Статья 'К вопросу о приоритете натуральной формы возмещения вреда, причиненного окружающей среде (на примере водных объектов и почв)' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о приоритете натуральной формы возмещения вреда, причиненного окружающей среде (на примере водных объектов и почв)

Винницкий Андрей Владимирович

доктор юридических наук

Заведующий кафедрой, профессор, Кафедра земельного, градостроительного и экологического права, Уральский государственный юридический университет

620137, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21

Vinnitskiy Andrey Vladimirovich

Doctor of Law

Professor, the department of Administrative Law, Ural State Law University 

620137, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21

av.vinnitskiy@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Круглов Виктор Викторович

доктор юридических наук

профессор, кафедра земельного, градостроительного и экологического права, Уральский государственный юридический университет

620137, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21

Kruglov Viktor Viktorovich

Doctor of Law

Professor, the department of Land, City-Plannina and Environmental Law, Ural State Law University

620137, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21

v.v.kruglov@uslu.su
Соловьев Михаил Сергеевич

кандидат юридических наук

старший преподаватель, кафедра административного права, Уральский государственный юридический университет

620137, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 137

Solovev Mikhail Sergeevich

PhD in Law

Senior Educator, the department of Administrative Law, Ural State Law University

620137, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 137

mssolovyev@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.12.34809

Дата направления статьи в редакцию:

04-01-2021


Дата публикации:

11-01-2021


Аннотация: Предметом исследования выступили положения действующего экологического и гражданского законодательства, устанавливающие основания, порядок и формы возмещения вреда, причиненного окружающей среде. Изучена, обобщена и критически проанализирована практика Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и арбитражных судов по рассмотрению споров, связанных с различными вопросами возмещения вреда, причиненного окружающей среде. Особое внимание уделено постановлению Конституционного Суда РФ от 02.06.2015 № 12-П и постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49. Использованы результаты эколого-правовых и смежных научных исследований. В работе использован комплекс методов и способов познания, присущих современной науке, в том числе общенаучные, частнонаучные методы и общелогические приемы (абстрагирование, анализ, синтез, аналогия, обобщение и др.).    В итоге обосновывается о вывод о приоритете натуральной формы возмещения вреда, причиненного окружающей среде, однако при наличии (1) фактической возможности возмещения вреда в натуре полностью, либо в максимально возможной части, и, в частности, (2) возможности оперативного принятия мер, (3) их эффективности для восстановления нарушенного состояния окружающей среды. Кроме того, обосновывается, что вопросы о возможности проведения восстановительных работ, их объемах и сроках их выполнения могут быть поставлены на разрешение судебной экспертизы непосредственно в рамках разрешения спора о возмещения вреда, причиненного окружающей среде (независимо от разработки на досудебного стадии проекта рекультивации). Отмечается, что подобный механизм доказывания приобретает особую актуальность в случае, если временной промежуток со дня выявления загрязнения и до подачи иска заведомо недостаточен для разработки проекта рекультивации во внесудебном порядке.


Ключевые слова: охрана окружающей среды, вред окружающей среде, рекультивация, возмещение вреда, загрязнение почв, загрязнение водоемов, натуральное возмещение вреда, судебная экспертиза, методика расчета вреда, природные объекты

Abstract: The subject of this research is the provisions of current environmental and civil legislation that establish the grounds, procedure and forms of compensation for damage caused to the environment. The article examines, generalizes and critically analyzes the practice of the Constitutional Court of the Russian Federation, Supreme Court of the Russian Federation, and arbitration courts on consideration of disputes related to the compensation for damage caused to the environment. Special attention is given to the decision of the Constitutional Court of the Russian Federation No.12-P of 06.02.2015 and the decree of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation No.49 of 11.30.2017. The article employs the results of environmental legal and cognate scientific research. The conclusion is substantiated on the priority of the natural forms of compensation for damage caused to the environment; in the instance of full or maximum possible compensation, it requires taking prompt measures for the effective restoration of the damaged environment. The author it is substantiated that the questions of possibility for conducting recovery works, their volume and terms can be submitted to legal examination directly in the context of resolving a dispute on the compensation for damage caused to the environment (regardless of the development of recovery project at the pretrial stage). It is noted that such mechanism of proof gains special relevance in case if the time interval between the date of detection of pollution and prior to submission of a claim is insufficient for the development of recovery project through extrajudicial procedure.



Keywords:

water pollution, soil contamination, compensation for damage, reclamation, environmental damage, environmental protection, in-kind compensation, judicial expertise, damage calculation methodology, natural objects

Состояние окружающей среды на территории Российской Федерации, где сосредоточены большая часть населения страны, производственных мощностей и наиболее продуктивные сельскохозяйственные угодья, оценивается как неблагополучное по экологическим параметрам (пункт 5 Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года, утв. Указом Президента РФ от 19.04.2017 № 176).

