Статья 'Особенности природоресурсного права государств Меланезии' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Особенности природоресурсного права государств Меланезии

Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры правоведения и практической юриспруденции Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, Вернадского проспект, 82, корпус 2

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor, Department of Legal Studies and Practical Jurisprudence, Institute for Social Sciences of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, Moscow, Vernadsky Prospekt, 82, building 2

manin-yv@ranepa.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2023.3.41034

EDN:

FGAEFF

Дата направления статьи в редакцию:

14-06-2023


Дата публикации:

21-06-2023


Аннотация: Объектом исследования являются отношения природопользования в меланезийских государствах, предметом – законодательство и доктрина в области эксплуатации природных ресурсов стран Меланезии: Австралийского Содружества, Французской Республики, Республики Вануату, Республики Фиджи, Соломоновых Островов, Республики Науру, Независимого Государства Папуа Новая Гвинея, Республики Индонезия. Автор рассматривает особенности государственного природоресурсного аппарата в различных юрисдикциях, прежде всего, управление окружающей средой и недропользованием органами исполнительной власти. В статье изучается институт права собственности на землю и недра, разрешительный порядок использования природных объектов, равно как договорные и директивные основания. Кроме того, автор обращается к проблемам реализации норм международного морского права, исследует правовой режим австралийских антарктических территорий. Работа является новым витком в теории природоресурсного права зарубежных стран, актуальность исследования обусловлена теоретической и практической значимостью содержания статьи, которая отражает отечественные экономические интересы в Океании. Научная новизна представленного труда заключается в оригинальности выводов и самой работы, содержащей принципиально новую информацию по предмету исследования. Юридические исследования Меланезии незначительны, Вашему вниманию представлена одна из немногих российских научных публикаций об этом тихоокеанском регионе, при этом имеющиеся работы во многом устарели, а некоторые юрисдикции освещаются в отечественной печати впервые. Автор дискутирует с зарубежными учёными, анализируя иностранную доктрину и законодательство, предлагает использовать в Российской Федерации опыт Соломоновых Островов. При этом отмечаются нарушения при имплементации и реализации норм международного морского права в Тихом океане со стороны меланезийских государств, а также случаи установления национального правового режима антарктических территорий; освещается не только захват коллективным западом ресурсных баз, но и инкорпорация суверенных государств, являющаяся современной формой установления колониальной зависимости.


Ключевые слова:

собственность на землю, собственность на недра, природоресурсное право, континентальный шельф, международное морское право, меланезия, горная аренда, управление недропользованием, лицензирование недропользования, меланезийские иностранные инвестиции

Abstract: The object of the study is the relations of nature management in the Melanesian States, the subject is the legislation and doctrine in the field of exploitation of natural resources of the countries of Melanesia: the Commonwealth of Australia, the French Republic, the Republic of Vanuatu, the Republic of Fiji, the Solomon Islands, the Republic of Nauru, the Independent State of Papua New Guinea, the Republic of Indonesia. The author examines the features of the state natural resource apparatus in various jurisdictions, first of all, the management of the environment and subsoil use by executive authorities. The article examines the institution of ownership of land and subsoil, the permissive procedure for the use of natural objects, as well as contractual and directive grounds. In addition, the author addresses the problems of implementing the norms of international maritime law, explores the legal regime of the Australian Antarctic territories. The work is a new round in the theory of natural resource law of foreign countries, the relevance of the research is due to the theoretical and practical significance of the content of the article, which reflects domestic economic interests in Oceania. The scientific novelty of the presented work lies in the originality of the conclusions and the work itself, which contains fundamentally new information on the subject of research. Legal studies of Melanesia are insignificant, one of the few Russian scientific publications about this Pacific region is presented to your attention, while the available works are largely outdated, and some jurisdictions are covered in the domestic press for the first time. The author discusses with foreign scientists, analyzing foreign doctrine and legislation, and suggests using the experience of the Solomon Islands in the Russian Federation. At the same time, violations of the implementation and implementation of the norms of international maritime law in the Pacific Ocean by the Melanesian States are noted, as well as cases of the establishment of a national legal regime of Antarctic territories; it highlights not only the seizure of resource bases by the collective West, but also the incorporation of sovereign States, which is a modern form of establishing colonial dependence.


Keywords:

land ownership, subsoil ownership, natural resource law, continental shelf, International Maritime Law, Melanesia, mineral lease, mining administration, mining licence, melanesian foreign investment

Меланезия – часть Океании – область Тихого океана,[1] прилегающая к Северо-Востоку континента Австралия,[2] включающая группы островов, на которых расположены 8 государств (Австралийское Содружество, Французская Республика, Республика Вануату, Республика Фиджи, Соломоновы Острова, Республика Науру, Независимое Государство Папуа Новая Гвинея, Республика Индонезия),[3] зависимые государственные образования [4] и внешние территории некоторых из них. [5] Статья продолжает повествование об особенностях тихоокеанского природоресурсного права, начало которого опубликовано в предыдущем выпуске журнала. [6]

Melanesia, an introduction (article) | Khan Academy

Правовое регулирование природопользования в странах, чьи обособленные территории расположены в исследуемом районе, требует отдельного изучения, за исключением региональной специфики.[7] Цель нашего исследования – выявить особенности правового регулирования недропользования в меланезийских юрисдикциях. Для достижения этой цели необходимо решить основные задачи: изучить нормативные правовые акты, регулирующие отношения недропользования в Меланезии, а также соответствующую доктрину, предложив читателю их анализ. Значимых работ по изучению природоресурсного права зарубежных стран, в частности, государств Океании, не было. Признанным и единственным ученым классиком в этой области является профессор Б.Д. Клюкин[8], остальные работы носят фрагментарный характер и, максимум, качественно сосредоточены на одной юрисдикции (Иоханнес Рат и другие), либо кратко характеризуют общие положения или понятийный аппарат законодательства о недрах и недропользовании ряда ключевых юрисдикций (Д.В. Василевская[9], Миркеримова Н.Ф.К.[10], Агафонов В.Б.[11] и другие). Между тем сравнительно-правовой метод не используется в некоторых научно-квалификационных работах (Шамордин Р.О. и другие)[12], представленных на защиту в Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, что делает более значимыми опубликованные исследования природоресурсного права зарубежных стран, необходимые для использования иностранного опыта, а также экономического сотрудничества. Предложения работы, информация, содержащаяся в ней, могут быть использованы как российским законодателем, так и отечественными организациями сырьевого сектора экономики. Автор в статье оперировал всеобщим диалектическим, логическим, историческим, формально-юридическим, сравнительно-правовым и другими методами исследования. По мнению рецензентов научная новизна публикации состоит во введении в оборот интересной читательской аудитории новой правовой информации, ранее неизветных фактов, заключений по тексту труда. Следуя рекомендации издательства мы избрали региональный принцип изложения научного материала представленного читателю исследования.

Австралийское Содружество

Правовой режим недропользования в Австралии подробно рассматривается в одной из недавних публикаций издательства.[13] При этом в ней не затрагиваются австралийские территории в Меланезии и других районах Тихого, Индийского, а также Южного океанов, примыкающих к меланезийской части Океании, и включаемых научным сообществом в исследуемый регион – Австралия и Океания (External territories of Australia): остров Норфолк (Norfolk Island); остров Рождества (Christmas Island); Кокосовые острова (Cocos (Keeling) Islands); острова Ашмор и Картье (Ashmore and Cartier Islands); территория островов Кораллового моря (Coral Sea Islands Territory); острова Херд и Макдональд (Heard Island and McDonald Islands); Австралийская антарктическая территория (Australian Antarctic Territory).[14] Министерство инфраструктуры, транспорта, регионального развития, коммуникаций и искусств Правительства Австралийского Содружества (Department of Infrastructure, Transport, Regional Development, Communications and the Arts, Australian Government) управляет австралийскими территориями, не включёнными в союзные регионы. В то же время Австралийской антарктической территорией, островами Херд и Макдональд занимается Министерство сельского хозяйства, воды и окружающей среды Правительства Австралии (Department of the Agriculture, Water and the Environment).[15] В пределах австралийских государственных границ действуют общесоюзные нормативные правовые акты о природопользовании, [16] а также специальное экологическое и природоресурсное законодательство Содружества, принятое для обособленных территорий.[17]

Острова Ашмор и Картье[18]

В середине XIX века на этих островах были обнаружены промышленные запасы фосфатов, позже открыты граничащие с 12 мильным территориальным морем индонезийские месторождения углеводородов – Джабиру и Чаллис (Jabiru and Challis oil fields). Australia and Indonesia Maritime Boundary Agreement 1996 обеспечивает делимитацию морских границ двух государств в целях разграничения добычи карбонов из морских недр, вылова рыбы, транспортировки добытого сырья и иного судоходства. Острова Ашмор и Картье в настоящее время оснащены военной инфраструктурой для обеспечения временного базирования, дозаправки кораблей и самолетов Королевского военно-морского флота Австралии (The Royal Australian Navy),[19] патрулирующего акватории островов для их защиты от незаконной эксплуатации природных ресурсов океана, морского дна и недр подводных районов. Таможенная и пограничная служба Австралии (Australian Customs and Border Protection Service) контролируют оборот природных ресурсов обособленной территории и прилежащей морской зоны.[20] Это свидетельствует об интенсивном использовании полезных ископаемых и биоразнообразия региона, резерв которых обеспечен созданием Национального природного заповедника Эшмор-Риф (Ashmore Reef National Nature Reserve) площадью 583 квадратных километра. [21] Закон о национальных парках и охране дикой природы (National Parks and Wildlife Conservation Act 1975)[22], действовавший с 13 марта 1975 до 16 июля 2000 года, учреждал и обеспечивал функционирование этой природоохранной зоны. Ему на смену пришел Закон об экологической реформе (Environmental Reform (Consequential Provisions) Act 1999). Живые ресурсы, прежде всего, сохраняются для снабжения австралийских военных, дислоцированных в регионе, поддерживающих не только законность и безопасность природопользования, но и контролирующих в военно-политическом отношении юг азиатских акваторий.

Острова Ашмор и Картье в 1933 году были переданы Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии Северной территории Содружества, а в 1978 году – непосредственно Австралии. Таким образом, администрирование природопользования ведет австралийское правительство непосредственно силами названных выше министерств, управление добычи углеводородов делегировано министерству горнодобывающей промышленности и энергетики Северной территории Австралийского Содружества (Northern Territory Department of Mines and Energy). Исторически на островах действуют законы Содружества, Северной территории (1933 – 1978 годов – периода вхождения Ашмора и Картье в Северную территорию Австралии, а также нормативные правовые акты в области добычи углеводородов) и постановления генерал-губернатора Австралии.

Острова Кораллового моря

Законом об островах Кораллового моря (Coral Sea Islands Act 1969)[23] создана обособленная территория площадью около 780 000 квадратных километров акваторий коралловых и песчаных островов за границей Большого Барьерного рифа.[24] С 1901 года австралийский военно-морской флот контролирует рассматриваемый район, однако, суверенитет английского монарха над островами Кораллового моря осуществляется Австралийским Содружеством с 1968 года, выкупившим их у Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, что и обусловило не включенность этого приобретения в состав территорий членов союза, а также управление островами непосредственно австралийским правительством.[25]

На островах Кораллового моря образованы природные заповедники: Coringa-Herald, Lihou Reef Middleton, Elizabeth Reefs на основании National Parks and Wildlife Conservation Act 1975. Территория и созданные на ней заповедники администрируются Министерством энергетики, окружающей среды, воды и изменения климата Австралии (Department of Climate Change, Energy, the Environment and Water, Australian Government)[26] [27] и Министерством рыболовства, сельского и лесного хозяйства Австралии (Department of Agriculture, Fisheries and Forestry, Australian Government). [28] Коммерческое рыболовство лицензируется рыболовной администрацией (Australian Fisheries Management Authority, Australian Government).[29] Королевский военно-морской флот и Таможенная и пограничная служба Австралии осуществляют наблюдение за территорией островов с моря и воздуха.

На островах Кораллового моря кроме нормативных правовых актов Австралийского Содружества применяются законы Австралийской столичной территории, а также постановления генерал-губернатора Австралии. Верховный суд острова Норфолк (с инкорпорированными федеральными судьями) осуществляет уголовную юрисдикцию по экологическим преступлениям, совершенным на островах Кораллового моря.

Таким образом, территория и акватории островов Кораллового моря являются резервом английской короны, необходимым для минерального, продовольственного и иного сырьевого обеспечения Австралии в период дефицита природных ресурсов, включая периоды глобального конфликта, в том числе текущего снабжения австралийского военно-морского флота, патрулирующего воды не только Меланезии, но и Азиатско-тихоокеанского региона в целом. Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Австралийское Содружество, имея общего монарха, используют ресурсную базу территории островов Кораллового моря для обеспечения военного присутствия в Океании, доминирования в этом регионе совместно с Соединёнными Штатами Америки.

