Статья 'Анализ лексического репертуара как способ познания картины мира, отраженной во французском арго и английском сленге' - журнал 'Филология: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Анализ лексического репертуара как способ познания картины мира, отраженной во французском арго и английском сленге

Овчинникова Ольга Алексеевна

кандидат филологических наук

доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Брянского филиала Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

241050, Россия, Брянская область, г. Брянск, ул. Горького, 18

Ovchinnikova Olga

PhD in Philology

Docent, the department of Social and Humanities Disciplines, Bryasnk Branch of the  Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

241050, Russia, Bryanskaya oblast', g. Bryansk, ul. Gor'kogo, 18

ovtchinnikova-olga@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Резунова Мария Владимировна

кандидат филологических наук

доцент, заведующая кафедрой, Брянский филиал, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

241050, Россия, Брянская область, г. Брянск, ул. Фокина, 70

Rezunova Maria

PhD in Philology

Associate Professor, Department Head at Bryansk Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

241050, Russia, Bryanskaya oblast', g. Bryansk, ul. Fokina, 70

rezunova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0749.2018.1.25524

Дата направления статьи в редакцию:

22-02-2018


Дата публикации:

16-03-2018


Аннотация.

В статье на примере французского и английского нонстандартов рассматривается взаимосвязь между языковыми моделями и картиной мира. В результате исследования выявлены самые объемные семантические сферы и поля, характерные для французского арго и английского сленга. Анализ эмпирического материала, отобранного из специализированных источников некодифицированной речи, позволил определить мировоззренческие особенности французов и англичан в различных сферах жизни. Было выявлено, что для французского арго и английского сленга характерна бытовая направленность, а также преобладание образного переосмысления. Причем французы гораздо чаще прибегают к метафоре, в то время как в английском сленге велика доля метонимий. Проведенное исследование показало, что нонстандарт является миниатюрной копией общенациональной картины мира и в полной мере отображает особенности менталитета той или иной нации. Семантический анализ лексических единиц, полученных в результате сплошной выборки из специализированных словарей французского арго и английского сленга. Научная новизна статьи заключается в синхроническом анализе картин мира, отображенных во французском арго и английском сленге. Анализ эмпирического материала позволил определить мировоззренческие особенности французов и англичан: были выявлены культурные особенности этих народов как в бытовой, так и коммерческой сферах. Исследование дает возможность посмотреть на общество через призму нонстандарта, который в данном случае выступает как уменьшенная копия общенациональной картины мира, при этом она в полной мере позволяет наблюдать основные лексические и семантические тенденции.

Ключевые слова: нонстандарт, арго, сленг, языковая картина мира, мировоззрение, менталитет, семантическая сфера, семантическое поле, метафора, метонимия

Abstract.

Based on the analysis of the French and English nonstandard vocabularies, the authors of the article analyze the relationship between language patterns and world outlook. As a result of their research, the authors define the most significant semantic spheres and fields that are typical for the French argot and English slang. Through analysing empirical material selected from specialized sources of uncodified speech, the authors have defined world view particularities of the French and Englishmen in various spheres of life. For example, the authors have discovered that both the French argot and English slang are more everyday life languages and rich in bright images. Noteworthy, that the French use metaphors more frequently while the English slang has a greater share of metonymies. The results of the research demonstrate that nonstandard language patterns create a miniature copy of the national world view reflected in the French argot and English slang. Analysis of the empirical material carried out by the authors allows to define world view particularities of the French and Englishmen, in particular, the authors describe cultural features of these nations in both everyday life and business. The research gives an opportunity to look at the society from the point of view of nonstandard language patterns that, in this case, create a reduced copy of the national world view and allow to discover the main lexical and semantic tendencies at the same time. 

Keywords:

mentality, world outlook, linguistic view of the world, slang, argot, nonstandard, semantic sphere, semantic field, metaphor, metonymy

Исследование языка во взаимосвязи и взаимодействии с культурой имеет важное практическое значение для межкультурной коммуникации, поскольку позволяет лучше понять национальный менталитет: изучение особенностей языковой картины мира дает возможность выявить мировоззренческие особенности той или иной страны [1].

