Статья 'Системно-функциональный подход и закон о золотой пропорции в уголовном праве' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Системно-функциональный подход и закон о золотой пропорции в уголовном праве

Демидова Людмила Николаевна

доктор юридических наук

профессор, кафедра уголовного права, Национальный юридический университет имени Ярослава Мудрого

61002, Украина, Харьковская область, г. Харьков, ул. Пушкинская, 77

Demidova Lyudmila Nikolaevna

Doctor of Law

Docent, the department of Criminal Law, National Law Academy of Ukraine named after Yaroslav the Wise

61002, Ukraine, Kharkov, Pushkinskaya Street 77

970014@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.7.8802

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-7-2013


Аннотация.

Целью статьи является рассмотрение системно-функционального метода научных исследований в области уголовного права и применения при этом уникального математического метода – закона о золотой пропорции. Рассматриваются различные точки зрения по поводу определения системного подхода и выделен основной признак системного явления – системообразующий фактор, которым выступает в правовых системах их функциональная предназначенность. Акцентировано, что при криминализации деяний всегда следует устанавливать меру и критические точки такого явления, а уже затем правильно фиксировать их в юридической конструкции (правовой модели) преступления. Такой подход необходим при определении видов и размеров наказаний. При построении простого, квалифицированного и особо квалифицированного составов преступления, а также соответствующих санкций, автор предлагает обратить внимание на закон о золотой пропорции. Сформулированные в статье предложения могут быть использованы в законотворческой деятельности и проведении научно-правовых исследований.

Ключевые слова: уголовное законодательство, методология права, системный подход, системный метод, функциональное предназначение, система, соотношение частей, золотая пропорция, закон гармонии, уголовный кодекс

УДК:

343.7

Abstract.

The goal of the article is to evaluate the systemic-functional method of scientific research in the sphere of criminal law with the application of the unique mathematical method - the golden proportion law.  The author evaluates various points of view on defining systemic approach, and she singles out the key element of a systemic event, which is a system-forming factor, which is functional purpose in legal systems.  It is pointed out that when criminalizing an act, one should establish measure and critical points of such an event, and then fix them within a legal framework (legal model) of a crime. Such an approach is necessary in order to define types and amounts of punishment.  When forming a basic, aggravated and specially aggravated elements of crime, as well as relevant sanctions, the author offers to pay attention to the goldern proportion rule. The propositions in this article may be used in law-making activities and scientific legal research.

Keywords:

criminal legislation, methodology of law, systemic approach, systemic method, functional purpose, system, correlation of elements, golden proportion, law of harmony, the Criminal Code

Введение

Гражданское общество заинтересовано в разработке уголовного законодательства, которое бы было эффективным в борьбе с преступностью. Это свойственно каждому цивилизованному государству. Достижение такого результата возможно только лишь при использовании методов и методик, проверенных временем, а также новейших разработок, называемых инновационными. К таковым следует отнести системно-функциональный метод научных исследований и закон о золотой пропорции (его еще называют законом гармонии), которые не достаточно изучены, несмотря на их вековую известность. В тоже время их использование в уголовном праве поможет обеспечить приближение к выше обозначенной цели.

Обзор проблемы

Системный подход при исследовании объекта и предмета научного поиска, как научный метод, присущий подавляющему большинству научно-правовых работ и о нем упоминается авторами при описании методов осуществления ими познавательного процесса. При этом проявление интереса к системному анализу, как указывают ученые, в последнее время на постсоветском пространстве несколько затухает. Вместе с тем, наблюдается неоднократное внесение изменений в действующее уголовное законодательство с нарушением его системности, без учета существующих закономерностей и без надлежащего соблюдения правил построения юридических конструкций.

В западной науке, наоборот, на протяжении предыдущих десяти лет системные исследования получили широкое распространение под названием «государственная теоретическая идея», «поворотный пункт в научной мысли, открывший путь новым взглядам и принципам» [9, с. 223]. Такое отношение к системному анализу вполне оправданно, хотя новаторов этой идеи следует искать не среди зарубежных современников, а еще в прошлых веках.

