Статья 'Участники нефтяной деятельности Ирана: возникновение, изменение и прекращение правового статуса' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Участники нефтяной деятельности Ирана: возникновение, изменение и прекращение правового статуса

Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры правоведения и практической юриспруденции Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, Вернадского проспект, 82, корпус 2

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor, Department of Legal Studies and Practical Jurisprudence, Institute for Social Sciences of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, Moscow, Vernadsky Prospekt, 82, building 2

manin-yv@ranepa.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Язданимогадам Махшид

магистр природоресурсного права (Иран)

119991, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 65, каб. 1325

Yazdanimogadam Makhshid

Master of Natural Resources Law

119991, Russia, Moscow, Leninskii prospekt, 65, room 1325

manin.y@gubkin.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2017.11.24247

Дата направления статьи в редакцию:

21-09-2017


Дата публикации:

28-11-2017


Аннотация: Актуальность темы исследования заключается: во-первых, в необходимости изучения системы и структуры административно-правового регулирования и управления недропользованием в Исламской Республике Иран; во-вторых, в формировании нового направления развития науки административного права - административного права зарубежных стран; в-третьих, в использовании иранских моделей нормативно-правового регулирования недропользованием при разработке отечественных законодательных актов; в-четвертых, в конкретизации деятельности иранских организаций-недропользователей для проработки взаимодействия с ними российских нефтегазовых компаний; в-пятых, в необходимости определения участников нефтяной деятельности Ирана и их функций для выявления секторов иностранного участия и возможности российского соучастия в нефтяной деятельности Ирана. Предметом исследования является правовой режим предоставления права пользования недрами в Исламской Республике Иран. Особое внимание авторы уделяют возникновению, изменению и прекращению правового статуса участников нефтяной деятельности. В статье подробно рассматривается субъектный состав пользователей недр на территории и в акваториях Ирана, включая трансграничные месторождения. Кроме того, авторами приводятся конкретные функции каждого из участников нефтяной деятельности, географические районы эксплуатации ими месторождений с указанием последних. В работе рассматривается структура основных участников нефтяной деятельности Ирана, дается краткая справка по каждой нефтегазовой организации. Методическую основу исследования составили общенаучные (диалектический, сравнения, анализа, синтеза, аналогии, индукции, дедукции и другие) и специальные (формально-логический, догматический, толкования права, сравнительно-правовой, государственно-правового моделирования, историко-правовой, системный, прогнозирования и другие) методы познания. Научная новизна исследования заключается: во-первых, в раскрытии модели нормативно-правового регулирования управления недропользованием в Исламской Республике Иран через сеть аффилированных лиц Национальной Иранской Нефтегазовой Компании; во-вторых, в обнародовании ранее опубликованных только на фарси материалов о структуре иранских нефтегазовых компаний и функциях их подразделений; в-третьих, в определении круга иранских недропользователей для включения в него российских лиц в связи с отменой международных санкций в отношении Ирана; в-четвертых, в прогнозировании развития иранской модели недропользования в связи с влиянием добычи углеводородов в этом государстве на формирование мировых цен на нефть и природный газ, уровень которых используется для прогноза валютных поступлений в бюджет Российской Федерации. Авторами по результатам исследования сделаны следующие выводы: во-первых, возникновение статуса участника нефтяной деятельности Исламской Республики Иран осуществляется в силу закона у одного юридического лица - Национальной Иранской Нефтегазовой Компании; во-вторых, статус участника нефтяной деятельности у других лиц возникает в случае заключения иранского нефтяного контракта с Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией; в-третьих, участниками нефтяной деятельности являются лица, аффилированные с Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией, заключающей с ними нефтяные контракты в административном порядке; в-четвертых, Министерство нефти Ирана фактически не является участником нефтяной деятельности, несмотря на принятие Парламентом Ирана новых правовых норм, передающих управление недропользованием, лицензирование и заключение нефтяных контрактов в ведение и под контроль указанного министерства; в-пятых, управление недропользованием и недропользование в Иране осуществляется Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией и аффилированными с ней лицами; в-шестых, участники нефтяной деятельности в республике делятся на резидентов Ирана и на иностранных юридических лиц; в-седьмых, изменение статуса недропользователя у резидентов Исламской Республики Иран происходит в административном порядке; в-восьмых, изменение статуса участника нефтяной деятельности у иностранных юридических лиц, включая инвесторов, осуществляется в предусмотренных нефтяными контрактами случаях; в-девятых, уступка обязательств иностранным лицом по нефтяному контракту невозможна без согласия заказчика; в-десятых, прекращение статуса участника нефтяной деятельности Исламской Республики Иран осуществляется по соглашению сторон нефтяного контракта; либо в одностороннем порядке любой из сторон в случае нарушения контрагентом своих договорных обязательств, если это предусмотрено условиями конкретного нефтяного контракта; либо при наступлении форс-мажорных обстоятельств, перечисленных в контракте на осуществление совместной нефтяной деятельности; в-одиннадцатых, договорная система недропользования в Исламской Республике Иран постепенно преобразуется в административную модель недропользования.


