Статья 'Психологическое здоровье молодежи в условиях социокультурных трансформаций современного общества' - журнал 'Психолог' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Психологическое здоровье молодежи в условиях социокультурных трансформаций современного общества

Шутенко Елена Николаевна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра общей и клинической психологии, Белгородский государственный национальный исследовательский университет

308012, Россия, Белгородская область, г. Белгород, ул. Костюкова, 34, оф. 34

Shutenko Elena Nikolaevna

PhD in Psychology

Associate Professor of the Department of General and Clinical Psychology at Belgorod National Research University

308012, Russia, Belgorodskaya oblast', g. Belgorod, ul. Kostyukova, 34, of. 34

avalonbel@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8701.2018.3.27044

Дата направления статьи в редакцию:

03-08-2018


Дата публикации:

13-08-2018


Аннотация.

Статья посвящена проблеме укрепления психологического здоровья молодежи в кризисно-трансформационной ситуации развития общества. Цель исследования заключалась в идентификации особо серьезных социокультурных деформаций, негативно отражающихся на психологическом статусе современной российской молодежи. Предметом исследования выступало психологическое здоровье как феномен институциональной и ментальной целостности социума. В отношении развития молодежи данный феномен рассматривался как эффект и результат ее продуктивной социализации, формирования адекватной картины мира, позитивного самосознания и конструктивных паттернов жизнедеятельности. Научная рефлексия проблемы выполнена на основе методологии социокультурной детерминации психологического развития личности и социальных групп. Представлен анализ исследований и подходов в области психологии здоровья. Показаны ведущие тенденции деформации писхосферы и молодежного сознания. Описаны основные уровни идентификации социокультурных вызовов здоровью молодого поколения: гео-культурный, исторически-формационный, социально-политический, политико-экономический, социологический, психологический. Новизна работы заключается в концептуальном переходе от эгоцентрической парадигмы понимания психологического благополучия и здоровья к культуроцентрической парадигме с опорой на жизненно-деятельный план личности как полноценного субъекта. Полученные результаты могут служить важным теоретическим подспорьем для анализа культурогенных факторов психологического здоровья молодежи и разработки комплексных мер по его укреплению и поддержанию в современных условиях

Ключевые слова: психологическое здоровье, молодежь, эгоцентрическая доминанта, деформация психосферы, самореализация, полноценный субъект, общество потребления, информационная зависимость, девальвация ценностей, социокультурные вызовы

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-013-01151 «Самореализация студенческой молодежи как показатель и фактор ее психологического здоровья в условиях социокультурных вызовов российскому обществу» на 2018-2020 годы.

Abstract.

The article is devoted to the problem of strengthening the psychological health of young people in a crisis-transformational situation of the development of society. The purpose of the study was to identify particularly serious sociocultural deformations that negatively affect the psychological status of modern Russian youth. The subject of the research is the psychological health as a phenomenon of the institutional and mental integrity of society. With regard to the development of youth, this phenomenon was considered as an effect and result of its productive socialization, the formation of an adequate picture of the world, positive self-awareness and constructive patterns of life activity. The scientific reflection of the problem is made on the basis of the methodology of sociocultural determination of the psychological development of a person and social groups. The analysis of research and approaches in the field of health psychology is presented. The leading tendencies of deformation of the pisosphere and youth consciousness are shown. The basic levels of identification of sociocultural challenges to the health of the young generation are described: geo-cultural, historical-formational, sociopolitical, political-economic, sociological, psychological. The novelty of the work is caused by the author's conceptual transition from the egocentric paradigm of understanding psychological well-being and health to a culture-centric paradigm based on the life-activity plan of the individual as a full-fledged subject. The obtained results can serve as an important theoretical tool for the analysis of cultural-genetic factors of the psychological health of young people and the development of comprehensive measures to strengthen and maintain it under modern conditions. 

