по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исследование информационных и глобальных процессов: междисциплинарные подходы и связи
Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье информация рассматривается как всеобщее свойство материи и в самом общем виде характеризуется как отраженное разнообразие. Высказывается мнение, что информатика в настоящее время может быть представлена как наука об информации и информационных процессах и законах их существования и развития. Вместе с тем, информационные подходы и методы распространяются и на другие науки и направления научной деятельности, порождая уже вне информатики, но в тесной связи с ней новые информационные дисциплины и области научного поиска. Тем самым в ходе развития информатики и информационных отраслей научного знания происходит процесс информатизации (своего рода информационизации) науки, который отличается от обычно понимаемого процесса информатизации с помощью только новых информационных технологий. Аналогичные тенденции имеют место и в области исследования глобальных процессов, порождая формирование глобалистики и глобальных исследований, ведущих к глобализации всей науки. Под глобалистикой понимается междисциплинарная область научных исследований, направленных на выявление тенденций и закономерностей глобальных процессов (фундаментальная глобалистика), а также способов утверждения позитивных и преодоления негативных для человека и биосферы последствий этих процессов (прикладная глобалистика). Предполагается, что использование информационного подхода формирует особое направление глобалистики – информационную глобалистику как принципиально новую область глобальных исследований. Наряду со становлением этого научного направления, происходит глобализация информатики и всех «информатизированных» наук и направлений.

Ключевые слова: движение, информация, информатика, информационная глобалистика, информационное взаимодействие, информационный подход, темная энергия, отражение, разнообразие, эволюционная глобалистика.

Дата направления в редакцию:

24-09-2018


Дата рецензирования:

24-09-2018


Дата публикации:

1-12-2012


Abstract.

The author of the present article views information as a universal property of the matter. Generally speaking, it is characterized as a reflection of diversity (variety). It has been argued that computer (information) science can now be presented as the science about information, information processes and the laws of their existence and development. However, information-based approaches and methods apply to other areas of science and research activities and generate new information disciplines.  Thus, in the course of the development of computer science and information branches of science there is a process of informatization of science.
Similar trends have occur in the field of studies of global processes where they cause the formation of globalistics and global studies leading to the globalization of all science. Globalistics means an interdisciplinary field of research aimed at identifying trends and patterns of global processes (fundamental global studies), as well as ways to overcome the negative and maintain the positive consequences of global processes on human and biosphere (applied global studies).  It is assumed that the use of the information approach creates a special branch of global studies - information global studies as a fundamentally new area of globalistics. Along with the development of the present research area, there is the globalization of science and all the "computerized" science and branches of science.

Keywords:

information approach, information interaction, information global studies, computer (information) science, information, movement, dark energy, reflection, diversity, evolutionary global studies

Введение

В последние годы наблюдается новое усиление интереса к природе информации, что можно заметить не только по соответствующему поиску в интернет-пространстве, но и в научных журналах и сборниках [1-7].

Проблема изучения информации, которая возникла немногим более полувека тому назад, рассматривается теперь не только в междисциплинарном и общенаучном аспекте, она становится глобальной и даже космической проблемой, которую изучают синергетика, физика, космология и другие науки о космосе. Наука признает широкое общенаучное понимание информации, которое дает основание считать информатику в качестве обобщающего направления, изучающего информацию и информационные процессы и вместе с тем одной из фундаментальных областей научного знания. Расширение категориального статуса информации позволяет по-новому рассматривать ряд старых проблем и поставить ряд совершенно новых.

В науке имеется ряд методологических подходов к пониманию природы информации, которые я уже не раз рассматривал в своих работах [8-11]. Один из таких подходов – признание всеобщности информации я использую и здесь, считая его наиболее плодотворным. Эта точка зрения с течением времени получает немало подтверждений, что лично меня убеждает в правильности выбранного пути. Вместе с тем другое понимание, основанное на том, что информация присуща лишь биологической или даже социальной ступени эволюции, я не считаю ошибочным. Это хотя и весьма ограниченный, но просто иной способ видения мира, который связывает информацию с управлением, либо только с мышлением и сознанием.

Характерно, что к всеобщему характеру информации тяготеют в основном естествоиспытатели, особенно представители наук о неживой природе, а к социоцентрическому видению информационных процессов – специалисты в области социально-гуманитарного знания. Эти представители двух культурных традиций никак не могут договориться между собой не только в вопросе о природе информации, на что в свое время обратил внимание физик и писатель Ч.П.Сноу [12, 13. С. 195-226, 14].

Информация, отражение, разнообразие

Я здесь и далее буду развивать подход к исследованию феномена информации, исходящий из признания всеобщности информации. В самом общем виде предполагается, что информация, также как и энергия, существует во всех сферах и фрагментах мироздания, является характеристикой всех материальных систем и форм существования материи в нашем мироздании. При таком подходе при рассмотрении взаимодействия материальных объектов (систем) между ними происходит обмен не только веществом и энергией, но и информацией. Если акцентировать внимание только на информационном аспекте этого взаимодействия, то его можно рассматривать как «расширенный» отражательно-коммуникативный процесс, выходящий за пределы социума. Этот процесс в общем виде характеризует не только общение между людьми, либо между любыми живыми существами, но и обмен информацией между ними и объектами неживой природы.

Под отражением, в самом широком смысле, обычно понимают определенный аспект взаимодействия двух (или нескольких) объектов. Этот аспект выражается в том, что из всего содержания взаимодействия выделяется лишь то, что в одной системе появляется в результате воздействия другой системы и соответствует (тождественно, изо- или гомоморфно) этой последней.

В понятии отражения наиболее существенными являются два признака, во-первых, взаимодействие, во-вторых, определенное тождество систем, появляющееся в результате взаимодействия. В силу наличия этих признаков, отражение отличается и от взаимодействия, и от того или иного типа тождества. Отражение отличается от взаимодействия, поскольку здесь выделяется лишь аспект тождества отражаемого и отражающего.

Хотя понятие отражения в современной отечественной философии стало употребляться гораздо реже и подвергается критическому анализу, тем не менее, эта критика относится главным образом к тезису о том, что в основе познания и сознания лежит всеобщее свойство отражения. Однако в некоторых науках, например, математике, психологии, педагогике, физиологии, информатике, кибернетике, геологии и ряде других естественных и технических наук это понятие используется достаточно эффективно и широко. Скорее всего, это понятие возникло впервые в математике и в ходе математизации стало проникать в другие отрасли науки, а не через процесс их диалектизации, как это ранее предполагалось в ряде работ отечественных авторов.

Изучение процессов отражения, например, естественными науками вовсе не означает, что в соответствующих специальных работах обязательно должно употребляться понятие «отражение». Для этого используются понятия, которые по своему значению выражают идею отражения. Хотя, конечно, в отдельных науках можно встретить понятия «отражения» (например, в физике), «отображения» – в математике. Однако было бы неверно считать, что эти понятия полностью совпадают с философской категорией отражения и поэтому искать подтверждение идее всеобщности отражения лишь в тех работах, где употребляется термин «отражение».

В научной литературе сегодня можно выделить три основные интерпретации феномена информации в связи с понятиями коммуникации и отражения:

1) информация – часть, аспект любых видов отражения (атрибутивная концепция); 2) информация – это вид, форма отражения, связанная с управлением (кибернетическая, или функциональная концепция); 3) информация – характеристика, присущая лишь человеческому сознанию (семантическая, культурологическая, или социоцентрическая концепция).

Информацию я связываю с универсально-философской категорией отражения, как существенной стороной (аспектом) взаимодействия. Именно понятие взаимодействия является первичным для синергетики и других наук об эволюции. Поэтому не случайно Г. Хакен назвал синергетику наукой о взаимодействии [15].

Такой подход открыл возможность исследования информационных процессов как отражательных, а отражательных процессов – как информационных. Уже здесь содержится альтернативное решение: отождествить эти два процесса, либо один из них (информационный) считать лишь стороной процесса отражения.

Категория отражения лежит в материальной основе понятия коммуникации, а также понятия виртуальной реальности, поскольку при отражении происходит своеобразное «удвоение» реальности. Ведь из взаимодействия двух систем выделяется лишь то, что в одной системе появляется в результате воздействия другой. Тем самым отражающая система, кроме информации о своем внутреннем содержании (структуре) в результате отражения содержит информацию об отражаемой системе. На социальной ступени развития виртуальная реальность обретает также символический характер, формируя особую систему информационных процессов, которую именуют культурой, о чем дальше еще будет идти речь.

Хотя упомянутые выше подходы к пониманию природы информации конкурируют, но все же методологически мне представляется более эффективной атрибутивная концепция, признающая всеобщность информации. Информацию, в широком понимании, кроме отражения, связывают с разнообразием и различием (У.Р. Эшби [16]) или неоднородностью (В.М. Глушков [17, С. 53–54]). И уже этим подобный информационный подход отличается от энергетического похода, принятого в физике и многих науках о неживой природе.

С моей точки зрения, информация – это объективная характеристика не только отражения, но и разнообразия, неоднородности распределении материи в пространстве и времени, неравномерности протекания процессов на всех уровнях движения и эволюции в мироздании. В этом существенное отличие информации от энергии: при использовании энергетического подхода абстрагируются от наличия разнообразия в мире. Поэтому все объекты (системы) с точки зрения энергетического подхода различаются только количеством заключенной в них энергии (массы).

Информационный подход базируется не только на понятии отражения, но и на понятиях «различие» и «разнообразие». И это не зависит от каких-либо взглядов на природу информации, даже отличных от представлений о ее всеобщности. Если информация ассоциируется с различием, то уже на концептуальном уровне можно обнаружить существенные связи с таким способом существования материи как движение, взаимодействие, определенной стороной которого является отражение.

