информатизации, утверждает, например, К.К. Колин [8]. Аналогичной позиции придерживается и Э.П. Семенюк, определяя информационную культуру как, - «… степень развитости информационного взаимодействия и всех информационных отношений в обществе, мера совершенства в оперировании любой необходимой информацией» [11, с. 3].

В этих и других работах при изучении природы информационной культуры не используется категория «субстрат». Мы со своей стороны считаем, что если современные информационные технологии, на базе которых развивается информационная культура, изначально предназначены для обработки, хранения и передачи социальной информации, то и природа ее должна зарождаться на информационном субстрате цивилизации. Остается определить данное понятие как основу, носитель информационной культуры.

Как известно, чтобы обеспечить устойчивое развитие любого объекта, а нас интересует развитие цивилизации, ее структура должна отвечать системе целостного объекта. Для нашего исследования наиболее оптимальной оказалась модель цивилизации, предлагаемая Э. Тоффлером, согласно которой цивилизация представлена во взаимодействии трех основных сфер: инфосферы, техносферы и социосферы [4].

Информационная культура как социокультурный феномен развивается на основе всех трех сфер. Можно сказать, что информационная культура имеет три основных субстрата: социальный, технический и информационный. В нашем исследовании нас интересует именно информационный субстрат, который по нашему мнению представлен инфосферой цивилизации.

Инфосфера, как составляющая цивилизации, выступающая в качестве субстрата информационной культуры, имеет определенную структуру, совокупность элементов которой и определяет ее свойства и атрибуты. В работах Э. Тоффлера в качестве основных элементов инфосферы выделяется информация во всем ее видовом разнообразии, информационные взаимодействия и каналы передачи информации – средства коммуникации [4, с. 26]. Аналогичный подход к структурированию инфосферы можно найти и у других авторов [7,8,15].

Обобщая эти и другие работы, посвященные структурированию инфосферы цивилизации, следует отметить, что при таком подходе упускается важный элемент ее как сферы именно общественной жизни – регулятор общественных отношений. Также, следует отметить, что информация является лишь одним из элементов более емкого компонента сферы цивилизации – информационного потенциала. Поэтому, мы считаем правомерным выделить в ней три основных элемента: информационный потенциал, информационные отношения и информационные социальные институты. Представим сказанное в виде схемы:

Рис.1. Структура информационной сферы цивилизации

Рассмотрим представленную структуру как базовые слагаемые информационного субстрата цивилизации.

Информационный потенциал инфосферы цивилизации. Используя наиболее общее определение человеческого потенциала, как диалектического единства потребностей и способностей, используемого в научной литературе [16,17], определим информационный потенциал цивилизации как диалектическое единство информационных потребностей и способностей человечества. Потребности выступают как побудительная сила деятельности, т.е. как та часть потенциала человечества, который стимулирует деятельность, формируя мотивацию к ней. Исходя из данного определения, можно предположить, что информационные потребности – это исходное, базовое понятие, без которого невозможно возникновение самой инфосферы. Любая деятельность и информационная, в том числе, исторически возникает тогда, когда есть потребности (мотивация) в специфической для нее информации. Потребности вырастают из практики, из реального противоречия между фактической и необходимой социальной информацией, или одним из ее видов – знанием. Разрешение противоречия и совершается за счет доведения фактического знания до уровня необходимого. В научной литературе широко используется более емкое понятие «информационный ресурс», обозначающее все виды социальной информации и знаний, хранящихся на различных носителях [8,18]. Растущие потребности человечества в развитии знания и эффективных способах обработки, передачи и хранении информации и есть побудительная (мотивационная) сила развития человеческой цивилизации: от архаической до информационной и далее.

Информационные способности – это функциональные системы. Они формируются в ходе развития цивилизации в связи с необходимостью решать познавательные проблемы человечества. Способности противостоят потребностям как деятельная сила субъекта. Информационные способности - это возможности социального субъекта, в нашем случае цивилизации, генерировать информацию.

Диалектическое единство информационных потребностей и способностей и представляет собой информационный потенциал. Информационный ресурс в системе информационного потенциала как элемента информационной культуры можно представить как сложную знаковую систему. «Человеческая цивилизация невозможна без знаковых систем, человеческий разум неотделим от функционирования знаков - возможно, и вообще интеллект следует отождествить именно с функционированием знаков», - как полагает А. Кармин [19, с. 53].

