Статья 'Инклюзивность трудовой и государственно-служебной деятельности в государствах Евразийского экономического союза' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Инклюзивность трудовой и государственно-служебной деятельности в государствах Евразийского экономического союза

Гирфанова Арина Радиковна

студент магистратуры, кафедра государственно-правовых дисциплин, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, Москва, г. Москва, ул. Пр. Вернадского, 82

Girfanova Arina Radikovna

Master's Degree sturent, the department of State Legal Disciplines, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration; Expert, Analytical Center for Monitoring Activity

119571, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Pr. Vernadskogo, 82

arina.girfanova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2021.5.35665

Дата направления статьи в редакцию:

09-05-2021


Дата публикации:

31-12-2021


Аннотация: В данной статье на основе анализа нормативно-правовых основ содействия трудоустройству лиц с ограниченными возможностями здоровья в государствах-участниках Евразийского экономического союза проводится исследование механизма привлечения инвалидов на государственною службу в данных государствах. Цель статьи заключается в выявлении тенденций, определении круга проблем, поиске успешных кейсов и объективации возможных перспектив развития инклюзивности государственно-служебных отношений. Автором детально рассматриваются как действующее законодательство, регулирующее вопросы трудовых отношений, социальной защиты и государственной службы, так и эмпирические данные, позволяющие сформировать полномасштабное представление о состоянии данной сферы. Новизна данной работы заключается в том, что в ней впервые проводится оценка текущего состояния и определяются возможности развития привлечения лиц с ограниченными возможностями здоровья на государственную службу группы стран постсоветского пространства. Отказ от практики квотирования мест на государственной службе в рассматриваемых государствах не влечет за собой поиск иных вариантов развития инклюзивности служебных отношений. В результате автор приходит к выводу, что решение проблемы инклюзивности государственной службы состоит в качественном пересмотре подхода к реализации политики экономической включенности лиц с ограниченными возможностями здоровья.


Ключевые слова:

государственная служба, ЛОВЗ, квотирование, позитивная дискриминация, конкурсные процедуры, работодатель, безбарьерная среда, безработица, трудоустройство, Евразийский экономический союз

Abstract: Leaning on the analysis of the normative legal framework for facilitating the employment of persons with health limitations in the EAEU member-states, this article examines the mechanism of inclusion the disabled in civil service. The goal of this research lies in determination of trends and range of problems, search for successful cases, as well as objectification of possible prospects for the development of inclusiveness in terms of civil service relations. The author dwells on the existing legislation that regulates labor relations, social security, and public service; as well as the empirical data that allow forming a holistic representation on the situation in this sphere. The novelty of this work lies the assessment of current state and outlining the possibilities for inclusion of persons with disabilities in civil service of the group of post-Soviet countries. Refutation of the practice of assignment of quotas in civil service in the EAEU member-states does not entail the search for other options for development of inclusiveness of civil service relations. The conclusion is made that the solution to the problem of inclusiveness in civil service consists in the fundamental revision of the approach towards implementation of the policy of economic inclusion of persons with health limitations.


Keywords:

public service, persons with disabilities, quotas, affirmative action, competitive procedures, employer, barrier-free environment, unemployment, employment, Eurasian Economic Union

На сегодняшний день все государства-участники Евразийского экономического союза подписали и ратифицировали Конвенцию о правах инвалидов, имплементировав соответствующие нормы в свое национальное законодательство. Тематика инклюзивного образования основательно закрепилась в повестке, при это необходимо отметить, что понятие «инклюзивность» охватывает гораздо больше явлений как по субъектному составу, так и по сфере деятельности, оно подразумевает создание условий, позволяющих лицам из отдельных групп быть вовлеченными в общие социальные процессы. В качестве одного из таких процессов можно назвать трудовую инклюзивность, которая, как отмечает Жаворонков Р. Н. в своем исследовании, имеет значение не только с точки зрения обеспечения экономической самостоятельности лиц с ограниченными возможностями здоровья, но и в контексте реализации личного потенциала [1]. С целью обеспечения включения инвалидов в трудовые процессы законодательство устанавливает квотирование рабочих мест для лиц с ограниченными возможностями здоровья и ряд социальных гарантий, таких как сокращенный рабочий день, специальные условия реабилитации, дополнительные дни отпуска. Вместе с тем приведенные меры нельзя назвать полноценными в рамках развития инклюзивности трудовой деятельности, а в рамках государственно-служебных отношений некоторые из них (квотирование мест) вообще не применяются. В то же время в ряде стран установился четкий тренд на развитие инклюзивной государственной службы по ряду причин. Это связано как с фактической возможностью государства в первую очередь в рамках своего аппарата организовывать соответствующие рабочие места для инвалидов, так и с пониманием, что привлечение инвалидов на госслужбу будет позитивным примером для частных работодателей.

