Статья 'Денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований

Крылов Олег Михайлович

кандидат юридических наук

доцент, заведующий, Институт права

450098, Россия, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Российская, 167

Krylov Oleg Mikhailovich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Financial and Ecological law, Bashkir State University, Institute of Law

450098, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Rossiiskaya, 167 -101

ok2004@list.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2017.6.23460

Дата направления статьи в редакцию:

29-06-2017


Дата публикации:

16-07-2017


Аннотация: Предметом исследования выступают правовые нормы, регулирующие общественные отношения, возникающие в процессе денежного обращения. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе денежного обращения при образовании доходов и осуществлении расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований. Денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований характеризуется особенностями, напрямую влияющими на эффективность осуществления финансовой деятельности публично-правовым образованием. Учет специфики денежного обращения в сфере публичных финансов является необходимым условием успешного достижения целей и задач современной финансовой деятельности государства и иных публично-правовых образований. Методологической основой служит диалектический метод научного познания социальных, экономических и правовых явлений в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Достоверность и обоснованность результатов достигается за счет комплексного применения системно-структурного, сравнительно-правового, формально-юридического и логико-теоретических методов, а также метода описания понятий, анализа, синтеза, обобщения и иных методов. В результате проведенного исследования автором сформулированы характерные черты денежного обращения в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований, касающиеся начала и окончания денежного обращения, его объекта, видов финансовых правоотношений, опосредующих денежное обращение. Автором выявлены основные особенности финансовых субъективных юридических прав и обязанностей на деньги, возникающих в правоотношениях в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований. В качестве одного из результатов проведенного исследования автором обосновывается необходимость изменения правовой дефиниции налога и предлагается внести соответствующие изменения в норму Налогового кодекса Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 года № 146-ФЗ.


Ключевые слова:

денежное обращение, деньги, публично-правовое образование, денежный суррогат, наличное денежное обращение, безналичное денежное обращение, Банк России, финансовое правоотношение, объект денежного обращения, налог

Abstract: The research subject is the set of legal provisions regulating social relations in the process of money circulation. The research object is social relations in the process of money circulation in the process of incomes generation and spending of centralized monetary funds of public entities. Money circulation in the process of income generation and spending of centralized monetary funds of public entities is characterized by the peculiarities, directly affecting the effectiveness of financial activities of a public entity. To successfully achieve the aims and goals of modern financial activity of the state and other public entities, it is necessary to take into account the specificity of money circulation in the sphere of public finance. The research methodology is based on the dialectical method of scientific cognition of social, economic and legal phenomena in their interrelation and interdependence. Reliability and feasibility of the results is achieved by complex using the system-structural, comparative-legal, formal-legal and logic and theoretical methods, and the method of description of notions, analysis, synthesis, generalization and other methods. The author formulates the typical features of money circulation in incomes generation and spending of centralized monetary funds of public entities, connected with the beginning and the end of money circulation, its object and types of financial legal relations mediating money circulation. The author detects the key peculiarities of financial subjective legal rights and duties in the process of incomes generation and spending of centralized monetary funds of public entities. The author substantiates the necessity to transform the legal definition of tax and offers amending the provision of the Tax Code of the Russian Federation (part 1) of 31 July 1998 No 146. 


Keywords:

money circulation, money, Public entity, cash equivalent , Cash circulation, Non-cash circulation, Bank of Russia, Financial legal relationship, Object of money circulation, tax

Денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований представляет собой переход между субъектами субъективных юридических прав в отношении денег, характеризующийся рядом особенностей.

Денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований начинается с момента передачи Банком России от имени государства субъективных юридических прав на деньги иным субъектам и представляет собой юридическую операцию по выпуску денег в обращение. Этот очевидный вывод следует из невозможности начала денежного обращения без действий эмитента денежных средств по передаче субъективных юридических прав на денежные средства иным субъектам. Передача субъективных прав осуществляется Банком России через его территориальные учреждения [20].

Денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований прекращается передачей субъективных юридических прав на деньги от иных субъектов государству в лице Банка России без возможности последующей передачи этих прав иным субъектам и представляет собой юридическую операцию по изъятию денег из обращения.

В качестве иных субъектов выступают, как правило, кредитные организации, поскольку Банк России в соответствии с п. 1 ст. 49 Федерального закона от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (далее по тексту – ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)») не вправе осуществлять банковские операции с юридическими лицами, не имеющими лицензии на осуществление банковских операций, а также физическими лицами [30].

