Статья 'Правовой режим недропользования в Иране: история развития в XIX-XXI веках ' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Правовой режим недропользования в Иране: история развития в XIX-XXI веках

Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры правоведения и практической юриспруденции Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, Вернадского проспект, 82, корпус 2

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor, Department of Legal Studies and Practical Jurisprudence, Institute for Social Sciences of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, Moscow, Vernadsky Prospekt, 82, building 2

manin-yv@ranepa.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Язданимогадам Махшид

магистр природоресурсного права (Иран)

119991, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 65, каб. 1325

Yazdanimogadam Makhshid

Master of Natural Resources Law

119991, Russia, Moscow, Leninskii prospekt, 65, room 1325

manin.y@gubkin.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2017.6.23267

Дата направления статьи в редакцию:

07-06-2017


Дата публикации:

16-07-2017


Аннотация: Предметом исследования являются отношения недропользования в Исламской Республике Иран в XIX-XXI веках. Особое внимание в статье уделяется становлению иранского национального природоресурсного законодательства . Авторами рассматриваются три этапа развития современного правового режима недропользования в Иране: первый - договорный этап; второй - этап национализации; третий - нормативно-правовой (постреволюционный). Значительная часть публикации посвящена правовому режиму континентального шельфа Ирана, заключению договоров (контрактов) об осуществлении совместной нефтяной деятельности Национальной Иранской Нефтегазовой Компанией с агентами, подрядчиками и иностранными инвесторами. В исследовании содержится информация о возникновении и развитии системы и структуры государственного управления недропользованием в Иране. Методологическую основу исследования составили общенаучные (диалектический, сравнения, анализа, синтеза, аналогии, индукции и дедукции и другие) и специальные (формально-юридический, стравнительно-правовой, историко-правовой, государственно-правового моделирования, системный, прогнозирования и другие) методы познания. Научная новизна исследования заключается в том, что в нём выявлены исторические закономерности возникновения и развития природоресурсного законодательства Исламской Республики Иран; определены этапы становления иранского природоресурсного законодательства, в том числе устанавливающего режим континентального шельфа; исследованы существенные условия договоров на осуществление совместного недропользования (контрактов, патентов); установлен правовой статус участников эксплуатации недр в Иране, включая иностранных инвесторов; приведена в исторической динамике система и структура государственного управления недропользованием в Иране; выявлены тенденции дальнейшего развития иранского законодательства о недрах и недропользовании.


Ключевые слова:

недропользование в Иране, континентальный шельф Ирана, правовой режим недропользования, история природоресурсного права, управление недропользованием Ирана, нефтяные контракты Ирана, нефтяные патенты Ирана, совместное недропользование, пользователи недр Ирана, иностранные инвестиции Ирана

Abstract: The research subject is mineral resources management in the Republic of Iran in the 19th – the 21st centuries. The authors give special attention to the formation of the national legislation of Iran on natural resources. The authors consider three stages of the modern legal regime of mineral resources management in Iran: the first – contractual – stage, the second – national – stage, and the third – normative legal (post-revolutionary) – stage. Special attention is given to the legal regime of Iran’s continental shelf and to the contracts of the National Iranian Oil Company with agents, contractors and foreign investors. The research contains the information about the formation and development of the system and the structure of governmental management of mineral resources in Iran. The research methodology is based on general scientific methods (dialectics, comparison, analysis, synthesis, analogy, induction, deduction, etc.) and specific methods (formal-legal, comparative-legal, historical-legal, the method of governmental regulation, the system method, the method of prognostication, etc.). The scientific novelty of the article consists in the fact that it reveals the historical patterns of formation and development of Iran’s legislation on natural resources; defines the stages of its formation including the legislation on the continental shelf; studies the essential terms of contracts and patents on joint mineral resources management; defines the legal status of the participants of mineral resources production including foreign investors; describes the historical dynamics of the system and the structure of state management of mineral resources in Iran; and reveals the tendencies of the further development of Iranian legislation on mineral resources management. 


Keywords:

mineral resources management in Iran, Iranian continental shelf, Legal Regime of mineral resources management , history of natural resources law, Iranian mineral resources management , Iranian Oil Contracts, Iranian Oil Patents, Joint mineral resources management, Iranian users of subsurface resources, Iranian Foreign Investment

Природоресурсное законодательство Исламской Республики Иран – это совокупность юридических норм, которые регулируют отношения недропользования на территории этого государства и в его акваториях. Они включают в себя, прежде всего, отношения собственности на полезные ископаемые, содержащиеся в иранских недрах, а также порядок предоставления их в пользование и дальнейшей эксплуатации.

