по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы правового регулирования современной системы хозяйствования
Дойников Игорь Валентинович

доктор юридических наук

профессор, кафедра гражданского права, Московский гуманитарный университет

111395, Россия , г. Москва, ул. Юности, д. 5

Doinikov Igor Valentinovich

Doctor of Law

Professor, Department of Civil Law, Moscow University for the Humanities

111395, Russia, Moskva, ul. Yunosti, 5.

igo4352@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье анализируются взгляды ученых и политиков двух противоположных направлений мировоззрений в современном российском правоведении: первое направление – это господствующее в современном российском правоведении либеральное («оранжевое») мировоззрение, и второе направление – это ростки нового национально-государственного мировоззрения, пробивающегося в условиях либеральной диктатуры и манипуляции общественного сознания. В статье рассмотрены следующие проблемы: типы хозяйствования, модели правового регулирования экономики, Концепция предпринимательского (хозяйственного) законодательства. Делаются выводы, что наиболее отсталый в российской экономике сектор здравоохранения, образования, социальных услуг и наиболее гипертрофированной для России является сфера розничной и оптовой торговли. Говорится, из каких двух подсистем Российская финансовая система должна состоять: рыночная подсистема с положительной обратной связью и отрицательной обратной связью. Рассматриваются основные черты Концепции развития гражданского законодательства. Выделяются три категории источников хозяйственного права. Описываются характеристические черты модели ресурсно-сырьевой экономики в России.

Ключевые слова: либеральное мировоззрение, разработка нового дискурса, модель экономического развития, национальное государство, второй этап кодификации, российское законодательство, правоведение, финансовая система, рыночная экономика, буржуазия

DOI:

10.7256/2306-9945.2013.7.9925

Дата направления в редакцию:

13-10-2013


Дата рецензирования:

14-10-2013


Дата публикации:

1-7-2013


Abstract.

The article contains analysis of the views of scientists and politicians with two opposing worldviews in the modern Russian legal studies: the first direction is currently leading liberal "orange" attitude, and the second direction is the starting new national state world viwe in the condition of liberal dictatorship and manipulations with the public conscience. The article concerns the problems of types of economic management, and the model of legal regulation of an economy, as well as the concept of entrepreneurial (management) legislation.  The author makes a conclusion that the sphere of wholesale and retail sales is the most hypertrophied in Russian economics, while the sectors of healthcare, education, public services are outdated and falling behind.  The author states that the Russian financial system should include two sub-systems: market economy with positive and negative feedback.  The author evaluates the main features of the Concept of Development of Civil Legislation. He points out three categories of sources of economic law, and describes the characteristic features of the moderl of raw-resource economy in Russia.

Keywords:

liberal worldview, development of a new discourse, economic development model, nation-state, second stage of codification, Russian legislation, legal studies, financial system, market economy, bourgeois class

Вступление

Выбор Россией стратегии перехода к рынкупо рецептам МВФ был сделан в конце 1991 г. в пользу навязанной определенными западными кругами концепции «шоковой терапии», представляющей собой радикальный вариант крайне либерального подхода к вопросу экономической политики[1,2].

Вписавшись в глобальную финансовую систему, используя доллар для расчётов не только вне, но и внутри страны, подписали себе, своей субъектности смертный приговор. Сегодня Россия как государство уже не может играть сильную роль в Организации Объединенных Наций, поскольку сама ООН как межгосударственная структура, во многом выполняет волю ТНК, становится их внешнеполитическим инструментом.

Рубль «привязан» не к реальному производству, не к реальному объёму наших ресурсов, даже не к нашим планам производства-потребления товаров и услуг, а к американскому доллару. Вот поэтому валютный курс и «прыгает» за этим американским долларом. У России нет своей валюты, которая была при Советском Союзе, — у нас рубли выступают как второстепенные заменители американских долларов. И эта утрата страной самостоятельности в финансово-экономической сфере влечёт за собой утрату самостоятельности и инициативы в политике, в обеспечении нашей безопасности[3]. В работе освящены следующие проблемы:

1. Частнопредпринимательский тип хозяйствования

2. Советский тип хозяйствования

3. Две модели правового регулирования экономики.

4.Разработка Концепция предпринимательского (хозяйственного) законодательства.

I. Частнопредпринимательский тип хозяйствования

Мифология о новаторском характере и эффективности предпринимательства. Современный российский тип хозяйствования, характеризуются «ссуженным» воспроизводством, приватизацией земельной и сырьевой ренты «правящей элитой», низким уровнем оплаты труда и уравнительным характером пенсионного обеспечения, отсутствием амортизационной политики, где износ основных фондов её промышленности достигает почти 80 %, деиндустриализацией - высокотехнологичные производства с высокой прибавочной стоимостью, прежде всего советская «оборонка», практически уничтожены. Тотальным контролем олигархическими структурами российской экономикой, вывозом олигархами из страны значительной части прибыли и оборотных средств, ростом с 2002 по 2009 год внешних обязательств корпораций более чем в 12 раз, с 24 до 294 млрд. долл.[4]

Одним из первых увидел, что «невидимая рука» позакрывала, обрекла на гибель все предприятия, которые не приносили быстрых денег, был, Руслан Гринберг. Он ещё в начале 90 – х, доказывал, что сам по себе бизнес не в состоянии сформулировать долговременные национальные, общественные интересы, а тем более сам их воплощать в жизнь. Исходные посылы либерального фундаментализма, пришедшего в России на смену марксистскому, не всегда и не везде подтверждаются в жизни. Стремление к личному благу, к личному обогащению продуктивно «только при очень жёстких ограничениях (институты и принципы), которых в нашей стране никогда не было». Отсюда и вывод: если у вас нет социокультурных механизмов, направляющих личный интерес в созидательное русло, то и рыночные реформы ничего вам не дадут, кроме хаоса и деморализации населения[5].

Руслан Гринберг и сегодня настаивает: «Нет ни одного случая, даже включая США, когда инновации создавались и реализовывались исключительно на основе частной инициативы». Напротив, без масштабной и комплексной государственной активности, особенно вначале, невозможна какая-либо модернизация[6].

Система предпринимательства имеет сложную структуру, включающую подсистемы различных сфер: производственное, коммерческое (торговое), финансовое предпринимательство, предпринимательство в сфере услуг[7].

В работах советских ученых акцептировалось внимание на положение К.Маркса о том, что «гражданское законодательство всего только выражает , протоколирует требования экономических отношений», например Н.Г.Александров подчеркивал, что субъектный состав правоотношения и объем правоспособности всегда , по сути, определяются экономическим и политическим строем общества[8].

