по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Психолог
Правильная ссылка на статью:

Представление о будущем подростков из социально - дезадаптивных семей
Свистунова Екатерина Владимировна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра Клинической и специальной психологии, Московский Городской Педагогический Университет

117556, Россия, Москва, г. Москва, пр-д 2 Сельскохозяйственный, 4

Svistunova Ekaterina Vladimirovna

PhD in Psychology

associate professor of the Department of Clinical and Special Psychology at Moscow City University

117556, Russia, Moscow, the 2d Sel'skokhozyaistvenny drive, 4

proficiat@mail.ru
Лизунков Олег Борисович

аспирант, Московский городской педагогический университет

117133, Россия, г. Москва, ул. Академика Варги, 22

Lizunkov Oleg Borisovich

post-graduate student at Moscow City University

117133, Russia, Moscow, Akademic Varga's str., 22, ap. 49

lizunkoff@mail.ru

Аннотация.

Анализируется образ будущего, который создают себе подростки, воспитывающиеся в семьях с разным социальным статусом. Дается представление об особенностях восприятия целостного образа будущего подростков из социально дезадаптированных семей. По средствам изучения представления о будущем у подростков, определяется дальнейшая успешность их самореализации во взрослой жизни. Предметом исследования является особенности представления о будущем подростков из дезадаптивных семей. Объектом исследования является – процесс и условия формирования представления о будущем у подростков. Метод тестирования - Конструктивный рисунок человека из геометрических форм. Метод беседы – структурированное интервью «Незаконченные предложения». Основными выводами проведенного исследования является, что у подростков из социально-дезадаптированных семей недостаточно сформированы представления о будущем. Особым вкладом автора в исследование темы является определение специфики представлений дезадаптивных подростков - перспективы носят позитивный настрой, однако лишены средств, призванных достичь этих целей.

Ключевые слова: идеографический тест, самоидентификация, дезадаптивное поведение, девиантные подростки, психологическое время, образ будущего, жизненный план, социально-дезадаптированные семьи, представление о будущем, незаконченные предложения

DOI:

10.7256/2409-8701.2017.2.22566

Дата направления в редакцию:

11-04-2017


Дата рецензирования:

04-04-2017


Дата публикации:

27-04-2017


Abstract.

The authors of the present research analyze the image of the future developed by teenagers from families with different social statuses. The authors provide a general insight into specific perception of the image of future by teenagers coming from socially maladjusted families. Based on the analysis of their perceptions, the authors predict whether kids will be successful or not as adults. The subject of the research is the features of the image of the future demonstrated by teenagers from maladjusted families. The object of the research is the process and conditions for developing such an image by teenagers. The research methods used by the authors included the Draw-A-Person Test when a person is made up out of geometrical shapes and a structured interview 'Complete a sentence' The main conclusion of the research is that teenagers from socially maladjusted families do not have a clear image of their future. The authors' contribution to the topic is that they define specific features of the image of maladjusted teenagers. These include positive prospects without depicting particular means to achieve these goals. 

Keywords:

unfinished incomplete sentences, self-identification, ideographic test, maladaptive behavior, deviant teenagers, psychological time, life plan, image of the future, socially maladjusted families, to imagine future

Обзор литературы

Картина жизненного пути формируется на основе образа будущего, возникшего в юном возрасте. Исследование представлений о будущем тесно связано изучением понятия психологического времени, описанного в работах зарубежных и отечественных ученых. Образ будущего указывает на потенциал индивида, а анализ представления о жизненном плане дает возможность создать прогноз изменений общества. Формирование конкретного представления о своем будущем влияет на дальнейшую социализацию подростка и является показателем личностной зрелости.

Одним из психологических новообразований в подростковом возрасте является возрастание интереса к самому себе. Социум диктует юношам необходимость самоопределения (идентификации), который повлияет на выбор дальнейшего жизненного пути [10]. Подростки создают абстрактный эталон общества, семьи, самореализации, в сравнении с которыми уступают его реальные, но субъективно несовершенные окружение, семья и достижения. В подростковом возрасте человеку свойственно создавать или заимствовать теории, призванные как уладить возникшие противоречия мира, так и совершенствовать свою жизнь.

