по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация > Редакционный совет > Редакция > Аннотация журнала
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Модели стратегического целеполагания агропродовольственной политики в регионах
Барышников Николай Георгиевич

доктор экономических наук

профессор, кафедра "Бухгалтерский учет, анализ и аудит", Пензенская государственная сельскохозяйственная академия

440014, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Ботаническая, 33

Baryshnikov Nikolai Georgievich

Doctor of Economics

professor of the Department of Accounting, Analysis and Audit at Federal State-Funded Educational Institution 'Penza State Agricultural Academy' 

440014, Russia, Penza Region, Penza, 1-iy proezd Dobrolyubova 8, ap. 11

stoik55@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Самыгин Денис Юрьевич

кандидат экономических наук

доцент, Пензенский государственный университет

440026, Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40, ауд. 9-332

Samygin Denis Yur'evich

PhD in Economics

associate professor of the Department of Economic Cybernetics at Penza State University. 

440026, Russia, g. Penza, ul. Krasnaya, 40, aud. 9-332

vekont82@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Булычева Юлия Витальевна

научный сотрудник, Студенческий научно-производный бизнес-инкубатор, Пензенский государственный университет

440026, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Красная, 40

Bulycheva Yuliya Vital'evna

Research Fellow at Student's Research and Development Business Incubator of Penza State University 

440026, Russia, Penza, ul. Krasnaya, 40

julyabulycheva@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. Предметом исследования явилась региональная аграрная политика, в которой сегодня происходят значительные социально-экономические преобразования, направленные, в первую очередь, на обеспечение национальной продовольственной безопасности. В тоже время пока еще глубоко спорными остаются вопросы инструментальной и методологической поддержки обоснования целей и индикаторов стратегического развития сельского хозяйства. Поэтому проблеме разработки моделей и методов организационно-экономического механизма стратегического целеполагания уделяется особое внимание как на правовом, так и на научно-методическом уровне. В основу исследования положена методика ОЭСР, по количественной оценке, проводимой в регионах агропродовольственной политики, и инструменты эконометрического анализа. Информационными ресурсами выступили данные по сельскому хозяйству Пензенской области и соседних с ней регионов. В результате исследования получены новые данные и результаты о современном состоянии аграрной политики в исследуемом субъекте РФ, которая нуждается в серьезных методических корректировках по переориентации государственной политики в сельском хозяйстве, инструментами которых могут стать разработанные стратегические модели формирования агропродовольственной политики.
Ключевые слова: стратегическое целеполагание, стратегическое планирование, целевые индикаторы, аграрная политика, продовольственная безопасность, модели специализации, оценка госрегулирования, сельское хозяйство, норма защиты производителя, оценка поддержки производителя
DOI: 10.7256/2453-8809.2017.1.21301
Дата направления в редакцию: 04-12-2016

Дата рецензирования: 04-12-2016

Дата публикации: 01-04-2017

Исследование выполнено при финансовой поддержке проекта РГНФ 16-32-00015 и гранта Президента РФ МК-5177.2016.6

Abstract. The research subject is regional agricultural policy, undergoing significant socio-economic transformations, aimed at, first of all, the provision of national food safety. At the same time, the issues of instrumental and methodological support of substantiation of goals and the agricultural sector strategic development indexes are still highly controversial. Therefore, the problem of development of the models and methods of organizational and economic mechanism of strategic goal-setting, gets special attention both on the legal and the scientific and methodological levels. The research is based on the methodology of the Organization for Economic Cooperation and Development, which is aimed at quantitative assessment of regional agricultural and food policy, and the instruments of econometric analysis. The research is based on the data of the agricultural sector of Penza region and the neighboring regions. The author obtains new data on the current state of agricultural policy in studied region, which needs to be corrected. The developed strategical models of agricultural and food policy formation can serve as a base for the state agricultural policy reorientation. 

Keywords: state regulation assessment, specialization models, food safety, agricultural policy, goal indexes, strategic planning, strategic goal-setting, agriculture, producer protection norm, producer support assessment

Введение

Сегодня предвидение будущего развития экономики России становится одним из приоритетных направлений взаимодействия науки и власти. Принятый в 2014 году, Федеральный закона «О стратегическом планировании» [1] призван упорядочить процесс целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования социально-экономического развития отраслей экономики и сфер государственного и муниципального управления, обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

В аграрной сфере уже около 10 лет разрабатываются различного рода документы стратегического развития, такие как приоритетные проекты, стратегии, концепции, доктрины, целевые программы и т.п. Основным инструментом формирования агропродовольственной политики становится госпрограмма на 2013-2020 годы [3]. В обобщенном виде, редакцией этого документа предпринята серьезная попытка обосновать приоритетные направления развития аграрной экономики, спрогнозировать целевые индикаторы в сельском хозяйстве и выявить ресурсы их достижения [5].