Наша буржуазия и её чиновничья обслуга - нелепая пародия на европейский правящий класс. За 20 лет школы капитализма она так и не вышла из подготовительного класса, в котором главная дисциплина (по словам Г. Явлинского) - это «купи-продай». Настоящая европейская и американская буржуазия - это прежде всего созидательный класс. Современная западная цивилизация - результат её активной работы. Она не паразитирует на халявной приватизации. Она строит заводы, поддерживает науку, создаёт новые технологии. И ради стабильности делится с обществом, платит налоги, создавая базу социальной стабильности.

Никто не скажет, что западные капиталисты ангелы. По-прежнему актуальны слова К. Маркса о том, что нет такого преступления, на которое не пошёл бы капитал ради сверхприбыли. Но европейская буржуазия, по крайней мере, думает и о самосохранении, и о социальном равновесии. Наши же «яхтсмены» больше похожи на известного персонажа из учебника Дарвина об эволюции: уже научились откупоривать бутылку «Вдовы Клико», но выхаживать виноградник ещё не могут. Да и не хотят[9].

Наша властная и олигархическая элита, по мнению Президента Академии геополитических проблем Л. Ивашова, попала в подчинённое транснациональной олигархии и западным политическим силам положение.

В конце прошлого столетия родились новые войны, где военному вмешательству предшествует подчинение национальных элит.

В 2007 г. тот же Бжезинский объявил, что российские чиновники и предприниматели содержат в западных банках не менее 500 миллиардов долларов незаконно вывезенных из страны капиталов. И всякого рода экстрадиции и задержания российских политиков, бизнесменов, «шпионов» – всё это напоминание нашей элите о ее зависимом положении[10].

Характеристика современного частнопредпринимательского типа хозяйствования по оценкам Росстата. За период 2000–2011 годов ВВП России в реальном выражении (то есть с учетом официального дефлятора) увеличился на 66,7%, а за период 2003–2011 годов накопленный прирост едва дотянул до 41,3%. Мало того, что вопреки всем предвыборным обещаниям властей оказались сорваны планы по «удвоению ВВП», так еще и само качество наблюдаемого роста вызывает очень сильные опасения.

И здесь ситуация выглядит откровенно удручающей. Прежде всего в глаза бросается скачкообразный рост добавленной стоимости в финансовом секторе (в 4,38 раза), торговле автомобилями (в 2,6 раза), а также оптовой и розничной торговле (в 1,78 и 1,63 раза, соответственно) за период 2003–2011 годов.

Также стремительный рост зафиксирован в сегменте операций с недвижимостью и в строительном секторе (прирост в 1,99 раза и в 1,58 раза соответственно), которые уже давно оказались оторваны от нужд 70% россиян, превратившись в весьма действенный инструмент легализации преступных доходов и инвестиционный актив для 5–10% наиболее состоятельных россиян.

При этом совершенно непонятно, о каком создании «добавленной стоимости» в сфере финансовых спекуляций и торговопосреднических операциях в принципе может идти речь — они не создают реального продукта, а выполняют исключительно посреднические функции. Их излишек (тем более, столь колоссальный) является чистым убытком производственного сектора и отражает масштабы концентрации капитала в фиктивном секторе экономики.

На этом фоне прирост добавленной стоимости в сельском хозяйстве за рассматриваемые 9 лет едва дотянул до 21,5%, в производстве продуктов питания составил не более 30,9%, в производстве машин и оборудования — всего 6,7%, в выпуске электрических машин — 13,2%, а в производстве медицинских изделий прирост едва достиг 4,6%.

В текстильной промышленности, по итогам 2003-2011 годов, и вовсе зафиксирован спад добавленной стоимости на 39,4%, в лесном хозяйстве — на 15,8%, в производстве электронных компонентов — на 17,1%, в выпуске судов и летательных аппаратов — на 41,1% и 24,0% соответственно, а в производстве мебели — как минимум на 0,4%.

Другими словами, одновременно с бурным расцветом финансовых спекуляций и торговли импортными товарами происходит стагнация в несырьевых отраслях высоких переделов, являющихся опорой «экономики знаний»[11].

По просьбе Е.Примакова, Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук подготовил таблицу «Структура экономики ряда стран в постоянных ценах (в процентах к ВВП )». Данные за 2008 г. и в ценах 2003 г. Поскольку структура ВВП меняется очень медленно, можно с большой долей вероятности считать, что это современная структура.

image001

Из приведенных данных можно сделать следующие выводы, указывающие на диспропорции в российской экономике

Первый. Наиболее отсталый в российской экономике сектор здравоохранения, образования, социальных услуг. Этот сектор занимает самое небольшое место по сравнению со всеми приведенными в таблице развитыми и развивающимися странами, кроме ЮАР. Нелишне напомнить, что инвестиции в этот сектор считаются в настоящее время приоритетными, без чего нет не только устойчивой экономики, но и экономического прогресса в целом. Для контрастной картины в таблицу не включены государственные услуги - оборона, полиция, чиновники, а также транспорт, ЖКХ, строительство, сельское хозяйство. Все они суммарно составляют от 20 до 30 процентов по каждой стране.

Второй. Наиболее гипертрофированной для России является сфера розничной и оптовой торговли. Она равна почти трети ВВП. Это выше, чем у любой развитой или развивающейся страны, включая лидера постиндустриального мира США. Высокая доля в России внутренней торговли - следствие большого числа неэффективных, а зачастую криминальных посредников. Считаю, что на эти две диспропорции должно быть обращено особое внимание. Речь идет, конечно, не только о количественной стороне, но о необходимости внутренних качественных изменений в этих секторах[12].

В 90-е годы российский рынок с мазохистским восторгом отдали иностранцам. Чтобы сформировалась национальная буржуазия, ей надо время и условия. Предприниматель должен иметь возможность научиться предпринимать. Особенно это относится к промышленной деятельности – вообще самому трудному виду предпринимательства, сравнительно с торговлей и финансовой деятельностью.

В результате у нас не сформировалась национальная буржуазия. Не по образу жизни буржуазия (с этим как раз всё в порядке), а по месту в системе общественного разделения труда. Буржуазия – это класс, несущий тягло организации народного труда. Эту функцию может выполнять либо государство (как это было при советской власти), либо – национальная буржуазия. Так что на эту нелёгкую и, по правде сказать, работу – организацию народного труда – есть в принципе только два кандидата: государство и буржуазия. Государство наше устранилось, буржуазия наша – не сформировалась. Надо ли удивляться, что труда у нас почти что нет?

Наша буржуазия – мелкая, зашуганная и себя не осознающая. Наш предпринимательский класс очень плохо умеет предпринимать, незрел, ленив, неквалифицирован. Себя как класс со своими специфическими интересами – не осознаёт.

II. Советский тип хозяйствования.

С середины 30-х годов ХХ в. в СССР была построена и на полную мощность заработала уникальная «двухконтурная» экономическая модель. Именно она стала основой социалистического «экономического чуда», а также Победы в Великой Отечественной войне, прорыва в космос и к энергии атомного ядра.