Историю развития современного иранского законодательства о недрах и недропользовании можно разделить на три основных этапа. Первый этап – договорного регулирования, когда отношения между государством и недропользователем регулировались условиями заключенного между ними контракта на пользование участком недр или выданного государством недропользователю соответствующего патента, при этом не существовало каких-либо законодательных норм, определяющих условия и правила недропользования, обязательных для сторон такого договора.

Второй этап развития иранского природоресурсного законодательства ознаменовался национализацией нефтяной отрасли промышленности и продолжался до победы Исламской революции в 1979 году. Возникновение природоресурсного законодательства Ирана (отличного и предшествующей системы договорного регулирования) связано с принятием в 1957 году Закона Исламской Республики Иран «О рудниках», которым регулируются отношения между физическими лицами при эксплуатации открытых рудников. Этим нормативным правовым актом установлено исключительное право государства санкционировать недропользование в пределах своей юрисдикции (суверенитет над природными ресурсами) посредством патентов и контрактов на геологоразведку и добычу полезных ископаемых.

Третий этап развития законодательства начался с победы Исламской революции в 1979 году и продолжается по настоящее время. Он состоит в развитии системы и структуры нормативно-правового регулирования недропользования в Иране, в том числе под влиянием экономических и политических санкций.

Первый этап современной истории развития иранского законодательства о недрах и недропользовании начался в последней трети XIX века как результат интереса Персии (наименование Ирана до 1935 года) к собственным углеводородным ресурсам. Однако первый патент на эксплуатацию нефтяных, битуумных и металлических месторождений был выдан в 1864 году подданному британской короны в качестве дополнения к патенту на строительство железной дороги на территории Персии. Недропользователь получил право поиска, разработки и добычи полезных ископаемых на учакстке недр, расположенном в 40 милях по обеим сторонам железнодорожного полотна, вдоль всего железнодорожного пути. Британцы надеялись на извлечение максимального количества информации о недрах на предоставленном им участке и соответсвующего количества полезных ископаемых при минимальных затратах на строительство железнодорожного полотна крайне замедленными темпами. Персидские власти предположили, что могут остаться и без нефти, и без дороги, так как своевременно поняли хитрость Туманного Альбиона, вследствие чего отменили этот патент.[1]

Второй патент был выдан лишь в 1911 году и известен как «патент Ройтер», он был предоставлен для строительства железной дороги от Каспия до Персидского залива и включал предоставление патентов на разведку и добычу полезных ископаемых на всех рудниках, находившихся вдоль железнодорожного полотна, но уже в 1912 году был отменен.

Помимо вышеуказанных патентов в XIX столетии персидскими властями иностранцам были предоставлены другие патенты, к которым можно отнести, например, патент, предоставленный Альберту Ходсу или королевскому банку, в рамках которого не было достигнуто какого-либо результата, после чего он был отменен.

Важным преобразованием в практике недропользования Ирана является предоставление в 1901 году «патента Дарси», который 30 лет спустя, в 1932 году, был заменен контрактом 1933 года.

Патент Дарси от 28 мая 1901 года (традиционный патентный договор) был подписан в Тегеране Мозафереддин-шахом и британским подданным по имени Вильям Нагс Дарси. Вмешательство Соединенного Королевства во внутренние дела Персии, отсутствие выплаты британцами кредиторской задолженности и разворовывание общественного имущества способствовали росту недовольства народа присутствием британцев в Персии, что привело к отмене Собранием национального совета Ирана 1 декабря 1932 года «патента Дарси». Это событие носило политический характер, оно произошло с приходом к власти Правительства Пехлеви, как знаковое начало отмены контрактов времен правления династии Каджаров.[2]

Новый договор между Персией и Соединенным Королевством, пришедший на смену «Патенту Дарси», был утвержден 28 мая 1933 года в порядке, установленном статьёй 24 Персидской Конституции 1906 года. Основной закон предписывал перед заключением соглашений и контрактов, предоставлением патентов в торговой и промышленной сферах получать утверждение в Собрании национального совета (Парламенте).[3]

Условия патентного контракта 1933 года, по сравнению с Патентом Дарси, считается оптимальнее предыдущих. Его заключение позволило: во-первых, получить государству больше доходов, чем ранее; во-вторых, установить прозрачные методы договорных выплат; в-третьих, освободить большие секторы страны от действия Патента Дарси; в-четвертых, усилить контроль государства над нефтяной компанией «Иран-Британия»; в-пятых, оптимизировать и сделать более прозрачной формирование отчета о технической информации, получаемой при недропользовании.

