Статья 'Особенности возникновения споров о земле и механизмы разрешения земельных споров' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Особенности возникновения споров о земле и механизмы разрешения земельных споров

Коротин Антон Сергеевич

старший преподаватель кафедры геоинформатики, геодезии и кадастра Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета

603000, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65, корп. 5

Korotin Anton Sergeevich

Senior lecturer of the Department of Geoinformatics, Geodesy and Cadastre of the Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering

603000, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Il'inskaya, 65, korp. 5

antonkorotin@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Романов Василий Михайлович

доцент кафедры геоинформатики, геодезии и кадастра Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета

603000, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65, корп. 5

Romanov Vasilii Mikhailovich

Docent, the department of Geoinformatics, Geodesy and Cadastre, Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering

603000, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, ul. Il'inskaya, 65, korp. 5

rom63@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0595.2021.2.34808

Дата направления статьи в редакцию:

07-01-2021


Дата публикации:

18-03-2021


Аннотация: В настоящее время в действующем законодательстве термины «земельный спор» и «спор о земле» не имеют нормативно-правового закрепления, что оказывает непосредственное влияние на динамику роста количества судебных разбирательств. Словосочетание «земельный спор» или «спор о земле» относится именно к таким понятиям, которые требуют полной ясности и понимания всех звеньев цепи процесса спора от зарождения самого конфликта до всех его последствий с нормативно-правовым закреплением каждого шага. Авторы статьи рассматривают «земельный спор» и «спор о земле» с точки зрения многокритериального интегратора вопросов в земельных отношениях, обращаясь к методологическому подходу решения крупных задач. В работе представлен анализ существующих источников возникновения данного конфликта, сделаны выводы и рекомендации, а также дано заключение о незавершенности количества рассмотренных подходов и методов исследования, используемых ранее. Сделано заключение о том, что в данной проблеме диалектический метод, реализуемый через системный анализ, позволит формировать прогнозные модели «земельного спора» с использованием влияния более точного количества информации. Данные исследования, выполненные авторами статьи, доказывают незавершенность проработки решения проблемы «земельного спора», а также необходимость увеличения количества критериев для анализа проблематики данного вопроса и перевода его из ранга неопределенности в ранг математического моделирования как одного из методов прогнозирования. Как дополнительный результат - в статье также отражено исследование осмысления терминов, использование которых без нормативно-правового закрепления способствуют фундаментальности возникновения «земельного спора». Проведено исследование вопроса предпосылок возникновения «земельного спора» с точки зрения возникновения источников ошибок как критерия появления конфликта для процесса судебного разбирательства и механизмов разрешения таких ситуаций с учетом минимизации их зарождения.


Ключевые слова:

спор, земельный спор, земельный участок, судебное разбирательство, кадастр, земельный кадастр, нормативно-правовое регулирование, судебное решение, модель, спор о земле

Abstract: In the current legislation, the terms “land dispute” and “dispute on land” have no regulatory basis, which directly affects the growth rate in the number of court cases. The phrase “land dispute” or “dispute on land” is attributed to such concepts that require utmost clarity and understanding of the entire chain of the dispute process from the origin of conflict to its consequences, including normative legal consolidation of each step. The article examines “land dispute” from the perspective of multi-criteria integrator of issues in land matters, turning to the methodological approach towards addressing major problems. Analysis is conducted on the sources of the emergence of this conflict. The author concludes on incompleteness of a number of previously considered approaches and research methods, as well as formulates recommendations. It is also indicated that the dialectical method, implemented through systemic analysis, would allow forming forecast models of the “land dispute” based on more precise amount of information. The conducted research proves that solution to the problem of “land dispute” is yet to be worked through; as well as substantiates the need for extending the criteria for analyzing the problematic of this issue and transferring it from the rank of uncertainty to the rank of mathematical modeling as one of the forecasting methods. The article explores the prerequisites for the emergence of “land dispute” from the perspective of occurrence of the sources of errors as a criterion for advent of conflict for litigation process and the mechanisms for settling such situations, taking into account the minimization of their origin.


Keywords:

dispute, land dispute, land plot, court proceedings, cadaster, land cadastre, legal regulation, court decision, model, dispute about the land

Введение

В последнее десятилетие научное и профессиональное сообщество проявляет особый интерес к «земельным спорам». Как правило, сам «земельный спор» рассматривается как совокупность проблем и вопросов прикладного характера, вытекающих из особенностей развития земельных отношений в разрезе постоянного реформирования земельного законодательства. Многие исследователи в своих работах опираются непосредственно на прикладной характер споров и рассматривают процесс не с позиций технической [1], а с позиций юридической науки [2], не затрагивая при этом технический характер вопроса [3], критерии первопричин [4, 5] и пути вероятных решений [6]. В работах Б. В. Ерофеева [7], Ю. Г. Жарикова [8], И. А. Иконицкой, Н. И. Красновой [3] главенствующая роль в появлении земельных споров отводится нормативно-правовому регулированию земельных отношений [9] и несогласованности нормативно-правового регулирования в части применения понятий «земля» и «земельный участок» [10].