Это была плановая модель экономики. В 50-е годы XX в., когда эта российская плановая экономика показывала исключительно высокие темпы роста. В это десятилетие только Япония и Россия сокращали разрыв с США. В 1960 году подушевой ВВП составлял в России уже 50 % от американского. В этом же году продолжительность жизни в России была такая же, как и в США — 70 лет.

Денежная масса в СССР была разделена на наличную и безналичную части. В результате трансформации финансовой системы советская экономика была независимой от потребительского сектора и стала развиваться вне всякой связи с ним. Если в западной экономике все накопления и соответственно инвестиции создаются из прибыли от реализации потребительских товаров и перераспределённой по вертикали, и масштаб экономики расширяется по мере расширения потребительского сектора, то в советской экономике эта модель была запрещена.

В этом была главная особенность российской экономики, способной производить индустрию, не эквивалентную объему денежной массы от суммы проданных товаров, и даже на несколько порядков превосходящую её. Для теорий Адама Смита, Карла Маркса, современных западных экономистов и стран Запада — это был шок.

Вся экономика СССР была структурно неравновесной. То есть, она уже не могла быть описана при помощи тождества количественной теории денег: M*V = P*Q (Масса денег * скорость оборота = цены * масса проданного товара). Функционировать такая система может только одним способом: денежная масса должна быть разделена на две части. Одна часть функционирует на основе наличных денег.

Другая часть функционирует на основе безналичных денег. Обе части жестко отделены друг от друга. В этой жёсткой и неравновесной советской экономической системе товарно-денежный обмен между населением и торговлей был выделен в особую сферу, обслуживаемую наличными деньгами. Вся же остальная экономика функционировала на основе безналичных денег и государственной собственности.

Экономика в России вообще не может финансироваться, как на Западе, из внутреннего потребительского сектора или иностранных инвестиций. Чтобы экономика страны развивалась, нужна плановая модель экономики со специфической финансовой системой.

Российская финансовая система должна состоять из двух подсистем. Первая — это обычная западная, рыночная подсистема с положительной обратной связью. Это классическая финансовая подсистема "монетаризма", соответствующая западной финансовой модели с внутренним финансированием. Такая подсистема в российской финансовой системе сегодня есть. Вся особенность — во второй подсистеме. Она обслуживает потребности производства. На что сейчас «нет денег». Здесь «крутятся» безналичные, виртуальные деньги (условные единицы). Это подсистема с отрицательной обратной связью. Она требует специфического бухгалтерского учета с планом счетов, отличным от первой финансовой подсистемы. Благодаря отрицательной обратной связи — это есть регулируемая и устойчивая подсистема с нужным качеством (финансовыми параметрами). Такая подсистема может действовать только отдельно от первой. Иначе нарушится ее управляемость.

Своим непониманием природы экономики СССР и её развалом руководители страны (Н.Рыжков и М.Горбачёв ) оказали неоценимую услугу либералам, которые стали кричать о неэффективности плановой экономики.

В свою очередь, либералы не знали, что Россия идёт имперским путём. Они не знали и не знают, что модель экономики есть производная от пути России. Поэтому западная модель экономики ведёт Россию к катастрофе. Западная модель экономики даже теоретически, не говоря о практике, не сможет потянуть ЖКХ и обновление основных фондов.

III. Две модели правового регулирования экономики.

В мировой практике сложились две системы правого регулирования предпринимательских отношений. Первая система - предпринимательские отношения регулируется гражданским законодательством. Такая система (монистическая) существует, только в Италии, Швейцарии и Нидерландах.

Вторая система исходит из того, что предпринимательские отношения, наряду с гражданским, регулируются специальным кодексом – Торговым или Коммерческим. Эта система (дуалистическая) применяется в большинстве развитых государств: Германии, Франции, США, Японии, Австрии.

В современной Российской юридической литературе можно выделить два основных подхода к определению сущности предпринимательского (хозяйственного) права: монистический подход (Е.А. Суханов, С.С. Алексеев, А.Л. Маковский, В.Ф. Яковлев ) и др., являются разработчиками действующего Гражданского кодекса РФ, в основу которого положена либерально – цивилистическая доктрина), и дуалистический подход (В.В. Лаптев, В.К. Мамутов, А.Г. Быков) [13].

Характеристика монистической модели правового регулирования экономики. Описаниемонистической (либерально-цивилистической) модели правового регулирования экономики содержатся в ряде работах и статьях авторов (и прежде всего Е. А.Суханова), посвященных Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации [14-16].

Информация в работах сторонников монистической модели правового регулирования экономики подается, таким образом, чтобы у читателей создалось впечатление, будто бы импонирующая ее авторам и положенная в основу Гражданского кодекса РФ модель, охватывающая торговое законодательство, соответствует модели современных кодификаций европейских стран и США.

Между тем, для большинства западных стран характерна именно модель отдельной кодификации норм, регулирующих торговую и иную хозяйственную деятельность, а отнюдь не та, которая положена в основу ГК РФ.

Во-вторых, принятие в начале девяностых годов Гражданского кодекса РФ, наряду с другими актами, основанными на идеологии рыночного фундаментализма (более опасной для экономики, по определению Д.Сороса, чем тоталитаризм) действительно оказалось сильным ударом для экономики Россия (которая до сих пор, к сожалению, не достигла уровня 1990 года). Это – признанный факт[17].

В третьих, негативное влияние на экономику, оказали и кодексы, принятые по модели ГК РФ в некоторых других бывших советских республиках, пишет академик НАН Украины В.К. Мамутов, пока их разрушительные положения и созданные ими вредоносные для экономики лазейки, не удалось частично нейтрализовать законами, учитывающими реальное положение вещей, а не амбиции некоторых теоретиков. Такую же нейтрализующую эти лазейки роль играет, в частности, и Хозяйственный кодекс Украины.

В Российской же Федерации, по заявлению Е.А.Суханова, практически все принимаемые законы в той или иной степени противоречат Гражданскому кодексу 1994 г. Из этого можно сделать вывод, что в законодательстве РФ также идет процесс нейтрализации негативных последствий принятия ГК для экономики[18].

В четвертых. Если учесть, что созданная с помощью ГК РФ хозяйственная система, была охарактеризована в российской экономической литературе как «паханат с гражданским кодексом», то названный процесс можно, видимо, считать прогрессивным[19]. Но разработчики ГК, почему-то не хотят с этим считаться и настаивают на прежней модели ГК, смешивающей регламентацию простых бытовых сделок граждан с правовым обеспечением сложных хозяйственных отношений. [17]

Основные черты Концепции развития гражданского законодательства обозначены автором на ряде научно-практических конференций[20-25]:

1) Концепция разработана в духе следования «ельцинским курсом» либеральных преобразований, несмотря на катастрофические последствия в социально-экономической сфере. Гражданский кодекс Российской Федерации как Трудовой, Налоговый, Земельный и Лесной кодексы, разработаны в соответствии с рекомендациями экспертов Международного Валютного Фонда. Реализация которых привела в реальной действительности к установлению весьма не развитых, во многом до буржуазных неофеодальных, экономических, государственных отношений и форм.

