Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социальная напряженность в Забайкальском крае как фактор политического риска в деятельности политической партии "Единая Россия"
Нарышкина Мария Валерьевна

соискатель, Забайкальский государственный университет

672000, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Анохина, 67, каб. 5

Naryshkina Mariya Valer'evna

External doctoral candidate, the department of Socio-Legal Disciplines, Transbaikal State University; Children’s Rights Ombudsman; Chief Specialist-Expert-Accountant

672000, Russia, Zabaykalsky Krai, Chita, Anokhina Street 67, office #5

narayshkinamary@mail.ru
Аннотация. Предметом исследования данной научной статьи являются социальная напряженность и протестная активность как фактор политического риска в деятельности политической партии "Единая Россия". В статье даны различные трактовки и характеристики термина "социальная напряженность". Особое внимание уделяется событиям, которые произошли в России в течение последних 2-3 лет и оказали существенное влияние на рост социальной напряженности и протестной активности как в стране, так и в регионах (вхождение Крыма и Севастополя в состав страны, введение антироссийских санкций, введение системы "Платон" и т.д). Кроме того, автором рассмотрена социальная-экономическая ситуация в Забайкальском крае (несвоевременная выплата зарплат, безработица, инфляция и т.д.) как фактор политического риска в деятельности регионального отделения партии "Единая Россия". Для решения поставленных задач были использованы общенаучные методы исследования: анализ и синтез, индукция и дедукция. Кроме того, в статье использованы частнонаучные методы: статистический метод, сравнительный метод, методы экстраполяции, моделирования и прогнозирования, а также контент-анализ и анализ социальных медиа. Произведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что одними из существенных последствий экономического, социального кризиса и неудовлетворенности населения действиями властей в России являются снижение рейтинга политической партии "Единая Россия", усиление протестных настроений, рост социальной напряженности, изменение электорального поведения. Забайкальский край, по результатам проведенных исследований, имеет гораздо больший потенциал протестной активности по сравнению с общероссийским. Сложившая на сегодняшний день социально-экономическая ситуация в России и в Забайкальском крае является одним из факторов политического риска в деятельности политической партии "Единая Россия" и ее регионального отделения.
Ключевые слова: политические риски, политические партии, социальная напряженность, протестная активность, электоральное поведение, политический протест, экономический кризис, невыплата зарплат, Единая Россия, Забайкальский край
DOI: 10.7256/2409-8671.2017.1.22614
Дата направления в редакцию: 11-04-2017

Дата рецензирования: 08-04-2017

Дата публикации: 23-04-2017

Abstract. The research subject is social strain and protest activity as factors of political risk in the activities of the United Russia party. The author presents different interpretations and definitions of the term “social strain”. Special attention is given to the events of the last 2-3 years, which had significant impact on social strain and protest activity growth in the country and its regions (affiliation of Crimea and Sevastopol, anti-Russian sanctions, the “Platon” system launching, etc.). Besides, the author considers the socio-economic situation in the Zabaikalye territory (backdated wages, unemployment, inflation, etc.) as the factors of political risk in the work of the regional branch of the United Russia party. To solve the research tasks, the author uses general scientific research methods: analysis and synthesis, induction and deduction. Besides, the author uses specific research methods: statistical, comparative, extrapolation, modeling, prognostication, content-analysis and analysis of social media.
Based on the analysis, the author concludes that among the significant consequences of the economic and social crisis and dissatisfaction of the population with the party’s policy in Russia, are the party’s rating downgrade, increase of protest sentiment and social strain, electoral behavior change. According to the conducted research, the protest potential of the Zabaikalye territory is significantly higher than in Russia in general. The current socio-economic situation in Russia and in the Zabaikalye territory is one of the factors of political risk in the work of the United Russian party and its regional branch. 

Keywords: Zabaikalye territory, United Russia, backdated wages, economic crisis, political protest, electoral behavior, protest activity, social strain, political parties, political risks

Проблема социальной напряженности в условиях современного общества становится все более актуальной, так как довольно часто она таит в себе угрозу стабильности, успешности функционирования и развития социальных образований разного уровня. Имеет она непосредственное влияние и на электоральное поведение. Поэтому руководители разных уровней и представители политических партий стали обращать на нее все более пристальное внимание и искать эффективные способы ее преодоления.

Актуальность данной проблемы обусловлена тем, что сегодняшнее российское общество находится в стадии активной социально-экономической трансформации, представляющей собой достаточно сложный, неоднозначный и многомерный процесс. Естественным следствием таких преобразований являются, как правило, политическая и экономическая нестабильность, снижение уровня жизни, утрата существующей системы социальных гарантий и др., что не может не отразиться на умонастроениях различных категорий населения. Все это ускоряет течение социальных процессов, приводит к изменению общественных отношений, в том числе и негативных, способствует формированию противоречий, появляющихся во всех отраслях общественной жизни, взаимообусловливая друг друга. Эти противоречия и их динамика проявляются, в свою очередь, в изменениях уровня социальной напряженности, которая как самостоятельное социальное явление требует своего специфического анализа, управления и, в идеальном итоге, разрешения.