Территории острова Рождества

и Кокосовых островов и Индийском океане

Администратор территорий в Индийском океане (Administrator of the Territories of Christmas Island and the Cocos (Keeling) Islands)[30] – острова Рождества, а также Кокосовых отрывов (Килинг), назначается генерал-губернатором Австралийского Содружества и представляет австралийское правительство в отношениях с обособленными территориями и иностранными лицами. На администратора возложены обязанности по организации предотвращения катастроф и ликвидации их последствий, руководство территориями в чрезвычайных ситуациях. При этом 51 государственная услуга предоставляется организациям и жителям рассматриваемых территорий правительством Западной Австралии. Научные исследования разнообразной флоры и фауны, биозащиты, аквакультуры, отходов, сельхозугодий и естественных ресурсов австралийских территорий в Индийском океане осуществляются по заявкам, принимаемым Министерством инфраструктуры, транспорта, регионального развития, коммуникаций и искусств Правительства Австралийского Содружества. Этот орган исполнительной власти Содружества организует эксплуатацию острова Рождества и Кокосовых островов. Национальный парк Рождества занимает две третьи части острова Рождества, он управляется Parks Australia.[31]

Закон о местном самоуправлении (Local Government Act 1995)[32] предусматривает создание органа местного самоуправления – Совета графства Рождества, согласовывающего по австралийскому законодательству землепользование, водопользование и лесопользование, строительство и недропользование. Между тем, территория была передана под управление Австралии лишь в 1958 Сингапуром, являвшимся британской колонией. До 1992 года законы острова Рождества во многом основывались на сингапурском колониальном законодательстве, хотя Закон об острове Рождества (Christmas Island Act 1958)[33] создал необходимую базу для применения австралийского права и системы управления. Эта территория в Индийском океане не имеет самостоятельного законодательства, нормативные правовые акты Австралийского Содружества и Западной Австралии составляют юридическую основу исследуемой административной территориальной единицы. Министерство инфраструктуры, транспорта, регионального развития, коммуникаций и искусств Правительства Австралийского Содружества полностью, взаимодействуя с администратором островов Рождества, полностью ими управляет, но не осуществляет правоохранительную и оборонную функции, этим заняты полицейские, пограничники, таможенники и военные Австралии. При этом акты уполномоченного союзного министра имеют большую юридическую силу, чем законы Западной Австралии, что является местной особенностью.

Остров Рождества содержит используется с 1891 года для шахтной добычи фосфатов, что привело к введению природоохранного сбора в целях восстановления (рекультивации) отработанных фосфатных шахт. В результате стратегической оценки был разработан план устойчивого развития территории, в котором определены действия по созданию карты землепользования и осуществлению охраны окружающей среды.

Кокосовые острова (острова Килинг) на основании статьи 122 Конституции Австралии являются внешней территорией Австралии. Они, как и остров Рождества, не имеют территориального правительства, и возглавляются одним и тем же администратором, управляются тем же министерством, имеют на том же основании местный совет графства Кокосовых островов и применяют законы Западной Австралии помимо нормативных правовых актов Содружества. Следовательно, право, система и структура управления обеих австралийских территорий в Индийском океане аналогична. В 1955 году Кокосовые острова перешли из-под управления британских колоний Цейлон, Стрейтс-Сетлментс и Сингапур под юрисдикцию Австралии (The Cocos (Keeling) Islands Act 1955)[34], 6 апреля 1984 года всеобщим голосованием островитян (Act of Self Determination 1984) было принято решение об интеграции в Австралийское Содружество. Territories Law Reform Act 1992 ознаменовал полный переход Кокосовых островов на австралийское законодательство. [35] Кокосовые (Килинг) острова образуют национальный парк Пулу Килинг (Pulu Keeling National Park),[36] их экономика развивается за счёт туризма и рыбной ловли, недропользование не ведется и отсутствует план освоения этой австралийской территории в связи с значительной фактической её интеграцией с Китайской Народной Республикой, которая с 1986 года осуществляет демографическую и экономическую экспансию на Кокосовые острова Австралии.

Остров Норфолк

Администратор острова Норфолк назначается генерал-губернатором Австралии, представляет правительство Содружества на острове.[37] Однако Норфолк, колонизированный англичанами одновременно с австралийским континентом, вошел в состав Австралии лишь в 1901 году, управлялся до 1979 года как внешняя территория, автономная с 1979 года. В 1979 – 2016 годах администрация Норфолка выполняла местные, субъектовые и федеральные функции, территория была самоуправляемой до 1 июля 2016 года.

Законом о внесении поправок в законодательство острова Норфолк 2015 года и связанные с ним акты (Norfolk Island Legislation Amendment Act 2015), Закон о внесении поправок в законодательство территорий (Territories Legislation Amendment Act 2016) и другими законами остров Норфолк был передан в австралийскую юрисдикцию, самоуправление завершилось. Министерство сельского хозяйства, воды и окружающей среды Правительства Австралии стало администратором законов Содружества в отношении Норфолка, получила эту внешнюю территорию в свое управление.

На основании закона об охране окружающей среды и сохранении биоразнообразия (Environment Protection and Biodiversity Conservation Act 1999) были образованы Norfolk Island National Park и Norfolk Marine Park. Philip Island провозглашен национальным парком под управлением Parks Australia. В список наследия содружества (Commonwealth Heritage List) внесены заповедники: Nepean Island Reserve и Selwyn Reserve. Охрана окружающей среды осуществляется совместно с Региональным советом острова Норфолк (Norfolk Island Regional Council). Правительство Квинсленда на основании договора с австралийским правительством с 1 января 2022 года предоставляет государственные услуги в Норфолке (Intergovernmental Agreement on State Service Delivery to Norfolk Island). [38] Министерство инфраструктуры, транспорта, регионального развития, коммуникаций и искусств Правительства Австралийского Содружества также администрирует австралийские законы на внешней территории Австралии – острове Норфолк, коммуникацию между федеральными министерствами и местным советом в целях управления Норфолком осуществляет его администратор.

Остров Норфолк – рекреационный объект, используется как резервный пункт для размещения английского монарха и британского руководства при необходимости его перемещения с территории Соединенного Королевства, именно поэтому он был долгое время наиболее изолированным австралийским субъектом с средоточием рычагов управления всех уровней у одного лица – администратора Норфолка, что значительно исключало утечку информации о целях предполагаемого использования внешней территории и истинных причинах фактического и юридического обособления Норфолка. Демографическая картина Норфолка и религиозный состав указывают на превалирование англичан и шотландцев на острове – обслуживающего персонала суверена Австралийского Содружества – короля Англии.

Острова Херд и Макдональд

Закон об острове Херд и островах Макдоналд 1953 года (Heard Island and McDonald Islands Act 1953) ратифицирует принятие в состав Австралийского Содружества соответствующих территорий Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии как субантарктической административно-территориальной единицы, управляемой непосредственно правительством Австралии силами двух министерств: министерства инфраструктуры, транспорта, регионального развития, коммуникаций и искусств, а также министерства сельского хозяйства, воды и окружающей среды.[39] Они реализуют закон об охране окружающей среды и сохранении биоразнообразия (Environment Protection and Biodiversity Conservation Act 1999), территориальные островные акты – Положения об охране окружающей среды и сохранении биоразнообразия 2000 года[40], Постановление об управлении и охране окружающей среды[41], - в отношении морского заповедника Херд и Макдональд. Здесь ведется геологическое изучение морского дна, подготовка к добыче урана и иным ядерным действиям.

Закон о защите моря (The Protection of the Sea (Prevention of Pollution from Ships) Act 1983)[42] реализуется австралийской морской администрацией (Australian Maritime Safety Authority)[43], а вместе с тем Международную конвенцию по предотвращению загрязнения с судов 1973 года и последующий Протокол 1978 года к соответствующей конвенции (МАРПОЛ 73/78 ) (Act implements the International Convention for the Prevention of Pollution from Ships 1973 and the subsequent 1978 Protocol to the Convention – MARPOL 73/78). Следовательно, в акваториях островов Херд и Макдональд ведется антропогенная деятельность по эксплуатации морской среды.

Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (The Convention on International Trade in Endangered Species of Wild Fauna and Flora) охраняет морских животных региона с 1 июля 1975 года, как и Международная конвенция по регулированию китобойного промысла (The International Convention for the Regulation of Whaling), подписанная Австралией в 1946 году. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS 1982) вступила в силу для Австралии в 1982 году, ссылающуюся на неё для запрещения рыбной ловли, научных и гидрографических исследований в пределах территориального моря рассматриваемой внешней территории Австралийского Содружества. Это указывает на особый статус территории как военно-промышленного объекта и плацдарма для освоения Антарктики. На островах Херд и Макдональд также действуют: Конвенция об охране всемирного культурного наследия; Конвенция о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение (Рамсарская конвенция); Конвенция об охране мигрирующих видов диких животных (Бонская конвенция); Соглашение между правительствами Австралии и Китайской народной Республики о защите перелетных птиц окружающей их среды; Соглашение между правительствами Австралии и Японии о защите перелетных птиц и птиц, находящихся под угрозой исчезновения, и окружающей их среды; Договор между правительствами Австралии и Французской Республики о сотрудничестве в морских районах, прилегающим к южным и антарктическим территориям Франции, острову Херд и островам Макдональд; Конвенция о биологическом разнообразии; Соглашение о сохранении альбатросов и буревестников; Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики. Примечательно, что небольшие острова стали предметом распространения на них международных правовых режимов в области природопользования, установленных великими державами.[44]

Между тем на острова Херд и Макдональд не распространяется действие Договора об Антарктике, что отличает её от другой части Австралийского Содружества, признанной лишь Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Новой Зеландией, Французской Республикой и Королевством Норвегия – Австралийской антарктической территорией.

Австралийская антарктическая территория[45]

Признание отдельными странами государственного суверенитета Австралийского Содружества над частью Антарктики в нарушение норм международного права основано на притязаниях этих субъектов международного права на другие секторы Антарктики. Австралийская антарктическая территория как бы открыта для учёных других стран в силу международно-правовых обязательств Австралийского Содружества, не препятствующего осуществлению другими государствами договорных прав, но провозглашающую распространение австралийской юрисдикции в Антарктике на площади, сопоставимой половиной поверхности Китайской Народной Республики, но население этого региона земного шара примерно в 15 миллионов раз меньше китайского – около тысячи человек.

Интерес экономически сильных государств вызывает не только Антарктика, но и колоссальный антарктический континентальный шельф, в отношении которого Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Австралийское Содружество, Французская Республика, Республика Аргентина, Республика Чили, Королевство Норвегия и Новая Зеландия приготовили заявки в Международный орган по морскому дну.[46]

Добыча полезных ископаемых в Антарктиде запрещена на неопределенный срок Протоколом об охране окружающей среды (Мадридский протокол). Между тем управление охраной окружающей среды и природопользованием ведется в Австралийской антарктической территории по законам Австралийского Содружества силами двух министерств: министерства инфраструктуры, транспорта, регионального развития, коммуникаций и искусств, а также министерства сельского хозяйства, воды и окружающей среды. Австралийскую антарктическую программу ведет отдел Антарктики (The Australian Antarctic Division of The Australian Government’s Department of Climate Change, Energy, the Environment and Water), кроме того, приняты австралийские антарктические стратегия и соответствующий план (Australian Antarctic Strategy and 20 Year Action Plan Update).[47]

Французская Республика

Франция – унитарное государство, состоит из 26 субъектов –административных территориальных единиц первого уровня, в том числе три заморские особые административно-территориальных образования: Новая Каледония; Клиппертон; Французские Южные и Антарктические территории, которые имеют уставы, учитывающие собственные интересы каждого из них в составе Республики (статья 74 Конституции Франции).[48] Уставы могут предусматривать автономию соответствующих субъектов государства и ограничение применения на них французских органических законов, изменять предмет ведения региональных законодательных органов власти, умаляя республиканский парламент. [49]

Новая Каледония

Новая Каледония (Nouvelle-Calédonie) – заморское особое административно-территориальное образование Французской Республики[50], которое управляется Верховным комиссаром Новой Каледонии, назначаемым Президентом Французской Республики.[51] Двое заместителей верховного комиссара курируют природопользование и энергетику, руководят частью комиссариата, занимающейся природоресурсными отношениями. В статье 76 французской конституции предусматривалось право населения Новой Каледонии на самоопределение путем проведения трехкратного референдума о выходе из состава Республики, заключившей с территорией Соглашение Нумеа (Accord de Nouméa).[52] Завершающий, тритий референдум, был проведен в 2022 году, на нём около 95 % каледонцев при явке 44 % высказались за интеграцию во Французскую Республику и против выхода из неё. Accord sur la Nouvelle-Calédonie[53], подписанное 5 мая 1998 года, предусматривает принятие французского органического закона о Новой Каледонии.[54]

Loi n° 99-209 organique du 19 mars 1999 relative à la Nouvelle-Calédonie заменяет устав Новой Каледонии и принят в силу нумеанского договора. Провинции и муниципалитеты исследуемого французского заморского особого административного территориального образования являются территориальными единицами Французской Республики (третий раздел закона), а после референдума этот регион имеет статус департамента.