Образ будущего формируется когнитивными процессами и эмоциональными реакциями, в ходе которых осознаются и наделяются смыслом и эмоциональной окраской события прошлого и прогнозируемые события и обстоятельства будущего. Образ будущего как эмоционально-когнитивная модель ориентирует жизнедеятельность субъекта в масштабах многолетней временной перспективы и главных ценностей, определяет направленность развития в будущем и личностный смысл переживаний в настоящем. Не только настоящее оказывает влияние на будущее, но и, в свою очередь, те или иные ожидания и представления о будущем воздействуют на поведение человека в настоящем и переживание им своего настоящего. Позитивные ожидания по отношению к будущему придают настоящему ценность, негативные обесценивают его. Функции психологического будущего – обеспечение смысловой и временной перспективы личности [4, 12]. Жизненный план – явление одновременно социального и этического порядка. Вопросы, кем быть (профессиональное самоопределение) и каким быть (моральное самоопределение), первоначально, на подростковом этапе развития, не различаются. Подростки часто называют жизненными планами весьма расплывчатые ориентиры и мечты, которые никак не соотносятся с их практической деятельностью. Они пытаются предвосхитить свое будущее, не задумываясь о средствах его достижения. Такие образы будущего ориентированы на результат, а не на способы его достижения. Неконкретность, диффузность жизненных ориентаций отражается и в представлениях о себе [9].

Основная трудность рефлексии в подростковом возрасте заключается в том, чтобы совместить так называемые ближнюю и дальнюю перспективу, как их называл A. C. Макаренко. В ближнюю перспективу входит непосредственно сегодняшняя и завтрашняя деятельность, а также ее цели. В дальнюю – личные и общественные жизненные планы, которые являются долгосрочными. В юном возрасте при их совмещении возникают трудности. Подростки охотно мечтают о будущем, при этом хотят быстрого исполнения своих желаний и скорых видимых результатов. Можно утверждать, что одним из основных показателей морально-психологической зрелости является умение отсрочить личное удовлетворение от исполнения задуманного и желаемого, и конечно же, трудиться ради этой цели [12].

Формирование жизненных целей и планов начинается со старшего подросткового возраста. В этот период именно от правильного совмещения ближней и дальней перспективы зависит успешно или нет произойдет решение вопроса о смысле жизни. В процессе этого совмещения, благодаря охвату более длительных отрезков времени, у подростков расширяются представления о своем будущем вглубь. Процесс расширения также происходит и вширь за счет включения своего личного будущего в круг общественных изменений, которые затрагивают в целом весь социум [1, 10].

Более эффективно в подростковом возрасте происходит подготовка к будущей жизни с помощью усвоения моделей поведения своих родителей, а также в процессе обучения в общеобразовательных учреждениях. Помимо формирования нравственности подготовка подростков к жизни в семье предполагает также формирование особой системы представлений о себе как о личности определенного пола. Эта система включает потребности и мотивы, которые различаются у мальчиков и девочек, что нужно учитывать в процессе формирования форм поведения, соответствующих отношениям к представителям другого пола. И в контексте задач полового воспитания этот вопрос является чрезвычайно актуальным. Есть явная взаимосвязь между особенностями в функционировании родительской семьи и представлениями подростка о своей будущей семье. Если родительская система, в которой находится подросток, построена на любви и уважении, а ее членам свойственно решение конфликтных вопросов конструктивными способами, это оказывает колоссальное влияние и на модель отношений в его будущей семье. Она по образу и подобию будет строиться на тех же принципах. Таким образом, качество общения в будущей семье тесно связано с его качеством в родительской семье [11].

Для успешной интеграции подростка во взрослый мир крайне необходимо иметь сформированное конструктивное представление о личном будущем. В этой связи становится наиболее актуальным изучения механизма построения представления о будущем у подростков. Ведь на основе полученных результатов становится возможным и дальнейшее создания методических разработок, призванных обеспечить успешное приспособление подростков к взрослой жизни.

Организация эмпирического исследования

Цель данного исследования - изучение у подростков из социально-дезадаптированных семей представлений о будущем (личном, семейном и персональном).