Каждый язык по-своему членит окружающий мир и имеет свой специфический способ его восприятия и концептуализации. Следовательно, языковая картина мира по природе своей необъективна и отображает национальные мировоззренческие особенности. Таким образом, существует взаимосвязь между языковыми моделями и картиной мира: «мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим языком» [2], а лексический вокабуляр, в свою очередь, отображает особенности менталитета той или иной нации.

Для того чтобы сделать обоснованные выводы об особенностях восприятия окружающей действительности, выявить схожие черты и различия в мировоззрении, запечатленном в нонстандартах, мы выполнили анализ вокабуляров французского арго (далее − ФА ) и английского сленга (далее −АС ) конца XX века.

В качестве источников эмпирического материала были выбраны специализированные словари, поскольку словарные статьи дают максимально исчерпывающую информацию о лексической единице. Чтобы дать четкое определение значения слова, авторы приводят иллюстративные примеры из аутентичных источников некодифицированной речи, что дает возможность лучше понять семантику слова в различных контекстах и наглядно наблюдать его синтаксические отношения с другими лексемами [3].

В результате сплошной выборки из специализированных словарей французского арго Dictionnaire de l’argot français et de ses origines [4] и английского сленга The Oxford Dictionary of Slang [5] было получено порядка 3 000 лексических единиц, относящихся к концу XX века.

Исследование проводилось через призму основного содержательного элемента языковой картины мира − семантического поля, поскольку оно является «частичкой действительности, выделенной в человеческом опыте и теоретически имеющей в данном языке соответствие в виде более или менее автономной лексической микросистемы» [6].

Несмотря на то, что по сравнению с другими пластами языка нонстандарт представляет собой необыкновенно динамичную и быстро изменяющуюся систему, его семантическая основа достаточно стабильна и охватывает относительно узкий круг понятий [7]. Образ жизни и круг интересов индивидов, прибегающих к некодифицированной речи, напрямую влияет на семантическую организацию нонстандарта, следовательно, степень развернутости семантического поля соответствует степени значимости части окружающего мира, которую оно в себе вмещает.

Основываясь на классификации семантических сфер, разработанной Э. М. Береговской [8], мы условно разделяем эмпирическую базу на четыре семантические сферы: «бытовое» и «социально-государственное» (характеризующие окружающую действительность), «эмоциональное» и «интеллектуальное» (отображающие внутренний мир человека).

На основе отобранного материала мы определили удельный вес каждой их перечисленных сфер во французском арго и английском сленге (при подсчёте учитывались только те семантические поля, которые включают не менее пяти лексических единиц). Анализ показал, что соотношение семантических сфер в исследуемых языках приблизительно совпадает: результаты, представленные в таблице, подтверждают бытовую направленность нонстандартов [9] и большую ориентированность на окружающий мир, нежели на внутренние переживания и чувства человека (см. табл. 1).

Таблица 1

Удельный вес семантических сфер в исследованных нонстандартах

Семантические сферы

Французское арго

Английский сленг

Бытовое

56 %

58 %

Социально-государственное

26 %

25 %

Эмоциональное

12 %

13 %

Интеллектуальное

6 %

4 %

В рамках самой объемной семантической сферы «Бытовое» наибольшее количество лексем связано с номинацией самого индивида и всего того, что непосредственно окружает человека. Другими словами, в рамках этой сферы наибольшей активностью обладают семантические поля, связанные с номинацией самого человека и его повседневной активностью, которые можно условно назвать «нейтральными».