Собранием национального совета Ирана в 30-х – 40-х годах XX века были утверждены законы, призванные создать единую систему нормативно-правового регулирования заключения нефтяных контрактов.

В Законе Персии «О предоставлении доступа к северной нефти компании Стандарт Ойл (США)» от 20 ноября 1921 года [4] законодателем были определены условия заключения контракта: срок контракта не должен был превышать 50 лет; доля Персии в прибыли от контракта не должна была быть меньше 10 % от ВВП; передача недропользователем контракта другим лицам была запрещена без согласия Парламента Персии.

Закон Персии «О главных условиях патента северной нефти для одной независимой действующей американской компании «Этанози» от 13 июня 1923 г.[5] предусматривал условия предоставления контрактов на нефтяной патент в Хорасане, Азербайджане и в двух из трех провинций, расположенных на Каспии (Гилан, Мазендеран, Астарабад), и позволял заключать контракт с указанной американской компанией.

Согласно статье 4 данного закона, выдача патента зависела от предоставления недропользователем минимум 10 миллионов долларов кредита государству, срок патента должен был быть, как минимум, пять лет, и, как максимум, - пятьдесят лет (статья 6). Владелец патента должен в течение первых шести лет его действия пробурить две скважины (статья 12), и обеспечить внутренние потребности Персии в нефти (статья 15). В рассматриваемом законе также указаны: способ решения разногласий (статья 26) и случаи расторжения контракта (статья 28). Его нормы по-прежнему являются действующими и могут быть использованы для разработки новых контрактов, хотя прежние уже утратили силу.

Второй период развития природоресурсного законодательства Ирана начался с национализации нефтяной отрасли, и закончился победой Исламской революции в 1979 году. Движение национализации нефтяной отрасли 8 марта 1951 года достигло апогея, и все члены специальной комиссии по нефти в Собрании национального совета Ирана приняли предложения для утверждения Парламентом Ирана следующего: «С целью достижения процветания иранской нации и оказания помощи в обеспечении мира, мы, нижеподписавшиеся, предлагаем, чтобы нефтяная отрасль Ирана была национализирована во всех регионах страны без исключения, и все операции по разведке, добыче и эксплуатации месторождений находились в руках государства». Собрание национального совета 15 марта 1951 г. утвердило решение специальной комиссии по нефти, которое уже 20 марта 1951 г. было утверждено в Сенате и на этом основании указанные предложения получили статус закона исламской республики.[6]

Отсутствие покупки иранской нефти иностранными покупателями, иностранные вмешательства и внутренние беспорядки способствовали краху правительства Мосаддыга 19 августа 1953 года, на смену которому пришло правительство Захеди. После вмешательства США во внутренние дела Ирана был заключен новый контракт (договор об осуществлении совместной нефтяной деятельности), именуемый «Контрактом на продажу нефти и газа и управление операциями включенными в него». Контракт был заключен между Ираном и Национальной Иранской Нефтяной Компанией, с одной стороны, и консорциумом, состоящим из американских, британских, голландских и французских компаний, с другой стороны, которые, без учета французской компании, именовались семью нефтяными сестрами.

Компаниями - членами консорциума являлись пять американских компаний, каждой их которых принадлежало примерно по семь 7 % и, в целом, 40 %, включая 1. Gulf Oil Corporation; 2. Standart Oil Company of New Jersey; 3. Standart Oil Company of California; 4. Socony-Vacuum Oil Company; 5. The Texas Company; а также: 6. Anglo-Iranian Oil Company Limited - 40 %; 7. Голландская компания De N.V. Bataafsche Petroleum Maatschappinj 14 %; 8. Compagnie Francaisedes Petroles 6 % (компании с 1 по 7 именовались "семи сёстрами"). Компании с 1 по 3 были объединены и на сегодняшний день действую под названием Chevron. Компания № 2 с 1973 года называется Exxon и при объединении с компанией № 4 (предварительно переименованной в Mobil) сформировала Exxon Mobil Corp. (Exxon Mobil). Компания № 5 изменила своё название на Texaco Inc. и в 2001 году объединилась с Chevron. Компания № 6 в 1954 году изменила своё название на British Petroleum (BP). Компания № 7 изменила своё название на Royal Dutch Shell plc. Компания № 8 переименована в Total S.A.

В целях заключения контракта Собранием национального совета и Сенатом Ирана 15 января 1955 года был утвержден Устав НИНК.

