по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Методологические аспекты производственно-экологической безопасности
Белов Петр Григорьевич Григорьевич

доктор технических наук

профессор, кафедра Природно-техногенных опасностей и управления риском, Московский авиационный институт

121609, Россия, г. Москва, ул. Рублевское Шоссе, 44 - 1 - 152

Belov Petr

Doctor of Technical Science

Professor of the Department of Natural Technogenic Threats and Risk Management at Moscow Aviation Institute

121609, Russia, g. Moscow, ul. Rublevskoe Shosse, 44 - 1 - 152

safsec@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Основным содержанием данной статьи служит категориально-понятийный аппарат и инструментарий системного исследования и совершенствования производственно-экологической безопасности (ПЭБ), ныне более известной как «безопасность в техносфере» или «техносферная безопасность». В качестве же соответствующего объекта выбрана большая и сложная система, названная автором «природно-производственной», которая включает объекты промышленной и транспортной инфраструктуры, представляющие собой те человеко-машинные системы, которые непрерывно обмениваются потоками энергии, вещества и информации с окружающими их фрагментами атмосферы, гидросферы и литосферы вместе с находящимися там людьми, животными и растениями. При изложении заявленных аспектов ПЭБ автор следовал дедуктивно-аксиоматическому методу, используя в качестве исходных постулатов энергоэнтропийную концепции и классификацию объективно существующих опасностей, а при обосновании состава и содержания базовых понятий, принципов и наиболее подходящих методов исследования и обеспечения ПЭБ – опирался на системный подход и правила логического вывода. Приведенные в статье результаты концептуально-методологического характера: а) энергоэнтропийная концепция и базовая классификация объективно существующих опасностей; б) объект, предмет и базовые принципы обеспечения ПЭБ; в) основные научные методы ее системного исследования и совершенствования; г) структура, цель, задачи и базовые показатели соответствующей системы являются не только оригинальными, но и конструктивными, так как соответствуют природе вещей.

Ключевые слова: концепция, метод, объект, предмет, опасность, риск, ущерб, показатель, критерий, система

DOI:

10.25136/2409-7543.2019.1.28712

Дата направления в редакцию:

20-01-2019


Дата рецензирования:

21-01-2019


Дата публикации:

27-02-2019


Abstract.

The article is devoted to the framework of concepts and terms and tools of systems research as well as improvement of health and environment which is today well known as 'technogenic safety'. The subject matter of the research is a complicated system which the author called 'environmental manufacturing' and includes industrial facilities and transportation infrastructre, i.e. those man-machine systems that continuously exchange energy, substance and information with atmosphere, hydrosphere and lithosphere as well as peoples, animals and plants inhabiting them. To describe the foresaid aspects of health and environment, the author has followed the deductive axiomatical method and used energy-entropic concept and classification of real dangers. To describe the contents and basic terms, principles and the best methods of researching and ensuring health and environment, the author has used the systems approach and logical conslusion. Conceptual and methodological results of the research include the following: a) energy-entrophic concept and basic classification of real dangers; b)object, subject and basic principles of health and environment; c) the basic research methods of the systemic organization and improvement; d) the structure, target, goals and basic indicators of the system are not only original but also constructive because they correspond to the nature of things.

Keywords:

indicator, damage, risk, danger, subject, object, method, conception, criteria, system

1. Исходные предпосылки и утверждения

Считается [1], что каркасом любой отрасли теории и практики служат методологические основы, содержащие представления о природе и классификации существенных для нее факторов, а также такие исходные предпосылки, которые логично вытекают из этих представлений и включают в себя категории, принципы и методы, необходимые для исследования и совершенствования выбранной сферы человеческой деятельности. Формулирование соответствующих аспектов методологии ПЭБ целесообразно начать с уточнения закономерностей проявления тех опасностей, которые превалируют в техносфере, и которые являются предметом так называемой "техносферной безопасности" [2]. При этом необходимо разобраться – почему связанные с ними проблемы становятся всё более актуальными?

