по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Особенности защиты права на судопроизводство в разумный срок в практике ЕСПЧ и национальных судах России.
Белякова Анна Владимировна

кандидат юридических наук

научный сотрудник, ФГНИУ ИЗИСП

117245, Россия, г. Москва, ул. Большая Чёремушкинская, 34

Belyakova Anna Vladimirovna

PhD in Law

Scientific Associate, Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation

117245, Russia, g. Moscow, ul. Bol'shaya Cheremushkinskaya, 34

belyakova.av@gmail.com

Аннотация.

Предметом исследования выступает правовой институт компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Объектом исследования является общественные отношения возникающие при разрешении вопросов о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Автор рассматривает вопросы особенностей реализации правового регулирования того или иного института, с учетом особенностей правовой системы государства. Особое внимание уделяется особенностям рассмотрения дел в правоприменительной практики ЕСПЧ и национальных судах России при разрешении вопросов о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Методологией исследования выражается в сравнительно-правовом анализе особенностей рассмотрения заявлений в практике Европейского суда по правам человека и национальных судах России. Основными выводами проведенного исследования являются необходимость расширения перечня критериев оценки в процессуальном законодательстве России, с целью развития правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в полном объеме, с учетом существующих критериев оценки в практике Европейского суда по правам человека.

Ключевые слова: разумный срок судопроизводства, судопроизводство, правовая система, механизм защиты, критерии оценки, Европейский суд, судопроизводство в России, гражданский процесс, компенсация морального вреда, арбитражный процесс

DOI:

10.25136/2306-9899.2017.4.23720

Дата направления в редакцию:

25-12-2017


Дата рецензирования:

01-08-2017


Дата публикации:

16-01-2018


Abstract.

The subject of this research is the legal institution of compensation for violation of a right to speedy trial. The object is the social relations emerging in terms of resolution of the issues regarding the award of compensation for violation of a right to speedy trial. The author examines the questions of peculiarities of implementation of the legal regulation of one or another institution, considering the specificities of the legal system of the state. Special attention is given to the characteristics of hearing cases within the law enforcement practice of the European Court of Human Rights and Russian courts in settlement of issues regarding the award of compensation for violation of a right to speedy trial. The main conclusion of the conducted research consists in the need for expanding the list of evaluation criteria within the Russian procedural legislation for the purpose of development of the legal institution of protection of the right to speedy trial to the full extent, taking into account the existing evaluation criteria within the practice of the European Court of Human Rights.  

Keywords:

compensation for moral damage, civil process, proceedings in Russia, European Court, evaluation criteria, protection mechanism, legal system, proceedings, speedy trial, arbitration procedure

Формирование и внедрение в российское законодательство механизма защиты права на судопроизводство в разумный срок, было обусловлено принятием пилотного Постановления «Бурдов против Российской Федерации»[8] и обязательством России, сформировать внутригосударственное средство защиты права на судопроизводство в разумный срок, с целью снижения потока жалоб в Европейский Суд, так как с момента ратификации Конвенции, Россия обязалась соблюдать данные международно-правовые нормы.

Сложность в реализации защиты права на судопроизводство в разумный срок в Российской Федерации в полном объеме, связанна с особенностью правовой системы и реализацией нормативно-правового регулирования. Правовая система и система права, а также система законодательства являются общетеоретическими понятиями и относятся к теории права, но в рамках развития, совершенствования того или иного правового института данные понятия имеют существенное значение.

Применительно к формированию правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в России в 2010 году, был принят Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее - ФЗ № 68-ФЗ)[9] и Федеральный закон от 30.04.2010 № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее - ФЗ № 69-ФЗ)[10]. На основании последнего нормативно-правового акта, был внедрён процессуальный порядок рассмотрения дел в ГПК РФ, АПК РФ, а в последствии глава из ГПК РФ была перенесена в КАС РФ.

В ст. 6.1 ГПК РФ, ст. 6.1. АПК РФ и ст. 10 КАС РФ, регламентируется понятие разумного срока судопроизводства, порядок подачи заявления об ускорении судопроизводства, а также ряд критериев, которыми судам общей юрисдикции и арбитражным судам следует руководствовать при разрешении вопроса о наличии или об отсутствии оснований для присуждения компенсации за нарушения права на судопроизводства в разумный срок. В данных правовых нормах был закреплен не полный перечень "критериев оценки" разумности срока судопроизводства, в правопременительной практике Европейского Суда по правам человека данный перчень более обширен.