В рамках информационного подхода информация, являясь основой информационного потенциала информационной сферы цивилизации, оказывается и неотъемлемым атрибутом информационной культуры. Для подтверждения данного положения информацию как атрибут информационной культуры можно определить исходя из семиотического подхода к пониманию культуры.

Идея культуры как символической реальности возникла достаточно давно и детальнейшим образом проработана Э. Кассирером [20] и его школой. Культура здесь понимается как система символов, знаков, значений, смыслов. Представление культуры как совокупности знаний, информации, которыми владеет человечество, отражено в трудах французского ученогоА. Антуана Моля [21].Понятие «информационная культура» в его работах не используется, т.к. сама культура понимается как «интеллектуальное оснащение» человека или общества; как «огромное множество сообщений» или как «интеллектуальная сторона искусственной среды, которую создает человек в процессе общественной жизни», т.е. в культуре определяется информационное начало.

В отечественной литературе в плане изучения символов можно назвать работы А. Ф. Лосева [22]. Символ, по его мнению, есть отражение того, чем данная вещь является для человека. Согласно Ю. Лотману вся культура определяется как источник информации: «Культура есть устройство, вырабатывающее информацию» [23, с. 9].

В этих и других работах можно видеть, что речь идет о социальной информации, которая является основой всей культуры. Возьмем артефакт, не находящийся в поле социальной деятельности. Можно ли его признать предметом культуры? Во-первых, даже если он и сделан руками человека, но не включен в поле активной деятельности, то этот артефакт – физическое тело. Во-вторых, он несет информацию, но структурную, как представитель абиотического мира. Социальной информация является только на уровне социального взаимодействия, в которое включено человеческое сознание. Даже предметом культуры артефакт становится только в поле социальной деятельности. Другое дело, когда мы понимаем, что в приведенных определениях речь идет о смыслах и значениях, которая несет социальная информация, чьим носителем являются предметы культуры.

Предварительно на данном этапе исследования можно сказать, что социальная информация является неотъемлемым свойством информационной культуры, ее атрибутом. Более того, данный атрибут отвечает за информационную природу всей культуры и позволяет говорить о ней как об информационном феномене.

Итак, информационные потребности и способности человечества являются информационным потенциалом инфосферы цивилизации, основой для формирования информационной культуры. В данном случае наши выводы совпадают с положениями анализируемых нами диссертационных работ последних лет [см., напр., 24].

Как субстратный элемент информационной культуры информационный потенциал наделяет ее соответствующим атрибутом - информацией. Информационные способности и потребности как родовые характеристики социального субъекта наделяют информационную культуру атрибутом социальности. Мотивационная составляющая информационного потенциала определяет ее ценностный аспект.

Информационные социальные отношения. Думается, что нет необходимости доказывать, что информационный потенциал цивилизации формируется только в процессе информационного социального взаимодействия между социальными системами.В ходе информационного взаимодействия субъекты вступают в различные отношения. Как показано в работе Е.В. Грязновой: «Информационное социальное взаимодействие–это отношения, в которые вступают участники информационного процесса в инфосфере» [18, с. 75]. В качестве конкретных носителей любых социальных отношений выступают социальные субъекты. На уровне цивилизации таковыми могут быть народы, этносы, страны и т.д. Общение и деятельность являются видами общественных отношений. Это относится и к информационным отношениям, деятельности и общению.

Так как информационная деятельность выступает определенным видом социальных отношений, наравне с общением и коммуникаций, то и рассматривать ее целесообразно внутри этих отношений, тогда как все перечисленные элементы являются разновидностью социального информационного взаимодействия.

Информационная культура формируется в процессе информационной деятельности, общения и коммуникации. Этот тезис обосновывается в современных работах, посвященных исследованию эволюции информационной культуры [5,8,18,24]. Таким образом, информационные социальные отношения, выступая элементом инфосферы цивилизации, являются и составной частью субстрата информационной культуры. Информационная деятельность, общение и коммуникация, входящие в данный субстрат наделяют информационную культуру таким атрибутом как социальность. Структурные элементы информационного социального взаимодействия определяют и такие атрибутивные свойства информационной культуры как ценности и традиции, а также целый спектр модусов, задаваемых его видовым разнообразием, например, экономические, управленческие, научные и др. информационные социальные отношения (деятельность, общение и коммуникация).