В исследовании принимали участие 116 подростков от 14 до 18лет (средний возраст - 16,3 лет).

Состав экспериментальной группы: 56 подростков, находящихся на учете в районных Комиссиях по Делам Несовершеннолетних (КДН) Западного Административного Округа г. Москва. Это были в основном учащиеся общеобразовательных средних школ и специализированных колледжей на базе 8-го класса, а также в редких случаях ныне не учащиеся выпускники 9-х классов. В основной массе группу составляли дети из многодетных семей, еще больший процент – из неполных семей, чаще проживающие с мамой или под опекой. Среди испытуемых этой группы много представителей из малообеспеченных семей. Некоторые семьи состояли на учете в КДН как семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации или социально-неблагополучные.

Состав контрольной группы: 60 подростков из благополучных семей, учащиеся в 9 – 10 классах общеобразовательных школ Западного Административного Округа г. Москва.

Для достижения поставленной цели мы использовали следующие методы исследования:

  • Метод тестирования - Конструктивный рисунок человека из геометрических форм.

Тест идеографический (ТиГр). Это формализованная проективная методика. Она основана на выявлении стратегий предпочтения определенных геометрических форм, используемых в качестве элементов для построения изображения - конструктивных рисунков фигуры человека. Интерпретация результатов данной методики основана на стандартизованной процедуре оценки предпочтений и психографических изображений, разработанной авторами. Благодаря механизму проекции предпочтения испытуемых отражают общую специфику восприятия и поведения человека. Авторы данной методики: А. В. Либин, В. В. Либин, Е. В. Либина [9].

  • Метод беседы – структурированное интервью «Незаконченные предложения».

Методика состоит из незаконченных предложений, разделенных на блоки. Каждый блок в определенной степени характеризует систему отношений испытуемого к разным аспектам жизни: к возрасту, к представителям своего и противоположного пола, к будущему и к семье. Каждому из этих блоков выводилась характеристика, которая определяла данную систему отношений как адекватную, неадекватную или нейтральную.

Три блока данного исследования:

  1. Возрастная идентичность.
  2. Представление о персональном будущем.
  3. Представление о семейном будущем.
  • статистические методы:

Критерий Манна-Уитни и критерий ф* Фишера. Для обработки результатов использовались статистические пакеты SPSS 11.0 и Excel 2000.

Обсуждение результатов

Первый параметр, по которому мы проводили анализ результатов – отношение молодежи к разным возрастным периодам жизни .

На вопрос: «В каком возрасте ты хотел бы оказаться?» - ответы испытуемых обеих групп почти не имели различий, ни количественно, ни качественно. Желанным и предпочтительным для них оказался зрелый возраст: «Буду старше», «больше дозволено», «больше возможностей», «самый подвижный». Из подростков, стоящих на учете, никто не выбрал старший возраст в качестве желаемого. В группе, состоящей из детей из благополучных семей, этот возраст выбрали 3% испытуемых: «Самый веселый - живешь в свое удовольствие».

Также схожи результаты у обеих групп при ответе на вопрос: «В каком возрасте ты НЕ хотел бы оказаться?». В большинстве случаев был выбрал старческий возраст: «старость», «проблемы со здоровьем», «не хочу, чтоб за мной убирали» и «зачем жить в таком возрасте». В экспериментальной группе одинаково негативно относятся к младшему и среднему возрасту около трети испытуемых. А в контрольной группе средний возраст отвергается лишь пятью процентами подростков.

В отличии от количественных показателей, которые статистически не отличались, нами были замечены качественные различия в ответах испытуемых из двух групп. В группе детей из благополучных семей негативное отношение к среднему возрасту объяснялось так: «Придется перейти в другой вид спорта» и «нужно строить жизнь». В группе детей из неблагополучных семей совсем иначе: «Не весело», «45 лет – уже старый».

Последующие вопросы касались качества жизни в прошлом (младший возраст) и будущем (старший возраст). Ответы оценивались как положительно-окрашенные, нейтральные и отрицательно-окрашенные.