Анализ эмпирического материала показал, что во французском арго и английском сленге прослеживается схожая тенденция: носители языков с удовольствием иронизируют над собой, а при номинации человека чаще всего прибегают к образному словообразованию и антропоморфизму (ФА: baveuse n . f . – болтливая женщина; blaireau n . m . – неприятный, антипатичный человек; cactus n . m . – скупой человек; АС: weed n . – худенькая болезненная девушка; ball and chainn . – жена; ladykiller n . – сердцеед). В исследуемых языках также детально проработана тема анатомии человека (ФА: babines n . f . pl . – щеки; balcon n . m . – женская грудь; vitrine n . f . – лицо; АС: noddle n . – голова; peepers n . – глаза; wheels n . – ноги).

Другую объемную группу в исследуемых нонстандартах составляют лексические единицы, обозначающие еду и питье. Здесь как раз и проявляется разница менталитетов французов и англичан. Так, во Франции люди отдают предпочтение кофе, сыру и вину (tortillard n . m . – кофе-эспрессо; calendos n . m . – сыр, преимущественно камамбер; cardinal n . m . – красное вино), а в Англии чаще пью чай и пиво, а также покупают консервированные продукты (sergeant-major n . – крепкий сладкий чай с молоком или ромом; turpsn . – алкогольный напиток, особенно пиво; tinned dogn . – мясная консерва). Причем мы отметили, что в обоих вокабулярах много лексических единиц, связанных с состоянием алкогольного опьянения (ФА: rectifier v . t . – опьянять; nasqué adj . – пьяный; être dans le sirop v . v . p . – быть пьяным; АС: tank up v . – напиться, накачаться; merry adj . – пьяный; leglessadj . – пьяный).

Что касается номинаций разного рода предметов, то здесь просматривается интересная тенденция: в английском сленге мы зафиксировали номинации одежды и обуви (clodhopper n . – ботинок; penquin suit n . – фрак; boob-tube n . – топик). Это является отображением национальной особенности: англичане уделяют особое внимание деталям имиджа. При этом, несмотря на то, что Франция является законодательницей моды, во французском арго почти не уделяется внимания одежде, зато много номинаций предметов повседневной жизни (rape n . f . – гитара; poubelle n . f . – машина в плохом состоянии; pare-lance n . m . – зонтик).

Еще одной темой, характерной для повседневной жизни человека, является торговля и финансовая деятельность: в рамках этой группы мы видим номинации товаров, мест торговли, денег, банкнот, кредитных карт и т.д. (ФА: bidon n . m . – плохой товар; bouclard n . m . – магазин или бутик; cash n . m . – наличные деньги; АС: scratch n . – деньги, обычно бумажные; frogskin n . – долларовая банкнота; plastic money n . – кредитная карточка).

Среда обитания нонстандарта - городская среда, поэтому для этого пласта лексики не характерно наличие большого количества лексических единиц, обозначающих животных и явлений природы. Эта тенденция четко прослеживается во французском арго: в ходе анализа мы зафиксировали всего одно наименование: gail n . m . – собака. Однако в Англии домашние питомцы зачастую являются полноправными членами семьи (sausage dog n . – собака породы такса; doggy n . – собака; kitty n . – кошка). У некоторых из них даже бывают свои комнаты и диваны, а при их номинации используются «одушевленные» местоимения she и he, в то время как в отношении других животных – «неодушевленное» it. Другой страстью англичан являются верховая езда и конные бега (nag n . – маленькая ездовая лошадь; geegee n . – ездовая лошадь; mudlark n . – лошадь, показывающая хорошие результаты на мокром и грязном треке), что нашло свое отображение в сленге, несмотря на то, что это в большей степени увлечения для состоятельных семей. Это говорит о том, что, как и во Франции, в Англии сленг становится атрибутом повседневной жизни широкой аудитории, а не ограниченного круга людей.

