Статья 'Концептуальное переосмысление наименований конечностей в паремиологическом фонде китайского языка' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Концептуальное переосмысление наименований конечностей в паремиологическом фонде китайского языка

Лю Минсюань

ассистент, кафедра теории и практики перевода и коммуникации, Московский педагогический государственный университет

119571, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Про. Вернадского, 88, корпус 3

Liu Mingxuan

Assistant, the department of Theory and Practice of Translation and Communication, Moscow State Pedagogical University

119571, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Pro. Vernadskogo, 88, korpus 3

liu.mingxuan@bk.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.9.36073

Дата направления статьи в редакцию:

06-07-2021


Дата публикации:

15-09-2021


Аннотация: Статья посвящена исследованию переосмысления наименований конечностей, отраженному в фразеологическом фонде китайского языка. Целью работы является выявление концептуальных признаков наименований конечностей человека в китайской языковой картине мира посредством анализа их языковой репрезентации в паремическом фонде языка. Автор опирается на объемный теоретический материал, последовательно описывая основные подходы к анализу «телесных концептов» и изучение фразеологизмов китайского языка в концептуальной парадигме. В качестве методов практического исследования выбран классический концептуальный анализ, который включает в себя этимологический, дефиниционный, семантический виды анализа и сопоставительное количественное выявление ключевых номинативных признаков исследуемых соматизмов. Исследование позволило выделить несколько основных и вторичных значений слов-репрезентантов конечностей в китайском языке, продемонстрировав зависимость между происхождением слова и количеством его вторичных концептуальных значений. Например, иероглиф 脚 (стопа) является наиболее «молодым», и большая часть случаев его употребления связана непосредственно со значением «часть тела». Работа также подтвердила возможность актуализации когнитивных значений отдельных концептов языка посредством анализа паремий. В частности, концепт рука позволяет актуализировать значения «мастерство», «расстояние», «орудие» и «оружие», а концепт нога – значения «основание», «движение», «достаток». В результате автор приходит к выводу, что изучение способов переосмысления тела человека и его частей в разных культурах в дескриптивном и сопоставительном ключах – один из действенных инструментов познания основ языковой картины мира.


Ключевые слова: концептуальный анализ, соматизм, Концептуальзация, китайская картина мира, переосмысление частей тела, телесный концепт, фразеология, чэнъюй, концепт руки, концепт ноги

Abstract: This article is dedicated to reconsideration of nominations of limbs reflected in the phraseological fund of the Chinese language. The goal of this work consist in determination of the conceptual attributes of nominations of human limbs in the Chinese linguistic worldview by analyzing their linguistic representation in the paremiological fund of the language. The author leans on the vast theoretical material, gradually describing the key approaches towards the analysis of “bodily concepts” and the study of phraseologisms of the Chinese language in the conceptual paradigm. The author reveals several primary and secondary meanings of words that represent limbs in the Chinese language, demonstrating the interrelation between the origin of the word and the number of its secondary conceptual meanings. For example, the hieroglyph 脚 (foot) is the “youngest” and most commonly denominates part of the body. The article also proves the possibility of actualization of cognitive meanings of particular linguistic concepts through the analysis of paremias. Namely, the concept “arm” implies the meanings of “mastery”, “distance”, “tool” and “weapon”, while the concept  “foot” – the meanings of “foundation”, “motion”, “prosperity”. The author comes to the conclusion that the ways of reconsideration of human body and its parts in descriptive and comparative terms of different cultures is one of the most effective instruments for cognizing the fundamental of the linguistic worldview.



Keywords:

arm concept, somatism, conceptual analysis, Conceptualization, Chinese worldview, rethinking of body parts, bodily concept, leg concept, phraseology, chengyu

С древнейших времен человек переосмысливал мир вокруг себя на основе физического и духовного опыта. Человек познавал себя, осмыслял свои телесные ощущения, осознавал принципы взаимодействия своего тела с объектами физического мира, и после этого он переносил эти ощущения на окружающий мир: «познание человеком себя было первичным по отношению к познанию окружающего мира» [10, с.7]. Именно тело человека стало основой для ряда космогенных мифов о происхождении всего сущего. Как и многим другим народам, китайцам был известен миф о появлении мира из различных частей тела первопредка. В китайской традиции этот мифологический сюжет связан с именем великана Паньгу [9, с.58].