При этом важно учитывать, что если назревшие в обществе противоречия не будут своевременно выявлены, а конфликтные противоречия конструктивно разрешены, и продолжат развиваться, в последствии это способствует повышению уровня социальной напряженности, сопровождающемуся перемещением из одной стадии ее развития в другую, более сложную. Кроме того, могут измениться и формы проявления социальной напряженности – от формирования у людей осознания фактического несоответствия между провозглашенными идеалами и целями общественного развития и его реальными результатами до открытых социальных конфликтов, приводящих к дестабилизации общества.

Следовательно, проблема эффективного управления социально-политическими процессами в обществе включает в себя в первую очередь предупреждение насилия, урегулирование противоречий и конфликтов. Необходимость глубокого, всестороннего изучения факторов и причин, способствующих возникновению социальной напряженности, напрямую связана с решением проблем эффективного реагирования и профилактикой неблагоприятных форм социального взаимодействия в обществе. Поэтому исследование социальной напряженности является актуальным и целесообразным с точки зрения предотвращения деструктивных конфликтов, поскольку высокий уровень социальной напряженности в крайнем случае может приводить к таким разрушающим видам протестной активности, как массовые беспорядки, войны, революции, которые в конечном итоге еще более усугубляют социально-экономическую, политическую и демографическую ситуацию. Все это обуславливает то, что в настоящее время проблеме социальной напряженности уделяется особое внимание.

В наиболее общем виде социальная напряженность трактуется как особое состояние общественного сознания и поведения, которое свойственно конфликтной ситуации и сопровождает ее. Само понятие «социальная напряженность» достаточно активно стало использоваться в науке в конце 1980-х годов. Однако его изучение началось гораздо раньше, с развитием социальной философии, социологии, социальной психологии, обращавшимися к таким явлениям, как социальная дезинтеграция, девиация, аномия, фрустрация. Позже в конфликтологии содержание данного термина развивалось в контексте изучения межнациональных столкновений, социального кризиса и социальных катастроф.

В западной социологии, преобладающей стала точка зрения, опирающаяся на индивидуализацию и психологизацию напряженности при анализе неблагоприятных социальных ситуаций. В определениях, сформулированных западными социологами, социальная напряженность трактуется по-разному[2, 16, 17]:

- несоответствие между ожидаемым и реальным удовлетворением потребностей (Дж. Бертон);

-расхождение между компонентами действий (Н. Смелзер);

-оппозиция или конфликт, способные возникнуть на основе несовместимости социальных ценностей (Т. Парсонс);

-несовпадение инициатив (целей и стратегий межгруппового поведения) в структуре общества (К. Райт).

Тем не менее, рассмотрение социальной напряженности только в таком контексте, очевидно, не является полным, поскольку наблюдается существенное смещение акцента с общесоциального на индивидуально-личностный уровень анализа данной проблемы.

В трудах современные зарубежных ученых– Р. Дарендорфа, Г. Блумера, Б. Бэрри, Дж. Г. Скотта, Л.А. Козера, Р. Майерса и др. проблема социальной напряженности преимущественно сведено к исследованию лишь главной формы ее проявления – социального конфликта [3, 6].

В отечественной науке к изучению социальной напряженности первыми обратились В.О. Руковишников, А.К. Зайцев, А.Н. Сухов и др. Сущность этого явления они объясняли с позиции теории социального стресса, фрустрации и конфликта [2].

Комплексный подход к анализу социальной напряженности представлен в трудах С.В. Янина, Е.В. Тучкова, А.В. Дмитриева, в соответствии с которым социальная напряженность может быть определена как эмоциональное состояние группы или общества в целом, вызванное давлением природной или социальной среды и продолжающееся, как правило, в течение более или менее длительного времени[2, 10].

Особое снимание следует уделить определению Е.В. Тучкова, в соответствии с которым социальная напряженность базируется на интегральной характеристике социально-экономического положения в регионе. С его точки зрения социальная напряженность включает в себя неудовлетворенность жизненными условиями, самооценку повседневного настроения, материального благополучия семей, оценку экономического положения страны, показатели социального оптимизма, касающиеся сферы экономики, политической ситуации, степень доверия властям и др. [10].

Таким образом, анализ представленных точек зрения позволяет сделать вывод о том, что ключевым в понимании сущности социальной напряженности следует считать повышенный эмоциональный уровень, ставший следствием неудовлетворенности целой группы или отдельного индивида. Несмотря на разнообразие точек зрения, большая часть исследователей сходятся в том, что социальная напряженность является первым этапом широкомасштабного социального конфликта. Другими словами, социальную напряженность принято трактовать, как предвестник социальных катаклизмов, как угрозу деструкции системы социальных отношений.