Учитывая особенности, с которыми во все сферы жизни общества входят ранее известные или вводятся новые термины, их применение требует тщательного анализа и понимания. Рассматривая термин «Земельный спор» с точки зрения процесса, его можно определить как некоторую систему зарождения и развития ситуации земельно-правового характера, ведущую к конкретному результату. Необходимость глубокого изучения процесса в понятие «Земельный спор» обусловлена тем, что на этапе зарождения спора создается ситуация, которая ведет к неоднозначным и непредсказуемым результатам, а ошибочные данные (кадастровые, реестровые ошибки) могут быть классифицированы по источнику возникновения (объект), по этапу выявления (предмет) или по дате возникновения (время). Используя эти три группы, спор о земле можно представить в качестве искусственной системы, имеющей конкретные качественные и количественные характеристики, процесс достижения результата может быть представлен в виде некоторой математической модели, а эффективность решения «земельных споров» может быть достигнута привлечением в модель земельных отношений дополнительных критериев, которые базируются на использовании терминов, не регламентированных нормами и правилами.

Данная статья посвящена исследованию термина «Земельный спор» и формированию математической модели такого спора, для выработки подходов к принятию решений в данной области земельных отношений.

Модель земельного спора

Проводя системный анализ процесса возникновения «земельного спора», его развития и решения, следует отметить, что, как и в логике, философии, математике и, вообще, в естественном поле развития человечества, неизбежно совершение ошибок (недочетов) или отклонений (противоречий) общим правилам. Одним из важных источников ошибок, как в начальной стадии становления земельных отношений, уже на этапе создания различных документов, является «человеческий фактор». Он же определяет отсутствие единообразия судебной практики, а также недобросовестное поведение и правовую безграмотность субъектов правоотношений, и отражает недостатки в работе должностных лиц государственного и муниципального аппарата [11].

Развитие науки и техники постоянно создает совершенно новые условия для планирования, прогнозирования и принятия решений. Поэтому необходимо обращаться к такому методологическому решению крупных проблем, как системный анализ, а системность, как известно, является одной из важнейших черт диалектического метода познания. Учитывая, что при развитии земельных, земельно-имущественных и имущественных отношений происходит работа с большим количеством информации, для формирования модели всей системы логично будет использование метода математического моделирования. «Под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что её изучение даёт нам новую информацию об объекте» [12].

Модель рассматриваемой системы нацелена, частично, на объяснение дифференциации и прогнозирования динамики развития процессов внутреннего и внешнего обмена информацией в зависимости от разных сочетаний объективных и субъективных факторов и содержит в себе детерминированную и стохастическую составляющие, как в пространственном, так и во временном отношениях. Неоднозначность в такую модель вносит неполнота изученности процессов дифференциации, взаимосвязи, динамики и эволюции рассматриваемых категорий, формирование и развитие которых может быть описано взаимодействием самых разнообразных элементов, компонентов, процессов и явлений, но при этом осуществляется по своим собственным законам. Модель «B» на некоторый период времени «Δτ» можно представить в виде линейной однородной системы дифференциальных уравнений:

– детерминантная составляющая модели; – стохастическая составляющая модели; – остаточная составляющая неопределённости в модели, «субъективная» составляющая; – пред прогнозная (историческая) составляющая; – множество составляющих модель факторов (тематически распределенные по классам); – коэффициенты влияния (уровни воздействия); – исследуемый период времени от начала наблюдений [13, 14].

Говоря о возникновении «земельных споров», можно выделить критерии и причины их возникновения, количество которых более десятка, начиная с человеческого фактора (ошибка, описка) и заканчивая нормами права (нормативная неопределенность, вольная трактовка, коллизии публичного и частного права). Следует отметить, что, при создании математической модели изменения состояний системы в целях прогнозирования развития процессов, необходимым условием становится уменьшение «субъективной» составляющей и нахождение равновесного влияния между детерминантной и стохастической составляющими, а отличие от исторической позволит выделить прогноз:

Комплексное или дифференциальное изменение модели в пространстве факторов изначально может быть разделено чертой критичности, за пределами которой процессы можно считать необратимыми, а сама система может обладать свойствами полностью переходить в альтернативные состояния. Критерий пределов удобно определить из теории ошибок. С точки зрения математики и математической статистики, теория ошибок как составная часть познания истины, описана в работах Муавра, Эйлера, Ламберта, Лапласа, Гаусса и др. Следует выделить некоторый закон, который проявляется во всех случаях, когда случайная величина является результатом действия большого числа факторов.

