Статья 'Правовой режим недропользования в Иране: предоставление недр в пользование ' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Правовой режим недропользования в Иране: предоставление недр в пользование

Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры правоведения и практической юриспруденции Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, Вернадского проспект, 82, корпус 2

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor, Department of Legal Studies and Practical Jurisprudence, Institute for Social Sciences of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, Moscow, Vernadsky Prospekt, 82, building 2

manin-yv@ranepa.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Язданимогадам Махшид

магистр природоресурсного права (Иран)

119991, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 65, каб. 1325

Yazdanimogadam Makhshid

Master of Natural Resources Law

119991, Russia, Moscow, Leninskii prospekt, 65, room 1325

manin.y@gubkin.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2017.6.23440

Дата направления статьи в редакцию:

27-06-2017


Дата публикации:

16-07-2017


Аннотация: Предметом исследования является правовой режим предоставления права пользования недрами в Исламской Республике Иран. Особое внимание авторы уделяют классификации договоров на осуществление совместной нефтяной деятельности (petroleum contracts), и изменению их существенных условий в исторической динамике с учетом различных подвидов нефтяных договоров. В статье подробно рассматриваются контракты на пользование недрами (upstream contracts), контракты на переработку углеводородов (downstream contracts), нефтегазовые торговые контракты (trade contracts), а также процедура их составления, согласования, заключения и утверждения. В работе отражается содержание "главных нефтяных контрактов" (objective operation contract) как основного вида договоров о совместном недропользовании, а также их основные категории: концессионные, инвестиционные, производственные и сервисные контракты. Кроме того, в исследовании раскрывается содержание иранских нефтяных контрактов нового поколения (Iranian Petroleum Contract - IPC). Методологическую основу исследования составили общенаучные (диалектический, сравнения, анализа, синтеза, аналогии, индукции, дедукции и другие) и специальные (формально-логический, догматический, формально-юридический, толкования права), сравнительно-правовой, государственно-правового моделирования, историко-правовой, системный, прогнозирования и другие) методы познания. Авторами по результатам исследования сделаны следующие выводы: во-первых, основанием предоставления иранских недр в пользование является нефтяной контракт (petroleum contract); во-вторых, процедура предоставления иранских недр в пользование - это законодательно установленная процедура заключения нефтяных контрактов; в-третьих, доступ к недрам в Иране невозможен без согласования условий нефтяного контракта, подготовленного на основании типового проекта, с Правительством Ирана и Советом экономики Ирана, а также окончательного утверждения его текста Министерством нефти Ирана после косвенного согласования условий недропользования с Парламентом Ирана; в-четвертых, Парламент Ирана косвенно согласовывает заключение нефтяных контрактов и каждый этап их исполнения (нефтяные операции) посредством отражения расходов и доходов от нефтяной деятельности в законах "Об ежегодном бюджете"; в-пятых, правовой режим недропользования в Исламской Республике Иран находится в переходном состоянии, а природоресурсное законодательство является комплексной отраслью, сочетающей интересы государства и частных компаний, при намечающейся эскалации государственного влияния в этой сфере; в-шестых, Иран планирует постепенный переход от договорной к разрешительной (лицензионной) или смешанной системе недропользования, от опосредованного к прямому предоставлению недр в пользование иностранным инвесторам, в том числе без участия Национальной Иранской Нефтегазовой Компании. Научная новизна исследования заключается в том, что в нём рассматриваются основания и процедура предоставления иранских недр в пользование, а также государственно-правовой механизм управления в сфере недропользования, включая модель сдержек и противовесов при реализации Исламской Республикой Иран своего суверенного права на распоряжение ресурсами недр в пределах своих акваторий и территории.


Ключевые слова:

недропользование в Иране, нефтяные контракты, контракты на недропользование, контракты на переработку, торговые контракты, нефтегазовая деятельность Ирана, обратная покупка углеводородов, покупка-мена нефти, иранский нефтяной контракт, иностранный инвестиции Ирана

Abstract: The research subject is the legal regime of granting the right to use subsurface resources in the Islamic Republic of Iran. Special attention is given to classification of petroleum contracts and transformation of their essential conditions in the historical dynamics with regard to different types of petroleum contracts. The authors consider upstream contracts, downstream contracts, oil and gas trade contracts and the procedure of their drawing up, agreeing, concluding and approving. The study reflects the content of objective operation contracts as a specific type of petroleum contracts and their main categories: concession, investment, production and service contracts. The authors reveal the content of new-generation Iranian petroleum contracts (IPC). The research methodology is based on general scientific methods (dialectics, comparison, analysis, synthesis, analogy, deduction, induction, etc.) and specific methods (formal-logical, dogmatic, formal-legal, and the method of interpretation of law), the comparative-legal method, the method of state-legal modeling, the historical-legal and system methods, prognostication, etc. The authors come to the following conclusions: firstly, Iranian subsurface resources are made allowable for use on the basis of a petroleum contract; secondly, the procedure of making subsurface resources allowable for use is a formalized procedure of concluding petroleum contracts; thirdly, the access to subsurface resources in Iran is possible only subject to agreed conditions of a petroleum contract, based on a standard project, with the Government of Iran and the Iranian Economic Council and final approval by the Ministry of petroleum upon indirect agreeing of the conditions of subsurface resources use with the Parliament of Iran; fourthly, the Parliament of Iran indirectly agrees upon the conclusion of petroleum contracts and each stage of their performance (petroleum operations) by means of regulation of incomes and expenditures of petroleum activities in the laws “On annual budget”; fifthly, the legal regime of subsurface resources use in the Islamic Republic of Iran is in a transitive state, and legislation on natural resources is a complex sector, which combines the interests of public and private companies in the context of growing public influence in this sphere; sixthly, Iran is planning a gradual transformation from agreement-based system of subsurface resources use to a licensing or a mixed system, from an indirect procedure of making subsurface resources allowable for use by foreign investors to a direct procedure, which would be realized without the involvement of the National Iranian Oil Company. The scientific novelty of the study consists in the fact that it considers the reasons for and the procedure of making Iranian subsurface resources allowable for use and the state-legal mechanism of subsurface resources use management including the checks and balances model in realization of the sovereign right of Iran to use subsurface resources within its water area and state territory. 