Ключевые слова:

недропользование в Иране, иранские нефтегазовые компании, иранские нефтяные контракты, возникновение статуса недропользователя, изменение статуса недропользователя, прекращение правового статуса, месторождения углеводородов Ирана, иностранные инвестиции Ирана, континентальный шельф Ирана, трансграничные месторождения Ирана

Abstract: The topicality of the research issue consists, firstly, in the need to study the system and structure of administrative and legal regulation and management of subsoil use in the Islamic Republic of Iran; secondly, in the formation of a new direction of development of the administrative law science – administrative law of foreign countries; thirdly, in the use of Iranian models of legal regulation of subsoil use for the development of Russian legislative instruments; fourthly, in concretization of the activities of Iranian subsoil using organizations for the elaboration of interaction with Russian oil and gas companies; finally, in the need to define the participants of Iran’s oil activities and their functions for the detection of sectors of foreign participation and the possibility of Russia’s participation in Iran’s oil activities. The research subject is the legal regime of granting of the right to use mineral resources in Iran. The authors give special attention to the occurrence, changing and cessation of the legal status of the participants of oil activities. The authors analyze the subject composition of subsoil users on Iran’s territory and in waters, including trans-border deposits. The authors consider particular functions of each of the participants of oil activities and describe geographical areas of their oil activities. The article considers the structure of the key participants of Iran’s oil activities and a brief review of each oil and gas company. The research methodology is based on general scientific methods (dialectical, comparison, analysis synthesis, analogy, deduction, induction, etc.) and specific research methods (formal-logical, dogmatic, the method of interpretation of law, comparative-legal method, the method of state legal modeling, historical-legal method, system method, the method of forecast, etc.). The scientific novelty of the study consists, firstly, in the description of the model of normative regulation of subsoil use management in the Islamic Republic of Iran via the network of affiliated persons of the National Iranian Oil Company; secondly, in the publication of materials, which have been previously published only in Farsi, about the structure of Iranian oil and gas companies and the functions of their departments; thirdly, in the definition of the range of Iranian users of mineral resources for the purpose of including Russian entities after the lifting of international sanctions against Iran; fourthly, in forecasting the development of the Iranian model of subsoil use due to the influence of hydrocarbon extraction in this state on the formation of global oil and gas prices. Their level is used for currency earnest forecasting in the Russian budget. The authors come to the following conclusions: 1. The status of a participant of Iran’s oil activities in Iran is regulated by law and belongs to the National Iranian Oil Company; 2. Other entities acquire this status via concluding an Iranian oil contract with the National Iranian Oil Company; 3. The participants of Iran’s oil activities are the persons affiliated with the National Iranian Oil Company via oil contracts; 4. The Iranian Ministry of Petroleum is actually not a participant of oil activities, though the Iranian Parliament has adopted new legal norms, which vest it with the authorities to manage mineral resources, license and conclude oil contracts; 5. The National Iranian Oil Company and the affiliated companies are responsible for subsoil use management and subsoil use in Iran; 6. The participants of oil activities in Iran are divided into the residents of Iran and foreign legal entities; 7. The change of the status of the subsoil user of the residents is carried out in administrative order; 8. The change of the status of participants of oil activities of foreign legal entities, including investors, is regulated by the provisions of oil contracts; 9. Assignment of a contractual obligation by a foreign entity is not allowed without a consent of an ordering customer; 10. Cessation of the status of a participant of oil activities is performed by the consent of the parties to the oil contract or unilaterally in case the contractor infringes the contract if it is covered by the contract, or due to force majeure events covered by the contract; 11. The contractual system of subsoil use in Iran is gradually transforming into the administrative one. 