Социальная напряженность как феномен, проявляющийся, прежде всего на социально-психологическом и поведенческом уровнях, характеризуется следующими моментами [3]:

- во-первых, распространением настроений неудовлетворенности существующей ситуацией в той или иной жизненно важной сфере общественной жизни (ростом цен, инфляцией, коррупцией, отсутствием личной безопасности, загрязнением окружающей среды и др.);

- во-вторых, под влиянием вышеназванных настроений утрачивается доверие к властям, снижается авторитет власти, появляется широкое ощущение опасности, широкое распространение получают пессимистические оценки будущего, всевозможные слухи, возникает атмосфера массового психического беспокойства, негативизма, эмоционального возбуждения;

- в-третьих, на поведенческом уровне социальная напряженность проявляется как в стихийных массовых действиях (например, ажиотажный спрос, скупка товаров и продуктов питания), так и в различных конфликтах, митингах демонстрациях, забастовках и иных формах гражданского неповиновения и протеста, а также в вынужденной и добровольной миграции в другие регионы и страны.

Природа социальной напряженности на сегодняшний день до конца не изучена, однако самое сильное влияние на возникновение и рост социальной напряженности оказывают [3]:

- кризис власти, порождаемый неэффективностью управления;

- кардинальные социальные изменения, дезориентация из-за невозможности опереться на привычные устои;

- социальная неопределенность, отсутствие доступной для общего понимания информации о реалиях и перспективах происходящих изменений;

- реальные или ожидаемые потеря работы, ухудшение условий труда, снижение доходов, падение уровня и качества жизни;

- утрата ценностных ориентиров.

Социальная напряженность, при этом, обусловлена не только внутренними причинами, но и внешними, геополитическими факторами.

Следовательно главная причина возникновения социальной напряженности – это устойчивая и длительное время не разрешаемая ситуация рассогласования между потребностями, интересами, социальными ожиданиями всего населения или большей его части и мерой их фактического удовлетворения, приводящая к аккумулированию недовольства, обострению агрессивности отдельных групп и категорий людей, нарастанию психической усталости и раздражительности большинства.

Современные исследователи выделяют два основных пути возникновения в обществе социальной напряженности [2, 3, 10]:

1. Большинство людей вначале смутно ощущает, а затем по мере развития событий осознает, что удовлетворение их социальных, экономических, политических, национальных, культурных или каких-либо иных жизненно важных потребностей, интересов и прав находится под угрозой или даже становится невозможным.

2. Сравнительно небольшая часть людей не может удовлетворить свои потребности и реализовать свои интересы в существующих в обществе условиях и поэтому независимо от того, по каким причинам и как была вызвана такая ситуация, вступает в борьбу против действительных и мнимых препятствий или надуманного ущемления своих прав, распространяя в обществе настроения неудовлетворенности, страха, пессимизма.

Во всех перечисленных вариантах, если назревший кризис своевременно не выявляется, и не предпринимаются какие-либо действия по его разрешению, возникает социальная напряженность, создающая реальные предпосылки дестабилизации, утраты социальной целостности, возникновения социального взрыва.

В течение последних 2-3 лет в Российской Федерации, а также за ее пределами, на мировой арене в целом произошло большое количество событий, способных повлиять на социальную напряженность в стране, как в положительном, так и отрицательном ключе. Среди них:

- вхождение Крыма и Севастополя в состав страны в качестве двух новых субъектов Федерации;

- введение санкций в отношении ряда высокопоставленных политиков, российских компаний финансовой, оборонной, промышленной сферы;

- ограничение импорта продовольственных товаров из стран, которые ввели в отношении РФ санкции: США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии;

- гражданская война на Украине и оказание Россией гуманитарной помощи Донецку и Луганску;

- триумфальное выступление российских спортсменов на зимних Олимпийских играх в Сочи;

- допинговый скандал во время летних Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро;

- проведение спецоперации в Сирии и гуманитарная помощь жителям Сирии;

- введение налога на капитальный ремонт;

- введение системы «Платон» для большегрузного транспорта, вызвавшее массовое недовольство и протесты дальнобойщиков;

- указ об уничтожении ввезенных в страну продуктов, подпадающих под продовольственное эмбарго;

- создание территорий опережающего развития на Дальнем Востоке;

- ряд коррупционных скандалов с участием высокопоставленных лиц.

Большинство вышеперечисленных событий вызвали и продолжают вызывать неоднозначную реакцию населения страны. Во многом такая реакция обусловлена общим экономическим кризисом в России, приведшим к падению доходов населения и росту инфляции, что оказывает непосредственное влияние на самочувствие россиян и рост напряжения в обществе. Некоторые события и решения правительства, в связи с этим, вызвали серьезную полемику в обществе, которая естественно не могла не сказаться на электоральном доверии.

В качестве наиболее опасного последствия кризисного состояния в обществе следует считать опасность социального взрыва.  По мнению современных российских исследователей, очевидным является то, что протестная активность в ее нынешних проявлениях – митинги, демонстрации, шествия, а также активизация деятельности различных экстремистских организаций, проявление агрессии в межличностных отношениях и саморазрушающего поведения – является следствием накопившейся в обществе социальной напряженности и социальной тревожности [9].