При этом существенную опасность представляют хозяйственная деятельность, связанная с риском попадания в природную среду загрязняющих веществ. В частности, согласно пункту 13 указанной Стратегии разливы нефти и нефтепродуктов приводит к длительному негативному воздействию на окружающую среду в районах добычи нефти, транспортировки, перевалки и хранения нефти и нефтепродуктов, особенно в Арктической зоне Российской Федерации.

Так, в соответствии с имеющимися методиками[1, 2] Росприроднадзором рассчитанная и предъявленная в 2019 году сумма вреда, причиненного почвам, составила 11 143 286,75 тыс. рублей, водным объектам – 2 043 532,591 тыс. рублей[3]. В свою очередь 2020 год ознаменовался крупнейшим в современной отечественной истории иском о возмещении экологического вреда в размере 147 784 627 500 рублей[4].

Обозначенные масштабы экологических проблем обуславливают повышенную актуальность правовых исследований, призванных выработать оптимальные юридические механизмы предотвращения и возмещения такого вреда. Необходимо, с одной стороны, обеспечить своевременное и качественное восстановление нарушенного состояния окружающей среды, а с другой – не превратить право в инструмент чрезмерного подавления экономической деятельности.

В этом смысле одним из актуальных направлений является поиск баланса между предусмотренными законодательством способами возмещения экологического вреда – натуральным (путем выполнения восстановительных работ) и денежным.

1. Определение объекта охраны окружающей среды, которому причинен вред

В соответствии с положениями статьи 1 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»[5] (далее – Закон об охране окружающей среды) под вредом окружающей среде понимается негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов. В свою очередь загрязнение окружающей среды представляет собой поступление в окружающую среду вещества и (или) энергии, свойства, местоположение или количество которых оказывают негативное воздействие на окружающую среду.

На основе данного определения в эколого-правовой доктрине выделяются два критерия юридической оценки такого вреда:

  • во-первых, способ негативного воздействия на окружающую среду (загрязнение);
  • во-вторых, форма проявления вреда, характеризующая определенную степень негативного изменения состояния окружающей среды (деградация, истощение)[6, с. 27] [7, с. 52–67].

При этом, как справедливо следует из правоприменительной практики, возложение юридической ответственности в виде возмещения вреда окружающей среде невозможно без идентификации конкретного объекта охраны окружающей среды, претерпевшего негативное воздействие: "С учетом изложенного суды пришли к выводу о том, что экспертом при проведении экспертизы по результатам проведения натурного осмотра исследуемого участка в местах иловых карт не установлено наличие почв. Принимая во внимание, что истец требует возмещения вреда, причиненного именно почвам, при этом методика, использованная управлением, также предназначена для исчисления размера вреда, причиненного почвам, при этом размер ущерба может определяться только после установления факта причинения вреда, суды указали на отсутствие оснований для вывода о наличии вреда, учитывая отсутствие объекта, которому мог быть причинен вред " [8].

Так, исходя из статей 1, 4 Закона об охране окружающей среды объектами охраны окружающей среды в соответствии с действующим законодательством признаются:

  • компонент природной среды земля, недра, почвы, поверхностные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, животный мир и иные организмы, а также озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство, обеспечивающие в совокупности благоприятные условия для существования жизни на Земле (статья 1 Закона об охране окружающей среды);
  • природный объект –естественные экологические системы, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства (статья 1 Закона об охране окружающей среды);
  • природный комплекс – комплекс функционально и естественно связанных между собой природных объектов, объединенных географическими и иными соответствующими признаками.

Применительно к водным объектам , под которым понимается природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима (пункт 4 статьи 1 Водного кодекса Российской Федерации), возможно утверждать о наличии:

  • компонентов окружающей среды поверхностных и подземных вод (водные ресурсы в смысле пункта 3 статьи 1 ВК РФ), растительного и животного мира, а также иных организмов;
  • природных объектов: естественных экологических систем – объективно существующих частей природной среды, которые имеют пространственно-территориальные границы и в которых живые (растения, животные и другие организмы) и неживые ее элементы взаимодействуют как единое функциональное целое и связаны между собой обменом веществом и энергией (статья 1 Закона об охране окружающей среды).

В свою очередь почва представляет собой самостоятельный компонент окружающей среды , сформировавшийся на поверхности земли, состоящий из минеральных веществ горной породы, подстилающей почву, органических веществ, образовавшихся при разложении отмерших остатков животных и растений, воды, воздуха, живых организмов и продуктов их жизнедеятельности, обладающий плодородием.

Вышеизложенное предопределяет распространение на анализируемые правоотношения общих подходов, выработанных доктриной и судебной практикой применительно к возмещению вреда, причиненного окружающей среде с учетом особенностей, присущих конкретному объекту охраны.

2. Вред окружающей среде: правовая природа, общие правила возмещения, применимые нормы материального права

Называя в числе видов ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающее среды имущественную ответственность, статья 75 Закона об охране окружающей среды напрямую не указывает на ее отраслевую принадлежность.