Keywords:

information addiction, consumer society, full-fledged subject, self-realization, deformation of the psychosphere, egocentric dominant, youth, psychological health, devaluation of values, socio-cultural challenges

Введение

Психологическое здоровье современной молодежи все более тревожит прогрессивную часть общества, волнует многих видных исследователей и мыслителей. Будущее страны во многом зависит от того, насколько дееспособным и жизнеспособным будет молодое поколение, какой образ мышления и поведения сложится сегодня в молодежной среде, в какой мере оно сможет впитать опыт культуры, воспринять живую традицию и ценности народа, стать полноценным субъектом, реализующим свой личностный потенциал.

Происходящие на рубеже двух последних веков системные социокультурные трансформации общества большей частью негативно отражаются на молодом поколении, которое мучительно ищет свой путь обретения достойной жизни в условиях нарастающей неопределенности. Сегодняшняя российская молодежь, помимо собственных возрастных проблем в локальном социальном контексте, оказывается под прицелом действия различных деструктивных сил в глобальной информационной войне против нашей страны со стороны коллективного Запада. Используя изощренные социальные и психологические технологии при помощи современных масс- медиа, Интернет- ресурсов, социальных сетей, различных НКО и пр., эти силы навязывают молодому сознанию искаженные формы идентичности и самореализации, прививают культ вседозволенности и смерти, эстетику уродства и моду на безобразное. Особую силу обрели мистически-иррациональные, трансгуманитарные и патологические практики самосознания, архаичные формы мышления и поведения, и т.п. Вместо полноценной жизнедеятельности культивируется банальное самоутверждение в рамках культуры потребления-пользования, в которой окружающий мир и общество предстают как сфера услуг для удовлетворения эгоистических желаний.

К сожалению, современная культура и образование не успевают дать нужный ответ этим трансформациям, и молодежь оказывается один на один со своими проблемами. Как следствие в молодежной среде отмечается рост таких явлений как апатия, инфантилизация, аддикция, дерационализация сознания, примитивизация мышления, наркотизация, информания и пр. Для подготовки жизнеспособной молодежи необходима определенная система мер и действий общества по организации соответствующих условий роста и развития полноценной и здоровой личности.

Состояние научной разработки проблемы. Проблематика психологического здоровья выступает в числе ведущих областей психологической науки и находится в сфере приложения усилий смежных научных отраслей (Б.С. Братусь, 1988; И.И. Брехман, 1990; A.A. Бодалев, Г.Т. Ганжин, A.A. Деркач, 2000; И.М. Быховская, 2000; Д. Вутулкас, 1997; С. Ганеман,1992; O.Л. Даниленко, 2000; В.П. Казначеев, Е.А. Спирин, 1991; Е.Р. Калитеевская, 1999; В.П. Петленко, Д.Н. Давиденко,1998; А.Б. Холмогорова, Н.Г. Гараян, 1999; U. Flick, 2000; J. Gordon; 1996, M. Murray, К. Chamberlain, 1998; R. Schwarzer, R. Fuchs, 1995; H. Stam, 2000 и др.).

При этом долгое время большая часть исследований ограничивалась рамками проблемы психического здоровья, в трактовках которой преобладало понятие о сложном, многофакторном явлении, определяющем репродуктивные и созидательные функций, как отдельных индивидов, так и целых сообществ (Б.Г. Юдин, 2000; В.М. Розин, 2000; Э. Фромм, 1998; D. Marks, M. Murray, В. Evans, 2000; H. Stam, 2000; К.С. Schou, J. Hewison, 1998; S. Wilkinson, 1998). Основным признаком психического здоровья признавалось отсутствие болезненных проявлений (А.Е. Личко, Ю.А. Александровский, П.Б. Ганнушкин, С.Ю. Головин, Г.К. Ушаков и др.) [12].