Если движение – это любое изменение, то очевидно, что в процессе изменения материального образования одно его состояние будет чем-то отличаться от другого. Именно в процессе движения как изменения, и возникает различие, как отличие последующего состояния от предыдущего. На это обратил внимание один из основоположников кибернетики У.Р. Эшби, который считал, что самым фундаментальным понятием кибернетики является понятие «различия», означающее, что либо две вещи ощутимо различны, либо одна вещь изменилась с течением времени [16].

Возможность фиксации этого различия и составляет «элементарную ячейку» использования информационного подхода, при котором делается акцент не на изменении вещественно-энергетических характеристик, а на динамике разнообразия (различия в процессе изменений).

Таким образом, можно утверждать, что там, где есть движение, там существует различие, разнообразие, а, значит, и информация, которую я связываю не только с различием, но и с отражением (передачей, копированием, репликацией, преобразованием и т.п.). Различные представления информации, в конечном счете, основаны на взаимосвязи понятий различия и отражения, причем эта связь носит сущностный характер. Итак, буду исходить из вывода, сделанного мною почти полвека тому назад, что информация в самом общем виде выступает как отражение разнообразия, или как разнообразие отражения.

Материя, движение, информация

Идея о том, что информация – всеобщее свойство материи, в последние годы вызвало дискурс о субординации атрибутов материи, в частности, материи, движения и информации. До недавнего времени в отечественной философской литературе считалось достаточно очевидным, что основополагающей категорией выступает категория «материя». Всеобщими характеристиками, или атрибутами материи выступают движение, пространство, время и ряд других свойств. Атрибуты материи представлялись фактически равноправными, в том числе и в эволюционном смысле. Это означало, что атрибуты материи изначально существовали вместе с материей и ни один из них не появлялся раньше другого.

Однако ситуация изменилась буквально в самые последние годы, и был поднят вопрос об их логической и эволюционной субординации. Так, К.К. Колиным была высказана идея о том, что, если одной из общих закономерностей природы является ее стремление к равновесию, симметрии, равномерному распределению материи и энергии, то такая тенденция реализуется с помощью движения. Это означает, что первопричиной этого движения выступает информация, поскольку именно информация (выступающая в форме асимметрии, разнообразия, неравномерности распределения материи и энергии) ведет к появлению движения от ее высокой концентрации, к тем областям пространства, где эта концентрация является более низкой. В этом случае, информация, оказывается не только причиной движения, но и определяет его направленность, поскольку устраняет неравномерность распределения материи и энергии во времени, реализует стремление к равновесию. «Образно выражаясь, – отмечает К. К. Колин, – информация порождает движение материи и энергии в пространстве и времени» [18, С. 79.]. При этом К.К. Колин отмечает, что проблема связи движения и информации уже обсуждалась А.И. Деминым в книге «Информационная теория экономики». (М.: Палев, 1996).

Рассмотрю этот пример реализации движения материи с эволюционной точки зрения и с позиций синергетики. В этой последней выделяются два основных аттрактора – простой и странный. Форма движения материи (и энергии) которая выше была описана, реализуется в духе простого аттрактора и может рассматриваться как регрессивное движение. Именно этот тип движения, имеющий движение от сложного (и высокой концентрации информации) к простому (к системам или среде к меньшему информационному содержанию) получил наименование регрессивного развития и идея «тепловой смерти» Вселенной появилась на основе осмысления этого типа движения и развития и распространения на всё мироздание.

Вместе с тем, существует и иной тип движения, благодаря которому реализуется прогрессивное развитие, когда эволюционирующая система увеличивает свое информационное содержание. Этот тип движения наиболее характерен для глобальной, или универсальной эволюции, на супермагистрали которой происходит перманентно-дискретное накопление информационного содержания все более высоких по своему иерархическому уровню материальных систем [19]. Эта линия прогрессивного развития, получившая наименование супермагистрали глобальной эволюции, связана уже со странным аттрактором. Накопление информации в системе и стремление к устойчивому неравновесному состоянию со средой в эволюционирующих по этому типу материальных системах происходит за счет того, что эти системы являются открытыми, и, обмениваясь веществом, энергией и информацией с окружающей средой, они заимствуют из нее ресурсы и накапливают в своей внутренней структуре информацию (и негэнтропию).

Движение энергии, вещества (и поля), а также разнообразия, происходит благодаря четырем физическим взаимодействиям, которые в ряде случаев приводят к усложнению эволюционирующих систем. Однако накопление информационного содержания в прогрессивно развивающейся системе происходит только за счет получаемых из окружающей среды ресурсов. Вещество, энергия и информация этой среды тем самым деградирует. Прогрессивное развитие эволюционирующей системы сопряжено с регрессивным развитием, деградацией окружающей среды и это – фундаментальная эколого-синергетическая закономерность развития и движения, если оно «встраивается» в эволюционные процессы.

Существуют также некоторые виды движения, которые не дают эволюционно значимых результатов. Это, прежде всего, механическое движение, которое даже не исследуется в эволюционном ракурсе. Вместе с тем существует форма материи, открытая еще в первой половине прошлого века, именуемая темной массой, скрытым веществом, темной материей (dark matter), которая занимает около четверти энергии-массы Вселенной, в которой есть движение, происходят изменения, но отчетливо выраженные результаты эволюции отсутствуют. Эта форма материи более плотная, чем вещественная часть мироздания и ей присуще тяготение, она состоит из каких-то, видимо, очень тяжелых элементарных частиц, природа которых пока неизвестна.

В темной массе, состоящей, по-видимому, из каких-то еще неизвестных элементарных частиц, происходят изменения, которые не фиксируются как прогрессивные или регрессивные. Вполне возможно, что это так называемое одноплоскостное или нейтральное развитие, когда изменение идет как бы в одной плоскости, происходят перемещения составляющих «темных» макро- и микрообъектов, но не регистрируются отчетливо выраженные эволюционные эффекты как в вещественном фрагменте Вселенной. Разумеется, это пока лишь предположения, но то, что эволюционные изменения могут выступать как простое, но не механическое движение вполне правдоподобно. Я эти перемещения назвал протоэволюцией [20], поскольку оно одновременно является и движением, и шагом на пути к эволюции вещественного фрагмента Вселенной.

Темная энергия и информация

В конце прошлого века открыли еще один фрагмент, составляющий почти три четверти плотности энергии Вселенной, который к тому же обладает таким уникальным свойством как антитяготение (в 2011 году его авторы получили Нобелевскую премию по физике). Этот фрагмент Вселенной, получивший в космологии наименование «темной энергии», обладает еще одним необычным свойством – в нем не наблюдается движения [21] (если трактовать темную энергию как космический вакуум). Но если в темной энергии нет движения, то там не должно было быть и информации, раз мы связываем информацию с движением и различием. Причем есть ученые, которые так себе и представляют, а именно – отсутствие информации в темной энергии [22].

Однако здесь придется порассуждать - действительно ли темная энергия лишена информации? С одной стороны, казалось бы, да, в темной энергии как космическом вакууме, который однороден и лишен какой-либо структуры, каких-либо составляющих, а значит и разнообразия, информация должна отсутствовать. Но, с другой стороны, темная энергия как нечто целостное, но лишенное своих частей, обладает определенными свойствами и характеристиками, которые также можно квалифицировать как разнообразие целостных характеристик и особенностей (а не структур и состава), а именно – наличие антитяготения и определенной плотности энергии (самой большой по сравнению с плотностью энергии видимого и скрытого вещества).

Согласно В.А. Рубакову, в отличие от "нормальной" материи темная энергия обладает еще рядом свойств, связанных с уже упомянутыми характеристиками (параметрами). Она не скучивается, не собирается в объекты типа галактик или их скоплений; темная энергия "разлита" по Вселенной равномерно. Далее – темная энергия заставляет Вселенную расширяться с ускорением, чем темная энергия тоже разительно отличается от нормальной материи. Еще одно свойство темной энергии состоит в том, что ее плотность не зависит от времени, что тоже удивительно: Вселенная расширяется, объем растет, а плотность энергии остается постоянной [23].

Таким образом, темная энергия как космический вакуум в своем целостном виде обладает определенным разнообразием характеристик и свойств, по которым эта форма материи определяется и отличается от других форм материи (темной массы и барионной материи). Это уже не структурная, но связанная с темной материей информация. Здесь мы встречаемся с различием связанной и структурной информации, которые в основном совпадали в обычном – вещественном мире, который ранее изучала наука. Поэтому будем считать, что информация в темной энергии все же существует, однако это не структурная информация, а связанная с целостно-глобальными свойствами и характеристиками темной энергии. Но это соответствует концепции информации, основанной на категории разнообразия, поскольку разнообразие не сводится только к разнообразию состава, структуры, связей и т.д. Это может быть и разнообразие свойств и целостных, в том числе и глобальных характеристик темной энергии. Здесь присутствует и отражение – в форме воздействия космического вакуума на невакуумные фрагменты Вселенной, вызывающее ее расширение с ускорением.

В случае темной энергии мы имеет дело с разнообразием свойств, или характеристик темной энергии как целостной формы материи. Пока нам известны всего несколько целостных свойств этой формы материи. Можно считать в первом приближении, что количество информации в темной энергии минимально по сравнению с другими упомянутыми формами (темной массой и веществом) и составляет минимально возможное количество, которое еще надо определить (возможно, это разнообразие всего из двух элементов) . Однако следует согласиться с И.М. Гуревичем, что структурной информации (а он имел в виду именно этот тип информации) в темной энергии нет, разумеется, по современным представлениям об этой форме материи.

Итак, можно сделать вывод, что предположение о существовании информации во всей неживой природе подтверждается в связи с открытием новых форм материи. В каждой форме материи существование информации имеет свои особенности, однако во всех формах материи информация существует, причем не только как разнообразие, а именно как отраженное разнообразие.