В группе благополучных детей отрицательное отношение к старшему возрасту выразили 13% испытуемых, а в группе неблагополучных – 64% (различия достоверны при р < 0,05). Ответы подростков из экспериментальной группы имели ярко выраженную негативную окраску: «Умру», «Буду болеть», или же полное отрицание - «Не буду стариком никогда!».

Также можно наблюдать тенденции испытуемых в отношениях к младшему возрасту. Более чем в два раза чаще негативную окраску имеют ответы «трудных» подростков. В контрольной группе - 20%, в экспериментальной - 46%. В группе детей из благополучных семей испытуемые как имеют как правило нейтральное отношение к своему детству. А положительное отношение к младшему возрасту у обеих групп статистически не отличаются (20% и 27%).

Анализ этих данных может указывать на то, что подростки из дезадаптированных семей наиболее склонны фиксироваться на детских переживаниях, причем независимо от их окраски: позитивные они или негативные. В группе подростков из нормативных семей у большего числа испытуемых – 60 % - представления о детстве имеют нейтральную окраску.

Следующий блок состоял из вопросов о персональном будущем . Оно видится положительным подросткам в обеих группах: 82% и 80 %. А процент негативного отношения в группе подростков из дезадаптированных семей равен 0%, в группе подростков из ноормативных семей - 10% (различия не достоверны при р>0,05).

Эти данные позволяют нам считать, что подростки из социально-дезадаптированных семей наравне с подростками из благополучных семей смотрят на свое персональное будущее с ожиданиями, они замотивированы на достижения в личной сфере – а это является прекрасной основой для их развития и социализации в будущем.

Наше исследование было направлено на изучение представлений о семейном будущем по двум параметрам: «Отношение к будущей семье» и «Образ будущего супруга».

Первым мы рассмотрели «Образ будущей семьи».

Количественный анализ данных выявил существенные различия в двух группах. В группе детей из нормативных семей ровно половина испытуемых дала ответы эмоционального отношения к будущей семье, другая половина – ценностного. В группе детей из дезадаптированных семей эмоционально к своей будущей семье относятся только 8% испытуемых. Наиболее выраженным оказалось ценностное отношение – она составила 82 %. А также 10 % опрошенных из этой группы пока не определились в своем отношении.

При качественном анализе была выявлена специфика ответов, данных испытуемыми.

В обеих группах положительно окрашенные ответы чаще всего указывали на высокую значимость семьи: «самое главное», «важное», «смысл жизни» «предел мечтаний». В отличие от группы детей из социально-дезатаптированных семей, в группе благополучных детей попадались ответы, которые указывали на чувства: «Семья - самые любимые», «близкие», «родные». Большинство испытуемых из экспериментальной группы описывали семью так: «главная цель», «мечта», «святое».

Второй рассмотренный нами параметр - «Образ будущего супруга». Здесь результаты распределились так: 79 % испытуемых из контрольной группы делают акцент в первую очередь на личностных качествах будущего супруга, 21% - на его внешности. Иным образом складывается ситуация в другой группе: на внешности акцентировали внимание 54% опрошенных, а 46% интересовали личностные качества будущего супруга.

Перейдем к качественному анализу. Подростки из нормативных семей, описывая образ будущих супругов, чаще всего использовали такие ответы: «добрая/добрый», «милая», «скромная», «хороший человек», «заботливый», «ответственный». Испытуемые из социально-дезадаптированных семей говорили о будущих супругах так: «красивая/красивый», «блондинка», «чувственная», «сильный», «крутой».

Можно сделать вывод, что на личностных качествах наибольший акцент делали испытуемые контрольной группы.

Далее представлены результаты по методике Идеографический Тест (ТиГр). В рамках нашего исследования мы анализировали только третий графический рисунок, составленный из геометрических фигур. Он обозначал будущие перспективы развития личности. Результаты по этой методике можно увидеть в таблице 1.

Таблица 1.