В Российской Федерации не сформирован какой-либо подход к инклюзивности государственной службы как таковой: с одной стороны, на официальных сайтах государственных органов публикуются информационные сообщения для лиц с ограниченными возможностями здоровья, которые заинтересованы в поступлении на госслужбу, с другой, не существует как таковых мер привлечения и поддержки лиц с инвалидностью в рамках государственно-служебных отношений. Более того, такая стандартная мера в частном секторе как квотирование рабочих мест фактически запрещена в отношении госслужбы. Схожую позицию о несистемности предпринимаемых государством законотворческих и административных решений высказывает Жаворонков Р. Н. [1].

Анализ современных исследований, направленных на изучение такого аспекта как профессиональная деятельность лиц с ограниченными возможностями здоровья, показал, что в центре внимания большинства авторов находится право социального обеспечения и трудовые права инвалидов, а также экономические, социальные и психологические аспекты трудовой деятельности лиц с ограниченными возможностями здоровья. Так Белькова Н. М. рассматривает факторы, оказывающие влияние на трудовую занятость инвалидов, а также институциональные основы её обеспечения [2]. Абакумова Е. Б. пишет об основных проблемах и тенденциях в сфере государственной защиты прав инвалидов на труд, в частности, отмечается низкая эффективность действующих механизмов и переориентация политики в сторону развития антидискриминационной практики [3]. Вместе с тем необходимо отметить, что отечественные ученые фактически не уделяют внимание государственно-служебным отношениям в контексте профессиональной деятельности инвалидов. Жаворонков Р. Н. в рамках работы, посвящённой вопросам интерпретации судами законодательства о квотировании рабочих мест для инвалидов, аналогично суду приходит к выводу, что установление квот для должностей государственной гражданской службы противоречит положениям федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» [4], однако ввиду «обзорного» характера работы какие-либо решения данной проблемы не предлагаются. В работах Осиповой Л. В. [5] и Кораблина К. К. и Ломова М. А. [6] также рассматриваются проблемы обеспечения занятости и нарушение прав инвалидов в данной сфере, в том числе указывается невозможность применения квот в рамках государственно-служебных отношений. Таким образом, несмотря на широкий перечень вопросов, изучаемых в рамках статей и монографий, проблема правового статуса инвалидов на государственной гражданской службе не раскрывается в необходимой мере: зарубежный опыт не рассматривается, для выделяемых проблем российской практики не предлагается решение. В данной статье предлагается рассмотреть текущее состояние привлечения лиц с ограниченными возможностями здоровья на государственную службу в рамках государств-членов ЕАЭС, а также выявить общие проблемы и предложить возможные варианты их решения и направления дальнейшей работы.