Разработка проблемы

Автором системной идеи в философии справедливо признается Г. В. Ф. Гегель, который указывал, что: (а) каждая часть философии является философским целым, (б) философская идея имеет проявление в каждой из этих частей в особой определенности или особом элементе, (в) каждый из которых является необходимым элементом, таким образом, что система их своеобразных элементов составляет свою идею, которая вместе с тем проявляется также и в каждом из них [3, с. 33].

Гегелевская позиция нашла отражение в работах Ф. Энгельса, который писал, что понимание того, что вся совокупность процессов природы находится в системной связи, побуждает науку выявлять эту системную связь всюду, как в частностях, так и в целом [12, с. 35-36]. Это высказывание точно отражает и современный мир, в котором человечество, природная и иная, созданная человеком, среда, являются взаимосвязанными, взаимовлияющими, поэтому их научное исследование возможно лишь с позиций целостности, комплексности и системности. Кроме того, в современной науке и практике следует внедрять системное понимание каждого явления, в данном случае правового – уголовного законодательства в виде Уголовного кодекса Украины (далее – УК).

В юридической литературе встречается мнение, что системный подход в широком смысле слова рассматривает системы как совокупность множественности явлений (процессов), которые при их объединении создают новое качество, отличное от каждого компонента, принадлежащего к этой системе [14, с. 39]. Это противоречит, в первую очередь, гегелевской позиции в том, что компонент системы - это не всегда отличный от других, а он имеет особую определенность, и, в нем проявляется общая идея (функция (в полном объеме или частично)), присущая такой системе.

Понятие «система» происходит от греческого «systema» в лингвистическом смысле - это: «1) связанное целое, образованное взаимоподчинением и всеобщей согласованностью составляющих его частей, элементов, 2) в науке, технике ... - взаимосвязь представлений, понятий, идей, норм, подчиненных какому-либо руководящему принципу» [17, с. 65], «совокупность определенных элементов, между которыми существует закономерная связь или взаимодействие. Качественные характеристики этих элементов составляют содержание системы, совокупность закономерных связей между элементами - внутреннюю форму, или структуру системы» [15, с. 583].

Исследователи определяют систему как целое, составленное из частей, соединение, которое включает в себя признаки, которые сориентировали бы любое системное исследование на выявление составляющих системы, выяснения специфических качеств этих частей, установление и изучение взаимосвязей и отношений составляющих между собой и с системой, познание составляющих системы во взаимодействии и раскрытия свойств системы как единого целого, исследование назначения и эффективности взаимного влияния системы и ее частей на окружающую среду [2, с. 236].
Приведенная дефиниция интересна с научной точки зрения, но, может ли быть взаимодействие компонентов основой какого-либо системного процесса? Автор общей теории функциональных систем П. К. Анохин на этот вопрос отвечает отрицательно и с ним следует согласиться, потому что каждой системе обязательно присущ еще и системообразующий фактор - результат, который должен быть достигнут системой, а также определенный результат относительно каждого ее компонента или совокупности определенных из них.

Уникальность объективного мира, в котором мы живем, состоит в том, что движения материи, ее формы и содержание являются системными, т. е. это присуще всем явлениям, процессам, предметам или должно быть таковым для достижения результата, для которого они образуются (создаются) природой или человеком.

Правовые явления, к которым относится и УК, для наиболее эффективного выполнения своей функции также следует рассматривать как системный продукт правотворческой деятельности и путем проведения научных исследований обеспечивать его развитие именно в таком направлении. Это касается, как УК в целом, так и компонентов такой системы, каковым и должен быть такой кодифицированный нормативно-правовой акт. В частности, к компонентам относятся виды преступлений, общие, типичные, определяющие признаки которых предусмотрены в статьях или их частях в Особенной части Кодекса.