Вместе с тем, многие значимые аспекты проблематики здоровья личности были раскрыты явно недостаточно. В доминирующих концепциях и объяснительных схемах давалось редукционистское понимание феномена здоровья, в котором все многообразие его проявлений сводилось к биологическим или психофизиологическим аспектам. Эти подходы сегодня признаются недостаточными для адекватного понимания всей совокупности феноменов и факторов обеспечения целостного здоровья человека (И.В Дубровина, 1997, 2000; О.С. Васильева, 1998; Д. Вутулкас, 1997; В.П. Казначеев, Е.А. Спирин, 1991; В.М. Розин, 2000 и др.).

Продвижение исследований в данной области связано с преодолением медико-психиатрической доминанты и переходом к собственно личностной трактовке в рамках понятия «психологическое здоровье» (Б.С. Братусь, И.В. Дубровина и др.). Если термин «психическое здоровье » фактически охватывает лишь отдельные психические процессы и механизмы; то «психологическое здоровье », как отмечает И.В. Дубровина, характеризует личность в целом, указывает на «… свойство развитой личности. Оно представляет собой одно из важнейших состояний личности и связано с нравственным развитием человека» [5, с. 69].

Новые исследования исходят из принципиального положения о том, что человек, будучи вполне психически здоровым (обладает хорошей памятью и развитым мышлением, ставит сложные цели, весьма деятелен, руководствуется осознанными мотивами, достигает успехов, избегает неудач и т.п.) может при этом быть личностно ущербным, неполноценным и больным (не координирует и не направляет свою жизнь на достижение человеческой сущности, разобщен с ней, удовлетворяется суррогатами и т.п.) [4].

Многие эвристичные исследования психологического здоровья ведутся с позиций антропологического подхода (А.В. Шувалов), экологической психологии С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин), эвдемонического подхода (Э. Деси, Р. Райан, Э. Динер, С. Рифф, Б. Сингер), валеологии, герменевтической психологии, синергетики и других общенаучных и междисциплинарных подходов. Исследования в области развития личности большую роль в психологическом здоровье отводят процессу самосознания (В.С. Мухина, A.M. Прихожан, Е.А. Серебрякова, Л.С. Славина, Т.Н. Юферева, С.Г. Якобсон и др.).

Исследователи, анализирующие феномен психологического здоровья в онтогенетическом измерении, делают акцент на таких показателях как: характеристики общения со сверстниками, замкнутость, тревожность, агрессивность, искаженная мотивация, неадекватная самооценка и т. п. (И.В. Дубровина, А.В. Шувалов, В.Э. Пахальян и др.). В качестве критериев здоровой личности рассматриваются такие характеристики, как стремление к самоактуализации, позитивные смысложизненные ориентации, адекватное самоотношение, оптимизм и т.п. (Н. Брэдберн, М. Багери, О.И. Лелякова, Г. Олпорт, А.А. Печеркина и др.) [21].

Преодоление эгоцентрической доминанты. Проблема психологического здоровья выступает одной из приоритетных в западной психологии, и представляет самостоятельную отрасль - «Health psychology» (J. Gordon, 1996; R.S. Silver, V. Elderkin, H. Waitzkin,1998; M. Murray, K. Chamberlain, 1998; J. Hewison, K.C. Schou, 1998, U. Flick, 2000; R. Schwarzer, R. Fuchs, 1995; H. Stam, 2000; S. Wilkinson, 1998; H. Stam, 2000). Весте с тем, в этом направлении также отмечался длительный психиатрический и психофизиологический уклон, который уступил тенденции к расширению и углублению научных знаний в области здоровой личности в рамках конкретных задач равно как медицинской, так и психологической практики. В современных работах предпринимаются усилия заполнить существующий пробел, выявить неучтенные или мало исследованные стороны и измерения здоровья, сопряженные с фундаментальными аспектами человеческого существования [18].

В отношении развития молодежи многие исследования связывают психологическое здоровье с процессом ее полноценной самореализации. Эти работы в большинстве случаев сложились под влиянием научной традиции, заложенной в русле гуманистической психологии (А. Маслоу, Г. Оллпорт, Э. Фромм, В. Франкл, Р. Мэй, Э. Эриксон и др.). Согласно данной традиции, феномен здоровья рассматривается как атрибутивный признак полноценно функционирующей личности, беспрепятственно реализующей свою самость (Self ) [13]. Представители этого направления базовыми в психологическом здоровье считают аутентичность личности, ее зрелость, самоактуализацию, самопринятие и пр.