Тело человека в европейской традиции также стало первым доступным инструментом и мерой познания всего сущего. В начале XIX-ого века Р. Раск, исследуя происхождение древнесеверного языка, сопоставляет отдельные классы слов в исландском, гренландском, латышском и других языках. Он описывает не весь словарный состав языка, а только отдельные классы слов, и среди них названия частей тела человека, наряду с терминами родства, наименованиями животных, растений и т.д. [13, с.76].

Язык играет важную роль в формировании картины мира, так как именно в его «недрах» образуется языковая картина мира, которая определяется как «наиболее глубинный слой картины мира» [16, с. 11]. По мнению авторов монографии «Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира», языковая картина мир – это «исходный глобальный образ мира, лежащий в основе мировидения человека, репрезентирующий сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющийся результатом всей духовности человека». Картина мира предстает при такой трактовке как субъективный образ объективной реальности, она относится к классу идеального и проявляется в знаковых формах, в том числе и посредством вербальных знаков [16, с. 21].

Изучение соматизмов представляется важным и актуальным также и с точки зрения когнитивной парадигмы. Концептуализация и категоризация как базовые процессы осмысления окружающей действительности человеком во многом связаны с антропоцентризмом. Концептуализация, как когнитивный процесс формирования и хранения знаний, первично основывается на чувственном восприятии, равно как и категоризация как когнитивный процесс формировании категорий и хранения знаний в форме категорий, основан на способности человека к классификации, а самими классификаторами также часто выступает первичный физический и духовный опыт человека.

Взаимосвязь концептуализации и категоризации с сенсомоторным опытом человека стала основой теории «воплощенного разума» (embodiment mind) [18], которая утверждает, что мышление человека воплощено в его телесных ощущениях. Авторы указывают, “our bodies, brains, and interactions with our environment provide the mostly unconscious basis our everyday metaphysics, that is, our sense of what is real” («наше тело, мозг и взаимодействие с окружающей средой обеспечивают на бессознательном уровне всю нашу метафизику, то есть ощущение того, что реально» - перевод наш, Л.М ) [18, с. 17].

Теория «воплощенного разума» или «воплощенного сознания», которая заложила основу для универсализма в понимании когнитивных явлений, хотя Л.А. Манерко подчеркивает «узкую эмпирическую направленность исследований в американском языковедении» в отличие от европейских и российских ученых, которые «учитывают семиотическую и когнитивную точки зрения, направленные на понимание и онтологизацию мира, и описывают коммуникативно-прагматические механизмы осмысления действительности» [14, с. 92].

Тем не менее, концептуализацию частей тела можно рассматривать как один из первичных когнитивных механизмов, который был подвластен человеку, так как физический опыт все же является первичным и универсальным для человека как части окружающего мира. Под концептуализацией принято понимать «осмысление поступающей информации, мысленное конструирование предметов и явлений, которое приводит к образованию определенных представлений о мире в виде фиксированных в сознании человека единиц знаний» [1, с.37]. В основе познания мира как источника знания лежат процессы восприятия, отбора и обобщения сведений (знаний) об отдельных составляющих мир объектах и происходящих с ними событиях, которые сопровождаются их вербализацией (присвоением имени) и сведением познанного в определенную систему знаний и систему категорий знаний.

Об этом указывает с своем исследовании А.В. Туарменская, которая подчеркивает, что «предметность и антропоцентричность восприятия пространства, а также осмысление и интерпретация воспринятого фиксируются в языке благодаря концептуализации и категоризации. Важным этапом в концептуальной обработке пространственного опыта является его образно-схематическое структурирование, которое репрезентирует наиболее общие пространственные признаки предметов и отношений между ними и служит осуществлению категоризации и дальнейшей речемыслительной деятельности» [17, с.6].

Так, результаты концептуализации представлены в языке, а каждый концепт реализует свои концептуальные признаки через речь носителей лингвокультурного сообщества. Многие исследователи особо подчеркивают значимость номинации концепта, которая «позволяет фиксировать факт совершения когнитивной деятельности субъекта познания уже до уровня построения предложений» [12, с.110]. В свете вышесказанного, изучение языковой репрезентации «телесных концептов» представляется важным и актуальным как для познания основ базовых когнитивных механизмов, так и для актуализации представлений о той или иной языковой картине мира.