2) Главные усилия разработчиков Гражданского кодекса Российской Федерации направлены на разработку, проблем лежащих в области так называемой догмы права и осуществляются путем механического копирования иностранного опыта ( Нидерландского Гражданского кодекса 1992 года) в соответствии с рекомендациями экспертов Международного Валютного Фонда.

В этом отношении авторы Гражданского кодекса РФ 1994 разделили судьбу разработчиков проекта Гражданского уложения 1905 года. Так, зависимость русской дореволюцинной школы гражданского права от западноевропейской доктрины, ставшая результатом этого процесса, сделала маловероятным создание в России гражданского кодекса, в котором национальный элемент нашел бы столь же заметное выражение, как во французском и немецком гражданских кодексах[26-27].

3) Гражданский кодекс РФ, благодаря усилиям его разработчиков, взял на себя непосильную ношу своего рода экономической конституции.

Появление Налогового, Бюджетного, Земельного, Лесного, Жилищного кодексов, федеральных законов об акционерных обществах, рынке ценных бумаг, банкротстве (несостоятельности), защите конкуренции, приватизации государственного и муниципального имущества, законодательства о малом и среднем предпринимательстве и многих других федеральных законов показывает: что ГК РФ не может выполнить эту роль, ввиду того, что нормы о предпринимательской деятельности развиваются не по правилам содержавшиеся в ГК РФ, нормы последнего изменяются после принятия соответствующих законов, связанных например, с реструктуризацией электроэнергетики, железнодорожного транспорта[28].

4) В проекте внесения изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ отмечается, тенденция характерная для современного российского гражданского права. Это неоправданное усложнение понятийного ряда основных категорий гражданского законодательства (деление юридических лиц на корпоративные и унитарные, установление норм о владении и владельческой защите и т.д.). Что приводит на практике применения законодательства - еще большему формированию «зон мертвого права».

5) Непоследовательность и противоречивость российской правовой доктрины в сфере формирования корпоративных отношений за последние двадцать лет (третье переименование в уставных документах акционерных обществах – АООТ, ОАО, Публичное общество).

6) При официально внешнем декларировании опыта западно-европейской правовой доктрины, разработчиками Концепции игнорируются важнейшие правовые институты организации современной рыночной экономики, например - юридического лица публичного права, недействительности сделок в сфере защиты публичного правопорядка.

7) Концепция развития гражданского законодательства отражает отставание гражданского и предпринимательского законодательства ( в сравнении с потребностями развития экономики) в части организации промышленных объединений.

8) Концепция развития гражданского законодательства показывает необходимость пересмотра всей системы субъектов гражданского права. Принятия Федерального закона о коммерческих организациях. Исключение дальнейшей коммерциализации некоммерческих организаций. Включения в число коммерческих организаций - государственных корпораций и компаний. Разработка правового статуса государственной корпорации, государственного унитарного предприятия, государственного учреждения.

9) Концепция развития гражданского законодательства не препятствует практике криминализации имущественного оборота (экономической сферы), что диктует исключение из него (или ограничения в обороте): земли, леса, вод, недр, федеральных энергетических систем, ядерной энергетики, расщепляющихся материалов, федерального транспорта, путей сообщения, информации и связи, инфраструктуры обеспечения деятельности в космосе, оборонного производства, производства ядовитых и наркотических средств и т.д., предусмотренных статьей 71 Конституции.

Характеристика дуалистической модели правового регулирования экономики. В период разрушения советской системы и, прежде всего, советской системы управления, поскольку в ее основе лежала власть и управленческая доминанта КПСС, много говорилось, да и сейчас говорится о ее неконкурентоспособности. В этой связи возникает вопрос: как же так могло быть, что в СССР, например, самую передовую военную технику, признанную во всем мире, при неправильном, неэффективном управлении?

Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно посмотреть, как строилась структура этого управления на промышленном уровне. А строилась она, как выясняется, в соответствии с канонами, с успехом применявшимися во всем мире.

Например, такие гиганты, как «Боинг», «Локхид Мартин» и другие образовались, поглотив своих менее удачливых конкурентов, образовав крупные и мощные конгломераты. Но управлялась и управляется каждая из этих корпораций так же, как и самая маленькая из поглощенных. Там есть единоличный исполнительный орган в лице генерального директора, совет директоров, правление и все прочие необходимые механизмы.

СССР, перепрыгнул этот этап. В СССР не было малого бизнеса, и от малого к большому через слияния и поглощения долгой дорогой в Советском Союзе не шли. В тридцатые годы благодаря крупномасштабной индустриализации в СССР сразу создавали гиганты, ориентированные на мегапроекты, которые должны были опережать мировых конкурентов и свое время, — ракеты, самолеты, ледоколы, средства ПВО и т. д.

Таким образом, в советской управленческой системе были в наличии все атрибуты, свойственные успешной мировой компании, применяющей общепринятые лучшие мировые практики. И это неудивительно, ведь в основе многих этих практик лежали заимствованные и успешно внедренные в нашей стране западные управленческие системы. Например, так называемая «тейлоровская» модель управления мигрировала к нам из США. На заре своего существования и позже при Сталине СССР импортировал очень многое: технические образцы изделий и продукции, производства целыми заводами, технологии и методы управления. В совокупности адаптируя все это на своей почве, Страна Советов смогла осуществить свой чудесный индустриально-экономический скачок в будущее. Но советское чудо не уникально. Благодаря подобным подходам появилось, например, другое чудо - лучшая в мире фирма по производству региональных самолетов в Бразилии -Embraer.

Изучение зарубежных законодательных актов показало, что на их фоне «старое» советское хозяйственное законодательство практически исключало такие явления, как, скажем, массовые срывы платежей и исполнение договоров, массовые банкротства предприятий. Недоработки в новом хозяйственном законодательстве излишне широкое применение некоторых «общегражданских» норм позволяет многим субъектам хозяйствования действовать во вред обществу.

Критически оценивая собственные возможности создания совершенной современной системы правового регулирования хозяйственной деятельности, нужно все же отбросит предложение о том, что зарубежные юристы смогут решить эту задачу лучше[29].

В ряде работ академика Национальной академии наук Украины, Директора Института экономико-Правовых исследований НАН Украины Мамутова В. К. содержатся узловые проблемы современной теории хозяйствования. Дана характеристика современного западно-европейского коммерческого (торгового) законодательства, проводится анализ и дается критика и аргументов и фактов, приводимых сторонниками монистического подхода правового регулирования экономики[29].