Вероятностной моделью распределения случайной погрешности является их нормальное распределение:

Вероятностная модель, представленная в виде графика функции, своей конфигурацией может показать качество анализируемых величин: чем больше выражены изгиб графика функции и симметрия, тем качественнее выполнены измерения. Примером действий такого закона можно проиллюстрировать следующим образом, согласно статистическим данным по судебной системе, количество рассматриваемых в судах общей юрисдикции дел, связанных со спорами о праве собственности на землю и спорами, связанными с землепользованием, ежегодно увеличивается в среднем на 10% (от 180 тыс. дел в 2014 году до 230 тыс. дел в 2019, при условии, что в 2007 году на рассмотрении находилось всего 90 тыс. дел); в арбитражном судопроизводстве количество рассматриваемых дел, связанных с применением законодательства о земле, за тот же период увеличивается в среднем менее чем на 1% (от 20 тыс. дел в 2014 году до 72 тыс. дел в 2019, при условии, что увеличение количества дел практически в 3 раза произошло в 2015 году) (Рисунок 1).

Рис. 1. Количество рассматриваемых судами споров, связанных с применением земельного законодательства

Анализируя ранее описанное и, согласно математической статистики и теории ошибок, количество дел не должно превысить трех стандартных отклонений. Таким образом, количество рассматриваемых в арбитражных судах дел при каком бы то ни было законодательном преобразовании не должно было превысить 66 тысяч дел (σ=22 тыс. дел.; 3σ=66 тыс. дел.), без учета качественных показателей. В связи с этим следует, что нарушение «нормального» закона приводит к деградации и нарушению модели, и может говорить о негативном курсе развития отношений. Количество споров, рассматриваемых в судебной системе, даже вытекающих из применения законодательства об охране окружающей среды, имеет сравнительно более низкий объем, чем земельные, имущественные или земельно-имущественные споры, однако, тенденция по их увеличению также заметна.

Детерминантная составляющая модели

В общем смысле говоря о происхождении ошибок в части возникновения «земельных споров», следует рассматривать данный процесс, как с объективной, так и с субъективной стороны. Объективный характер проявления ошибок в государственном земельном кадастре и, тем более, в государственном кадастре недвижимости, связан по большей части с нормотворчеством и разночтениями в периоды реформирования институтов управления земельными ресурсами на протяжении всего периода становления земельных отношений, начиная с 90-х годов. Субъективная сторона появления ошибочных сведений сводится в основном к компетенциям работников сферы земельных и имущественных отношений и качеством используемых и создаваемых документов.

В дополнение к ранее сказанному, можно добавить, что привлечение к реализации земельной реформы не отраслевых специалистов не позволило в самом начале исключить появления ошибок в сведениях государственного земельного кадастра. Наполнение базы данных в отсутствии возможности анализа качества и корректировки полученных документов из-за нехватки кадров также не позволило избежать ошибок. Использование различных платформ и программно-технических средств раннего периода создало проблему конвертации информации на другие программные комплексы. Заявительная форма государственного земельного кадастра, утвержденная законодательством, как самостоятельный фактор, создала предпосылки к появлению ошибок в базе данных государственного земельного кадастра.

Так, например, законодатель, понимая эту проблему, созданную на ранней стадии, предусмотрел в будущем, спустя многие годы, возможность выявления ошибок в кадастровых сведениях, назвав их «реестровыми» или «кадастровыми» ошибками, переложив ответственность с государственных и муниципальных органов, на юридических и физических лиц, которые непосредственно являются правообладателями земельных участков и практического участия в формировании документов не принимали. Также заложниками ошибок земельно-кадастровой информации стали землеустроители и кадастровые инженеры, которые выполняли свою работу на неточных данных технических условий, выданных непосредственно из базы данных кадастровой информации.

Главным источником разногласий в земельных, имущественных или земельно-имущественных отношениях сегодня, является именно оспаривание ранее выполненных работ (материалы межевания и землеустройства), ранее выданных документов (органами государственной власти и органами местного самоуправления), ошибок в сведениях, проявляющихся в момент перенесения из бумажного вида документации в цифровой (сегодня этот фактор менее влиятелен, обмен происходит в электронном виде, однако заявление формируется в интерактивном режиме при участии оператора) и просто халатным (неправомерном, в том числе) действием работников. Разработанный органом нормативно-правового регулирования в области кадастровой деятельности фильтр, на поступающую в реестр информацию, в виде приостановлений или отказов никак не повлиял на качество поступающей в реестр пространственной информации об объектах.