Keywords:

Iranian Subsurface resources use, Petroleum Contracts, Upstream Contracts, Downstream Contracts, Trade Contracts, Iranian Petroleum Operations, Carbon Buy-back, Petroleum Swap, Iranian Petroleum Contract, Iranian Foreign Investment

Недра Исламской Республики Иран находятся в государственной собственности, право пользования ими предоставляется на основании контрактов (договоров на осуществление совместной нефтяной деятельности), заключаемых между Национальной Иранской Нефтяной Компанией (National Iranian Oil Company), выступающей от имени государства, и иностранными инвесторами. Зарубежные компании «de jure» действуют в качестве агентов и подрядчиков указанной национальной компании, «de facto» – в качестве недропользователей. Кроме того, инвесторы определяют объемы и направления продаж иранских углеводородов, а также являются посредником при экспорте углеводородов из исламской республики – источником валютных поступлений в Иран.

Основанием предоставления иранских недр в пользование является решение Национальной Иранской Нефтяной Компании (НИНК) о заключении с иностранным инвестором договора на осуществление совместного недропользования (нефтяной деятельности), если инвестор обладает необходимими для исполнения договорных обязательств финансовыми и техническими возможностями. Приведенное основание предоставления права пользования недрами существовало еще в Персии, но окончательно получило свое закрепление в Законе Исламкой Республики Иран «О нефти» 1987 г. [1] (в редакции 2011 года).

Поправки 2011 года [2] предусматривают, что рассматриваемый договор об осуществлении совместной нефтяной деятельности заключается не только Национальной Нефтяной Компанией Ирана, но и Министерством нефти Ирана по одному или нескольким объектам недропользования с одной или несколькими организациями, которые выполняют все или часть контрактных (нефтегазовых) операций. К числу таких операций относят разведку и добычу углеводородов, обустройство и эксплуатацию их месторождений, переработку углеводородов, торговлю нефтью, природным газом и продуктами нефтегазохимии.

В ведении Министерства нефти Ирана находятся:

- Национальная Иранская Нефтяная Компания и аффилированные с ней национальные нефтяные и газовые компании; иранские газохимические, нефтехимические компании в сфере переработки и распределения нефтегазовой продукции, совместные предприятия в этой области;

- опосредованно аффилированные с Министерством нефти Ирана юридические лица («внучки»), более 50% акций которых принадлежат организациям, непосредственно аффилированным с Министерством нефти Ирана («дочкам»).

Исходя из функционала подведомственных Министерству нефти Ирана организаций, реализуемые ими нефтяные договоры подразделяются на контракты на пользование недрами (разведку и добычу) - «upstream contracts», контракты на переработку нефти и газа – «downstream contracts», и нефтегазовые торговые контракты – «trade contracts».

Постановлением Правительства Ирана № Х53367Т/57225 от 6 августа 2016 года определены стороны указанных контрактов: во-первых, заказчик - Национальная Нефтяная Компания Ирана или ее аффилированные лица; во-вторых, подрядчик – отвечающее установленным требованиям юридическое лицо, отобранное в установленном законом порядке и подписавшее соответствующий контракт с целью разведки и добычи полезных ископаемых (эксплуатации участка недр); переработки углеводородов; транспортировки и продажи нефти, газа, нефтегазохимии.

До принятия Закона Ирана «О нефти» 1974 года нефтяные контракты утверждались в Национальном совете Ирана (Меджлисе) и Сенате Ирана. Закон ограничил круг недропользователей Национальной Иранской Нефтяной Компанией, которая заключала договоры о совместной нефтяной деятельности с «рекомендованным» исчерпывающим перечнем подрядчиков. В связи с этим отпала необходимость в утверждении подрядных контрактов законодателем, стало достаточным лишь их согласование с Советом Министров Ирана на основании статьи 3 Закона Ирана «О нефти».

В статье 77 Конституции Исламской Республики Иран указано, что «международные договоры, протоколы, контракты и соглашения должны утверждаться в Собрании Исламского Совета». Конституционный Совет (Суд) распространяет 77-ю статью Конституции Ирана только на международные договоры, заключаемые Ираном с другими государствами и международными организациями – субъектами международного права. При этом Конституционный Совет (Суд) Ирана определил: «контракты, в которых одной стороной выступает министерство или государственная компания, а другой стороной контракта – частная иностранная компания, не считаются международными контрактами и не подпадают под действие статьи 77 Конституции Ирана». Это означает, что договоры о совмесной нефтяной деятельности всех видов не являются междунородными договорами, следовательно, не подлежат согласованию с Парламентом Ирана.

Практика по изложенному вопросу такова: согласование парламента необходимо, если предмет нефтяного контракта выходит за пределы стандартной нетяной деятельности, описанной в Постановлении Правительства Ирана № Х53367Т/57225 от 6 августа 2016 года.