В судебной практике предписания Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) широко применяются при разрешении споров, возникающих в связи с отказом причинителя вреда окружающей среде возместить его в добровольном порядке (статьи 15, 1064, 1079 и др.). В частности, Верховный Суд РФ в своих решениях называет ГК РФ первым в числе нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы возмещения вреда, причиненного окружающей среде, а возмещение вреда по утвержденным таксам и методикам признает повышенной имущественной ответственностью, предусмотренной гражданским законодательством, которая устанавливается с учетом не только материального вреда, но и экологических потерь[9, 10, 11, 12, 13].

В юридической литературе и экологическом законодательстве возмещение вреда окружающей среде считается формой юридической ответственности[14]. Специфической чертой данной меры принуждения, отмеченной Конституционным Судом РФ, является то, что вред как необходимое условие состава правонарушения причиняется не имуществу конкретного лица, а окружающей среде, определяемой как совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, которые используются или могут быть использованы при осуществлении хозяйственной и иной деятельности в качестве источников энергии, продуктов производства и предметов потребления и имеют потребительскую ценность, а также антропогенных объектов (пункт 3 широко известного постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 02.06.2015 № 12-П «По делу о проверке конституционности части 2 статьи 99, части 2 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации и положений постановления Правительства Российской Федерации «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Заполярнефть», далее – Постановления Конституционного Суда РФ от 02.06.2015 № 12-П [15]).

Ущерб, причиненный экологическим правонарушением, отличает сложность его проявлений: он включает, как следует в том числе из статьи 42 Конституции Российской Федерации, (1) экологический вред окружающей среде, (2) вред, причиняемый здоровью человека (социальный вред), и (3) вред имуществу, находящемуся в частной или публичной собственности (экономический вред) (абзац 1 пункта 3 Постановление Конституционногл Суда РФ от 02.06.2015 №12-П). В настоящем исследовании рассматривается исключительно первый вид ущерба – экологический вред окружающей среде.

Статьей 77 Закона об охране окружающей среды предусмотрена обязанность полного возмещения вреда .

Порядок компенсации вреда окружающей среде определен статьей 78 Закона об охране окружающей среды. Соответствующая компенсация может быть произведена в денежной форме или посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств (натуральная форма) .

Возмещение вреда в натуральной форме предусмотрено, пунктом 2 статьи Закона об охране окружающей среды и корреспондирующей нормой статьи 1082 ГК РФ. О допустимости его применения, в том числе по инициативе суда, разъяснено в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» (далее – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 №49 [9]). Подробнее данные вопросы будут рассмотрены ниже.

3. Критерии разграничения денежной и натуральной форм возмещения вреда

3.1. Закон напрямую не называет ни один из перечисленных способов возмещения вреда приоритетным по отношению к другому. Однако прочтение правовой нормы в отрыве от целей правового регулирования далеко не всегда позволяет уяснить ее действительный смысл. Причем применение конкретной нормы при рассмотрении споров, затрагивающих конституционно-значимые ценности, должно также учитывать необходимость соблюдения баланса публичных и частных интересов.

В этом контексте именно метод телеологического (целевого) толкования норм права, неоднократно примененный Конституционным Судом РФ и Верховным Судом РФ при формировании правовых позиций о возмещении вреда окружающей среде, позволяет построить логически непротиворечивую последовательность использования предусмотренных законом способов возмещения такого вреда.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 02.06.2015 №12-П, опираясь на положения статей 9 (часть 1), 36 (часть 1), 42 и 58 Конституции Российской Федерации, а также на положения ее преамбулы, в контексте их системных связей, выявлены принципы и ориентиры в сфере законодательного регулирования охраны окружающей среды.

Так, одним из принципов охраны окружающей среды является принцип «загрязнитель платит», который, как следует из статьи 3 Закона об охране окружающей среды, выражается в обязательном финансировании юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, осуществляющими хозяйственную и (или) иную деятельность, которая приводит или может привести к загрязнению окружающей среды, мер по предотвращению и (или) уменьшению негативного воздействия на окружающую среду, устранению последствий этого воздействия (абзац 6 пункта 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 02.06.2015 № 12-П).

Имеющийся в рамках анализируемых правоотношений публичный интерес, по замечанию Конституционного Суда РФ, заключается в максимально быстром и полном восстановлении природного ресурса . Возмещение вреда в подобных случаях направлено в первую очередь на преодоление указанных последствий и восстановление нарушенного состояния окружающей среды в максимально возможной степени . При этом во всяком случае правовое регулирование возмещения вреда, причиненного окружающей среде, не должно противоречить вытекающему изКонституции Российской Федерации принципу справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности (абзац 3 пункта 4 Постановлении Конституционного Суда РФ от 02.06.2015 №12-П).