Так, по данным Центра экономических и политических реформ, в России зафиксирован рост конфликтных случаев, связанных с трудовыми отношениями: задержек или снижений зарплат, переходов на неполное рабочее время, массовых сокращений и увольнений, а также связанных с этими обстоятельствами протестов. За 2016 год было зафиксировано 207 случаев, повлекших трудовые протесты в различных формах, причем больше половины из них – 56% – были связаны с требованиями погасить долги по заработной плате[13].

При этом, уровень безработицы в стране в декабре 2016 года составил 5,3% от численности работоспособного населения страны. В 2017 году безработица в России достигла 5,6%. Среди безработных сельских жителей 40,6% находятся в ситуации застойной безработицы, среди безработных городских жителей – 23,7%. Среднее время поиска работы составляет 7,6 месяцев [11].

С ухудшением экономической ситуации в стране все больше россиян оказываются за чертой бедности. Поэтому особо следует отметить рост напряженности между богатыми и бедными россиянами, зафиксированный по результатам социологического опроса «Левада-Центра» «Точки разногласий в обществе», проведенном в 2016 году. В связи с чем, социологи считают расслоение по доходам главной социальной проблемой страны. В списке серьезных проблем, волнующих общество, оказались также этнические и религиозные разногласия, однако они заметно отстают от социального неравенства [1].

Так, по результатам исследования, сильное напряжение между богатыми и бедными сейчас ощущают 76% россиян, а 82% говорят, что существующие разногласия могут стать причиной социальной напряженности. Отвечая на уточняющие вопросы о том, насколько, по мнению респондентов, сильна напряженность между богатыми и бедными, около 41% опрошенных назвали ее «очень сильной» [1].

Об усилении недовольства и социального напряжения в российском обществе в течение последнего года свидетельствуют регулярно осуществляемые замеры уровня социальной напряженности и протестной активности граждан во всех субъектах Российской Федерации. Основной акцент в таких замерах делается на оценке уровня неудовлетворенности населения экономической, политической, социальной ситуацией в регионе и деятельностью региональных властей; выявлении конфликтогенных факторов, дестабилизирующих социальную обстановку в регионах; оценке уровня готовности населения регионов к конфронтационным формам поведения. Полученные результаты позволяют рассчитывать индексы социальной напряженности, протестной активности и протестного потенциала по каждому субъекту Российской Федерации, на основе которых составляются рейтинги регионов РФ по уровню социальной напряженности и протестному потенциалу [9].

Тем не менее, при высокой вероятности нарастания социальной напряженности, социологические исследования свидетельствуют о том, что протестный потенциал россиян на сегодняшний день не является высоким. Например, по данным ВЦИОМ, 74% россиян считают невозможными какие-либо акции протеста в ближайшее время. Исследования «Левада-Центра» также подтверждают, что протестный потенциал россиян за последние годы значительно снизился – по результатам проведенных опросов, только 9% россиян готовы принимать личное участие в массовых выступлениях с политическими требованиями[1, 4, 9].

Как уже отмечалось, социальную напряженность принято отождествлять с протестным потенциалом (установками граждан на участие в акциях протеста) и протестным поведением. Однако социальная напряженность может находить и другие выходы, не связанные с акциями протеста, например, в электоральной сфере. Различные социологические опросы все чаще фиксируют не только негативные настроения в российском обществе, но и снижение доверия к властям страны. Так, по результатам исследования «Представления россиян о будущем страны через 20 лет», проведенного ФОМ в ноябре 2016 года,​общим положением дел в стране недовольны 45% россиян. Больше всего отрицательных эмоций у респондентов вызывает работа властей в сфере здравоохранения (60%), экономики (48%), социальной защиты (40%) и образования (39%) [12].

Закономерными последствиями усиливающегося в России экономического кризиса и неудовлетворенности населения действиями властей является снижение рейтинга политических лидеров. На сегодняшний день по данным мониторингов, осуществляемых ФОМ, ВЦИОМ, «Левада-Центром», наблюдается общее постепенное снижение доверия населения к президенту В.В. Путину, премьер-министру, Д.А. Медведеву, являющемуся кроме того лидером политической партии «Единая Россия», а также в целом к политической партии «Единая Россия» (Рисунок 1).

Рисунок 1

Рейтинги В.В. Путина, Д.А. Медведева, партии «Единая Россия»

(динамика за 2013-2017 гг.)

Представленные данные позволяют сделать вывод о том, что определенной переломной точкой, с которой начинается снижение рейтинга политических субъектов, стал 2015 год. Тем не менее, можно сделать вывод о том, что не смотря на некоторое снижение с 2015 года рейтинга В.В. Путина, доверие к нему остается на достаточно высоком уровне – президенту доверяют 64% россиян. Особое внимание следует обратить на существенное снижение доверия к Д.А. Медведеву, рейтинг которого по сравнению с предыдущим годом снизился на 14% – в 2017 году ему доверяют менее половины россиян (41%). Доверие к партии «Единая Россия» находится на среднем уровне – партии доверяют 47% граждан, по сравнению с 2016 годом рейтинг снизился на 1%. При этом отдельно следует подчеркнуть тот факт, что доверие к партии в целом выше на 6%, чем доверие к ее лидеру [1, 4, 12].