В 2019 году Киргизская Республика (последней из членов ЕАЭС) ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов [7], что накладывает ряд обязательств как по приведению нормативных правовых актов в соответствие международным стандартам, так и по созданию специальной безбарьерной среды. В период подготовки к ратификации ожидаемо возрастает интерес к теме развития инклюзивности отдельных сфер в средствах массовой информации и в рамках работы органов власти. Одной из ключевых и наиболее обсуждаемых проблем является содействие трудоустройству лиц с ограниченными возможностями, в частности, их привлечение на государственную службу. По данным Министерства труда и социального развития Киргизии в стране насчитывается около 190 000 лиц с ограниченными возможностями здоровья, из них только 25% - занятые (в сравнении с показателем 62% для группы населения, не имеющей инвалидность)[8], при этом на государственной гражданской службе состоят 103 человека из приблизительно 47 500 трудоустроенных инвалидов, то есть 0,2% в общей структуре занятости, в то время, как в целом численность государственных служащих составляет 18,7 тысячи человек [9]. Недостаточная репрезентативность гражданской службы сама по себе не кажется критической или опасной в текущем моменте, однако, необходимо обозначить несколько положений. Во-первых, участие лиц с ограниченными возможностями здоровья необходимо как минимум при решении вопросов, связанных с социальным обеспечением и развитием именно этой категории населения, а также в вопросах, связанных, например, с городским планирование и созданием среды, поскольку потребности маломобильных групп должны учитываться в первую очередь; во-вторых, малое присутствие инвалидов на госслужбе усиливает стигматизацию, в дальнейшем поступить на службу отдельным лицам будет сложнее.

В сентябре 2019 года Программный офис Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в Бишкеке провел круглый стол, на котором было выражено намерение оказать поддержку развитию инклюзивности государственной и муниципальной службы в Киргизии, однако в дальнейшем никакие шаги в данном направлении зафиксированы не были. Одной из ключевых мер по содействию трудоустройству инвалидов в соответствии с законодательством Киргизии является квотирование рабочих мест. На сегодняшний день в отчетной документации Министерства труда и социального развития фиксируется крайне низкая эффективность. В соответствии с законодательством при численности работников не менее 20 человек квота составляет не менее 5%. По состоянию на 2019 год утвержденная по всей Республике квота составляет 615 рабочих мест, службы содействия занятости населения трудоустраивают инвалидов как на квотируемые места, так и за пределами квоты, вместе с тем, даже предлагаемые рабочие места остаются невостребованными (трудоустройство в 2017 году составило 14% от годовой квоты) [10]. Квотирование, как мера содействия трудоустройству инвалидов имеет ряд существенных недостатков:

  • для ряда работодателей квота 5% фактически невыполнима в связи со спецификой работы или по экономическим соображениям;
  • незначительное число лиц с ограниченными возможностями здоровья обращаются за помощью в службы занятости населения;
  • квотируемое рабочее место не соответствует уровню подготовки инвалидов (как правило, работодатель предлагает место, не требующее специальной подготовки и квалификации, а потенциальные работники имеют высшее или среднее специальное образование);
  • Закон «О правах и гарантиях лиц с ограниченными возможностями здоровья» закрепляет возможность выполнения нормы квотирования за счет мест на условиях неполного рабочего времени, лица с ограниченными возможностями не стремятся устроиться на эти места;
  • закрепление квот не гарантирует создание условий труда (как инфраструктурных, так и психологических).

Что важно в контексте привлечения инвалидов на гражданскую службу – вопрос квотирования здесь не урегулирован в достаточной мере. С одной стороны, государственный орган также является работодателем, соответственно, им также должно выполняться обязательство по 5% квотированию. Кроме того, Законом «О правах и гарантиях лиц с ограниченными возможностями здоровья» закрепляется понятие квотирования как «установление норм обязательного участия лиц с ограниченными возможностями здоровья в отдельных сферах деятельности общества в целях их социальной поддержки» [11], привлечение на государственную гражданскую службу лиц с ограниченными возможностями здоровья видится в этой связи важным направлением деятельности. Вместе с тем концепция обязательного квотирования рабочих мест на гражданской службе не нашла поддержку Правительства: в 2012 году предпринималась попытка на законодательном уровне закрепить особые нормы, устанавливающие права инвалидов при поступлении на госслужбу. В Закон «О государственной службе» предполагалось внести изменения, согласно которым Государственная кадровая службы по согласованию с органами могла бы утверждать квоту для лиц с ограниченными возможностями здоровья. В результате заключения Правительства принятие законопроекта о внесении соответствующих изменений было признано нецелесообразным по нескольким причинам [12]. Основная из них была непосредственно связана с сохранением баланса между решением проблемы трудоустройства лиц с ограниченными возможностями в том числе путём расширения возможности поступления на государственную службу и соблюдением принципа равного доступа к государственной службе на конкурсной основе.