Аналогичное толкование приводится и Верховным Судом РФ: «целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановления ее нарушенного состояния » (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2019) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019), пункты 13, 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49).

Таким образом, правовая природа института возмещения экологического вреда как формы юридической ответственности и механизма, направленного на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, обуславливает необходимость надлежащей проверки и установления самого факта наличия загрязнений, а также соразмерности возлагаемого на загрязнителя бремени, в том числе при выборе между денежной или натуральной формами возмещения.

Так, соответствующие критерии разграничения выработаны Верховным Судом РФ в пункте 35 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14.11.2018): «определение способа возмещения вреда – в натуре или в денежном выражении – зависит прежде всего от возможности его возмещения в натуре, необходимости оперативно принимаемых мер, их эффективности для восстановления нарушенного состояния окружающей среды. В отсутствие таких обстоятельств суд вправе избрать способ защиты в виде компенсации вреда в денежном выражении (взыскание убытков )».

3.2. Помимо приведенных критериев условием удовлетворения иска о возмещении вреда в натуре согласно пункту 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 49 от 30.11.2017 является наличие в материалах дела проекта восстановительных работ , разработанного и утвержденного с соблюдением требований действующего законодательства. В свою очередь изложенное само по себе не исключает возможность постановки перед судебными экспертами вопроса о разработке такого проекта в рамках рассмотрения дела (см., например, определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.02.2020 по делу №А60-37616/2018). Учитывая, что закон не лишает нарушителя права выбора способа возмещения вреда в досудебном порядке[16, 17, 18, 19, 20, 21, 22], подобный механизм приобретает особую актуальность в случае, если временной промежуток со дня выявления загрязнения и до подачи иска заведомо недостаточен для разработки проекта.

Дополнительно отметим, что даже разработанный в досудебном порядке (например, при имевшемся времени на его подготовку) проект восстановительных работ как одно из доказательств по делу не имеет для суда заранее установленной силы (часть 5 статьи 71 АПК РФ), и в случае спора между сторонами, по нашему убеждению, отсутствует иной процессуально корректный механизм нежели как установление в судебном порядке посредством назначения судебной экспертизы: (1) возможности восстановления окружающей среды в натуре, (2) состава восстановительных работ, (3) сроков их выполнения, а также (4) их стоимости. Такое толкование в полной мере основано на разъяснениях Верховного Суда РФ, который в пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 указал: «д ля правильного разрешения вопросов, требующих специальных знаний, в том числе в области определения источника происхождения вреда, механизма его причинения, его размера , объема необходимых восстановительных работ , возможности и сроках их проведения , по делу могут проводиться соответствующие экспертизы с привлечением специалистов: экологов, санитарных врачей, зоологов, ихтиологов, охотоведов, почвоведов, лесоводов и других (статья 79 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), статья 82 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ))».

3.3. О приоритете натурального способа свидетельствуют также и следующие обстоятельства:

- позиционирование реабилитации территорий и акваторий, загрязненных в результате хозяйственной и иной деятельности, в качестве приоритетного направления реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности (подпункт «з» пункта 26 Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Указом Президента РФ от 19.04.2017 № 176);

- нормативное закрепление обязанности и сроков, в течение которых причинитель вреда должен разработать проект рекультивации земель и приступить к рекультивации земель (пункт 26 Правил проведения рекультивации и консервации земель, утв. Постановлением Правительства РФ от 10.07.2018 № 800). Соответственно, совершение действий по возмещению вреда именно в натуре является юридической обязанностью лица, возникновение и персонализация которой обусловлено самим юридическим фактом загрязнения;

- наличие публично-правовых норм, возлагающих на природопользователя обязанность по принятию оперативных мер, направленных на ликвидацию загрязнения (Постановление Правительства РФ от 15.04.2002 № 240 «О порядке организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 21.08.2000 № 613 «О неотложных мерах по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов» (вместе с «Основными требованиями к разработке планов по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов»);

- отсутствие целевого характера денежных средств, поступающих, по общему правилу, в бюджет соответствующих муниципальных образований (статья 35 и пункт 22 статьи 46 Бюджетного кодекса РФ). Подчеркнем, статья 35 «Принцип общего (совокупного) покрытия расходов бюджетов» Бюджетного кодекса РФ непосредственно устанавливает, что расходы бюджета не могут быть увязаны с определенными доходами бюджета. Существующие механизмы расходования бюджетных средств, полученных от хозяйствующих субъектов – загрязнителей, не предполагают их обособление и направление на восстановление нарушенного состояния окружающей среды. В результате возникает риск того, что применение ответственности не будет выполнять функцию восстановления окружающей среды и не будет обеспечивать соответствующий публичный интерес, которому, исходя из ранее приведенных правовых положений, должен придаваться безусловный приоритет. Приведенная проблема, обуславливающая недостаточную эффективность денежной формы возмещения вреда, отмечается и в доктрине[23, 24, 25];

- официальная позиция федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере оценки регулирующего воздействия: «в случае причинения вреда окружающей среде приоритетной формой его возмещения должно быть проведение рекультивации организацией – причинителем вреда. Если проведение восстановительных работ невозможно, то причинитель вреда должен компенсировать его в соответствии с таксами и методиками» [26].