Между тем, развитие новых направлений связывается с пересмотром эгофильных положений гуманистической психологии. Новые подходы формируются по линии преодоления само-центрической доминанты (от «самость») в пользу социокультурной детерминации. Как писал Д.А. Леонтьев: «Громадную ошибку допустил великий психолог Карл Роджерс, который отождествил человеческий потенциал с тем, что в нас заложено от природы... Наш природный потенциал не есть наш человеческий потенциал. Человеческий потенциал не внутри нас, он в наших отношениях с миром» [9].

В этой связи, неслучайно на первый план выходят комплексные, гуманитарно-центрические работы, стремящиеся раскрыть многообразие форм, путей и механизмов реализации личности ее сущности как здорового социального субъекта в его бытии с миром [23].

Мы рассматриваем психологическое здоровье молодежи как эффект и результат ее продуктивной социализации, формирования адекватной картины мира, позитивного самосознания и конструктивных паттернов жизнедеятельности. В процессуальном плане психологическое здоровье отражается и укрепляется в ходе самореализации, достигающей своей главной задачи, а именно развития личностного потенциала молодого человека как дееспособного субъекта разносторонней деятельности (трудовой, учебной, научной, профессиональной, спортивной, культурной, досуговой, и др.). Успешная самореализация студенческой молодежи может служить ресурсом и показателем качественного построения образовательной практики и жизненной среды, обеспечивающей полноценное психологическое здоровье будущего поколения [15].

Новизна предлагаемой постановки проблемы заключается в концептуальном переходе от эгоцентрической парадигмы понимания психологического благополучия и здоровья к культуроцентрической парадигме с опорой на жизненно-деятельный план личности как полноценного субъекта.

Психологическая деформация общества. Психологическое здоровье молодежи зависит от состояния психосферы, от доминирующих в обществе отношений. Сегодня молодое поколение вступает в мир, переполненный противоречиями и деформациями, в мир спланированного абсурда и хаоса, неопределенности и разобщенности, глубинного распада культурных норм и традиционных ценностей [1; 2; 8; 22].

В социо-культурном измерении современное общество все больше погружается в пучину иррациональных страстей, постмодернистского дурмана и глобальной деконструкции ментальных основ цивилизации [10]. Будущее как никогда прежде не представляется таким пугающим, неопределенным и обрывистым. Нарастающая неосознанность происходящего препятствует движению общества вперед, поскольку сознание и культура оказываются опрокинутыми в сегодняшний день и будущее уже остается за гранью рефлексии. Для бóльшей массы людей и, прежде всего, молодежи, время свернулось до пределов видимой жизни, прежнее ощущение далекого (но достижимого) светлого будущего сменилось разочарованием и ощущением беспросветного настоящего, не дающего смысла и надежды на завтрашний день. Чувство тупика, конца истории, эпохи разобщенности, грядущей пустоты и др. доминирует сегодня в гуманитарных исследованиях [2]. В свое время выдающийся психолог-гуманист В. Франкл описал ноогенный невроз как типичный психологический недуг человека западного общества, вызванный ценностным вакуумом и потерей смысла жизни, сегодня этот недуг стал также реальностью и для российского общества [17].

В социально-экономическом измерении к концу минувшего столетия ученые констатируют наличие системной трансформации социальной структуры в связи с демонтажем модели «общества социального благосостояния» ("Welfare state") с опорой на крепкий средний класс производителей и заменой ее на модель «общества потребления», основу которого составляет массовый потребитель-пользователь [3]. На психологическом уровне такая трансформация вызывает ряд изменений в структуре личности, которые приводят к непомерному разрастанию потребностной сферы за счет уменьшения вершинной ценностно-смысловой сферы. Отмечается сдвиг потребностей на ценности [14]. Жизнь человека становится зависимой от потребления различных «благ» в условиях умело сфабрикованного рынка спроса и предложений. Индивид осознает свою весомость и значимость, свое достоинство, если продуцирует определенный тип потребительского поведения, а не знания, умения, личные убеждения, идеалы и ценности. Последние также предлагаются ему в виде готового товара за сходную цену.