Информационные социальные институты. Информационные социальные отношения исторически формировали различные стабильные организационные формы своего существования (лаборатории, институты, организации, учреждения, заведения и пр.). Здесь мы согласимся с пониманием понятия информационных институтов, приведенного в работе Т.В. Медзяновской: «Под собственно информационными институтами понимается совокупность учреждений, занимающихся как первичным производством информации, так и ее получением, переработкой, использованием, сохранением и передачей пользователям различными, преимущественно техническими, средствами. Как правило, эти институты делятся на три основные категории: научные, образовательные, массовые. К последним сегодня относят, прежде всего, такие традиционные организации, как музеи и библиотеки (главным образом, публичные), а также современные СМИ и супер-современную глобальную сеть Интернет» [25, с. 16].

Специфика информационных институтов состоит в том, что они интегрируют в себе все предыдущие информационные образования: потенциал и отношения. Это и позволяет трактовать информационные социальные институты как интеграторы и управляющий элемент информационной сферы цивилизации. Информационные социальные институты, выступая регуляторами общественной жизни всех социальных образований цивилизации, становятся очередным базисным элементом формирования информационной культуры человечества. При этом они как субстрат наделяют ее и специфическими атрибутами, управляющими, регулирующими и адаптирующими человечество к условиям развивающейся цивилизации: нормами, ценностями и традициями. Анализ ценностей, норм и традиций как атрибутов информационной культуры был проведен нами в отдельной работе [44].

Таким образом, цивилизационный информационный субстрат информационной культуры – это и есть система, состоящая из трех основных элементов: информационный потенциал (человека, общества, цивилизации); информационное социальное взаимодействие (деятельность, общение, коммуникация) и информационные социальные институты (регуляторы информационных отношений).

Итак, культура – есть информационный феномен, т.е. любой ее вид – это определенным образом зафиксированная человеком информация. Если мы говорим о культуре архаической цивилизации, то следует понимать, что это архаическая культура со всеми ее проявлениями. Культура раскрывает «информационное содержание» архаической цивилизации имеющее материальный носитель, в качестве которого и выступают различные предметы культуры, социальные отношения и институты. Аналогично можно говорить и о культуре аграрной, индустриальной и информационной цивилизаций.

Что касается феномена «информационная культура», то генезис его на основе информационного субстрата цивилизации можно определить следующим образом. С развитием цивилизации человек осваивает три основных «кита» мироздания: вещество, энергию и информацию. По принципам освоения человеком того или иного основания можно было бы говорить и о соответствующих типах культуры. Скажем, для архаической цивилизации характерным было освоение именно вещества, т.е. мира материального – материальная культура. В эпоху индустриальной цивилизации акцент был сделан на освоении различных видов энергии – энергетическая культура. При переходе к информационной цивилизации – активнее идет освоение информации – информационная культура.

Получается, что информационная культура, т.е. уровень освоения человечеством информационной составлявшей мироздания – это ядро всей культуры, которая эволюционирует вместе с человеком. Но наступает эпоха информационной цивилизации, информационного общества, когда феномен «социальная информация» становится определяющим в развитии социальных отношений и приоритет получает именно информационные социальные отношения. Для культуры данной эпохи на стадии ее зарождения еще не было специального названия. В работах зарубежных авторов (Д. Белл, Э. Тоффлер, М. Кастельс и др.) встречается понятия «культура информационного общества». На современном этапе развития философии культуры и информационной культурологии возникает потребность для обозначения феномена культуры информационной цивилизации, каковым и становится термин «информационная культура». В результате появляется два смысла этого понятия: узкое и широкое. В узком смысле информационная культура – это уровень работы с информацией, т.е. по сути, основа информационной деятельности социального субъекта. В широком смысле информационная культура – это качественное состояние информационной цивилизации. Тогда следует выделять различные типы культуры внутри информационной культуры или культуры информационной эпохи. Но в обоих случаях атрибутами информационной культуры является социальность, информация, ценности, нормы, традиции. Есть и еще один немаловажный аспект, который ограниченные рамками данной работы, мы не можем раскрыть, но должны обозначить. К атрибутам информационной культуры следует отнести и такие ее неотъемлемые качества как объективность, субъективность, виртуальность, наследуемые ей от основных элементов информационного субстрата цивилизации. Кроме того, и другие атрибуты информационной культуры определяют в ней специфические свойства, требующие специального исследования.