В примечании к одной из статей Закона Ирана «О разрешении Национальной Иранской Нефтяной Компании исполнения проектов по разведке, разработке и добыче из нефтегазовых месторождений Каспия» от 24 мая 2000 года указано: «при заключении контрактов с иностранными государствами необходимо получить их утверждение в Собрании Исламского Совета». Этому дается следующее толкование: требуется согласование контрактов на осуществление совместной нефтяной деятельности в иранской акватории Каспийского моря, заключенных с акторами международного права, и не требуется, если иностранные государства заключают нефтяные контракты, которые не порождают международных публичных обязательств, а лишь гражданские правовые отношения субъектов международного частного права. [3]

Несмотря на то, что большинство нефтяных контрактов не требует утверждения в нижней палате парламента, в статье 125 Закона Ирана «О пятой программе развития на 2011- 2015 годы» № 73285/419 от 5 января 2011 года предусмотрено: «перечень действий по контрактам, указанным в статье 125, требуют перечисления в законах «О ежегодном бюджете».

Косвенно каждый нефтяной контракт на практике не только согласовывыется с иранским парламентом, посредством включения доходов и расходов по таким контрактам в законы «О ежегодном бюджете», Парламент Ирана утверждает каждую нефтяную операцию по контракту посредством принятия ежегодного бюджета. Недропользователи заранее должны вносить предложения о включении тех или иных нефтяных операций в проект ежегодного закона, равно как Министерство нефти Ирана и Национальная Иранская Нефтяная Компания утверждать первоначальные операции по контрактам, которые планируется заключить. Таким образом, Министерство нефти Ирана, согласовывающее нефтяные контракты, предварительно (перед согласованием) запрашивает утверждения всех операций по планируемому контракту в Парламенте. Кроме того, оно ежегодно запрашивает у Парламента Ирана фактическое разрешение на продолжение работ по заключенным нефтяным контрактам. Это означает, что Иран имеет возможность наложить парламентское «вето» на заключение любого договора об осуществлении совместной нефтяной деятельности, равно как приостановить действие каждого такого договора.

В Законе Ирана «О нефти» 1974 г. предусматривалось, что нефтяные контракты должны утверждаться Советом министров Ирана, но в 1987 году была принята новая редакция этого закона, не содержащая положений о согласовании указанных контрактов с иранским правительством. При этом пятая статья Закона Ирана «О нефти» 1987 года устанавливала: «Заключение контрактов между Министерством нефти Ирана или его подведомственными организациями, регулирующих реализацию нефтяных операций иранскими и зарубежными юридическими и физическими лицами, осуществляется по правилам, принятым Советом министров Ирана по представлению Министерства нефти Ирана». В статье 7 Закона Ирана «О задачах и полномочиях Министерства нефти Ирана» от 8 мая 2012 года утсановлено, что общие условия нефтяных контрактов утверждаются Советом министров Ирана по предложению Министерства нефти Ирана, а текст каждого из нефтяных контрактов должен быть утвержден Советом министров Ирана. На практике Совет Министрв Ирана разрабатывает типовые условия нефтяных контрактов, которые почти не отличаются от заключаемых договоров, текст которых утверждается Советом Министров Ирана перед подписанием их сторонами.

Развитие иранской экономики привело к необходимости согласования существенных (крупных) сделок с Советом экономики Ирана. В статье 87 Закона Ирана «О разработке финансовых правил государства» от 16 января 2002 года закреплена обязанность государственных организаций согласовывать с Советом экономики Ирана все планы и инвестиционные проекты, стоимость которых превышает восемь миллионов реалов. «Технические и экономические обоснования сделок должны быть утверждены Советом экономики Ирана по каждому отдельному случаю» - устанавливает статья 1 Закона Ирана «О разрешении Национальной Иранской Нефтяной Компании для исполнения проектов по разведке, разработке и эксплуатации нефтегазовых месторождений на Каспии». Аналогичные положения содержатся в статье 125 Закона Ирана «О пятой программе развития на 2011- 2015 годы» № 73285/419 от 5 января 2011 года; в пункте «г» примечания ко второй статье Закона Ирана «О бюджете Ирана на 2014 год». Совет экономики утверждает технические, экономические и финансовые обоснования нефтяных контрактов, сроки их исполнения, объемы инвестиций, параметры потока денежных средств, размер процентной ставки по кредитам (займам), объем прибыли и комиссионных, периоды погашения кредитов и амортизации основных средств. Нефтяной контракт не может вступить в силу, если он не утвержден в Совете экономики Ирана, его заключение без соответствующего согласования не порождает каких-либо прав и обязанностей у Ирана.

Таким образом, нефтяные контракты утверждаются и в Совете Министров Ирана и в Совете экономики Ирана, несмотря на то, что состав их членов почти совпадает, кроме того, они прямо или косвенно (посредством принятия ежегодного бюджета) утверждаются иранским парламентом, опосредованно контролирующим каждый этап нефтяных операций.

Законодатель в данном случае, по мнению А. Ширави, с одной стороны, наделяет исполнительную власть полномочиями по принятию решений о заключениии нефтяных контрактов, с другой стороны, ограничивает исполнителей парламентским контролем. [4] Так в Иране реализуется система сдержек и противовесов, а также распределения ответственности между органами государственной власти.