В литературе отмечается важное следствие общества потребления, деформирующее ведущую деятельность, а именно подмена понятий «труд» и «творчество» категорией «услуги». Производительный труд сходит на нет. Жизненный успех индивида измеряется не тем, сколько он сделал или произвел, а тем, сколько он потребил [3].

Особо болезненно происходящие трансформации отражаются на молодом поколении, которое стремится занять свое место в жизни в условиях неосознанности происходящего [7]. В этих условиях современная молодежь как никогда нуждается в понимании того, что происходит и как с этим жить, на что можно опереться в этой жизни, чтобы не только обрести, но и не потерять себя. На современном этапе молодым людям жизненно важно, чтобы кто-то объяснял им суть происходящего, передавал опыт решения проблем, открывал пути развития. Во все времена эту роль выполняла система образования, воспитания и культура в целом [19].

К сожалению, современная культура и воспитательные институты, будучи сами мишенями в глобальной игре влияния, не могут дать внятные убедительные объяснительные концепты и привлекательные примеры для жизни молодежи. В надежде найти для себя нужные ответы сегодняшняя молодежь массово уходит в параллельный мир информационных технологий и социальных сетей, становясь легкой добычей для различного рода асоциальных проектов.

Информатизация как инструмент ценностного опустошения молодежного сознания. Как уже отмечалось, в обществе массового потребления мир ценностей подменяется «корзиной потребностей», а пространство живого социального общения заменяется сетью удаленных коммуникаций [8], предвещающей «конец социального» [21]. Для воспроизводства потребностей в таком сетевом квазиобществе надобность в услугах образовательных и воспитательных учреждений отпадает, поскольку продвигаются более эффективные инструменты воздействия, и прежде всего, СМИ и различные коммуникативные Интернет-технологии. Именно они сегодня реально воспитывают и формируют сознание современной молодежи, эксплуатируя одну из главных потребностей человека, его познавательную потребность, выражающуюся в любознательности. Как известно, И.П. Павлов связывал эту потребность с рефлексом «Что такое?», которому отводил важнейшую функцию в формировании поведения как животных, так и человека [11]. Современные СМИ и Интернет, используя всю мощь новейших информационно-коммуникационных технологий, прочно оседлали данный рефлекс. Замкнув на себя любопытство и любознательность молодежи, они уводят ее неискушенное сознание в мир бесконечных и непрерывных информационных потоков, готовых ответов и решений всех проблем.

Завладевая сенсорно-перцептивным аппаратом психической деятельности, современные СМИ и Интернет стали частью человеческого восприятия. Создав видимость объективного отражения реальности, они заслонили собой реальность и создали свою реальность, в которой действуют иные законы и в которую проваливаются сегодня миллионы подключенных пользователей, и прежде всего молодежь [6].

В чем состоят основные функции СМИ и Интернета в современном мире потребления и глобальной информационной войны? Ученые говорят, что сегодня мы имеем дело с беспрецедентными средствами массовой рекламы, дезинформации, манипуляции и «промывания мозгов». Специалисты психологи, физиологи, врачи говорят о пагубности влияния информационных технологий на развитие психики современной молодежи [15; 16]. Уже отмечаются массовые случаи информационной зависимости, интоксикации и информомании. Бесконтрольный, неограниченный Интернет приводит к массовым психическим заболеваниям, человек не может существовать без постоянных информационных инъекций, нарушается его способность самостоятельно мыслить, познавать, принимать решения и т.д.. Логика информационного потребления требует нарастающих информационных впечатлений, которыми постоянно бомбардируется мозг, что приводит в итоге к деградации сознания, в котором задействуются только функции рецепции и восприятия, и атрофируются другие, высшие психические функции памяти, мышления, воображения, они просто не успевают включаться.