Целью данной работы является выявление концептуальных признаков наименований основных частей тела человека в китайской языковой картине мира посредством анализа их языковой репрезентации в паремическом фонде языка.

Основным материалом исследования стали фразеологизмы китайского языка типа «ченъюй», которые обычно этимологически уходят корнями в прошлое, их семантика охватывает широкие сферы материального быта и духовной жизни китайского народа, «содержат многочисленные сведения по истории, культуре, этике и эстетике Китая» [8, с.108].

Отметим, что фразеология часто становится материалом когнитивных исследований. Так, А.В. Туарменская, изучая концептуализацию частей тела, рассматривает фразеологическую систему языка как категорию, имеющую прототипическую организацию с сильным центром и размытой периферией [17, с.6]. Х.Линдквист, используя в своих исследованиях корпусный подход, также изучает паремии в контексте метафорического осмысления частей тела, показывая, что лексемы, обозначающие части тела (в частности «рука» и «рот») в английской фразеологии отражают национальную языковую картину мира [19].

Российские исследователи часто обращаются к паремиям китайского как к источнику культурной информации о народах Китая, проводя сопоставительные исследования, выявляя национально-специфические и универсальные черты концептуального знания [3; 5; 6; 7].

При этом работ, которые посвящены соматизмам в паремическом фонде китайского языка, немного и выполнены они в основном китайскими учеными. Китайский исследователь Вэй Юйсюань изучил фразеологизмы с компонентом «рука», которые автор объединяет в тематические группы: «характеристика человека», «эмоции человека», «характеристика действия», «действие». В каждой из тематических групп рассматриваются несколько семантических полей, представленных различным количеством фразеологизмов, и анализируется, какие из фразеологизмов имеют аналогичные значения в русском и китайском языках, а какие нет, определяются их роль и функции. Например, исследователь выявляет, что в рамках одной тематической группы имеются случаи совпадения фразеологических единиц русского и китайского языков по семантике: рус. сидеть сложа руки «сидеть ничего не делая, без дела» ≈ кит. 游手好闲; бездельничать, лодырничать; рус. золотые руки «умелый» ≈ кит. 眼明手快; с зоркими глазами и быстрый на руку «ловкий, искусный, умелый». При этом, по мнению автора, в большинстве случаев в рамках одной тематической группы фразеологические единицы русского и китайского языков актуализируют разные смыслы [2, с. 347-348].

Как мы видим, исследования соматизмов в фразеологическом фонде китайского языка преимущественно проводятся в целях выявления культурных особенностей народа Китая в его сопоставлении с русской культурой, а также для анализа семантики ченъюев. При этом при всем многообразии практических исследований фразеологии китайского языка в целом, и соматических паремий в частности, вопросы концептуализации частей тела, и конкретно их языковая репрезентация во фразеологии рассмотрена довольно слабо. Мы можем отметить исследование Ли Цзя, которая рассмотрела концепт «голова» в китайской лингвокультуре с точки зрения этимологии, семантики и прагматики слова-репрезентанта. Так, Ли Цзя рассматривает значение концепта голова через толкование слова-репрезентанта «头», представленное в словаре «Шо Вэнь Цзе Цзы»(说文解字), выявляя, что исходное значение этой лексемы связано с наименованием «кухонной утвари для бобов», а этимологически более релевантным словом-репрезентантом для концепта «голова» является иероглиф 首 (глава, макушка). Рассматривая семантику лексемы 头, автор изучает пространственные (山头(вершина горы), 房头(верхушка дома), 枝头(верхушка ветки), 墙头(верхняя поверхность стены)), временные представления (头年 (прошедший год), 头前(раньше, до этого), 头几天(в первые дни)) и представления о действии (昂头挺胸: поднимать голову и выпячивать грудь, образно выражается бодрое и уверенное состояние человека. 垂头丧气: вешать голову и падать духом, т.е. вешать нос) в структуре концепта [11].

Наше исследование базируется на анализе 240 фразеологических единиц: по 80 самых частотных ченъюев на каждый из исследуемых слов-репрезентантов концептов рука (手shǒu) и нога (足zú,脚jiǎo). Источником фразеологизмов стал китайский онлайн словарь ченъюев [20].