Если бы существующее в природе разнообразие не отражалось бы, то оно не могло бы дойти до субъекта познания. Поэтому информацию субъект получает именно благодаря отражению того разнообразия, которое существует в мироздании, и если бы разнообразия в изучаемых объектах не было бы, то мы ничего не знали бы о бытии того или иного материального образования.

Понимание информации как отраженного разнообразия оказывается настолько фундаментальным, что оно лежит в основе всей науки и образования. Мы узнаем о чем-то в процессах познания, обучения, общения и других видов деятельности именно потому, что существует отраженное (и отражаемое) разнообразие. Если бы его не существовало, то была бы невозможна любая деятельность и активность как в мире живых, так и разумных существ. По-видимому, информация как сущностная взаимосвязь разнообразия и отражения лежит в самом фундаменте мироздания и его роль в наше время существенно недооценена. Информация в варианте ее всеобщности выступает основой и гарантом любого процесса познания: не запрещает и априори не ограничивает научное познание.

Можно и дальше прогнозировать процесс расширения и фундаментализации понятия «информации» и, соответственно, «информатики» как науки об информации и закономерностях ее существования и движения (информационных феноменов). Я не случайно употребил термин «существование», поскольку вопрос о существовании информации является до сих пор окончательно не решенным, о чем здесь и идет речь. Процесс фундаментализции понятия «информация» уже происходит, в том числе, и в плане становления информации общенаучной и даже философской категорией. Одним из важных шагов в этом направлении я считаю сделанное К.К. Колиным предположение о том, что информация оказывается онтологически первичной по отношению к движению и даже его вызывает.

В подтверждение этой гипотезы К.К. Колина я бы сослался на только что сказанное о наличии минимального количества информации в темной энергии. В этой форме материи, трактуемой как космический вакуум, информация существует (в своем минимальном виде), а движения там нет. Если это так, то мы имеем еще одно свидетельство онтологической первичности информации по отношению к движению. Хотя движения в самом космическом (не физическом) вакууме нет, но сам он, обладая свойством антигравитации, нарушая третий закон Ньютона, воздействует на все остальные (невакуумные) формы материи, отталкивая и расталкивая их, что проявляется в современную космологическую эпоху в форме расширения Вселенной с ускорением. Если гипотеза о первичности информации по отношению к движению верна, то появятся и другие примеры, подтверждающие это фундаментальное философское открытие.

Если информация существует во всех формах материи и материальных образованиях, и, кроме того, информация в процессе отражения переносится к другим объектам, то важно конкретно выявить, прежде всего, соотношение информации и основных форм движения. Ведь если информация обладает способностью стимулировать и даже порождать движение, а оно проявляется в разного рода взаимодействиях, то можно построить информационную теорию взаимодействий, а, возможно, и выявить их природу. Такая попытка была уже предпринята в монографии Н.Е. Невского (для элементарных частиц, электрического, магнитного и гравитационного полей) [24]. Используемая в этой работе авторская концепция, исходит из того, что любые, включая физические, взаимодействия имеют информационную природу.

Есть и другая концепция, развиваемая И.М. Гуревичем о том, что, наряду с известными фундаментальными физическими взаимодействиями, существует еще пятый, не менее фундаментальный вид – информационное взаимодействие [25].

Идея атрибутивного характера информации и информационного взаимодействия развивалась также Б.Б. Кадомцевым [26], который дал информационное истолкование волновой функции и показал, что все материальные образования во Вселенной оказываются в процессе информационного взаимодействия. А в открытых системах такого рода взаимодействия могут менять состояние любой системы, в том числе и квантовой. Вполне возможно, что флуктуации, считающиеся случайными малыми возмущениями, как раз и представляют собой результат информационного взаимодействия и изменяют эволюционные процессы, реализуемые через фазу бифуркации. Это весьма существенная гипотеза об информационной природе флуктуации и она придает процессу эволюции еще более ярко выраженный информационный характер.

Информатика и процесс распространения информации по научному знанию

Я не стану здесь рассматривать историю развития информатики, а выскажу некоторые соображения по поводу того, что она изучает и каково ее место в современной науке. С упомянутой историей можно ознакомиться в учебном пособии «История информатики и философия информационной реальности» (Под ред. Р.М. Юсупова, В.П. Котенко. М.: Акад. проект, 2007, а в кратком варианте – в упомянутой монографии К.К. Колина (18, С. 8-28)).

Так или иначе, информатика оказалась связанной с понятием информации, о чем свидетельствует даже название этой отрасли научного знания. Несколько лет назад вышла книга с характерным названием «Информатика как наука об информации» [27]. Это название в лапидарной форме и точно определяет понятие «информатика». В принципе, действительно информатика – это научное направление об информации и информационных процессах и поэтому на его содержание и сферу распространения по пространству научного знания влияет понимание того, что представляет собой информация.

Если информатика акцентирует внимание на информации, то важно ответить на вопросы, что представляет собой информация (какова ее природа, содержание, определение понятия) и какова сфера распространения информации и информационных процессов в мироздании? Этот последний вопрос, или лучше сказать, проблема связана с тем, что далеко не все ученые признают наличие информации в неживой природе. Потому, несколько расширяя понимание информатики, можно сказать, что информатика изучает информацию и законы ее существования, движения и даже развития, т.е. информационные процессы. Такое широкое определение понятия «информатика» представляется мне вполне правомерным, учитывая дискуссионность вопросов о сфере существования информации и то, что не все виды информации находятся в состоянии движения (мир темной энергии). Кроме того, здесь подчеркивается и роль информации в процессах эволюции в мироздании.

Если иметь в виду сферу существования информации не в реальности, а в научном знании, то фактически уже стал общепризнанным тезис, который я предложил несколько десятков лет тому назад, полагая обретение этим понятием общенаучного статуса [11, 28]. Этот тезис был выдвинут, когда я разрабатывал и обосновывал новый тип научного знания, который пришлось выделить из философского и частнонаучного знания – общенаучного знания. Понятие информации, которое только появилось в науке, стремительно распространялось по научным дисциплинам представлялось мне тогда в качестве одного из самых приемлемых кандидатов на обретение общенаучного статуса. Этот процесс распространения концепции информации по пространству научного знания можно назвать кратко «информационизацией» науки в отличие от информатизации, связанной с внедрением новых информационных технологий. А можно и дальше использовать термин «информатизация», но уже в более широком смысле.

Замечу, что когда я предположил возможность становления общенаучного статуса информации, то обращал внимание, что речь идет в основном об использовании информационных подходов и методов, которые в определенной степени абстрагируются от того, существует ли информация в неживой природе. Однако более полноценный общенаучный статус зависит от того, признается ли информация всеобщим свойством материи или же существует только в живой и неживой природе.

Поэтому следует различать гносеологический аспект общенаучного статуса, следующий из использования понятия информации и информационных подходов, и онтологические основания общенаучности, что уже зависит от признания атрибутивного характера информации. Но, если по гносеологическому аспекту общенаучного характера информации споров практически нет, то по онтологическому статусу существует достаточно выраженные точки зрения, основные из них квалифицируются как атрибутивная, функциональная и социоцентрическая (соответственно трем упомянутым выше концепциям информации), о чем выше шла речь в ином контексте.

Функциональная (кибернетическая) концепция информации, связывает информацию с управлением и самоуправлением (но не с самоорганизацией, которая имеет место и в неживой природе), ограничивая сферу распространения информации только биологической и социальными ступенями эволюции. Социоцентрическая ( а, по сути, семантическая) точка зрения считает информацию свойством человеческого сознания, что еще более существенно сужает сферу и возможности применения информации и информатики.

Как функциональная, так и социоцентрическая концепции информации, по сути, априори заявляют, что в неживой природе информация отсутствует. Такой вывод делается не на основе анализа довольно обширной литературы по использованию концепции информации и информационного подхода в науках о неживой природе. Ясно, что с теоретико-познавательной точки зрения накладывание упомянутых ограничений сразу же отсекает возможные попытки исследования информации и информационных процессов в неживой природе. И здесь возникает вопрос, почему об этом судят представители тех наук, которые не занимаются этой проблемой? Как может судить представитель наук об обществе существует ли информационная физика (или физическая информатика), не будучи специалистом в этой области знания? Ясно, что это будет не знанием и даже не гипотезой, а мнением данного автора.

Но этим мнением пользуются лишь сами упорные сторонники ограничительных концепций. Для атрибутивистов подобные ограничения неубедительны и вряд ли какой-то ученый-естественник найдет что-то позитивное в любых ограничительных подходах и императивах исследования информации. Однако, несмотря на желание функционалистов (а тем более – социоцентристов) ограничить сферу приложения концепции информации, все больше появляется ученых, которые находят свои собственные пути обоснования существования информации в неживой природе (вспоминают, что и кибернетику когда-то те же или им подобные деятели от науки также отрицали) .

Ограничительная позиция в эпистемологическом смысле оказывается уязвимой: ведь все, что оказывается позитивным в функциональной и социоцентрической концепциях, признают и атрибутивисты, кроме, естественно отрицания информации и информационных процессов в неживой природе. В действительности функциональная и социоцентрическая концепции информации оказываются в роли «матрешек», вложенных в более широкую атрибутивную концепцию информации, кроме, опять-таки, эмоционально-психологического отрицания атрибутивного характера информации.

Вот почему я полагаю, что доказательство всеобщности существования информации – это одна из задач или даже целей информатики, хотя само доказательство этого тезиса лежит не столько на информатике, сколько на всей науке в целом и, особенно, на науках о неживой природе. Ведь в большинстве случаев попытки и опыт применения концепции информации и информационного подхода в науках о неживой природе «падает» на специалистов в области этих наук, а не на специалистов в области информатики. Эти специалисты больше занимаются своими «внутренними» проблемами, и, скорее всего, углубляют это стремительно развивающееся направление, чем распространяют знания и методы информатики на другие области знания. Однако полностью переносить задачу доказательства существования информации в неживой природе на «неинформатиков», вряд ли имеет смысл, поскольку основное научное знание об информации и информационных процессах все же концентрируется и систематизируется в информатике.