Базовые слагаемые цивилизационного информационного субстрата информационной культуры находятся в диалектическом единстве, формируя соответствующие атрибуты как родовые признаки информационной культуры. При этом они сами могут выступать в качестве атрибутов в системах более высокого порядка. Например, организованность – это атрибут универсума как многоуровневой системы; социальная организация – это атрибут цивилизации; информационный социальный институт – модус социальной организации и т.д.

Представим структуру цивилизационного информационного субстрата в виде схемы (Рис. 2):

Рис. 2. Цивилизационный информационный субстрат информационной культуры

Данная схема показывает возможную многоаспектность диалектического анализа информационной культуры в системе цивилизации: взаимосвязь каждого субстратного элемента с другими элементами в системе информационной культуры; роль и место атрибутов и каждого из элементов субстрата в формировании и развитии информационной культуры и т.д.

Субстратный подход к анализу природы информационной культуры на уровне цивилизации позволяет определить качественные границы исследуемого объекта как системы, отличающей ее от внешних субстанциональных реальностей универсума, например, абиотического, биотического миров и др.

Информационная составляющая цивилизации является не единственным элементом субстрата информационной культуры. Без социальной составляющей информационная культура не может существовать. Поэтому следующим этапом исследования природы информационной культуры станет изучение второго базового элемента ее информационного субстрата - социального.

Социальный информационный субстрат информационной культуры следует определять исходя из понимания самой культуры как социального феномена и ее диалектического единства с деятельностью и обществом. В отечественной философии культуры наиболее распространённым и общепринятым является тезис, берущий начало с эпохи Древнего Рима о том, что «культура» - это продукт человеческой деятельности, а не природы. Обоснование этого положения можно найти в многочисленных классических работах отечественных авторов [26-28]. Следовательно, культура социальна по своему происхождению. Социальность – это родовое ее качество, атрибут.

Но существует и иное мнение. Некоторые исследователи высказывают предположения о том, что культура - это естественноисторическое проявление жизни. Так, например, Р.Ф. Корень в своей работе дает следующее определение культуры: «Культура – это системообразующая энергоинформационная система, целью функционирования которой является создание новых, более совершенных систем управления и новых параметров, по которым производится управление поведением живых систем, а также защита сложных внутренних структур живых систем от внешних неблагоприятных воздействий» [29, с. 15]. Такое расширительное определение культуры, на наш взгляд, подменяет собой понятие «природы». Отказываясь от социальности как родового качества культуры, автор, тем не менее, признает, что одной из базовых характеристик культуры является информация. Если считать, что информация есть атрибут культуры в целом, а социальность – это ее приходящее качество, то следует признать, что культура как информационный феномен существовала вне человека и общества. Да, информация – атрибут материи, а культура – информационный феномен. Но! Информация на разных уровнях материи разная. Тела абиотического, клетки и организмы биотического уровней материи не способны целесообразно преобразовывать природу. Они взаимодействуют на физическом и генетическом уровнях. Психика высокоорганизованных животных также нецелесообразна, а инстинктивна. Иначе нам бы пришлось признать, что животные способны создавать мир искусственного. Даже если речь идет о «предчеловеке» и создаваемой им «предкультуре», то и в этом случае следует не забывать о самом понятии «человек» и его родовых качествах: сознание, язык, деятельность, общение. Только на социальном уровне движения материи, где и появляется человек с его родовыми качествами, отличающими его от всех остальных представителей мироздания, возникает целесообразное взаимодействие человека с предметным миром – деятельность. Поэтому речь должна идти о социальной информации, на основе которой и формируется человеческая культура.

Культура выступает атрибутивной характеристикой определенных явлений общества, которые человечество сохраняет и передает от поколения к поколению. Как известно, востребованными оказываются только ценностные явления, остальное утрачивается. Для определения таких явлений и существует понятие «ценности». Таким образом, культура – это, прежде всего, система социальных ценностей, возникающая не хаотично, а на основе норм и традиций. В этом проявляется социальность культуры как ее родовой признак, атрибут, а не приобретаемый модус. Функционирует культура в системе общества на основе информационных процессов: передачи, обработки и хранения соответствующих видов социальной информации – культурных традиций. Следовательно, именно информационная культура отвечает за информационные свойства культуры в целом.