3.4. Верховный Суд РФ подчеркивает особую роль рассматривающего соответствующее дело суда, который по своей инициативе, вне зависимости от избранной истцом формы компенсации, выясняет возможность возмещения вреда в натуре: «Выбор способа возмещения причиненного вреда при обращении в суд осуществляет истец. Вместе с тем, принимая во внимание необходимость эффективных мер, направленных на восстановление состояния окружающей среды, в котором она находилась до причинения вреда, наличие публичного интереса в благоприятном состоянии окружающей среды, суд, с учетом позиции лиц, участвующих в деле, и конкретных обстоятельств дела, вправе применить такой способ возмещения вреда, который наиболее соответствует целям и задачам природоохранного законодательства» (пункты 1, 2 статьи 78 Закона об охране окружающей среды, часть 1 статьи 196 ГПК РФ, часть 1 статьи 168 АПК РФ)» (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49).

Подобное отступление от принципа диспозитивности гражданского и арбитражного судопроизводства, «согласно которому лица, участвующие в деле, самостоятельно выбирают способ защиты своих интересов, самостоятельно распоряжаются предоставленными им законом правами и обязанностями»[27], является во многом уникальным. В такой ситуации в гражданско-правовом по своей форме споре о взыскании убытков проявляется императивная направленность норм об ответственности на защиту и удовлетворение прежде всего публичного интереса в обеспечении благоприятной окружающей среды. В рамках подобного разбирательства суд не связан заявленными исковыми требованиями и, с учетом баланса публичных и частных интересов и наиболее эффективных механизмов его достижения, принимает решение о надлежащем способе защиты и, соответственно, способе возмещения вреда.

Таким образом, смысл законодательства и практики его применения судами позволяет заключить о первичности обязанности натурального возмещения вреда окружающей среде. В свою очередь к денежной форме возмещения вреда следует прибегать, если:

  • возмещение вреда в натуральной форме невозможно и лишь в той части, в которой натуральное устранение вреда невозможно;
  • нарушитель бездействует, не принимая добросовестных и разумных мер по ликвидации вреда окружающей среде.

Избранный законодателем критерий разграничения приведенных альтернативных способов возмещения вреда – эффективность мер по восстановлению состояния окружающей среды (абзац 2 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49), возможность замены одного другим (пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49), декларируемая цель применения такого вида ответственности, выражающаяся вовсе не в пополнении бюджета, предполагают экономическую эквивалентность (сопоставимость) возлагаемого на нарушителя бремени как при взыскании с него денежных средств, так и при возложении обязанности выполнить восстановительные работы.

Иное толкование, по замечанию Конституционного Суда РФ, приведет к тому, что возмещение вреда в подобных случаях может превращаться из компенсационной меры, стимулирующей скорейшую минимизацию правонарушителем негативных последствий, в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности, а в конечном итоге – приводить к умалению права граждан на благоприятную окружающую среду, что недопустимо в силу статьей 19 (части 1 и 2), 34 (части 1–3), 42 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации (постановление Консититуционного Суда РФ от 02.06.2015 № 12-П).

***

Действующим законодательством предусмотрено два способа возмещения вреда, причиненного окружающей среде: (1) возложение на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды и (2) присуждение денежных средств, исчисленных (а) в соответствии с утвержденными таксами и методиками или (б) на основе фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды.

В соответствии с правовой доктриной и судебной практикой определение способа возмещения в том или ином конкретном случае должно исходить из следующего:

  • эффективности мер по восстановлению состояния окружающей среды (абзац 2 пункта 13 Ппостановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49);
  • возможности замены одного способа возмещения другим (пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49);
  • достижения цели применения мер ответственности, которая состоит не в пополнении бюджета, а в реальной и своевременной компенсации причиненного вреда, что предполагает экономическую эквивалентность (сопоставимость) возлагаемого на нарушителя бремени как при взыскании с него денежных средств, так и при возложении обязанности выполнить восстановительные работы.

При наличии (1) фактической возможности возмещения вреда в натуре полностью, либо в максимально возможной части, и, в частности, (2) возможности оперативного принятия мер, (3) их эффективности для восстановления нарушенного состояния окружающей среды, приоритет отдается возмещению вреда в натуральной форме.

Иное толкование превращает возмещение вреда из компенсационной меры, стимулирующей скорейшую минимизацию правонарушителем негативных последствий и защиту публичного интереса в обеспечении благоприятной окружающей среды, в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности, а в конечном итоге – приводит к умалению права граждан на благоприятную окружающую среду, что недопустимо.