Ведь, казалось бы, есть объективно существующие факторы, исключающие несчастные случаи с людьми на производстве и транспорте или заметно ослабляющие их тяжесть. В самом деле, каждый из нас наделен естественными защитными механизмами, благодаря которым человечество выжило в условиях жесткого естественного отбора и сохранилось как биологический вид. Речь здесь идет о врожденных инстинктах, органах чувств, безусловных и условных рефлексах людей, благодаря которым они стремятся действовать с минимальным вредом, в том числе, стараясь не причинять его близкому им окружению.

С другой стороны, общество постоянно создает и совершенствует искусственные средства, позволяющие уберечься от создаваемых ими же новых источников опасностей. Это – разнообразные законы, нормы, правила и средства безопасности, предусмотренные почти для всех реально возможных ситуаций. В этих условиях, казалось бы, не должно быть проблемы: руководствуйся инстинктами и рефлексами, да выполняй требования безопасного поведения.

Однако опыт каждого свидетельствуют об обратном. И если не считать себя удачливее или умнее пострадавших, то следует задуматься и найти ответы на эти и другие поставленные жизнью вопросы. Ведь действительно, все пострадавшие в результате различных происшествий с ними не желали случившегося в подавляющем большинстве случаев. Так же трудно списать все наши беды и на Его величество – случай. Оказывается, что причина всему состоит в стечении разного рода неблагоприятных обстоятельств.

Характерной же чертой большинства известных происшествий с людьми в техносфере явилось то, что они обусловлены не одной, а несколькими случайными событиями-предпосылками. При этом типичная причинная ц е п ь техногенного происшествия обычно включает последовательность следующих событий: а) ошибка человека, отказ техники и/или неблагоприятное для них внешнее воздействие; б) появление опасного фактора в неожиданном месте и/или не вовремя; в) неисправность предусмотренных для этого средств защиты и/или неточные действия людей в возникшей опасной ситуации; г) воздействие опасного фактора на людей, технику или/и природные объекты. Более же пристальное изучение обстоятельств появления подобных происшествий, позволило установить такие дополнительные ф а к т о р ы, как: а) низкая надежность и эргономичность используемого технологического оборудования, б) несовершенство отбора и подготовки эксплуатирующего персонала, в) некачественные технология и организация работ, заставляющие людей появляться в опасной зоне, г) факторы, связанные с неблагоприятным влиянием на человека и технику окружающей их среды.

Так, например, Чернобыльская трагедия стала возможной вследствие наложения ряда следующих факторов: несанкционированные действия персонала, несовершенство принципиальной схемы и конструктивного исполнения АЭС, некачественная технология испытаний её турбогенераторов. Не менее известная катастрофа в Бхопале также случилась вследствие цепи предпосылок, состоящих из ошибок работающих (подача в химический реактор воды вместо газообразного реагента), отключение средств сигнализации о загрязнении воздуха рабочей зоны предприятия и неисправность устройств нейтрализации его вредных выбросов.

При уяснении п р и р о д ы техносферных опасностей будем исходить из изложенных выше закономерностей, что позволяет принять так называемую, энергоэнтропийную концепцию. Однако до того, как изложить её основные положения, напомним, что энтропия (превращение - греч.) - это мера хаоса, дезорганизации и степени разрушения связей между частями какого-то целостного образования. Так как она имеет объективную тенденцию к самопроизвольному росту, то в закрытых системах это приводит к следующему: вся их энергия превращается в тепло, вещество - в пыль, а информация - в шум. Открытые же системы, биологические, например, могут препятствовать подобным превращениям, но только временно и примерно в первую треть жизненного цикла конкретных особей.

С учетом данного пояснения легче понять следующие основные утверждениям данной концепции [3]:

1. Проживание людей в современной техносфере опасно, так как почти вся их повседневная деятельность там связана с намерением понизить энтропию созданных ими систем во всех её интерпретациях – термодинамической, статистической, информационной.

2. Реально существующие в техносфере опасности обычно проявляются в форме несанкционированного либо неуправляемого выхода энергии, накопленной не только в используемой там технику, но также в окружающей её и людей антропогенно-природной среде.