В значительной степени под влиянием информатики и использования информационного подхода многие научные направления уже начинают обретать свой информационный ракурс. В том числе и науки о неживой природе: появились информационная физика, информационная химия и т.д., стремительно внедряется информационный подход в космологию. Впрочем, не только информатика, но и другие научные исследования в целом генерируют знание об информации и информационных процессах, ведут к усиливающейся информатизации науки. Информатизация науки, понимаемая в широком смысле, выражается не только в использовании в ней новых информационных технологий, но и в появлении в науке в целом информационных характеристик и свойств, которые в «доинформатизационный период» отсутствовали либо еще не осознавались. Так, например, стало понятным, что такие области исследования как документоведение, архивоведение, библиотековедение, библиографоведение, книговедение и ряд других имеет смысл отнести к новому направлению научного знания – информационным наукам.

Информатизация науки (в смысле информационизации), прежде всего, выражается в появлении и развитии информатики и других информационных исследований в самом широком их понимании. Признаком отнесения таких исследований к информационным наукам можно считать то, что их предметом являются различные виды и формы информации, заключенные в различных документах и других носителях информации. Их влияние на остальную часть научного знания составляет существенную часть процесса информатизации науки, наподобие того как влияет математика (процесс математизации), только уже в гораздо большей степени.

Но не только в этом заключается процесс информатизации науки в её широком понимании: ведь «информационные ростки» в той или иной отрасли науки или проблеме могут появляться спонтанно, независимо от применения результатов уже проведенных информационных исследований и некоторое время и могут не вызывать появления информационных направлений областей исследования. Тем самым наука в принципе может постепенно «насыщаться» какими-то, может быть, еще не существенными знаниями об информации и информационных процессах, не приводя сразу к существенным «информационным трансформациям» типа становления новой информационной дисциплины.

Можно также констатировать, что происходит такой достаточно очевидный и важный процесс информатизации (в смысле информационизации, хотя это наименование не очень благозвучно) научного знания, когда к уже существующим наукам (дисциплинам) так или иначе добавляется «информационная приставка»: или форме одного из новых направлений информатики, или перед наименованием отрасли науки появляется термин «информационная», либо без этой приставки, но связанными с изучением специальных видов информации и информационных процессов, о чем пойдет речь далее.

Информатика и формирование информационных наук

Современная структура предметной области информатики, предложенная К.К. Колиным [18,29] в Институте проблем информатики РАН еще в 1995 г., выглядит следующим образом:

1. Теоретические основы информатики.

2. Техническая информатика.

3. Социальная информатика.

4. Биологическая информатика.

5. Физическая информатика.

Эти достаточно крупные самостоятельные направления научных исследований, вполне естественно, будут и далее дифференцироваться. Что касается неживой природы, которая изучается естественными науками, то кроме физики, есть много других научных дисциплин и наименование новых видов информатики, скорее всего, будет продолжаться по соответствующим наукам, тем более, что в каждой из них уже имеются «информационные заделы». Может также появиться в плане дифференциации «физической информатики», например, астрономическая или даже космологическая информатика, когда Вселенная представляется в качестве супергигантской информационной системы, или даже космического суперкомпьютера.

Давая вышеприведенную структуризацию, К.К. Колин исходил из того, что в каждой из четырех видов информатики (кроме первого), существует своя разновидность информационной среды, в которой собственно и реализуются информационные процессы и которая оказывает существенное влияние на специфику проявления в этой среде общих информационных закономерностей, изучаемых наиболее общей – теоретической информатикой.

Правомерность предложенной К.К. Колиным структуризации информатики, подтверждают дисциплинарный и эволюционный подходы, которые вместе с тем также могут внести те или иные коррективы в приведенную выше структуризацию предметной области информатики. Это в основном касается той области, которая уже получила наименование «физической информатики», поскольку неживая природа, кроме чисто физических объектов, содержит и химические соединения, подчиняющиеся также своим собственным законам. Поэтому вполне можно выделить, наряду с физической информатикой также «химическую информатику», тем более, что работы в этой области ведутся уже более полувека, хотя и менее известны, чем в области физической информатики.

В свою очередь, возможно дальнейшее дробление указанных выше предметных областей, например, та же физическая информатика может включить в себя уже упомянутую астрономическую (космологическую) и другие виды (или подвиды) информатик. Признание всеобщности информации ориентирует на такое дальнейшее выделение новых видов информатик либо тем или иным научным дисциплинам (гносеологическая дифференциация) либо по эволюционным структурам неживой природы. Поэтому то, что сейчас крупным планом видится как «физическая информатика» скорее предстает как «информатика неживой природы», которая включает в себя, по меньшей мере, физическую и химическую отрасли информатики.

Вместе с тем, можно предвидеть появление научных направлений исследования в области информатики и в проблемно-интеграционном ракурсе. Ведь концепция информации и информационный подход хорошо «вписываются» в междисциплинарные исследования, число которых существенно возрастает и именно в этих направлениях научного поиска происходит сейчас самый быстрый рост научного знания, о чем свидетельствуют данные, полученные в результате обзора изданий по информационной проблематике.

Количественные результаты этого исследования свидетельствуют о возрастающей актуальности информационной тематики. Первую группу, включающую наибольшее количество публикаций (56,6%), составляют работы, в которых используются два ключевых термина: Information Studies и Information Aproach. Это свидетельствует о том, что изучение информации, а также использование информационного подхода как общенаучного междисциплинарного средства становятся быстро развивающимися направлениями в науке.

За счет этого происходит расширение числа информационных наук и других исследовательских направлений деятельности. Уже сейчас ФГБУ «Российская государственная библиотека» по итогам совещания «Библиотековедение, библиографоведение и книговедение в номенклатуре специальностей научных работников» предлагает «узаконить» следующую номенклатуру научных специальностей (URL: http://www.rsl.ru/datadocs/doc_7252xe.pdf):

Информационные науки

28.01.00 Информатика

28.02.00 Информационные системы и процессы в природе

28.03.00 Информационные системы и процессы в сфере техники

28.04.00 Информационные системы и процессы в социальной сфере

28.04.01 Документоведение, архивоведение

28.04.02 Библиотековедение, библиографоведение

28.04.04 Книговедение

28.04.05 Музееведение

28.04.06 Журналистика (печать, радио, телевидение, интернет).

Еще одним примером интегративного направления, на котором я далее остановлюсь, является глобалистика, исследующая глобальные процессы и системы и использующая понятия и методы различных наук, в том числе и информационные средства (подходы и технологии). А поскольку такой процесс как информатизация обретает уже глобальный характер, то изучение синтеза глобализации и информатизации (информационизации) приводит к появлению «глобальной информатики» или «информационной глобалистики», идеи которой уже начали развиваться в отечественной литературе.

Информационный подход в глобальных исследованиях

Осознание важной роли глобализации, глобальных проблем и других общепланетарных феноменов, а также понимание перспектив дальнейшего развертывания совокупной глобальной деятельности стало важной вехой в формировании научного мировоззрения и научной картины мира. В нашей стране истоки глобального мышления и мировоззрения восходят еще к М.В. Ломоносову. Фундамент глобального мировоззрения закладывался многими мыслителями, однако, лишь начиная с В.И. Вернадского, с помощью науки развернулся процесс становления глобального сознания и мышления как нового способа освоения окружающего мира, имеющего свои особенности.

В.И. Вернадский предвидел появление особого – планетарно-глобального этапа развития науки в целом, который отражает наступление глобального периода (века глобализации) совместной истории человечества и природы. Идея этого ученого о «планетном» характере научной мысли уже обрела свои конкретные очертания, как в уже происходящих глобальных процессах и их научном осмыслении, так и в становлении глобальных тенденций в образовании.

В настоящее время глобальные исследования выдвигаются в качестве приоритетного направления современного научно-образовательного процесса. Они вырабатывают новые, общепланетарные принципы и формы деятельности, вносят существенный вклад в формирование современной научной картины мира. Если ранее приращение научного знания наиболее эффективно происходило в рамках отдельных научных дисциплин, по линии дальнейшей дифференциации и специализации науки, то сейчас, как показывают результаты многих научных исследований, на приоритетное место выходят междисциплинарные процессы синтеза знаний, а также синтез фундаментальных и прикладных исследований. При этом интегративно-глобализационное воздействие этого синтеза распространяется на всю науку и образование, формируя их принципиально новые модели.

Несмотря на бурное стихийное развитие исследований глобальных процессов и становление соответствующего типа образования (глобального образования), до сих пор отсутствует обоснованная концепция и стратегия их дальнейшего изучения в науке и образовании. До сих пор остаются неопределенными многие понятия и предметные поля глобалистики и глобальных исследований, недостаточно ясны сущность и перспективы феномена глобализации и, в особенности, глобализации науки и образования, не выявлены связи вновь возникающих глобальных областей исследования с уже традиционными дисциплинами и учебными курсами. В связи с этим возникает потребность более четко определить место глобальных процессов в современной науке и в общей панораме мирового образовательного процесса, оценить перспективы глобальных исследований и разработать общую концепцию глобализации образования и формирования глобального образования.