За период с 2010 года по 2017 год было принято 16 Федеральных законов «О внесении изменений...», в данный отрезок времени вносились точечные изменения, в законодательство регулирующие процессуальный порядок получения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, в части уточнений процессуального порядка получения компенсации.

15 сентября 2015 года вступил в законную силу Кодекс административного судопроизводства РФ (далее – КАС РФ). Процессуальный порядок рассмотрения споров о присуждении компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства был из ГПК РФ отнесён к компетенции КАС РФ, что привело к принятию 6 Федеральных законов «О внесении изменений...», в части конкретизации законодательства регулирующего данные правоотношения, а именно уточнение процессуального порядка подачи заявления о присуждении компенсации за нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

Динамика развития данного правового института является не существенной, так как концептуальные изменений произошли только один раз в 2015 году, когда законодатель определил правовую природу данного института путём отнесения процессуального порядка рассмотрения заявлений о присуждении компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства к компетенции КАС РФ.

Это свидетельствуют о активной динамике развитии и совершенствовании российского законодательства в части присуждения компенсации за нарушения права на судопроизводства в разумный срок, но не в полной мере. Данный правовой институт развивается нединамично и не последовательно, отсутствует единый концептуальный подход к содержанию, сущности и целям данного института. Некоторые содержательные вопросы не рассматриваются.

Например, особое место при разрешении вопроса о разумности срока судопроизводства и определении имело ли место нарушения права на судопроизводство в разумный срок занимают, оценочные категории, которые являются составляющими элементами механизма защиты права на судопроизводство в разумный срок. На основании которых, судом устанавливается, имело ли место нарушение права на судопроизводство в разумный срок и имеет ли заинтересованное лицо право на присуждение компенсации и ее размер. Данные содержательные элементы это «критерии оценки» реализуемые в законодательстве и правоприменительной практике Российской Федерации и Европейского суда по правам человека при этом они существенно различаются.

В практике ЕСПЧ, это решается на основе существующих прецедентов, а также суд не ограничен, созданием новых прецедентов при рассмотрении вопроса о присуждении компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства, в отличие от судов Российской Федерации, которые при вынесении решения руководствуются законами РФ, а в данном случае и судебным усмотрением, в связи с оценочными понятиями закреплёнными в законе, что тесно связанно с особенностью правовой системы.

При разрешении Европейским судом вопросов о наличии или отсутствии права на компенсацию морального вреда за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, суд руководствуется рядом судебных решений[7] в которых выделяются критерии оценки разумности сроков судопроизводства, а не одним судебным актом. В отличии от системы законодательства России, где источником права являются нормативно-правовые акты и суд ограничен в реализации судебного усмотрения, не только НПА, но и принципами права в частности разумности. Таким образом при дальнейшем развитии правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в России, необходимо принимать во внимание полный перечень «критериев оценки» с целью создания эффективного внутригосударственного правового средства защиты от длительного судопроизводства.

В частности ст. 6.1 ГПК РФ, ст. 6.1 АПК РФ и ст. 10 КАС РФ закреплён следующий перечень критерий оценки разумности сроков судопроизводства это: «правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу».

Анализ правоприменительной практики ЕСПЧ, позволяет выделить более широкий перечень критериев оценки разумности сроков судопроизводства, которыми руководствуется при принятии решения о приемлемости жалобы, которые не были имплементированы в российское процессуальное законодательство, а именно: «предмет спора» и его значение для заявителя, период правовой неопределённости в которым пребывало заинтересованное лицо, состояние здоровья и возраст заявителя.