Таким образом, мир информационных технологий в обществе потребления – это мир массовой зависимости, манипуляции и деградации. Между тем, именно в этом мире происходит сегодня реальное воспитание и формирование подрастающих поколений.

Уровни рефлексии социокультурных трансформаций в молодежной среде. Ученые различных отраслей находят веские объяснительные версии происходящим социокультурным деформациям в молодежном сознании на разных уровнях гуманитарной рефлексии.

На геополитическом и гео-культурном уровнях происходящие трансформации объясняются попыткой однополярной глобализации мира, направленной на уничтожение национальных государств, традиционных институтов и ценностей, стирание суверенитетов и растворение основ культуры.

На исторически-формационном уровне гуманитарные вызовы современности объясняются распадом советской системы (как мировой антикапиталистической системы), когда весь мир стал капиталистическим и необходимость поддержания «ценностных рамок» прежнего традиционного баланса сил отпала за ненадобностью.

На социально-политическом уровне ученые говорят о необъявленной, но методичной и разноплановой психо-исторической войне коллективного запада против нашей страны, направленной на уничтожение духовного кода нации и идентичности подрастающего поколения.

На политико-экономическом уровне речь идет об установлении диктатуры транснациональных корпораций и мировой корпоратократии, свертывании института демократии и рыночной экономики, и переходе к новой форме иерархии и системе распределения.

На социологическом уровне возникшие противоречия и трансформации в последнюю четверть века объясняются сменой парадигм общественного устройства, когда вместо модели общества «социального благосостояния» активно продвигается модель «общества потребления» со всеми вытекающими последствиями.

На психологическом уровне происходящие изменения связаны с переделкой самого человека, превращение его из носителя культурных ценностей в носителя потребностей с набором необходимых компетенций для обслуживания других и самого себя. На данном уровне речь идет о проекте дегуманизации личности, направленном на утрату ее способности быть субъектом. По сути, в психологическом смысле мы имеем дело с целенаправленным, незаметным, широкомасштабным гуманитарным экспериментом. По своей глубине и размаху этот эксперимент еще не имел себе равных в истории, к нему подключена вся мощь современных западных масс- медиа, СМИ, Интернет- ресурсов, социальных сетей, различных НКО, общественных и благотворительных организаций и фондов, всевозможных гуманитарных служб и агентств и пр. В этот эксперимент осуществляются громадные финансовые вливания, обеспечивается его научно-теоретическая и прикладная разработка, политико-правовая поддержка и информационные прикрытия, к нему подключены тысячи и десятки тысяч интеллектуалов со всего мира. Одна из ключевых задач этого проекта по дегуманизации личности заключается в изъятии из сознания традиционных ценностей и замене их различного рода потребностями.

Выводы

В целом для развития психологически здоровой молодежи необходима ценностно-смысловая и нормативная реконструкция социо- культурного пространства функционирования отечественной культуры и системы образования современного российского общества. Необходимо преодолеть ценностный вакуум, который разъедает культуру, стирает временную перспективу и смысловую конструкцию общества. Но для этого само общество должно пройти нелегкий путь самосознания, понять самое себя, осознать свой цивилизационный путь и выбор, понять, каким ему быть. Для современной молодежи наличие ценностной шкалы – это гарантия ее национальной и социокультурной идентичности, а для общества и страны – это гарантия будущего.