Система отношений, в которой установлен шаг приостановки процесса постановки на государственный кадастровый учет объекта недвижимости, позволяющая вольно трактовать причины приостановки, при отсутствии нормативно утвержденных причин и пояснений выхода их этих ситуаций, не способна уменьшить количество появления «земельных споров». Абсолютно идентично можно утверждать и в случае с процессом отказа в постановке на государственный кадастровый учет объекта недвижимости.

Процесс урегулирования вопроса приостановки государственного кадастрового учета, при котором проблемы технических параметров кадастровой деятельности выносятся на решение правообладателя объекта недвижимости, не состоятелен и является дополнительным источником появления ошибок. Правообладатель недвижимости не имеет достаточной компетенции знаний в данном процессе, а также при таком подходе нарушается единство коммуникационной системы процесса взаимодействия специалиста (кадастрового инженера) и принимающего решения (работника кадастровой палаты).

Появление дополнительной связи в учетно-регистрационной системе (в технологическом процессе постановки на государственный кадастровый учет) между работниками кадастровой палаты, которые готовят решение, и регистраторами, узаконивающими данное решение, создало дополнительные барьеры, которые в конечно итоге приводят не только к появлению новых «земельных споров» но и усложнили разрешение таковых. Именно данная ситуация создает предпосылки нового изменения структуры регистрационной части кадастровой процедуры методом внесения в штатное расписание должности помощник регистратора, специалиста кадастрового направления.

Кроме формирования ряда детерминант модели спора, требуется также определить и терминологический аппарат, максимально снижающий стохастическую составляющую и остаточные элементы.

Основные понятия и определения, используемые для модели

Возникнув, в силу объективных исторических процессов, понятия и термины вместе с развитием общественных отношений изменяют свое содержание. Современные тенденции вольного использования терминов и сомнение в ранних устоях требуют придания таковым нормативного статуса. Следует отметить, что отсутствие структурированной последовательности действий и причинно-следственной связи процесса возникновения «земельного спора» и употребление терминов в различном толковании лишь подтверждают необходимость приведения термина «земельный спор» в ранг законодательно установленного, что, позволит создать единообразный подход в решении «земельных споров». Учитывая определенные особенности термина «земельный спор», следует, в первую очередь, обратиться к такому термину как «Земля», т.к. именно оно структурно находится в базовой части исследуемого «земельного спора».

Многие исследователи и авторы употребляют термин «Земля» в различных формах и содержании, в большинстве своем опираясь на экономическую сферу жизни общества ( [15-20]) и реже на социальную ( [15, 20]) и духовную ( [17, 18, 20]).

С появлением частной собственности и переходом в рыночную экономику термин «Земля» превратился в термин «земельный участок», как объект недвижимости – в гражданско-правовые отношения, что в свою очередь также повлияло на споры о земле. Понятие «земельного участка» иногда имеет первостепенную роль в различных аспектах «земельных споров».

В первую очередь следует отметить понятие «земельного участка» в редакции Земельного кодекса 2001 года, где он определялся «как объект земельных отношений – часть поверхности земли (в том числе почвенный слой), границы которого описаны и удостоверены в установленном порядке». Природная составляющая земельного участка широко раскрыта у Ерофеева Б. В. [7], а описание его границ и установленный для этого порядок у Жарикова Ю. Г., Улюкаева В. Х., Чуркина В. Э., Нахратова В. В., Литвинова Д. В. [8], что естественно, учитывая именно предметную область применения термина. Позднее, в 2008 году, это понятие исчезло из земельного кодекса и, лишь с 2015 вернулось в него обратно, имея уже отношение к «вещи». Такие преобразования можно объяснить определенными эволюционными законами рынка, описанными Антоновым В. П., Бондаревым Б. Е., Брайцевой В. И., Кабиным Г. Л. [16] и «гражданским» развитием.

Говоря о рассмотрении понятий, определяющих термин «земельный спор» следует отметить понятие «рынка». Формализуя его в степень упрощения восприятия, можно заметить, что Фридман Д., Ордуэй Н. [21] и Нагаев Р. Т. [18] рассматривают его с точки зрения экономических функций, в отличие от энциклопедического классификационного подхода [22].