Недавно в Москве, пишет В.К. Мамутов, изданы переводы на русский язык модернизированных в самые последние годы Торгового кодекса Германии и Коммерческого кодекса Франции (сохранены употреблявшиеся еще в ХІХ веке названия, но содержание охватывает весь хозяйственный оборот).

В Швейцарии Обязательственный кодекс 1881 г., регулировавший торговые отношения, в связи с введением в 1912 г. Гражданского кодекса, был назван «Федеральный закон, дополняющий Гражданский кодекс», но сохранил содержание, отдельную форму и нумерацию статей. В русской литературе его было принято именовать Швейцарский обязательственный закон, а официальное название его на французском языке в романской Швейцарии и во Франции – Code des obligations. Так или иначе он остается отдельным источником права и не растворился в Гражданском кодексе Швейцарии (см., например Швейцарский обязательственный закон, Федеральный закон о дополнении Швейцарского гражданского кодекса (Часть пятая : Обязательный закон) : от 30 марта 1911 г. (по состоянию на 1 марта 2012 г.0 / пер. с нем., фр. [ Гайденко Шер.Н.И., Шер.М.]. – М.,2012. – 576.).

С января 2007 г. вступил в силу новый Предпринимательский кодекс Австрии.

В Италии нормы, регулирующие хозяйственный оборот (в том числе и та их часть, которая оказалась в 1942 г. в гражданском кодексе) инкорпорированы отдельно от ГК (см. «Codice Civile», Tribuna Pocket, 2011, 1526 стр. и Codice di Diritto Сommerciale, Tribuna Pocket, 2011, 1713 стр.). При этом часть норм дублируется. В США также имеется отдельный Коммерческий кодекс (см. Uniform Commercial Code, St. Paul, Minn, 2000, 1067 стр., а также статью С.А. Литаврина в Вестнике МГУ «Право», 2008, № 1).

В европейских странах понятие «кодекс» может применяться и к тому, что в Советском союзе (в том числе, в РСФСР) принято было называть «сводом». В Нидерландском своде прошлого века нормы, регулирующие торговые и иные хозяйственные отношения, настолько обособлены от остального текста (даже имеют отдельную нумерацию статей), что их безболезненно вычленили в специальный том, перевели в Лейденском университете для стран СНГ на русский язык и издали отдельной книгой (см. Институт восточно-европейского права и россиеведения. Лейден, 1996, 372 стр.).

То есть модель кодификации, пишет В.К. Мамутов, в названных Е.А.Сухановым странах отражает общемировую тенденцию обособленного от гражданских кодексов (там, где они вообще имеются) регулирования профессиональной хозяйственной (предпринимательской, коммерческой, торговой) деятельности и ближе к тому, что предлагает Б.И. Пугинский, а вовсе не к модели ГК РФ. При этом и нормы об акционерных обществах (которые Е.А.Суханов предлагает размещать в ГК) во Франции прямо включены в текст Коммерческого кодекса, а в Германии кодифицированы в отдельном законе 1965 г., привязанном к Торговому кодексу и переиздаваемом «в связке» с этим кодексом[17].

IV. Разработка Концепция предпринимательского (хозяйственного) законодательства.

Решение о разработке Концепции предпринимательского (хозяйственного) законодательствабыло принято 7 июня 2010 г. на научно-практической конференции «Концепция совершенствования законодательства в сфере рыночной экономики» в Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина.

В проекте Концепциипредпринимательского (хозяйственного) законодательства, разрабатываемой научной общественностью России -секцией «Предпринимательского права» Учебно-методического объединения по юридическому образованию высших учебных заведений и редакцией журнала «Предпринимательское право», изложены цели, задачи, способы их решения и основные направления дальнейшей кодификации предпринимательского (хозяйственного) законодательства.

Основные положения Концепции предпринимательского (хозяйственного) законодательства разрабатываются для применения в условиях новой модели хозяйствования (изменение социально-экономического курса, идеологии развития и кадрового обеспечения, то есть осуществления мероприятий национально-освободительного характера, направленных на восстановление суверенитета России в экономической сфере).

Показательными в этом отношении являются рекомендации, высказанные в Проекте Концепции модернизации хозяйственного законодательства на базе Хозяйственного кодекса Украины (Концепция была подготовлена в Институте экономико-правовых исследований НАН Украины в соответствии с планом НИР по теме «Обеспечение модернизации и реализации законодательства на основе Хозяйственного кодекса Украины». Авторы проекта — академик НАН Украины В. К. Мамутов, член-корреспондент АПрН Украины Г. Л. Знаменский, канд. юрид. наук. С. А. Кузьмина, Е. В. Титова. Использованы также отдельные материалы, пре­доставленные членом-корреспондентом АПрН Украины В. С. Щербиной, канд. юрид. наук. А, П. Вихровым и канд. юрид. наук. О. П. Подцерковным, Проект Концепции был представлен авторами на рассмотрение Координационному бюро Академии правовых наук Украины по правовым основам предпринимательства, коммерческому и хозяйственному праву. Донецк. 2009. ).

Из Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 г., утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 года № 537, вытекает ряд новых требований к законотворчеству, направленных на совершенствование содержания и формы всех актов предпринимательского (хозяйственного) законодательства, повышение его результативности.

В Постановлении Правительства Российской Федерации от 2 августа 2001 г. № 576 «Об утверждении основных требований к Концепции и разработке проектов Федеральных законов» определены основные требования к разработке концепций и федеральных законов и установлены параметры технического задания на разработку законопроекта.

На решении проблем совершенствования предпринимательского (хозяйственного) законодательства России неблагоприятно сказывается многолетняя деятельность группы лиц, близких к законотворчеству и исповедую­щих идеи рыночного фундаментализма или крайнего либерализма. Эта группа лиц, опирающаяся на поддержку иностранных спонсоров, своекорыстные интересы которых не совпадают с интересами социально-экономического развития России, постоянно лоббирует рекомендации об искоренении государственного регулирования экономики России (Я. Кузьминов, В. Мау, В. Ясин и др.).

Все эти обстоятельства в своей совокупности показывают, что сейчас проблемы совершенствования предпринимательского (хозяйственного) законодательства вряд ли могут быть решены «мелкими шагами» -растянутыми во времени и разрозненными внесениями отдельных изменений и дополнений в те или иные акты. Ситуация такова, что актуальным становится вопрос о системном упорядочении всего массива этого законодательстве, о его масштабном обновлении.

Всё - то многообразие задач, которые необходимо решать на нынешнем этапе, в полной мере охватывается понятием модернизации хозяйственного законодательства. Поэтому есть основания считать, что модернизация хозяйственного законодательства - это адекватный ответ на те вызовы, которые встали перед ним в современных условиях.