Анализ фактического исполнения указанного документа ежегодно освещается в Национальном докладе о ходе реализации госпрограммы [4]. Как отмечает академик Г.В. Беспахотный, общую оценку можно сформулировать следующим образом: по отдельным направлениям, отдельным отраслям, отдельным регионам достигнуты успехи, а главные проблемы развития решаются неудовлетворительно. Важнейшая проблема, решения которой требует Доктрина продовольственной безопасности РФ, за последние годы обострилась [8]. В последнем отчете Главы Правительства перед Федеральным собранием 19 апреля 2016 года было отмечено, что только в 2015 году «впервые выполнили 5 из 8 показателей Доктрины продовольственной безопасности» [8].

Таким образом, обозначенное в Федеральном законе «О развитии сельского хозяйства», направление развития сельского хозяйства как экономической деятельности по производству сельскохозяйственной продукции, оказанию услуг в целях обеспечения населения российскими продовольственными товарами [2], пока, в полной мере, не реализовано.

Основная часть

Камнем преткновения стало методологическое обеспечение формирования документов стратегического планирования и прогнозирования. Из-за отсутствия теоретической и методологической базы планирования разработчики документов стратегического развития агроэкономики столкнулись с существенными трудностями [9].

В итоге документы стратегического развития представляют собой определенный набор различных индикаторов, мероприятий, инструментов и ресурсов развития сельского хозяйства, зачастую не обоснованных и не связанных между собой.

В рамках правого поля развития стратегического предвидения, органам власти предстоит разработать методологию планирования, совершенствовать инструменты прогнозирования развития отраслей экономики, и в первую очередь, сельского хозяйства. При реализации отдельных положений стратегического планирования в агропромышленном комплексе необходимо использовать накопленный опыт долгосрочного прогнозирования отрасли, учесть выявленные недостатки и упущения, обобщить имеющиеся в науке и применяемые в зарубежной практике инструменты оценки и формирования агропродовольственной политики.

Специалистами стран ОЭСР разработана методика сравнительного анализа уровня государственной поддержки сельскохозяйственного производства на основе определения эквивалента субсидий производителя и потребителя. Суть методики заключается в том, чтобы, с одной стороны, определить степень зависимости аграрных рынков от импортных тарифов и господдержки, с другой стороны, выявить сравнительные преимущества региона и дать количественную оценку уровня государственного регулирования и проводимой аграрной политики.

На начальной стадии анализа выявляют основные направления специализации области и районов в сельском хозяйстве с помощью индекса локализации (RCA). Он представляет собой соотношение объема производства определённого товара в области и объема производства этого же товара в России к соотношению объема производства продукции животноводства (или растениеводства, соответственно) в области и объем производства продукции животноводства (или растениеводства, соответственно) в России. Значения этого показателя, превышающие 100 %, свидетельствуют о наличии специализации региона в производстве данного товара [17].

Рисунок 1 – Региональные индексы локализации (RCA) по производству продукции сельского хозяйства, проц.

Природно-климатические условия позволяют сельскому хозяйству Пензенской области специализироваться на производстве сахарной свеклы, мяса крупного рогатого скота, свиней и птицы, молока. Для многих регионов, граничащих с областью, характерна похожая структура специализации в сельскохозяйственном производстве (рисунок 1).

В целом по области явного предпочтения какой-либо отрасли сельского хозяйства нет. Из отраслей растениеводства регион специализируется, прежде всего, на производстве сахарной свёклы. Производственная ориентация в этом секторе достаточно ярко выражена. Слабая ориентация наблюдается по производству зерновых, подсолнечника и овощей, что связано с их неэффективностью в данных природно-климатических условиях.

Основным направлением специализации области в животноводстве является производство мяса и молока, но их уровень выражен не существенно.

Специализация в сельском хозяйстве развитых стран является отражением государственной политики, направленной на обеспечение потребностей внутреннего рынка в продуктах питания [5, 6]. Рассматриваемые субъекты относится к тем регионам России, которые почти полностью обеспечивают потребности населения за счет собственного производства. Правда в отдельных случаях уровень потребления в этих регионах ниже физиологических норм и канонов потребительской корзины.