Учитывая приведенное, можно утверждать, что УК как правовое явление следует рассматривать как систему, компоненты (элементы) которой взаимосвязаны между собой, и как отдельно, так и в совокупности, воплощают и выполняют определенную идею (функцию) для достижения общего результата - задачи, которую выполняет Кодекс в общественной и государственной жизни в нашей стране. Такая система также характеризуется определенной структурой и определенностью ее компонентов (элементов), которыми выступают соответствующие положения и предписания. Исследование отражаемых в Кодексе явлений, подготовку любого проекта, связанного с внесением в него изменений, следует осуществлять с качественно-количественным анализом и системным подходом [6, с. 216-226].

Поскольку качество и количество находятся в неразрывном диалектическом единстве, предлагаемый системный качественно-количественный подход к пониманию УК и его положений, предписаний, еще на стадии законотворческого процесса поможет его правильно организовать и осуществить научно обоснованное усовершенствование уголовного законодательства.

Количественная и качественная сторона любого явления, отражаемая в предписаниях Особенной части УК, неразрывны. Их единству присуща особая закономерная связь, отражаемая универсальным законом диалектики - законом перехода количественных изменений в качественные. Такой закон действует неограниченно в объективном мире и представляет для нас интерес с точки зрения взаимовлияния количественных и качественных составляющих явлений, зафиксированных в УК. На определенных этапах такого влияния возникает состояние, называемое «мерой». Важно правильно в предписаниях уголовного закона определять и фиксировать такое состояние при описывании, например, признаков квалифицированного состава (имущественного ущерба в значительном или крупном размере, тяжких последствий и т. д.).

Мера как философская категория отражает неразрывную связь между количественной и качественной сторонами каждого предмета и явления материальной действительности. Такая категория определяется в литературе как таковой, которая в своей непосредственности является некоторым привычным качеством с присущей ему величиной [4, с. 391]; как единство количественной и качественной сторон явления, как рубеж, грань, в пределах которой сохраняется определенность этого явления [11, с. 4]; это рамки, в пределах которых количественные изменения явления не вызывают его качественных изменений [16, с. 107, 108]. Под мерой в методологическом плане понимается сфера количественных значений интенсивности любого признака, в рамках которой исследуемое качество не меняется. Она означает, что всякое определенное качество с необходимостью связано с определенным количеством. Переход количественных изменений в качественные означает смену одной меры другой [18, с. 369].

Мера имеет методологическое значение при криминализации деяний, так как ее определение позволяет выяснить границы, например, имущественного ущерба как явления, в которых при некой количественной определенности такой ущерб не меняется (имущественный ущерб в значительном, крупном или в особо крупном размере или существенной, значительной, крупный или особо крупный ущерб, разновидностью которого является имущественный ущерб в определенном размере). Целесообразно устанавливать и изучать экстремальное значение количественной характеристики, переходя через которое, меняется и качество. Ученые дали название такому состоянию – критическая точка. Переход такой точки называется «прыжок».

При анализе и выделении признаков одного или нескольких составов преступления, смежных преступлений, а также при подготовке к внесению изменений в УК всегда следует устанавливать меру и критические точки при анализе криминализируемого явления, а уже затем правильно фиксировать их в юридической конструкции (правовой модели) состава преступления.

Мера также отражает изменения характера и степени общественной опасности деяния - изменение его качества (преступление - административное правонарушение (не управленческой или управленческое правонарушения) или преступление - гражданский деликт) и соответственно меняется и качество ответственности (уголовное - административная и т. д.). Также мера отражает количественные изменения уголовной ответственности, которые проявляются в виде и размере наказания [7, с. 78-85].