Условием удовлетворения иска о возмещении вреда в натуральной форме выступает наличие в материалах дела проекта восстановительных работ, разработанного и утвержденного с соблюдением требований действующего законодательства (пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 49 от 30.11.2017).

При этом вопросы о возможности проведения восстановительных работ, их объемах и сроках выполнения (а следовательно, и о разработке проекта рекультивации) могут быть поставлены на разрешение судебной экспертизы. По нашему убеждению, подобный механизм доказывания приобретает особую актуальность в случае, если временной промежуток со дня выявления загрязнения и до подачи иска заведомо недостаточен для разработки проекта рекультивации во внесудебном порядке.

Библиография
1.
Методика исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утв. Приказом Минприроды России от 08.07.2010 № 238 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. № 40.
2.
Методика исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утв. Приказом Минприроды России от 13.04.2009 № 87 // Российская газета. 2009 № 113.
3.
Доклад о деятельности Федеральной службы по надзору в сфере природопользования в 2019 году, утв. приказом Росприроднадзора от 22.04.2020 № 450. С. 35, 41 // URL: https://rpn.gov.ru/upload/iblock/09b/09b9a3ddb89741c4071b612bbd0c28af.pdf (дата обращения: 31.12.2020).
4.
Определение арбитражного суда Красноярского края «о принятии искового заявления к производству арбитражного суда, подготовке дела к судебному разбирательству и назначении дела к судебному разбирательству» от 16.09.2020 по делу № А33-27273/2020 (URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/4490905b-aec9-472e-a30a-c384e1679527/a9e216d9-d082-4c65-805d-c13bcd585fa3/A33-27273-2020_20200916_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True); URL: https://rpn.gov.ru/news/rosprirodnadzor_podal_isk_o_vozmeshchenii_vreda_okruzhayushchey_srede_norilsko_taymyrskoy_energetich/ (дата обращения: 31.12.2020).
5.
СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133.
6.
Правовое регулирование возмещения экологического вреда: Науч.-практ. пособие / С.А. Боголюбов, Е.С. Болтанова, М.М. Бринчук [и др.]; отв. ред. Н.В. Кичигин. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2017. С. 27.
7.
Жаворонкова Н.Г., Выпханова Г.В. Теоретико-правовые проблемы возмещения вреда, причиненного окружающей среде // Lex russica. 2018. № 3. С. 52–67.
8.
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.01.2019 № Ф09-8420/17 по делу № А76-32197/2016 // СПС «КонсультантПлюс».
9.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // СПС «КонсультантПлюс».
10.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» (утр. силу 17.10.2012) // СПС «КонсультантПлюс».
11.
Определение Верховного Суда РФ от 19.08.2008 № КАС08-430 // СПС «КонсультантПлюс».
12.
Определение Верховного Суда РФ от 20.10.2014 № 308-ЭС14-3549 по делу № А53-22429/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
13.
Хлуденева Н. И. Правовые пределы имущественной ответственности за вред окружающей среде // Журнал российского права. 2019. № 3. С 152–164.
14.
Выпханова Г.В., Жаворонкова Н.Г. Правовое регулирование возмещения вреда окружающей среде в современных реалиях // Экологическое право. 2018. № 5 // СПС «КонсультантПлюс».
15.
СЗ РФ. 2015. № 24. Ст. 3547.
16.
Постановление ФАС Центрального округа от 13.12.2013 по делу № А68-10861/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
17.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.07.2015 по делу № А51-9670/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
18.
Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2016 по делу № А51-25427/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
19.
Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2016 по делу № А51-21769/2015 // СПС «КонсультантПлюс».
20.
Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2015 по делу № А75-11171/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
21.
Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10.04.2014 по делу № А75-7436/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
22.
постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2015 по делу № А41-81929/14 // СПС «КонсультантПлюс».
23.
Нарышева Н.Г. Возмещение вреда, причиненного вследствие нарушения водного законодательства, в системе правовых мер охраны окружающей среды // Экологическое право. 2014. № 6. С. 11–17.
24.
Савиных В.А. Особенности правового режима возмещения вреда окружающей среде природопользователями // Вестник СПбГУ. 2014. Серия 14. Вып. 3. С.152.
25.
Грачева, О. С. Некоторые проблемные аспекты возмещения вреда, причиненного окружающей среде // Вопросы российского и международного права. 2016. № 7. С. 42–54.
26.
Заключение Минэкономразвития России от 01.08.2013 «По итогам экспертизы приказа Минприроды России от 8 июля 2010 г. № 238 «Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды» // СПС «КонсультантПлюс».
27.
Решетникова И.В. Размышляя о судопроизводстве: Избранное. М.: Статут, 2019. 510 с. / Цит. по СПС «КонсультантПлюс». Абз. 739