За свою историю нонстандарты прошли долгий путь от лексического феномена для конспиративных целей самозащиты и сокрытия своих преступных намерений [10] до площадки для игры в словотворчество, а также способа проявления чувств и демонстрации отношения к окружающему миру. Однако «темное прошлое» нонстандартов до сих пор дает о себе знать и проявляется в частотности семантических полей, связанные с разного рода преступлениями и негативными сторонами жизни (причем их активность довольно высока). Здесь прослеживается связь между номинациями и особенностями иммиграционной политики стран. Во Франции увеличение потоков переселенцев из бывших колоний привело к ухудшению криминогенной обстановки: во французском арго преобладают номинации, связанные с воровством и мошенничеством (argougnagen . m . – мелкая кража; y mettre le doigt v . – обворовать; musicien n . m . – мошенник). В Англии более суровые иммиграционные законы: страна отдает предпочтение высококвалифицированным трудовым ресурсам из европейских стран, а также дает вид на жительство состоятельным людям. Лондон стал одним из крупнейших финансовых центров мира с высокой концентрацией иностранного капитала, кроме того Англию считают родиной оффшорного бизнеса, поэтому в сленге мы зафиксировали больше количество номинаций, связанных с разного рода махинациями (fence n . – человек, укрывающий краденое; hanky-panky n . – мошенничество, обман, надувательство; dodge n . – афера).

Анализ эмпирического материала также показал обилие лексических единиц, связанных с силовой защитой интересов, что тоже связано с криминогенной ситуацией на улицах (ФА: chiore n . f . – стычка; castagner v . t . – бить кулаками; massacrer v . t . – неистово бить; АС: spat n . – размолвка, ссора, пререкания, перебранка; brainv . – размозжить голову; tangle v . – бороться; спорить).

Бичем современного общества стала наркомания, особенно процветающая в крупных городах, которые и являются основной средой обитания нонстандарта [11]. В отобранном материале мы нашли номинации, связанные с наркоторговлей и названиями различных наркотических средств (ФА: chargé adj . – одурманенный наркотиками; guenon n . f . – наркотическая ломка; se shooter v . pr . – колоться; АС: icen . – амфетамин в кристаллической форме; crackhead n . – наркоман, употребляющий крэк; blasted adj . – одурманенный наркотиками).

Наличие большого количества номинаций, отражающих «темную» сторону жизни общества, в некоторой степени уравновешивается семантической сферой «Социально-государственное», к которой относятся поля, обозначающие карающие институты власти и отображающие социальное положение человека.

В первую очередь стоит отметить, что при номинации представителей власти чаще всего используется образное переосмысление, что дает возможность выразить некоторый сарказм по отношению к блюстителям закона, ведь в повседневной жизни такое чревато реальным наказанием (ФА: chioteur n . m . – коррумпированный полицейский; mannequins n . m . pl . – жандармы; flicage n . m . – полицейское наблюдение; АС: shoo-fly n . – переодетый полицейский, наблюдающий за исполнением служебных обязанностей другими полицейскими; factoryn . – полицейский участок; jam sandwichn . – полицейская машина).

Конечно же, вслед за преступлением идет наказание, и во французском арго, и в английском сленге мы зафиксировали номинации, обозначающие судебные органы, место заключения и т.д. (ФА: cage n . f . – камера заключения; ratier n . m . – заключенный; soutane n . f . – прокурор; АС: jail-birdn . – заключенный; sixer n. – шестимесячное тюремное заключение; bang up v . – посадить в тюрьму).

Что касается классово-профессиональной дифференциации, то во французском арго мы отметили лексемы, обозначающие профессии, бедность и богатство (chirdent n . m . – хирург-дантист, coupe-tif n . m . – парикмахер; charclo n . m . – нищий). А вот в английском сленге большее внимание уделяется не профессиям, а месту сотрудника в трудовой иерархии, а также уровню благосостояния (grunt n . – рядовой сотрудник; suit n . – бесцветный администратор, бюрократ; cred n . – состоятельный человека).