Частота встречаемости различных типов личности

Типы личности

Экспериментальная группа

Контрольная группа

Достоверность

*Руководитель

9%

22%

0,002

Ответственный исполнитель

17%

19%

0,298

*Тревожно-мнительный

8%

14%

0,005

Ученый

5%

7%

0,661

Интуитивный

8%

9%

0,816

Изобретатель, художник

16%

11%

0,086

Эмотивный

13%

11%

0,124

*Нечувствительный к переживаниям других

31 %

7%

0,002

*результаты, полученные по группам, достоверно отличаются по критерию χ2 при p ≤ 0,05.

По результатам этого теста оказалось, что треть испытуемых из группы с подростками из дезадаптированных семей «нечувствительны к переживаниям других». В группе подростков из благополучных семей это свойство присуще лишь семи процентам опрошенных, а это почти в 4,5 раза меньше и составляет шестую часть от общего количества типов личности в нормативной группе.

В обеих группах самый низкий процент принадлежит типу личности «ученый» (5 и 7 %). Этот тип очень редко встречается у подростков, ведь им достаточно сложно «абстрагироваться» в виду свойственной их возрасту эмоциональности.

Отметим еще, что в обеих группах малое количество испытуемых отнесли себя к «интуитивному» типу личности, основные характеристики которого - сильная нервная система, самоконтроль, а также нормы морали.

Отмечается, что большая доля подростков из нормативных семей выбирали для себя тип личности «руководитель». Это говорит о их высокой самооценке, повышенном уровне притязаний и склонности к организаторской деятельности. Подростки из социально-дезадаптивных семей в два раза реже выбирали этот вариант – всего 9%.

В методике также встречается тип личности «ответственный исполнитель». Он обладает многими качествами «руководителя», но характеризуется некоторыми колебаниями в принятии ответственных решений. Выбор этого типа личности составил 17% и 19% в экспериментальной и в контрольной группах соответственно. То есть результаты близки.

В группе детей из социально-дезадаптивных семей 8% подростков относили себя к «тревожно-мнительному» типу личности. Этому типу свойственны неординарные способности, одаренность, тонкость. В контрольной группе такой тип встречался в 14% случаев.

Выводы

В итоге нашего исследования мы получили результаты, свидетельствующие о явных различиях в представлениях о будущем у испытуемых двух изучаемых нами групп.

Эти результаты позволяют нам сделать выводы, что у подростков из социально-дезадаптированных семей недостаточно сформированы представления о будущем, в них нет конкретности. При этом подростки не испытывают тревоги по поводу своего будущего. Они, наоборот, показывают позитивное отношение к нему, уверенность в том, что оно будет благополучным.

В представлениях таких подростков о своей будущей семье не отражены отношения, которые свойственны их родительским семьям. Но у них имеется специфика представлений о детстве, которая заключается в некоторой фиксации на собственных переживаниях.

Подростки имеют достаточно четкое представление о том, чего хотят в будущем, и довольно ясно представляют свое ближайшее будущее. Но у подростков из дезадаптированных семей представления о своем будущем (семейном и личном) являются также недостаточно сформированными. Их представления и ожидания носят только позитивный характер, в отличие от подростков из нормативных семей, которые также задумываются и осознают вероятность возможных трудностей, которые им предстоит преодолевать в будущем.

Для социально-дезадаптированных подростков семья выступает большой ценностью. Они уверенны в том, что их будущие отношения не будут похожи на родительские. Подростки из нормативных семей, наоборот, проецируют опыт родительской семьи на образ собственной будущей семьи.

Также отметим, что у подростков из социально-дезадаптированных семей выявлена тенденция к развитию в будущем таких свойств личности, как эмоциональная отстраненность, нечувствительность к переживаниям других.

Эти знания о специфике представлений о будущем у подростков из социально-дезадаптивных семей необходимо учитывать при построении специальной коррекционной работы, осуществляемой в условиях социально-психологических центров, для успешного формирования у таких детей необходимого уровня адаптивности к социальным условиям, адекватной самореализации в обществе, а также готовности к самостоятельной жизни в своей семье в будущем.