В России глобальные процессы изучаются в основном таким междисциплинарным направлением как глобалистика. Под глобалистикой понимается междисциплинарная область научных исследований, направленных на выявление тенденций и закономерностей глобальных процессов (фундаментальная глобалистика), а также способов утверждения позитивных и преодоления негативных для человека и биосферы последствий этих процессов (прикладная глобалистика). В глобалистике и шире – глобальных исследованиях каких-то особых присущих только им методов пока не выявлено и часто перечисляемые методы (системный, исторический, эволюционный, синергетический, моделирования и ряд других) характерны и для других наук. Конечно, у них есть своя специфика, привязанная к термину «глобальный» и глобальному миропониманию (что иногда и терминологически фиксируется как, например, в понятии глобальное моделирование). Однако в этом случае речь идет об общих методах и подходах, используемых во всех или большинстве разделов и направлений глобалистики.

Вместе с тем, нужно иметь в виду, что глобалистика как интегративное направление научного поиска появилась вначале на стыке ряда в основном общественных наук (философии, социологии, экономики, социальной экологии, политологии и т.д.) и поэтому методы этих наук так или иначе входят в качестве составных частей, причем как в общие для глобалистики методы, так и в методы специальных наук, скажем, таких как экономика. Поэтому методов и подходов в глобалистике гораздо больше, чем это обычно перечисляется в уже имеющихся учебных пособиях, поскольку не принимаются во внимание «отраслевые» глобалистики, составляющие ее уже имеющий междисциплинарный комплекс.

Важно выделить общие методы для глобалистики и методы, относящиеся к каждой из ее составных частей (политической, экологической и т.д.). При этом некоторые специальные для какого-то направления глобалистики методы могут стать общими для всей глобалистики и других глобальных исследований. К их числу относятся недавно предложенный эволюционный подход, который даже позволил выделить особое направление глобальных исследований, именуемое эволюционной глобалистикой [30].

Нужно учесть, что ввиду междисциплинарного характера глобальных исследований, сведения о них в электронных сетях и библиотеках требуют мониторинга очень большого массива научной информации, которая в современной науке организована по дисциплинарному принципу. Глобалистики как отдельной дисциплины, а тем самым публикаций, которые содержат термин «глобалистика», вообще обнаружено, например, в сети Web of Science, на которую делают основную «ставку» нынешние администраторы от науки.

Информация по глобальной проблематике разбросана по уже существующим дисциплинам, среди которых, например, глобалистика часто просто отсутствует в силу своей междисциплинарности, а значительно больше информации содержится о глобализирующихся отраслях науки и их группах и особенно по проблеме глобализации. Анализ статистики публикаций по глобальной проблематике под моим и К.К.Колиным руководством проводился на основе информационных ресурсов Microsoft Academic Search, Scopus, Web of Science, а также ряда электронных библиотек (online library jstor и wiley и др.).

Анализ показал, что наибольшее количество публикаций по этой проблематике сегодня содержат базы данных Scopus (более 3 млн.) и Microsoft Academic Search (более 300 тыс.). Затем, практически на одном уровне (70-80 тыс.), следуют базы данных электронных библиотек, часности jstor и wiley. Почему-то наименьшее количество публикаций по глобальной тематике (менее двух тысяч) содержит сегодня база данных Web of Science. Полученные в результате количественные показатели, отражающие состояние глобализации науки в целом и отдельных ее направлений для междисциплинарных процессов и тенденций в глобальном ракурсе, будут полезны для выявления долгосрочных мегатенденций глобальных процессов в науке и образовании.

Актуальной представляется разработка в дальнейшем на базе получаемых углубленных библиометрических данных понятийно-терминологического «кластера» уже существующего глобального знания. Это могло бы скорректировать ориентацию глобальных исследований в концептуально-методологическом каркасе современной науки, а также дать оценку возможностей более эффективного приращения глобального знания и управления процессом глобализации науки.

Предполагается, что глобальное направление современной науки акцентирует внимание на изучении глобальных процессов и систем, выявляя закономерности и тенденции их существования и развития. Это ведет к глобализации науки, которому подвергается все более значительное число ее отраслей и направлений. Происходят два тесно взаимосвязанных, но все же разных процесса – глобализация знаний (в ходе широко понимаемых глобальных исследований) и становления глобального знания, в основном, благодаря развитию глобалистики и глобальных исследований.

Пока еще нет общепринятых, устоявшихся знаний и мнений как по поводу «номенклатуры» глобальных процессов, так и определений наук или научных направлений, исследующих глобальные процессы. Некоторые специалисты считают глобалистику (глобальные исследования) научной дисциплиной , другие – сферой общественной практики , третьи – наддисциплинарной областью научного знани я. Есть и авторы, вовсе отказывающие этому научному феномену в праве на существование.

Что представляет собой глобалистика: науку или научное направление? Речь, скорее всего, должна идти о научном направлении, которое, в силу своей междисциплинарности, включает пересечение ряда наук (отраслей научного знания). Глобалистика, как часть глобальных исследований, выходит за пределы дисциплинарного видения. Это подчеркивают все исследователи, но многие из них продолжают считать (в духе дифференциации науки и дисциплинарного мышления) глобалистику отраслью научного знания, что логически противоречиво

Глобальные исследования не похожи ни на одну из конкретных дисциплин, так как возникли на стыке естественных, гуманитарных, прикладных наук и являются интегративно-общенаучным знанием об общепланетарных процессах и проблемах, границы которых заданы масштабом, характеристиками и особенностями Земли. В отличие от отдельных наук, занимающихся тем или иным аспектом или фрагментом реальности, глобалистика и другие глобальные исследования нацелены на решение комплексных, жизненно важных для всего человечества проблем, решить которые можно только на пути интеграции компонентов науки, междисциплинарного взаимодействия, в котором особая роль отводится интегративно-общенаучным формам и средствам научного познания. Это ведет к тому, что исследование глобальных процессов нарушает сложившиеся в условиях дифференциации науки традиции и вызывает зачастую неадекватную реакцию на свое появление и развитие.

Глобальные исследования представляют собой новое, активно формирующееся инновационное направление научного знания, в котором идет процесс становления вполне определенной новой формы междисциплинарных исследований и широкого взаимодействия ученых в условиях интенсивной глобализации науки. В условиях существующей сегодня «глобальной неопределенности» важно найти верные пути вхождения знания о глобальных процессах и системах в современную науку и попытаться дать прогноз возможного развития глобальных исследований, а также возможности планирования и мониторинга глобализации науки с тем, чтобы содействовать дальнейшему развертыванию глобальных процессов через устойчивое социально-экономическое развитие, гарантирующее выживание цивилизации и сохранение биосферы.

Современные разработки глобалистики и глобальных исследований в ракурсе глобального эволюционизма показали, что одним из наиболее важных методов выступает информационный подход. Это связано с тем, что информационный критерий развития оказывается главным критерием на супермагистрали универсальной эволюции, оставляя позади (но не на периферии) все остальные подходы и связанные с ними характеристики развития материальных систем. Поэтому, если мы применяем эволюционный подход, то он неизбежно приводит к использованию, причем все более широкому, информационного подхода, что соответствует результатам упомянутых библиометрических исследований.

Информационный подход уже имеет только общенаучный, но и всеобщий в онтологическом плане характер [28,31,32]. С одной стороны, он относится ко всей глобалистике в целом, поскольку является общенаучным подходом, особенно если в его онтологическом арсенале информация представляется как всеобщее свойство материи. Но, с другой стороны, информационный подход формирует особое направление, не сводимое к другим направлениям глобалистики, – информационную глобалистику как принципиально новое направление глобальных исследований.

При этом информационный подход, который ориентирует на поиск глобального знания, уже формирует информационную глобалистику, в предметном поле которой превалирует исследование информационных аспектов глобализации. А использование совокупности глобального знания для развития информатики способствует становлению «глобальной информатики» и глобализации всех других информационных наук. Это говорит о наличии междисциплинарных взаимодействий в области информационных наук и глобальных исследований.

При широком и эволюционном видении глобальной проблематики стало возможным и более широкое использование информационных представлений (концепций, подходов и т.д.) в глобалистике и глобальных исследованиях. Ведь признание наличия информации в неживой природе позволяет проследить эволюцию глобальных процессов еще с момента формирования нашей планеты в космическом ракурсе, затем постастрономическую и геологическую эволюцию, а в перспективе и переход некоторых глобальных процессов на внеземную траекторию развития. При таком подходе (а с эволюционной точки зрения он оказывается наиболее плодотворным) можно обнаружить действие информационного критерия развития в процессах глобального развития и подтвердить, что продолжение глобальной эволюции происходит именно на планете, где имеет место своего рода эволюционный информационный взрыв, ускоренное накопление информации в каждой последующей ступени эволюции материи и отдельных ее структурных составляющих.

При таком глобально-эволюционном подходе в информационную глобалистику вписываются не только физические, химические, геологические и другие глобальные процессы (в их информационном аспекте), но и биологические и социальные процессы. При этом все выше упомянутые крупные направления информатики также будут обретать свои глобальные очертания, поскольку все они, так или иначе, будут «глобализироваться», формируя информационную картину и концепцию глобального развития. Можно ожидать появления глобальной социальной информатики (исследующей информационные характеристики глобальной цивилизации), глобальной биологической информатики (изучающей информационные процессы биосферы и т.п.) и т.д., которые будут обладать своей спецификой проявления в глобальном масштабе информационных закономерностей, своих собственных глобальных объектов, формируемых в такой фундаментальной науке как теоретическая информатика. А такая специфика существует, прежде всего, потому, что в отличие от ныне развиваемых подходов в «специальных информатиках» будет развиваться глобальный подход как один из современных вариантов системного подхода, акцентирующий внимание на глобальной целостности и общепланетарных характеристиках исследуемых объектов.

К сказанному выше об информатике и глобалистике следует добавить и очевидную и нарастающую тенденцию взаимодействия информационных наук и глобальных исследований. В этом более широком плане можно видеть развитие более мощных транс- и междисциплинарных процессов синтеза информационных и глобальных форм научного знания, ведущих к обретению наукой в ходе информатизации и глобализации своего единства.