Основаниями передачи субъективных прав на деньги от Банка России кредитным организациям и, наоборот, от кредитных организаций Банку России являются банковские операции и сделки, совершаемые Банком России на основании ст. 46 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» [30], а также кассовые операции с его участием.

Субъективные юридические права на деньги возникают, в основном, в процессе экономической или трудовой деятельности субъектов.

Законодательство Российской Федерации использует понятие «экономическая деятельность», но не раскрывает его содержания. В Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Конституции Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) (далее по тексту – Конституцией РФ) каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности [11]. На основании ст. 37 Конституции РФ каждому гарантируется свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, так и право на защиту от безработицы [11].

Применительно к экономической деятельности нами разделяется позиция И. В. Ершовой о том, что она представляет собой широкое, обобщающее понятие, а ее разновидностями являются хозяйственная, предпринимательская, профессиональная, приносящая доход, коммерческая, торговая деятельность [6, 46-61].

Различия между трудовой и экономической деятельностью обозначил Конституционный Суд Российской Федерации. Им в частности, отмечено, что к числу способов, которыми граждане могут реализовать эти конституционные права, относятся наемный труд, осуществляемый по свободно избранному роду деятельности и профессии на основании трудового договора, заключаемого с работодателем, а также самостоятельная экономическая деятельность, осуществляемая в свободно избранной сфере индивидуально или совместно с другими лицами путем создания коммерческой организации как формы коллективного предпринимательства [21].

Представляется, что рассматриваемая экономическая или трудовая деятельность является исключительно правомерной, поскольку неправомерная деятельность не влечет возникновение субъективных юридических прав и обязанностей на деньги.

Правомерная экономическая или трудовая деятельность субъектов – носителей субъективных юридических прав и обязанностей в отношении денег предшествует финансовой деятельности государства и муниципальных образований и является основанием для ее осуществления, поскольку по отношению к экономической деятельности финансовая деятельность государства носит производный характер [8; 86]. Полагаем, что не исключена возможность возникновения рассматриваемых субъективных юридических прав и обязанностей в результате осуществления и иной деятельности. Например, в Великобритании установлен режим налогообложения пенсий и иных социальных выплат [38; 21-28].

Передаваемые Банком России кредитным организациям субъективные юридические права на деньги представляют собой субъективные гражданские права государства на деньги. Так, уставный капитал и иное имущество Банка России на основании ст. 2 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» являются федеральной собственностью [30]. К государственной собственности в соответствии со ст. 214 Гражданского кодекса Российской Федерации (части первой) от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ (далее по тексту - ГК РФ (части первой))  относится имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам Российской Федерации - республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта Российской Федерации) [4]. Поскольку имущество, к которому относятся наличные деньги и безналичные денежные средства, является объектом гражданских прав, государство обладает субъективными гражданскими правами на деньги.

Банк России на основании ст. 2 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России [30]. В юридической науке остается дискуссионным вопрос о том, на каком праве принадлежит Банку России имущество. Например, имеется мнение, что Центральный банк РФ является титульным владельцем принадлежащего ему имущества, и специфическая особенность такого владения заключается в обязанности Банка России осуществлять правомочия владения, пользования и распоряжения указанным имуществом не в своих интересах, а в интересах общества и государства [28],[1].

В противовес этому мнению высказывается позиция, что названные в ст. 2 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» полномочия (точнее - правомочия) Банка России по владению, пользованию и распоряжению имуществом вещному праву не соответствуют потому, что по своему содержанию они являются весьма неопределенными [15]. Отдельные авторы, основываясь на указанном обстоятельстве, приходят к выводу, что поскольку имущество Банка России не закреплено за Банком России на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, то оно включено в состав государственной казны [26].

Нами разделяется мнение о том, что Банк России управляет имуществом Российской Федерации, как один из ее органов [14, 108-118]. В соответствии со ст. 125 и ст. 214 ГК РФ (части первой) от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации права собственника осуществляют государственные органы, а также юридические лица и граждане [4].

Таким образом, передаваемые Банком России иным лицам субъективные юридические права на деньги в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований представляют собой субъективные гражданские права государства на деньги. Логично предположить, что природа переданных субъективных гражданских прав на деньги от Банка России иным субъектам и в процессе их дальнейшего обращения остается неизменной.

Следовательно, денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований представляет собой переход между различными субъектами субъективных гражданских прав на деньги. Эти субъективные гражданские права на деньги являются субъективными вещными правами на наличные деньги (право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления), либо субъективными обязательственными правами (требованиями) в отношении безналичных денежных средств.