Важным этапом анализа является оценка продуктивности (рисунок 2 и 3) и себестоимости (рисунок 4) производства отдельных видов продукции в сопоставлении с другими регионами или муниципальными районами. Целью такого сопоставления является выявление относительных и абсолютных конкурентных преимуществ в продовольственном секторе изучаемых субъектов.

Рисунок 2 – Сравнительные показатели урожайности сельхозкультур к среднему уровню по России, проц.*

Согласно данным рисунка 2, отрасль растениеводства характеризуется низкой продуктивностью. Она ниже среднего уровня по России и большинства соседних субъектов РФ. Причём низкая урожайность сочетается с высокой себестоимостью. Например, по сравнению со средним уровнем по России урожайность сахарной свёклы значительно ниже, а себестоимость - выше.

Рисунок 3 – Сравнительные показатели продуктивности скота и птицы к среднему уровню по России, проц.

По отрасли животноводства можно отметить неплохую продуктивность скота. И хотя она по всем продуктам ниже среднего уровня по России, относительно соседних регионов область по этому показателю находится среди лидеров.

Рисунок 4 – Себестоимость сельскохозяйственной продукции к среднему уровню по России, проц.

Таким образом, сельскохозяйственная специализация рассматриваемых регионов не в полной мере соответствует продуктивности и себестоимости продукции. Приоритетные направления сельскохозяйственного производства характеризуются высокими затратами на единицу продукции и низкой урожайностью сельхозкультур. По основным культурам она ниже среднероссийского уровня и большинства соседних регионов, а себестоимость одна из самых высоких среди всех соседей конкурентов. В тоже время одна из самых высоких продуктивностей сочетается с одной из самой низкой себестоимостью в животноводстве, хотя специализация этой продукции в области недостаточно выражена. В целом, собственное производство обеспечивает потребность внутреннего рынка той продукцией, которая обходится наиболее дорого и не обеспечивает более дешёвой продукцией. В итоге от этого страдают конечные потребители и в первую очередь население.

Количественная оценка эффективности аграрной политики предусматривает выявление конечных получателей бюджетных трансфертов. Очевидно, что не всегда конечными получателями субсидии являются те экономические агенты, на поддержку которых направлена государственная программа. По оценкам ОЭСР в результате регулирования сельского хозяйства, получателями до 80% бюджетной поддержки являются не сельхозпроизводители, а другие субъекты. Конечными бенефициантами программ поддержки зачастую становятся производители ресурсов для сельского хозяйства и потребители продукции [17].

Количественная оценка уровня господдержки основывается на выявлении отклонений региональных цен от равновесных. Для этого используется показатель номинальной нормы или коэффициент защиты (НКЗ), который рассчитывается как соотношение региональной и справочной цены определённого продукта.

Если НКЗ > 1, это означает, что товаропроизводители получают субсидии. В то же время потребители продукции вынуждены платить более высокую цену, т. е. налицо налогообложение. Если НКЗ < 1, то сельское хозяйство чрезмерно облагается налогом. НКЗ = 1 характеризует нейтральную государственную политику. Чем больше НКЗ отличается от единицы, тем сильнее воздействие государственной политики на рынок конкретного продукта. Средневзвешенное значение даст нормативный коэффициент защиты всего сельскохозяйственного производства [12, с. 74].

В практике ОЭСР также принято проводить оценку поддержки производителя. Этот показатель отражает все трансферты сельхозпроизводителям, как от потребителей, так и от налогоплательщиков, получаемые производителями в результате проводимой государством политики поддержки сельского хозяйства. Положительный показатель означает позитивное государственное регулирование, отрицательный – негативное налогообложение.

Количественная оценка аграрной политики Пензенской области свидетельствует о её низкой направленности на продовольственный результат (рисунок 5).

Рисунок 5 – Количественная оценка эффективности аграрной политики в Пензенской области

Аналогичная картина наблюдается по отраслям растениеводства (НКЗ = 0,95) и животноводства (НКЗ = 0,97). Такая ситуация не соответствует специализации и самообеспеченности региона. Относительно российского рынка наблюдается более высокая затратность производства и низкая цена реализации продукции (например подсолнечник), что оказывает антистимулирующий эффект на производство. Наблюдается низкая защита производителей мяса скота и птицы, хотя регион не обеспечивает потребность внутреннего рынка в названной продукции.