Keywords:

Iranian Subsoil Use, Iranian Oil Companies, Iranian Petroleum Contracts, Subsoil User Status Occurrence, Subsoil User Status Changing, Subsoil User Status Cessation, Iranian Carbon Fields, Iranian Foreign Investment, Iranian Continental Shelf, trans-border Deposits

Национальная Иранская Нефтегазовая Компания, принадлежащая Исламской Республики Иран, на сегодняшний день официально является единственным недропользователем на территории этого государства. Министерство нефти Ирана на основании Закона Ирана «О пятой программе развития на 2011- 2015 годы» от 5 января 2011 года, Закона Ирана «О внесении изменений в Закона Ирана от 13 июня 1998 года «О рудниках» от 13 ноября 2011 года, Закона Ирана «О задачах и полномочиях Министерства нефти Ирана» от 8 мая 2012 года, Закона Ирана «О нефти» 2011 года обязано выдавать лицензии на право пользования недрами, как национальной компании, так и другим недропользователям, заключившим нефтяной контракт после вступления в силу Закона Ирана «О нефти» 2011 года.[1]

Министерство нефти Ирана не выдало ни одной лицензии на право пользования недрами, поскольку отсутствует административный регламент (процедура) осуществления соответствующей государственной функции, не утвержден типовой бланк лицензии и содержание её приложений.[2]

Национальная Иранская Нефтегазовая Компания, созданная в 1949 году и заменившая собой компанию Иран-Британия, продолжает заключение нефтяных договоров, утверждаемых Министерством нефти Ирана, после согласования с Правительством и Советом экономики Ирана при косвенном утверждении текста каждого контракта Парламентом Ирана, а также, в дальнейшем, каждого этапа договорных работ. Такой договор на практике является единственным основанием предоставления права пользования иранскими недрами. Национальная Иранская Нефтегазовая Компания является собственником всего горного имущества и нефтегазовой инфраструктуры на территории и в акваториях Исламской Республики Иран, за исключением арендованного. Она осуществляет недропользование посредством пяти аффилированных с ней лиц (дочерних компаний): Национальной компании нефтяных регионов Юга – управляющей недропользованием на юге Ирана[3], Компании континентального шельфа Ирана – управляющей недропользованием в Персидском заливе, Нефтяной компании центральных регионов Ирана – управляющей недропользованием в центральной части Ирана, Нефтегазовой компания «Арвандан» - управляющей западными месторождениями Каруна на юге Ирана, а также Нефтегазовой Компании «Хазар» - управляющей нефтегазовым бассейном Каспия. Субъектом права пользования недрами, осуществляющим часть государственных функций по управлению недропользованием, является Национальная Иранская Нефтегазовая Компания, а её аффилированные лица – соучастниками нефтяной деятельности на договорной основе. Генеральный директор Национальной Иранской Нефтегазовой Компании избирается советом директоров этой компании по представлению Министра нефти Ирана и по должности является его заместителем.[4] Национальная Иранская Нефтегазовая Компания имеет и другие аффинированные юридические лица, «дочерние» и «внучатые» компании, а также совместные предприятия с иностранными инвесторами, осуществляющие нефтяные операции.

К примеру,Национальная Компания Нефтяных Регионов Юга (NISOC) является основной нефтегазовой компанией Ирана, действующей в области разведки, добычи, переработки и транспортировки сырой нефти и природного газа, включая производство сжиженного газа.[5] «Корни» данной компании уходят в прошлое, в 1971 год, когда в городе Месджеде-Солейман была учреждена её предшественница – компания «Оско» и компании непромышленных операций под названием «Управление нефтяными регионами», которые были объединены после Исламской Революции 1979 года. По окончании Ирано-Иракской войны название интегрированной компании изменилось на «Управление регионами суши», а в 1998 году она получила современное наименование. Национальная Компания Нефтяных Регионов Юга зарегистрирована в городе Ахваз, где расположен её головной офис, она производит 83 % нефти и 16 % газа в Иране, ежедневно добывает 3 миллиона баррелей нефти в сутки и 800 миллионов футов природного газа, а также 150 000 баррелей сжиженного газа.[6] Национальная Компания Нефтяных Регионов Юга в качестве аффинированной компании Национальной Иранской Нефтегазовой Компании несет ответственность за планирование, управление и производство на 65 нефтегазовых месторождениях с промышленными запасами более 330 миллиардов баррелей сырой нефти и 420 триллионов футов природного газа.[7]