3. Скачкообразный прирост энтропии в виде нежелательного выброса энергии (вредного вещества) может приводить к происшествиям с уничтожением людских, материальных и природных ресурсов, а постепенный – к их старению из-за накопления различных дефектов.

4. Возникновение происшествий является следствием цепи предпосылок, приводящих к потере управления каким-либо технологическим процессом, несанкционированному высвобождению используемой там энергии и разрушительному воздействию её потоков на объекты из перечисленных выше ресурсов.

5. Инициаторами и звеньями причинной цепи каждого такого происшествия в техносфере являются ошибки либо несанкционированные действия человека, неисправности и отказы используемого им оборудования и/или нерасчетные воздействия на них внешних факторов.

Правомерность сформулированной концепции обусловлена как непротиворечивостью объективному стремлению энтропии реальных систем к росту, так – и эмпирическим характером её конкретных утверждений (каждое происшествие в техносфере есть результат скачкообразного прироста энтропии соответствующей человекомашинной системы (ЧМС). Энтропия же любой системы обратно пропорциональна величине той части её энергии, которая способна к дальнейшим превращениям. Любые же попытки препятствовать им (создание и удержание потенциалов энергии, обогащение минеральных ископаемых, синтез не существующих в природе объектов…) приводят соответствующие системы в неустойчивое состояние, так как отдаляют их от термодинамического равновесия, что опасно его разрушительным восстановлением. Иначе и образно говоря, опасность – это плата за противодействие объективным законам природы.

Приведенные соображения подтверждают правомерность энергоэнтропийной концепции объективно существующих в техносфере опасностей, позволяющей дать их наиболее общую к л а с с и ф и к а ц и ю по природе возникновения. Действительно, исходя из неравновесности реально циркулирующих там потоков энергии, вещества и информации, все реальные опасности правомерно поделить на три наиболее общих класса:

1) техногенно-производственные, связанные с возможностью нежелательных выбросов энергии и вредного вещества, накопленных в созданных людьми технологических объектах;

2) природно-экологические, вызванные нарушением естественных циклов миграции вещества в природе, в том числе и по причине возможных там чрезвычайных ситуаций;

3) антропогенно-социальные, обусловленные умышленным сокрытием и/или искажением людьми информации с целью достижения успеха в их естественном противоборстве за ресурсы.

2. Основные понятия и определения в сфере ПЭБ

В соответствии с изложенным выше, представляется возможным конкретизировать смысл таких базовых категорий, как объект и предмет ПЭБ, а также раскрыть содержание не только их самих, но и таких связанных с ними понятий, как опасность, риск и ущерб. При их определении будем исходить из следующих требований [4]: отражение сущности каждого такого термина, его практическая надобность и возможная изменчивость, взаимосвязанность с другими понятиями, краткость и недопустимость тавтологии.

Вот почему в качестве о б ъ е к т а, т.е. той реальности, с которой необходимо иметь дело профессионалам в сфере ПЭБ, целесообразно выбрать производственно-природные системы (ППС), модель которых показана на рисунке 1.

fig._1_06

Рисунок 1 – Модель объекта исследования и совершенствования ПЭБ

Figure 1 – Model of object of the PES research and improvement

Обоснованность выбора ППС в качестве объекта исследования и совершенствования ПЭБ может быть подкреплена следующими основными д о в о д а м и:

· любая ППС включает в себя и источники техногенно-производственной опасности (обычно это системы «человек - машина - среда» индустриально-транспортного назначения), и их потенциальные жертвы (персонал соответствующих ЧМС, а также находящиеся вблизи них природные и антропогенные объекты);

· функционирование данного большого и сложного объекта есть применение по назначению созданных людьми техногенных систем с целью выработки, преобразования и потребление потоков энергии, вещества и информации, необходимых для человека и производственно-транспортных систем (безлюдные или не использующие техники ЧМС – частный случай);

· в ППС содержатся как носители всех типов предпосылок к различным техногенным происшествиям (ошибок, отказов и неблагоприятных для них воздействий рабочей среды), так и все их потенциальные жертвы – имеющиеся там люди, а также объекты фауны и флоры, расположенные в литосфере, гидросфере и атмосфере.