Если в Российской Федерации в 90-е годы XX века существовала система доступа к недрам по принципу «двух ключей» (федерации и конкретного субъекта), то в Иране существует система «двух замков». Первый замок – механический с двумя скважинами, открывается «ключами», переданными Правительству Ирана и Совету экономики Ирана. Парламент же сохраняет у себя «коды» к «электронному замку», которые вводится при утверждении нефтяного контракта, а также ежегодно в целях предотвращения закрывания «нефтяных ворот» для инвесторов.

Практика использования приведенного механизма доступа к недрам доказала свою эффективность: инфраструктура месторождений, находящаяся в собственности иранских организаций, переходит к другому «иностранному гостю», если предыдущий инвестор начинает вести себя по-хозяйски.

Законом Ирана «О нефти» от 12 июля 2011 года [5] были внесены изменения в ранее существовавшую систему предоставления права пользования недрами. В настоящее время порядок предоставления объекта недропользования (участка недр) зависит от видов пользования недрами и других нефтяных операций, планируемых заказчиком. Функциональный подход к освоению недр привел к его оформлению, как упоминалось ранее, тремя видами нефтяных контрактов: контракты на недропользование - «upstream contracts», контракты на переработку нефти и газа – «downstream contracts», и нефтегазовые торговые контракты – «trade contracts».

Недропользование в Иране - операции по разведке и добыче нефти (upstream operations) понимается комплексно. Оно включает в себя все виды пользования недрами - нефтяные действия (activites), относимые к геологоразведке, разработке и добыче полезных ископаемых, эксплуатацию месторождений, включая техническое обслуживание скважин и горного имущества, сохранение ресурсов углеводородов при их оптимальном и, одновременно, максимальном извлечении из недр земли.

При выполнении операций, связанных с разведкой и добычей углеводородов, нефтяные контракты (upstream contracts)делятся на четыре категории. Во-первых, это «главные (основные) контракты», которые заключатся межу Национальной Иранской Нефтяной Компанией (Заказчиком) и международной нефтяной компанией (Подрядчиком), являющейся совместным предприятием Национальной Иранской Нефтяной Компании и иностранной организации (иностранными организациями), для разведки и добычи углеводородов на объекте недропользования. Во вторых, «контракты о соучастии» или «контракты двухстороннего исполнения», заключаемые между иностранными нефтегазовыми компаниями по созданию совместного предприятия для того, чтобы оно могло стать одной из сторон контракта первого уровня или могло реализовывать контракт первого уровня в качестве оператора или иного подрядчика. В-третьих, это контракты, которые международная нефтяная компания заключает с финансовыми и кредитными институтами или с другими организациями для обеспечения себя необходимыми финансовыми ресурсами при реализации проекта, предусмотренного контрактами первой категории. В-четвертых, это контракты, которые международная нефтяная компания заключает с субподрядчиками. Правовое регулирование недропользования затрагивает контракты первой категории, поэтому они будут являться предметом нашего дальнейшего рассмотрения. Остальные три категории контрактов регулируются финансовым, бюджетным, банковским, гражданским, административным и другими отраслями иранского законодательства.

Исламская Республика Иран учредила Национальную Иранскую Нефтяную Компанию, во-первых, для реализации суверенных прав государства в отношении иранских недр и содержащихся в них природных ресурсов (углеводородов); во-вторых, для централизации управления недропользованием на нефтегазовых месторождениях и осуществления контроля за нефтяными операциями в рамках одной компании, находящейся в ведении Министерства нефти Ирана; в-третьих, для аккумулирования средств иностранных инвесторов, централизованного учета доходов и расходов в сфере нефтегазового недропользования; в-четвертых, для исключения предоставления права пользования недрами на участках, содержащих углеводороды, другим компаниям, в том числе иностранным, посредством законодательного закрепления права пользования месторождениями углеводородов за национальной компанией; в-пятых, для минимизации риска приостановления пользования участками недр, содержащими углеводороды, и потери нефтяного оборудования посредством оформления на балансе национальной компании всего имущества, необходимого для осуществления недропользования на месторождениях углеводородов; в-шестых, для выполнения функции посредника между органами государственной власти Ирана, иностранными и международными инвесторами и подрядчиками; в-седьмых, для аккумулирования ресурсов подрядных организаций в свере нефтегазового недропользования с возможностью их оперативной ротации и замены; в-восьмых, для минимизации или исключения субсидиарной или иной ответственности государства по нефтяным контрактам; и для других целей.

Национальная Иранская Нефтяная Компания для геологического изучения, разработки и добычи углеводородов заключает «главный контракт» (objective operation contract). Такой контракт заключается с зарубежным инвестором или совместной ирано-иностраной организацией для выполнения функкций оператора – фактического недропользователя либо подрядных работ на одном объекте недропользования: 1) «квадрате (зоне) разведки», именуемом в других странах так же «блок недр»; 2) «нефтяном месторождении», 3) «газовом месторождении», 4) «коммерческом месторождении (бассейне)», 5) «бассейне с запасами» [6], то есть в понимании российского законодателя – на участке недр, отсутствующем как понятие в иранском законодательстве о недрах и недропользовании.

Главные контракты эффективны прежде по следующим причинам: во-первых, они являются основанием для компенсации инвестору затраченных на закупку техники и технологий средств, а также оплату подрядчикам и персоналу из прибыли от продажи добытых углеводородных ресурсов только, если проект удался, при этом нефтегазовое оборудование и право использования технологий при добыче на конкретном месторождении остается за Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией; во-вторых, инвесторы и ирано-иностранные участники нефтяной деятельности несут предпринимательский риск и не получают компенсации расходов и прибыль, если проект или какой-либо этап контракта оказались безуспешными; в-третьих, контрагенты по главному контракту несут риски отсутствия покупателей на добываемые углеводороды и несут соответствующие убытки, которые Национальная Иранская Нефтегазовая Компания не компенсирует.