Генеральным директором и Председателем Совета директоров Национальной Компании Нефтяных Регионов Юга Ирана является Бижан Галипур.[8] Структура организации состоит из центрального штаба и управлений по направлениям работы. Национальная Компании Нефтяных Регионов Юга является владельцем 9 аффилированных организаций, в её состав входят 5 производственных компаний: Нефтегазовая компания «Карун», Нефтегазовая компания «Марун», Нефтегазовая компания «Гядж Саран», Нефтегазовая компания «Агаджари» и Нефтегазовая компания «Месджеде-Сулейман»; две инженерные компании: компания «Торбин Джонуб» и компания «Пирахафари Иран».[9]

Нефтяная Компания Континентального Шельфа Ирана является нефтегазовой компанией, аффилированной с Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией как дочернее общество. Эта компания была основана в 1980 году с целью проведения операций по разведке и разработке месторождений, добыче и эксплуатации ресурсов сырой нефти и природного газа, находящихся в акваториях Персидского залива.

Операционная зона Нефтяной Компании Континентального Шельфа Ирана включает акватории Персидского залива протяженностью 1800 км и шириной от 27 до 120 км, компания ведет управление всеми нефтегазовыми оффшорными (морскими) месторождениями на юге Ирана, помимо месторождений «Северный Парс», «Южный Парс», «Голь шан» и «Фердоуси», управление которыми осуществляет Нефтегазовая Компания «Парс». Центральный офис Нефтяной Компания Континентального Шельфа Ирана расположен в Тегеране. Производство сырой нефти данной компанией составляет 600 тысяч баррелей в день и, после Национальной Компании Нефтяных Регионов Юга, она считается вторым производителем нефти в Иране, которого возглавляет генеральный директор Саид Хафези Бейрагани.

Нефтяная Компания Континентального Шельфа Ирана образована путем объединения следующих юридических лиц, действующих в сфере морской добычи нефти, во-первых, «Сирип» или «Иран-Италия», осуществляющей недропользование на месторождениях «Хиндиджан», «Бахрегансар» и «Ноуруз»; во-вторых, «Ипак» или «Иран-Панамерикэн», осуществляющей недропользование на месторождениях «Форузан», «Соруш», «Абузар» и «Доруд»; в-третьих, «Лапко» или «Лаван», осуществляющей недропользование на месторождениях «Салман» и «Балал»; в-четвертых, «Иминоко» или «Международная Нефтяная Морская Компания Ирана», осуществляющей недропользование на месторождениях «Ресалат» и «Решадат»; в-пятых, «Суфиран», осуществляющей недропользование на месторождениях острова Сири. Нефтяная Компания Континентального Шельфа Ирана состоит из штаба (10 подразделений) и 8 управлений.

Подразделениями штаба Нефтяной Компании Континентального Шельфа Ирана являются: 1) отдел связей с общественностью; 2) отдел информационных технологий и коммуникаций; 3) отдел усовершенствований; 4) юридический отдел; 5) техническая инспекция; 6) отдел объединённого планирования; 7) отдел исследований и развития; 8) отдел безопасности, гигиены и экологии; 9) отдел охраны; 10) отдел ремонта и хранения подводных сооружений.

Выделяют восемь управлений Нефтяной Компании Континентального Шельфа Ирана: 1) управление производством; 2) управление техническими делами; 3) управление инжинирингом строительства; 4) управление общими и трансграничными месторождениями; 5) управление разведкой; 6) финансовое управление; 7) управление кадрами; 8) управление снабжения и продукции.

Управление производством несет ответственность за администрирование операций по разведке и добыче нефти и газа на различных месторождениях; транспортировке, переработке, хранению, резерву и экспорту углеводородов, и их переработке. Управление производством осуществляет все виды деятельности по использованию морских платформ и размещенных на них сооружений и оборудования, подводных морских трубопроводов, сооружений-резервуаров на суше, причальных стенок для экспорта нефти и др.