Библиография
1.
Бернс Р., Развитие Я-концепции и воспитание/Пер. с англ.-М.: "Прогресс", 2004. С.30-66.
2.
Бандура А. Подростковая агрессия: изучение влияния воспитания и семейных отношений / А. Бандура; пер. с англ. Ю. Брянцевой, Б. Красовского. М.: Апрель Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 508 с.
3.
Братченко С.Л., Миронова М.Р. Личностный рост и его критерии / Психологические проблемы самореализации личности. – СПб., 1997. – С. 38–46.
4.
Головаха, Е.И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. Киев: Наукова думка, 1988. – 144 с.
5.
Загурский К. Жизненный цикл и другие детерминанты субъективного благополучия / Социология: теория, методы, маркетинг. – 1999. – No 3. – С. 176–202.
6.
Зейгарник, Б.В. Теория личности К. Левина / Б.В. Зейгарник. – М.: МГУ, 1981. – 118 с.
Капрара Дж. Психология личности. – СПб: Питер, 2003. – 640 с.
7.
Кон И.С. Психология ранней юности: Кн. для учителя.-М.: Просвещение, 1989.-256 с.
8.
Куликов Л.В. Психогигиена личности: вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики – СПб.: Питер, 2004. – 464 с.
9.
Либин А.В., Либина А.В., Либин В.В. Психографический тест: конструктивный рисунок человека из геометрических форм /. — М. : Эксмо, 2008. — 368 с.
10.
Раис Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб.: Питер. 2000.-229 с.
11.
Пахолков А.В., Факторы, влияющие на брачные намерения молодежи. – Казань: «Новое знание», 2007. С.624-629
12.
Шляхтин, Г.С. Возрастные особенности временной перспективы личности / Г.С. Шляхтин // Психология личности и время: Тезисы докладов. – Т.2. – Черновцы,1991. – С.13-16.
References (transliterated)
1.
Berns R., Razvitie Ya-kontseptsii i vospitanie/Per. s angl.-M.: "Progress", 2004. S.30-66.
2.
Bandura A. Podrostkovaya agressiya: izuchenie vliyaniya vospitaniya i semeinykh otnoshenii / A. Bandura; per. s angl. Yu. Bryantsevoi, B. Krasovskogo. M.: Aprel' Press: EKSMO-Press, 2000. - 508 s.
3.
Bratchenko S.L., Mironova M.R. Lichnostnyi rost i ego kriterii / Psikhologicheskie problemy samorealizatsii lichnosti. – SPb., 1997. – S. 38–46.
4.
Golovakha, E.I. Zhiznennaya perspektiva i professional'noe samoopredelenie molodezhi. Kiev: Naukova dumka, 1988. – 144 s.
5.
Zagurskii K. Zhiznennyi tsikl i drugie determinanty sub''ektivnogo blagopoluchiya / Sotsiologiya: teoriya, metody, marketing. – 1999. – No 3. – S. 176–202.
6.
Zeigarnik, B.V. Teoriya lichnosti K. Levina / B.V. Zeigarnik. – M.: MGU, 1981. – 118 s.
Kaprara Dzh. Psikhologiya lichnosti. – SPb: Piter, 2003. – 640 s.
7.
Kon I.S. Psikhologiya rannei yunosti: Kn. dlya uchitelya.-M.: Prosveshchenie, 1989.-256 s.
8.
Kulikov L.V. Psikhogigiena lichnosti: voprosy psikhologicheskoi ustoichivosti i psikhoprofilaktiki – SPb.: Piter, 2004. – 464 s.
9.
Libin A.V., Libina A.V., Libin V.V. Psikhograficheskii test: konstruktivnyi risunok cheloveka iz geometricheskikh form /. — M. : Eksmo, 2008. — 368 s.
10.
Rais F. Psikhologiya podrostkovogo i yunosheskogo vozrasta. SPb.: Piter. 2000.-229 s.
11.
Pakholkov A.V., Faktory, vliyayushchie na brachnye namereniya molodezhi. – Kazan': «Novoe znanie», 2007. S.624-629
12.
Shlyakhtin, G.S. Vozrastnye osobennosti vremennoi perspektivy lichnosti / G.S. Shlyakhtin // Psikhologiya lichnosti i vremya: Tezisy dokladov. – T.2. – Chernovtsy,1991. – S.13-16.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"