Справедливость подобного выбора подтверждается и тем, что искусственно созданная людьми техносфера представляет собой не непрерывную среду их жизнедеятельности, а лишь отдельные регионы географической оболочки Земли, приспособленные для наиболее полного и качественного удовлетворения потребностей человека. Один из них и показан на рис. 1, в центре которого размещен прямоугольник с округленными углами, означающий производственные или транспортные предприятия конкретной ППС. Тогда как внешней средой для имеющихся в ней ЧМС служит всё то, что находится в близлежащих слоях атмосферы, литосферы, гидросферы, и не защищено от разрушительного воздействия продуктов возможных аварийных и непрерывных вредных выбросов токсичного вещества и/или энергии.

Что касается п р е д м е т а (основного содержания профессиональной деятельности в сфере обеспечения ПЭБ), то, следуя общепринятой парадигме, им должны быть объективные закономерности возникновения и предупреждения тех техногенных происшествий, которые не только возможны при функционировании ППС, но и сопровождаются причинением какого-либо социально-экономического ущерба. При этом задача научно-педагогических работников состоит в выявлении и распространении сведений о таких закономерностях, а всех остальных – в усвоении и руководстве ими в своей повседневной деятельности.

Третьей важной категорией является собственно «П Э Б», содержание которой целесообразно определять с учетом выбранных выше объекта и предмета профессиональной деятельности в техносфере. Это означает, что под природно-экологической безопасностью, логично подразумевать способность соответствующей ППС (т.е. искусственно приданное ей свойство) сохранять при функционировании в заданных условиях такие состояния, при которых с высокой вероятностью исключаются техногенные происшествия, а ущерб от неизбежных энергетических и вредных материальных выбросов не превышает допустимого .

В заключение, уточним содержание терминов, уже использованных при определении трёх базовых категорий ПЭБ, а потому и требующих пояснения. Тем более что сами они являются сложными понятиями, имеющими неоднозначно воспринимаемое содержание.

Опасность – гипотетическое свойство рассматриваемых здесь ЧМС причинять ущерб людским, материальным и природным ресурсам в процессе своего функционирования.

Риск – интегральная мера уже актуализированной опасности, характеризующая как возможность причинения какого-либо ущерба, так и его предполагаемые размеры.

Ущерб – результат такого изменения компонентов ЧМС и ППС в целом, которое характеризуется утратой их целостности или других свойств в результате появления происшествий либо длительного воздействия неизбежных энергетических и возможных вредных материальных выбросов.

Происшествие – случайное событие, состоящее в воздействии источника опасности на компоненты рассматриваемых здесь систем и сопровождаемое причинением какого-либо ущерба.

3. Общие принципы и основные методы ПЭБ

При формулировании заявленных здесь руководящих положений будем исходить из принятой выше концепции, а также выбранного выше объекта и предмета его исследования и совершенствования. Вот почему можно утверждать о таких, двух главных принципах обеспечения ПЭБ, как: (1) максимально возможное сокращение энергоемких технологических процессов на производственных и транспортных объектах и (2) исключение условий появления в соответствующих ППС техногенно-природных происшествий. Очевидно, что первое условие является более радикальным, поскольку в пределе (при отсутствии таких объектов) устраняет саму возможность причинения ущерба, исключая техногенно-производственные опасности полностью или минимизируя их уровень. Соблюдение же второго принципа не позволяет им реализоваться в различных техногенных происшествиях.

Нетрудно догадаться, что исключение происшествий в ЧМС означает необходимость решения трех сложных задач: (а) недопущение ошибочных и несанкционированных действий персонала; (б) устранение отказов технологического оборудования и (в) предупреждение нерасчетных по мощности вредных воздействий на людей и технику извне. А достигается это обеспечением соответственно а) профессиональной пригодности и технологической дисциплинированности персонала ППС, б) высокой надежности и эргономичности используемого им технологического оборудования, в) комфортной для людей и безвредной для техники среды совместного функционирования.