Из-за сложившегося положения в Иране уже после национализации, название данного контракта на продажу нефти и газа, а так же способ его реализации были изменены исходя из того, чтобы не было открытого конфликта с Законом Исламской Республики Иран «О национализации нефтяной отрасли», запрещщавшего продажу нефти и газа. Сам контракт был определен как агентский, поскольку операционные компании действуют в качестве агентов Национальной Иранской Нефтяной Компании (НИНК) и, поэтому, не подлежат национализации. Кроме того, контракт был разработан так, что все сооружения, созданные позже данным консорциумом, перешли в собственность НИНК с возможностью бесплатного использования консорциумом в период действия контракта. В обмен на нефтяные операции (эксплуатационные и сервисные работы), выполненные консорциумом, НИНК продавала членам последнего нефть и газ, которые уже в скважине переводились в собственность членов консорциума.

Первоначальный 25-ти летний срок рассматриваемого контракта должен был истечь в ноябре 1979 года с возможностью продления на 3-5 лет на особых условиях. Но Иран отменил этот контракт в августе 1973 года, по причине различных нарушений со стороны консорциума на основании предъявленных консорциуму претензий.[7] Претензии к консорциуму продолжались вплоть до победы Исламской революции, которые в итоге закончились предъявлением взаимных исков Ирана и США.[8]

Существенным условием контракта с консорциумом являлась «дедушкина оговорка». Она означает, что условия контракта ставбильны и неизменны, и не зависят от изменений иранского законодательства, которое не распространяется на отношения, урегулированные контрактом. В связи с этим Закон Исламской Республики Иран «О поиске, разведке и добыче нефти по всей стране и на континентальном шельфе», ранее именуемый Законом Исламской Республики Иран «О нефти», был утвержден 11 июля 1957 года в Собрании национального совета и 29 июля 1957 года получил утверждение в Сенате Ирана. В его первой статье было указано, что земельный участок и участок недр, выделенный консорциуму по контракту, исключается из территории действия этого закона. Закон Исламской Республики Иран «О поиске, разведке и добыче нефти по всей стране и на континентальном шельфе» (далее – Закон Ирана «О нефти») 1957 года устанавливает законные рамки для ведения переговоров и заключения нефтяных контрактов вне контракта консорциума. Он определяет форму и содержание нефтяных контрактов, порядок их заключения и финансовых расчетов (статья 16).

Закон «О нефти» позволяет НИНК вести переговоры с иранскими и иностранными компаниями, имеющими необходимые технологии для осуществления недропользования и достаточные для этого финансовые возможности, и заключать любые соглашения. Из-за необходимости национализации нефтяной отрасли, контракты, заключаемые на основании данного закона, обеспечивают предоставление права пользования недрами агентам (операторам) НИНК и являются агентскими договорами.

Учреждение в 1960 году ОПЕК, повышение отраслевого влияния стран-экспортеров нефти, а так же перераспределение международных торговых поставок углеводородов создали предпосылки для утверждения нового иранского закона, регулирующего нефтяную деятельность.

Закон Исламской Республики Иран «О нефти» 1974 года ознаменовал новый этап нормативно-правового регулирования недропользования, в значительной степени урегулировал национализацию нефтяной отрасли и закрепил суверенные права Ирана над его нефтяными ресурсами.

Национальная Иранская Нефтяная Компания (НИНК) на основании пункта 1 статьи 3 Закона Ирана «О нефти» 1974 г. осуществляет права собственности иранской нации в отношении нефтяных ресурсов страны в области разведки, разработки и добычи углеводородов, равно как промышленного производства (переработки), распределения и использования нефти. НИНК наделяется исключительными правами недропользования в пределах территории всего государства и его континентального шельфа, но может действовать как самостоятельно, так и через своих агентов и подрядчиков. «Нефть, добытая из нефтяных ресурсов Ирана, будет принадлежать НИНК. Указанная компания не может осуществить передачу даже части этой нефти до её добычи» - определяется в статье 19 Закона Ирана «О нефти» 1974 года.

Закон Ирана «О нефти» 1974 г. устанавливает, что любой патентный нефтяной контракт, участие в инвестициях или участие в производстве, помимо контракта на обслуживание, запрещено. Национализация требует того, чтобы иностранцы не имели суверенитета над нефтью Ирана, включая ту, которая входит в запасы и находящуюся в скважинах месторождений. Патентные контракты и контракты на участие (в совместной нефтяной деятельности), будь то участие в инвестициях или производстве, требуют предоставление права пользования недрами иностранцам, вследствие чего являются запрещенными, а покупка услуг иностранных организаций в сфере недропользования осуществляется по договору подряда.