Семантическая сфера «Эмоциональное» включает в себя лексические единицы, выражающие счастье, радость, огорчение, страх, досаду или гнев. Как отмечает Э. М. Береговская, в строении этой семантической сферы во французском арго есть некоторая закономерность − большинство ее семантических полей имеют антипод [8. C. 33]. Эта же тенденция просматривается и в рамках английского сленга. Кроме того, для обоих языков характерно уравновешивание некоторых парных полей: например, “хорошее – красивое” (ФА: canon adj . – хорошее, очень удачное; leaubé adj . – красивое; vista n . f . – хорошее, удачное положение вещей; АС: topping adj . – превосходный; ace adj . – высшего класса, отличный; doozy adj . – нечто выдающееся, уникальное) и “плохое – уродливое” (ФА: degueulasse adj . – неприятный, морально уродливый человек; zone n . f . – плохое, бедное и грязное место; gogne adj . – плохо одетый; АС: boiler n . – старая некрасивая женщина; old boot n . – уродливая старуха; scuzzy adj . – грязный, имеющий неприглядный вид).

Такая же ситуация наблюдается и в паре “счастье – удача” (ФА: avoir la pêсhe – быть везунчиком; avoir tiré le bon numéro – быть везучим; prendre un paquet – получить серьезную прибыль; АС: whizz-kid n . – очень умный, амбициозный молодой человек, который делает большие успехи в своей карьере; swimmingly adv . – успешно, как по маслу; do the trick – достичь цели, добиться своего) и “несчастье – неудача” (ФА: mouise n . f . – неудача; pestouillard adj . – невезучий человек; se prendre une (peau de) banana – потерпеть неудачу; АС: fizzern . – удача, поражение, провал; come to grief – попасть в беду, потерпеть неудачу; the fat is in the fire – крах планов).

А вот такие семантические поля, как “глупость – безумие” (ФА: chtarbé n . m . – сумасшедший человек; tarderie n . f . – глупость; onduler v . i . de la coiffe – сходить с ума; АС: half-wittedadj . – слабоумный; глупый; ninny n . – простофиля; oaf n . – болван, тупица, олух); “страх – трусость” (ФА: tremblotte n . f . – страх; foutre les copeaux – внушать страх; n’avoir un poil de sec – трусить; АС: windy adj . – испуганный, трусливый, паникующий; fraidy cat n . – трусишка; wimp out v . – струсить) и “гнев – ненависть” (ФА: grimper au cocotier – быстро выйти из себя; fumant adj . – быть вне себя от злости; se cailler v . pr . – разволноваться от злости; АС: steamed up adj . – вне себя от злости; miffed adj . – раздраженный; blow a gasket – прийти в ярость), не имеют полей-антиподов. Таким образом, в рамках этой семантической сферы мы наблюдаем довольно значительный перевес в «отрицательную» сторону. Возможно, в дальнейшем эта ситуация изменится: в последнее время на первый план все больше выходит эмотивная функция нонстандарта.

Особенностью картины мира, отраженной в нонстандарте, является ее конкретная направленность, о чем свидетельствует сравнительно небольшое количество абстрактных понятий, что наиболее ярко проявляется в сфере «Интеллектуальное», где выделяется всего два семантических поля: “обмен информацией” (ФА: se chiocorer/ se chiorner v.pr. – обсуждать что-либо; faire un dessin – давать подробные объяснения; filer le bon numéro – получить ценные сведения; АС: back-seat driver – непрошеный советчик, дилетант, дающий советы; confab n. – совещание, переговоры; clue up on v . – проинформировать) и “говорение” (ФА: bagouler v . i . – болтать; pia-pia n . m . – пустая болтовня; mettre les pieds dans le plat – говорить грубо и резко; АС: schmooze v . – сплетничать, судачить; blabber v . – болтать; yarn v. – рассказывать байки, болтать).

Итак, анализ эмпирического материала позволил нам определить мировоззренческие особенности французов и англичан: были выявлены культурные особенности этих народов как в бытовой, так и коммерческой сферах. Данное исследование дает возможность посмотреть на современное общество через призму нонстандарта, который в данном случае выступает как уменьшенная копия общенациональной картины мира, при этом она в полной мере позволяет наблюдать основные лексические и семантические тенденции. Мы отметили, что для французского арго и английского сленга характерна бытовая направленность, а также преобладание образного переосмысления. Однако французы гораздо чаще прибегают к метафоре, в то время как в английском сленге велика доля метонимий. Это также является подтверждением того, что нонстандарт является зеркалом национального менталитета: во Франции люди более эмоциональны и охотнее проявляют свои чувства, в то время как британцы более чопорная и скованная в эмоциональном плане нация.