Однако, учитывая практическую невозможность или/и экономическую нецелесообразность полного исключения всех ошибок, отказов и неблагоприятных внешних воздействий, следует решать ещё одну (четвёртую) задачу: (г) недопущение образования из упомянутых выше отдельных предпосылок причинной цепи происшествия. Сделать это можно выбором соответствующей технологии функционирования ЧМС, т.е. путем применения такого порядка подготовки и проведения работ, при котором учитывалась бы вероятность появления подобных предпосылок, и предусматривались меры по нейтрализации или локализации их вредных последствий.

Исходя же из невозможности полной и безусловной практической реализации двух сформулированных выше руководящих правил, желательно руководствоваться еще одним принципом : (3) заблаговременная подготовка к возможным происшествиям для снижения ущерба в случае их появления путем оказания помощи пострадавшим и проведения других аварийно-спасательных работ. Представляется, что строгое следование этим трём принципам будет способствовать своевременному и гарантированному обеспечению ПЭБ благодаря их системности, т.е. учёту всех существенных факторов.

Что касается реализующих эти принципы научных инструментов, то они должны учитывать не только предназначение, но и такие особенности ППС, как сложность и длительность существования. На основании изложенного, логично считать, что основным специальным научным методом и с с л е д о в а н и я ПЭБ может служить системная инженерия , а аппаратом – моделирование опасных явлений в техносфере. Тогда как главным методом о б е с п е ч е н и я следует считать программно -целевое планирование и управление данным процессом, а аппаратом – математическую теорию организации [5] и исследование операций .

Поясним, что только что предложенные методы базируются на основополагающих принципах общей теории систем и системной динамики, кибернетики и синергетики, а их практическое использование сводится к системному анализу и системному синтезу, широко используемых при изучении и улучшении больших и сложных объектов. Тогда как приведенное выше наименование основного метода исследования – это дословный перевод выражения «system engineering», неверно названного у нас «системотехникой».

Как показывает анализ, выбранные выше научные инструменты наиболее полно удовлетворяют требованиям системно-целевого подхода к исследованию и совершенствованию ПЭБ. Структура системного исследования ППС показана на рисунке 2, включающем следующие три крупных этапа: а) эмпирический системный анализ, б) проблемно-ориентированное описание, в) теоретический системный анализ.

fig._2_03

Рисунок 2 – Структура системного исследования ПЭБ

Figure 2 – Structure of the PES system study

Из-за очевидности содержимого рис. 2, здесь обратим внимание лишь на предназначение каждого учтенного им этапа: цель первого выявление проблемных ситуаций, второго – четкая и строгая формулировка задач их исследования, третьего – поиск эффективных предложений по устранению конкретных проблем. Заметим, что часто наблюдаемая недооценка важности второго этапа чревата не только расплывчатостью трактовок а) применяемых терминов, б) их существенных свойств и параметров, в) выбранных показателей и критериев оценки полученных результатов, но также лишними спорами о них вследствие неодинакового понимания всего этого разными специалистами.

Выбор же программно-целевого инструментария для совершенствования ПЭБ предопределен большим числом влияющих на ППС факторов, что требует многогранной и планомерной работы по её гарантированному обеспечению и поддержанию на высоком уровне. Делать это следует на двух крупных этапах а) стратегическое планирование (обоснование требований к показателям ПЭБ и разработка совокупности соответствующих целевых программ), б) оперативное управление процессом их своевременного и качественного выполнения путем всестороннего обеспечения, контроля соответствия её реального уровня заданному и реализации корректирующих воздействий по устранению их возможного несоответствия.

4. Цель и задачи системы обеспечения ПЭБ

При определении структуры предложенной системы следует исходить из признания опасностей, как объективной реальности. Отсюда видно, что их парирование требует специально выделенных ресурсов и мер, дополняющих естественные защитные механизмы человека. Так как эти ресурсы могут влиять на экономику страны, то важно установить приоритеты. Здравый смысл подсказывает, что главным должна быть эффективность производства, необходимого для нормальной жизнедеятельности людей, тогда как приемлемый уровень ПЭБ, предполагающий принципиальную недостижимость нулевого риска, будет тем жестким ограничением к качеству функционирования ППС, соблюдение которого обеспечит компромиссное сосуществования этих и других противоречивых факторов.