Критерий «значение дела»[11] для заявителя или «предмет спора»[12], по основному судебному разбирательству, важен для развития правового института защиты права на судопроизводства в разумный срок, так как по ряду категорий дел длительное судопроизводство приводит к необратимым правовым и фактическим последствиям и являются основанием для присуждении компенсации за нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

Анализ практики ЕСПЧ позволяет выделить ряд категорий дел, по которым судам следует принимать во внимание данный критерий. Например жилищные и трудовые споры, дела о взыскании материального и морального вреда вследствие незаконных действий (бездействий) должностных лиц и органов исполнительной власти, которые непрерывно связанны с личностью заявителя, а также вследствие чего заявитель претерпевают различные материальные издержки и моральные страдания. Например, по «Делу «МП «Кинескоп» против Российской Федерации»[13] следует, что одним из критериев определяющим наличие нарушение права на судопроизводство в разумный срок, является «значение дела для заявителя». Предмет спора по основному судебному разбирательству был «взыскание компенсации материального ущерба и морального вреда в связи с незаконной конфискацией товаров». В «Деле «Редников против Российской Федерации»[14] применяется данный критерий в связи с тем, что длительное судопроизводство по основному делу было связанно с защитой нарушенного патентного права. При рассмотрении жалобы № 8235/03 по «Делу «Александр Пономарев против Российской Федерации»[15] применяется данный критерий в связи с тем, что основное судебное разбирательство было направленно на увеличение ежемесячной компенсации и взыскании компенсации за причинение вреда здоровью. В «Деле «Володина против Российской Федерации»[16] речь идёт о защите трудовых прав заявителя вследствие незаконного увольнения, а также взыскании неполученное зарплаты и компенсации морального вреда.

Данный критерий оценки разумности сроков судопроизводства, имеет существенное значение, так как по определённым категориям дел, судебное разбирательство должно иметь сжатые сроки. Затяжное судопроизводство может способствовать наступлению неблагоприятных последствий для заинтересованного лица, например, могут возникнуть препятствия в трудоустройстве[17] или препятствование в пользование не выплаченной заработной платой[18], или в пользование имуществом[19], незаконное помещение в психиатрическое лечебное учреждение[20], дела, касающиеся гражданского состояния и дееспособности[21], дела по опеке над ребёнком и, дела касающиеся ответственности родителей, права на общение с ребёнком[22], все виды трудовых споров и пенсионные споры[23]. Особое внимание должно удалятся делам, когда заявитель имеет заболевание и (или) преклонный возраст[24], а также в делах о возмещении ущерба причинённого здоровью заявителя[25] или по делам, которые являются существенными для заявителя, например, право на образование[26].

Данные критерии оценки разумности срока судопроизводства имеет существенное значение при определении вопроса о наличии права на компенсацию за длительное судопроизводства. В настоящее время в российском законодательстве он не закреплен. При этом следует отметить, что не включение «предмета спора» в общий перечень критериев определяющих наличие права на получение компенсации приводит к уменьшению оснований для удовлетворения требований заинтересованного лица, что не позволяет в полном сформировать правовой институт защиты права на судопроизводство в разумный срок в России.

При этом ряд учёных процессуалистов[27], связывает данный оценочные характеристики с здоровьем и/или возрастом заинтересованного лица, что является не совсем верным, так как данные фактические обстоятельства являются самостоятельными критериями которые Европейский суд[28] учитывает при определении наличия или отсутствия права на компенсацию морального вреда за затяжное судопроизводство и руководствуется им же при определении размера компенсации.

Правовой критерий «значение дела для заявителя» или «предмет спора» характерен для дел где – заинтересованным лицом выступает физическое лицо, данный критерий сложно соотнести когда заявителем выступает юридическое лицо. При определении наличия права на компенсацию за нарушения разумного срока судопроизводства для юридических лиц основным критерием является – «правовые последствия для заявителя», законодательное выражение данного критерия в России регламентировано в соответствии с п. 7 ст. 222.3 АПК РФ «последствия нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и их значимость для заявителя» и в соответствии с пп.9 ст. 252 КАС РФ.

Целесообразно дополнить данные оценочные категории по субъектному составу заявителей, что позволит повысить эффективность правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в России.

Так как содержательное значение критерий «предмет спора» несёт для физических лиц, а для юридических лиц существенное значение имеют критерий "правовые последствия" наступившие в следствии длительного судопроизводства, которые могут выражать в расторжении договоров и иных реальных убытков в следствие длительных судебных разбирательств, которые отражаются на предпринимательской или иной экономической деятельности, а в не которых случаях это приводит к несостоятельности (банкротству) юридического лица[29].