Управление техническими делами несет ответственность за бурение, эксплуатационную инженерию, инженерию резервуаров, геологию и нефтефизику на месторождениях, включая исследования, планирование, исполнение, а так же наблюдение за подрядчиками.

Управление инжинирингом строительства несет ответственность за выполнение первоначальных исследований, детальных исследований и реализацию строительных проектов, а так же развитие имеющихся сооружений. Оно также несет ответственность за развитие новых месторождений и их обновление, восстановление существующих сооружений, реконструкцию и обеспечение логистической схемы функционирования платформ и операционных регионов.

Управление общими и трансграничными месторождениями занимается их развитием, планированием геологоразведки, организацией производства нефти на участках недр, поддержанием партнерских отношений с государствами, имеющими акватории в Персидском заливе, иностранными инвесторами, деловыми кругами и государственными организациями.

Управление разведкой руководит всеми видами геологоразведочных работ на шельфе Ирана, а также иными нефтяными операциями. Финансовое управление ведет контроль над соблюдением финансовых правил, балансом валютного бюджета и бюджета в национальной валюте - риале, планирует финансовую деятельность компании и организует контроль над ней, включая контроль над бухгалтерией и документооборотом.

Управление кадрами несет ответственность за отбор, прием, обучение работников, повышение уровня мотивации персонала и обеспечение их потребностей, оно осуществляет кадровое сопровождение организации. Управление снабжения и продукции занимается обеспечением компании инструментами, материалами и запасными деталями, необходимыми для развития морской деятельности в операционных регионах и центральных офисах, оно осуществляет закупку товаров и услуг для нужд компании.

Операционные зоны Нефтяной Компании Континентального Шельфа Ирана сосредоточены в шести регионах республики: во-первых, Бахреган (нефтяные месторождения: «Бахреган Сар», «Хендиджан», «Соруш» и «Ноуруз»); во-вторых, Харк (нефтяные месторождения: «Абузар», «Доруд» и «Фурузун»); в-третьих, Сири (нефтяные месторождения: «Алванд», «Носрат», «Исфанд», «Сиванд», «Дена»); в-четвертых, Лаван (нефтяные месторождения: «Салман», «Ресалат», «Решадат» и «Балал», газовое месторождение «Лаван»); в-пятых, «Киш» (газовое месторождение «Киш»); в-шестых, «Гешм» (газовые месторождения: «Хенгам» и «Горзин»).

Нефтегазовая компания «Парс» - одна из аффилированных компаний Национальной Иранской Нефтегазовой Компании, была учреждена 22 декабря 1998 года. Её миссией является эксплуатация и развитие всех фаз общих (трансграничных) месторождений «Южного Парса» и газовых месторождений «Северного Парса», «Гольшан», «Фирдоуси».

Нефтяная Компания Центральных Регионов Ирана занимается добычей, переработкой и транспортировкой сырой нефти, природного газа, а так же специализируется на производстве сжиженного природного газа. Она была основана в 1989 году на базе имущества и нефтегазовых месторождений Национальной Компании Нефтяных Регионов Юга, расположенных на западе и в центральных регионах Ирана, в качестве аффилированного лица Национальной Иранской Нефтяной Компании.

Объем производства сырой нефти Нефтяной Компании Центральных Регионов Ирана в среднем составляет 171000 баррелей в день и после Национальной Компании Нефтяного Региона Юга и Нефтяной Компании Континентального Шельфа Ирана она является третьей компанией-производителем нефти в стране. Нефтяная Компания Центральных Регионов Ирана на текущий момент осуществляет добычу и эксплуатацию на 45 газовых месторождениях, 24 нефтяных месторождениях и 2 нефтегазовых месторождениях (всего на 71 месторождении) в 11 провинциях. Сегодня эту организацию возглавляет генеральный директор Сальб Али Карими.