Деление субъективных гражданских прав на вещные и обязательственные еще в римском праве рассматривалось как основанное и обнимающее все права. Со времени рецепции римского права это противоположение прав было не только принято, но и признано исчерпывающим для всех гражданских прав и европейской доктриной и проникло затем как в судебную практику, так и в современные законодательства [3; 425].

Вещное право – это абсолютное субъективное гражданское право лица, предоставляющее ему возможность непосредственного господства над конкретной вещью и отстранения от нее всех других лиц, защищаемое специальными гражданско-правовыми исками [5; 7]. Следовательно, вещное право юридически закрепляет непосредственное, абсолютное или ограниченное господство лица над вещью.

Исходя из содержания статьи ст. 128 ГК РФ (части первой) наличные деньги представляют собой вещь, являющуюся объектом гражданских прав [4]. В качестве вещи наличные деньги подчинены вещно-правовому режиму, включая и вещно-правовые способы защиты прав на них [25; 4-8].

В связи с этим нами не разделяются выводы отдельных ученых о том, что на праве собственности могут находиться лишь вещи, выражающие деньги – денежные знаки (монеты, купюры), а сами деньги должны быть отнесены к категории имущественных прав, существующих в любой форме [7], также, как и еще более категоричные выводы о том, что деньги не могут являться объектом права собственности: ни наличные, ни безналичные [9; 22-26].

Деление на субъективные вещные права на наличные деньги и субъективные обязательственные права на безналичные денежные средства ставит под сомнение четкость дефиниции, закрепленной в п. 1 ст. 8 Налогового кодекса Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 года № 146-ФЗ (далее по тексту – НК РФ (части первой)) и устанавливающей юридическим признаком налога принадлежность денежных средств субъекту исключительно на вещном праве, т.е. на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления [17]. К сожалению, в характеристиках юридических признаков налога, приведенных различными учеными, это обстоятельство не учитывается [29],[10],[16],[36, 10-14].

Если в качестве юридического признака налога определять принадлежность денежных средств субъекту исключительно на субъективном вещном праве, то невозможно осуществить уплату такого налога с помощью безналичных денежных средств, которые принадлежат субъекту на основе субъективного обязательственного права, а это противоречит порядку исполнения обязанности по уплате налога, установленному НК РФ (частью первой). Также исключается возможность осуществить уплату такого налога за налогоплательщика иным лицом, что противоречит п. 1 ст. 45 НК РФ (части первой) [17].

Заметим, что законодатель не выделил в качестве юридического признака сбора или страхового платежа принадлежность денежных средств субъектам исключительно на вещном праве [17].

Объектами субъективных вещных прав на деньги в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований являются денежные знаки в виде банкнот и монеты Банка России. В некоторых случаях объектами указанных субъективных вещных прав может быть наличная иностранная валюта, к которой в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее по тексту – ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле») относятся денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным средством наличного платежа на территории соответствующего иностранного государства (группы иностранных государств), а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки [31]. Например, в случае, установленном нормой статьи 333.29 Налогового кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 05 августа 2000 года № 117-ФЗ (далее по тексту – НК РФ (часть вторая)).

Кроме того, в отношениях по осуществлению государственных и муниципальных заимствований на основании ст. 143 ГК РФ (части первой) и ст. 98, ст. 99, ст. 100 Бюджетного кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 года № 145-ФЗ (далее по тексту - БК РФ) в качестве объектов субъективных вещных прав могут быть документарные ценные бумаги в виде государственных ценных бумаг, выпущенных от имени Российской Федерации, государственных ценных бумаг субъекта Российской Федерации и муниципальных ценных бумаг [4],[2].

Объектами субъективных обязательственных прав, передаваемых от имени государства Банком России в процессе выпуска денег в обращение, являются, соответственно, безналичные денежные средства, а в некоторых случаях безналичная иностранная валюта и бездокументарные ценные бумаги. Передаваемые безналичные денежные средства выступают в качестве субъективных юридических прав на материальные блага, которыми являются наличные деньги. Соответственно, передаваемая безналичная иностранная валюта и бездокументарные ценные бумаги – в качестве субъективных юридических прав на материальные блага, которыми являются наличная иностранная валюта и наличные деньги.

Переход субъективных вещных прав на наличные деньги или обязательственных прав на безналичные денежные средства в процессе образования доходов и осуществления расходования централизованных денежных фондов публично-правовых образований происходит в рамках разнообразных по своей природе правоотношений. Среди них присутствуют и финансовые правоотношения.