Между тем главные контракты по разведке и добыче нефти делятся на четыре основные категории: 1) концессионные договоры, 2) инвестиционные контракты, 3) производственные контракты или соглашения о разделе продукции, 4) сервисные контракты, включая соглашение о выкупе. [7]

Концессионнные соглашения – первая форма договоров об осуществлении недропользования иранских недр, возникшая еще в XIX веке, выделяют концессии нового и старого поколений.

Концессионный договор, заключенный в 1901 году между Мозафереддин-шахом и Уильямом Нагс Дарси и преращенный ы 1932 году, является примером классической концессии. Особенностью этого договора является то, что он распространялся почти на всю территорию Персии. Концессионер в обмен на роялти получал эксклюзивное право геологического изучения, разработки полезных исковаемых и эксплуатации месторождения (добычи природных ресурсов), управления недропользованием, продажи внутри Персии и экспорта добытых полезных ископаемых, которые поступали в собственность предпринимателя после извлечения их из иранских недр, строительства трубопроводов, перевозки добытых полезных ископаемых, их переработки и хранения.

Продолжительность концессии старого поколения составляла от 60 до 75 лет, иногда срок продлевался до 99 лет. В концессии «Дарси» договорный срок составлял 60 лет, в ней не предусматривалась возможность внесения изменений и дополнений в согласованные условия. Концессии старого типа предоставляли полный контроль над запасами и объемом добываемой нефти для владельцев концессии, что на практике считалось полным доминированием владельца концессии над нефтяными запасами. Концессионеру в рассматриваемой модели не требовалось проведения каких-либо согласований с руководством государства, он мог свободно осуществлять все оговоренные в договоре нефтяные операции.

Владелец концессии старого поколения полностью нёс расходы на осуществление нефтяной деятельности, выплачивал государству роялти, но иногда получал государственную поддержку в форме освобождения от таможенных и пошлинных сборов, установленных налогов. Государство в упрощенном порядке выделяло концессионерам земельные участки для целей недропользования, воздерживалось от принятия законов, нарушающих права концессионеров на территории действия договора.

Концессии нового поколения выдавались не на всю территорию государства или его регион, а на гораздо меньшую площадь с конкретными георграфическими координатами, и с возможностью сокращения площади действия концессионного соглашения по истечении установленного периода времени. Виды пользования недрами при этом ограничивались разведкой и добычей нефти, остальные нефтяные операции вышли за рамки концессий, срок действия которых сократился до 25-30 лет.

Государство провозгласило свой суверенитет над ресурсами недр, эксклюзивные права на их транспортировку и хранение, поэтому в договор включалось условие о праве концессионера строить нефтяные резервуары и хранить в них добытое сырье либо арендовать нефтехранилища у государства. Оно контролировало концессионеров нового типа, утверждало для них ежегодные исполнительные программы по геологоразведке и эксплуатации месторождений, бюджет на их реализацию, проводило ежегодный аудит деятельности концессионеров, вводило в состав их советов директоров своих представителей, осуществляло иные формы контроля. Роялти нового поколения была заменена процентом от прибыли концессионера с возможностью его повышения. Кроме того, для держателя концессии был установлен подоходный налог с прогрессивной шкалой: при увеличении дохода размер ставки налога возрастал. Так иранская концессионная ситема стала ближе к лицензионной и арендной системам предоставления недр в пользование, применяемым в других странах. [8]

Инвестиционные контракты - вторая форма договоров об осуществлении нефтяной неятельности в Иране, - предполагают привлечение инвестора либо совместное инвестирование в нефтяную деятельность, включая осуществление всех видов пользования недрами. Соучастием в инвестициях признается объединение капиталов (финансов) различными юридическими лицами для выполнения одного экономического плана при непосредственном сотрудничестве своими или привлеченными силами. От лица государства в инвестициях участвует Национальная Иранская Нефтегазовая Компания, которая заключает договор с инвестором или соинвесторами. Если необходимыми технологиями и финансами владеет иностранное юридическое лицо, то оно может выступать как иностранный инвестор, а при инвестиционном соучастии – соинвестор.

Инвестиционные контракты с иностранным соучастием являются современной и наиболее распростарненной формой договоров об осуществлении совместной нефтяной деятельности в Иране (нефтяных контрактов), который вместе с соинвесторами получает долю в прибыли от нефтяной деятельности, разделяя при этом договорные риски.

Производственные контракты – это третья категория главных контрактов на недропользование в Иране, заимстваванная у других государств. Такие договоры впервые стали применяться в индонезии в 60-х годах прошлого века, а затем в ряде юго-восточных азиатских стран, в странах Латинской Америки и Ближнего Востока.

Производственные контракты схожи с концессионными соглашениями нового поколения, но отличаются от них тем, что Национальная Иранская Нефтяная Компания является заказчиком, а иностранные и международные нефтяные компании выступают в качестве подрядчика, при этом инвестициии не осуществляются, разрешение на право пользования недрами не выдается. Недропользователем является Национальная Иранская Нефтяная Компания, которая контролирует выполнение подрядных работ привлеченными иранскими, иностранными и международными (мультинациональными) юридическми лицами.