Согласно пункту 2 статьи 3 Закона Ирана «О нефти» 1974 года: «Национальная Иранская Нефтяная Компания может с целью операций по разведке нефти, вести переговоры с любыми компаниями, будь то иранские или иностранные, и подписывать необходимые контракты на основании подряда при соблюдении правил, содержащихся в данном законе».

В соответствии с пунктом 3 статьи 3 Закона Ирана «О нефти» 1974 года совместная разработка месторождений НИНК с иранскими или зарубежными компаниями должна быть расчитана максимум на 20 лет. При этом НИНК с целью строительства нефтеперерабатывающего завода и исполнения операций по переработке нефти внутри страны действует самостоятельно или посредством участия любого лица, будь то иранские или иностранные компании, если доля НИНК составляет не менее 50 %.

На основании пункта 3 статьи 8 Закона Ирана «О нефти» 1974 г. компании – стороны контракта должны зарегистрировать одну некоммерческую организацию для выполнения нефтяных операций. Упоминаемый пункт гласит: «Вышеупомянутое лицо подписывает подрядный контракт с НИНК и обязуется в течение 40 дней с момента его подписания учредить субкомпанию с долей участия иранской компании и зарегистрировать ее согласно иранским законам, и все права и обязательства в рамках подрядного контракта передать этой иранской компании. Созданная иранская субкомпания в качестве главного подрядчика НИНК несет ответственность за выполнение операций по разведке и разработке участков недр в качестве некоммерческой структуры по контракту, что не отменяет обязательств передающей (передающих) их (обязательства) сторны (сторон) перед НИНК в рамках ответственности, установленной в контракте».

Несмотря на то, что нефтяные контракты включают в себя три главных вида деятельности, а именно разведку, разработку и добычу полезных ископаемых, в подрядных контрактах, заключаемых на основании Закона Ирана «О нефти» 1974 года, нефтяные операции ограничиваются двумя первоначальными этапами, т.е. разведкой и разработкой. Подрядчик после реализации коммерческого задания обязан представить НИНК проект эксплуатации месторождения (добычи углеводородов). Пункт 1 статьи 14 закона определяет: «На начальном этапе коммерческое задание на разведку и разработку полезных ископаемых на каждом месторождении будет подразделяться на стадии контракта; подрядные работы (разведка и разработка), прогнозируемые в соответствии со статьей 11 настоящего закона, будут завершены по исполнению». В пункте 2 упомянутой статьи устанавливается: «Осуществление операций на месторождениях с момента начала коммерческой добычи производит непосредственно НИНК».

В статье 24 Закона Ирана «О нефти» 1974 года особенно подчеркивается, что ответственность за определение необходимости применения иностранных товаров и услуг несет НИНК: «Товары и услуги, необходимые для нефтяных операций по каждому из контрактов, подготавливаются и получаются через источники внутри страны. Применение иностранных товаров и услуг будет разрешено НИНК в том случае, если они будут качественнее иранских, или если не будет необходимого объема иранских товаров (услуг), или если их стоимость будет на 20% дороже, чем стоимость иностранных товаров (услуг)».

Сохранение природных ресурсов и общественного имущества, а также предотвращение экологического загрязнения при выполнении контрактов особо выделяется в Законе Ирана «О нефти» 1974 года. В соответствии со статьёй 26 указанного закона НИНК будет обязана при ведении операций в отношении каждого контракта полностью выполнять и соблюдать нормы по сохранению природных ресурсов (особенно природного газа), а также предотвращать экологические загрязнения (атмосферы, воды и земли). Стороны контрактов обязаны при осуществлении нефтяных операций соблюдать правила по охране окружающей среды. НИНК разрабатывает и уведомляет недропользователей о требованиях экологической безопасности на месторождении, условиях сохранения углеводородных ресурсов, переработки нефти, повышения экономической эффективности добычи запасов углеводородов, предотвращения их возгорания и утечки.

Закон Ирана «О нефти» 1974 года предусматривает для компенсации расходов, которые подрядчик осуществил на разведку и разработку полезных ископаемых, а так же для выплаты причитающихся ему комиссионных, прибыли и принятых рисков, отчисления со стороны НИНК сроком не более 15 лет и в размере не более 50% доходов от производства.