Киргизская Республика не единственное государство, которое в попытке развития инклюзивности государственной службы столкнулось с проблемой выбора подходящего механизма.

В феврале 2015 года Республика Казахстан ратифицировала «Конвенцию о правах инвалидов» [13], сегодня ведется активная работа по созданию комфортной среды для лиц с ограниченными возможностями здоровья в социальной и образовательной сферах, в городском пространстве. Одним из ключевых направлений является развитие экономической самостоятельности лиц с инвалидностью. Наиболее типичный подход в решении данного вопроса – квотирование рабочих мест – закреплен в Трудовом кодексе в части компетенции местных исполнительных органов [14] и в Законе «О занятости населения» [15]. Вместе с тем, Правилами квотирования рабочих мест для инвалидов, утвержденными приказом Министерства здравоохранения и социального развития Республики Казахстан, закрепляется, что квота не устанавливается на государственную службу, поскольку она требует особых условий поступления (равно как для депутатов, судей, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и фельдъегерской службы, работников Национального Банка) [16]. Таким образом государственная служба выводится из поля базового подхода к трудоустройству инвалидов посредством квотирования рабочих мест, тогда как другие меры по привлечению лиц с ограниченными возможностями на данный момент в действие не введены. Вместе с тем в республиканском законодательстве можно выявить предпосылки к развитию инклюзивности государственной службы. Одним из этапов конкурсного отбора при поступлении на административные государственные должности является тестирование; в соответствии с приложением к приказу Председателя Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции «О некоторых вопросах занятия административной государственной должности» приём документов для проведения тестирования у кандидата, полностью или частично утратившего способность осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться и ориентироваться, осуществляется на дому[17]. С одной стороны, данная мера является первым шагом с точки зрения привлечения инвалидов на государственную службу, с другой, её целесообразность вызывает несколько вопросов:

  • насколько актуальна данная форма услуги, если ей можно воспользоваться в электронном виде;
  • подача документов на дому не отменяет необходимость очного прохождения тестирования, в связи с чем также возникает вопрос транспортной доступности места проведения тестирования для лиц с инвалидностью;
  • при условии успешного прохождения тестирования, имеются ли рабочие места для лиц с ограничениями в самообслуживании, передвижении и ориентации на местности.

С точки зрения развития инклюзивности государственной службы важно, чтобы тема сохраняла свои позиции в повестке. Повышение числа лиц с ограниченными возможностями здоровья на государственной службе представляет один из целевых индикаторов приоритетного направления «Экономическая самостоятельность и качественная занятость» в рамках Национального плана по обеспечению прав и улучшению качества жизни лиц с инвалидностью в Республике Казахстан до 2025 года [18].