При всем понимании существующей системы, важно напомнить, что до 1991 года, на протяжении существования советского государства, отсутствовало деление вещей на движимые и недвижимые. «Земля» находилась в исключительной собственности государства, и формирование рынка недвижимости «с нуля» стало общегосударственной проблемой. Учитывая отсутствие открытого рынка земли, за базовую основу учета земельных ресурсов законодатели приняли систему «земельного кадастра», существующую и развивающуюся на протяжении многовековой истории государства, основные позиции которой прорабатывались и в советский период . Так, в советском энциклопедическом словаре «Земельный кадастр» определялся как «совокупность сведений о природном, хозяйственном и правовом положении земель, необходимых для организации рационального использования и охраны земельных ресурсов» [22].

В Российской Федерации после советского периода истории однозначно и утвердительно прозвучало нормативно-правовое закрепление термина «Земельный кадастр» после вступления в законную силу в 2000 году Федерального закона «О государственном земельном кадастре» от 02.01.2000 №28-ФЗ. Согласно этому закону, закреплялось понятие «Государственный земельный кадастр» и до 2006 года нормативно определялся термин «земельный участок».

Исследование правовой природы возникновения «земельного спора» также требует рассмотрения такого термина, как «недвижимость». Новеллы законодательства, направленные на создание условий решения отвечающего на изменяющиеся потребности общества, не подтверждают законодательного определения понятия «недвижимости», а лишь создают новое имя и новую структуру недвижимости, не раскрывая процесса решения возникновения «земельного спора».

«Лингвисты считают, что слово «Недвижимость» образовалось в русском языке (приблизительно в XVII в.) из трех слов: НЕпоДВИЖныйИМущество (ИМение) –собственнОСТЬ. Видно, что в слове «недвижимость» закреплены следующие черты: неподвижность, принадлежность кому-либо («имею вещь»), на праве собственности» [23, с. 9].

Понимание «недвижимости» возникло вместе с человеческим обществом, т.к. недвижимое имущество является базой, без которой невозможно существование ни одного развитого общества и государства. Само понятие недвижимости рассматривается как определенный естественный или искусственный [24] реальный объект [25, 26], участвующий в экономической части рынка [27], иногда принимающий эколого-социальное и духовное значение [28], а иногда напрямую связанное с имуществом [29]. В настоящее время в вопросах недвижимости все стараются ссылаться на понятие, определенное Гражданским кодексом Российской Федерации (статья 130), которое нельзя назвать полным и всесторонним.

Исследуя понятийную область «земельного спора», следует подчеркнуть, что определенного и утвержденного понятия «земельного спора» в нормативно-правовом регулировании не существует.

Стохастическая составляющая модели.

Особый характер человеческих взаимоотношений распространяет свое влияния на все сферы человеческой деятельности. Земельные отношения, возникшие на ранней стадии формирования общества, также реагировали на физиологические, правовые и природные аспекты. Продолжая исследование самого процесса «земельного спора», можно с достаточной степенью уверенности сказать, что немаловажная роль в данном вопросе отводится психологии человека. При развитии гражданского общества это качество отодвигается на второй план, уступая место правовому регулированию этого вопроса.

По результатам исследований также можно сделать утверждение в отношении нормативно-правового регулирования, как критерия предпосылки возникновения «земельного спора». Достаточно озвучить заявительный характер применения норм права земельных отношений и закрепленный процесс заявительной инвентаризации и межевания земель.

В течение тридцати лет существования новых преобразований нашей страны и почти двадцати лет функционирования Нового земельного кодекса (2001 год) с постоянным внесением в него поправок (более 130) на каждом этапе этих преобразований «земельные споры» постоянно подпитывались дополнительными условиями к возникновению.

Необходимо уточнить, что, углубляясь в исследование причинно-следственной связи возникновения «земельного спора», обязательным элементом рассмотрения становятся особенности единства подходов и решений в таких вопросах, как: землеустройство, территориальное планирование и планировки территорий, земельный кадастр, кадастр недвижимости, регистрация права, сделки с объектами недвижимости, объекты недвижимости, нормативная стоимость, кадастровая стоимость, структуры организаций и так далее.

Процесс перехода с одной ступени на другую и передачи полномочий новым структурам – все это объективно способствовало дополнительному росту количества «земельных споров». Также, можно сказать, что одной из реперных точек увеличения количества земельных споров является активизация кадастровой деятельности по уточнению границ земельных участков и процесс верификации и гармонизации семантических баз данных АИС ГКН и АИС ЕГРП.

Дополнительным катализатором создания проблем в земельных отношениях является техническая составляющая обусловленная процессом преобразования базы данных одной системы в другую в переходные периоды нормативно-правового регулирования.