Закон Ирана «О нефти» 1974 года провозглашает, что является доминирующим законом над остальными закономи и нормативными правовыми актами, регулирующими недропользование (нефтяную деятельность) по контрактам на территориях и акваториях Ирана. Закон устанавливает, что разрешение споров и разногласий, возникших при реализации договоров о совместном недропользовании (нефтяных контрактов), осуществляется иранским государственным арбитражем по законам Исламской Республики Иран: «Споры и разногласия, возникшие между НИНК и сторонами контракта, при невозможности их разрешения посредством переговоров, будут решаться в суде. Дело рассматривается по законодательству Ирана в арбитражном суде города Тегеран, если стороны контракта не передадут спор на рассмотрение в другой суд. Толкование контрактов осуществляется по законодательству Ирана».

Победа Исламской революции в Иране произошла 11 февраля 1979 года, она ознаменовала начало третьего этапа развития иранского законодательства о недрах и недропользовании. Совет революции Исламской Республики Иран утвердил законопроект «Об учреждении Министерства нефти Ирана»[9] от 10 сентября 1979 г., после вступления в силу которого, впервые в истории этого государства паявился орган центрального управления недропользованием - Министерство нефти Ирана.

В статье 1 Закона Иранской Республики Иран «Об учреждении Министерства нефти Ирана» установлено, что это министерство является головной организацией нефтегазового комплекса Ирана и в его ведении находятся: Национальная Иранская Нефтяная Компания, Национальная компания нефтехимической отрасли Ирана, Национальная Газовая Компания Ирана, включая все их дочерние и аффилированные лица.

Пересмотр решений по нефтяным контрактам является ещё одним преобразованием в законодательстве Ирана, которое стало осуществляться в первый год после Исламской Революции. Совет революции Исламской Республики Иран, на основании Закона Ирана «О формировании особой комиссии по нефтяным контрактам»[10], постановил, что все нефтяные контракты, противоречащие принципу суверенитета Ирана над его природными ресурсами, являются аннулированными. Для урегулирования свзязанных с этим споров Министерство нефти Ирана создало комиссию с особыми полномочиями по определению судьбы нефтяных контрактов. Прекращение их действия стало причиной взаимных исков участников нефтяной деятельности. Американские организации в рамках судебных разбирательств между Ираном и США обратились в соответствующие суды для взыскания своей кредиторской задолженности.

Утверждение Конституции Исламской Республики Иран было еще одним значимым событием в области природоресурсного права этого государства. Утверждение новой редакции Закона Ирана «О нефти» в 1987 году является основным преобразованием природорескурсного законодательства Исламской Республики Иран в конце XX века. Закон Ирана «О нефти» 1987 г., в отличие от одноименного закона 1974 г., стал более сжатым и концентрированным. При этом предшествующий закон не был отменен новым, пришедшим ему на смену, законом, равно как и другими нормативными правовыми актами. Закон Ирана «О нефти» 1974 года был отменен лишь в 2011 году при внесении поправок в закон 1987 года.

На сегодняшний день нефтегазовое законодательство Ирана состоит из нескольких нормативных правовых актов, основным из которых является Закон Ирана «О нефти» от 1987 г. (в редакции 2011 г.). К их числу также относят Закон Ирана «О пятилетней программе развития», Закон Ирана «О IV программе развития» (правоприменение которого было продолжено и в V программе), Закон Ирана «О задачах и полномочиях Министерства нефти Ирана» и Закон Ирана «О ежегодном бюджете».[11] Кроме того, существует Закон Ирана «Об уставе НИНК», Закон Ирана «О проведении тендеров», Закон Ирана «О максимальном применении внутренних возможностей», Закон Ирана «О поощрении и поддержке иностранных инвестиций», Закон Ирана, «О налогах» и другие. Наряду с национальными законами относительно нефти и газа, существуют десятки подзаконных актов (исполнительных приложений): циркуляров и инструкций, которые помимо способа исполнения законов, содержат множество элементов, в рамках которых детально регламентируется порядок деятельности государственных органов и осуществляется официальное толкование законов. Во многих случаях отсутствие прозрачности этих циркуляров и приложений, а также отсутствие доступа общества к ним, способствует развитию коррупции.[12]

Континентальный шельф Исламской Республики Иран имеет двухуровневую структуру нормативного правового регулирования. Первый уровень – международно-правовой. В его основе лежит Конвенция о континентальном шельфе (заключена в Женеве 29 апреля 1958 года), а также Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву (заключена в Монтего-Бее 10 декабря 1982 года).