Исходя из цели нашего исследования, мы выбрали методы исследования, которые в общих чертах можно разделить на три этапа:

1) этимологический и дефиниционный анализ слов-репрезентантов концепта, которые в процессе анализа лексики обычно считается отправной точкой семантико-когнитивных исследований [15]. Мы будем опираться на лексические значения слова-репрезентанта в совокупности с его этимологией. Историко-этимологический аспект анализа имеет целью представить источника семантической основы и изменения этимологической семантики слова-репрезентанта;

2) семантический анализ номинации концепта во фразеологизмах позволяет провести когнитивную интерпретацию результатов описания семантики языковых средств, выявить когнитивные признаки, формирующие структуру концепта как ментальную единицу;

3) сопоставительный анализ когнитивных признаков исследуемого концепта, полученных в результате семантического анализа дефиниции и фразеологизмов. Перейдем к рассмотрению материала.

1. Концепт рука

Этимологически иероглиф-репрезентант концепта рука 手(shŏu) представляет собой идеографическое изображение руки с пятью пальцами, других этимологически обусловленных значений или трансформаций значений нами выделено не было.

Словарный семантический анализ позволяет нам выявить несколько компонентов значений лексемы 手в китайской лингвокультуре:

1) рука как часть тела человека (左手 [zuŏshŏu] «левая рука»; 握手 [wòshŏu] «пожать руку»;手拉手 [shŏu lā shŏu] «взяться за руки; рука об руку»;

2) мастер, мастерство (多面手 [duōmiànshŏu] «мастер на все руки»; 炮手 [pàoshŏu] «артиллерист»; 扒手 [páshŏu] «карманный вор; воришка»;

3) компетенция, власть, обладание (到手[dàoshǒu] «попасть в руки, оказаться во власти»; 上了我的手[shàngle wǒ de shǒu] «попасть в мои руки»; 授手于我[shòu shǒu yú wǒ] «вручить мне власть»;

4) орудие труда (下(着)手[xià (zhe) shǒu] «приложить руки к..., приступить к (работе)»;罢手[bàshǒu] «оставить, перестать»; 假手[jiǎshǒu] «прибегнуть к помощи; с помощью».

Анализ 80 идиом из онлайн словаря китайской фразеологии показал, что в паремическом фонде китайского языка концепт 手(shǒu) репрезентируется в следующих значениях:

1) часть тела (搓手顿足[cuōshǒudùnzù] – досл. «потирать руки и притопывать ногами», обр. выражение нетерпения или досады; 额手称庆 – [éshǒuchēngqìng], букв. «поднимать руки ко лбу в знак радости»; обр. «радоваться, ликовать, праздновать». Из 80 фразеологизмов это значение реализуется в 18, то есть в 8,75 процентах;

2) орудие (比手划脚[bǐ shǒu huà jiǎo] букв. «показывать на руках и чертить ногами», обр. «пояснять жестами»; 翻手为云, 覆手为雨[fān shǒu wéi yún, fù shǒu wéi yǔ] букв. «Поворотом руки менять облака на дождь», обр. «семь пятниц на неделе; непостоянный; изменчивый; прибегать к уловкам; манипулировать». Из 80 фразеологизмов это семантическое значение реализуется в 38, то есть в 47, 5 процентах.

3) мастерство (如左右手[rúzuǒyòushǒu] букв. подобен правой или левой руке, обр. «первый помощник»; 妙手回春[miào shǒu huí chūn] букв. искусные руки возвращают весну, обр. «об искусном враче»). Из 80 фразеологизмов это семантическое значение реализуется в 14, то есть в 17,5 процентах.

4) единица измерения (触手可及[chù shǒu kě jí]букв. «стоит только руку протянуть и прикоснешься», обр. «на расстоянии вытянутой руки»; 大手大脚 [dà shǒu dà jiǎo] – букв. «большие руки и большие ноги», обр. «жить на широкую ногу; транжирить деньги». Из 80 фразеологизмов это семантическое значение реализуется в 7, то есть в 8,75 процентах.

5) как оружие (赤手空拳[chìshǒu kōngquán] букв. «голая рука, пустой кулак», обр. «голыми руками; невооружённый, беззащитный». Из 80 фразеологизмов это семантическое значение реализуется в 3, то есть в 3,75 процентах.

2. Концепт нога

Концепт нога представлен двумя частотными иероглифами-репрезентантами 足[zú] и 脚[jiǎo], которые отличаются с содержательной точки зрения. Иероглиф 足 этимологически восходит к гадательными письменами Цзягувэнь, то есть к самой древней форме китайской письменности, и на протяжении всего своего графического развития имеет значение «стопа, отпечаток ноги».