Мы склоняемся к деятельностному подходу определения культуры, когда ее природа признается как процесс и результат творения человека, человеческой деятельности. Социальность, информация, нормы, ценности и традиции являются атрибутами, как культуры, так и информационной культуры. Однако это не говорит о рядоположенности этих феноменов. Содержание понятия «культура» гораздо богаче содержания понятия «информационная культура». Мир символов для культуры – это один из ее аспектов, тогда как для информационной культуры – это ее основное содержание. Информационная культура является инструментом человека для создания всей культуры.

Формирование информационной культуры общества возможно только в информационной деятельности, в результате которой культура объективируется в знаково-символических формах. Информационная деятельность как целесообразное взаимодействие человека с информационными объектами [17,18], позволяет говорить о таких модусах информационной культуры как экономическая, экологическая, управленческая, научная и т.д. Весь функционал культуры направлен на обеспечение людей едиными образцами жизнедеятельности, способствующими адаптации их к изменениям условий существования, ориентации в окружающем мире и удовлетворению потребностей.

Итак, на данном этапе исследования мы убедились в том, что информационная культура является ядром культуры в системе общества, наделяя ее определенными атрибутами и функциями. Модусы культуры и появляются в результате реализации различных функций социальной информации, а, следовательно, и информационной культуры, которая реализуется в различных видах деятельности: экономической, экологической, художественной и т.д.

Деятельностный подход к анализу природы информационной культуры позволяет утверждать, что информационная деятельность в системе общества является основой информационного социального субстрата информационной культуры. Структуру данного субстрата можно представить как совокупность сфер общественной жизни, в основе которых лежит информационная деятельность: информационная экономическая, управленческая, педагогическая, медицинская и др. сферы. Информационная деятельность наделяет информационную культуру свойствами и качествами своих структурных элементов: субъект, объект, средства и т.д. Например, информация как объект данной деятельности становится атрибутом информационной культуры; социальностью информационную культуру наделяет социальный субъект; ценности, нормы и традиции могут выступать и как цель, и как средства, среда, условия информационной деятельности, в результате которой и формируется информационная культура общества.

Схематично информационный социальный субстрат информационной культуры можно представить следующим образом (Рис. 3):

Рис. 3. Социальный информационный субстрат информационной культуры.

Представленная схема наглядно показывает возможности дальнейшего анализа информационной культуры как атрибута современного общества: диалектика информационной деятельности и различных сфер общественной жизни; диалектика атрибутов информационной культуры и различных сфер общественной жизни; диалектика взаимовлияния информационной культуры и общества и т.д.

Субстратный подход к анализу природы информационной культуры на уровне социальной системы универсума позволяет выделить ее как подсистему культуры. Кроме того, социальный информационный субстрат информационной культуры, определяет особый способ существования людей, каковым является, по нашему мнению, информационная деятельность. Это дает возможность строго научного разграничения понятий культуры и информационной культуры, вооружает методологию исследования критерием, позволяющим установить принадлежность явлений к сфере именно информационной культуры.

Второй аспект применения субстратного подхода в нашем исследовании заключается в том, что удалось установить единый источник внутренней организации информационной культуры как системы – информационный субстрат двух уровней цивилизационного и социального. Данное положение позволяет предполагать, что информационная культура проявляет себя и на следующем уровне дифференциации информационного субстрата – на уровне единичного представителя социальной формы движения материи – человека.

Антропологический информационный субстрат информационной культуры. Двигаясь от общего к единичному в поисках информационных субстратов информационной культуры, мы выходим на положение о том, что истоки информационной культуры на уровне единичного следует искать в информационных особенностях «человеческой природы». Человек есть информационно-культурное существо по самой своей сущности. Информационный цивилизационный и социальный субстраты информационной культуры для своего существования требуют третью составляющую – человека, как единичного представителя социальной формы движения материи, как антропологический информационный субстрат.

Обратимся к положению, являющимся на сегодня достаточно обоснованным в философии и антропологии: человек как представитель человеческого рода есть си­стема родовых качеств: сознание, язык, общение, деятельность [17, 30-32]. Когда мы говорим об информационной сущности человека, то следует выделить в ней информационные основания сознания, языка, общения и деятельности.