Песидский залив с точки зрения общепризнанных норм международного права из-за его географического положения и геологических особенностей, имея малую глубину и ширину от 200 до 350 морских миль, в целом расположен на геологическом и юридическом континентальном шельфе, а край его плиты - в Ормузском проливе.[13]

Континентальный шельф Ирана имеет пологую поверхность дна малоглубинного моря, состоящую из песка, и пологих склонов, продолжающихся вглубь моря,[14] от 100 до 200 метров.[15]

В статье 15 Закона Ирана «О морских регионах Исламской республики Иран региона Персидского залива и Оманского моря», утверждённого в 1994 году, под континентальным шельфом понимается: «природное продолжение территории суши, которое включает в себя дно и недра морских регионов рядом и за пределами территориальных вод Ирана». В статье 14 указанного закона устанавливаются доминирующие права и полномочия этого государства в исключительной экономической зоне.

Доминирующие права и полномочия Ирана в специальной экономической зоне реализуются согласно нижеследующему:

Во-первых, специальные права по разведке, добыче, хранению и управлению всеми живыми или неживыми природными ресурсами на морском дне, его недрах или в водах моря и выполнение прочих экономических действий в соответствии с использованием воды, ветра или морского течения для производства энергии.

Во-вторых, установление и выполнение специальных законов и правил, особенно в части следующего: 1) строительство и применение искусственных островов и других сооружений и зданий, а так же прокладка кабеля и морских трубопроводов, включая определение соответствующих безопасных и охраняемых зон; 2) проведение любого исследования, включая научные; 3) охрана и поддержка морской окружающей среды.

В-третьих, реализация регулирующих законов, которые были утверждены согласно международным и региональным конвенциям.

Положение о строительстве и эксплуатации сооружений на континентальном шельфе и в исключительном экономической зоне Ирана в Персидском заливе и Оманском море (статья 1) устанавливает следующее: «континентальный шельф включает в себя морское дно и его недра, расположенные за пределами территориальных вод Ирана, как естественное продолжение его территории до внешнего края континентального шельфа протяженностью двести морских миль, исчисляемых от базовой линии, применяемой для определения ширины территориальных вод по законодательству Ирана». Национальное законодательство этой республики формирует второй уровень нормативно-правового регулирования отношений недропользования на её континентальном шельфе.

Закон Ирана «О разведке и эксплуатации природных ресурсов континентального шельфа Ирана» от 19 июня 1955 года дает следующе толкование понятия «континентальный шельф» в первой статье: «Термин континентальный шельф, используемый в данном законе, имеет то же самое значение, как и термин Continental Shelf (по-английски) или Continental Plcateau (по-французски). Во второй статье закреплено, что морское дно и его недра до границы континентального шельфа от берега Ирана и берегов островов Ирана в Персидском заливе и Оманском море находятся в ведении государства Иран, и на них распространяется его суверенитет.

Законодательство Исламской Республики Иран не содержит понятия «участок недр» и отсутствует какая-либо классификация таких участков. Однако недра в пределах иранской государственной границы и континентального шельфа предоставляются в пользование, образуя объекты, поименованные в Постановлении Правительства Ирана «Об общих положениях, структуре и моделях контрактов по добыче нефти и газа» № Х53367Т/57225 от 6 августа 2016 года. К их числу относятся: «нефтяное месторождение», «газовое месторождение», «коммерческое месторождение (бассейн)», «бассейн с запасами», «квадрат (зона) разведки» и др.

Месторождением признается каждый естественный подземный или наземный резервуар (скопление) углеводородов на территории государства и на его континентальном шельфе. Технические характеристики и географические координаты месторождений определяются Министерством нефти Ирана. При определении коммерческого месторождения (бассена) учитывается стоимость нефти и прочей сопутствующей продукции, потенциально извлекаемой из него, с возможностью покрытия всех прямых и непрямых расходов, необходимых для осуществления на нём разведки, развития и добычи полезных ископаемых, и получения прибыли. За подтверждение того, что месторождение имеет коммерческий статус, ответственен подрядчик (агент НИНК). Утверждение коммерческого статуса месторождения находится в компетенции Министерства нефти Ирана и доводится до сведения заявителей (недропользователей), а так же указывается в тендерной документации и в соответствующем контракте.