Словарный семантический анализ позволяет нам выявить несколько компонентов значений лексемы 足 в китайской лингвокультуре:

1)нога, ступня ( 女足[nǚzú] «женская нога», 足球[zúqiú] «футбол; футбольный»;

2)ножка (напр. кубка, вазы); подставка, цоколь (三足鼎[sān zú dǐng] «треножник о трёх ногах»;

3) основание, подножие; основа (山足[shān zú] «подножие (подошва) горы».

Кроме этих лексических значений, иероглиф 足 также реализуется в значении «достаточный, состоятельный, обладающий нужными свойствами, заслуживающий чего-то». Мы полагаем, что это вторичное значение основано на первичном значении «стопы, основания»: когда нечто имеет «основание», оно как бы «твердо стоит на ногах».

Анализ 80 идиом из онлайн словаря китайской фразеологии показал, что в паремическом фонде китайского языка концепт 足(zú) репрезентируется в только в двух основных значениях:

1) часть тела (蹑足潜踪[nièzúqiánzōng] – букв. «осторожну ступать и заметать след», обр. «заметая (пряча) следы»; 胼手胝足[piánshǒuzhīzú] букв. «руки и ноги в мозолях», обр. «трудиться упорно и самоотверженно». Из 80 фразеологизмов это значение реализуется в 37, то есть в 46,25 процентах.

2) достаток, состоятельность (丰衣足食[fēng yī zú shí] – букв. «много одежды и достаточно еды», обр. «быть сытым и одетым, жить в достатке»; 酒足饭饱[jiǔ zú fàn bǎo] букв. «вина достаточно и еды досыта», обр. «напиться и наесться вдосталь». Из 80 фразеологизмов это значение реализуется в 43 единицах, то есть в 53,75 процентах.

Еще одним иероглифом-репрезентантом концепта нога в китайском языке является частотное слово 脚(jiǎo). Этимологически этот иероглиф появляется впервые в словаре иероглифов Шовэнь Цзецзы, что соотносится с династией Хань (2 век н.э.), то есть не считается древним иероглифом. Он состоит из двух частей月(yuè «мясо», соотносится с частью тела) и却 (què «отходить, отступать», соотносится с движением), то есть иероглиф 脚(jiǎo)– это «часть тела, предназначенная для движения». Если соотнести с иероглифом 足, то он означает «то, на чем что-то стоит, основывется».

Словарный семантический анализ позволяет нам выявить несколько компонентов значений лексемы 脚 в китайской картине мира:

1) нога; ступня, стопа; ножка (脚踏[jiǎo tà] «наступить ногой»; 后脚[hòujiǎo] «задняя конечность; задняя ножка»

2) ножка (предмета); нижняя часть; основание; подошва (горы) (高脚杯[gāo jiǎo bēi] «бокал, фужер»; 墙脚[qiángjiǎo] «основание стены»;

3) остаток, осадок; оседающие части (чего-л.) (茶脚[chá jiǎo] «чайная гуща»; 日脚[rìjiǎo] «полосы солнечного света»;

4) переноска, перевозка; переносчик; посыльный (脚费[jiǎo fèi] «плата носильщикам; расходы по перевозке».

Анализ 80 идиом из онлайн словаря китайской фразеологии показал, что в паремическом фонде китайского языка концепт нога, репрезентируемый иероглифом 脚 (jiǎo) выступает в трех основных значениях:

1) часть тела (小脚女人[xiǎojiǎo nǚrén] – досл. «женщина с забинтованными ножками», обр. «человек, не поспевающий за временем»; 手忙脚乱[shǒumáng jiǎoluàn] – досл. «руки заняты и ноги путаютс»я (обр. в знач.: «действовать бессистемно, суетиться, торопиться». Из 80 фразеологизмов это семантическое значение реализуется в 57, то есть в 71,25 процентах;

2) основание чего-либо (有脚阳春[yǒujiǎoyángchūn] – досл. «солнечная весна на живых ногах», обр. «о чрезвычайно добром человеке, несущем всем добро»;头重脚轻[tóu zhòng jiǎo qīng] – досл. «тяжесть в голове и слабость в ногах», обр. «неустойчивый, шаткий, несоразмерность; диспропорция». Из 80 фразеологизмов это значение реализуется в 14 единицах, то есть в 17,5 процентах;

3) движение (一步一个脚印[yī bù yī gè jiǎoyìn] – досл. «один след на каждый шаг», обр. «твёрдым шагом, твёрдо, решительно»; 一脚不移[yījiǎo bùyí] – досл. «на один шаг не сдвинулся», обр. «непоколебимый, неизменный, непреклонный». Из 80 фразеологизмов это значение реализуется в 9, то есть в 11,25 процентах.