В силу сложившихся обстоятельств, процесс государственной регистрационно-кадастровой процедуры и государственного управления земельными ресурсами вновь претерпел изменения с появлением в 2017 году нового Федерального закона № 218. При всем разнообразии существующих нормативных-правовых актов, упоминаемых в различных источниках исследования, на сегодняшний день, вопрос правомочий по формированию и постановке на государственный кадастровый учет изменил свой статус, тем самым создал дополнительный источник появления «земельных споров».

Регламент формирования земельного участка как объекта кадастрового учета и объекта права при постановке его на государственный кадастровый учет и регистрацию права поменялся. Решения по государственному кадастровому учету принимают регистраторы, не являющиеся специалистами в области учета.

Созданный коридор нормативного-правого регулирования земельных отношений на платформе цифровизации, гарантирующий незыблемость установленных границ и прав на земельные участки, не является прозрачно понятным и предсказуемым для каждого землепользователя, землевладельца, арендатора и собственника земельного участка, а также для муниципальных и государственных служащих. Исследование динамики развития начала формирования этого процесса показывает, что, создавая административно-неопределенные вопросы, законодатель заранее предусматривал выход из ситуации через «земельные споры» в судебном разбирательстве. Данный этап разрешал осуществлять государственный кадастровый учет земельного участка в отсутствии полной информации для этой процедуры, что прямо вело к «земельному спору».

Вторым действием, оказывающим особое влияние на появление «земельных споров», явилась возможность процесса регистрации права на не сформированный земельный участок и не поставленный на государственный кадастровый учет либо поставленный в отсутствии межевания границ.

Процесс выявления и рассмотрения кадастровой и реестровой ошибки, по сути своей, предназначенный для упрощения решения спорных ситуаций, создал платформу одностороннего решения вопроса в пользу заинтересованного лица и дополнительные проблемы землевладельцам смежных земельных участков.

Судебная система при разрешении спора по границам земельных участков в судебных разбирательствах уходит в сторону упрощения принятия судебного решения, а не в сторону прогноза дальнейшего развития этой ситуации с целью исключения возникновения дополнительных судебных разбирательств.

Сегодня, «земельные споры» занимают важную нишу среди прочих судебных разбирательств, основываясь на значимости земли как блага и как ресурса. Рассмотрение «земельных споров» вызывает сложность в связи с отсутствием комплексного и последовательного развития земельного законодательства и большой дифференциацией судебной практики. Споры о земле можно разделить на две укрупненные группы: споры о правах на земельные участки и отдельные категории имущественных споров, вытекающие из земельных отношений. Однако такое деление рассматривает только правовую и экономическую составляющие, т.е. ограниченные объекты земельных отношений: земельный участок (объект права, объект недвижимого имущества) и часть земельного участка, и не учитывает такой объект земельных отношений как «земля как природный объект и природный ресурс». Принимаемые в результате рассмотрения земельных споров решения судебных учреждений, имеют большую дифференциацию и в большинстве своем не выполняют требования участников спора, что в дальнейшем приводит к повторным разбирательствам и затягивает судебные дела [30, 31].

Однако рассмотрев основополагающие термины и определения влияющие на «земельный спор» и учитывая отсутствие четкого понятийного определения земельного спора, основанного на объединении земельных, земельно-имущественных и имущественных споров [9, 32, 33], представляющих собой нестандартную категорию правовых конфликтов, которые отличаются особой сложностью [9, 34], а также с учетом тесной связи между земельным и природоохранным законодательствами, предлагается определять "Земельный спор" как возникающее между участниками земельных отношений разногласие по поводу использования и охраны земли как компонента природной среды, владения, пользования и распоряжения земельными участками и их частями, а также по совершению сделок с ними, разрешаемое в установленном законом порядке [35]. Такое понятие позволит рассматривать землю, земельный участок и его часть не только с точки зрения вещных прав, но и с точки зрения основных принципов охраны окружающей среды [7].

Историческая составляющая модели

Пересечение властных полномочий органов местного самоуправления и органах государственной власти в земельных отношениях в начале реформирования позволило создать большое количество противоречивых, а иногда и полностью дублирующих друг друга правоустанавливающих и право подтверждающих документов. Реализация права частной собственности на землю привела к возникновению ранее отсутствующих вопросов, таких как необходимость анализа содержания выданных документов, как с точки зрения качества параметров объектов недвижимости, так и качества правомерности правовой составляющей.

Ретроспективный анализ показывает, что до момента издания Указа Президента РФ № 2287 в 1993 году «земельные споры» рассматривались в основном в административном порядке – в исполнительных комитетах и комиссиях Советов народных депутатов, что определялось третьим разделом (ст.206-221) земельного кодекса РСФСР 1922 года, десятым разделом (ст. 125-135) земельного кодекса РСФСР 1970 года, тринадцатым разделом (ст.115-123) земельного кодекса РСФСР 1991 года [35]. В период же новейшей истории России, именно судебное решение споров о земле нормативно было закреплено в 64 статье земельного кодекса РФ 2001 года.