Важно правильно устанавливать и фиксировать в предписании соблюдение меры в юридической конструкции определенного состава преступления. Сохранение количественных изменений имущественного ущерба, к примеру, как признака кражи, предусмотренной в частях 1 и 2 ст. 185 УК (см. части 1-3 указанной статьи и примечание 2 к ней), а также ст. 51 Кодекса Украины об административных правонарушениях в редакции Закона Украины от 4 июня 2009 г., отображается мерой - размером имущественного ущерба превышающего 0, 2 необлагаемого налогом минимума доходов граждан (далее - ннмдг), но если такой размер менее 100 ннмдг. А уже переход через сумму в 99, 99 ннмдг с позиции законодателя - критической точки, фиксирует новое состояние имущественного ущерба, при котором его размер признается значительным и колеблется от 100 до 249, 99 ннмдг (примечание 3 к ст. 185 УК).

Возникает вопрос о методологическом средстве (концепции, теории, законе, правиле и т.д.), с помощью которого можно правильно установить меру при анализе признаков определенного вида преступления, к примеру, с последствием в виде имущественного ущерба, если его размер признается еще и обстоятельством, отягчающим наказание, с фиксацией в квалифицированном или особо квалифицированном составе этого преступления, а также осуществить оценку видов и размеров (границ) наказаний. При поиске ответа учитываем то, что имущественный ущерб является уникальным, с исследовательской точки зрения, явлением, в котором имеет четкое проявление, в первую очередь, количественная определенность с помощью величины - его размера.

Поиски привели к закону о золотой пропорции (закон гармонии, закон структурного совершенства целого), который еще не применялся в уголовном праве, в отличие от экономики и других наук [1, с. 161-178, 5,8]. Сущность этого закона заключается в том, что пропорция между целым и его большей частью равна пропорции между большей и его меньшей частями [13, с. 466-467]. Математически отрезки золотой пропорции выражены бесконечной иррациональной дробью: АЕ = 0, 618 ..., если АВ принять за единицу, ВЕ = 0, 382 ... Для практических целей берут значение 0, 62 и 0, 32. Если отрезок АВ принять за 100 частей, то большая его составляющая будет равняться 62, а меньше - 38.

Цифру 1, 618 называют золотой пропорцией, а разделение отрезка в его большую часть и равную ему разделением большей части на меньшую - золотой сердцевиной. Относительно, например, кражи указанный Закон имеет вид: имущественный ущерб в особо крупном размере: имущественный ущерб в крупном размере = имущественный ущерб в крупном размере: имущественный ущерб в значительном размере = 1, 618. Если за единицу выбрать ущерб в крупном размере, то золотая пропорция такая: имущественный ущерб в крупном размере: имущественный ущерб в значительном размере = имущественный ущерб в значительном размере: имущественный ущерб в существенном размере = 1, 618.
У читателя может возникнуть вопрос о целесообразности применения данного Закона в уголовном праве и осуществление с его помощью оценки действующего УК в части уголовной ответственности за преступные деяния с последствием в виде имущественного ущерба. Является ли это научным?
УК, хотя и является творением человека, но он отражает или должен отражать явления и процессы, которые происходят или могут произойти в нашем обществе и государстве и требующие адекватного правового их отображения. Если нашей целью является построение гармоничного общества и демократического, социального, правового государства с верховенством права, прежде всего, верховенством справедливых и гуманных законов, то УК и законопроекты, предусматривающие внесение изменений в него, должны быть гармоничными - адекватными гармоничному обществу.

Закон о золотой пропорции отражает закономерности, присущие явлениям, выражающие некое постоянство соотношения величин целого и его частей. Очевидно, что при преступном посягательстве возрастает степень его общественной опасности при увеличении, к примеру, размера имущественного ущерба, который им причиняется. Закон позволяет правильно зафиксировать такой рост. Обозначенный подход является полезным и для оценки санкций.

Для краткого пояснения его действия приведем следующий пример относительно наказания в виде лишения свободы за совершение кражи (ст. 185 УК): наиболее строгий вид наказания за простую кражу определен законодателем в виде лишения свободы на срок до трех лет (ч. 1), за кражу с причинением значительного ущерба потерпевшему - лишение свободы на срок от трех до пяти лет (ч. 3), за кражу в крупных размерах - лишение свободы на срок от пяти до восьми лет (ч. 4), за кражу в особо крупных размерах - лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет (ч. 5).