Как мы видим по результатам сопоставительного анализа словарного и реализизуемого в паремиях семантического значения иероглифов-репрезентантов концептов словах «рука» и «нога» в китайском языке основное значение связано с частями тела и это значение является значимым и доминантным. Из 80 фразеологизмов с иероглифом 手(shǒu) это семантическое значение реализуется в 47, 5 процентах случаев, а в фразеологизмах с иероглифом 足(zú) – в 46,25 % случаях, в фразеологизмах с иероглифом 脚(Jiǎo) – в 71,25%.

Отметим, что при этом из трех исследованных соматизмов этимологически наиболее древним является 足, при этом именно этот иероглиф получил наиболее «отдаленное» вторичное значение. При этом иероглиф 脚 является наиболее «молодым», и большая часть случаев его употребления связана непосредственно со значением «часть тела». Отметим также, что переосмысление руки как наиболее подвижной части тела человека породило наибольшее количество дополнительных концептуальных значений и смыслов.

Таким образом, наше исследование подтвердило возможность актуализации когнитивных значений отдельных концептов языка на материале анализа паремий. Анализ показал, что соматизмы со значением конечностей, которые легли в основу значительного количества фразеологических единиц, являются важным средством переосмысления окружающего мира в китайской лингвокультуре. В частности, концепт рука позволяет актуализировать значения «мастерство», «расстояние», «орудие» и «оружие», а концепт нога – значения «основание», «движение», «достаток».

Так,мы можем предположить, что «телесный код» культуры является одним из базовых и изучение способов переосмысления тела человека и его частей в разных культурах в дескриптивном и сопоставительном планах – это один из действенных инструментов познания языковой картины мира.