Источники хозяйственного права. С тех пор, как возникло право, проблемы источников его образования, форм его организации и существования постоянно привлекали к себе повышенное внимание исследователей-теоретиков и, отчасти, практиков.

И это не случайно, имея в виду их трудно переоценимую не только академическую, фундаментальную в плане развития национальных правовых систем и права как такового в целом, но и их сугубо прикладную, практическую значимость. Вопросы, касающиеся источников права, являются своего рода отправной точкой в процессе познания всех иных правовых институтов и самого права[30].

В литературе существуют две основные точки зрения на проблему соотношения понятий «источник права» и «форма права»:

а) согласно первой – название понятия тождественны;

б) согласно второй – понятие «источник права» более широкое, чем понятие «форма права».

Последняя точка зрения является господствующей на сегодняшний день. Действительно, если исходить из общепринятого значения слова «источник» как «всякого начала или основания, корня и причины, исходной точки», то применительно к юридическим явлениям следует понимать под источником права три фактора:

1) источник в материальном смысле (материальные условия жизни общества, формы собственности, интересы и потребности людей и т.п.;

2) источник в идеологическом смысле (различные правовые учения и доктрины, правосознание и т.д.);

3) источник в формально-юридическом смысле – это и есть форма права[31].

В числе источников хозяйственного права выделяются три категории:

Во - первых, собственные источники данной отрасли права, представленные нормативными правовыми актами, содержащими нормы хозяйственного (предпринимательского) права, которые не входят ни в одну из традиционных отраслей права и предназначены специально для регулирования хозяйственных отношений.

Во - вторых. Особое значение среди источников хозяйственного (предпринимательского) права занимает, утвержденная Указом Президента РФ от 29 апреля 1996 года № 608 «Государственная стратегия экономической безопасности (основные положения)»[32], а в настоящее время также утверждена и Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537).

В - третьих, «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании», описывает идеальную модель хозяйствования, которая не существует сейчас, но к воплощению которой можно и должно стремиться в повседневности. Возможно, реальность еще долго не будет соответствовать данному документу. Но нельзя заранее говорить, что цель следования ему недостижима, ибо в стремлении к чистой и достойной жизни человек с помощью Божьей может пройти сколь угодно трудными путями, даже если дело касается непростой сферы человеческого бытия, как экономика.

Методологические основы Концепции предпринимательского (хозяйственного) законодательства. К факторам, имеющие методологическое значение при формировании Концепции предпринимательского (хозяйственного) законодательстваотносятся:

во-первых,наличие научной школы хозяйственного права В.В. Лаптева – В.К.Мамутова.

Современное хозяйственное право рассматривается как самостоятельная отрасль права (В.К.Мамутов), определяющая правовые основы хозяйствования и регулирующая отношения, возникающие в процессе организации и осуществления хозяйственной деятельности, связанной с изготовлением и реализацией продукции, выполнением работ и оказанием услуг для удовлетворения потребностей отдельных потребителей и общественных нужд. Нормативной основой хозяйственного права является хозяйственное законодательство.

При этом хозяйственная деятельность как предмет регулирования хозяйственного права выделяется своей сложностью, многоэтапностью, профессиональным и систематическим характером, отличающим эту деятельность от потребительских отношений, где всецело действуют нормы гражданского права.

Концепция хозяйственного права основана на согласовании частно-правовых (горизонтальных) и публично-правовых (вертикальных) отношений в сфере хозяйствования, что предполагает формирование соответствующих правовых норм на основе сочетания рыночного саморегулирования экономических отношений и государственного регулирования макроэкономических процессов.

Считается, что вне такого согласования частно-правовые и публично-правовые отношения в сфере хозяйствования развиваются разнонаправленно, противоречат друг другу, сдерживая развитие экономических отношений и создавая коллизии в их правовом регулировании.

В Российской Федерации позиции сторонников концепции хозяйственного права не так сильны, как на Украине, где принят и действует самостоятельный Хозяйственный кодекс.

Хозяйственное право позволяет охватить единством регулирования не только коммерческие, но и некоммерческие отношения в сфере хозяйствования. Это позволяет говорить о большей инструментальной ценности концепции хозяйственного права, чем концепции предпринимательского права.

Во-вторых, состояние экономической теории.Экономические теории и экономические практики, реализуемые в России с девяносто первого года, не оставляют для страны никаких перспектив. После развала СССР, в начале 90-х гг. ХХ в., в России вместо политэкономии была введена новая дисциплина экономическая теория. Сделано это было под предлогом деидеологизации экономической науки. Но произошло отождествление понятий «политика» и «идеология».

В результате подмены теоретического подхода прагматическим (организационно-техническим), в «economics» значительное место отведено организации и функционированию конкретных рынков: рынка средств производства, потребительных рынков, рынка труда, рынка ценных бумаг т.д. В итоге экономическая теория как наука подменяется теорией и практикой торговли, финансов, статистики, управления и организации производства. Этому содействовало изменение названия политэкономии на экономическую теорию и вообще, которая включает не только предмет политэкономии, но и теорию специальных (финансы, менеджмент, статистика и т.д.), отраслевых (сельское хозяйство, строительство, экология) и других наук[33].

Политическое и правовое значение для теории современного хозяйственного права имеет позиция Ассоциации независимых ученых «Россия в ХХ – ХХI веке». В теоретическом плане их позиция опирается на юридическую конструкцию «плюралистической модели форм собственности»[34, 35].

Схематически позицию Ассоциации независимых ученых «Россия в ХХ – ХХI веке» можно представит следующим образом»[36],

1) в XXI веке производительным силам стало тесно в рамках однобоких капиталистических производственных отношений. Нужен более широкий диапазон. К сожалению, сейчас у нас господствует классовый подход к организации хозяйства, соответствующий идеологическим установкам правящего класса компрадорской буржуазии;

2) вместо социального государства действует классовое государство – достаточно посмотреть на партийный и социальный состав Государственной Думы. На смену диктатуре коммунистической односторонности пришёл диктат односторонности либеральной. Кстати, противоречащий конституционному запрету на насаждение любых идеологических канонов;

3) для современного сложного мира более адекватной является экономика с трёхсекторной собственностью: общенародной, коллективной и частной.

В третьих, - к факторам, имеющие методологическое значение относится климато-географические особенности хозяйствования.

Размеры страны требуют больших вложений в коммуникации. А это значит, что производство работает у нас существенно с большими затратами, чем в той же Европе, не говоря уже о странах Юго-Западной Азии. По климату нам близки лишь Аляска да Канада. Но в Канаде население, которое раз в восемь меньше нашего, живет только вдоль южной границе[37].