Основные пути развития информационной глобалистики

История информационной глобалистики «копирует» общее развитие глобалистики в информационном измерении. История глобалистики начинается с формирования элементов глобального мировоззрения, которое наиболее четко и пространно появилось еще в первой половине прошлого века в трудах В.И.Вернадского. В дальнейшем несколько десятилетий ушло на осознание и исследование глобальных проблем, затем глобалистика переключилась в последние десятилетия на глобализацию. Сдвиг акцента глобалистики в сторону изучения глобализации даже породил иллюзию, что упомянутое научное направление вообще изучает только глобализацию. Однако в связи с появлением эволюционной глобалистики стало понятным, что предметное поле глобалистики существенно расширяется и в него попадают не только глобальные проблемы и глобализация, но и ряд других глобальных процессов и систем и, в частности, глобальные природные процессы.

Далее будут рассмотрены основные области научного поиска в формирующейся информационной глобалистике. К этому типу исследований, прежде всего, относятся работы, рассматривающие проблему информации как глобальную проблему и, можно считать, что именно с них, если не считать существования мало исследованного глобально-информационного мировоззрения, следует датировать начало становления информационной глобалистики, а такие работы, по крайней мере, в отечественной литературе уже датируются с середины 70-ых начала 80-ых годов прошлого века [33-41].

В дальнейшем, как и во всей глобалистике, акцент падает на исследование проблем глобализации (но в связи с информатизацией и становлением глобального информационного общества. Информация как глобальная проблема включает в себя различные аспекты (что уже видно по приводимым в ссылках названиям работ). Однако речь идет, прежде всего, о том, как в условиях все ускоряющегося информационного «взрыва». Так, общая сумма знаний менялась вначале очень медленно, но уже с 1900 г. она удваивалась каждые 50 лет, к 1950 г. удвоение происходило каждые 10 лет, а к 1970 г. – уже каждые пять лет. К концу ХХ века поток производимой информации возрос более чем в несколько десятков раз, удваиваясь с 1990 г. ежегодно, а в последние годы – еще больше благодаря новым информационным и космическим технологиям.

В настоящее время, когда уже менее, чем за один год удваивается генерируемая человечеством информация, чрезвычайно важно ликвидировать имеющийся у потребителей информационный «голод», обеспечить нуждающихся необходимой им информацией. Этой цели служит и начавшаяся в середине прошлого века компьютеризация, а затем и информатизация, уже принявшая глобальные масштабы, а также медиатизация и формирование глобальной сети Интернет, играющей наиболее весомую роль в процессе информационной глобализации.

Информатизация стала составной частью и одним из важных направлений глобализации, которое существенно ускоряло все другие глобализационные процессы и особенно в области экономики. Именно экономика (плюс оборонные потребности) существенно стимулировала развертывание информатизации, а эта последняя существенным образом «отплатила» это стимулирование. Сейчас информационное направление глобализации можно считать одним из наиболее важных глобализационных процессов – информационной глобализацией, причем основой его является информатизация общества и сфера его взаимодействия с природой.

Однако информационная глобалистика, как выше уже упоминалось, не сводится только к решению глобальной проблемы информации, глобализационному процессу информатизации и становлению планетарного информационного общества. Эти информационные процессы вписываются в социальные и социоприродные глобальные процессы, но ведь глобалистика уже включает в себя и исследует также природные глобальные процессы. В этих процессах присутствует и информационный аспект, о чем уже давно писали естествоиспытатели – представители наук о Земле и других наук о неживой природе [42-43].

Атрибутивная концепция позволяет решить проблемы, по которым идут многолетние дискуссии ученых, например, о происхождении нефти. Так, использование информационного подхода позволило внести весомые аргументы в обоснование модели неорганического, глубинного происхождения нефти [44] и одновременно показало противоречивость схемы органического синтеза объективно существующим законам информатики. На базе этих исследований можно считать, что формирование всей совокупности углеводородных последовательностей происходит и в настоящее время в литосфере. Это дает основание полагать более адекватной ювенильную модель происхождения нефти, не только объясняющую неорганический генезис углеводородных последовательностей, но и представляющую некоторые закономерности распределения нефтеносности в недрах и вытекающие из них направления поисков её промышленных запасов.

Тем самым исследование глобальных процессов в неживой природе нашей планеты позволяет очертить информационные контуры планетарной эволюции как составной и наиболее важной части универсальной эволюции. Именно информация и информационные процессы в неживой природе планеты оказались ответственными за все ускоряющуюся прогрессивную эволюцию в глобальном масштабе, хотя, понятно, что планетарная эволюция происходила в открытых системах, обмениваясь веществом, энергией и информацией с окружающим космосом.

Вещественные, масс-энергетические и пространственные параметры универсальной глобальной эволюции постепенно уменьшались в своем объеме и количестве, при подъеме по иерархической лестнице уровней материи, образуя сужающийся «коридор безопасности» для существования и дальнейшего перманентного продолжения супермагистрали этой главной формы эволюционных процессов во Вселенной. И только информационные параметры (особенно в виде информационного критерия развития) при этом не обнаруживали такого уменьшения. Как было показано, при подъеме по иерархической лестнице глобальной эволюции происходило накопление информации внутреннего содержания как элементарной структуры ступени эволюции, так и всей каждой более высокой ступени [9, 45,46]. Это свидетельствует о более важной роли информации как всеобщего свойства материи по сравнению с массой, энергией, пространством и другими атрибутами и характеристиками материальных систем. Этот же тезис справедлив и для того этапа универсальной эволюции, который в течение почти пяти миллиардов лет имел место на планете Земля.

И это не просто некоторый общий вывод, не влияющий на понимание глобальных процессов и формируемых ими систем. Если его применить к социальным и социоприродным глобальным процессам, то станет понятно, почему за столь короткий срок своего существования информационная глобализация «возглавила» список глобализационных процессов. Информатизация и другие информационные процессы просто «обязаны» развиваться намного стремительнее, чем все остальные социальные, в частности хозяйственные процессы (и это, на мой взгляд, в полной мере относится и к глобализационным процессам, т.е. направлениям глобализации), на что в свое время обратил внимание Н.Н. Моисеев [47].

К тому же социальная ступень эволюции материи, которая своим появлением прекратила сужение масс-энергетического и пространственного конуса (пирамиды) и сформировала расширяющийся «конус» как необходимое условие дальнейшего продолжения глобальной эволюции в социоприродной форме. Такое расширение вначале происходит на планете, принимая в настоящее время форму глобализации, а затем в космосе и получило наименование Большого социального взрыва (по аналогии с Большим Взрывом, породившим Вселенную), который имеет глубинную информационную природу.

Увеличение пространственных и масс-энергетических параметров социальной ступени вызвано особым, присущим только этой ступени механизмом накопления информации за счет окружающей среды. Речь идет о том, что главным процессом накопления информации в социальной ступени выступает внеорганизменный и внегенетический информационный процесс, тогда как в биологической ступени такое накопление происходит в основном на генетическом уровне. Разумеется, в социальной ступени эволюции также происходят генетические процессы накопления и передачи информации, поскольку человек – не только социальное разумное существо, но и биологическое. Однако не они определяют основные информационные процессы в обществе, которые скрываются в культуре как основном информационном процессе, как главной характеристике социальной эволюции.

Наличие надбиологических механизмов, т.е. программ, кодов, алгоритмов и т.д. действительно играет важнейшую роль в развитии общества, выражая не только его отличие от биологической ступени, но фактически глубинную информационную природу социальной ступени (многие важные тенденции социального развития можно объяснить, исходя из того, что природа социального заключена именно в культуре).

Именно культуру характеризует экзогенно-внегенетический принцип накопления, передачи и преобразования информации [48-49]. Эта информация заимствуется из окружающей человечество среды – как земной, так и космической (согласно синергетике) и, кроме того, требует все больших пространств и объектов этой среды, как для накопления культурной информации, так и для отвода за пределы социума отходов (энтропии в широком смысле). На уровне становления и развития общества в эволюционной информодинамике наступают качественно-нелинейные изменения. А именно: происходит «вынос» ряда информационных процессов (накопления, хранения, преобразования и т.п. информации) за пределы структурного элемента ступени. Это специфическая и сущностная характеристика социальной ступени эволюции, выражающая ее принципиальное отличие от предыдущей – биологической ступени. Накопление информации продолжается не в структурной единице соответствующей ступени, а вне ее, что требует освоения внешнего окружающего пространства и преобразования находящихся в нем объектов для превращения их в феномены культуры – артефакты и смыслы. Да и деятельность понимается, прежде всего, как специфический для человека способ отношения к внешнему миру, который состоит в преобразовании и подчинении его человеческим целям [50, С. 82]. Причем, осваивая и преобразуя природу, человек одновременно перестраивает и свою собственную «внутреннюю природу.

Передача культурной информации также требует использования пространства и материальных объектов вне организма составляющих общество людей и активного участия в этом процессе их сознания. Это также означает, что в отличие от предыдуших ступеней развития человечество начинает расширять сферу своего распространения как на Земле, так и в космосе не только для получения вещественно-энергетических ресурсов, но, прежде всего, для получения негэнтропии из окружающей среды, продолжения своих информационных процессов

Как было показано, в основе освоения мира (как земного, так и космического) лежат глубинные информационные причины, проявляющиеся на социокультурном уровне [51]. Именно они также лежат в основе всех глобальных социальных и социоприродных процессов, в частности, таких как глобальное расселение и последующих глобализационных процессов, установлением связи между фрагментами социума и обретением целостности человеческой цивилизации.