Библиография
1.
Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика. Введение в когнитивную лингвистику: курс лекций. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2014. 236 с.
2.
Вэй Ю. Фразеологические единицы с лексемой «рука» в русском и китайском языке // Русский язык и культуре в зеркале перевода. 2019. Т. 1. С. 344–348.
3.
Гурулева Т.Л. Китайская языковая личность: характеристика речевого портрета и его сопоставительный анализ: монография. Москва: Издательский дом ВКН, 2019. 160 с.
4.
Денисова Э.С., Гультяева А.В. Соматические фразеологизмы в системе китайского и русского языков: психолингвистический аспект изучения // Вестник Кемеровского государственного университета. 2015. Т. 4–4. № 64. С. 65–69.
5.
Донченко А.В., Тагина Е.К. Национальная специфика фразеологических единиц китайского языка // Молодой ученый. 2015. Т. 10. № 90. С. 1389–1391.
6.
Золотарева А.А. Соматизмы в китайской и русской фразеологии // Традиционная культура. 2010. Т. 1. № 37. С. 39–50.
7.
Калинин О.И. Интерпретация иноязычной фразеологии как способ выявления культурной специфики // Когнитивные исследования языка. 2021. Т. 2. № 45. С. 331–341.
8.
Калинин О.И., Радус Л.А. Курс лекций по стилистике китайского языка. Москва: ВКН, 2017. 344 с.
9.
Климович В.В. Хаос и его воплощения в китайских мифах // Веснік Беларускага дзяржаўнага ўніверсітэта культуры і мастацтваў. 2018. Т. 2. № 30. С. 56–62.
10.
Красных В.В. Коды и эталоны культуры (приглашение к разговору) // Язык, сознание, коммуникация. 2001. С. 5–19.
11.
Ли Ц. Репрезентация концепта голова в китайской лингвокультуре // Успехи гуманитарных наук. 2021. Т. 2. С. 165–168.
12.
Магировская О.В. Особенности концептуализации и категоризации мира в рамках когнитивной деятельности наблюдателя // Вестник ЧелГУ. 2008. Т. 21. С. 105–114.
13.
Манерко Л.А. Наука о языке: парадигмы лингвистического знания. Рязань: Изд-во РГУ имени С.А. Есенина, 2006. 216 с.
14.
Манерко Л.А. «Воплощенность» и схематизация человеческого опыта как основание методологического инструментария когнитивной лингвистики // Когнитивные исследования языка. 2014. Т. 17. С. 92–101.
15.
Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика: учебное издание. М.: АСТ: «Восток-Запад», 2007. 226 с.
16.
Серебренников Б.А. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / под ред. Б.А. Серебренников. М.: Наука, 1988. С. 8-69.
17.
Туарменская А.В. Когнитивные аспекты восприятия и категоризации пространственного опыта (на материале английских фразеологизмов, обозначающих части тела человека). Диссертациянасоисканиеученойстепеникандидатафилологическихнаук // М., 2006. 245 с.
18.
Lakoff G., Johnson M. Philosophy in the flesh : the embodied mind and its challenge to Western thought. New York: Basic Books, 1999. 601 с.
19.
Lindquist H., Levin M. Foot and Mouth: The phrasal patterns of two frequent nouns // Phraseology. Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 2008. С. 143–158.
20.
在线成语词典: Онлайн-фразеологическийсловарь:– URL: http://cy.5156edu.com/serach.php(датаобращения: 22.06.2021).
References (transliterated)
1.
Boldyrev N.N. Kognitivnaya semantika. Vvedenie v kognitivnuyu lingvistiku: kurs lektsii. Tambov: Izdatel'skii dom TGU im. G.R. Derzhavina, 2014. 236 s.
2.
Vei Yu. Frazeologicheskie edinitsy s leksemoi «ruka» v russkom i kitaiskom yazyke // Russkii yazyk i kul'ture v zerkale perevoda. 2019. T. 1. S. 344–348.
3.
Guruleva T.L. Kitaiskaya yazykovaya lichnost': kharakteristika rechevogo portreta i ego sopostavitel'nyi analiz: monografiya. Moskva: Izdatel'skii dom VKN, 2019. 160 s.
4.
Denisova E.S., Gul'tyaeva A.V. Somaticheskie frazeologizmy v sisteme kitaiskogo i russkogo yazykov: psikholingvisticheskii aspekt izucheniya // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. T. 4–4. № 64. S. 65–69.
5.
Donchenko A.V., Tagina E.K. Natsional'naya spetsifika frazeologicheskikh edinits kitaiskogo yazyka // Molodoi uchenyi. 2015. T. 10. № 90. S. 1389–1391.
6.
Zolotareva A.A. Somatizmy v kitaiskoi i russkoi frazeologii // Traditsionnaya kul'tura. 2010. T. 1. № 37. S. 39–50.
7.
Kalinin O.I. Interpretatsiya inoyazychnoi frazeologii kak sposob vyyavleniya kul'turnoi spetsifiki // Kognitivnye issledovaniya yazyka. 2021. T. 2. № 45. S. 331–341.
8.
Kalinin O.I., Radus L.A. Kurs lektsii po stilistike kitaiskogo yazyka. Moskva: VKN, 2017. 344 s.
9.
Klimovich V.V. Khaos i ego voploshcheniya v kitaiskikh mifakh // Vesnіk Belaruskaga dzyarzhaŭnaga ŭnіversіteta kul'tury і mastatstvaŭ. 2018. T. 2. № 30. S. 56–62.
10.
Krasnykh V.V. Kody i etalony kul'tury (priglashenie k razgovoru) // Yazyk, soznanie, kommunikatsiya. 2001. S. 5–19.
11.
Li Ts. Reprezentatsiya kontsepta golova v kitaiskoi lingvokul'ture // Uspekhi gumanitarnykh nauk. 2021. T. 2. S. 165–168.
12.