Во многих государствах (Англия, Германия, Гонконг, некоторые штаты США и т.д.) действуют суды узкой специализации с целью рассмотрения определенной категории дел, что предполагает единство квалификации судей и способствует распространению на всю территорию государства единого применения законодательства и сокращению судебных ошибок. В Российской Федерации специализированные земельные суды отсутствуют, а споры по земельным вопросам, как уже было сказано ранее, рассматриваются в общем порядке. Однако исследования истории вопроса показывают, что попытки создания специальных коллегиальных органов по «земельным спорам» уже были в нашем государстве, это можно видеть в период Столыпинских реформ и в редакции Земельного кодекса РСФСР 1922 года. Отсутствие в судебной системе специальных земельных судов было обусловлено спецификой государственного развития, особенно в период советской истории, где необходимость в специальной земельной судебной системе как таковая отсутствовала.

Необходимым и достаточным условием действия данного рода судов было бы наделение их особыми полномочиями, позволяющими объективно и в полной мере вникать в вопросы земельных правоотношений, вплоть до осуществления в ряде случаев исполнительно – распорядительных функций, и непосредственного рассмотрения дел по существу. Необходимо внести изменения в законодательство и предусмотреть особый порядок формирования состава земельного суда: наряду с профессиональным судьей, в него желательно включать представителя местных властей (специалиста по управлению и распоряжению земельным имуществом), специалиста по земельным вопросам (кадастрового инженера), представителя по кадастровому учету и представителя регистрационной палаты (специалистов Росреестра по регистрации и учету). Возможен и другой вариант – обязательное привлечение к рассмотрению земельных споров в качестве экспертов соответствующих специалистов. Данный порядок уже частично реализован, однако досудебные и судебные экспертные и специальные заключения по конкретным делам и вопросам, поставленным перед отвечающим, рассматриваются в судебном производстве не как особое доказательство, а имеют равенство перед прочими документами, сведениями и материалами, предоставленными сторонами конфликта [35]. Такого рода реформы требуют именно системной подготовки.

Выводы

Подводя итоги выше изложенного, авторы, при том, что проведен полный анализ ранее применяемых подходов по рассмотрению «земельных споров» и исследованы на базе самостоятельно предложенных критериев составляющие модели споров, предложено ввести математизацию такого процесса как «земельный спор». Также, отмечается немаловажное значение единства подходов в практике применения при судебных разбирательствах употребления только законно установленных понятий и определений с учетом нюансов, предпосылок и существующих регламентов взаимодействий субъектов земельных отношений. Моделирование процессов возникновения и разрешения земельных споров и прогнозирования их развития имеет прямую зависимость от качества входящих в обработку данных. Предлагаемая группировка входящих в модель составляющих позволяет проводить мониторинг состояния самого процесса судебного разбирательства.

В процессе работы, авторами также подчеркиваются проблематики, решение которых требуется в ближайшее время, и на которые также обращают внимание другие специалисты и исследователи:

1. Нормативно-правовое регулирование, занимающее позицию констатации решения данного вопроса через суд (земельный кодекс). Данное регулирование не рассматривает решение «земельного спора». Процесс, заранее предусматривающий судебное разбирательство, является не скоординированным.

2. Административное регулирование, создавшее принципиальную разрозненность и различную подчиненность служб и ведомств, а также не последовательность действий участников земельных отношений, влияющих на вопрос возникновения «земельных споров» – постоянное перераспределение полномочий между службами способствует увеличению судебных разбирательств.

3. Судебное регулирование, которое не направленно на окончательное решение «земельного спора», исключающего последствия появления нового судебного разбирательства в силу предыдущего судебного решения.

4. Нормативно-регламентное и процессуальное регулирование, не направленное на причинно-следственные связи возникновения и решения «земельных споров».

5. Нормативно-терминологическое регулирование, не направленное на функционирование единого смыслового понимания термина «земельный спор».

В части новелл авторами также предлагается дальнейшее исследование и внедрение направлений, в целях совершенствования системы решения «земельных споров»:

1. Реформирование современной судебной системы в части введения новых специализированных судов или систематизация и унификация принимаемых судебных решений по конкретным группам дел, а также разработка и утверждение методик оценки доказательств и перечень таковых, имеющих преимущественное доказательное значение.