Библиография
1.
Семашко Т.Ф. Стереотип как фрагмент языковой картины мира Тамбов: Грамота, 2014. № 2 (32). C. 176-179.
2.
Сепир Э. Заметки по общей лингвистике. М.: Прогресс, 1990. 276 с.
3.
Резунова М.В. Словарная статья: текст или дискурс? // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Волгоград, 2008. №10. С.47-49.
4.
Colin J.-P., Mével J.-P., Leclère Ch. Dictionnaire de l’argot français et de ses origines. P.: Larousse, 2002. 903 p.
5.
Ayto J. The Oxford Dictionary of Slang. London: Oxford University Press, 2000. 480 p.
6.
Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: КомКнига, 2005. 576 с.
7.
Кюльмоя И.П. О прагматике сленговой речи. Прагматический аспект исследования языка. Труды по русской и славянской филологии. Лингвистика. Новая серия II. Тарту, 1999. С. 151-159.
8.
Береговская Э.М. Социальные диалекты и язык современной французской прозы. Смоленск, 1975. 120 с.
9.
Антропова Н.А. Словообразование немецкой разговорной лексики: на материале имени существительного: автореф. дисс. … д. филол. наук. М., 2006. 39 с.
10.
Овчинникова О.А. Французское арго конца XX века: словообразование и семантика: дисс. … к. филол. н. Москва, 2010. 182 с.
11.
Овчинникова О.А. Aрго французских мегаполисов конца XX века: пути и способы пополнения лексического репертуара городского жителя // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2017. № 12-1 (78). С. 131-134.
References (transliterated)
1.
Semashko T.F. Stereotip kak fragment yazykovoi kartiny mira Tambov: Gramota, 2014. № 2 (32). C. 176-179.
2.
Sepir E. Zametki po obshchei lingvistike. M.: Progress, 1990. 276 s.
3.
Rezunova M.V. Slovarnaya stat'ya: tekst ili diskurs? // Izvestiya Volgogradskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. Volgograd, 2008. №10. S.47-49.
4.
Colin J.-P., Mével J.-P., Leclère Ch. Dictionnaire de l’argot français et de ses origines. P.: Larousse, 2002. 903 p.
5.
Ayto J. The Oxford Dictionary of Slang. London: Oxford University Press, 2000. 480 p.
6.
Akhmanova O.S. Slovar' lingvisticheskikh terminov. M.: KomKniga, 2005. 576 s.
7.
Kyul'moya I.P. O pragmatike slengovoi rechi. Pragmaticheskii aspekt issledovaniya yazyka. Trudy po russkoi i slavyanskoi filologii. Lingvistika. Novaya seriya II. Tartu, 1999. S. 151-159.
8.
Beregovskaya E.M. Sotsial'nye dialekty i yazyk sovremennoi frantsuzskoi prozy. Smolensk, 1975. 120 s.
9.
Antropova N.A. Slovoobrazovanie nemetskoi razgovornoi leksiki: na materiale imeni sushchestvitel'nogo: avtoref. diss. … d. filol. nauk. M., 2006. 39 s.
10.
Ovchinnikova O.A. Frantsuzskoe argo kontsa XX veka: slovoobrazovanie i semantika: diss. … k. filol. n. Moskva, 2010. 182 s.
11.
Ovchinnikova O.A. Argo frantsuzskikh megapolisov kontsa XX veka: puti i sposoby popolneniya leksicheskogo repertuara gorodskogo zhitelya // Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki. Tambov: Gramota, 2017. № 12-1 (78). S. 131-134.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"