Наши реформаторы любят повторять, что экономические законы работают везде. Правильно. Вот как раз из этого и следует, что в условиях открытой рыночной экономики большая часть нашей экономики становиться нерентабельной по меркам мирового рынка.

В-четвертых. Теорией экономической безопасности в соответствии со статьей 3 Федерального Закона « О безопасности», разработаны критерии и пороги экономической безопасности :

это показатели, характеризующие общий экономический потенциал валового внутреннего продукта (ВВП): в целом; на душу населения; на единицу территории т. д. [38]

В условиях, когда до 50% ВВП России находится в теневом секторе экономики и наблюдаются колоссальные недоплаты в бюджеты всех уровней, вывоз капитала в офшорные юрисдикции зашкаливает за 80–100 млрд. долларов ежегодно, а масштабы хищений бюджетных средств достигают астрономических 20–60% (в зависимости от бюджетных статей), критерии и пороги экономической безопасности имеют методологическое значение при разработки Концепции предпринимательского (хозяйственного) законодательства.

Выводы. Вместо перехода к рынку в России создана модель ресурсно-сырьевой экономики, она характеризуется следующими чертами:

  • интеграция в мировую капиталистическую систему в качестве зависимого (прежде всего в финансовом плане) от ее ядра элемента; сырьевая специализация;
  • рост эксплуатации населения как местными господствующими группами, которые начинают жить по не местным, западным/буржуазным стандартам потребления, так и иностранным капиталом (прежде всего через механизмы мирового рынка);
  • резкое ухудшение положения основной массы населения в результате двойной эксплуатации и социальная поляризация, усугубление неравенства;
  • отказ государства от главного правила русской власти — «учет и контроль», то есть от ограничения государством аппетитов верхов в таком социуме, который создает небольшой по объему совокупный общественный (а следовательно, и прибавочный) продукт;
  • участие государства в эксплуатации населения совместно с господствующими группами и иностранным капиталом, как следствие — олигархизация власти;
  • рост противоречия между сырьевой специализацией в мировой экономике и великодержавным статусом в мировой политике.

В. Путин в декабрьском послании Федеральному собранию в 2012 г., прямым текстом заявил: «Девять из десяти существенных сделок, заключенных крупными российскими компаниями, включая, компании с госучастием, не регулируются отечественными законами. Нам нужна целая система мер по деофшоризации нашей экономики».