Разделы 6 и 18 рассматриваемого органического закона устанавливают право собственности на землю в следующих формах: частная, государственная и обычная (традиционная). Государственная и частная земля оборотоспособны. Традиционные земли неотчуждаемы, непередаваемы, неизменны и не подлежат изъятию, их режим регулируются обычаями. Такие земли могут находится в собственности граждан и организаций, они состоят из резервов; а также земель, выделенных местным группам специального права (канакам – коренным жителям Новой Каледонии)[55]; и земель, следующих за возведенной на них недвижимостью, даже при передаче этой собственности лицам обычного права (гражданам Франции, рожденным вне Новой Каледонии; иностранцам; канакам и другим гражданам республики, родившимся в Новой Каледонии, но принявшим обычный гражданский статус). Следовательно, традиционными землями могут владеть коренные жители, обычные граждане и организации, если эта традиционная земля обслуживает их строения. Кроме того, правоспособность в Новой Каледонии зависит от гражданского статуса: общего или специального, содержание которых раскрывается в разделах 7-19 органического закона.

На основании двадцатого раздела закона провинции осуществляют по остаточному принципу те полномочия, которые не делегированы Французской Республикой Новой Каледонии, имеющей региональный парламент. Франция ведет вопросы охраны окружающей среды, а Новая Каледония регулирование и осуществление прав на разведку, эксплуатацию, управление и сохранение природных, биологических и небиологических ресурсов исключительной экономической зоны, а также правила, касающиеся углеводородов, никеля, хрома, кобальта и редкоземельных элементов. Экономический анализ региона указывает на сосредоточение четверти разведанных мировых запасов перечисленных минералов в Новой Каледонии, однако, достоверность этой информации подлежит дополнительной проверке. При этом именно колоссальные запасы железа и других перечисленных минералов как экономическая основа самостоятельности породили новокаледонский сепаратизм, купированный метрополией демократическим путем.

Новая Каледония как область Франции после учета мнения консультативного комитета по горнодобывающей промышленности и совета по горнодобывающей промышленности принимает на основании раздела 39 органического закона план разработки полезных ископаемых, описывающий используемое горное имущество (горные предприятия); перспективы эксплуатации месторождений; руководящие принципы охраны окружающей среды при эксплуатации месторождений; перечень территорий, подчиненных особой горной полиции; направления развития рационального недропользования; принципы экспортной политики минералов.

Горный консультативный комитет Новой Каледонии состоит из представителей Французской Республики, представителей правительства Новой Каледонии, представителей двухпалатного регионального парламента – конгресса Новой Каледонии и сената обычного права Новой Каледонии, представителей провинций и муниципалитетов Новой Каледонии, отраслевых делегатов профессиональных союзов, а также ассоциаций по охране окружающей среды. С ним консультируются новокаледонский конгресс по законопроектам, а новокаледонские муниципальные власти по проектам актов провинциальных ассамблеей, если они касаются углеводородов, никеля, хрома, кобальта или редкоземельных элементов и не относятся к процедуре одобрения прямых иностранных инвестиций.

Горный совет состоит из председателя правительства Новой Каледонии, председателей провинциальных ассамблей или их представителей, и Верховного комиссара Новой Каледонии, который возглавляет Горный совет. Конгресс Новой Каледонии консультируется с Горным советом по законопроектам, касающимся углеводородов, никеля, хрома, кобальта и редкоземельных элементов, относящиеся к прямым иностранным инвестициям. С ним также консультируются провинциальные ассамблеи по проектам нормативных правовых актов местного значения, затрагивающих недропользование в границах соответствующих муниципальных образований. Особенностью новокаледонской системы собственности является наличие у Франции, Новой Каледонии, провинций и коммун общественной и частной собственности на землю. Таким образом, государство, его субъект и муниципальные образования в Новой Каледонии имеют не только республиканскую и региональную государственную собственность, а муниципалитеты – муниципальную, муниципальной собственности в Новой Каледонии нет вообще, провинции и коммуны используют государственную собственность унитарной республики, переданную им в пользование. Публичные правовые образования – Французская Республика, Новая Каледония и её муниципальные образования обладают правом частной собственности и правом общественной собственности, что уникально. Значит, земля и другие природные ресурсы могут находиться как в государственной собственности публичных образований, так и в их частной или общественной собственности. Бесхозные земли переходят в собственность Новой Каледонии, а не муниципалитетов как в контролируемых Британией государствах. Но именно провинции Новой Каледонии регулируют и осуществляют права на разведку, эксплуатацию, управление и сохранение биологических и небиологических природных ресурсов внутренних вод, гаваней и лагун, их почв и недр, а также дна и недр территориального моря (раздел 46 органического закона).

Экономический, социальный и экологический совет Новой Каледонии дает консультации региональному парламенту и представительным органам местного самоуправления по охране окружающей среды, его функции также предусматриваются в органическом законе нумеанского договора.

В Новой Каледонии действуют пять органов исполнительной власти в области окружающей среды:

· территориальное представительство Французского бюро по биоразнообразию (l’Office français de la biodiversité), созданного 1 января 2020 года в ведении Министерства экологической трансформации, территориального единства, продовольственного суверенитета и сельского хозяйства (Transition écologique et de la Cohésion des territoires et de l'Agriculture et de la Souveraineté alimentaire), осуществляющее управление и защиту морской среды Новой Каледонии, а также флоры и фауны, реализующее экологическую политику и природоохранную пропаганду;

· территориальное представительство Агентства экологического перехода (l’Agence de la transition écologique), находящегося в ведении Министерства экологической трансформации, территориального единства, продовольственного суверенитета и сельского хозяйства, а также Министерства высшего образования, исследований и инноваций (ministère de l’Enseignement supérieur, de la Recherche et de l’Innovation), занимающегося переводом экономики на энергосберегающие технологии, возобновляемыми источниками энергии, налогового стимулирования чистых производств, экспертизой экологических проектов, модернизацией обращения с отходами;

· Агентство сельского развития и землеустройства Новой Каледонии (Agence de Développement Rural et d'Aménagement Foncier) - оператор земельной реформы заморского особого административно-территориального образования Французской Республики Новая Каледония, занимающийся земельными отводами обычного режима, реституцией канакских земель (переводом обычных земель в традиционные), земельной безопасностью и оценкой земельных участков, содействием планированию землепользованием, поддержкой развития сельского хозяйства;

· Управление Государственного департамента сельского, лесного хозяйства и окружающей среды по Новой Каледонии (La direction du service d’État de l’agriculture, de la forêt et de l’environnement) функционирует под руководством Верховного комиссара по Новой Каледонии в части реализации международных обязательств в области экологии и природопользования, местных инициатив и проектов, управления финансами сельскохозяйственного и природоресурсного секторов экономики; выполняет под патронатом французского министра сельского хозяйства и продовольствия (Sous l’autorité du ministre de l’agriculture et de l’alimentation) администрирование сельского хозяйства Новой Каледонии; выполняет под эгидой Новой Каледонии организацию сельскохозяйственного обучения и управление природными ресурсами;

· департамент промышленности, горнодобывающей индустрии и энергетики Новой Каледонии (Direction de l'Industrie, des Mines et de l’Énergie de la Nouvelle-Calédonie) был создан в 1873 году как Bureau des Mines - горное управление Новой Каледонии, выступавшее оператором горного законодательства и унаследовавшее эту функцию, к которой добавился горный надзор и мониторинг окружающей среды, а также развитие энергетики и природных ресурсов этой особой заморской территории.

Департамент промышленности, горнодобывающей индустрии и энергетики Новой Каледонии (Direction de l'Industrie, des Mines et de l’Énergie de la Nouvelle-Calédonie) состоит из шести отделов и лаборатории по изучению полезных ископаемых, он выполняет следующие функции:

· тарифное регулирование цен на углеводороды и электроэнергию, технический контроль линий электропередач, финансирование энергосберегающих мероприятий;

· координация разработки минеральных ресурсов (управление горным кадастром, горная полиция, экспортный контроль, статистика);

· контроль производственной деятельности, которая может оказать влияние на окружающую среду, здоровье и безопасность людей (полиция засекреченных установок, контроль оборудования, работающего под давлением, законодательная метрология);

· обеспечение наилучших знаний о наземных и морских геологических структурах Новой Каледонии для обоснования политики планирования землепользования с целью устойчивого развития.

Департамент осуществляет горный надзор, в том числе в отношении нефтегазовых компаний, эксплуатирующих новокаледонские месторождения: Mobil, SSP, TOTAL Pacific, SLN DBO, Enercal Népoui, Vale, а также промышленный надзор за утилизацией отходов и оборотом взравчатки, используемой для добычи твердых полезных ископаемых.

Департамент промышленности, горнодобывающей индустрии и энергетики Новой Каледонии отвечает за надлежащее исполнение Code minier de la Nouvelle- Calédonie. Laurent L’Нuillier, Tanguy Jaffré, Adrien Wulff в книге «Mines et Environnement en Nouvelle-Calédonie: les milieux sur substrats ultramafiques et leur restauration» на 30 -31 страницах описывают экологические требования при недропользовании, перечисляя регулирующие эту сферу нормативные правовые акты: Code minier 2010 (Loi du pays n° 2009-6 du 16 avril 2009 relative au code minier de la Nouvelle-Calédonie (partie législative)), Délibération n° 104 et Fonds Nickel, Code de l’environnement de la province Nord, Code de l’environnement de la province Sud.[56] Позволю не согласиться с указанными авторами, ограничивающимися перечисленными нормативными актами, устанавливающими правовой режим недропользования в Новой Каледонии. Указанные новокаледонские экологические и природоресурсные акты приняты по предмету ведения особой заморской административно-территориальной единицы Французской Республики парламентом Новой Каледонии, однако, перечень этих актов неполон. Авторы не принимают во внимание экологическое законодательство и законодательство о недрах и недропользовании Французской Республики, а также акты французской администрации, документы провинций и коммун. Между тем, особенно после финального референдума о самоопределении Новой Каледонии, правовой режим недропользования и охраны окружающей среды устанавливается французским республиканским законодательством и регулируется новокаледонскими и муниципальными нормативными правовыми актами по остаточному принципу. Эксплуатация твердых полезных ископаемых суши все-еще основывается на разрешениях местных ассамблей, согласованных с Французской Республикой через совещательные институты: горный комитет и горный совет. При этом служба горных инспекторов, как, например, в Австралийском Союзе, называется горной полицией, деятельность которой регулируется новокаледонским правом в силу органического закона.

Получению разрешения на пользование недрами предшествуют оценка воздействия на окружающую среду со стороны горного предприятия и общественные слушания. Видов пользования недрами два: геологическое изучение недр и эксплуатация недр (промышленная разведка и разработка), кроме того, существует коммунальная эксплуатация недр – вид пользования месторождениями для удовлетворения общественных нужд региона. Заявка недропользования на получение права поиска и добычи твердых полезных ископаемых должна содержать план рекультивации месторождения.

Ассамблеи дают недропользователю разрешение на использование участков недр (zones minière du projet) в течение определенного ими срока, который местные власти могут продлить по ходатайству владельца соответствующего разрешения. Концессии же на пользование недрами суши и моря заключаются Верховным комиссаром Новой Каледонии по законодательству Французской Республики, регулирующей все виды природопользования в Тихом океане. Круг субъектов для получения права пользования недрами не ограничен, но допуск иностранных инвесторов к месторождениям осуществляется республиканскими властями. Франция, Новая Каледония, провинции и коммуны могут создавать государственные и муниципальные учреждения для осуществления недропользования. Добыча урана осуществляется только государственными компаниями на основании особого разрешения, выдаваемого Правительством Франции.

Таким образом, Новая Каледония является источником значительного количества полезных ископаемых, поступающих в промышленный оборот, имеет многовековую историю эксплуатации недр и развития системы охраны окружающей среды в составе Французской Республики, активно использующей минерально-сырьевую базу своего заморского особого административно-территориального образования в связи с тенденциями децентрализации региона и во избежание экспансии экономической активности в регионе со стороны Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Соединенных Штатов Америки, Китайской Народной Республики.

Республика Вануату

Вануату (République du Vanuatu / Republic of Vanuatu) – франкобританская кондоминиальная колония до 1980 года, формально независимое государство с 30 июля 1980 года[57] – дня вступления в силу Конституции Республики Вануату 1979 года.[58] Республику возглавляет президент; законодательная власть представлена однопалатным парламентом; исполнительная – советом министров, во главе с премьер-министром; судебная система образована Верховным, апелляционными, деревенскими и островными судами, главным судьей (Chief Justice) и другими судьями. Модель государственного устройства можно охарактеризовать как гибридную, смешанную: англо-французскую. Глава 12 конституции устанавливает основы земельных правоотношений в этом государстве.