Следует оговориться, что финансовые правоотношения, опосредующие денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований возникают как следствие существования иных видов правоотношений (преимущественно гражданских или трудовых правоотношений), опосредующих рассматриваемое денежное обращение. Ограничение возникновения финансовых правоотношений на первоначальных стадиях процесса образования доходов и осуществления расходования централизованных денежных фондов публично-правовых образований устанавливает и сам законодатель. Так, несмотря на то, что Банк России осуществляет обслуживание счетов бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации, в нем хранятся средства федерального бюджета и средства государственных внебюджетных фондов, он в соответствии со ст. 4, ст. 22 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» не вправе предоставлять кредиты Правительству Российской Федерации для финансирования дефицита федерального бюджета, покупать государственные ценные бумаги при их первичном размещении [30].

Существующий запрет обосновывается тем, что уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью, которые не должны использоваться для приобретения финансовых обязательств, обеспечением которых также является имущество Российской Федерации [37].

Выделим основные финансовые правоотношения, опосредующие денежное обращение в процессе образования доходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований. Применительно к наличному денежному обращению это правоотношения:

- между публично-правовым образованием в лице органов Федерального казначейства и бюджетополучателями (главными администраторами (администраторами) источников внутреннего (внешнего) финансирования дефицита бюджетов, главными распорядителями, распорядителями и получателями средств бюджетов) и неучастниками бюджетного процесса, лицевые счета которым открыты в органах Федерального казначейства при внесении взноса наличных денег;

- между публично-правовым образованием в лице финансового органа или органа управления внебюджетными фондами  (Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации, Федерального фонда обязательного медицинского страхования)  и организациями, лицевые счета которым открыты в финансовых органах или в органах управления внебюджетными фондами при внесении взноса наличных денег [19];

- между физическим лицом-налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, плательщиком пеней, плательщиком штрафа, плательщиком – иным лицом в соответствии с п.1. ст. 45 НК РФ (части первой) и публично-правовым образованием в лице Федерального казначейства, финансового органа или органа управления внебюджетными фондами при внесении наличных денежных средств в счет уплаты обязательных платежей [17];

- между налогоплательщиком – организацией или индивидуальным предпринимателем (налоговым агентом, плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налогоплательщиком – участником консолидированной группы налогоплательщиков, плательщиком пеней, плательщиком штрафа) и государством в лице Федеральной службы судебных приставов по поводу принудительного взыскания налога (сбора, страховых взносов, пеней, штрафа) за счет наличных денежных средств указанных субъектов на основании ст. 47 НК РФ (части первой) [17];

- между налогоплательщиком – физическим лицом (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, плательщиком пеней, плательщиком штрафа) и государством в лице Федеральной службы судебных приставов по поводу принудительного взыскания налога (сбора, страховых взносов, пеней, штрафа) за счет наличных денежных средств в соответствии со ст. 48 НК РФ (части первой) [17].

Основными финансовыми правоотношениями, опосредующими безналичное денежное обращение в процессе образования доходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований, являются правоотношения:

- между налогоплательщиком – организацией с лицевым счетом в органах Федерального казначейства, финансовых органах или органах управления внебюджетными фондами и публично-правовым образованием в лице Федерального казначейства, финансовых органов или органов управления внебюджетными фондами по поводу перевода денежных средств в уплату налогов, сборов и иных платежей в бюджетную систему Российской Федерации [19];

- между физическим или юридическим лицом-налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, плательщиком пеней, плательщиком штрафа, плательщиком – иным лицом в соответствии с п.1. ст. 45 НК РФ (части первой) и публично-правовым образованием в лице Федерального казначейства, финансового органа или органа управления внебюджетными фондами по поводу перевода денежных средств в счет уплаты обязательных платежей [17];

- между налогоплательщиком – организацией или индивидуальным предпринимателем (налоговым агентом, плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налогоплательщиком – участником консолидированной группы налогоплательщиков, плательщиком пеней, плательщиком штрафа) и государством в лице Федеральной службы судебных приставов по поводу принудительного взыскания налога (сбора, страховых взносов, пеней, штрафа) за счет денежных средств на счетах налогоплательщика на основании ст. 46 НК РФ (части первой) [17];

- между налогоплательщиком – физическим лицом (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, плательщиком пеней, плательщиком штрафа) и государством в лице Федеральной службы судебных приставов по поводу принудительного взыскания налога (сбора, страховых взносов, пеней, штрафа) за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в соответствии со ст. 48 НК РФ (части первой) [17].