Magirovskaya O.V. Osobennosti kontseptualizatsii i kategorizatsii mira v ramkakh kognitivnoi deyatel'nosti nablyudatelya // Vestnik ChelGU. 2008. T. 21. S. 105–114.
13.
Manerko L.A. Nauka o yazyke: paradigmy lingvisticheskogo znaniya. Ryazan': Izd-vo RGU imeni S.A. Esenina, 2006. 216 s.
14.
Manerko L.A. «Voploshchennost'» i skhematizatsiya chelovecheskogo opyta kak osnovanie metodologicheskogo instrumentariya kognitivnoi lingvistiki // Kognitivnye issledovaniya yazyka. 2014. T. 17. S. 92–101.
15.
Popova Z.D., Sternin I.A. Kognitivnaya lingvistika: uchebnoe izdanie. M.: AST: «Vostok-Zapad», 2007. 226 s.
16.
Serebrennikov B.A. Kartina mira v zhiznedeyatel'nosti cheloveka // Rol' chelovecheskogo faktora v yazyke: Yazyk i kartina mira / pod red. B.A. Serebrennikov. M.: Nauka, 1988. S. 8-69.
17.
Tuarmenskaya A.V. Kognitivnye aspekty vospriyatiya i kategorizatsii prostranstvennogo opyta (na materiale angliiskikh frazeologizmov, oboznachayushchikh chasti tela cheloveka). Dissertatsiyanasoiskanieuchenoistepenikandidatafilologicheskikhnauk // M., 2006. 245 s.
18.
Lakoff G., Johnson M. Philosophy in the flesh : the embodied mind and its challenge to Western thought. New York: Basic Books, 1999. 601 s.
19.
Lindquist H., Levin M. Foot and Mouth: The phrasal patterns of two frequent nouns // Phraseology. Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 2008. S. 143–158.
20.
在线成语词典: Onlain-frazeologicheskiislovar':– URL: http://cy.5156edu.com/serach.php(dataobrashcheniya: 22.06.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Концептуальное переосмысление наименований конечностей в паремиологическом фонде китайского языка» посвящена популярной проблеме «воплощенного разума», то есть концептуализации мира через осознание самого человека, в данном случае через концептуализацию конечностей.
В качестве методологии автор выбирает последовательное проведение дефиниционного, этимологического и семантического анализа с последующим сопоставлением когнитивных признаков концепта. В целом, данный метод соотносится с методикой проведения концептуального анализа, предложенной И.А. Стерниным и З.Д. Поповой. Думается, что для анализа соматизмов данных этапов исследования вполне достаточно. Можно порекомендовать автору в дальнейшем присмотреться к полевой структуре концепта и попробовать также выявить оценочные компоненты в структуре концепта.
Актуальность и научная новизна определяются прежде всего материалом исследования. Работа выполнена на материале китайского языка, что довольно весьма актуально, так как подобные исследования на материале европейских языков уже проводились, и теперь у исследователей будет почва для проведения сравнительных исследований.
Стиль и структура изложения приемлемые, характерные для научного повествования.
Отметим, что в некоторых местах не полностью корректно расставлены знаки препинания. Например, «Так,мы можем предположить» - нет пробела перед запятой; с иероглифом 脚(Jiǎo) - мне кажется, нет необходимости в заглавной букве.
Библиография довольно внушительная. Особенно отрадно, что автор цитирует известных и уважаемых когнитивных лингвистов - Н.Н. Болдырева, Л.А. Манерко, О.В. Магировскую и других. Это свидетельствует о высоком уровне теоретической проработках темы.
К числу недостатков статьи можно отнести не совсем удачное название. На мой взгляд, исследованные 80 фразеологических единиц не могут отражать всего «паремического фонда». Кроме того, интересно уточнить, почему автор не анализировал еще одно слово, которое также репрезентирует концепт «рука» - 胳膊?Наверняка, это наиболее «молодое» (по терминологии автора) слово-репрезентант показало бы наименьший разброс концептуальных значений, что позволило бы подтвердить вывод автора о том, что «чем древнее иероглиф, тем большее количество дополнительных концептуальных значений и смыслов».
Также отметим, что целью данного исследования автор видит «выявление концептуальных признаков наименований основных частей тела человека в китайской языковой картине мира посредством анализа их языковой репрезентации в паремическом фонде языка». При этом, мне как рецензенту показалось недостаточными выводы автора относительно именно языковой картины мира. Автор подробно описал содержание исследуемых концептов, но недостаточно плотно связал его с китайской картиной мира.
Указанные недостатки носят дискуссионный характер и не влияют на восприятие статьи читательской аудиторией, которой, на мой взгляд, будут интересны выводы, сделанные в рецензируемом исследовании.
Рецензируемая статья «Концептуальное переосмысление наименований конечностей в паремиологическом фонде китайского языка» может быть принята к публикации при условии дополнительной редакторской проверки технического оформления работы.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"