С учетом изложенного, под с и с т е м о й обеспечения ПЭБ следует понимать совокупность взаимосвязанных нормативных актов, организационно-технических мероприятий и соответствующих им (актам и мероприятиям) сил и средств. Что касается ц е л и этой системы, то она должна состоять в максимально возможном сокращении ущерба от объективно существующих в ППС техногенно-производственных и природно-экологических опасностей путём своевременного выявления и парирования их источников. В число основных задач, решение которых требуется для достижения данной цели, логично включить: а) предупреждение гибели и других несчастных случаев с людьми; б) исключение аварий с причинением ущерба созданным ими антропогенных объектов; в) недопущение загрязнения природной среды и уничтожения её фауны и флоры; д) рациональное использование сил и средств для предупреждения и смягчение последствий возможных происшествий.

Естественно, что повысить результативность функционирования предложенной системы целесообразно с помощью совокупности выполняемых ею целевых программ, а в качестве механизма их реализации выбрать программно-целевое планирование и управление, практическое осуществление которого связано с обоснованием, обеспечением, контролем и поддержанием оптимальных для ППС количественных показателей ПЭБ.

Указанное выше целеполагание, вместе с соответствующими программами, этапами и задачами их практической реализации показаны, на рисунке 3, в виде соответствующей диаграммы.

fig._3_01

Рисунок 3 – Диаграмма целей, программ и задач системы обеспечения ПЭБ

Figure 3 – Diagram of goals, programs and tasks of the PES assurance system

В завершение статьи, проиллюстрируем конструктивность предложенного инструментария путём обоснования состава показателей и критериев оценки уровня ПЭБ, а также необходимости их использования.

5. Показатели и критерии оценки качества системы обеспечения ПЭБ

Логично предположить, что при отсутствии заявленных здесь показателей невозможна строгая оценка как реального уровня ПЭБ, так и эффективности функционирования соответствующей системы. Естественно, что приоритет должен быть отдан количественным показателям, позволяющим точно определять её цель и траекторию движения к ней в пространстве возможных состояний: ведь качественные требуют больших "запасов прочности" из-за их неточности в оценке результативности управления соответствующим процессом.

При обосновании состава количественных показателей системы обеспечения ПЭБ будем исходить из того, что одной из её основных задач является исключение происшествий, причиняющих ущерб людским, материальным и природным ресурсам. Отсюда – первое требование к выбираемым показателям: они должны быть пригодны для оценки этого ущерба и затрат на его снижение. Второе требование к ним обусловлено особенностями соответствующих ЧМС и ППС в целом, являющимися сложными системами, качество функционирования которых зависит от большого числа факторов, в том числе случайных. Исходя из этого, можно утверждать, что выбираемые показатели должны базироваться на параметрах, характеризующих качество и специфику всех компонентов только что упомянутых систем.

Другие требования к показателям могут определяться целями исследования и совершенствования ПЭБ, заключающимися в системном анализе результативности ППС и системном синтезе рекомендаций по снижению ущерба от свойственных ей угроз техногенного и природного характера. Это означает, что выбираемые показатели должны удовлетворять требованиям, предъявляемым к критериям оценки и оптимизации, используемым в задачах стратегического планирования и оперативного управления, т.е. они должны быть наглядными, универсальными и чувствительными к изменению входящих в них параметров.

Анализ известных показателей показал, что наиболее полно предъявленным требованиям удовлетворяют вероятностно-возможностные п о к а з а т е л и. Действительно, они являются интегральной характеристикой качества тех систем, процессы в которых имеют стохастический характер. Например, вероятность появления конкретных происшествий, ожидаемый от них средний ущерб и выделяемые на обеспечение ПЭБ затраты указывают и на возможность наступления таких событий, и на связанные с ними издержки.