Производственный контракт – это совокупность сделок, в рамках которых подрядчики обязуются наряду с обеспечением финансовых и иных ресурсов непосредственного участвовать в реализации нефтяных операций (проектов), за что и получают долю такого участия – подряд, оплачиваемый из прибыли от реализации нефтегазового проекта (выполнения нефтяных операций). Право собственности на добытые углеводороды, их разведанные запасы, на коммуникации, сооружения и иное имущество у подрядчика в результате реализации им производственного контракта не возникает.

Однако, нефть и газ, извлеченные из недр при реализации производственного контракта, делятся на две категории: во-первых, это углеводороды, покрывающие расходы; во-вторых, углеводороды, продажа которых формирует прибыль. Первая категория углеводородов служит для рассчетов с подрядчиком в натуральной форме по схеме: «работа (услуга) – нефть». Вторая категория - прибыль делится между Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией и подрядчиком в согласовынных долях.

Производственные контракты, заключенные с иностранным инвестором и требующие проведения геологоразведки, относят издержки по её проведению и последствия наступления риска её безрезультатности на счёт подрядчика. При обнаружении промышленно значимого месторождения с подрядчиком заключается необходимый нефтяной контракт. Так выглядит иранская трансформация права первооткрывателя на продолжение разработки промышленно значимого месторождения углеводородов.

Маркетинг нефтяных операций, выполняемых по производственному контракту, осуществляет подрядчик как дополнительную услугу. Иностранные инвесторы готовы в любом качестве участвовать в производственных и иных нефтяных контрактах, так как участие в совместной нефтяной деятельности благоприятно отражается на стоимости их акций, обращающихся на фондовой бирже. Соучастие в нефтяной деятельности повышает капитализацию иностранных инвесторов на разницу между подтвержденными запасами и уровнем их добычи.

Производственные контракты в Иране по существу являются соглашениями о разделе продукции между представителем государства – национальной компанией и иностранным инвестором. Обеспечивающие производство контракты выделяются в отдельную форму и называются сервисными, то есть являются договорами на оказание услуг. Выделяют три вида сервисных контрактов: во-первых, контракты на оказание услуг; во-вторых, контракты на покупку услуг (агентские договоры) с риском (агент отвечает за субагентов солидарно или субсидиарно); в-третьих, выкупные контракты, чаще всего заключаемые в последнем десятилетии.

По выкупному контракту одна сторона, иностранный инвестор, осуществляет (организует) подрядные работы и несет ответствоенноть за качество и своевременность их выполнения. Например, устанавливает оборудование, проводит пуско-наладочные работы, привлекает субподрядчиков-экспертов и осуществляет передачу технологий, а после завершения пуско-наладочных работ, передает введенный в эксплуатацию технический узел или объект заказчику – национальной компании. Национальная Иранская Нефтяная Компания, с другой стороны, выкупает указанный объект у инвестора вместе с технологиями и интеллектульными правами на них, оплачивая поставку и выполненные работы в натуральной форме – углеводородами, добытыми на инвестиционном месторождении. Заметим, что интеллектуальные права, на практике, передаются, как правило, на бумаге, необходимые компетенции – знания, умения и навыки остаются у исполнителя. По исполнении работ иранская сторона зависит от кадровых квалифицированных специалистов, привлеченных инвестором, и нуждается в них при проведении ремонтных работ и эксплуатации оборудования.

Контрактная (договораня) система недропользования в Иране, в отличие от российской лицензионной (разрешительной) системы с элементами государственно-частного партнерства на договорной основе, лежит в основе функционирования топливно-энергетичекого комплекса. Российские соглашения о разделе продукции и концессии в сфере недропользования можно сравнить с «дырками в сыре», а иранские нефтяные контракты с «сыром», на которые сбегаются зарубежные «мыши».

Напомню, «английские грызуны» первыми вкусили «персидский сыр», но уже в Законе Ирана «О нефти» 1958 года Национальная Иранская Нефтяная Компания формально получила право на осуществление свободной совместной нефтяной деятельности с любыми иранскими и иностранными лицами, обладающими необходимыми техническими или финансовыми ресурсами. Между тем специальный нормативный акт, регулирующий иностранные инвестиции в иранскую экономику появился только в начале XXI века. Закон Ирана «О содействии и защите иностранных инвестиций» от 10 марта 2002 года предусматривает две их основные категории: прямые и косвенные. Юридическое участие (прямая иностранная инвестиция) определяется как прямое учасие иностранного инвестора в уставном капитале новой или существующей иранской компании. Нет ограничений по доле иностранного инвестора в уставном капитале иранского юридического лица. Право зарубежного инвестора управлять и контролировать компанию проистекает из его прямого вклада в её уставный капитал. Косвенное иностранное участие в совместной нефтяной деятельности рассматривается как комплекс механизмов, в котором иностранный капитал используется исключительно на основании сделки между участвующими в ней сторонами. Иностранный инвестор участвует не в капитале совместного предприятия, а в нефтяной деятельности в качестве оператора, кредитора, займодавца, подрядчика, исполнителя, агента, комиссионера и так далее. Иран посредствам Национальной Иранской Нефтегазовой Компании сотрудничает с Adjip, Total, Petronas, BP, Shell, Eni, Statoil и ПАО «Газпром». [9]