Нефтегазовая компания «Арвандан» - аффилированное лицо Национальной Иранской Нефтегазовой Компании, работает в области эксплуатации и добычи нефти в южных и западных регионах Ирана.[10]

Компания «Арвандан» была основана в декабре 2004 года, на данный момент она производит нефть в объеме 227000 баррелей в день и этот объем через несколько лет при увеличении числа месторождений под ее управлением достигнет более 1 миллиона баррелей. В ведении компании «Арвандан» находятся следующие нефтяные месторождения: «Дархойн», «Азадеган», «Ядаваран», «Джафир», «Банд Кархе», «Сусангерд», «Арванд», «Моштаг», «Хорам Шахр», «Омид», «Сохраб», «Мехр», «Яран» и «Сепехр». Центральный офис компании расположен в городе Хорремшехр.[11]

Нефтяная компания «Хазар» - одна из пяти разведывательных и производственных компаний, аффилированных с Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией, основана в 1998 году. Она осуществляет недропользование на Каспии во всех трех нефтегазовых провинциях: «Гилян», «Мазендеран», «Голестан», а также в территориальных водах Исламской Республики Иран в Каспийском море (озере).

Иран имеет 28 трансграничных (общих) месторождений углеводородов, эксплуатируемых совместно с другими государствами, из них 18 нефтяных, 4 газовых и 6 нефтегазовых месторождений. Национальная Иранская Нефтяная Компании занимается недропользованием на 10 общих месторождениях, а 18 находятся в резерве. При этом 15 трансграничных месторождений Ирана расположены в акватории Персидского залива, а 13 в недрах суши.

Совместная нефтяная деятельность при разработке одного месторождения несколькими лицами, то есть в случае привлечения иностранного инвестора Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией, осуществляется на основании нефтяного контракта.[12] В законодательстве Ирана нет определенных правил эксплуатации трансграничных месторождений, за исключением одной нормы, гарантирующей стабильность добычи углеводородов из осваиваемых месторождений.[13] В контрактах, заключенных между Ираном и другими государствами, так же не определены конкретные обязательства их сторон по освоению месторождений.[14]

Участники нефтяной деятельности – государственные компании Ирана приобретают статус недропользователя автоматически в объеме прав пользования недрами, соответствующем целям их создания. Этот объем прав может изменяться по экономическим и политическим причинам, как и количество эксплуатируемых месторождений. Статус лиц, привлеченных к участию в нефтяных операциях Ирана, зависит от их контрактных обязательств, и может быть изменен в редких случаях или прекращен. Участники совместного недропользования на трансграничных с Ираном месторождениях не зависят от изменения национального иранского законодательства и решений органов государственной власти этой республики. Эксплуатация общих с Ираном участков недр осуществляется недропользователями Султаната Оман, Объединенных Арабских Эмиратов, Ирака и Катара, а также Саудовской Аравии, самостоятельно на основании норм национального законодательства этих государств и норм международного права. Исламская Республика Иран имеет рамочные договоры с указанными государствами в части освоения трансграничных (общих) месторождений углеводородов. Возникновение, изменение и прекращение нефтяной деятельности юридическими лицами – резидентами Ирана, осуществляется по решению его органов государственной власти посредством принятия актов Парламента и Правительства с последующим переоформлением внутренних нефтяных контрактов.

Исламская Республика Иран допускает расторжение нефтяных контрактов в трех случаях: во-первых, при закреплении в контракте права каждой из сторон отказаться от его исполнения в одностороннем порядке; во-вторых, при указании в контракте на его прекращение по обоюдной воле сторон; в-третьих, при наступлении юридических фактов, перечисленных в нефтяном контракте. Примером последнего является соглашение о проведении геологоразведочных работ на месторождении «Сирип».

В нефтяных контрактах, включающих операции по геологоразведке, предусматривается возможность их расторжения в случае отсутствия геологической информации о наличии промышленно-значимых запасов полезных ископаемых в границах месторождений к определенной сторонами дате. Приведенная модель прекращения контрактных обязательств называется в Иране «сроком отмены действия». Например, в статье 18 Соглашения между Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией и иностранным инвестором «Аджип» (Италия) указано: «если по окончании срока в двенадцать лет не будет достигнут какой-либо коммерческий результат от эксплуатации месторождения «Сирип», то соглашение автоматически аннулируется». [15]

Инвестиционные контракты определяют исчерпывающий перечень обстоятельств, наступление которых влечет их прекращение. Инвестиционный контракт расторгается в одностороннем порядке заказчиком, если подрядчик не исполняет либо не надлежаще исполняет свои контрактные обязательства. Иран по примеру Ирака предупреждает подрядчика о выявленных нарушениях исполнения контракта и, при отсутствии их устранения, может расторгнуть контракт, в том числе соглашение о выкупе. [16] К числу существенных нарушений относится несвоевременная реализация договорных обязательств, просрочка финансирования проекта или выкупных платежей, неисполнение бюджета проекта, некачественное выполнение работ (оказание услуг). Прекращение контракта было возможно, например, на трансграничном месторождении «Бадра-Ирак» из-за отставания реализации программы его развития, задержки работ и формирования бюджета проекта.