Все вышеперечисленное свидетельствует о том, что на сегодняшний день в Российской Федерации наблюдается достаточно высокий уровень социальной напряженности, растет и протестная активность. Такая ситуация является потенциально опасной, однако по результатам ряда социологических исследований угрозы социального взрыва на данный момент нет. В тоже время, прослеживается тенденция другого выхода социальной напряженности – изменения в электоральной сфере, в части снижения положительного отношения к политическим лидерам и субъектам.

Помимо общероссийского анализа социальной напряженности как фактора политического риска, целесообразным представляется обратиться к региональному аспекту изучения данного явления. Это необходимо главным образом в связи с тем, что Российская Федерация подразделена на 85 территориальных субъектов, каждый из которых существенно отличается от других не только своим географическим положением и климатом, но множеством других – социально-экономических, демографических, социально-политических и культурных – особенностей. Все эти особенности обусловливают специфическую социальную ситуацию и специфический социально-психологический климат в каждом регионе, определяющие в свою очередь уровень социальной напряженности в нем.

Наиболее информативным и интересным в рассматриваемом контексте является исследование, проведенное О.В. Родимушкиной, И.А. Черниковой, О.В. Яковлевым в 2015 году. Указанными авторами осуществлен сравнительный анализ социологических данных, позволяющий выделить группу регионов Российской Федерации, в которых на протяжении 2013-2014гг. был зафиксирован высокий уровень социальной напряженности. В общей сложности в группу регионов с высоким уровнем социальной напряженности вошли 25 субъектов РФ, в частности: Республика Карелия, Забайкальский край, Архангельская область, Еврейская автономная область, Ханты-Мансийский автономный округ и др. Среди причин высокого уровня социальной напряженности в этих регионах в качестве наиболее распространенных были отмечены либо общая неудовлетворенность граждан ситуацией в регионе, либо недовольство решениями и действиями региональных властей. Кроме того, в выделенной группе регионов исследователями были зафиксированы и высокие показатели ориентации на протестные действия либо ожидания таких действий. Наиболее сложная обстановка на сегодняшний день отмечается в Забайкальском крае. Здесь протестные настроения вызваны одновременно недовольством деятельности региональных властей и общей ситуацией в регионе [9].

По рейтингу, составленному аналитическим отделом газеты «Аргументы и факты» в ноябре 2016 года, Забайкальский край был поставлен на первое место по уровню социальной напряженности в регионах Сибири. В частности, Забайкальский край лидирует по уровню преступности – по официальным данным на тысячу человек приходится более 30 зарегистрированных преступлений. Эксперты связывают такой уровень преступности с тем, что на территории Забайкальского края находится большое количество уголовно-исправительных учреждений, что способствует высокой степени влияния культуры криминального мира на жителей Забайкалья. Кроме того, согласно данному рейтингу, в Забайкальском крае и более высокое число должностных преступлений и фактов коррупции [8].

Также в рамках анализа общей социальной ситуации в Забайкальском крае следует учитывать тот факт, что в регионе отмечается высокий уровень безработицы – 10,8% (третье место среди регионов Сибири и практически в 2 раза выше общероссийского уровня), на фоне низкого уровня доходов населения (примерно на 20% ниже общероссийских) и высокой степени закредитованности населения. При этом край лидирует среди других субъектов по росту цен: рост на 14,3% по сравнению с предыдущим периодом. Основная проблема в этом отношении – непрерывный рост цен на бензин [5].

Следует отметить, что Забайкальский край уже на протяжении многих лет числится в списке самых проблемных регионов страны. Регион характеризуется низким уровнем и качеством жизни (81-е место по качеству жизни среди других регионов), низким показателем ВВП, дефицитом бюджета, огромным и продолжающим расти госдолгом, неразвитостью социальной инфраструктуры, низким уровнем здравоохранения, дефицитом мест в детских садах, запущенным состоянием жилищно-коммунального хозяйства, отсутствием реальных преференций для льготных категорий граждан, неконкурентоспособным рынком труда. При этом собственные доходы региона настолько низки, что их не хватает даже на первоочередные нужды, такие как выплата зарплат бюджетникам. Все это приводит к высокой миграционной активности населения – в среднем ежегодно из Забайкальского края уезжают от семи до восьми тысяч человек. Наблюдается и внутренняя миграция – из отдаленных населенных пунктов, преимущественно из сельской местности, в региональный центр – вследствие чего происходит запустение и дальнейшая депривация сел.