В целом агарная политика негативно влияет на сельскохозяйственный сектор. Производители теряют 4,39% прибыли. При этом поддержка производителей сахарной свёклы, картофеля и яиц оказывается за счёт потребителей названной продукции.

В целом можно заметить, что защита товаропроизводителей районов не связана с концентрацией производства продукции по отраслям. Те районы, которые делают упор в производстве растениеводческой продукции, получают благоприятное воздействие со стороны государства на животноводческую продукцию, а продукция специализации чрезмерно подвержена налогообложению, и наоборот.

В целях повышения научной обоснованности и координации проведения агропродовольственной политики в регионах, предлагается разработать инструментальные средства зависимости уровня самообеспеченности сельскохозяйственной продукцией от степени ее локализации, а зависимость последней от состояния элементов аграрной политики, таких как урожайность, продуктивность, себестоимость, эффективность продаж, норма защиты, условия воспроизводства. Все зависимости можно представить в виде соответствующих моделей.

В целом по области наилучшим образом описывает соотношение «самообеспеченность (у) – локализация (х)» полиномиальная модель шестой степени на уровне 94%:

y = 0,000002*x6 - 0,0015*x5 + 0,5041*x4 - 82,662*x3 + 7254,9*x2 – 327868*x + 0,000006

Полученный тренд полностью адекватен и значим для оценки уровня продовольственной безопасности региона.

С помощью множественной линейной регрессии проведено моделирование уровня локализации (x) через призмы коэффициентов оценки аграрной политики: урожайность (продуктивность) в % к среднему показателю по региону (z1), себестоимость 1 ц в % к среднему показателю по региону (z2), эффективность продаж (выручка в % к себестоимости (z3)), номинальный коэффициент защиты (z4), кадастровая стоимость 1 гектара сельхозугодий в % к среднему показателю по региону (z5). В общем виде модель описывает состояние агропродовольственной политики региона на 98%:

х = 2,13*z1 + 48,88*z2 – 1,53*z3 – 6,41*z4 + 6,18*z5

Оценивая эластичность параметров модели можно отметить, что такие факторы как эффективность продаж и защита со стороны государства отрицательно влияют на уровень локализации производства продукции. Рост эффективности продаж и усиление влияния государства на 1% приводят к снижению локализации в целом по региону на 1,53% и на 6,41% соответственно. Отрицательное влияние нормы защиты на уровень локализации проявляется при производстве мяса овец и коз (2,41%), свиней (2,32%), скота и птицы (0,65%), молока (0,38%), картофеля (0,09%), овощей (0,02%). Положительное влияние на развитие производства оказывают урожайность (продуктивность), себестоимость, кадастровая стоимость сельхозугодий.

Заключение

Обобщая результаты исследования, следует заключить, что аграрная политика регионов сегодня должна быть ориентирована на повышение самообеспеченности и доступности высококачественными продовольственными товарами. Разработанные модели могут стать стратегическим инструментом целеполагания агропродовольственной политики на региональном уровне. На основе параметров этих моделей предполагается провести переориентацию агропродовольственной политики в регионах, заключающуюся в предоставлении поддержки в пользу проектов по производству стратегически значимых видов продукции и продовольствия на территории конкурентоспособных регионов.