В период экономичесикх санкций распространенной формой иностранного участия в недропользовании Ирана стала юридическая конструкция «buy-back» ("покупаю обратно"), позволяющая «обойти» международные санкции и конституционный запрет на предоставление права пользования недрами на основе концессий и соглашений о разделе продукции. [10] В соответствии с контрактом «buy-back», зарубежный инвестор вкладывает денежные средства, например, в проект повышения нефтеотдачи месторождения или в разведку запасов углеводородов, получая взамен натуральную компенсацию (нефть и природный газ инвестиционного месторождения), покрывающую вложенные средства, и процент от прибыли с участка недр. Первым крупным проектом, реализованным по принципу «buy-back» и с участием иностранных компаний, оказался проект освоения морского месторождения Сирри «А», завершенный в 1998 году, операторами освоения которого стали французская компания Total и малазийская компания Petronas. В марте 1999 года Total и Eni (Италия) заключили контракт на условиях «buy-back» по развитию и модернизации месторождения Доруд, стоимость проекта 1 миллиард долларов. [11]

Срок действия контрактов «buy-back», как правило, составляет 7 лет, а компенсационный период - 5 лет. Формально инвестор не является недропользователем или собственником части добытого сырья, но фактически он выполняет функцию оператора, агента или подрядчика.

На основании Закона Ирана «О нефти» от 1974 года и далее только Национальная Иранская Нефтяная Компания получила право «танцевать на нефтяной сцене», поскольку Иран осуществляет суверенитет над своими природными ресурсами и реализует исключительное право на их эксплуатацию. Иностранные инвесторы скрыты за «ширмой нефтяных контрактов» для маскировки отступлений от принципов Исламской революции и национализации, поскольку в Иране недостаточно собственных кадров, материальных ресурсов и технологий для освоения недр.

Национальная Иранская Нефтяная Компания в качестве представителя государства заключает вспомогательные контракты с подрядчиками, например, соглашение на долгосрочную продажу сырой нефти и другие. Она выступает «медиатором» между государством и бизнесом, снимая с государства бремя ответственности по хозяйственным договорам, нивелируя политические риски, связанные со стратегическим недропользованием.

Национальная Иранская Нефтяная Компания в настоящее время заключает нефтяные контракты нового типа, которые по существу незначительно отличаются от предыдущих договоров, разница состоит, например, в применении условия о встречном (зеркальном) исполнении. Это означает, что если в процессе разработки месторождения работы приостановятся, то и выплаты со стороны заказчика приостановятся на тот же срок. Оплата подрядчику за организацию и осуществление добычи осуществляется добытым с этого же месторождения сырьем и не может быть осуществлена до тех пор, пока месторождение не выйдет на промышленный уровень эксплуатации, что стимулирует подрядчика.

Иран медленными шагами изменяет свое законодательство в части усиления лидирующей роли государства при осуществлении нефтяных операций, возрастания контроля над деятельностью подрядчиков. Частно-правовая система регулирования недропользования за минувшие сто лет трансформировалась в Иране в частно-публичную систему, стремящуюся незаметно перейти на новый уровень публичного нормативно-правового регулирования отношений недропользования. В настоящее время иранское законодательство о недрах и недропользовании имеет преимущественно гражданско-правовой, финансово-правовой и, от части, конституционно-правовой характер, плавно перерождающийся в административный правовой и публичный правовой природоресурсный характер.

Закон Ирана «О пятой программе развития на 2011- 2015 годы» от 5 января 2011 года, Закон Ирана «О внесении изменений в Закон Ирана от 13 июня 1998 года «О рудниках» от 13 ноября 2011 года, Закон Ирана «О задачах и полномочиях Министерства нефти Ирана» от 8 мая 2012 года обязывают Министерство нефти Ирана выдавать лицензии на право пользования недрами (все виды пользования недрами) сроком до 25 лет всем недропользователям без исключения, включая Национальную Иранскую Нефтяную Компанию.

После внесения указанных норм в иранское законодательство о недрах и недропользовании вопрос о выдаче лицензий действующим недропользователям (национальной компании и операторам, фактически осуществляющим пользование участками недр) не разрешен и носит политический характер. Вероятно, закон обратной силы не имеет, специальная оговорка о выдаче лицензий участникам совместной нефтяной деятельности по ранее заключенным контрактам в них отсутствует, поэтому, лицензия на право пользования недрами должна выдаваться лицам, заключившим договоры о совместной нефтяной деятельности после вступления обязывающих норм в силу. В настоящее время Министерство нефти Ирана не выдало ни одной лицензии на право пользования недрами, несмотря на продолжающееся заключение нефтяных контрактов иностранными инвесторами и национальной компанией.

Между тем в законодательстве отсутствует процедура исполнения Министерством нефти Ирана обязанности по выдаче лицензии на право пользования недрами, соответственно оно не может её исполнить. Политический смысл такой правовой конструкции в том, что Иран после снятия экономических санкций готовится сделать «шаг вперед» к иностранным инвесторам и предоставлять лучшим из них право пользования недрами на основании лицензии без участия Национальной Иранской Нефтяной Компании, которая сейчас держит пул нефтяных контрактов. Но Иран не торопится, «стоит на месте», поскольку «шаг назад» после непосредственного предоставления месторождений иностранным недропользователям будет сделать очень сложно. Развитие иранской ядерной программы и проведение Ираном относительно независимой внешней политики ставит под угрозу переход от договорной системы недропользования к разрешительной или смешанной, при которой национальная компания будет держателем лицензий, а оператором ведущие международные нефтегазовые компании, при этом между держателем лицензии и оператором будет заключен контракт об осуществлении совместного недропользования.

В настоящее время преобладающим основанием предосталения права пользования иранскими участками недр, содержащими углеводороды, является Иранский Нефтегазовый Контракт – Iranian Petroleum Contract (IPC), который сочетает (комбинирует) все виды современных нефтяных контрактов. Решение Министерства нефти Ирана о предоставлении права пользования недрами может стать вторым основанием предоставления недр в пользование, если соответствующие положения законодательства Ирана получат свое дальнейшее развитие и будут реализованы на практике.