Таким образом, в связи с тем, что правовое регулирование механизма защиты права на судопроизводство в разумный срок физических и юридических лиц осуществляется различными нормативно-правовыми актами, а также в целях совершенствования правового института компенсации за нарушения права на судопроизводство в разумный срок в России предлагается разграничить данные правовые критерии оценки разумности сроков судопроизводства в КАС РФ и АПК РФ, так как ранее автором отмечалось, что в связи с тем что правовая система РФ отличается от европейских стран и суды общей юрисдикции и арбитражные суды при рассмотрении заявлений о присуждении компенсации морального вреда за нарушения права на судопроизводство в разумный срок руководствуются кодифицированными источниками права, а не прецедентами

Во-вторых это «период правовой неопределённости» в течении которого пребывал заявитель с момента подачи иска и до момента вынесения последнего судебного акта по делу относительно предмета спора.

«Период правовой неопределённости» отражает содержательную часть категории «длительное судопроизводство» и критерий «общая продолжительность» по делу, так как данные понятие формируют содержание права на получение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а именно фактический период времени судебного разбирательства и как следствие период времени в течении которого заинтересованное лицо было ограниченно тем или иным образом, вследствие судебных тяжб.

Это понятие очень объемное и включает в себя не только «общую продолжительность по делу», но и фактические последствия для заинтересованного лица, а также его материальные или моральные издержки и тот факт, что он не имел возможности в полной мере, реализовать свои права и(или) обязанности. Например пользоваться своими трудовыми правами или правом на образование или правом на жилище и т.д. Заинтересованное лицо длительный период времени пребывает в правовой неопределённости относительно разрешения дела по существу, что дополнительно приводит к морально-нравственным страданиям, а также материальным издержкам. Также следует отметить, что при длительном рассмотрении имущественных споров заинтересованное лицо не может в полном объёме использовать и реализовать свои права и законные интересы, так как на предмет спора может быть наложен арест или запрет на осуществление регистрационных действий и т.п.

Исходя из того, что правовая категория «разумный срок судопроизводства» является оценочным понятием, суды при решении вопроса о наличии нарушения разумности сроков судопроизводства руководствуются в первую очередь данными критериями, которые также имеют оценочный характер.

Существенное значение также для определения разумности сроков судопроизводства и при разрешении вопроса о присуждении компенсации влияет критерий «возраст»[30] заинтересованного лица и «состояние здоровья»[31], данные критерии являются самостоятельными, Европейски суд учитывает данные критерии. При этом правоприменительной практики ЕСПЧ, данные критерии также рассматриваются и совместно с критерием предмет спора.

Все вышеуказанные критерии оценки разумности сроков судопроизводства не закреплены в российском законодательстве и не учитываются при рассмотрении вопроса о наличии или отсутствии права на судопроизводство в разумный срок, что свидетельствует о формировании данного правового института в России в «усечённом» формате.

В связи со спецификой правовой системы России, разрешение данной проблемы возможно только на законодательном уровне, путём изменений или уточнения нормативно-правовых актов.

Следует также отметить, что при формировании правовых институтов необходимо учитывать все его элементы так же как и при внедрении в законодательство того или иного правового механизма. Это позволит уменьшить количество вносимых законодательных изменений в будущем. Потому что некоторые правотворческие новеллы обусловленны существующей действительностью, которые например сформировались с течением определённого периода времени в правоприменительной практики судов государства, а другие в связи с особенностью правовой системы.