Вся земля в Республике Вануату принадлежит indigenous (коренному населению) и их потомках (статьи 73, 74 Конституции Вануату), так разрешается спор на землю между протекторатами и получившей независимость республикой, которая может владеть приобретенной землей в целях её использования для публичных нужд. Государство обязано на законодательном уровне категорировать земли, а также ввести разрешенные виды пользования земельными участками. Особенностью Республики Вануату является закрепление всех земель за местным населением, этот прием издавна использовался англичанами для резервирования земель в Австралии и Океании, если их не представлялось возможным передать государству либо Короне, или было необходимо держать в резерве для исключения соответствующих земельных участков из товарооборота. Поскольку Соединенное Королевство до сих пор не единственная доминирующая в республике держава, то оборот земель ограничен провозглашением земель собственностью коренных жителей. Это делает земли Вануату недоступными для французских экономически активных субъектов в этом регионе.

Государство организовало поиск полезных ископаемых, поскольку эффективным примером их разработки послужила соседняя Новая Каледония, однако, месторождений углеводородов в настоящее время не обнаружено, равно как полиметаллических конкреций. На островах найдены незначительные запасы золота и марганца, их разработка не ведется.[59]

Землепользование, управление землями, оценка земель, разработка карьеров и поиск полезных ископаемых регулируются двумя законами: законом о земельной реформе в редакции 2014 года (Land Reform (Amendment) Act No. 11 of 2014) и законом об оценке земли 2009 года (Valuation of Land Act No.22 of 2014). Закон об управлении окружающей средой и об охране окружающей среды Республики Вануату (Environmental Management and Conservation Act 2002), [60] Закон об управлении водными ресурсами Республики Вануату (Water Resources Management Act 2006), [61] и другие республиканские нормативные правовые акты: Положение об оценке воздействия на окружающую среду (Environmental Impact Assessment Regulations 2012), [62] Закон о национальных парках (National Parks Act 1993), Закон о международной торговле (флора и фауна) (International Trade (Fauna and Flora) Act 1989), [63] Закон об управлении отходами (Waste Management Act 2014), [64] Закон о контроле загрязнения (Pollution (Control) Act 2013), [65] Закон о защите озонового слоя (Ozone Layer Protection Act 2010), администрируются Министерством сельского хозяйства, животноводства, лесного хозяйства, рыболовства и биобезопасности Республики Вануату (Ministry of Agriculture, Livestock, Forestry, Fisheries, and Biosecurity)[66], а также Министерством земель и природных ресурсов Республики Вануату (Lands and Natural Resources)[67]. Национальная водная стратегия Вануату на 2018 – 2030 годы (Vanuatu National Water Strategy 2018 - 2030).[68] Законодательство о недрах и недропользовании не принято в целях ограничения доступа к полезным ископаемым. Однако в гражданском праве Республики Вануату присутствует институт концессии, который используется как договорная форма недропользования, позволившая провести геологическое изучение недр территорий и акваторий, обеспечивающая разработку месторождений общераспространённых полезных ископаемых для строительной отрасли экономики.

Таким образом, в Республике Вануату создана нормативная правовая база и государственные механизмы для охраны окружающей природной среды и эксплуатации природных ресурсов, последняя при этом не осуществляется в виду конфликта интересов между Соединенным Королевством и Французской Республики, решение которого представляется возможным по антарктическому сценарию путем организации совместного недропользования протекторов с выплатой роялти зависимому государству – Республике Вануату.

Республика Фиджи

Фиджийская конституция (Constitution of The Republic of Fiji 2013)[69], действующая с 7 сентября 2013 года, реципирует Вестминстерскую модель государственного управления, по этой причине и из-за лояльности правящего истеблишмента Соединенному Королевству Республика Фиджи вновь принята в Британское Содружество Наций, поскольку до 10 октября 1970 года это государство находилось под властью британской короны.

Президент Республики Фиджи возглавляет государство и исполнительную власть, представленную правительством – Кабинетом министров (Cabinet or a Minister), но, по сути, замещает место, которое ранее занимал британский генерал-губернатор. Законодательная власть сосредоточена в руках однопалатного парламента (Parliament), а судебная включает Верховный, апелляционный суды, а также суды магистратур.

Статья 29 Конституции Республики Фиджи содержит норму, подтверждающую незыблемость права собственности владельцев недвижимости, обладавший ею до вступления конституции в силу. Собственность может быть как государственной, так и частной. Однако, традиционное владение является особым видом права собственности на землю, не отчуждаемого и принадлежит коренному населению. Исключение составляет изъятие традиционной собственности государством для общественных нужд в законном порядке. Земля, выбывшая из титула «iTaukei» (обычного владения коренного населения), подлежит возврату первоначальному собственнику и владельческого титула «iTaukei», если она более не используется государством для общественных целей. Пункты 4 и 5 двадцать восьмой статьи фиджийской конституции устанавливают особый режим собственности ротуманской и банабской земель «Rotuman land» и «Banaban land», которая изъята из оборота и может использоваться только метным коренным населением. Республика вправе изымать во временное пользование для общественных нужд земли на островах Ротуман и Банаба с последующим возвратом изъятых участков коренному населению.

Понятия “land leases” or “land tenancies” использованы в статье двадцать девятой статье конституции, их содержание раскрывается для обозначения возможных сделок с землей, в том числе аренды для целей недропользования. В то же время рантье могут получать доход от полезных ископаемых при добыче их из недр принадлежащей им земли или водоема, как предусмотрено в статье 30 Конституции Республики Фиджи. Рента собственников земли и дна водоемов от недропользования в пределах их собственности, включая дно территориального моря, примыкающего к традиционным землям, рассчитывается исходя из: дохода недропользователя от эксплуатации месторождения; ущерба окружающей среде и расходов недропользователя на рекультивацию земли либо на возмещения экологического вреда; взносов в государственный фонд окружающей среды, средства которого идут на компенсацию экологических последствий недропользования; расходов на администрирование разведки и разработки полезных ископаемых, затрат на недропользование; платежей за пользование недрами, проведенных недропользователем в пользу Республики Фиджи. Закон о справедливой доле на поиск полезных ископаемых (Fair Share of Mineral Royalties Act 2018) предусматривает отчисления как собственнику земельного участка, так и государству на геологическое изучение недр в целях поиска полезных ископаемых на территории Республики Фиджи.

Министр земель и минеральных ресурсов (Minister for Lands and Mineral Resources) управляет землепользованием и недропользованием Республики Фиджи, Министр по делам iTaukei (Minister for iTaukei Affairs) занимается учётом прав коренного населения при эксплуатации природных ресурсов, Министр сельского хозяйства и водных путей (Minister for Agriculture and Waterways) отвечает за освоение ресурсов океана, Министр общественных работ, транспорта и метеорологических служб (Minister for Public Works, Transport and Meteorological Services) курирует мониторинг окружающей среды, управление чрезвычайными ситуациями и предотвращением последствий стихийных бедствия, экологических катастроф.

Министерство земель и минеральных ресурсов Республики Фиджи[70] управляет государственным земельным фондом, составляющим 3 % общей площади земель островов. Остальные земли – частные и iTaukei. Частные земли, преимущественно, сдаются в аренду, реестр арендаторов и субарендаторов ведет рассматриваемое министерство.[71]

Закон Фиджи об управлении окружающей средой (Environmental Management Act 2005) предусматривает инвентаризацию природных ресурсов и принятие национального плана управления ресурсами (статья 25). Кадастр природных ресурсов и национальный план управления ими составляются на основании инвентаризации природных объектов. Министерство земель и минеральных ресурсов Республики Фиджи имеет в своем составе департамент, отвечающий за инвентаризацию, кадастр и планирование управления природопользованием, а также за природоохранную деятельность, в том числе на основании атласа уязвимости прибрежных районов, осуществляющий реагирование на экологические правонарушения и природные катаклизмы. Подразделение проводит исследования окружающей среды и инспектирует природные объекты, собирает географическую информацию и информацию и природных ресурсах для составления кадастра природных ресурсов (статья 13). Закон о геодезистах (Surveyors Act 1969) и Положение о геодезических съемках (Surveyors Regulations 2021) определяют порядок картирования и определения границ земельных участков, линий градостроительного регулирования, технические требования к методам геодезической съемки, интерпретации полевых данных. Границы водных объектов устанавливаются по линии отлива, что, в соответствии с пятой статьей закона о налоге на водные ресурсы (Water Resource Tax Act 2008) используется для определения площади водоема для расчёта водного налога. Однако обводненные карьеры водными объектами не являются и с них платится земельный налог, а не водный, - Закон о карьерах (Quarries Act 1939).

Министерству земель и минеральных ресурсов Республики Фиджи содействует Национальный трест Фиджи, который, согласно третьей статье Закона о Национальном тресте Фиджи (National Trust of Fiji Act 1970) обязан способствовать постоянному сохранению природных ресурсов, защите животного и растительного мира, колючая морскую среду их обитания. При этом любое пострадавшее от природопользователя лицо может обратиться в суд с гражданским иском за компенсацией вреда здоровью, имуществу, окружающей природной среде, упущенной выгоды и реального ущерба, как предусматривает статья 50 Закона Фиджи об управлении окружающей средой.

Закон о разведке и разработке нефти (Petroleum (Exploration and Exploitation) Act 1978), а также Закон о морском транспорте или Морской кодекс Фиджи (Maritime Transport Act 2013/Fiji Maritime Code) регулируют разведку, добычу, и транспортировку углеводородов, безопасное недропользование на морских нефтегазовых месторождениях Фиджи. Ликвидация аварий и последствий стихийных бедствий в океане, равно как загрязнений морской среды недропользователями, регулируется Законом об управлении стихийными бедствиями (Natural Disaster Management Act 1998). Это в полной мере обеспечивает право каждого фиджийца на чистую и здоровую окружающую среду, охрану природного мира на благо нынешнего и будущих поколений, предусмотренное в сороковой статье Конституции Республики Фиджи. Следует отметить, что Закон о морских пространствах Фиджи (Marine Spaces Act 1977) не содержит норм, противоречащих Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву.

Регулирование строительства, ведения и использования установок по разведке или разработке морского дна, недр подводных районов, охраны живых ресурсов моря, прокладки подводных трубопроводов, кабелей, рыболовства и навигации реализуется министерству земель и минеральных ресурсов Республики Фиджи совместно с фиджийским министром общественных работ, транспорта и метеорологических служб в силу Закона о континентальном шельфе (Continental Shelf Act 1970). Недропользование на континентальном шельфе Республики Фиджи ведется фиджийскими организациями, а также иностранными инвесторами либо с их участием. Иностранное юридическое лицо для получения права пользования недрами должно быть внесено в реестр иностранных инвесторов в соответствии с третьей статьей Закона об иностранных инвестициях (Foreign Investment Act 1999). Понятие инвестиций раскрывается в Законе об инвестициях (Investment Act 2021). Закон о разведке и разработке нефти (Petroleum (Exploration and Exploitation) Act 1978) предусматривает допуск к нефтегазовым месторождениям как фиджийских юридических лиц, так и иностранных, а также совместных предприятий. Министерство земель и минеральных ресурсов принимает заявки недропользователей на лицензирование разведки, горного производства (разрешение на функционирование горного предприятия на островах), шельфового производства (разрешение на функционирование сырьевого предприятия на море), прокладку и использование морского трубопровода, передачу нефти по трубопроводу, за что взимает с недропользователей соответствующие платежи. Закон о разведке и разработке нефти (статья 49) предусматривает учёт добычных лицензий (Record of Production Licenses) и лицензий на трубопровод (Record of Pipeline Licenses). Отдельно регистрируются транспортные лицензии на «морской путь». Лицензии на морское недропользование (совмещенные лицензии на поиск полезных ископаемых и их добычу) выдаются сроком на 21 год с возможностью продления на 5 лет (статья 18). Лицензия на трубопровод выдается на срок проекта строительства, а затем на срок передачи по нему углеводородов, продлевается министром при подаче ему соответствующей заявки не позднее, чем за 6 месяцев до истечения срока действующего разрешения. Сроки действия трубопроводных лицензий и сроки их продления определяются индивидуально исходя из экономических потребностей. Недропользование на островах лицензируется тем же министерством на тех же условиях, что и в морской среде, но сроки недропользования определяются видом полезного ископаемого, то есть они дифференцированы. Преимущественно, на Фиджи добывается золото и сопутствующее серебро. Нормативные правовые акты, регулирующие недропользование, содержатся в специальном реестре официально публикуемых документов.[72]

Обилие природных ресурсов Республики Фиджи обусловили безуспешные попытки правящей верхушки освободиться от британского протектората и самостоятельно администрировать природные богатства республики, которая все-равно оказалась под контролем Соединенного Королевства как ресурсный донор Австралийского Союза, Китайской Народной Республики и Республики Индонезия, а также Японии. Следовательно, геополитическое положение тихоокеанских государств влияет на интенсивность эксплуатации их природных ресурсов: чем ближе к азиатскому региону, тем использование природных богатств островов и акваторий со стороны англосаксонской коалиции интенсивнее в целях извлечения экономической выгоды, первоочередного исчерпания близ азиатских районов из-за риска перехода их под контроль Китайской Народной Республики и других стран, претендующих на эти ресурсные базы.