До введения в глобалистику информационного подхода (а до него и вместе с ним эволюционного подхода) глубинная сущность социальных и социоприродных глобальных процессов была скрыта за внешними проявлениями глобализации и других глобальных процессов. И такой ход познания глобальных процессов вполне естественен: вначале выявляются «внешние» феномены, затем идет проникновение в сущность первого порядка и т.д. Поэтому не случайно информационный подход в глобалистике не оказался в числе приоритетных, а об информационной глобалистике стало возможным в полной мере говорить лишь после начала использования эволюционного подхода в глобальных исследованиях.

Несмотря на фундаментальную значимость предлагаемого здесь широкого информационного подхода, все же в основном речь будет идти о продолжении разработки информационной глобализации, глобальной проблемы информации и становления информационного общества в общепланетарном масштабе. Однако подлинный смысл информационная глобалистика обретает, когда станет выявляться решающая роль информации как всеобщего свойства материи в глобальных процессах.

Итак, можно считать, что к числу используемых в глобалистике методов следует добавить информационный подход, в котором информация как общенаучная категория имеет весьма широкий – атрибутивный смысл. Кроме того, в структуре предметной области глобалистики появляется новое направление, которое можно именовать информационной глобалистикой, причем его роль будет возрастать с течением времени как в самой глобалистике, так и в системе всего научного знания, поскольку это направление исследований раскрывает глубинную сущность глобального развития.