В том случае, если общество осознает и примет свой ценностный импульс, найдет для себя систему нужных смысловых координат, то для подготовки здоровой, жизнеспособной молодежи может быть найдена адекватная система мер и действий по организации соответствующих условий роста и развития личности. Во все времена немаловажная роль в этом отводилось системе образование. Для студенческой молодежи современный вуз должен стать сферой продуктивной самореализации, в которой каждому студенту даются равные возможности и условия сформировать свой профессиональный, культурный, гражданский образ, выстроить свое будущее. При этом сама высшая школа нуждается в существенном усилении своей социализирующей функции в соответствии с новыми вызовами времени, в условиях развития новых форм и практик формирования сознания, в том числе на базе новейших гуманитарных и коммуникативно-информационных технологий.

Библиография
1.
Бауман З. Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2002. 390 с.
2.
Белл Д., Иноземцев В. Л. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI века. М.: Центр исследований постиндустриального общества. 2007. 304 с.
3.
Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры / Пер. с фр., послесл. и примеч. Е. А. Самарской. М.: Культурная революция; Республика, 2006. 269 с.
4.
Братусь Б.С. Образ человека в гуманитарной, нравственной и христианской психологии // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Д. А. Леонтьев, В. Г. Щур (ред.). М., 1997. С.3-29.
5.
Дубровина И.В. Психологическое здоровье личности в контексте возрастного развития // Развитие личности. 2015. № 2. С. 67-95.
6.
Зелинский С.А. Информационно-психологическое воздействие на массовое сознание. СПб.: СКИФИЯ, 2008. 407 с.
7.
Ильинский И.М. Между Будущим и Прошлым: Социальная философия Происходящего. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. 664 с.
8.
Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.
9.
Леонтьев Д.А., Братченко С.Л. Пунктирный человек М.: Смысл, 1999. 181 с.
10.
Огурцов А.П. Постмодернистский образ человека и педагогика // Человек. 2001. № 3. С.5-17.
11.
Павлов И.П. Лекции о работе больших полушарий головного мозга // Полное собрание сочинений. М.: АН СССР, 1951-1954. Т. 4. 1951. 452 с.
12.
Психологическое здоровье личности и духовно-нравственные проблемы современного российского общества. Сер. "Труды Института психологии РАН" / Отв. Ред.: А.Л. Журавлев
13.
Роджерс К.Р. Полноценно функционирующий человек. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс, 1994. С. 234-247.
14.
Ситаров В.А. Ценностные трансформации современной студенческой молодежи // Знание. Понимание. Умение. 2017. №2. С. 202–210.
15.
Ситаров В.А., Шутенко А.И., Шутенко Е.Н. Психологические особенности студенческой молодежи с различным уровнем самореализации в обучении // Alma Mater (Вестник высшей школы). 2008. № 7. С.49-55.
16.
Федоров А.В. Насилие на экране и российская молодежь // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 2001. № 1. С.131-145.
17.
Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.
18.
Шувалов А.В. Гуманитарно-антропологические основы теории психологического здоровья // Вопросы психологии. 2004. № 6. С. 18-33.
19.
Шутенко А.И. Социокультурные измерения образовательного процесса в высшей школе // Alma Mater (Вестник высшей школы). 2013. №.7. С. 36-40.
20.
Baudrillard J. A l'ombre des majorités silencieuses ou la fin du social. Paris : Utopie, 1981.
21.
Bradburn N. The Structure of Psychological Weil-Being. Chicago: Aldine Pub. Co., 1969. 320 p.
22.