Библиография
1.
Федеральный закон от 28.06.2014 N 172-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О стратегическом планировании в Российской Федерации"
2.
Федеральный закон от 29.12.2006 N 264-ФЗ (ред. от 12.02.2015) "О развитии сельского хозяйства"
3.
Постановление Правительства РФ от 14.07.2012 N 717 (ред. от 19.12.2014) "О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы"
4.
Распоряжение Правительства РФ № 864-р от 10.05.2016 «Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2015 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы»
5.
Барышников Н.Г. Моделирование агропродовольственной политики региона / Н.Г. Барышников, Д.Ю. Самыгин // Экономика сельского хозяйства России. 2016. № 1. С. 71-76.
6.
Барышников Н.Г. Оценка агропродовольственной политики региона / Н.Г. Барышников, Д.Ю. Самыгин // Агропродовольственная политика России. 2013. № 10. С. 6-10.
7.
Барышников Н. Прогнозные сценарии развития сельского хозяйства региона / Н. Барышников, Д. Самыгин // Экономист. 2013. № 12. С. 77-85.
8.
Беспахотный Г. Проблемы стратегического планирования развития сельского хозяйства // Экономика сельского хозяйства России. 2013. № 7/8. С. 9-15.
9.
Беспахотный Г.В. Финансирование государственных программ по импортозамещению в сельском хозяйстве / Г.В. Беспахотный // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2016. № 1. С. 19-22.
10.
ЕМИСС Государственная статистика (https://www.fedstat.ru/indicator/37164.do. Дата обращения 02.06.2016)
11.
Келейникова С.В. Моделирование продовольственной политики на рынке овощной продукции / С.В. Келейникова, Д.Ю. Самыгин, Н.А. Шлапакова // Аграрная Россия. 2014. № 11. С. 29-36.
12.
Кондратьева И. Количественная оценка уровня государственного регулирования сельского хозяйства / И. Кондратьева // АПК: экономика, управление. 2006. № 2. С. 71-77.
13.
Милосердов В. Санкции, эмбарго продовольствия, импортозамещение / В. Милосердов // Экономика сельского хозяйства России. 2014. № 11. С. 13-20.
14.
Официальный сайт Правительства РФ (http://government.ru/news/22717. Дата обращения 22.04.2016)
15.
Самыгин Д.Ю. Оценка экономической добавленной стоимости сельского хозяйства Пензенской области / Д.Ю. Самыгин, Н.Г. Барышников, Е.В. Исаев // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. 2013. № 3(7). С. 79-85.
16.
Самыгин Д.Ю. Стратегическое планирование аграрной экономики: инструменты целеполагания / Д.Ю. Самыгин, Н.Г. Барышников // Экономика сельского хозяйства России. 2016. № 8. С. 68-75.
17.
Серова Е., Карлова Н., Тихонова Т., Храмова И., Шик О. Обзор бюджетных расходов на сельское хозяйство (региональный аспект). М., 2003. 129 с.
18.
OECD. Agricultural policies, Markets and Trade in OECD Countries: Monitoring and Evaluation. Various years/
19.
Samygin D.Yu., Baryshnikov N.G. Scenarios of Agricultural Business Development in Penza Oblast: Forecast and Risk Estimate // Studies on Russian Economic Development. 2015. Vol. 26. No. 1. pp. 59–62. DOI: 10.1134/S107570071501003
20.
Антамошкина Е.Н. Методика оценки эффективности аграрной политики в обеспечении продовольственной безопасности региона // Национальная безопасность / nota bene. 2016. № 1. C. 69 - 77. DOI: 10.7256/2073-8560.2016.1.15021.
21.
Иванов Е.О. Понятие стратегического политического планирования // Тренды и управление. 2013. № 2. C. 196-206. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.2.5215.
22.
Ханнанова Т.Р. Становление и развитие государственной аграрной политики: сравнительный индикативный анализ // Политика и Общество. 2013. № 3. C. 282 - 293. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.03.4.
23.
Кононков П.Ф. Обеспечение продовольственной безопасности СССР
во время Великой Отечественной войны // Национальная безопасность / nota bene. 2013. № 3. C. 408-417. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.3.5276.
24.
Селюков А.Д. Факторы целеполагания финансовой деятельности государства // Политика и Общество. 2013. № 4. C. 386 - 393. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.04.1.
References (transliterated)
1.
Federal'nyi zakon ot 28.06.2014 N 172-FZ (red. ot 03.07.2016) "O strategicheskom planirovanii v Rossiiskoi Federatsii"
2.
Federal'nyi zakon ot 29.12.2006 N 264-FZ (red. ot 12.02.2015) "O razvitii sel'skogo khozyaistva"