Актуальной, все более усугубляющейся, проблемой для Забайкальского края является ежегодный большой ущерб от лесных и степных пожаров. Ущерб касается как в целом экономики региона, так и непосредственно его жителей, так как в течение последних лет в крае зафиксирован ряд случаев, когда пострадали населенные пункты, расположенные вблизи действующих пожаров. Так, на 4 апреля 2017 года в регионе действует 17 лесных пожаров на общей площади 3 331, 5 га, 7 из которых действуют вблизи населенных пунктов. Кроме того, это существенно ухудшает экологическое состояние в регионе, которое итак является неблагополучным. В частности, краевой центр – г. Чита – на протяжение 2015-2016 годов, по данным Росстат, возглавила рейтинг городов с самым загрязненным атмосферным воздухом [7, 15].

Таким образом, в результате многолетнего хронического недофинансирования всех сфер жизни нынешняя социально-экономическая ситуация в регионе может быть охарактеризована как состояние деградации. Недовольство населения, чувства озлобленности и безнадежности продолжают нарастать, но пока конвертируются не в политический протест, а в асоциальное, и даже антисоциальное, поведение – Забайкальский край занимает лидирующие позиции не только по числу преступлений в целом, но и по числу убийств, в частности, а также по количеству суицидов (в том числе подростковых).

Тем не менее, опрос лаборатории социологических и психологических исследований Байкальского государственного университета, проведенный в марте 2016 года показал, что около половины (48,3%) жителей Забайкальского края уверены в том, что акции протеста в их населенном пункте невозможны. Этот показатель, демонстрирующий отсутствие протестных настроений, практически на 26% ниже общероссийского (невозможными какие-либо акции протеста считают 74% россиян), что свидетельствует о том, что протестный потенциал в Забайкальском крае значительно выше, чем в целом по России [7].

Так, в течение 2016 года в регионе отмечено существенное увеличение числа акций протеста (в том числе пикеты, митинги, забастовки, голодовки) работников бюджетной сферы, несколько месяцев подряд не получавших зарплаты, а также многодетных матерей, в связи с несвоевременной выплатой пособий. С начала 2017 года также уже состоялся ряд акций протеста. В частности, в феврале прошла серия одиночных пикетов (их проводили представители КПРФ) против принятия в регионе закона об установлении критериев нуждаемости для ветеранов труда и многодетных семей. В марте стартовала забастовка против системы «Платон». Также в марте прошел митинг сторонников представителя оппозиции А. Навального, с целью потребовать расследования данных, представленных в фильме Фонда борьбы с коррупцией о Д. Медведеве [7, 15].

В целом же, основная доля трудовых протестов в Забайкальском крае вызвана задержками заработной платы. По данным Забайкалкрайстата просроченная задолженность по заработной плате по состоянию на 01 января 2017 года составила 80993,0 тыс. рублей и увеличилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 26779,0 тыс. рублей, или на 49,0 %. Количество организаций, имеющих просроченную задолженность, составляет 17 единиц [5].

Помимо внутренних, региональных, причин социальной напряженности, среди жителей края присутствует неудовлетворенность действиями федеральных властей, так как многие проблемы край не может решить самостоятельно, а поддержка центра не является достаточной. Эксперты полагают, что Забайкальский край оказался в сложной социально-экономической ситуации в том, числе из-за отсутствия комплексных и по-настоящему действенных мер государственной поддержки. Недовольство местного населения вызывает пристальное внимание властей к проблемам Крыма, потоки помощи на Украину и в Сирию, при этом проблемы Забайкальского края не замечаются.

При этом для местного населения совершенно непонятным является, почему Забайкальский край, богатый различными природными ресурсами, обладающий высоким потенциалом для развития промышленности, сельского хозяйства, логистики и приграничного сотрудничества с Китаем и Монголией, находится в таком бедственном положении и не получает поддержки для развития этого потенциала. Например, в рамках разработанной для развития отдаленных территорий страны федеральная программа «Социальное и экономическое развитие дальнего Востока и Байкальского региона до 2018 года» средства на развитие Забайкальского края не предусмотрены. Также несправедливым в регионе считают, что газопровод «Сила Сибири» будет проложен из Иркутской области в Китай, минуя Забайкальский край, а экономический коридор Китай – Монголия – Россия «Степной путь» также не пройдет через край [7, 15].

Все указанные выше проблемы вызывают серьезную полемику, недовольство выражается населением посредством множества негативных комментариев к различной информации, размещаемой на региональных новостных сайтах. Вполне естественным является то, что множество негативных комментариев имеют отношение к действиям региональных и федеральных властей. Касаются они также и политической партии «Единая Россия», в том числе ее регионального отделения. Это, в свою очередь, оказывает существенное влияние на отношение к партии, рейтинг которой снижается гораздо активнее, чем в целом по России. О снижении рейтинга Забайкальского регионального отделения всероссийской политической партии «Единая Россия» свидетельствуют результаты выборов (Рисунок 2).

Рисунок 2

Рейтинг политической партии «Единая Россия» в Забайкальском крае

(динамика за 2008-2017 гг.)

Представленные результаты выборов демонстрируют тот факт, что в 2016 году по сравнению с 2008 годом (официальное образование Забайкальского края после объединения Читинской области и Агинского бурятского автономного округа) рейтинг Забайкальского регионального отделения всероссийской политической партии «Единая Россия» снизился на 14,94%. В сравнении с предыдущим периодом – выборы 2013 года – рейтинг снизился на 3,22%.