2. Введение института уполномоченных в сфере земельных, имущественных и земельно-имущественных отношений по отдельным категориям дел или законодательное закрепление зоны ответственности кадастровых инженеров, помощников кадастровых инженеров и их правомочий как незаинтересованных участников «земельных споров».

3. Разработка стандартов, алгоритмов и требований (в дополнение к существующим) подготовки экспертных заключений по «земельным спорам» с учетом участия в процессуальных действиях не одного, а целой группы специалистов в разных областях знаний (геоинформатика, геодезия, кадастр, градостроительство, экология, право).

4. Проведение унификации законодательства в части конкретизации понятия «Земля» и связанных с ним областей использования и охраны ресурсов, а также выделения этого понятия в обособленную первичную группу объектов окружающей среды. Законодательное закрепление понятия «Земельный спор» с учетом земельного, экологического и имущественного права и, как следствие, рассмотрение земельных споров с точки зрения тройственной составляющей: земельное право, экологическое право и имущественное право.

5. Создание автоматизированной линии технологического процесса постановки на государственный кадастровый учет и регистрации прав, полностью исключающую человеческий фактор, влияющий на появление ошибок, ведущих к возникновению «земельный споров».

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования статьи выступает комплекс вопросов, связанных с решением земельных споров в отечественном законодательстве и построение модели, позволяющей верифицировать эффективность их урегулирования в судебной системе. Вопросы собственности и распределения прав собственности, в том числе и на земельные ресурсы, относятся к важнейшим в экономике. Именно они порождают значительную массу трансакционных издержек, как это показано в теореме Коуза, что ведет к росту отрицательных экстерналий и, в конечно счете, к снижению эффективности экономической системы. Учитывая общее падение эффективности глобальной мировой финансовой и экономической систем, а также пандемию, усугубившей кризисные процессы, общий уровень трансакционных и иных издержек в экономике существенно вырос. В этой связи предмет исследования данной статьи представляет особую актуальность.

Методология исследования базируется на различных подходах к земельным вопросам и, в частности, земельным спорам: матмоделирование, анализ нормативно-правовой базы, системный анализ. Автор использует методы математического моделирования для статистического анализа общей эффективности существующей в РФ судебной практики и ее прогнозирования.
Вместе с тем, автор исходит из модели нормального распределения стохастических процессов рассматриваемой модели и даже предлагает некоторые оценки допустимого объема рассматриваемых судами дел, что, по нашему мнению, является достаточно приближенной оценкой для столь сложной системы.
Очевидно, что модель носит достаточно предварительный анализ, к тому же она не включает перечень параметров, которые должны быть использованы в моделировании. Опять же, автор недостаточно четко указал цель построения данной модели, ее прогностическую ценность, что она, в случае ее реализации, должна оценивать и какие решения на ее основе могут приниматься.
При том, что данные аспекты представляют особый интерес, и мы надеемся, что автор планирует уделить им более пристальное внимание.

Как мы уже отметили выше, создание системы эффективного разграничения земельной собственности и процессов ее передачи от одного собственника к другому, позволяет одновременно снизить уровень издержек, которые несут собственники. В случае коммерческого использования земельной собственности, эти издержки закладываются в возводимые на ней объекты и, в конечном счете, перекладываются на инвесторов и конечных пользователей. Поэтому актуальность исследования данных вопросов заключается в возможности поиска и внедрения механизмов снижения подобного рода издержек, и как результат – повышения экономической активности, большего вовлечения земельных ресурсов в экономический оборот.

Научная новизна исследования состоит в разработке эскиза модели системы решения земельных споров, которая, при соответствующем развитии и доработке позволит оценивать эффективность существующей системы землеустройства, которая включает не только разрешение земельных споров, но и качество системы регистрации прав собственности, кадастра, нормативно-правовой базы.

К достоинствам статьи следует отнести строго научный стиль изложения, хорошую структурированность текста. Автор четко сформулировал основные тезисы статьи, представил их аргументацию. Исследование опирается на серьезную информационную базу, включает ретроспективный анализ затрагиваемых проблем. Статью интересно читать даже тем, кто не является специалистом в данной теме.

Библиография включает 37 источников, треть из которых относятся к актуальным исследованиям в области нормативно-правового регулирования недвижимости и земельных отношений. Список литературы дают достаточно объемлющий взгляд на предмет данного исследования.

По нашему мнению, статья вполне достойна публикации. Исследование посвящено актуальной теме, а предлагаемые подходы, особенно в аспекте моделирования системы рассмотрения земельных вопросов, представляют интерес не только для научных работников, но и для специалистов в области государственного управления. Надеемся, что автор доведет модель до практического ее использования и представит полученные на ее основе выводы об эффективности отечественной системы земельного регулирования.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.