В Республиках Белоруссия и Армения аналогично другим государствам устанавливаются квоты рабочих мест для трудоустройства лиц с ограниченными возможностями здоровья. В Армении размер квоты варьируется от 1 до 3 % в зависимости от того, является ли организация государственной [19]. Законодательство Республики Белоруссия устанавливает несколько отличающийся порядок – бронирование [20]; в данном случае определяется не процент от общего числа работников, а конкретное количество рабочих мест, которые работодатели обязаны обеспечить. Законы этих государств или подзаконные акты не закрепляют конкретные положения относительно практики квотирования в рамках государственной службы, вместе с тем, ориентируясь на практику большинства государств на постсоветском пространстве affirmative action (позитивная дискриминация, практика создания особых условий «предпочтительности» для отдельных групп граждан) в отношении лиц с ограниченными возможностями здоровья едва может иметь место. В отношении государственной службы подчеркивается необходимость соблюдения конкурсной основы поступления, без каких-либо ограничений. Вместе с тем эксперты отмечают, что лица с инвалидностью сталкиваются с дополнительными барьерами при поступлении на госслужбу, основной их них – психологические самоограничения [21]. Кроме того, как отмечают эксперты, потенциальный кандидат на должность государственной службы самостоятельно находит вакансию и готовит необходимые документы к поступлению, тогда как лицам с ограниченными возможностями может потребоваться помощь и дополнительная консультация. Важно понимать, что речь идет не о перманентном предоставлении преференций, а скорее о формировании общества, в котором будут устранены основные барьеры для лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Основная проблема, с которой сталкивается большинство стран бывшего СССР, при попытке реализации политики развития инклюзивности государственной гражданской службы, рассмотренная на примере государств, входящих в Евразийский экономический союз, – невозможность применения методов, которые типично используются в частном секторе экономики, а именно квотирования рабочих мест. Складывается ситуация, при которой, с одной стороны, на работодателя накладывается обязанность организовать рабочие места для лиц с ограниченными возможностями, с другой, государство (как «работодатель» для гражданских служащих) снимает эту обязанность с себя. Основным аргументом является нарушение принципа равного доступа к службе на конкурсной основе. Действительно, квотирование может создавать впечатление создания особых исключительных условий для одной категории граждан с одновременной невозможностью занять данные должности лицами без ограниченных возможностей здоровья. Важно отметить, что «частные» работодатели задаются вопросом «почему государство также не трудоустраивает лиц с инвалидностью по квоте?», после чего уровень исполнения предписания о формирования рабочих мест для инвалидов остается на достаточно низком уровне. При этом, осознавая невозможность применения квот на госслужбе, государства не предпринимают активных действий по внедрению каких-либо иных технологий привлечения лиц с ограниченными возможностями здоровья на гражданскую службу. Такая неповоротливость системы в целом может быть связана с различным пониманием природы инвалидности как таковой: согласно одному из подходов лица с ограниченными возможностями нуждаются в создании особых условий, согласно другому – необходимо убирать барьеры, после чего инвалиды сами выйдут на тот же уровень активности и вовлеченности в общественные процессы, что и люди без каких-либо ограничений. В связи с чем видится необходимость реализации двух портфелей мер: первый – краткосрочный – должен быть направлен на выравнивание текущей ситуации, в частности выделение группы должностей или формирование реестра конкретных должностей (как правило это младшая группа должностей), для которых ввиду специфики выполняемой работы и общих квалификационных требований допустимо установление квот. Параллельно необходимо проводить работу по концептуальному пересмотру подхода к содействию в трудоустройстве лицам с ограниченными возможностями здоровья – долгосрочные меры. Здесь необходимо проводить комплексную работу, к которой привлекаются как практики в сфере развития кадрового потенциала государственной гражданской службы, так и специалисты в сфере социальной, медицинской, психологической работы с инвалидами. Привлечение ученых-юристов, экономистов, социологов к данной работе позволит учесть зарубежный опыт при формировании методологии для долгосрочной программы привлечения лиц с инвалидностью на государственную гражданскую службу.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования довольно интересный и посвящен проблемам инклюзивности «…трудовой и государственно-служебной деятельности в государствах Евразийского экономического союз». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «На сегодняшний день все государства-участники Евразийского экономического союза подписали и ратифицировали Конвенцию о правах инвалидов, имплементировав соответствующие нормы в свое национальное законодательство» и «…С целью обеспечения включения инвалидов в трудовые процессы законодательство устанавливает квотирование рабочих мест для лиц с ограниченными возможностями здоровья и ряд социальных гарантий, таких как сокращенный рабочий день, специальные условия реабилитации, дополнительные дни отпуска». Научная новизна не обоснована в исследовании автора. Стиль, структура, содержание заслуживают внимания. Исследование имеет не все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет, методология, но отсутствует научная новизна и выводы (конкретные). Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи не в полной мере. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. Он акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, опираясь на НПА, что «…предлагается рассмотреть текущее состояния привлечения лиц с ограниченными возможностями здоровья на государственную службу в рамках ЕАЭС, выявить общие проблемы и предложить возможные варианты их решения и направления дальнейшей работы». Автор отмечает «…приведенные меры нельзя назвать полноценными в рамках развития инклюзивности трудовой деятельности, а в рамках государственно-служебных отношений некоторые из них (квотирование мест) вообще не применяются». Далее автор переходит к анализу НПА, используя ссылки на них: «в ряде зарубежных стран установился четкий тренд на развитие инклюзивной государственной службы по ряду причин …», «В Российской Федерации не сформирован какой-либо подход к инклюзивности государственной службы как таковой …». При этом автор отмечает: «Анализ научной литературы в сфере правового регулирования трудоустройства лиц с ограниченными возможностями здоровья…», делает вывод: «…в рамках диссертационных исследований и в монографиях тема инклюзивности государственной службы фактически не рассматривается». Однако им не приведены ссылки на эти исследования. Автор замечает: «Механизмам и кейсам привлечения лиц с инвалидностью на госслужбу посвящены единицы научных статей, в которых, как правило, государственно-служебные отношения рассматриваются как разновидность трудовых…» и опять отсутствуют ссылки на данные работы. Автор делает бездоказательный вывод: «…Зарубежный опыт (позитивные кейсы и сложности реализации политики инклюзивности госслужбы) также остается без внимания ученых». А где этот «опыт»? Примеры не подкрепляются ссылками на источники. Автором делается вывод: «В целом тематика гармонизации правового регулирования отдельных сфер общественных отношений в государствах-участниках Евразийского экономического союза достаточно популярна в различных исследованиях…». Им отмечено на примере законодательства Киргизии, Казахстана, Армении и Белорусии: «Одной из ключевых мер по содействию трудоустройству инвалидов в соответствии с законодательством Киргизии является квотирование рабочих мест … в контексте привлечения инвалидов на гражданскую службу – вопрос квотирования здесь не урегулирован в достаточной мере… концепция обязательного квотирования рабочих мест на гражданской службе не нашла поддержку Правительства…» и отмечает: «Киргизская Республика не единственное государство, которое в попытке развития инклюзивности государственной службы столкнулось с проблемой выбора подходящего механизма», «…квота не устанавливается на государственную службу, поскольку она требует особых условий поступления (равно как для депутатов, судей, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и фельдъегерской службы, работников Национального Банка) [10] …должностные лица Республики неоднократно озвучивали планы по привлечению на государственную службу лиц с инвалидностью, в частности речь идет о приглашении на руководящие должности и создании специальных условий». Автор правильно показывает, что «…Законы этих государств или подзаконные акты не закрепляют конкретные положения относительно практики квотирования в рамках государственной службы, вместе с тем, ориентируясь на практику большинства государств на постсоветском пространстве affirmative action … в отношении лиц с ограниченными возможностями здоровья едва может иметь место» и приводит свои доводы, в частности «В отношении государственной службы подчеркивается необходимость соблюдения конкурсной основы поступления, без каких-либо ограничений…», «Основная проблема, с которой сталкивается большинство стран бывшего СССР, при попытке реализации политики развития инклюзивности государственной гражданской службы, рассмотренная на примере государств, входящих в Евразийский экономический союз, – невозможность применения методов, которые типично используются в частном секторе экономики, а именно квотирования рабочих мест». В заключение автор подводит итог: «… осознавая невозможность применения квот на госслужбе, государства не предпринимают активных действий по внедрению каких-либо иных технологий привлечения лиц с ограниченными возможностями здоровья на гражданскую службу» и приводит свои доводы, в частности «…тенденция к активному обсуждению вопроса привлечения лиц с ограниченными возможностями на государственную службу, с одной стороны, поддерживает надежду на скорейшее решение проблемы, с другой, отсутствие реальных мер в течение большого периода времени вызывает беспокойство…» и «…Решением видится концептуальный пересмотр подхода к содействию помощи в трудоустройстве лицам с ограниченными возможностями здоровья, формирование долгосрочной программы, одним из первых этапов которой будет привлечение инвалидов на государственную службу методами, отличными от количественного квотирования». При этом автором вначале отмечается отсутствие работ оппонентов «единицы научных статей», а с другой «тенденция к активному обсуждению вопроса». Как нам кажется, приведены не конкретные, не однозначные и не дающие для практики и теории выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, не во всем соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он практически не обращается к текстам научных работ оппонентов. Библиография не достаточная и содержит в основном НПА и одно современное научное исследование, к которым автор обращается. Это позволяет автору только определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, не исследовав их, не раскрывает предмет статьи. К замечаниям можно отнести отсутствие работ других правоведов, а ведь они есть. Их работы также интересны в аспекте данной статьи. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным отсутствует. Автором не используется материал других исследователей. Выводы – работа требует доработки, интерес читательской аудитории будет присутствовать после этого.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Инклюзивность трудовой и государственно-служебной деятельности в государствах Евразийского экономического союза».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам иклюзивности трудовой и государственно-служебной деятельности в государствах Евразийского экономического союза. Автором рассматриваются проблемы трудовой и государственно-служебной деятельности в различных государствах, входящих в Евразийский экономический союз. В качестве предмета исследования выбраны правовые акты различных государств, мнения ученых.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса об иклюзивности трудовой и государственно-служебной деятельности в государствах Евразийского экономического союза. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из норм действующего законодательства различных стран.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм законодательства различных государств). В частности, сделан следующий авторский вывод: «В Республиках Белоруссия и Армения аналогично другим государствам устанавливаются квоты рабочих мест для трудоустройства лиц с ограниченными возможностями здоровья. В Армении размер квоты варьируется от 1 до 3 % в зависимости от того, является ли организация государственной [19]. Законодательство Республики Белоруссия устанавливает несколько отличающийся порядок – бронирование [20]; в данном случае определяется не процент от общего числа работников, а конкретное количество рабочих мест, которые работодатели обязаны обеспечить. Законы этих государств или подзаконные акты не закрепляют конкретные положения относительно практики квотирования в рамках государственной службы, вместе с тем, ориентируясь на практику большинства государств на постсоветском пространстве affirmative action (позитивная дискриминация, практика создания особых условий «предпочтительности» для отдельных групп граждан) в отношении лиц с ограниченными возможностями здоровья едва может иметь место».
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема трудовой и государственно-служебной деятельности в государствах Евразийского экономического союза сложна и неоднозначна. Необходимо установление особенностей такой деятельности для отдельных групп граждан, учитывая определенные факторы. С позиции практики актуальными могли бы быть предложения по совершенствованию законодательства различных стран, в том числе, вопросы обобщения практики разных государств при последующей выработке общего правового режима.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи сомнительная и требует уточнения. В большинстве случаев автор лишь проводит описательную работу, рассматривая законодательство различных государств. Не всегда понятно, в чем идея автора и что нового он предлагает. Так, в завершении статьи сделан следующий вывод:
«Параллельно необходимо проводить работу по концептуальному пересмотру подхода к содействию в трудоустройстве лицам с ограниченными возможностями здоровья – долгосрочные меры. Здесь необходимо проводить комплексную работу, к которой привлекаются как практики в сфере развития кадрового потенциала государственной гражданской службы, так и специалисты в сфере социальной, медицинской, психологической работы с инвалидами. Привлечение ученых-юристов, экономистов, социологов к данной работе позволит учесть зарубежный опыт при формировании методологии для долгосрочной программы привлечения лиц с инвалидностью на государственную гражданскую службу».
Однако из приведенного предложения не ясны, в чем конкретно предложения автора и как именно он планирует улучшить подходы к законодательному регулированию различных стран.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки, но автору необходимо уточнить, в чем конкретно его основные идеи и выводы.
Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Административное и муниципальное право», так как она посвящена правовым проблемам, связанным, в том числе с государственно-служебной деятельность.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России (Жаворонков Р.Н., Белькова Н.М., Абакумова Е. Б., Кораблин К. К., Ломов М. А. и другие). Хотело бы отметить использование автором большого количества правовых актов различных государств, что позволило придать исследованию правоприменительную направленность.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным проблемам, но только после уточнения научной новизны статьи.

Таким образом, статья может быть рекомендована к опубликованию.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.