Соломоновы Острова

Государственность Соломоновых Островов (Solomon Islands)[73] основывается на конституции (The Constitution of Solomon Islands 1978)[74] в редакции 2022 года.[75] Однако после объявления независимости от Соединенного Королевства главой Соломоновых Островов стал монарх Англии, представленный генерал-губернатором.[76] Исполнительная власть – правительство состоит из генерал-губернатора и Кабинета, возглавляемого премьер-министром и включающего других министров, назначаемых из числа членов однопалатного парламента (National Parliament of Solomon Islands). До принятия этим органом законов, замещающих нормативные правовые акты Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, в юрисдикции Соломоновых Островов действуют британские законы, а правосудие осуществляется по общему английскому праву. Высокий суд Соломоновых Островов, главный судья, Апелляционный суд Соломоновых Островов, окружной суд столицы – города Хониара и приравненные к нему окружные (провинциальные) суды, а также Земельный суд Соломоновых островов осуществляют судебную власть. Следовательно, государственный аппарат выстроен на принципах Вестминстерской системы управления.

Статьи 110 – 113 Конституции Соломоновых Островов[77] предусматривает ничем не ограниченное право собственности на землю для жителей этого государства, имея ввиду, по смыслу статей 20 – 26 указанного документа, его граждан и проживающих на островах британцев. Земли могут находиться в государственной и частной собственности. Поскольку Соломоновы Острова унитарное государство, постольку земли округов являются государственной, а не муниципальной собственностью.

Земли по конституции имеют общий режим, следовательно, Соломоновы Острова отошли от традиционной собственности, однако, законодатель может вернуть таковую – обычную (традиционную) собственность на землю, закрепить соответствующее право бессрочно за конкретным собственником или за общиной коренных жителей, равно как отменить соответствующие нормативные правовые акты о традиционной земле. Изъятие любых земель допускается конституцией только на законных основаниях с предварительной соразмерной и справедливой денежной компенсацией собственнику земельного участка и только после неудачных переговоров с ним по добровольному отчуждению недвижимого имущества по договору.

Кабинет включает 21 министерство и канцелярию премьер-министра.[78] Министерство сельского хозяйства и животноводства (Ministry of Agriculture and Livestock)[79] осуществляет управление землями через департамент планирования сельского хозяйства и землепользования, а также отвечает за картографию, проводимую группой географической информационной системы. Департамент биобезопасности[80] этого министерства в соответствии законом о биобезопасности (Biosecurity Act 2013) борется с вредителями и болезнями. Министерство окружающей среды, изменения климата, управления стихийными бедствиями и метеорологии (Ministry of Environment Climate Change Disaster Management and Meteorology)[81] выступает оператором нескольких законов: закона об окружающей среде (The Environment Act 1998), закона об охране и управлении дикой природой (Wild Life Protection and Management Act 1998), закона об охраняемых территориях (Protected Areas Act 2010), закона о метеорологии (Meteorology Act 1985), закон о Национальном совете по стихийным бедствиям (National Disaster Council Act 1989) и других. Основные задачи министерства – сохранение окружающей среды, метеорология, мониторинг окружающей среды и борьба со стихийными бедствиями. Министерство рыболовства и морских ресурсов (Ministry of Fisheries and Marine Resources)[82] не только выдает лицензии на рыбную ловлю, но и координирует и контролирует использование всех морских природных ресурсов. Министерство лесного хозяйства и научных исследований (Ministry of Forestry and Research) руководствуется Законом о лесных ресурсах и использовании древесины (Forest Resources and Timber Utilization Act) в целях реализации программы развития лесов и лесовосстановления, управления лесными ресурсами, передачи лесных участков в пользование, лицензирования рубки, обработки и экспортирования продукции лесной отрасли промышленности. Министерство земель, жилищного строительства и обследования (Ministry of Lands, Housing and Survey) реализует земельную реформу по переходу от общинных земель к обычному гражданскому обороту при сохранении традиционного землевладения, отвечает за градостроительство, оценку земель, кадастровую систему и учет земель, географические карты, землеустройство и управление земельным фондом. Это министерство контролирует сделки с землей, включая аренду и субаренду, регистрирует земельные сделки и обеспечивает своевременные арендные платежи. Сделки с землей совершаются в письменной электронной форме, как и заключение договоров аренды (субаренды), через сайт правительства Соломоновых Островов. Оплата по договорам купли-продажи, мены, дарения, аренды, субаренды и другим с выставлением счётов-фактур проводится через тот же правительственный сайт, что обеспечивает финансовый мониторинг, контроль за предпринимательской деятельностью и надлежащий учет физических лиц по месту жительства и месту их пребывания. [83] Сайт позволяет регистрировать права на недвижимое имуществом, получать доступ к реестровым книгам, кадастровым планам, реестру недвижимости, регистрационным книгам сделок с землей, продлевать действующие договоры и полученную через правительственный сайт строительную лицензию. Подобный опыт Соломоновых Островов может быть перенят Российской Федерацией, в том числе в части получения электронных лицензий на право пользования недрами через https://solomons.gov.sb/.

Министерство горнодобывающей промышленности, энергетики и электрификации сельских районов (The Ministry of Mines, Energy & Rural Electrification) воплощает в жизнь Национальную минеральную политику (National Mineral Policy) [84] и Декларацию об управлении водными ресурсами (Water Governance Awareness)[85]. Это министерство состоит из пяти департаментов:

· департамента геологоразведки (Geological Survey Division), занимающегося геологическое изучение недр, картирование, геохимию, сейсмологию и петрологию;

· департамента шахт (Mines Division), курирующего горнодобывающую промышленность, осуществляющего промышленный надзор, в том числе при строительстве зданий, отвечающего за экономическую эффективность недропользования;

· департамента водных ресурсов (Water Resources Division), отвечающего за бурение скважин, управление водными объектами и гидрологию;

· нефтяного департамента (Petroleum Division), отвечающего за управление гидрокарбоновым хозяйством и нефтегазовую деятельность;

· департамента энергетики (Energy Division), ведающего энергосбережением и энергоэффективностью, защитой озонового слоя от вредных выбросов в атмосферу, возобновляемыми источниками энергии, нефтегазовым комплексом и электроэнергетикой.

Кроме того, ресурсный сектор представлен государственными компаниями: энергетической[86] и водохозяйственной[87]. Министерство горнодобывающей промышленности, энергетики и электрификации сельских районов взаимодействует с таможней, дипломатическим ведомством, службой республиканского аудита, министерством промышленности и торговли, и другими органами исполнительной власти, занимающимися реализацией государственной политик в сфере природопользования.[88]

Министерство горнодобывающей промышленности, энергетики и электрификации сельских районов выдаёт лицензию для поиска минералов и драгоценных металлов на основании электронной заявки по установленной форме[89]. Лицензия на геологоразведку [90] начинает оформляться министерством после уплаты казначейству при министерстве финансов установленных лицензионных сборов. Заявитель должен подтвердить достаточность финансовых ресурсов, технической компетентности для проведения эффективных разведывательных работ, а также состоятельность поисковой программы. Директор департамента шахт рассматривает заявку потенциального недропользователя и при соответствии поданного документа формальным критериям передает его в Совет горной промышленности и полезных ископаемых для принятия решения (Miners and Mineral Board).[91]

На основании статьи 11 Закона о недрах и недропользовании (Mines and Minerals Act)[92] все проекты лицензий на разведку (Prospecting Licenses) и добычу (Mining Leases) полезных ископаемых, аренду горных выработок, на производство строительных материалов, лицензии на эксплуатацию особых земельных участков и участков недр, лицензии на доступ к дорогам, а также лицензии на торговлю золотом рассматриваются и утверждаются Советом горной промышленности и полезных ископаемых до выдачи соответствующих лицензий или разрешений министром горнодобывающей промышленности Соломоновых Островов.[93] Лицензия на добычу полезных ископаемых оформляется так же на основании электронной заявки.[94]

Получив заявку на геологоразведку Miners and Mineral Board, может одобрить выдачу лицензии, отклонить заявку либо объявить конкурс на право пользования недрами испрашиваемого поискового участка. Министр горнодобывающей промышленности, энергетики и электрификации сельских районов уведомляет генерального прокурора о выдаче поисковой лицензии на участок недр, а директор департамента шахт уведомляет заявителя о принятом решении. После этого заявитель договаривается со всеми землевладельцами об использовании их участков для геологоразведки, заключает с ними договоры об оплате пользования земельными участками для проведения в их границах поиска полезных ископаемых. Указанное министерство обязано оказывать административную поддержку недропользователю для разрешения споров с землевладельцами территории, на которой разрешено геологическое изучение недр. Землевладельцам, несогласным с гражданско-правовыми условиями эксплуатации их земель недропользователем, вместо договорных платежей выплачивается земельная рента в публичном правовом порядке на счета, открытые соответствующим землевладельцам в кредитной организации департаментом шахт, в определенном министерством размере, что признается достаточным для компенсации недропользователем использования чужого земельного участка для целей геологического изучения недр. Предлагаем приведенный опыт Соломоновых Островов использовать в Российской Федерации.

После согласования с собственниками земель использования их участков для недропользования по гражданским правовым договорам, а также обязания в публичном правовом порядке лиц, не заключивших указанные договоры с недропользователем, предоставить земли для геологоразведки на возмездной основе, копия поисковой лицензии - Prospecting Licenses – направляются в провинции, в пределах которых расположен лицензионный участок.

Лицензия выдается министерством на необходимый недропользователю срок, определенный в самой лицензии, что уже нами встречалось в Королевстве Тонга.[95] Министр горнодобывающей промышленности, энергетики и электрификации сельских районов не только осуществляет надзор за пользованием недрами в рамках выданной лицензии в соответствии с указанными в ней условиями, но и продлевает пользование недрами на экономически обоснованный и необходимый держателю лицензии срок. Подобная законодательно закрепленная практика может быть использована в Российской Федерации.

Особенностью законодательства Соломоновых Островов[96] является заявительный порядок ущерба окружающей среде. Недропользователь сам оплачивает оценку воздействия на окружающую среду, компенсирует нанесенный им вред владельцу земельного участка и государству, оплачивает расходы по рекультивации земель и восстановлении природы нанятым им подрядчиком либо делает это самостоятельно и за свой счёт. О восстановлении природной среды, повреждённой при изучении недр, информируется по форме министерство и пострадавшие землевладельцы. Административная и уголовная ответственность недропользователей наступает только в случае уклонения ими от соблюдения гражданско-правового компенсаторного механизма. Предлагаем использовать аналогичную схему компенсации экологического ущерба недропользователями в Российской Федерации.

Добыча полезных ископаемых осуществляется на основании заявки на получение прав пользования недрами на основании арендной или добычной лицензии.[97] Арендная лицензия или лицензия на добычу полезных ископаемых предоставляется Министерством горнодобывающей промышленности, энергетики и электрификации сельских районов Соломоновых Островов в том же порядке, что и поисковая, и разведывательная. Таким образом, право пользования недрами на территории островов предоставляется в однообразном порядке на основании четырех типов лицензии: во-первых, поисковой, во-вторых, разведывательной; в-третьих, добычной; в-четвертых, арендной. Кроме того, существует аллювиальная лицензия, выдаваемая департаментом шахт любому гражданину Соломоновых Островов старше 21 года на добычу рассыпного золота на его земельном участке либо земельном участке провинции, где данное лицо владеет землей, сроком дот 1 года с возможностью продления не долее, чем на тот же срок. Если заявитель не является землевладельцем в конкретной провинции, то аллювиальная добыча возможна только в границах участков собственников, давших аллювиальное разрешение. Без согласия собственника аллювиальная добыча не представляются возможной, кроме как для владельцев земель соответствующей провинции в силу закона. Иными субъектами права пользования недрами, кроме аллювиальных, могут быть только юридические лица, включая иностранных инвесторов, режим наибольшего благоприятствования для которых введен Соломоновыми Островами, ведется реестр иностранных инвесторов, допуск их к недропользованию осуществляется в общем порядке.[98] Нельзя не заметить, что антимонопольное законодательство ограничивает долю одного физического лица в организации – недропользователе пятью процентами и не позволяет такому лицу владеть юридическими лицами, участвующими в обществе-недропользователе, более чем на пять процентов. Это минимизирует риск концентрации доходов от эксплуатации природных ресурсах в одних руках либо руках узкой группы лиц, что не мешает использование подставных (доверенных) физических лиц для регистрации коммерческих компаний в целях уклонения от антимонопольных требований с вытекающими из этого юридическими, экономическими и управленческими рисками.