Другое достоинство предлагаемых показателей связано с хорошо разработанным, математическим аппаратом теории случайных процессов и нечетких множеств. Это обстоятельство позволяет прогнозировать вероятностно-возможностные показатели системы обеспечения ПЭБ методами теории вероятностей и теории возможностей [6]. Наконец, все предлагаемые здесь показатели могут быть сопряжены с социально-экономическими характеристиками ППС и проконтролированы объективными методами математической статистики.

С учетом приведенных соображений, б а з о в ы м показателем ПЭБ может быть вероятность P (t) проведения конкретных технологических процессов в ППС без происшествий в течение некоторого времени t и при заранее оговоренных условиях. Его физический смысл – объективная мера невозможности появления там происшествий. Другими показателями ПЭБ и результативности соответствующей системы могут быть следующие:

Q (t)=1-P (t ) – вероятность возникновения там хотя бы одного (любого) происшествия (катастрофы, аварии или несчастного случая) за это же время;

M [Z] – математическое ожидание (ожидаемые средние задержки) времени приостановки процесса функционирования ЧМС вследствие появления в ППС различных происшествий;

M [Y] – математическое ожидание величины социально-экономического ущерба от возможных в этом объекте ПЭБ происшествий в течение заданного времени t ;

M t[S] – математическое ожидание затрат на обеспечение в этих условиях приемлемого уровня ПЭБ.

Измерять три последних показателей лучше всего в человеко-днях и кратных им единиц ах социального времени [7], затраченного на предупреждение и ликвидацию последствий различных происшествий. Так, ущерб от гибели одного среднестатистического человека Международная организация труда уже давно рекомендует оценивать в 6000 человекодней, утраченных обществом. В этих же единицах можно измерять два других показателя, так как стоимость одного человеко-дня легко конвертируется в соответствующий денежный эквивалент, оцениваемый делением, например, ВВП конкретной страны или отдельного предприятия на человекодни, затраченные там для его получения.

Анализ выбранных основных показателей подтверждает возможность количественной оценки уровня ПЭБ и результативности системы ее обеспечения известными ныне объективными методами. По этой причине они вполне пригодны для прогнозирования показателей качества и социально-экономической эффективности соответствующей системы с учетом риска, сопутствующего опасным процессам в ППС. Учитывая массовый характер выполнения однотипных процессов в ЧМС, а также достаточно развитую систему информации о них, использование выбранных показателей в качестве критериев апостериорной оценки ПЭБ не вызывает принципиальных трудностей. Для этого достаточно регистрировать а) интенсивность и длительность проводимых процессов, б) финансовые расходы и трудозатраты на обеспечение их безопасности, в) количество и тяжесть имевших место происшествий, а затем проводить расчеты по статистическому оцениванию каждого из выбранных показателей.

Заметно бо льшую сложность представляет априорная оценка предложенных показателей ПЭБ и результативности системы ее обеспечения. Ведь для прогнозирования вероятности P (t), задержек M [Z] , ущерба M [Y] и затрат M [S] требуется вначале разработка специальных моделей, связывающих каждый из выбранных показателей с параметрами качества и взаимной совместимости компонентов выбранных выше объектов ППС, а затем их автоматизированный количественный анализ. Однако, здесь это не рассматривается, так как выходит за рамки данной статьи.

6. Обсуждение результатов исследования

Заканчивая изложение статьи, хотелось бы подчеркнуть не только универсальность изложенных выше аспектов методологии ПЭБ, но также обоснованность и конструктивн ость её следующих основных результатов: а) энергоэнтропийная концепция и базовая классификация объективно существующих опасностей; в) объект, предмет и базовые принципы обеспечения ПЭБ; д) основные научные методы ее системного исследования и совершенствования; е) структура, цель, задачи и базовые показатели соответствующей системы.

В пользу правомерности сделанной выше оценки этих результатов свидетельствует их непротиворечивость не только природе вещей, но также правилам терминологии вообще, и русского языка в частности. Ведь данные автором определения основных категорий ПЭБ построены с учето рекомендаций [8], т.е. с указанием признаков, указывающих на их родовую принадлежность и межвидовые отличия внутри рода, что облегчает их однозначное восприятие.