References (transliterated)
1.
Metodika ischisleniya razmera vreda, prichinennogo pochvam kak ob''ektu okhrany okruzhayushchei sredy, utv. Prikazom Minprirody Rossii ot 08.07.2010 № 238 // Byulleten' normativnykh aktov federal'nykh organov ispolnitel'noi vlasti. 2010. № 40.
2.
Metodika ischisleniya razmera vreda, prichinennogo vodnym ob''ektam vsledstvie narusheniya vodnogo zakonodatel'stva, utv. Prikazom Minprirody Rossii ot 13.04.2009 № 87 // Rossiiskaya gazeta. 2009 № 113.
3.
Doklad o deyatel'nosti Federal'noi sluzhby po nadzoru v sfere prirodopol'zovaniya v 2019 godu, utv. prikazom Rosprirodnadzora ot 22.04.2020 № 450. S. 35, 41 // URL: https://rpn.gov.ru/upload/iblock/09b/09b9a3ddb89741c4071b612bbd0c28af.pdf (data obrashcheniya: 31.12.2020).
4.
Opredelenie arbitrazhnogo suda Krasnoyarskogo kraya «o prinyatii iskovogo zayavleniya k proizvodstvu arbitrazhnogo suda, podgotovke dela k sudebnomu razbiratel'stvu i naznachenii dela k sudebnomu razbiratel'stvu» ot 16.09.2020 po delu № A33-27273/2020 (URL: https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/4490905b-aec9-472e-a30a-c384e1679527/a9e216d9-d082-4c65-805d-c13bcd585fa3/A33-27273-2020_20200916_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True); URL: https://rpn.gov.ru/news/rosprirodnadzor_podal_isk_o_vozmeshchenii_vreda_okruzhayushchey_srede_norilsko_taymyrskoy_energetich/ (data obrashcheniya: 31.12.2020).
5.
SZ RF. 2002. № 2. St. 133.
6.
Pravovoe regulirovanie vozmeshcheniya ekologicheskogo vreda: Nauch.-prakt. posobie / S.A. Bogolyubov, E.S. Boltanova, M.M. Brinchuk [i dr.]; otv. red. N.V. Kichigin. M.: Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya pri Pravitel'stve RF, 2017. S. 27.
7.
Zhavoronkova N.G., Vypkhanova G.V. Teoretiko-pravovye problemy vozmeshcheniya vreda, prichinennogo okruzhayushchei srede // Lex russica. 2018. № 3. S. 52–67.
8.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Ural'skogo okruga ot 29.01.2019 № F09-8420/17 po delu № A76-32197/2016 // SPS «Konsul'tantPlyus».
9.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 30.11.2017 № 49 «O primenenii sudami zakonodatel'stva ob otvetstvennosti za narusheniya v oblasti okhrany okruzhayushchei sredy i prirodopol'zovaniya» // SPS «Konsul'tantPlyus».
10.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 05.11.1998 № 14 «O praktike primeneniya sudami zakonodatel'stva ob otvetstvennosti za ekologicheskie pravonarusheniya» (utr. silu 17.10.2012) // SPS «Konsul'tantPlyus».
11.
Opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 19.08.2008 № KAS08-430 // SPS «Konsul'tantPlyus».
12.
Opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 20.10.2014 № 308-ES14-3549 po delu № A53-22429/2013 // SPS «Konsul'tantPlyus».
13.
Khludeneva N. I. Pravovye predely imushchestvennoi otvetstvennosti za vred okruzhayushchei srede // Zhurnal rossiiskogo prava. 2019. № 3. S 152–164.
14.
Vypkhanova G.V., Zhavoronkova N.G. Pravovoe regulirovanie vozmeshcheniya vreda okruzhayushchei srede v sovremennykh realiyakh // Ekologicheskoe pravo. 2018. № 5 // SPS «Konsul'tantPlyus».
15.
SZ RF. 2015. № 24. St. 3547.
16.
Postanovlenie FAS Tsentral'nogo okruga ot 13.12.2013 po delu № A68-10861/2012 // SPS «Konsul'tantPlyus».
17.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Dal'nevostochnogo okruga ot 27.07.2015 po delu № A51-9670/2014 // SPS «Konsul'tantPlyus».
18.
Postanovlenie Pyatogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 26.05.2016 po delu № A51-25427/2013 // SPS «Konsul'tantPlyus».
19.
Postanovlenie Pyatogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 11.04.2016 po delu № A51-21769/2015 // SPS «Konsul'tantPlyus».
20.
Postanovleniya Vos'mogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 02.04.2015 po delu № A75-11171/2014 // SPS «Konsul'tantPlyus».
21.
Postanovleniya Vos'mogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 10.04.2014 po delu № A75-7436/2013 // SPS «Konsul'tantPlyus».
22.
postanovlenie Desyatogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 24.04.2015 po delu № A41-81929/14 // SPS «Konsul'tantPlyus».
23.
Narysheva N.G. Vozmeshchenie vreda, prichinennogo vsledstvie narusheniya vodnogo zakonodatel'stva, v sisteme pravovykh mer okhrany okruzhayushchei sredy // Ekologicheskoe pravo. 2014. № 6. S. 11–17.
24.
Savinykh V.A. Osobennosti pravovogo rezhima vozmeshcheniya vreda okruzhayushchei srede prirodopol'zovatelyami // Vestnik SPbGU. 2014. Seriya 14. Vyp. 3. S.152.
25.
Gracheva, O. S. Nekotorye problemnye aspekty vozmeshcheniya vreda, prichinennogo okruzhayushchei srede // Voprosy rossiiskogo i mezhdunarodnogo prava. 2016. № 7. S. 42–54.
26.
Zaklyuchenie Minekonomrazvitiya Rossii ot 01.08.2013 «Po itogam ekspertizy prikaza Minprirody Rossii ot 8 iyulya 2010 g. № 238 «Ob utverzhdenii Metodiki ischisleniya razmera vreda, prichinennogo pochvam kak ob''ektu okhrany okruzhayushchei sredy» // SPS «Konsul'tantPlyus».
27.
Reshetnikova I.V. Razmyshlyaya o sudoproizvodstve: Izbrannoe. M.: Statut, 2019. 510 s. / Tsit. po SPS «Konsul'tantPlyus». Abz. 739