Недропользователи по аллювиальной лицензии имеют право продать добытое ими золото только держателям лицензии на торговлю золотом (Gold Dealer's Licence). Предлагаем аллювиальное лицензирование применять в отдельных регионах Российской Федерации.

Министерство горнодобывающей промышленности, энергетики и электрификации сельских районов выдает лицензии геологоразведку – Petroleum Prospecting License и разработку (добычу нефти) – Petroleum Development License в акваториях Соломоновых Островов в соответствии с рекомендациями Консультативного совета по нефти (Petroleum Advisory Board).[99] Между тем оборот нефтегазовых ресурсов контролируется путем выдачи лицензий на владение углеводородами (License to Possess Petroleum). Лицензирование нефтяной деятельности на море осуществляется в электронной форме и описано на сайте профильного министерства.[100]

Ознакомившись с опытом лицензирования недропользования Соломоновых Островов в целях достижения прозрачности административных процедур, конкурентоспособности российского нефтегазового производства, экономической эффективности отечественного топливно-энергетического комплекса предлагаем Российской Федерации заимствовать опыт Соломоновых Островов в части перехода предоставления права пользования недрами и других разрешительных административных процедур, осуществляемых органами государственной власти, в электронную форму, нивелирующую коррупционный фактор и минимизирующий временные затраты на исполнение административных регламентов, следовательно, сокращающий нагрузку на государственных служащих и расходы бюджета на организацию работы государственного механизма.

Республика Науру

Науру (Republic of Nauru)[101] – тихоокеанское государство, в котором период колонизации англичанами сменился германским протекторатом с последующим совместным управлением Австралийским Союзом, Новой Зеландией и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии по результатам Второй мировой войны на основании мандата Лиги Наций, а затем Организации Объединенных Наций. Формальная независимость подмандатной Республики Науру провозглашена 31 января 1968 года, но фактически это государство до сих пор остается экономически и политически зависимым от Австралийского Содружества. Президент Науру избирается однопалатным парламентом из числа своих членов, быть кандидатами на пост главы государства не могут спикер (Speaker) парламента и его заместитель (Deputy Speaker). Исполнительная власть осуществляется Кабинетом (Cabinet)[102], возглавляемым президентом республики и включающим министров, назначаемых главой государства из числа членов парламента (Parliament of Nauru), состоящего из 18 человек, избираемых гражданами этой страны. Судебная власть представлена Верховным Судом Республики Науру, апелляционным судом, четырнадцатью районными судами (статьи 16 – 57 Конституции Науру). Следовательно, Науру, как член Британского Содружества Наций, реализует Вестминстерскую модель государственного управления. [103]

Министерство управления окружающей средой и сельским хозяйством (Department of Environment Management and Agriculture) и Министерством управления землями (Department for Land Management) реализуют политику государства в области природопользования.[104] В начале XIX века в Науру начали промышленную добычу фосфатов, месторождения которых истощаются в настоящее время, запасов хватит примерно на два десятилетия при текущих темпах разработки карьеров. Тихоокеанская фосфатная компания (Pacific Phosphate Company), образовавшаяся в 1902 году в результате слияния South Pacific Company Ltd и Jaluit Gesellschaft, получила исключительные права на добычу фосфатов на территории колонии Науру, имея австралийский домицилий, работает по сей день как единственный недропользователь в островной части Республики Науру.[105] Право пользование недрами этой компании предоставлено по английскому праву, применимым правом при разрешении споров с Pacific Phosphate Company является общее право Соединенного Королевства. Именно поэтому Республика Науру обвинила Австралийское Содружество в государственном протекционизме и обратилась в Международный Суд Организации Объединенных Наций для взыскания компенсации с Австралии за ущерб землям, нанесенный австралийским недропользователем, получившим исключительное право разработки фосфатов на острове в период протектората, подтвержденное в подмандатный период, на невыгодных для Республики Науру условиях, в том числе без рекультивации земель отработанных шахт. Compact of Settlement завершил международный спор между государствами выплатой Республике Науру Австралийским Содружеством 107 000 000 австралийских долларов.[106]

Нельзя согласиться с позицией американского доцента, доктора права Раймона Рейеса (Ramon E. Reyes Jr.) из Нью-Йоркской школы права (New York University School of Law), изложенной в работе Nauru v. Australia: The International Fiduciary Duty and The Settlement of Nauru's Claims for Aims for Rehabilitation of Phosphate Lands [107] в том, что выдача разрешения в колонии Науру нанесла ущерб окружающей среде и Республике Науру, в частности отсутствием лицензионных условий (требований) о рекультивации земель отработанных фосфатных карьеров. Восстановление земель, в том числе почв, не представляется возможным из-за геологического строения острова Науру, их там попросту нет и не было: на коралловый остров тысячелетиями птицы метали гуано, превратившееся в фосфат естественным путем.[108] Недропользователь счистил фосфат открытым способом добычи и обнажил материнский коралловый риф, образующий остров. Концентрация фосфора не позволяла растениям произрастать на его толще, следовательно, не существовало почв, растительности, подлежащих восстановлению после отработки фосфатных карьеров. Pacific Phosphate Company обеспечила развитие инфраструктуры острова (строительство порта, дорог, образовательных учреждений, медицинских организаций), создало рабочие места, уплачивала налоги, обеспечила дефицит рабочей силы с одним из самых высоких показателей валового внутреннего продукта в Мире в расчёте, примерно, на десятитысячное население острова, в период пика производства. При этом недропользователь поддерживал местную культуру, развивал прибрежное сельское хозяйство, обеспечил страну морепродуктами, закупив два рыболовецких судна, так как ранее гражданского, и какого-либо вообще, флота в республике не было. Таким образом, компания внесла вклад в социальное и экономическое развитие Республики Науру, создав почти всю его инфраструктуру. К тому же австралийское правительство предлагало переселить граждан Науру в Австралию, а остров, малопригодный для жизни и представляющий собой карьер в форме огромного фосфорного кратера, полностью превратить в горное предприятие. Островитяне отказались иммигрировать, а местные органы власти и самоуправления терять свой статус и авторитет после иммиграции в другое государство. Таким образом, Австралийское Содружество и Pacific Phosphate Company приняли необходимые меры социальной поддержки островитян, связанные с недропользованием, от части которых жители Науру отказались. Компенсировать ущерб почве не представлялось возможным ввиду первоначального отсутствия почвенного слоя в карьерах. Суд должен был бы отказать Республике Науру в удовлетворении требований о возмещении вреда окружающей среде, но Compact of Settlement имело политическое значение для сторон международного судебного спора, связанное с продолжением фактического протектората Австралийского Союза и Новой Зеландии в отношении Республики Науру, прикрывало законность передачи денег австралийских налогоплательщиков в распоряжение Кабинета Науру, тем более что выплаченная компенсация не была потрачена и не могла быть израсходована на рекультивацию земель острова или его развитие. Деньги были оприходованы на государственный аппарат, направлены в резервные фонды, которые постепенно исчезли из поля зрения местных жителей с зарубежных правительственных счетов. Республика Науру злоупотребила правом на компенсацию экологического вреда земле острова, который не имел места быть, и, требуя соответствующую компенсацию, вынудила Австралийское Содружество заплатить за политическую лояльность руководства Республики Науру англосаксонской коалиции в Тихом океане и на международной арене, прикрыв махинации судебным процессом. [109]

Земельные законы (Lands Act 1976, Land (Declaration of Ownership) Ordinance 1962, Lands (Validating) Ordinance 1951) приняты в Науру, они предусматривает регистрацию прав на земельные участки, при этом все земли принадлежат коренному населению, а государство имеет право лишь арендовать земельные участки, находящиеся в традиционной собственности. При этом арендной платой распоряжаются местные власти, что превращает такого рода аренду в фикцию: она имеет правовую природу субсидий, выплачиваемых республиканским правительством унитарного государства административно-территориальным единицам – муниципальным округам. Институт всеобщей традиционной собственности позволяет республиканской власти не нести расходы на управление землями и на их рекультивацию. Nauru Energy Act лишь планируется принять, равно как многие другие акты в области экологии и биобезопасности.[110] Water and Sanitation Master Plan является ключевым актом водопользования, специализированного водного и лесного законодательства в Республике Науру нет,[111] как не сформировано и экологическое право.[112] Environmental Management and Climate Change Act 2021 года первый закон в этой области. Он учреждает Фонд изменения климата и охраны окружающей среды (Climate Change and Environmental Protection Fund); защищает риф и береговую полосу; обеспечивает охрану флоры и фауны; предотвращает береговую эрозию; обеспечивает продовольственную безопасность; регулирует сохранение почв; регламентирует критическую деятельность по восстановлению окружающей среды; предусматривает систему управления чувствительными хрупкими экосистемами; предполагает защиту от загрязнений и удаление загрязнений земли, воды и воздуха. Nauru Climate Change Policy принимается во исполнение данного закона, в настоящее время она рассчитана до 2030 года и предусматривает развитие агрокультуры и биоразнообразия.[113] Законодательство о недрах и недропользовании в Республике Науру британское, не так давно принят собственный Закон о полезных ископаемых морского дна (International Seabed Minerals Act 2015), а также Sea Boundaries Act 1997 и National Disaster Risk Management Act 2016. Добычу фосфатов на суше регулируют Nauru Phosphate Corporation Act 1969, Nauru Phosphate Agreement Ordinance 1968, Attachment of Earnings and Phosphate Royalties Act 1973, Lands (Review of Land Rental Rates) Order 2014. Остальные нормативные правовые акты касаются исключительно рыбной ловли и судоходства.[114] Таким образом, природоресурсное право Республики Науру сосредоточено на предоставлении права эксплуатации фосфатных карьеров на острове, осуществляемого на основании закона и постановления, других недропользователей в Науру, кроме Pacific Phosphate Company, нет. Принятие International Seabed Minerals Act 2015 свидетельствует о предполагаемом начале поиска полезных ископаемых морского дна с перспективой более глубокого геологического изучения обширного шельфа Республики Науру с целью поиска месторождений углеводородов. Однако парламентарии республики и граждане удовлетворены доходами от эксплуатации фосфатных шахт и карьеров и не заинтересованы в интенсивном развитии использования минеральных ресурсов континентального шельфа этого государства.

Независимое Государство Папуа Новая Гвинея

Новая Гвинея (Independent State of Papua New Guinea) – формально самостоятельный субъект международного права, прошедший германский и британо-австралийский колониальные периоды, экономически и политически зависимый от Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии[115] и ведущий переговоры о присоединении к Соединенным Штатам Америки в качестве не инкорпорированной территории. Государство является членом Британского Содружества Наций и воплощает Вестминстерскую модель государственного управления.

Республика Маршалловых Островов (Republic of the Marshall Islands)[116], Федеративные Штаты Микронезии (Federated States of Micronesia), Республика Палау (Republic of Palau)[117] в 2023 году подписали договор о присоединении к Соединённым Штатам Америки в качестве не инкорпорированных территорий[118] или, если быть точнее, Договор о свободной ассоциации[119] (The Compacts of Free Association govern the relationshipbetween the United States and the Republic of the Marshall Islands, Federated States of Micronesia, and Republic of Palau)[120].

Независимое Государство Папуа Новая Гвинея, имеющая действующую конституцию (Constitution of the Independent State of Papua New Guinea 1975), [121] стала местом подписания и обновления договоров о свободной ассоциации Соединенных Штатов Америки с перечисленными выше микронезийскими государствами. Ожидалось, что Новая Гвинея также будет инкорпорирована в Соединенные Штаты 23 мая 2023 года, однако, этого не произошло.[122] Нельзя полностью согласиться с Джастином Ткаченко, экс-министром иностранных дел Независимого Государство Папуа Новая Гвинея, [123] в части его высказывания о причинах происходящих изменений квазигосударственной принадлежности островов Микронезии и Меланезии: минимизации влияния Китайской Народной Республики в тихоокеанском регионе из-за конфликта вокруг Китайской Республики (Тайвань). Возможно, Соединенное Королевство, решило использовать Соединенные Штаты для вооруженной защиты рассматриваемых территорий, но по существу Независимое Государство Папуа Новая Гвинея является британским протекторатом и замещение Соединенными Штатами Соединенного Королевства не есть вытеснение Китайской Народной Республики из соответствующей части Океании. Тем более, что англо-американская коалиция уже допустила заселение Папуа Новой Гвинеи китайскими гражданами, что нельзя не назвать элементом китайской экономической экспансии.[124] Китайское население как «кукушкины дети» взращиваются на экономической ниве папуасских островов и не только. На наш взгляд инкорпорация суверенных тихоокеанских государств в Соединенные Штаты будет стремиться к модели Американского Самоа, отчасти, для легализации военного присутствия, отчасти для контроля экономики региона, равно как и для других значимых целей. Природные ресурсы этих территорий и акваторий, а также дешевая рабочая сила, необходимая для их эксплуатации, являются основной причиной взятия под опеку обозначенных нами стран Меланезии и Микронезии.