Библиография
1.
«Путь в ХХI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики» / Рук. Д.С. Львов – М., 1999.
2.
«Стратегический ответ России на вызов нового времени» / Под ред. Л.И. Абалкина – М., 2004; Меньшиков С. Анатомия российского капитализма. – М., 2004.
3.
Ивашов Л. // Завтра. – 2013. – №
4.
Кричевский Н., Иноземцев В. Постпикалевская Россия: новая политэкономическая реальность // Известия. – 2009. – 17 августа.
5.
Куракин А.В. Административное право: проблемы теории и перспективы развития. – М., 2013.
6.
Гринберг Р. Свобода и справедливость. Российские соблазны ложного выбора. – М., 2012.
7.
Энциклопедия рыночного хозяйства. Предпринимательский тип хозяйствования / Редкол. тома. – М., 2002. – С. 57.
8.
Александров Н.Г., Калиничев Ф.И. Основы теории государства и права.-М., 1960. – С.350.
9.
Аргументы и факты. – 2011. – № 7 (1580).
10.
Ивашов Л. НАТО… Кому оно надо?// Литературная газета. – 2010. – № 47-48 (6302).
11.
Однако. – 2012. – № 40.
12.
Примаков Е.М. Статистика ООН // Российская газета. – 2012. – 9 июня.
13.
И.В. Дойников «Кризис либерально – цивилистической доктрины и современный этап кодификации российского законодательства» // Предпринимательское право. – 2009. – № 1.
14.
Суханов Е.А. О Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник МГУ. Серия 11. Право. – 2010. – № 5.
15.
Суханов Е.А. Восточноевропейская кодификация гражданского и торгового права // Вестник гражданского права. – 2012. – № 5.
16.
Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ.ст. А.Л. Маковский. – М., 2009.
17.
Мамутов В.К. По поводу одной статьи Е.А.Суханова // Предпринимательское право. – 2011. – №2. – С. 5.
18.
Суханов Е.А. Перспективы корпоративного права // Закон. – 2006. – С. 4.
19.
Общественные науки и современность. – 1998. № 1.
20.
Программа Международной научно-практической конференции, посвященная 15 – летию принятия Конституции РФ, 4-5 декабря 2008. Юридический факультет МГУ им. М.В Ломоносова, секция предпринимательского права.
21.
Программа работы «Круглого стола» на тему «Правовая система России: история и перспективы развития»» 11 декабря 2008. Брянск. Филиал МосУ МВД России.
22.
Программа Всероссийской научно-практической конференции «Гражданские правоотношения», посвященной 15-летию принятия первой части ГК РФ. 27 марта 2009. Тула Филиал МосУ МВД России.
23.
Программа Межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы частного и публичного права» 23 апреля 2009г. Москва. Всероссийская Государственная налоговая академия.
24.
Программа Межвузовской научно-практической конференции «Проблемы правового регулирования экономической деятельности хозяйствующих субъектов в условиях современной России». 14 мая 2009. Владимир. ВЮИ ФСИН России.
25.
Программа Международной научно-практической конференции, проводимой Краснодарским университетом МВД России «Механизм экономико – правового обеспечения национальной безопасности: опыт, проблемы, перспективы». 21-23 мая 2009. г/к Анапа.
26.
Развитие Русского права во второй половине ХIХ-начала ХХ вв. / Под ред. Е.А. Скрипилева. – М., 1993. – С. 82.
27.
Слышенков В.А. Проект Гражданского уложения 1905 г. и его место в истории русского права: Автореф. дис.канд. юрид. наук. – М., 2003. – С.12.
28.
Андреев В.К. Сущность и структура предпринимательского права // Предпринимательское право. Приложение к журналу. – 2010. – № 3. – С. 10.
29.
Мамутов В.К. Сближение современных систем правового регулирования // Государство и право. – 1999. – № 1. – С. 18.
30.
Марченко М.Н. Источники права. – М., 2009. – С.3.
31.
Белкин А.А. Актуальные вопросы теории и практики источников права. – М., 2006. – С. 9.
32.
Указ Президента РФ от 29 апреля 1996 года № 608 «Государственная стратегия экономической безопасности ( основные положения)» (с доп. и изм.).
33.
Экономическая теория (политэкономия) / Под ред. Д.В. Валового. – М., 2005. С. 5.
34.
Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности. Изд. 3-е, доп. – М., 2006.
35.
Рыбаков В.А. О плюралистической модели форм собственности // Вестник СГАП. – 2004. – Ч.1. – С. 43.
36.
Гундаров И. На рынок без идеологии // Литературная газета. – 2010. – 24-30 марта.
37.
Валянский С., Калюжный Д. Понять Россию Умом. – М. 2002. – С. 11.
38.
Экономическая безопасность России: Общий курс / Под ред. В.К. Сенчагова. – М., 2010. – С.71.
39.
Костенников М.В. К вопросу о некоторых актуальных проблемах административного права // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 4. - C. 71 - 95. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_8840.html
References (transliterated)
1.
«Put' v KhKhI vek: strategicheskie problemy i perspektivy rossiiskoi ekonomiki» / Ruk. D.S. L'vov – M., 1999.
2.
«Strategicheskii otvet Rossii na vyzov novogo vremeni» / Pod red. L.I. Abalkina – M., 2004; Men'shikov S. Anatomiya rossiiskogo kapitalizma. – M., 2004.
3.
Ivashov L. // Zavtra. – 2013. – №
4.
Krichevskii N., Inozemtsev V. Postpikalevskaya Rossiya: novaya politekonomicheskaya real'nost' // Izvestiya. – 2009. – 17 avgusta.
5.
Kurakin A.V. Administrativnoe pravo: problemy teorii i perspektivy razvitiya. – M., 2013.
6.
Grinberg R. Svoboda i spravedlivost'. Rossiiskie soblazny lozhnogo vybora. – M., 2012.
7.
Entsiklopediya rynochnogo khozyaistva. Predprinimatel'skii tip khozyaistvovaniya / Redkol. toma. – M., 2002. – S. 57.
8.
Aleksandrov N.G., Kalinichev F.I. Osnovy teorii gosudarstva i prava.-M., 1960. – S.350.
9.
Argumenty i fakty. – 2011. – № 7 (1580).
10.
Ivashov L. NATO… Komu ono nado?// Literaturnaya gazeta. – 2010. – № 47-48 (6302).
11.
Odnako. – 2012. – № 40.
12.
Primakov E.M. Statistika OON // Rossiiskaya gazeta. – 2012. – 9 iyunya.
13.
I.V. Doinikov «Krizis liberal'no – tsivilisticheskoi doktriny i sovremennyi etap kodifikatsii rossiiskogo zakonodatel'stva» // Predprinimatel'skoe pravo. – 2009. – № 1.
14.
Sukhanov E.A. O Kontseptsii razvitiya grazhdanskogo zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii // Vestnik MGU. Seriya 11. Pravo. – 2010. – № 5.
15.
Sukhanov E.A. Vostochnoevropeiskaya kodifikatsiya grazhdanskogo i torgovogo prava // Vestnik grazhdanskogo prava. – 2012. – № 5.
16.
Kontseptsiya razvitiya grazhdanskogo zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii / Vstup.st. A.L. Makovskii. – M., 2009.
17.
Mamutov V.K. Po povodu odnoi stat'i E.A.Sukhanova // Predprinimatel'skoe pravo. – 2011. – №2. – S. 5.
18.
Sukhanov E.A. Perspektivy korporativnogo prava // Zakon. – 2006. – S. 4.
19.
Obshchestvennye nauki i sovremennost'. – 1998. № 1.
20.
Programma Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennaya 15 – letiyu prinyatiya Konstitutsii RF, 4-5 dekabrya 2008. Yuridicheskii fakul'tet MGU im. M.V Lomonosova, sektsiya predprinimatel'skogo prava.
21.
Programma raboty «Kruglogo stola» na temu «Pravovaya sistema Rossii: istoriya i perspektivy razvitiya»» 11 dekabrya 2008. Bryansk. Filial MosU MVD Rossii.
22.
Programma Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Grazhdanskie pravootnosheniya», posvyashchennoi 15-letiyu prinyatiya pervoi chasti GK RF. 27 marta 2009. Tula Filial MosU MVD Rossii.
23.
Programma Mezhvuzovskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Aktual'nye problemy chastnogo i publichnogo prava» 23 aprelya 2009g. Moskva. Vserossiiskaya Gosudarstvennaya nalogovaya akademiya.
24.
Programma Mezhvuzovskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Problemy pravovogo regulirovaniya ekonomicheskoi deyatel'nosti khozyaistvuyushchikh sub''ektov v usloviyakh sovremennoi Rossii». 14 maya 2009. Vladimir. VYuI FSIN Rossii.
25.
Programma Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, provodimoi Krasnodarskim universitetom MVD Rossii «Mekhanizm ekonomiko – pravovogo obespecheniya natsional'noi bezopasnosti: opyt, problemy, perspektivy». 21-23 maya 2009. g/k Anapa.
26.
Razvitie Russkogo prava vo vtoroi polovine KhIKh-nachala KhKh vv. / Pod red. E.A. Skripileva. – M., 1993. – S. 82.
27.
Slyshenkov V.A. Proekt Grazhdanskogo ulozheniya 1905 g. i ego mesto v istorii russkogo prava: Avtoref. dis.kand. yurid. nauk. – M., 2003. – S.12.
28.
Andreev V.K. Sushchnost' i struktura predprinimatel'skogo prava // Predprinimatel'skoe pravo. Prilozhenie k zhurnalu. – 2010. – № 3. – S. 10.
29.
Mamutov V.K. Sblizhenie sovremennykh sistem pravovogo regulirovaniya // Gosudarstvo i pravo. – 1999. – № 1. – S. 18.
30.
Marchenko M.N. Istochniki prava. – M., 2009. – S.3.
31.
Belkin A.A. Aktual'nye voprosy teorii i praktiki istochnikov prava. – M., 2006. – S. 9.
32.
Ukaz Prezidenta RF ot 29 aprelya 1996 goda № 608 «Gosudarstvennaya strategiya ekonomicheskoi bezopasnosti ( osnovnye polozheniya)» (s dop. i izm.).
33.
Ekonomicheskaya teoriya (politekonomiya) / Pod red. D.V. Valovogo. – M., 2005. S. 5.
34.
Tarkhov V.A., Rybakov V.A. Sobstvennost' i pravo sobstvennosti. Izd. 3-e, dop. – M., 2006.
35.
Rybakov V.A. O plyuralisticheskoi modeli form sobstvennosti // Vestnik SGAP. – 2004. – Ch.1. – S. 43.
36.
Gundarov I. Na rynok bez ideologii // Literaturnaya gazeta. – 2010. – 24-30 marta.
37.
Valyanskii S., Kalyuzhnyi D. Ponyat' Rossiyu Umom. – M. 2002. – S. 11.
38.
Ekonomicheskaya bezopasnost' Rossii: Obshchii kurs / Pod red. V.K. Senchagova. – M., 2010. – S.71.
39.
Kostennikov M.V. K voprosu o nekotorykh aktual'nykh problemakh administrativnogo prava // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 4. - C. 71 - 95. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_8840.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"