Кроме того, следует отметить, что данные социологических исследований также фиксируют снижение рейтинга партии. Так, в рамках исследования, проведенного в марте 2016 года лабораторией социологических и психологических исследований Байкальского государственного университета, при ответе на вопрос «Если бы выборы в Государственную Думу состоялись сегодня, то за какую партию Вы бы проголосовали?» 42,3% участников исследования сделали выбор в пользу партии «Единая Россия». Отдельно, о потенциальных голосах на выборах в Законодательное собрание Забайкальского края, вопрос не задавался. Однако для простого обывателя такое разделение, как правило, не имеет особых различий. Поэтому полученные данные могут быть спроецированы и на региональное отделение. В целом, этот прогноз практически оправдался, реальные результаты выборов в Законодательное собрание Забайкальского края в сентябре 2016 года оказались даже несколько меньше – за партию «Единая Россия» проголосовали 39,87%.

Согласно опросу, проведенному лабораторией социологических и психологических исследований Байкальского государственного университета в марте 2017 года, в этом году за партию готовы проголосовать 34%, что на 8,3% ниже, чем в предыдущем году. Это свидетельствуют о наличии тенденции дальнейшего снижения рейтинга среди жителей Забайкальского края политической партии «Единая Россия» в целом и ее регионального отделения в частности. Также следует отметить, что полученный по результатам исследования показатель рейтинга партии «Единая Россия» ниже общероссийского на 13% [7, 14, 15].

Эксперты, при этом, полагают, что такое падение рейтинга партии обусловлено в целом сложным социально-экономическим положением края, а также тем, что качество жизни в Забайкальском крае продолжает неуклонно снижаться, несмотря на все предпринимаемые региональными властями усилия. Все это позволяет сделать вывод о том, что сложившая на сегодняшний день в Забайкальском крае социально-экономическая ситуация в сочетании с низким уровнем и качеством жизни большей части населения, порождающая недовольство деятельностью региональных властей, является фактором, провоцирующим рост социальной напряженности и потенциальным источником протестного потенциала. Поэтому вполне естественным образом сказывается такая ситуация и на электоральном поведении.

Подводя итог всему вышесказанному, следует особо подчеркнуть, что социальная напряженность, формирующаяся как результат длительной неудовлетворенности большинством населения своим уровнем и качеством жизни, является мощнейшим фактором политического риска. Актуализация таких проблем, как безработица, снижение доходов населения, рост цен и ряда других, способствуют появлению и усилению недовольства деятельностью властей, перетекающего в различные формы протестного поведения. Чем дольше указанные проблемы остаются без внимания, и не предпринимается никаких действенных мер по их разрешению, тем сильнее вероятность того, что протестное поведение может принимать угрожающие масштабы, вплоть до гражданских войн и революций.

На сегодняшний день в Российской Федерации наблюдается рост социальной напряженности, связанный с затянувшимся социально-экономическим кризисом. Тем не менее, несмотря на это большинство россиян не испытывают желания принимать участие в каких-либо акциях протеста, что свидетельствует о достаточно низком протестном потенциале. Однако такая ситуация характерна не для всех регионов страны. В частности, наиболее неблагоприятным социально-экономическим положением характеризуется Забайкальский край, население которого демонстрирует и более высокий протестный потенциал, в сравнении с общероссийскими показателями.

Также следует заметить, что практическим результатом сформировавшейся социальной напряженности могут быть не только протестные действия, но и изменения в электоральном сознании и поведении, что непосредственно связано с деятельностью политических партий, в первую очередь в части снижения доверия населения к ним. Так, результаты ряда исследований свидетельствуют о постепенном снижении рейтинга партии «Единая Россия» по стране в целом. Что касается Забайкальского края, то здесь рейтинг партии и ее регионального отделения снижается значительно, кроме того, намечается и тенденция дальнейшего снижения.

Таким образом, все приведенные данные, позволяют сделать вывод о том, что сложившаяся в современных условиях и все более усиливающая социальная напряженность в России в целом и в Забайкальском крае, в частности, является реальным фактором политического риска в деятельности политической партии «Единая Россия». При этом, наибольшее количество неблагоприятных факторов воздействует на Забайкальское региональное отделение всероссийской политической партии «Единая Россия». В связи с этим, в первую очередь, именно на региональном уровне целесообразным является разработка партией действенной программы, более полно учитывающей региональную специфику, позволяющей комплексно решать региональные проблемы, оперативно, точечно реагировать на наиболее острые противоречия, с целью снятия социальной напряженности.