Позиция Стюарда Ферта (Steward Firth), обозначенная в работе «Суверенитет и независимость в современном Тихоокеанском регионе» («Sovereignty and Independence in the Contemporary Pacific»)[125] сомнительна. Он утверждает, что инкорпорация тихоокеанских государств имеет организационно правовую форму содружества («commonwealth»), то есть федерации, с чем нельзя согласиться. Подобная инкорпорация далека даже от квазиконфедерации или самоуправляемой территории, она по феодальным меркам похожа на вассалитет, скрытый протекторат, но не на включение новых регионов в состав Соединенных Штатов Америки или же на создание международной организации по типу Европейского Союза или Британского Содружества Наций.

В международном праве следовало бы ввести институт не только подмандатных, но и подопечных стран (частично суверенных государств). Полагаем, что понятие рестрикция суверенитета, как добровольная (по воле самого государства (Руспублика Палау и другие) или его граждан – через плебисцит (Новая Каледония и другие), так и принудительная или консенсуальная (неполное признание) является перспективным в рамках происходящих глобальных процессов. Мир может свестись к возникновению нескольких центров принятия решений и соглашающихся сателлит, примкнувших к этим центрам подобно рыбкам-прилипалам, сопровождающим акулу или кита, с последующим образованием буферных квазигосударств, подготавливаемых к включению в состав великих держав на правах административных территориальных образований. И без поляризации такие государства как Острова Питкэрн с населением в пятьдесят человек в полной мере лишены признаков государственности, их суверенитет реализуется другими странами, в отношении Питкэрна – Новой Зеландией. Папуа Новая Гвинея уже косвенно инкорпорирована в Соединенное Королевство, что лишает смысла педалирование прямой инкорпорации этой территории в Соединенные Штаты с договорным закреплением таковой.

Обилие естественных богатств в рассматриваемом государстве обусловило указание в преамбуле конституции на необходимость сохранения природных ресурсов и окружающей среды Папуа-Новой Гвинеи на благо народа и будущих поколений папуасов, что предполагает охрану окружающей среды, рациональное использование природных объектов и объектов культурного, исторического и природного наследия, поддержание биологического разнообразия. Следует отметить, что вторая статья конституции позволяет главе государства либо парламенту определять границы внутренних морских вод и территориального моря, от которого исчисляется протяженность континентального шельфа. Суверенитет Папуа-Новой Гвинеи, согласно конституции, распространяется на природные ресурсы этого государства в пределах государственной границы, если иное не предусмотрено свободно принятыми этой страной нормами международного права. Из этого следует возможность изменять морскую границу вопреки базовых положений международного морского права и распространять не суверенные права, а государственный суверенитет на соответствующие дно, недра и природные ресурсы, включая полезные ископаемые. Суверенитет государства на природные ресурсы — это особенность папуасского законодательства, так как в государствах Британского Содружества Наций чаще всего используется юридическая конструкция, где суверенитет на природные ресурсы принадлежит английской короне, государству в лице монарха, либо не принадлежит никому или не упоминается в законодательстве. Суверенитет над природными ресурсами – особая формула закрепления прав государства на естественные богатства окружающей среды, используется там, где они в изобилии и велик риск их утраты различным путем, и которые государство готово всячески защищать.

На основании статей 7, 82 – 85 Конституции Независимого Государства Папуа Новая Гвинея главой государства является английский монарх, имеющий титул короля или королевы Папуа-Новой Гвинеи. Королевские привилегии, полномочия, функции, обязанности и ответственность устанавливаются конституционными законами и актами парламента. Глава государства представлен генерал-губернатором, суверен осуществляет исполнительную власть вместе с Национальным исполнительным советом (National Executive Council)[126], возглавляемым премьер-министром.[127] Национальный однопалатный парламент (National Parlament) является законодательным органом унитарного государства, а отправление правосудия осуществляется Верховным Судом (выполняет функции толкования конституции и законов), Национальным судом (высшим судом общей юрисдикции), Низшими судами (судами административно-территориальных единиц), Арбитражной службой (арбитражными судами), Магистерской службой (мировыми судами) и отдельными магистрами вне магистерской службы (мировыми судьями сельских поселений, в которых не образована магистратура) иными судами и трибуналами, создаваемыми парламентом. До принятия папуасских законов и королевских актов в стране действуют австралийские законы, а также правовые доктрины stare decisis, res judicata, то есть прецедентное право, и коллизионные нормы международного частного права (части 4 и 5 Конституции Независимого государства Папуа Новая Гвинея). Приложение к папуасской конституции содержит перечень английских и австралийских законов прямого действия, к их числу относятся, в частности законы, касающиеся регулирования природоресурсных отношений, – Закон о континентальном шельфе Австралийского Содружества (живые природные ресурсы) (Continental Shelf (Living Natural Resources) Act 1968) — только разделы 9 и 14; Закон о нефти Австралийского Содружества (затопленные земли) (Petroleum (Submerged Lands) Act 1967-1968) — только раздел 11; Закон о защите подводных кабелей и трубопроводов Австралийского Содружества (Submarine Cables and Pipelines Protection Act 1963-1973).[128]

Национальный исполнительным совет включает премьер-министра, одного вице-премьера и 38 министерств[129], непосредственное управление природопользованием осуществляет: министерство окружающей среды, охраны природы и изменения климата (Ministry for Environment, Conservation and Climate Change)[130]; министерство рыболовства и морских ресурсов (Ministry for Fisheries and Marine Resources)[131]; министерство земель и геофизического планирования (Minister for Lands and Physical Planning)[132]; министерство нефти и энергетики (Ministry Petroleum and Energy)[133]; министерство горной промышленности (Ministry for Mining)[134]; министерство лесного хозяйства (Ministry for Forestry)[135]; министерство промышленности и торговли (Ministry of Commerce and Industry).[136] Заметим, что последнее курирует иностранные инвестиции, в том числе в энергетический и сырьевой сектор экономики, выдает соответствующие лицензии иностранным лицам на инвестирование в экономику Папуа Новой Гвинеи. Учитывая проблемный характер отношений государства и провинции Бугенвиль использование полезных ископаемых этого района ведется ускоренными темпами. [137] Совет по внутренним инвестициям контролирует внешние и внутренние инвестиции этого региона на основании The Bougainville Inward Investment (Amendment) Act 2018. Круг потенциальных инвесторов не ограничен, а их состав определяется Советом по внутренним инвестициям. Таким образом, чем сильнее китайский экономический интерес в том или ином регионе, тем активнее осуществляется эксплуатация его природных ресурсов англо-американской коалицией. Инвестиционный план Бугенвиля утвержден на 2023 – 2027 годы (Bougainville Integrated Strategic Development Plan 2023-2027) и предполагает эскалацию недропользования при участии государства.[138] Этот факт свидетельствует об ускорении темпов экономической отдачи от территории из-за потенциального выбытия Бугенвиля из состава Независимого государства Папуа-Новая Гвинея, а также по причине возможного инкорпорирования или ассоциирования Папуа-Новой Гвинеи с Соединенными Штатами Америки. Реализуется так же и энергетическая политика на 2023 – 2027 годы. Она предопределила заключение Трехстороннего соглашения о доступе к земле и компенсации изъятия земельных участков (A tripartite Land Access and Compensation Agreement 2023) в целях ускорения недропользования в рассматриваемой меланезийской стране.[139] Lakeville Mines Ltd., несмотря на декларируемую демократию и доступность недр для любого лица, является единственным промышленным недропользователем месторождений твердых полезных ископаемых и выступает стороной A tripartite Land Access and Compensation Agreement 2023.[140] Следовательно, не предполагается, что какой-то другой недропользователь будет изымать земельные участки коренного населения в целях добычи полезных ископаемых. Земли, тем временем, могут находится в государственной собственности, собственности частных лиц без ограничения оборота и в традиционной собственности (исторической собственности папуасов). Отношение британской монархии к изъятию земель папуасов, особенно в Бугенвиле, лишний раз доказывает, что в других зависимых от Соединенного Королевства странах английское правительство играет в демократию с местным населением, позволяя им сохранять свою культуру на традиционных землях, ограничивая их в обороте для резервирования с последующим изъятием, которое может происходить при необходимости в режиме бесцеремонной диктатуры. Консервация этнической культуры зависимых государств способствует сохранению бедности и необразованности коренных жителей Океании, и, как следствие неспособности противостоять британской монархии и американским демократам, тесно связанным с Букингемским дворцом и аристократическими кругами Соединённого Королевства, курирующими глобальную экономическую экспансию англо-американских элит и их сателлит.

В 1954 году Австралийское Содружество открыло крупнейшие месторождения углеводородов в Папуа: Бассейн мыса Фогель, Бассейн Бугенвиля, бассейн Новой Ирландии и бассейн Северной Новой Гвинеи. Собственная законодательная база их освоения появилась в независимом по форме государстве не так давно, в 1998 году был принят Закон о нефти и газе Папуа Новой-Гвинеи (Oil & Gas Act 1998), в 2002 году – Регламент по нефти и газу (Oil & Gas Regulation 2002), а в 2015 году – Закон о нетрадиционных углеводородах (Unconventional Hydrocarbon Act 2015). Контроль со стороны Австралийского Союза нефтегазовых акваторий бассейнов Папуа исключает интерес английской короны в понижении своего влияния в регионе путем передачи ведущей роли Соединенным Штатам, 3 сентября 1783 года юридически вышедшим из под власти Королевства Великобритания, то есть 240 лет назад. Королем Австралийского Союза, как и Независимого государства Папуа-Новая Гвинея, является король Англии, что неразрывно объединяет экономики двух государств, превращаю папуасские территории в австралийский спутник. Законодательство о недрах и недропользовании в Папуа-Новой Гвинее, как и в соседней Республике Индонезия, аналогично для суши и моря. Ознакомиться с содержанием папуасских нормативных правовых актов, формирующих отрасль природоресурсного законодательства, можно на официальном сайте парламента: https://www.parliament.gov.pg/bills-and-legislation.[141] Учитывая фактический протекционизм отдельным недропользователям со стороны государства рассмотрение декларируемых формально существующих правовых норм, регулирующих предоставление права пользования недрами, бессмысленно, ибо они лишь оформляют политические решения при полнейшем отсутствии конкуренции. Это означает наличие de facto в Папуа-Новой Гвинее монополии в сфере недропользования, несмотря на отсутствие ограничения доступа недрам de jure.

Treaty between Australia and the Independent State of Papua New Guinea 1978 [142] делимитирует границы континентального шельфа и исключительной экономической зоны двух государств, определяя нефтегазовые и рыболовецкие бассейны Независимого государства Папуа Новая-Гвинея. Border Development Authority Act (2008) регулирует экономическую деятельность в проливе (Torrees Strait), отделяющем стороны соглашения. Maritime Zones Act (2015) устанавливает правовой режим папуасских акваторий, защищаемых от загрязнений отдельным законом – National Maritime Safety Act (2003). В акваториях Независимого государства Папуа Новая Гвинея ведется мониторинг окружающей среди, защита от незаконного использования природных ресурсов силами Национальной разведки (National intelligence Organisation Act 1984), оборонного ведомства (PNG Defence Force Act 1974), а также полиции (Police Act 1988). Между тем даже австралийские спецслужбы не в состоянии контролировать этот регион из-за их незначительного штата, поэтому, американские военные защищают эти воды от браконьеров и прочих нарушителей. Информация британских и американских специальных служб, а не папуасской разведки, лежит в основе контроля экономики Торресова пролива, координации действий американских и австралийских военных по охране природы. Indonesian Border Agreement Act 1973 устанавливает государственную границу между Республикой Индонезия и Независимым государством Папуа-Новая Гвинея на суше и море, других соседей папуасское государство не имеет.[143]

Экологическое законодательство папуасов постепенно сепарировалось от английского и австралийского, приняты: Fauna (Protection and Control) Act 1966; Tonda Wildlife Management Area Rules 1976; Fauna (Protection and Control) Maza Wildlife Management Area Rules 1979; Protected Fauna (Amendment) Асt 1996; Environment Act 2000; International Trade (Fauna and Flora) (Amendment) Act 2003. Их администрируют правительство через министерство окружающей среды, охраны природы и изменения климата; и министерство рыболовства и морских ресурсов; а также министерство земель и геофизического планирования, осуществляющего учет земельных прав и градостроительное регулирование, геофизические исследования островной территории. Геологическое изучение дна и недр подводных районов курирует объединенное министерство нефти и энергетики, равно как и эксплуатацию полезных ископаемых папуасских акваторий. Управлением добычи металлов и минералов на суше занимается министерство горной промышленности Независимого государства Папуа-Новая Гвинея.