Выделим основные финансовые правоотношения, опосредующие денежное обращение в процессе осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований. Применительно к наличному денежному обращению это правоотношения:

 - между публично-правовым образованием в лице органа Федерального казначейства и бюджетополучателями (главными администраторами (администраторами) источников внутреннего (внешнего) финансирования дефицита бюджетов, главными распорядителями, распорядителями и получателями средств бюджетов), а также неучастниками бюджетного процесса, лицевые счета которым открыты в органах Федерального казначейства для обеспечения их наличными деньгами;

- между публично-правовым образованием в лице органа Федерального казначейства и получателями средств бюджетов субъектов Российской Федерации и юридических лиц (их обособленных подразделений, наделенных полномочиями по ведению бухгалтерского учета), не являющихся в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации получателями средств бюджетов субъектов Российской Федерации, расположенных за пределами административного центра (столицы) субъекта Российской Федерации, лицевые счета которым открыты в финансовом органе субъекта Российской Федерации для обеспечения их наличными деньгами;

- между публично-правовым образованием в лице финансового органа или органа управления внебюджетными фондами (Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации, Федерального фонда обязательного медицинского страхования) и организациями, лицевые счета которым открыты в финансовых органах или в органах управления внебюджетными фондами для обеспечения наличными деньгами этих организаций [19].

Применительно к безналичному денежному обращению в процессе осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований это правоотношения:

 - между публично-правовым образованием в лице органа Федерального казначейства и бюджетополучателями (главные администраторы (администраторы) источников внутреннего (внешнего) финансирования дефицита бюджетов, главные распорядители, распорядители и получатели средств бюджетов) при проведении операций со средствами бюджетов бюджетной системы Российской Федерации;

- между публично-правовым образованием в лице органа Федерального казначейства и финансовыми органами, органами управления внебюджетными фондами, в которых открыты лицевые счета бюджетополучателей при проведении операций со средствами бюджетов субъектов Российской Федерации (муниципальных образований);

- между публично-правовым образованием в лице органа Федерального казначейства и бюджетополучателями при проведении операций со средствами, поступающими во временное распоряжение бюджетополучателей;

- между публично-правовым образованием в лице органа Федерального казначейства и юридическими лицами – неучастниками бюджетного процесса при проведении операций со средствами юридических лиц;

- между публично-правовым образованием в лице финансовых органов, органов управления внебюджетными фондами и бюджетополучателями при проведении операций со средствами, поступающими во временное распоряжение бюджетополучателей;

- между публично-правовым образованием в лице финансовых органов и неучастников бюджетного процесса при проведении операций со средствами неучастников бюджетного процесса [19].

Разумеется, что имеются и иные виды финансовых отношений, опосредующих денежное обращение в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований.

Реализация субъективных финансовых прав и обязанностей субъектами в указанных правоотношениях в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований, осуществляется путем вступления этих субъектов в расчетные правоотношения гражданского характера (как правило, с Банком России и кредитными организациями). Например, такими правоотношениями являются правоотношения, возникающие при совершении кассовых операций.

В юридической литературе отмечалось, что кассовые операции – совокупность материально-технических процедур, заключающихся в приеме, хранении и выдаче наличных денег, урегулированные нормами финансового права, представляющими в своей совокупности специальный финансово-правовой институт [32, 699]. Полагаем, что более правильным является вывод о том, что кассовые операции являются разновидностью расчетных операций со специальным порядком правового регулирования [12].

Это означает, что возникающие расчетные правоотношения при совершении кассовых операций, регулируются нормами гражданского права с особенностями, устанавливаемыми нормами финансового права. Так, значительная часть правоотношений по выдаче (сдаче) наличных денежных средств при совершении кассовых операций носит гражданско-правовой характер, поскольку такая выдача становится возможной лишь потому, что получатели наличных денежных средств имеют по отношению к субъектам, их выдающим, субъективные гражданские права требования на наличные денежные средства (кредитные организации по отношению к Банку России, иные субъекты по отношению к кредитным организациям).