Библиография
1.
Ханжин А.Г., Кожокару А.А. Ревизия понятия информации // Научно-техническая информация. Серия 1: Организация и методика информационной работы. 2008. № 6.
2.
Шустов В..В. О материалистической концепции информации // Научно-техническая информация. Серия 1: Организация и методика информационной работы. 2009. № 1.
3.
Белоногов Г.Г., Гиляревский Р.С., Хорошилов А. А. О природе информации // Научно-техническая информация. Серия 1: Организация и методика информационной работы. 2009. № 1.
4.
Волченков Е.Я. О природе информации: физико-семантический подход // Научно-техническая информация. Серия 1: Организация и методика информационной работы. 2010. № 3.
5.
Мельникова Е. В., Мельников О. А. Научное осмысление природы информации // Научно-техническая информация. Серия 1: Организация и методика информационной работы. 2011. №
6.
Урсул А.Д. Информация и информационный подход: от информатики к глобалистике // Научно-техническая информация. Серия 1: Организация и методика информационной работы. 2012. №2.
7.
Информационный подход в междисциплинарной перспективе (круглый стол) // Вопросы философии. 2010. № 2.
8.
Урсул А.Д. Природа информации. Философский очерк. М.: Политиздат. 1968. 2-ое изд. – Челябинск, 2010.
9.
Урсул А.Д. Информация. Методологические аспекты. М.: Наука. 1971
10.
Урсул А.Д. Отражение и информация. М.: Мысль. 1972.
11.
Урсул А.Д. Проблема информации в современной науке. М.: Наука. 1975.
12.
Сноу Ч.П. Две культуры. М.: Прогресс, 1973.
13.
Сноу Ч.П. Портреты и размышления. М.: Прогресс, 1985.
14.
Фейнберг Е.Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и науке. Фрязино, 2004.
15.
Хакен Г. Тайны природы. Синергетика: наука о взаимодействии. М., 2003.
16.
Эшби У.Р. Введение в кибернетику. М.: ИЛ. 1959.
17.
Глушков В. М. О кибернетике как науке. Кибернетика, мышление, жизнь. М.: Мысль. 1964.
18.
Колин К.К. Теоретические проблемы информатики. Т. 1. Актуальные философские проблемы информатики. М.: КОС ИНФ, 2009.
19.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы. М.: МГУ, 2012.
20.
Урсул А.Д. «Темная» сторона универсальной эволюции. // Эволюция: дискуссионные аспекты глобальных эволюционных процессов. М.: Либроком, 2011.
21.
Урсул А.Д. Существует ли материя без движения? // Философии и культура. 2011. № 7.
22.
Гуревич И.М. Законы информатики – основа строения и познания сложных систем». Издание второе уточненное и дополненное. М.: Торус Пресс, 2007.
23.
Рубаков В.А. Темная энергия во Вселенной // В защиту науки. 2010. № 7.
24.
Невский Н.Е. Информационная динамика (Размышления о природе физических взаимодействий). Труды отдела теоретических проблем РАН. М., 2001.
25.
Гуревич И.М. Информационные характеристики физических систем. М.: «11-й ФОРМАТ», Севастополь.: «Кипарис». 2009.
26.
Кадомцев Б.Б. Динамика и информация. М.: Редакция журнала «Успехи физических наук», 1997.
27.
Информатика как наука об информации: информационный, документальный, технологический, экономический, социальный и организационный аспекты / Ред. Р. С. Гиляровский. М.: Гранд; Фаир-пресс, 2006.
28.
Урсул А.Д. Философия и интегративно-общенаучные процессы. М.: Наука. 1981.
29.
Колин К.К. Фундаментальные проблемы информатики // Системы и средства информатики. Сб. научн. трудов. Вып. 7. М.: Наука, 1995.
30.
Ильин И.В., Урсул А.Д. Эволюционная глобалистика (концепция эволюции глобальных процессов). М.: МГУ, 2009.
31.
Семенюк Э.П. Информационный подход к познанию действительности. Киев, 1988.
32.
Колин К.К. Информационный подход как фундаментальный метод научного познания // Межотраслевая информационная служба. 1998. № 1.
33.
Виноградов В.А. Информация как глобальная проблема современности. М.: ИНИОН, 1981.
34.
Ефимов А. Н. Информационный взрыв: проблемы реальные и мнимые. М., 1985.
35.
Шпаков А.А. Глобальная информационная проблема // http://www.sciteclibrary.ru/cgi-bin/yabb2/YaBB.pl?num=1207329601.
36.
Колин К.К. Информатизация общества и глобализация. – Красноярск: СФУ, 2011.
37.
Колин К.К. Глобальные проблемы информатизации: информационное неравенство // Alma mater (Вестник высшей школы). 2000. № 6.
38.
Колин К.К. Информационная глобализация общества и гуманитарная революция // Глобализация: синергетический подход. М.: РАГС, 2002.
39.
Смирнов А.И. Информационная глобализация и Россия: вызовы и возможности. М.: Парад, 2005.
40.
Стрелец И.А. Новая экономика и информационные технологии. М.: Экзмен, 2003.
41.
Чернов А.А. Становление глобального информационного общества: проблемы и перспективы. М.: Дашков и Ко, 2003.
42.
Арманд А.Д. Природные комплексы как саморегулируемые информационные системы // Известия АН СССР. Серия географическая. 1966. № 2.
43.
Вольфсон А.Ф. К вопросу о математическом описании зональности эндогенного оруднения // Известия АН СССР. Серия геологическая. 1969. №6.
44.
Сейфуль-Мулюков Р.Б. Нефть – углеводородные последовательности: анализ моделей генезиса и эволюции. М., 2010.
45.
Урсул А.Д. О природе информации // Вопросы философии. 1965. №3.
46.
Урсул А.Д. Освоение космоса. М.: Мысль. 1967.
47.
Моисеев Н.Н. Социализм и информатика. М.: Политиздат. 1988.
48.
Урсул А.Д. Культура и информация // Философия и культура. 2011. №2.
49.
Колин К.К., Урсул А.Д. Информационная культурология. Предмет и задачи нового научного направления. Саарбрюккен (Германия): Lambert academic publishing. 2011.
50.
Гуревич П.С. Культурология. 2-ое изд. М., 2010.
51.
Урсул А.Д. Космическая глобалистика в ракурсе информационной гипотезы освоения мира // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания / Под ред. И.И. Абылгазиева, И.В. Ильина. Вып. 5. – М.: МАКС Пресс, 2011.
52.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Феномен образования в глобально-эволюционном ракурсе//Политика и Общество, №4-2010
53.
Урсул А.Д. Национальная идея в эпоху глобализации: проблемы безопасности и устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №1-2010
54.
А.Д. Урсул, И.В. Ильин Глобализация в контексте устойчивого развития: политический аспект//Право и политика, №7-2010
55.
Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности в ракурсе устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №3-2010
56.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальные исследования: от глобализации знаний к становлению глобального знания//Философия и культура, №8-2010
57.
Урсул А.Д. Становление космоглобалистики//Философия и культура, №11-2010
58.
Урсул А.Д. Информация и культура//Философия и культура, №2-2011
59.
Урсул А. Д. Проблема безопасности и синергетика//Национальная безопасность / nota bene, №2-2011
60.
Урсул А. Д. Экологический ракурс безопасности и развития: методологические проблемы//Национальная безопасность / nota bene, №3-201
61.
А. Д. Урсул На пути к информационной глобалистике: междисциплинарный подход // Политика и Общество. - 2012. - 2. - C. 101 - 109.
62.
Урсул А.Д. Синергетический подход к исследованию безопасности // NB: Национальная безопасность. - 2012. - 2. - C. 1 - 47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
63.
А.Д. Урсул, Т.А. Урсул Перспективы образования: информационно-экологическая ориентация в интересах устойчивого развития // Педагогика и просвещение. - 2011. - 4. - C. 14 - 25.
64.
Акопов Г.Л. Интернет-модернизация политической системы - базис для формирования информационного общества // NB: Проблемы общества и политики. - 2012. - 2. - C. 55 - 63. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.180. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_180.html
References (transliterated)
1.
Khanzhin A.G., Kozhokaru A.A. Reviziya ponyatiya informatsii // Nauchno-tekhnicheskaya informatsiya. Seriya 1: Organizatsiya i metodika informatsionnoi raboty. 2008. № 6.
2.
Shustov V..V. O materialisticheskoi kontseptsii informatsii // Nauchno-tekhnicheskaya informatsiya. Seriya 1: Organizatsiya i metodika informatsionnoi raboty. 2009. № 1.
3.
Belonogov G.G., Gilyarevskii R.S., Khoroshilov A. A. O prirode informatsii // Nauchno-tekhnicheskaya informatsiya. Seriya 1: Organizatsiya i metodika informatsionnoi raboty. 2009. № 1.
4.
Volchenkov E.Ya. O prirode informatsii: fiziko-semanticheskii podkhod // Nauchno-tekhnicheskaya informatsiya. Seriya 1: Organizatsiya i metodika informatsionnoi raboty. 2010. № 3.
5.
Mel'nikova E. V., Mel'nikov O. A. Nauchnoe osmyslenie prirody informatsii // Nauchno-tekhnicheskaya informatsiya. Seriya 1: Organizatsiya i metodika informatsionnoi raboty. 2011. №
6.
Ursul A.D. Informatsiya i informatsionnyi podkhod: ot informatiki k globalistike // Nauchno-tekhnicheskaya informatsiya. Seriya 1: Organizatsiya i metodika informatsionnoi raboty. 2012. №2.
7.
Informatsionnyi podkhod v mezhdistsiplinarnoi perspektive (kruglyi stol) // Voprosy filosofii. 2010. № 2.
8.
Ursul A.D. Priroda informatsii. Filosofskii ocherk. M.: Politizdat. 1968. 2-oe izd. – Chelyabinsk, 2010.
9.
Ursul A.D. Informatsiya. Metodologicheskie aspekty. M.: Nauka. 1971
10.
Ursul A.D. Otrazhenie i informatsiya. M.: Mysl'. 1972.
11.
Ursul A.D. Problema informatsii v sovremennoi nauke. M.: Nauka. 1975.
12.
Snou Ch.P. Dve kul'tury. M.: Progress, 1973.
13.
Snou Ch.P. Portrety i razmyshleniya. M.: Progress, 1985.
14.
Feinberg E.L. Dve kul'tury. Intuitsiya i logika v iskusstve i nauke. Fryazino, 2004.
15.
Khaken G. Tainy prirody. Sinergetika: nauka o vzaimodeistvii. M., 2003.
16.
Eshbi U.R. Vvedenie v kibernetiku. M.: IL. 1959.
17.
Glushkov V. M. O kibernetike kak nauke. Kibernetika, myshlenie, zhizn'. M.: Mysl'. 1964.
18.
Kolin K.K. Teoreticheskie problemy informatiki. T. 1. Aktual'nye filosofskie problemy informatiki. M.: KOS INF, 2009.
19.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: Idei, problemy, gipotezy. M.: MGU, 2012.
20.
Ursul A.D. «Temnaya» storona universal'noi evolyutsii. // Evolyutsiya: diskussionnye aspekty global'nykh evolyutsionnykh protsessov. M.: Librokom, 2011.
21.
Ursul A.D. Sushchestvuet li materiya bez dvizheniya? // Filosofii i kul'tura. 2011. № 7.
22.
Gurevich I.M. Zakony informatiki – osnova stroeniya i poznaniya slozhnykh sistem». Izdanie vtoroe utochnennoe i dopolnennoe. M.: Torus Press, 2007.
23.
Rubakov V.A. Temnaya energiya vo Vselennoi // V zashchitu nauki. 2010. № 7.
24.
Nevskii N.E. Informatsionnaya dinamika (Razmyshleniya o prirode fizicheskikh vzaimodeistvii). Trudy otdela teoreticheskikh problem RAN. M., 2001.
25.
Gurevich I.M. Informatsionnye kharakteristiki fizicheskikh sistem. M.: «11-i FORMAT», Sevastopol'.: «Kiparis». 2009.
26.
Kadomtsev B.B. Dinamika i informatsiya. M.: Redaktsiya zhurnala «Uspekhi fizicheskikh nauk», 1997.
27.
Informatika kak nauka ob informatsii: informatsionnyi, dokumental'nyi, tekhnologicheskii, ekonomicheskii, sotsial'nyi i organizatsionnyi aspekty / Red. R. S. Gilyarovskii. M.: Grand; Fair-press, 2006.
28.
Ursul A.D. Filosofiya i integrativno-obshchenauchnye protsessy. M.: Nauka. 1981.
29.
Kolin K.K. Fundamental'nye problemy informatiki // Sistemy i sredstva informatiki. Sb. nauchn. trudov. Vyp. 7. M.: Nauka, 1995.
30.
Il'in I.V., Ursul A.D. Evolyutsionnaya globalistika (kontseptsiya evolyutsii global'nykh protsessov). M.: MGU, 2009.
31.
Semenyuk E.P. Informatsionnyi podkhod k poznaniyu deistvitel'nosti. Kiev, 1988.
32.
Kolin K.K. Informatsionnyi podkhod kak fundamental'nyi metod nauchnogo poznaniya // Mezhotraslevaya informatsionnaya sluzhba. 1998. № 1.
33.
Vinogradov V.A. Informatsiya kak global'naya problema sovremennosti. M.: INION, 1981.
34.
Efimov A. N. Informatsionnyi vzryv: problemy real'nye i mnimye. M., 1985.
35.
Shpakov A.A. Global'naya informatsionnaya problema // http://www.sciteclibrary.ru/cgi-bin/yabb2/YaBB.pl?num=1207329601.
36.
Kolin K.K. Informatizatsiya obshchestva i globalizatsiya. – Krasnoyarsk: SFU, 2011.
37.
Kolin K.K. Global'nye problemy informatizatsii: informatsionnoe neravenstvo // Alma mater (Vestnik vysshei shkoly). 2000. № 6.
38.
Kolin K.K. Informatsionnaya globalizatsiya obshchestva i gumanitarnaya revolyutsiya // Globalizatsiya: sinergeticheskii podkhod. M.: RAGS, 2002.
39.
Smirnov A.I. Informatsionnaya globalizatsiya i Rossiya: vyzovy i vozmozhnosti. M.: Parad, 2005.
40.
Strelets I.A. Novaya ekonomika i informatsionnye tekhnologii. M.: Ekzmen, 2003.
41.
Chernov A.A. Stanovlenie global'nogo informatsionnogo obshchestva: problemy i perspektivy. M.: Dashkov i Ko, 2003.
42.
Armand A.D. Prirodnye kompleksy kak samoreguliruemye informatsionnye sistemy // Izvestiya AN SSSR. Seriya geograficheskaya. 1966. № 2.
43.
Vol'fson A.F. K voprosu o matematicheskom opisanii zonal'nosti endogennogo orudneniya // Izvestiya AN SSSR. Seriya geologicheskaya. 1969. №6.
44.
Seiful'-Mulyukov R.B. Neft' – uglevodorodnye posledovatel'nosti: analiz modelei genezisa i evolyutsii. M., 2010.
45.
Ursul A.D. O prirode informatsii // Voprosy filosofii. 1965. №3.
46.
Ursul A.D. Osvoenie kosmosa. M.: Mysl'. 1967.
47.
Moiseev N.N. Sotsializm i informatika. M.: Politizdat. 1988.
48.
Ursul A.D. Kul'tura i informatsiya // Filosofiya i kul'tura. 2011. №2.
49.
Kolin K.K., Ursul A.D. Informatsionnaya kul'turologiya. Predmet i zadachi novogo nauchnogo napravleniya. Saarbryukken (Germaniya): Lambert academic publishing. 2011.
50.
Gurevich P.S. Kul'turologiya. 2-oe izd. M., 2010.
51.
Ursul A.D. Kosmicheskaya globalistika v rakurse informatsionnoi gipotezy osvoeniya mira // Globalistika kak oblast' nauchnykh issledovanii i sfera prepodavaniya / Pod red. I.I. Abylgazieva, I.V. Il'ina. Vyp. 5. – M.: MAKS Press, 2011.
52.
Ursul A.D., Ursul T.A. Fenomen obrazovaniya v global'no-evolyutsionnom rakurse//Politika i Obshchestvo, №4-2010
53.
Ursul A.D. Natsional'naya ideya v epokhu globalizatsii: problemy bezopasnosti i ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №1-2010
54.
A.D. Ursul, I.V. Il'in Globalizatsiya v kontekste ustoichivogo razvitiya: politicheskii aspekt//Pravo i politika, №7-2010
55.
Ursul A.D. Strategiya natsional'noi bezopasnosti v rakurse ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2010
56.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nye issledovaniya: ot globalizatsii znanii k stanovleniyu global'nogo znaniya//Filosofiya i kul'tura, №8-2010
57.
Ursul A.D. Stanovlenie kosmoglobalistiki//Filosofiya i kul'tura, №11-2010
58.
Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura//Filosofiya i kul'tura, №2-2011
59.
Ursul A. D. Problema bezopasnosti i sinergetika//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №2-2011
60.
Ursul A. D. Ekologicheskii rakurs bezopasnosti i razvitiya: metodologicheskie problemy//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-201
61.
A. D. Ursul Na puti k informatsionnoi globalistike: mezhdistsiplinarnyi podkhod // Politika i Obshchestvo. - 2012. - 2. - C. 101 - 109.
62.
Ursul A.D. Sinergeticheskii podkhod k issledovaniyu bezopasnosti // NB: Natsional'naya bezopasnost'. - 2012. - 2. - C. 1 - 47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
63.
A.D. Ursul, T.A. Ursul Perspektivy obrazovaniya: informatsionno-ekologicheskaya orientatsiya v interesakh ustoichivogo razvitiya // Pedagogika i prosveshchenie. - 2011. - 4. - C. 14 - 25.
64.
Akopov G.L. Internet-modernizatsiya politicheskoi sistemy - bazis dlya formirovaniya informatsionnogo obshchestva // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2012. - 2. - C. 55 - 63. DOI: 10.7256/2306-0158.2012.2.180. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_180.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"