Известно, что сознание человека, как высшая форма психики, представлено основными уровнями: подсознательное (инстинкты), бессознательное (эмоции и чувства), сознательное (разум, интеллект), неосознаваемое (интуи­ции и эвристика). Во многих работах последних лет достаточно уверено определяется информационная сущность сознания [18, 33,34], а культура выступает как закодированная социальность [35-37].

Анализ работ, посвященных изучению информационной сущности сознания, показал, что оно, оказываясь информационным по природе, требует некоторого инструмента и механизмов для обеспечения работы человека с информацией: извлечения ее из глубин подсознания и бессознательного, из внешнего мира, обработки и перевод в знание и т.д. Для человеческого сознания как высшей формы отражения оказываются доминирующими информационные составляющие, что и позволяет ему в широком диапазоне участвовать в информационных процессах: передаче, хранении и обработке информации. Сознание предстает в этом случае не просто как форма движения высокоорганизованной материи или свойство мозга, а именно как сложнейший информационный процесс. Информационная культура и является в этом случае тем самым инструментом, который обеспечивает взаимосвязь между информационной сущностью сознания и культурой как «закодированной социальностью». Способность к кодированию реальности – это одна из родовых способностей человека. Культура предстает как кодовая система общества в том смысле, что ее нормы, ценности, предметные и идеальные формы выполняют функцию накопления и трансляции социального опыта и информации. Культурный код играет роль основания самоорганизации общества и сознания.

Как показано в работах исследователей [38,39], знание является информационной составляющей сознания. Информационная культура как результат работы сознания может быть представлена в качестве социального опыта, передаваемого от поколения к поколению, обеспечивающего человека необходимыми для выживания знаниями и образцами поведения, которые не наследуются генетически, но передаются посредством научения и воспитания.

Таким образом, можно видеть, что сознание выступает информационным элементом антропологического субстрата информационной культуры, обеспечивая ее содержанием – человеческим знанием, социальным опытом и другими видами социальной информации. Причем, данный элемент является идеальным видом антропологического информационного субстрата.

Сознание, как форма идеального, наделяет информационную культуру и особыми атрибутами. Прежде всего, социальность, т.к. вне человеческого общества сознание не способно стать высшим уровнем отражения. Формы общественного сознания несут ценности, нормы и образцы поведения человека в социуме, наделяя и информационную культуру как основной механизм их трансляции этими качествами как атрибутами. Сознание, обладая субъективной и объективной формой существования, определяет в информационной культуре данные свойства. И, наконец, имея информационную сущность, сознание наделяет информационную культуру и информацией как атрибутом. В современных исследованиях виртуальной реальности обосновывается положение о том, что сознание может обладать и виртуальным состоянием [40]. Следовательно, и информационная культура должна иметь виртуальность как атрибут, т.е. способность существовать вне социального взаимодействия. Действительно, например, информационная культура общества относительно индивидуального сознания существует независимо от того, освоил ее индивид или нет. Вне социального взаимодействия информационная культура существует виртуально, как потенциал, которым может воспользоваться каждый член социума. Только в процессе образования, человек осваивает данный вид культуры, превращая социальную информацию в знание. Именно в процессе социализации информационная культура актуализируется, переходя из виртуального состояния в актуальное.

Трансляция социального опыта и превращение его в знание невозможно без языка, как родового качества человека. Работы, посвященные изучению языка, показывают, что языкчеловека представлен совокупностью знаков (словарный состав) и правил их комбинации (грамматика). Обогащенный сознанием как значениямиязык (знаки и коды) образует знаковые системы в виде письменной и устной речи. Язык социален по своей природе [41,42]. Язык, как информационный элемент культуры, исполняет роль средства, с помощью которого происходит обмен информацией, ее накопление, передача от поколения к поколению. Причем, язык это не только посредник информационных процессов, но и источник информации и знания.

Таким образом, язык – это посредник между человеком и окружающей его реальностью, как природной, так и социальной. Структура языка формирует мышление индивидов, осваивающих этот язык. Язык выступает в роли материального субстрата (носителя) информационной культуры.