Помимо правоотношений, возникающих при совершении кассовых операций, к указанным расчетным правоотношениям на основании ст. 45, ст. 58, ст. 60 НК РФ (части первой) относятся правоотношения между налогоплательщиком и кредитной организацией для внесения наличных денежных средств с целью их перечисления в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства; правоотношения между физическим лицом-налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, плательщиком пеней, плательщиком штрафа) и местной администрацией для внесения наличных денежных средств с целью их перечисления в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства; правоотношения между физическим лицом-налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, плательщиком пеней, плательщиком штрафа) и организацией федеральной почтовой связи для внесения наличных денежных средств с целью их перечисления в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства; правоотношения между местной администрацией и кредитной организацией или организацией федеральной почтовой связи по поводу внесения наличных денежных средств, принятых от физического лица-налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, плательщика пеней, плательщика штрафа) с целью их перечисления в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства; правоотношения между организацией федеральной почтовой связи и кредитной организацией по поводу внесения наличных денежных средств, принятых от физического лица-налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, плательщика пеней, плательщика штрафа) с целью их перечисления в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства и т.д. [17].

Следует отметить, что в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований субъективные гражданские права передаются на сумму денег, равную сумме денег, на которые реализованы субъективные финансовые права и обязанности. 

Характеристика особенностей денежного обращения в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований была бы неполной без выявления особенностей субъективных финансовых прав и обязанностей на деньги в правоотношениях, возникающих в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований.

Выявление особенностей субъективных юридических прав и обязанностей невозможно без анализа различных их видов [27, 118]. Субъективные финансовые права и обязанности можно классифицировать следующим образом.

Прежде всего, они представляют собой экономические субъективные права и обязанности. Общеизвестно, что субъективные юридические права и обязанности такого рода возникают в процессе производства, распределения и обмена материальных благ. Поскольку процессы образования, распределения и использования централизованных финансовых фондов публично-правовых образований возникают исключительно на такой стадии общественного воспроизводства как стадия распределения и перераспределения материальных благ [33, 28],[34, 17],[35, 121], постольку рассматриваемые субъективные юридические права и обязанности являются экономическими субъективными правами и обязанностями.

В зависимости от субъектов-носителей рассматриваемые права и обязанности подразделяются на субъективные финансовые права и обязанности, принадлежащие публично-правовым образованиям (например, юридическая обязанность по передаче денежных сумм, вытекающая из бюджетных обязательств в соответствии со ст. 6 БК РФ [2]; субъективное право на получение денежных сумм в виде налогов и сборов в принудительном порядке на основании ст. 46 НК РФ (части первой) [17]), принадлежащее организациям (например, субъективное право получателя бюджетных средств на бюджетные ассигнования от главного распорядителя бюджетных средств в соответствии со ст. 38.1 БК РФ [2], юридическая обязанность налогоплательщика-организации по передаче денежных сумм публично-правовому образованию в виде налога, сбора, страхового взноса на основании ст. 45 НК РФ (части первой) [17]), принадлежащая индивидуальным субъектам (например, юридическая обязанность налогоплательщика - физического лица по передаче денежных сумм публично-правовому образованию в виде налога, сбора, страхового взноса в соответствии со ст. 45 НК РФ (части первой) [17]; субъективное право налогоплательщика – физического лица на возврат денежных сумм в виде излишне уплаченных или излишне взысканных сумм налогов и сборов в соответствии со ст. 21 НК РФ (части первой) [17]).

Общеизвестно, что по внешней (объективной) стороне поведения участников правоотношений субъективные юридические права и обязанности могут быть активными и пассивными.

Субъективные финансовые права на деньги в процессе образования доходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований являются у публично-правовых образований, преимущественно, пассивными, поскольку их реализация не требует совершения каких-либо действий, соответственно, субъективные финансовые обязанности в отношении денег у коллективных образований и физических лиц являются, в основном, активными, поскольку их реализация требует совершения определенных действий (например, субъективное право Российской Федерации на получение денежных сумм в виде страховых взносов, юридическая обязанность плательщика страховых взносов по их уплате [17]. И, наоборот, субъективные финансовые права коллективных образований и физических лиц на деньги в процессе образования доходов централизованных денежных фондов публично-правовых являются, преимущественно, пассивными, в то время как субъективные финансовые обязанности в отношении денег у публично-правовых образований, напротив, в основном, активными (например, субъективное юридическое право плательщика страховых взносов на возврат денежных сумм в виде излишне уплаченных сумм страховых взносов, субъективная юридическая обязанность государства по возврату излишне взысканных сумм страховых взносов в соответствии со ст. 78, ст. 79 НК РФ (части первой) [17]).