Библиография
1.
«Левада-Центр»: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.levada.ru. (Дата обращения: 03.04.2017).
2.
Бараночников В.А. Социальная напряженность в условиях трансформации социальной структуры современного российского общества (на материала Орловской области): дис. ... канд. соц. наук. – Москва, 2015. – 188 с.
3.
Внукова Л.Б. Факторы социально-политической напряженности в регионах //Современные исследования социальных проблем. – 2011.-№4 (т.8). – С.33-51.
4.
Всероссийский центр изучения общественного мнения: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://wciom.ru. (Дата обращения: 02.04.2017).
5.
Забайкалкрайстат: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://chita.gks.ru. (Дата обращения: 04.04.2017).
6.
Козер Л.А. Функции социального конфликта / Пер. с англ. О. Назаровой; Под общ. ред. Л. Г. Ионина. – М.: Идея-пресс, 2000. – 295 с.
7.
Портал Забайкальского края: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://zabmedia.ru. (Дата обращения: 02.04.2017).
8.
Рейтинг социальной напряжённости в регионах России[Электронный ресурс]// «Аргументы Недели». – 2016. – №45 (536). –Режим доступа: http://argumenti.ru/society/n565/473789. (Дата обращения: 31.03.2017).
9.
Родимушкина О.В., Черникова И.А., Яковлев О.В. Социальная напряженность и протестная активность в России // Общество и право. – 2015. – № 1(51). – С. 300-304.
10.
Тучков. Е.В. Социальная напряженность в регионах центра России: механизмы диагностики и регулирования: дис. ... канд. соц. наук. – Москва, 2001. – 151 с.
11.
Федеральная служба государственной статистики: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gks.ru. (Дата обращения: 04.04.2017).
12.
Фонд общественное мнение: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://fom.ru. (Дата обращения: 01.04.2017).
13.
Центр экономических и политических реформ: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://cepr.su/ (Дата обращения: 02.04.2017).
14.
Центральная избирательная комиссия Российской Федерации: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.vybory.izbirkom.ru. (Дата обращения: 01.04.2017).
15.
Читинский городской портал: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://chita.ru. (Дата обращения: 03.04.2017).
16.
Parsons T. The Structure of Social Action. – N.Y.: Arno Press, 1937. – 371 р.
17.
Wright, Q. The Escalation of Conflicts. – Basingstoke: Macmillan Press, 1953. – 287 p.
References (transliterated)
1.
«Levada-Tsentr»: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:http://www.levada.ru. (Data obrashcheniya: 03.04.2017).
2.
Baranochnikov V.A. Sotsial'naya napryazhennost' v usloviyakh transformatsii sotsial'noi struktury sovremennogo rossiiskogo obshchestva (na materiala Orlovskoi oblasti): dis. ... kand. sots. nauk. – Moskva, 2015. – 188 s.
3.
Vnukova L.B. Faktory sotsial'no-politicheskoi napryazhennosti v regionakh //Sovremennye issledovaniya sotsial'nykh problem. – 2011.-№4 (t.8). – S.33-51.
4.
Vserossiiskii tsentr izucheniya obshchestvennogo mneniya: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:https://wciom.ru. (Data obrashcheniya: 02.04.2017).
5.
Zabaikalkraistat: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://chita.gks.ru. (Data obrashcheniya: 04.04.2017).
6.
Kozer L.A. Funktsii sotsial'nogo konflikta / Per. s angl. O. Nazarovoi; Pod obshch. red. L. G. Ionina. – M.: Ideya-press, 2000. – 295 s.
7.
Portal Zabaikal'skogo kraya: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: https://zabmedia.ru. (Data obrashcheniya: 02.04.2017).
8.
Reiting sotsial'noi napryazhennosti v regionakh Rossii[Elektronnyi resurs]// «Argumenty Nedeli». – 2016. – №45 (536). –Rezhim dostupa: http://argumenti.ru/society/n565/473789. (Data obrashcheniya: 31.03.2017).
9.
Rodimushkina O.V., Chernikova I.A., Yakovlev O.V. Sotsial'naya napryazhennost' i protestnaya aktivnost' v Rossii // Obshchestvo i pravo. – 2015. – № 1(51). – S. 300-304.
10.
Tuchkov. E.V. Sotsial'naya napryazhennost' v regionakh tsentra Rossii: mekhanizmy diagnostiki i regulirovaniya: dis. ... kand. sots. nauk. – Moskva, 2001. – 151 s.
11.
Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://gks.ru. (Data obrashcheniya: 04.04.2017).
12.
Fond obshchestvennoe mnenie: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:http://fom.ru. (Data obrashcheniya: 01.04.2017).
13.
Tsentr ekonomicheskikh i politicheskikh reform: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:http://cepr.su/ (Data obrashcheniya: 02.04.2017).
14.
Tsentral'naya izbiratel'naya komissiya Rossiiskoi Federatsii: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:http://www.vybory.izbirkom.ru. (Data obrashcheniya: 01.04.2017).
15.
Chitinskii gorodskoi portal: [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:https://chita.ru. (Data obrashcheniya: 03.04.2017).
16.
Parsons T. The Structure of Social Action. – N.Y.: Arno Press, 1937. – 371 r.
17.
Wright, Q. The Escalation of Conflicts. – Basingstoke: Macmillan Press, 1953. – 287 p.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"