3.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 14.07.2012 N 717 (red. ot 19.12.2014) "O Gosudarstvennoi programme razvitiya sel'skogo khozyaistva i regulirovaniya rynkov sel'skokhozyaistvennoi produktsii, syr'ya i prodovol'stviya na 2013-2020 gody"
4.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF № 864-r ot 10.05.2016 «Natsional'nyi doklad o khode i rezul'tatakh realizatsii v 2015 godu Gosudarstvennoi programmy razvitiya sel'skogo khozyaistva i regulirovaniya rynkov sel'skokhozyaistvennoi produktsii, syr'ya i prodovol'stviya na 2013-2020 gody»
5.
Baryshnikov N.G. Modelirovanie agroprodovol'stvennoi politiki regiona / N.G. Baryshnikov, D.Yu. Samygin // Ekonomika sel'skogo khozyaistva Rossii. 2016. № 1. S. 71-76.
6.
Baryshnikov N.G. Otsenka agroprodovol'stvennoi politiki regiona / N.G. Baryshnikov, D.Yu. Samygin // Agroprodovol'stvennaya politika Rossii. 2013. № 10. S. 6-10.
7.
Baryshnikov N. Prognoznye stsenarii razvitiya sel'skogo khozyaistva regiona / N. Baryshnikov, D. Samygin // Ekonomist. 2013. № 12. S. 77-85.
8.
Bespakhotnyi G. Problemy strategicheskogo planirovaniya razvitiya sel'skogo khozyaistva // Ekonomika sel'skogo khozyaistva Rossii. 2013. № 7/8. S. 9-15.
9.
Bespakhotnyi G.V. Finansirovanie gosudarstvennykh programm po importozameshcheniyu v sel'skom khozyaistve / G.V. Bespakhotnyi // Ekonomika sel'skokhozyaistvennykh i pererabatyvayushchikh predpriyatii. 2016. № 1. S. 19-22.
10.
EMISS Gosudarstvennaya statistika (https://www.fedstat.ru/indicator/37164.do. Data obrashcheniya 02.06.2016)
11.
Keleinikova S.V. Modelirovanie prodovol'stvennoi politiki na rynke ovoshchnoi produktsii / S.V. Keleinikova, D.Yu. Samygin, N.A. Shlapakova // Agrarnaya Rossiya. 2014. № 11. S. 29-36.
12.
Kondrat'eva I. Kolichestvennaya otsenka urovnya gosudarstvennogo regulirovaniya sel'skogo khozyaistva / I. Kondrat'eva // APK: ekonomika, upravlenie. 2006. № 2. S. 71-77.
13.
Miloserdov V. Sanktsii, embargo prodovol'stviya, importozameshchenie / V. Miloserdov // Ekonomika sel'skogo khozyaistva Rossii. 2014. № 11. S. 13-20.
14.
Ofitsial'nyi sait Pravitel'stva RF (http://government.ru/news/22717. Data obrashcheniya 22.04.2016)
15.
Samygin D.Yu. Otsenka ekonomicheskoi dobavlennoi stoimosti sel'skogo khozyaistva Penzenskoi oblasti / D.Yu. Samygin, N.G. Baryshnikov, E.V. Isaev // Modeli, sistemy, seti v ekonomike, tekhnike, prirode i obshchestve. 2013. № 3(7). S. 79-85.
16.
Samygin D.Yu. Strategicheskoe planirovanie agrarnoi ekonomiki: instrumenty tselepolaganiya / D.Yu. Samygin, N.G. Baryshnikov // Ekonomika sel'skogo khozyaistva Rossii. 2016. № 8. S. 68-75.
17.
Serova E., Karlova N., Tikhonova T., Khramova I., Shik O. Obzor byudzhetnykh raskhodov na sel'skoe khozyaistvo (regional'nyi aspekt). M., 2003. 129 s.
18.
OECD. Agricultural policies, Markets and Trade in OECD Countries: Monitoring and Evaluation. Various years/
19.
Samygin D.Yu., Baryshnikov N.G. Scenarios of Agricultural Business Development in Penza Oblast: Forecast and Risk Estimate // Studies on Russian Economic Development. 2015. Vol. 26. No. 1. pp. 59–62. DOI: 10.1134/S107570071501003
20.
Antamoshkina E.N. Metodika otsenki effektivnosti agrarnoi politiki v obespechenii prodovol'stvennoi bezopasnosti regiona // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2016. № 1. C. 69 - 77. DOI: 10.7256/2073-8560.2016.1.15021.
21.
Ivanov E.O. Ponyatie strategicheskogo politicheskogo planirovaniya // Trendy i upravlenie. 2013. № 2. C. 196-206. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.2.5215.
22.
Khannanova T.R. Stanovlenie i razvitie gosudarstvennoi agrarnoi politiki: sravnitel'nyi indikativnyi analiz // Politika i Obshchestvo. 2013. № 3. C. 282 - 293. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.03.4.
23.
Kononkov P.F. Obespechenie prodovol'stvennoi bezopasnosti SSSR
vo vremya Velikoi Otechestvennoi voiny // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2013. № 3. C. 408-417. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.3.5276.
24.
Selyukov A.D. Faktory tselepolaganiya finansovoi deyatel'nosti gosudarstva // Politika i Obshchestvo. 2013. № 4. C. 386 - 393. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.04.1.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"