В процессе осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований субъективные финансовые обязанности в отношении денег у публично-правовых образований являются, в основном, активными, а, соответствующие субъективные финансовые права коллективных образований и физических лиц, преимущественно, пассивными (например, субъективное право получателя бюджетных средств на бюджетные ассигнования от главного распорядителя бюджетных средств на основании ст. 38.1 БК РФ [2], расходные обязательства как юридическая обязанность публично-правового образования предоставить физическому или юридическому лицу средства из соответствующего бюджета в соответствии со ст. 6 БК РФ [2]). Субъективные финансовые права публично-правового образования в процессе осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований являются, преимущественно, активными, а субъективные финансовые обязанности коллективных образований и физических лиц, соответственно, пассивными (например, субъективная юридическая обязанность юридического лица по возврату бюджетного кредита в соответствии со ст. 93.2 БК РФ [2], субъективные права Российской Федерации, вытекающие их внешних долговых требований Российской Федерации на основании ст. 122 БК РФ [2]).

Субъективные финансовые права и обязанности на основании источников, в которых они зафиксированы, можно классифицировать на закрепленные в нормативных источниках (например, субъективное право Российской Федерации на определение размера отчисления доходов от федеральных налогов и сборов в соответствии со ст. 7 БК РФ [2]) и закрепленные в ненормативных источниках (правоприменительных актах) (например, субъективная обязанность у налогоплательщика уплатить суммы кредита и начисленных процентов по договору инвестиционного налогового кредита на основании ст. 66 НК РФ (части первой) [17]). Большая часть субъективных финансовых прав и обязанностей в процессе образования, распределения и использования централизованных денежных фондов государства и муниципальных образований закреплена в нормативных актах, поскольку индивидуальные источники призваны обеспечить лишь конкретизацию, необходимую для реализации субъективных юридических прав и обязанностей.

В зависимости от территории действия источника субъективных финансовых прав и обязанностей выделяются внутригосударственные субъективные права и обязанности, которые закреплены в источниках национального права (например, юридическая обязанность публично-правового образования выделить бюджетные ассигнования на социальное обеспечение населения на основании ст. 69 БК РФ [2]) и международно-правовые субъективные права и обязанности, которые закреплены в источниках международного права и распространяют свое действие на два и более государства (например, субъективное право Российской Федерации на получение денежных средств по внешним долговым требованиям у иностранных государств в соответствии со ст. 122 БК РФ [2]).

Общепринято в зависимости от характера корреспондирующей обязанности выделять абсолютные субъективные юридические права – которыми субъекты пользуются по отношению ко всем остальным субъектам, обладающим абсолютной юридической обязанностью, которая заключается в воздержании от действий, препятствующих реализации этих прав. В свою очередь, относительным субъективным юридическим правам всегда корреспондирует конкретная юридическая обязанность определенного субъекта. Представляется, что субъективные финансовые права и обязанности могут быть исключительно относительными, поскольку их существование обусловлено финансовыми (денежными) обязательствами, представляющими собой, по сути, финансовые обязательственные правоотношения. Например, к денежным обязательствам по получению доходов публично-правовым образованием относят обязательства, возникающие при предоставлении денежных средств бюджетам из других бюджетов (межбюджетные трансферты). К денежным обязательствам по осуществлению расходов публично-правовым образованием относят, к примеру, обязательства, возникающие в процессе финансирования на безвозмездной, безвозвратной основе других публично-правовых образований (бюджетные ассигнования, межбюджетные трансферты) [23, 3-8].

Из других особенностей рассматриваемых субъективных финансовых прав и обязанностей отметим, что они являются, преимущественно, материальными, поскольку способны непосредственно удовлетворить интерес участников правоотношений, в то время как процессуальные субъективные финансовые права и обязанности лишь обеспечивают реализацию этих материальных прав, вследствие чего они возникают, в основном, в отношение иных (неденежных) объектов (например, субъективное финансовое право налогоплательщика на проведение процедуры зачета излишне уплаченной суммы налога в соответствии со ст. 78 НК РФ (части первой) [17]). 

Также отметим, что рассматриваемые субъективные финансовые права и обязанности являются преимущественно публичными, поскольку затрагивают интересы общества в целом.

Отдельными авторами в качестве признака субъективной финансовой обязанности отмечается ее принадлежность к публично-правовым обязанностям граждан и организаций по отношению к государству и обязанностям государства по отношению к гражданам и организациям [22, 3-9].