Подрядчики не заинтересованы в расторжении нефтяных контрактов в случае нарушений с их стороны, поэтому, европейские компании, как правило, имея за спиной политический вес своих правительств и собственный экономический потенциал, заключают с Национальной Иранской Нефтяной Компанией договоры о совместной нефтяной деятельности, в которых отсутствует возможность одностороннего расторжения контракта по инициативе заказчика. Однако в таких контрактах предусматривается их расторжение при наступлении форс-мажорных обстоятельств. Подрядчик, в случае нарушения его прав со стороны Национальной Иранской Нефтегазовой Компании, может расторгнуть нефтяной контракт в одностороннем порядке, но такое право инвестора редко предусматривается в договорах, за исключением сервисных контрактов.[17]

Исламская Республика Иран заключает нефтяные контракты через Национальную Иранскую Нефтегазовую Компанию с организациями, имеющими хорошую деловую репутацию. Тем не менее, бывают случаи прекращения либо передачи нефтяных контрактов другим лицам, которые приобретают статус участника нефтяной деятельности. Замена лица в договорном обязательстве по иранским нефтяным контрактам невозможна без согласия заказчика. Особенностью законодательства исламской республики является солидаризация ответственности выбывшего подрядчика и нового исполнителя по контракту. Все подрядчики, участвующие в реализации договора о совместной нефтяной деятельности параллельно или последовательно, несут ответственность перед Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией «по отдельности и вместе».

Европейские подрядчики могут передать обязательства по иранскому нефтяному контракту «подконтрольной компании», то есть «дочернему» или зависимому обществу, а также «внучатой» организации.

«Любая передача подрядчиком права пользования недрами требует предварительного письменного подтверждения заказчиком, которое направляется подрядчику в течение 30 дней с момента получения заказчиком уведомления подрядчика об уступке договорных обязательств. Заказчик направляет подрядчику согласие либо отказ совершения уступки. Если заказчик не направил подрядчику ответ на его уведомление об уступке в течение 30 дней с момента его получения, то уступка считается согласованной, при этом подрядчик-цедент солидарно отвечает по обязательствам с новым подрядчиком-цессионарием».[18] Процедура уступки подробно описывается в нефтяных контрактах, например, «Румила-Ирак».[19]

Государственные компании Ирана - стороны контракта, имеют право уступать участие в его реализации только одной компании, находящейся в собственности и под контролем государства. Указанная передача требует получения согласия других сторон нефтяного контракта.[20]

Основанием прекращения статуса участника нефтяной деятельности в Иране является наступление форс-мажорных обстоятельств. Иранское законодательство признает обстоятельство форс-мажорным, если: во-первых, оно наступает объективно и неподконтрольно человеку; во-вторых, препятствует реализации контракта; в-третьих, обуславливает рациональность прекращения нефтяной деятельности по контракту; в-четвертых, является непреодолимым препятствием ведения нефтяной деятельности, либо преодолимым, но с такими усилиями и материальными затратами, которые влекут экономическую неэффективность проекта; в-пятых, наступившее обстоятельство не было спрогнозировано и не могло быть предотвращено.

Международные санкции, введенные в отношении Ирана либо новые санкции, не являются форс-мажорным обстоятельством, если иностранное государство или организация после введения режима указанных санкций решили принять участие в нефтяной деятельности либо продолжили такую деятельность по ранее заключенным нефтяным контрактам.[21]

Круг участников совместной нефтяной деятельности Исламской Республики Иран после отмены международных санкций будет постепенно меняться, о чем свидетельствует начало реформирования системы и структуры государственного управления недропользованием в Иране.

Тенденция принятия нормативных правовых актов, регулирующих эксплуатацию иранских месторождений полезных ископаемых, свидетельствует о постепенном переходе от договорной системы недропользования к административно-правовой модели, а также о поэтапном изменении правового статуса участников совместной нефтяной деятельности, включая иностранных инвесторов.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.