Библиография
1.
«Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с «Протоколом [№ 1]» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), «Протоколом № 7» (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984))// «Собрание законодательства РФ», 08.01.2001, № 2, ст. 163.
2.
Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Российская газета. 04.05.2010. № 94.
3.
Федеральный закон от 30.04.2010 № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Российская газета. 04.05.2010. № 94.
4.
Безбородов Ю.С. Методы международно-правовой конвергенции // Российский юридический журнал. 2015. № 4. С. 30 – 37.
5.
Белякова А.В. Механизмы судебной и внесудебной защиты права на судопроизводство в разумный срок: монография. М.: Юстицинформ, 2016. с.168.
6.
Ковалев А.А. Международная защита прав человека: учебное пособие. М.: Статут, 2013. с.591.
7.
Малюшин А.А. Изменение роли судебной практики в условиях правовой глобализации // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 1. С. 27 – 32.
8.
Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека / М.В. Агальцова, А.Ю. Бушев, М.Р. Воскобитова и др. М.: Статут, 2016. Вып. 2: «Автономное толкование» Конвенции и «судейский активизм». с.656.
9.
Султанов А.Р. Борьба за право на обжалование судебного решения. М.: Статут, 2014. с.527
10.
Унификация и гармонизация в международном частном праве. Вопросы теории и практики: монография / Я.О. Алимова, Н.Н. Викторова, Г.К. Дмитриева; отв. ред. Г.К. Дмитриева, М.В. Мажорина. М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2016. с.208.
11.
Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений/Под ред. профессора В.Г. Стрекозова. – М.: «Дабахов, Ткачев, Дымов», 1995. С. 290.
12.
Шеменева О.Н. Роль соглашений сторон в гражданском судопроизводстве. М.: Инфотропик Медиа, 2017. с. 312.
References (transliterated)
1.
«Konventsiya o zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod» (Zaklyuchena v g. Rime 04.11.1950) (s izm. ot 13.05.2004) (vmeste s «Protokolom [№ 1]» (Podpisan v g. Parizhe 20.03.1952), «Protokolom № 4 ob obespechenii nekotorykh prav i svobod pomimo tekh, kotorye uzhe vklyucheny v Konventsiyu i pervyi Protokol k nei» (Podpisan v g. Strasburge 16.09.1963), «Protokolom № 7» (Podpisan v g. Strasburge 22.11.1984))// «Sobranie zakonodatel'stva RF», 08.01.2001, № 2, st. 163.
2.
Federal'nyi zakon ot 30.04.2010 № 68-FZ «O kompensatsii za narushenie prava na sudoproizvodstvo v razumnyi srok ili prava na ispolnenie sudebnogo akta v razumnyi srok» // Rossiiskaya gazeta. 04.05.2010. № 94.
3.
Federal'nyi zakon ot 30.04.2010 № 69-FZ «O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v svyazi s prinyatiem Federal'nogo zakona «O kompensatsii za narushenie prava na sudoproizvodstvo v razumnyi srok ili prava na ispolnenie sudebnogo akta v razumnyi srok» // Rossiiskaya gazeta. 04.05.2010. № 94.
4.
Bezborodov Yu.S. Metody mezhdunarodno-pravovoi konvergentsii // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2015. № 4. S. 30 – 37.
5.
Belyakova A.V. Mekhanizmy sudebnoi i vnesudebnoi zashchity prava na sudoproizvodstvo v razumnyi srok: monografiya. M.: Yustitsinform, 2016. s.168.
6.
Kovalev A.A. Mezhdunarodnaya zashchita prav cheloveka: uchebnoe posobie. M.: Statut, 2013. s.591.
7.
Malyushin A.A. Izmenenie roli sudebnoi praktiki v usloviyakh pravovoi globalizatsii // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. 2017. № 1. S. 27 – 32.
8.
Rossiiskii ezhegodnik Evropeiskoi konventsii po pravam cheloveka / M.V. Agal'tsova, A.Yu. Bushev, M.R. Voskobitova i dr. M.: Statut, 2016. Vyp. 2: «Avtonomnoe tolkovanie» Konventsii i «sudeiskii aktivizm». s.656.
9.
Sultanov A.R. Bor'ba za pravo na obzhalovanie sudebnogo resheniya. M.: Statut, 2014. s.527
10.
Unifikatsiya i garmonizatsiya v mezhdunarodnom chastnom prave. Voprosy teorii i praktiki: monografiya / Ya.O. Alimova, N.N. Viktorova, G.K. Dmitrieva; otv. red. G.K. Dmitrieva, M.V. Mazhorina. M.: NORMA, INFRA-M, 2016. s.208.
11.
Khropanyuk V.N. Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnoe posobie dlya vysshikh uchebnykh zavedenii/Pod red. professora V.G. Strekozova. – M.: «Dabakhov, Tkachev, Dymov», 1995. S. 290.
12.
Shemeneva O.N. Rol' soglashenii storon v grazhdanskom sudoproizvodstve. M.: Infotropik Media, 2017. s. 312.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"