Отметим также, что обращение субъективных финансовых прав и обязанностей на деньги в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований не происходит вследствие их личного характера. Установленные законодателем исключения исполнения финансовых обязательств иными субъектами, не изменяют личную природу возникших субъективных финансовых прав и обязанностей. Например, уплата налога может быть произведена за налогоплательщика иным лицом в соответствии со ст. 45 НК РФ (части первой) [17]. Однако такое лицо не замещает налогоплательщика в финансовом обязательстве по аналогии с институтом перемены лиц в гражданском обязательстве, что выражается в установленных законодателем ограничениях. Так, иное лицо на основании ст. 45 НК РФ (части первой) не вправе требовать возврата из бюджетной системы Российской Федерации уплаченного за налогоплательщика налога [17].

Последствия исполнения финансового обязательства третьим лицом должны быть установлены законодательством, регулирующим эти обязательства, поскольку на основании ст. 2 ГК РФ (части первой) к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено самим гражданским законодательством [4].

В юридической науке обращалось внимание на личный характер субъективных финансовых прав и обязанностей, возникающих и в процессе осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований. Так, учитывая принцип адресности и целевого характера бюджетных средств, установленный статьей 38 Бюджетного кодекса Российской Федерации, а также принимая во внимание публично-правовой характер регулирования предоставления бюджетных кредитов, возможность перемены лиц в обязательстве, вытекающем из договора о предоставлении кредита, отсутствует [13]. Или, финансовые денежные обязательства в определенной степени могут рассматриваться как личные, т.е. существование их связано с личностью сторон, замена лиц в таких обязательствах, как правило, не допускается [24, 8-14].

Таким образом, основные особенности финансовых субъективных юридических прав и обязанностей на деньги заключаются в том, что, возникая у различных субъектов (публично-правовых образований, коллективных образований, индивидуальных субъектов) в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований, они носят личный характер и являются экономическими, закрепленными в нормативных источниках национального и международного права, относительными, преимущественно, материальными и публичными, а также активными или пассивными в зависимости от функции финансовой деятельности публично-правовых образований.

Исходя из изложенного, акцентируем внимание на следующих выводах:

1. Содержанием денежного обращения в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований является переход между субъектами субъективных юридических прав в отношении денег, характеризующийся следующим:

1) денежное обращение начинается с момента передачи субъективных прав на денежные средства от государства в лице Банка России кредитным организациям и иным получателям денежных средств и прекращается передачей от кредитных организаций и иных плательщиков денежных средств субъективных прав на денежные средства государству в лице Банка России без возможности последующей передачи этих субъективных прав каким-либо субъектам;

2) объектом денежного обращения являются субъективные вещные права на наличные денежные средства либо субъективные обязательственные права на безналичные денежные средства, а в некоторых случаях – субъективные вещные либо обязательственные права на иностранную валюту и государственные и муниципальные ценные бумаги;

3) правоотношения при денежном обращении в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований различны по своему характеру, среди них имеются и финансовые правоотношения, возникающие вследствие существования иных видов правоотношений (преимущественно, гражданских или трудовых правоотношений), опосредующих денежное обращение;

4) в финансовых правоотношениях передача субъективных гражданских прав на денежные средства является следствием реализации субъективных финансовых прав и обязанностей субъектов финансового правоотношения, при этом субъективные гражданские права передаются на сумму денег, равную сумме, на которую реализованы субъективные финансовые права и обязанности.

2. Основными особенностями финансовых субъективных юридических прав и обязанностей на деньги, возникающих в правоотношениях в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований, заключаются в том, что, возникая у различных субъектов (публично-правовых образований, коллективных образований, индивидуальных субъектов) в процессе образования доходов и осуществления расходов централизованных денежных фондов публично-правовых образований, они носят личный характер и являются экономическими, закрепленными в нормативных источниках национального и международного права, относительными, преимущественно, материальными и публичными, а также активными или пассивными в зависимости от функции финансовой деятельности публично-правовых образований.

3. Правовая дефиниция, устанавливающая в качестве юридического признака налога принадлежность денежных средств субъекту исключительно на вещном праве, т.е. на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления, не соответствует сложившейся действительности. В этой связи предлагается внести изменения в п. 1 статьи 8 Налогового кодекса Российской  Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 года № 146-ФЗ, изложив ее в следующей редакции: «Под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, уплачиваемый организациями и физическими лицами, а, равно, иными лицами за организации и физические лица в форме отчуждения принадлежащих им на вещном праве наличных денег либо на обязательственном праве безналичных денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований».

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.