Одним из ярких примеров тому – данные автором определения как трёх базовых классов объективно существующих опасностей, так и самого термина ПЭБ. Они учитывают отсутствие в русском языке синонима термину «безопасность» и его привычное применение вместе с признаком, указывающим на то, что может пострадать от источника какой-то опасности. Именно это обстоятельство учтено в двусложных прилагательных авторских терминов: первая их часть указывает на источники угроз, а вторая – на их потенциальную жертву.

В этой связи, вряд ли оправдано, например, использование терминов «безопасность в техносфере» и «техносферная безопасность», равно как «промышленная и транспортная безопасность». Их появление у нас связано с неуместным копированием иностранных терминов типа «industrial» и «transport safety», где safety всегда относя к источнику угроз. Тогда как нашей трактовке «безопасность» соответствует зарубежное слово «security», поэтому термин «национальная безопасность» соответствует их «nation security», например.

Только что приведенные и данные выше соображения означают, что авторский инструментарий может стать каркасом соответствующей системной методологии. А вот в ее работоспособности и плодотворности можно убедиться, например, ознакомившись с такими работами автора, как [9, 10] и его многочисленными публикациями в периодической печати.

Библиография
1.
Анисимов О.С. Основы методологии. М.: Изд-во АМА. 1994. – 302 с.
2.
Техносферная безопасность. URL: http://journals.istu.edu/technosfernaya_bezopastnost/
3.
Белов П.Г. Системная инженерия безопасности. К.: Изд-во КМУ ГА. 1997. – 412 с.
4.
Войшвилло Е.К. Понятие. М.: Изд-во Московского университета. 1967. – 284 с.
5.
Drenick R. A mathematic theory of organization. N.-Y.: Acad. press.1986. – 340 р.
6.
Дюбуа Д., Прад А. Теория возможностей. Приложения к представлению знаний в информатике / пер. с франц. М.: Радио и связь, 1990. – 288 с.
7.
Гвардейцев М.И., Кузнецов П.Г., Розенберг В.А. Математическое обеспечение управления. Меры развития общества. М.: Радио и связь. 1996. – 176 с.
8.
ИСО-704. Терминологическая работа. Принципы и методы.
9.
Белов П.Г. Управление рисками. Системный анализ и моделирование. М.: Юрайт . 2014. – 728 с.
10.
Белов П.Г., Чернов К.В. Техногенные системы и экологический риск. М.: Юрайт. 2016. – 338 с.
References (transliterated)
1.
Anisimov O.S. Osnovy metodologii. M.: Izd-vo AMA. 1994. – 302 s.
2.
Tekhnosfernaya bezopasnost'. URL: http://journals.istu.edu/technosfernaya_bezopastnost/
3.
Belov P.G. Sistemnaya inzheneriya bezopasnosti. K.: Izd-vo KMU GA. 1997. – 412 s.
4.
Voishvillo E.K. Ponyatie. M.: Izd-vo Moskovskogo universiteta. 1967. – 284 s.
5.
Drenick R. A mathematic theory of organization. N.-Y.: Acad. press.1986. – 340 r.
6.
Dyubua D., Prad A. Teoriya vozmozhnostei. Prilozheniya k predstavleniyu znanii v informatike / per. s frants. M.: Radio i svyaz', 1990. – 288 s.
7.
Gvardeitsev M.I., Kuznetsov P.G., Rozenberg V.A. Matematicheskoe obespechenie upravleniya. Mery razvitiya obshchestva. M.: Radio i svyaz'. 1996. – 176 s.
8.
ISO-704. Terminologicheskaya rabota. Printsipy i metody.
9.
Belov P.G. Upravlenie riskami. Sistemnyi analiz i modelirovanie. M.: Yurait . 2014. – 728 s.
10.
Belov P.G., Chernov K.V. Tekhnogennye sistemy i ekologicheskii risk. M.: Yurait. 2016. – 338 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"