Любой из антиклиналей стратиграфичекого строения или любая структурная ловушка, содержащая углеводород или комбинированные вещества с отдельными свойствами камня и жидкости, называется бассейном с запасами.[16] Геологи в иране делят нефтяные ловушки на две главные категории: «структурную ловушку» и «стратиграфическую ловушку». Нефтяные структурные ловушки - это ловушки, в которых тектонические элементы, включая деформацию и сбросообразование, образуют резервуар углеводородов. В большинстве своем обнаруженные нефтяные запасы являются антиклинальными, следует отметить, что нефтегазовые запасы на Юго-Западе Ирана имеют упомянутую структуру. Нефтяная стратиграфическая ловушка возникает, когда слои, существующие в породе-коллекторе, не имеют пористой структуры по ряду причин и обладают непроникновенным свойством. Нефтяная стратиграфическая ловушка имеет различные виды, самый простой из которых возникает, когда порода-коллектор залегает в одном слое непроницаемого камня и не позволяет произойти утечке газа (нефти) из пор породы-коллектора.[17]

Квадрат или зона разведки – блок недр, географически определеный Национальной Иранской Нефтяной Компанией, и утвержденый Министерством нефти Ирана. Такой блок выбирается для проведения нефтегазоразведки в области действия нефтяного котракта или с целью разведки и выявления коммерческого месторождения или запасов.

На основании статьи 1 Положения «О строительстве и применении сооружений на континентальном шельфе и исключительной экономической зоне Ирана в Персидском заливе и Оманском море» от 18 декабря 1996 года исключительной экономической зоной Ирана является: «Зона, прилегающая к морским территориальным водам, с максимальной шириной до двухсот морских миль, в пределах которой Иран осуществляет эксклюзивные (исключительные) права в отношении природных ресурсов».

Иран намерен ввести уголовную ответственность за нарушение своего права осуществлять природопользование в исключительной экономической зоне по примеру Индии, в которой уголовному преследованию подвергаются нарушители – физичесакие лица и сотрудники организаций – нарушителей эксклюзивных прав государства. Списки нарушителей Закона Индии «О континентальном шельфе и исключительной экономической зоне Республики Индия» № 8 от 28 мая 1976 года публикуются в специальном издании.

В статье 14 Закона Ирана «О морских регионах Исламской Республики Иран в Персидском Заливе и Оманском море» от 20 апреля 1993 года, доминирующие права и полномочия Ирана в исключительной экономической зоне реализуются согласно нижеследующему:

1) специальные права по разведке, добыче и управлению всеми живыми или неживыми природными ресурсами в водах, на дне, в недрах моря и выполнению прочих экономических действий по использованию воды, ветра, морского течения для производства энергии;

2) установление и выполнение законов и правил, особенно в отношении следующего: во-первых, строительства и эксплуатации искусственных островов и других сооружений; во-вторых, прокладки кабеля и морских трубопроводов, включая определение соответствующих безопасных и охраняемых зон; в-третьих, проведения любого исследования, включая научные; в-четвертых, охраны морской среды;

3) реализация имплементационных законов, которые были утверждены на основании международных и региональных конвенций. [18]

В октябре 1973 года Иран определил внешние границы своей исключительной экономической зоны совпадающей с иранским континентальным шельфом в акватории Персидского залива и расположенной в пятидесяти морских милях от территориальных вод Исламской Республики Иран в Оманском море, в 1977 году последняя граница была перенесена до срединной линии.[19]

Таким образом, внешние границы континентального шельфа Ирана в Персидском заливе и в Оманском море были определены до внешней границы исключительной экономической зоны Ирана. Одако в Законе Ирана «О морских регионах Ирана в Персидском заливе и Оманском море» от 20 апреля 1993 года границы исключительной экономической зоны Ирана стали зависеть от международных соглашений с граничащими по морю седями, а при отсутствии таковых за основу берется срединная линия.

В настоящее время продолжается третий этап развития современного иранского законодательства о недрах и недропользовании. Между тем в Иране недра предоставляются в пользование только на договорной основе.

Лицензия на право пользования недрами упонинается лишь в Законе Ирана «О V программе развития на 2011- 2015 годы» № 73285/419 от 5 января 2011 года и в Законе Ирана «О задачах и полномочиях Министерства нефти Ирана » от 8 мая 2012 года, но на практике не применяется.

Тенденции развития иранского законодательства о недрах и недропользовании заключаются в следующем: во-первых, в заключении международных договоров с соседними государствами по делимитации границ континентального шельфа и исключительной экономической зоны; во-вторых, в новации действующего национального законодательства, регулирующего совместное недропользование на договорной (контрактной) основе; в-третьих, в установлении оснований и порядка лицензионного предоставления недр в пользование; в-четвертых, в установлении порядка допуска иностранных недропользователей и инвесторов в качестве субъектов права пользования недрами и её переработки в связи с отменой экономических санкций; в определении системы и структуры органов государственного управления недропользованием в связи с развитием топлино-энергетического комплекса Ирана в постсанционный период.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.