Горный закон – Mining Act 1992[144] и дополнение к нему Ok Tedi Mine Continuation (Ninth Supplement) Agreement Act 2001 об продолжении эксплуатации рудника Ок-Теди регулируют горнорудную промышленность. Папуа изобилует золотом, серебром, медью, ванадием, никелем, молибденом, свинцом и другими металлами.[145] Иностранные организации должны быть зарегистрированы в реестре иностранных инвесторов для того, чтобы претендовать на право пользования недрами. Участки недр предоставляются в пользование по горному закону для добычи содержащихся в них полезных ископаемых, являющихся собственностью государства. Гонный закон 1992 года объединяет ранее существовавшие законы о недропользовании.

Министерство нефти и энергетики в отношении акваторий и углеводородных месторождений суши, а министерство горной промышленности в отношении твердых полезных ископаемых островов уполномочены на основании части четвертой закона (статьи 17 – 19) заключать Mining Development Contracts – соглашение на поиск полезных ископаемых и договоры на геологическое изучение недр, в том числе за счёт государственных грантов. Условия недропользования при этом определяются сторонами соответствующего контракта. Лицензия на разведку (exploration licence) может быть выдана указанными министерствами в силу статьи 21 Горного закона продолжительностью действия не более двух лет с продлением в соответствии со статьёй 28 этого же акта не более чем на два года. Разведочная лицензия предоставляется заявителю в порядке, определенно в статьях 20 – 32 Горного закона. При этом специальная горная аренда может быть предоставлена (special mining lease) продолжительностью до сорока лет и потенциальной возможностью продления до двадцати. Аллювиальная аренда (alluvial mining lease) предоставляется до пяти лет с возможностью однократного продления не более, чем пять лет.

Добычная лицензия (Lease for Mining Purposes), согласно статьям 65 – 79 Горного закона предоставляется уполномоченными министерствами сроком до двадцати лет с возможностью последующего продления до десяти лет, недропользователь должен отвечать квалификационным требованиям, иметь финансовые и технические возможности, предусмотренные законом, условия такого пользования недрами включаются в лицензию как неотъемлемая часть. Недра предоставляются для целей добычи по заявке недропользователя, конкурс или аукцион при этом не предусмотрен. Административное усмотрение уполномоченных министерств является решающим фактором при принятии решения по формально приемлемой заявке. При этом приоритет отдается тому заявителю, кто подал заявку первым (статья 100 Горного закона).

Правительство непосредственно не предоставляет каких-либо лицензий в сфере природопользования и не принимает решений о предоставлении права пользования недрами, функции полностью закреплены за министерствами. Понятийный аппарат папуасских законов часто снабжен понятиями «ministry» и «department», даже в рамках одного нормативного правового акта эти понятия используются как синонимы и употребляются попеременно, что представляет собой особенность юридической техники папуасов.

Министерства, уполномоченные на предоставления права пользования недрами, на срок, не превышающий лицензионный, с возможностью продления не долее срока продленной лицензии, могут «подназначить» недропользователя, то есть обременить право пользования недрами аналогичным правом другого лица по его заявке. Эта особенность законодательства о недрах и недропользовании встречается не встречается в Полинезии, а в Меланезии Независимое государство Папуа Новая Гвинея – это единственная страна, где она есть. Институт привлечения дополнительного недропользователя на уже предоставленный лицензионный участок недр называется «горный сервитут» («mining easement»), поскольку обременяет держателя лицензии правами третьего лица на ту же лицензионную площадь. По смыслу Горного закона, не дифференцирующего лицензирование участков недр суши и моря, обременение сервитутами предполагается в отношении участков недр островов, на которых ведется добыча, а не поиск или геологоразведка полезных ископаемых. На это указывает как терминология, используемая законодателем, так и порядок установления границ сервитута, который описывается контурами в пределах земельного участка. Более того, сроки установления сервитутов вписываются в сроки добычных сухопутных лицензий, но не совпадают со сроками морских лицензий на разведку либо разработку. Заявитель, претендующий на сервитут, как и любой другой претендент на право пользование недрами уплачивает государственную пошлину за рассмотрение его заявки в профильное министерство.

Платежи за пользование недрами (fees), установленные Горным законом и включенные в лицензию; ренту (rents) – арендные лицензионные платежи за пользование недрами; а также роялти (royalties) – платежи государству производные от объема добытого полезного ископаемого; уплачивает держатель лицензии в соответствии со статьями 146 – 149 Горного закона и специального Закона о роялти при недропользовании (Mining (Royalties) Act 1992). Оборот золота лицензируется, выдаются лицензии на экспорт золота, платежи от продажи золота относятся к платежам за пользование недрами.[146] Горный закон 1992 года регулирует весь спектр недропользования, кроме регламентируемого Mining (Bougainville Copper Agreelnent) Act и Mining Developinent Act, а также Mining (Ok Tedi Agreeinent) Act и десятью поправками к нему, что обозначено во втором приложении к Горному закону. Mining (Safety) Act[147] регулирует горный надзор. Следовательно, недропользование в Папуа Новой Гвинее регулируется одним общим законом и специальными, преимущественно, отражающими частные случаи предоставления недр в пользование на основании лицензий, выдаваемых в силу индивидуального нормативного правового акта в форме закона как с рудником Ок Теди или Бугенвильским медным месторождением.

Недра в рассматриваемом государстве, предоставляются на основании закона (по решению парламента и английского монарха), на основании министерской лицензии или договора между министерством и недропользователем. Таким образом, в Независимом государстве Папуа Новая-Гвинея природоресурсное право предусматривает все существующие системы предоставления права пользования недрами: административную, договорную и смешанную, существующие и применяемые параллельно.[148]

Республика Индонезия

Правовой режим недропользования в Республике Индонезия подробно рассматривается в одной из недавних публикаций издательства.[149] Индонезийское природоресурсное право, сформированное на нидерландский манер, в значительной степени обусловило единый режим недропользования на островной территории и в акваториях Независимого государства Папуа Новая-Гвинея. Подобная ситуация продиктована этническим составом коренного населения, которое в большей степени подверглось голландскому, нежели английскому влиянию. Оттеснение исторически сложившимися нормами майнинга английского природоресурсного законодательства есть ничто иное как стремление к самоопределению папуасов. Образование на острове Новая Гвинея одного государства, то есть воссоединение Папуа-Новой Гвинеи с индонезийцами, привело бы к образованию экономически мощного государства с колоссальным человеческим и ресурсным потенциалом, способного вытеснить Японию на мировых рынках. Страна восходящего солнца, находящаяся под влиянием Соединенных Штатов Америки, защищает интересы подопечного государства пытаясь взять под контроль восточно-папуасские земли – плацдарм для экспансии в Западное Папуа – индонезийскую часть острова Новая Гвинея. Австралия, в свою очередь, сохранила не идеологическое, как утверждает Н.Н. Миклухо-Маклай, а экономическое влияние на папуасской территории.[150] Таким образом, между Соединенными Штатами и Соединенным Королевством возникает конкуренция за природоресурсные базы в Океании. Между тем Океания остается поделенной между Французской Республикой, Соединенными Штатами Америки, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, транслирующими свое природоресурсное право в Тихом океане с адаптацией под местные условия, обуславливающие особенности правового регулирования природопользования и охраны окружающей среды.

***

Исследование особенностей природоресурсного права Меланезии позволяет изучить правовые режимы природопользования меланезийских государств, как для законотворческой, научной, учебной, так и для экономической, и других видов деятельности. Предложения по использованию опыта Соломоновых Островов, а также других меланезийских юрисдикций в области регулирования недропользования в значительной степени могут улучшить российское законодательство о недрах, государственное управление недропользованием. Одновременное применение законодателем договорного, административного, смешанного и директивного (путем принятия нормативного правового акта о предоставлении природного объекта в пользование) методов предоставления права пользования недрами предлагаем считать лучшей практикой, обеспечивающей гибкость государственного природоресурсного механизма и повышающей эффективность государственного аппарата. Австралийское понимание норм международного права, принятых по антарктическим территориям, предлагаем использовать по аналогии российской стороне в практике международных отношений, в частности, при необходимрости распространения права Российской Федерации на спорные территории и акватории, а также на области земного шара, в отношении которых утановлен международный правовой режим.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.
99.
100.
101.
102.
103.
104.
105.
106.
107.
108.
109.
110.
111.
112.
113.
114.
115.
116.
117.
118.
119.
120.
121.
122.
123.
124.
125.
126.
127.
128.
129.
130.
131.
132.
133.
134.
135.
136.
137.
138.
139.
140.
141.
142.
143.
144.
145.
146.
147.
148.
149.
150.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.
99.
100.
101.
102.
103.
104.
105.
106.
107.
108.
109.
110.
111.
112.
113.
114.
115.
116.
117.
118.
119.
120.
121.
122.
123.
124.
125.
126.
127.
128.
129.
130.
131.
132.
133.
134.
135.
136.
137.
138.
139.
140.
141.
142.
143.
144.
145.
146.
147.
148.
149.
150.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Особенности природоресурсного права государств Меланезии».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам природоресурсного права государств Меланезии. Автором обобщены знания, полученные из различных источников по поводу того, какие нормы природоресурсного права действуют в некоторых государствах Океании. В качестве предмета исследования выступили положения правовых актов указанных государств, мнения ученых, данные, полученные из открытых источников.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье заявлена. Указано, что «Цель нашего исследования – выявить особенности правового регулирования недропользования в меланезийских юрисдикциях. Для достижения этой цели необходимо решить основные задачи: изучить нормативные правовые акты, регулирующие отношения недропользования в Меланезии, а также соответствующую доктрину, предложив читателю их анализ». Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из материалов практики.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм законодательства государств, которые подлежат исследованию в соответствии с целью рецензируемой статьи). Например, следующий вывод автора: «Закон о местном самоуправлении (Local Government Act 1995)[32] предусматривает создание органа местного самоуправления – Совета графства Рождества, согласовывающего по австралийскому законодательству землепользование, водопользование и лесопользование, строительство и недропользование. Между тем, территория была передана под управление Австралии лишь в 1958 Сингапуром, являвшимся британской колонией. До 1992 года законы острова Рождества во многом основывались на сингапурском колониальном законодательстве, хотя Закон об острове Рождества (Christmas Island Act 1958)[33] создал необходимую базу для применения австралийского права и системы управления. Эта территория в Индийском океане не имеет самостоятельного законодательства, нормативные правовые акты Австралийского Содружества и Западной Австралии составляют юридическую основу исследуемой административной территориальной единицы».
Также автором статьи обобщены и проанализированы материалы практики в рассматриваемых странах.
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема природоохранного законодательства в различных странах интересна и важна, так как, прежде всего, позволяет понять и систематизировать различные подходы к природоохранному праву. Следовательно, благодаря такой работе могут быть выработаны новые аргументы по поводу того, в каком порядке следует реформировать международно-правовое регулирование отношений по поводу охраны природы.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«Исследование особенностей природоресурсного права Меланезии позволяет изучить правовые режимы природопользования меланезийских государств, как для законотворческой, научной, учебной, так и для экономической, и других видов деятельности. Предложения по использованию опыта Соломоновых Островов, а также других меланезийских юрисдикций в области регулирования недропользования в значительной степени могут улучшить российское законодательство о недрах, государственное управление недропользованием. Одновременное применение законодателем договорного, административного, смешанного и директивного (путем принятия нормативного правового акта о предоставлении природного объекта в пользование) методов предоставления права пользования недрами предлагаем считать лучшей практикой, обеспечивающей гибкость государственного природоресурсного механизма и повышающей эффективность государственного аппарата. Австралийское понимание норм международного права, принятых по антарктическим территориям, предлагаем использовать по аналогии российской стороне в практике международных отношений, в частности, при необходимрости распространения права Российской Федерации на спорные территории и акватории, а также на области земного шара, в отношении которых утановлен международный правовой режим».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены обобщения и комментарии, связанные с законодательством стран Меланезии, что может быть интересно специалистам по теме исследования.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Административное и муниципальное право», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с природоресурсным законодательством, действующим в различных государствах.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и из-за рубежа (Amellia Webb-Gannon, Michael Webb, Gabriel Solis, Пале С.Н., Чининов И.В., Токарев С.А., Окунев И.Ю. и другие). Хотело бы отметить использование автором большого количества материалов, полученных из открытых интернет-источников и связанных с темой исследования.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к вопросам природоресурсного права в изученных странах.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.