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования довольно обширный и посвящен вопросам приоритета «… натуральной формы возмещения вреда, причиненного окружающей среде». И все это автор показывает «на примере водных объектов и почв». Однако в первом же разделе статьи он обосновывает «…распространение на анализируемые правоотношения общих подходов, выработанных доктриной и судебной практикой применительно к возмещению вреда…». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: анализ и синтез, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «Обозначенные масштабы экологических проблем обуславливают повышенную актуальность правовых исследований, призванных выработать оптимальные юридические механизмы предотвращения и возмещения такого вреда». Научная новизна не обоснована в исследовании автора. Стиль, структура, содержание заслуживают внимания. Исследование имеет многие необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет, методология. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «…одним из актуальных направлений является поиск баланса между предусмотренными законодательством способами возмещения экологического вреда – натуральным (путем выполнения восстановительных работ) и денежным». Далее автор переходит к анализу первого вопроса «1. Определение объекта охраны окружающей среды, которому причинен вред», используя ссылки на работы оппонентов и НПА: «выделяются два критерия юридической оценки такого вреда…» и делает заключение: «…распространение на анализируемые правоотношения общих подходов, выработанных доктриной и судебной практикой применительно к возмещению вреда, причиненного окружающей среде с учетом особенностей, присущих конкретному объекту охраны». Переходя к анализу вопроса «2. Вред окружающей среде: правовая природа, общие правила возмещения, применимые нормы материального права», автор правильно показывает, что «…В настоящем исследовании рассматривается исключительно первый вид ущерба – экологический вред окружающей среде». При этом автор отмечает: «Подробнее данные вопросы будут рассмотрены ниже». Правда не совсем ясно для каких целей выделен данный раздел статьи? Переходя к анализу вопроса «3. Критерии разграничения денежной и натуральной форм возмещения вреда», автор правильно показывает, основываясь и приводя доводы КС РФ и ВС РФ, что возникает «…необходимость надлежащей проверки и установления самого факта наличия загрязнений, а также соразмерности возлагаемого на загрязнителя бремени, в том числе при выборе между денежной или натуральной формами возмещения». При этом автор, обосновывая натуральный характер возмещения вреда и опираясь на НПА и судебную практику «…смысл законодательства и практики его применения судами позволяет заключить о первичности обязанности натурального возмещения вреда окружающей среде», отмечает: ««Существующие механизмы расходования бюджетных средств, полученных от хозяйствующих субъектов – загрязнителей, не предполагают их обособление и направление на восстановление нарушенного состояния окружающей среды…». В заключение автор подводит итог. Правда на наш взгляд заключение является повтором части статьи. При этом автор практически повторяет выводы судов. Как нам кажется, приведены конкретные, однозначные, но не дающие для практики и теории выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, не совсем соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности он обращается к текстам научных статей оппонентов отчасти без научной полемики. Библиография достаточно полная и содержит нормативные акты, большое количество судебной практики, современных научных исследований, к которым автор обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. К замечаниям можно отнести: 1. Определение: «почва представляет собой самостоятельный компонент окружающей среды, сформировавшийся на поверхности земли, состоящий из минеральных веществ горной породы, подстилающей почву…», не совсем правильно отражает существо, т. к. горные породы относятся к недрам; 2. Много повторов в тексте полных наименований позиций библиографии, достаточно указать только номер из списка литературы; 3. Повтор части статьи в заключении (тем более это практически выводы из судебной практики); 4. Чрезмерное дробление материала на разделы, пункты . Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует только в части ссылок на работы. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа вызовет несомненный интерес читательской аудитории и может быть опубликована несмотря на наличие замечаний, так как последние носят рекомендательный характер.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"