Как элемент субстрата информационной культуры язык наделяет ее соответствующими атрибутами. И снова – это социальность и информация. Язык как кодовая система определяет в информационной культуре такой важный атрибут как виртуальность, т.е. способность информационной культуры существовать не только в поле информационной реальности, но и в виртуальной как особый вид информационного кода.

Язык как социальный феномен развивается и функционирует только в процессе социального взаимодействия – общения и деятельности.

Общение - это категория, выработанная для обозначения специфического вида человеческих отношений [43]. В процессе общения субъекты обмениваются деятельностью, её результатами и информацией. Социальное и информационное значение общения состоят в том, что оно есть форма передачи опыта, способностей, умений и навыков, поэтому общение является одним из необходимых и всеобщих условий формирования и развития личности и общества.

Как мы уже отмечали, любой вид человеческих отношений предполагает обмен информацией, осуществляемый с помощью определенных средств информационной культуры (печать, радио, телевидение и т.д.). Культура общества (человечества), формируемая в процессе социального взаимодействия, включает в себя информационную (гносеологическую) культуру, операциональную (праксиологическую) культуру и мотивационную (аксиологическую) культуру [17]. В этом аспекте - информационная культура - это вся совокупность познавательных результатов человеческой деятельности.

Информационная деятельность и общение выступают как носители, субстраты информационной культуры не только коллективного социального субъекта, но и отдельно взятой личности. Вне этих форм социального взаимодействия информационная культура не формируется и не развивается. Структура и разновидности информационной деятельности и общения наделяют информационную культуру соответствующими свойствами. Например, субъект как элемент общения и деятельности определяет такие атрибуты информационной культуры как субъективность, объективность, социальность; информация как объект является ее атрибутом; средства определяют материальность и идеальность информационной культуры; цели и результаты деятельности и общения вносят ценностный аспект, который и формирует систему ценностей и норм как неотъемлемые атрибуты информационной культуры.

Таким образом, информационный антропологический субстрат информационной культуры представляется как единство информационных оснований его родовых качеств: сознания, общения, языка и деятельности.

Представим антропологический информационный субстрат информационной культуры в виде схемы (Рис. 4):

Рис. 4. Антропологический информационный субстрат информационной культуры

На основе полученных результатов построим субстратно-атрибутивную модель информационного субстрата информационной культуры (Рис. 5):

Рис. 5. Субстратно-атрибутивная модель информационного субстрата информационной культуры.

Данная модель показывает, что информационный субстрат информационной культуры может быть представлен как трехуровневая система, представленная диалектическим единством трех основных элементов: информационным субстратом на уровне цивилизации, общества и человека, наделяющими информационную культуру соответствующими атрибутами и модусами. Основные атрибуты, такие как информация, социальность, ценности, традиции и др. наследуются на всех уровнях субстрата, приобретая специфику (акциденции). Природа информационной культуры триедина. Она берет начало в развитии информационного субстрата цивилизации, общества и человека:

- она есть цель, условия и результат информационной деятельности социального субъекта;

- существуя с момента появления человека, данный вид культуры создает информационную реальность;

- в информационной реальности и на ее основе развивается сфера общественной жизни – инфосфера.

Следовательно, для изучения специфики информационной культуры, ее влияния на общество и человека необходимо выстраивать следующую схему исследования:

- Вооружившись знанием об основных качествах и свойствах информационной культуры, можно переходить к анализу ее влияния как феномена на родовые качества человека. Здесь необходимо учитывать диалектику взаимовлияния человека и культуры.

- Поэтому следующий шаг – это изучение социокультурного пространства, создаваемого информационной культурой: ее место и роль в системе социума, система традиций и ценностей этого пространства. Проведение анализа изменений, которые, происходят в обществе в поле информационной культуры, поможет выявить механизмы, с помощью которых человек создает информационную культуру.

- Далее можно приступать к анализу обратного воздействия – информационной культуры на человека. Трансформация человека может происходить на уровне его родовых качеств, которые и отвечают за «человеческое» в человеке: сознание, деятельность, общение и язык. Результатом данного этапа исследования должны стать ответы на вопросы: «Какие изменения происходят в родовых качествах человека, и какие последствия для самого человека они могут иметь»? «Останется ли человек человеком в традиционном понимании этой категории или же его ждут трансформации, приводящие к иному состоянию человека-разумного»?

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.