Иранский Нефтегазовый Контракт охватывает все виды нефтяных и газовых операций (нефтегазовой деятельности). Его содержание обсуждалось в декабре 2015 на Тегеранской конференции с целью объяснения условий новых моделей иранских нефтяных контрактов, заключамых с зарубежными партнерами. Организация генеральной инспекции Ирана, другие эксперты и критики обозначили недостатки таких контрактов и недоработки при их реализации, которые были устранены Министерством нефти Ирана к лету 2016 года, после чего типовой проект Иранского Нефтегазового Контракта был утвержден правительством. Первый контракт на условиях IPC был подписан для развития месторождений Яран, Марун [12] и Купал [13] стоимостью 2,2 миллиарда долларов между Национальной Иранской Нефтяной Компанией и компанией нефтегазового развития «Першиа». Проектная мощность добычи по контракту 75 000 баррелей в сутки, срок контракта – 20 лет. [14]

Закон Ирана «О нефти» от 12 июля 2011 года устанавливает, что операции по очистке и химической переработке углеводородов (downstream operations, activities) осуществляются в рамках контрактов на переработку (downstream contracts), которые включают перекачку (транспортировку), резервирование (хранение), распределение, внутреннюю продажу, экспорт и импорт углеводородного сырья, нефтепродуктов и нефтехимии. Обучение и обеспечение рабочей силой, создание и проведение условий промышленной безопасности и безопасности труда, производственная гигиена и охрана окружающей среды, равно как создание, поддержание и передача технологий для нефтепераработки включается в содержание downstream contract.

Контракты на переработку углеводородов могут предусматривать прокладку трубопроводов, строительство насосных заводов и станций, нефтегазоочистных и нефтеперерабатывающих заводов, предприятий по сжижению газа, нефтяных резервуаров и газохранилищ, причалов, портов, иных объектов недвижимого имущества и инфраструктуры.

Для выполнения данных операций по переработке и маркетингу нефти и нефтепродуктов используются следующие договоры: во-первых, исследовательские, инженерные, проектировочные и консультационные; во-вторых, контракты на закупку продукции, производство оборудования и создание технологий; в-третьих, контракты на покупку услуг; в-четвертых, подрядные контракты (сейсмология, бурение скважин, прокладка трубопроводов, создание и установка сооружений на грунте и другие).

Выполнение одного проекта по переработке и маркетингу нефти и нефтепродуктов требует выполнения минимум трех видов соответствующей деятельности: во-первых, проектирования и инжиниринга; во-вторых, покупки товаров и оборудования; в-третьих, установки оборудования и проведения пуско-наладочных работ. Эти виды деятельности могут осуществляться в рамках одного контракта комбинированно или нескольких договоров с одним или разными исполнителями. Глобальные прокты реализуются сегментарно, каждый этап и вид деятельности - по отдельному контракту. Заказчик контролирует ход выполнения работ и при необходимости производит замену подрядчика или привлекает дополнительных подрядчиков. [15]

Результат работ по эксплуатации недр – добытый углеводород продается Ираном на основании нефтегазовых торговых контрактов на покупку и продажу сырья (trade contracts), контрактов по свопу (swap) нефти и газа, так же продаются продукты нефтехимии. Своп [16] договоры предполагают обмен схожих товаров при их перекрестной продаже.

Например, иранская компания «Ампель» имела нефтеперерабатывающие заводы в штате Квинсленд (Австралия) при этом не имела такого завода в штате Новый Южный Уэльс (Австралия). В то же время иранская компания «Колтекс» имела нефтеперерабатывающий завод в штате Новый Южный Уэльс, но не имела его в Квинсленде. Каждая из этих копаний должна была обеспечить топливом своих клиентов в упомянутых штатах. Эти две организации заключили между собой сделку по обмену нефтепродуктами, поэтому, поставляли на заправки топливо с заводов своего партнера в целях сокращения транспортных издержек. [17] Подобные контракты заключаются между иранскими, иностранными и международными компаниями, претендующими на самостоятельную роль в освоении месторождений углеводородов на основании лицензий.

На основании проведенного выше исследования можно заключить следующее: во-первых, основанием предоставления иранских недр в пользование является нефтяной контракт (petroleum contract); во-вторых, процедура предоставления иранских недр в пользование - это законодательно установленная процедура заключения нефтяных контрактов; в-третьих, доступ к недрам в Иране невозможен без согласования условий нефтяного контракта, подготовленного на основании типового проекта, с Правительством Ирана и Советом экономики Ирана, а также окончательного утверждения его текста Министерством нефти Ирана после косвенного согласования условий недропользования с Парламентом Ирана; в-четвертых, Парламент Ирана согласовывает заключение нефтяных контрактов и каждый этап их исполнения (нефтяные операции) посредством отражения расходов и доходов от нефтяной деятельности в законах "О ежегодном бюджете"; в-пятых, правовой режим недропользования в Исламской Республике Иран находится в переходном состоянии, а природоресурсное законодательство является комплексной отраслью, сочетающей интересы государства и частных компаний, при намечающейся эскалации государственного влияния в этой сфере; в-шестых, Иран планирует постепенный переход от договорной к разрешительной (лицензионной) или смешанной системе недропользования, от опосредованного к прямому предоставлению недр в пользование иностранным инвесторам, в том числе без участия Национальной Иранской Нефтегазовой Компании.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.