Deleuze G., Guattari F. Anti-Œdipus: Capitalism and Schizophrenia. New York: Viking Press, 1977.
23.
Miquelon P., Vallerand R.J. Goal motives, well-being, and physical health: Happiness and self-realization as psychological resources under challenge. Motivation and Emotion, 2006. 30 (4): 259-272
References (transliterated)
1.
Bauman Z. Individualizirovannoe obshchestvo. M.: Logos, 2002. 390 s.
2.
Bell D., Inozemtsev V. L. Epokha razobshchennosti: Razmyshleniya o mire XXI veka. M.: Tsentr issledovanii postindustrial'nogo obshchestva. 2007. 304 s.
3.
Bodriiyar Zh. Obshchestvo potrebleniya. Ego mify i struktury / Per. s fr., poslesl. i primech. E. A. Samarskoi. M.: Kul'turnaya revolyutsiya; Respublika, 2006. 269 s.
4.
Bratus' B.S. Obraz cheloveka v gumanitarnoi, nravstvennoi i khristianskoi psikhologii // Psikhologiya s chelovecheskim litsom: gumanisticheskaya perspektiva v postsovetskoi psikhologii / D. A. Leont'ev, V. G. Shchur (red.). M., 1997. S.3-29.
5.
Dubrovina I.V. Psikhologicheskoe zdorov'e lichnosti v kontekste vozrastnogo razvitiya // Razvitie lichnosti. 2015. № 2. S. 67-95.
6.
Zelinskii S.A. Informatsionno-psikhologicheskoe vozdeistvie na massovoe soznanie. SPb.: SKIFIYa, 2008. 407 s.
7.
Il'inskii I.M. Mezhdu Budushchim i Proshlym: Sotsial'naya filosofiya Proiskhodyashchego. M.: Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta, 2006. 664 s.
8.
Kastel's M. Informatsionnaya epokha: ekonomika, obshchestvo i kul'tura / Per. s angl. pod nauch. red. O. I. Shkaratana. M.: GU VShE, 2000. 608 s.
9.
Leont'ev D.A., Bratchenko S.L. Punktirnyi chelovek M.: Smysl, 1999. 181 s.
10.
Ogurtsov A.P. Postmodernistskii obraz cheloveka i pedagogika // Chelovek. 2001. № 3. S.5-17.
11.
Pavlov I.P. Lektsii o rabote bol'shikh polusharii golovnogo mozga // Polnoe sobranie sochinenii. M.: AN SSSR, 1951-1954. T. 4. 1951. 452 s.
12.
Psikhologicheskoe zdorov'e lichnosti i dukhovno-nravstvennye problemy sovremennogo rossiiskogo obshchestva. Ser. "Trudy Instituta psikhologii RAN" / Otv. Red.: A.L. Zhuravlev
13.
Rodzhers K.R. Polnotsenno funktsioniruyushchii chelovek. Vzglyad na psikhoterapiyu. Stanovlenie cheloveka. M.: Progress, 1994. S. 234-247.
14.
Sitarov V.A. Tsennostnye transformatsii sovremennoi studencheskoi molodezhi // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2017. №2. S. 202–210.
15.
Sitarov V.A., Shutenko A.I., Shutenko E.N. Psikhologicheskie osobennosti studencheskoi molodezhi s razlichnym urovnem samorealizatsii v obuchenii // Alma Mater (Vestnik vysshei shkoly). 2008. № 7. S.49-55.
16.
Fedorov A.V. Nasilie na ekrane i rossiiskaya molodezh' // Vestnik Rossiiskogo gumanitarnogo nauchnogo fonda. 2001. № 1. S.131-145.
17.
Frankl V. Chelovek v poiskakh smysla. M.: Progress, 1990. 368 s.
18.
Shuvalov A.V. Gumanitarno-antropologicheskie osnovy teorii psikhologicheskogo zdorov'ya // Voprosy psikhologii. 2004. № 6. S. 18-33.
19.
Shutenko A.I. Sotsiokul'turnye izmereniya obrazovatel'nogo protsessa v vysshei shkole // Alma Mater (Vestnik vysshei shkoly). 2013. №.7. S. 36-40.
20.
Baudrillard J. A l'ombre des majorités silencieuses ou la fin du social. Paris : Utopie, 1981.
21.
Bradburn N. The Structure of Psychological Weil-Being. Chicago: Aldine Pub. Co., 1969. 320 p.
22.
Deleuze G., Guattari F. Anti-Œdipus: Capitalism and Schizophrenia. New York: Viking Press, 1977.
23.
Miquelon P., Vallerand R.J. Goal motives, well-being, and physical health: Happiness and self-realization as psychological resources under challenge. Motivation and Emotion, 2006. 30 (4): 259-272
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"