Если за единицу принимать верхний предел наказания в виде лишения свободы за кражу в особо крупных размерах – 12 лет, то пропорция между этой цифрой и верхним пределом лишения свободы за кражу в крупных размерах составляет 12: 8. Такая пропорция должна совпадать (согласно закона о золотой пропорции) с пропорцией между верхней границей лишения свободы за кражу с причинением значительного ущерба и верхним пределом лишения свободы за простую кражу (6: 3) и т. д. Этот пример демонстрирует, что выбор законодателем критериев построения санкций ст. 185 УК произведен с отклонением от Закона. Хотя в рассматриваемом примере такое расхождение оправдано тем, что в ч. 3 зафиксован не имущественный ущерб в значительном размере, а комбинированное или смешанное последствие - значительный ущерб, и это вполне обоснованно.

Исследование диспозиций и санкций с применением Закона следует осуществлять с системным подходом, т. е. при анализе построения санкций обращаться к классификации преступлений (ст. 12 УК), видам наказаний, предусмотренных в Общей части УК (статьи 53-64 УК), к правилам и основаниям перевода одного вида наказания в другой (части 2, 3 ст. 53, ч. 1 ст. 72 УК), а также к диспозициям, так как отклонение от золотой пропорции, например, в диспозиции уже закладывает ошибку в санкции.

Действие закона о золотой пропорции в уголовном праве (УК) имеет свою специфику по сравнению с природными системами (человеком, растениями, другими природными ресурсами и процессами, космическим пространством и т. д.): 1) УК является искусственной, а не естественной, системой, в который фиксируются, отображаются, проявляются, в первую очередь, закономерности и развитие уголовного права, особенности его предмета и метода правового регулирования (признаки деяний, которые признаются преступлениями, виды и размеры наказаний) и прочее, с присущим объективно-субъективным характером и возможным или очевидным влиянием человеческого фактора (недостаточности уровня знаний при принятии закона или внесении в него изменений; наличие политической конъюнктуры или политической целесообразности; влияние экономических факторов; необходимость фиксации оценочных понятий в связи с социальной и экономической нестабильностью и т. д.); 2 ) идеально закон о золотой пропорции действует в природных системах, которые являются гармоничными, а относительно УК, можно говорить только о целесообразности направления исследовательских, общественных и политических усилий для создания Кодекса как гармоничного правового явления. Этот Закон позволяет, прежде всего, осуществить анализ степени общественной опасности преступления; совершенствовать классификации преступлений, видов наказаний, построение простого, квалифицированного или особо квалифицированного составов преступления и их санкций.

Выводы

1) УК представляет собой целостное и системное правовое явление с конкретным функциональным предназначением, то есть в идеальном виде - это функциональная гармоничная система;

2) разработка гармоничных Кодексов-законов - это требование сегодняшнего дня, для этого с научной точки зрения целесообразно применить системно-функциональный метод и закон о золотой пропорции с глубоким исследованием количественных и качественных составляющих познаваемых явлений и точной фиксацией меры, критических точек при криминализации деяний и их пенализации как уже преступлений;

3) особенно такие подходы необходимы при построении диспозиций и санкций статей Особенной части Кодекса с несколькими частями, при оценке действующего УК, прогнозирования его дальнейшего совершенствования;

4) закон о золотой пропорции является уникальным математическим методом, применение которого в уголовно-правовых исследованиях необходимо при оценке количественных соотношений, каждое из которых в совокупности с другими представляют целостное явление;

5) применение золотой пропорции в размере 1, 68 и 0, 32 в уголовном праве возможно в настоящее время только с прогнозируемой целью. Моделирование юридических конструкций следует осуществлять, прежде всего, с учетом соотношения частей, составляющие целое.

Библиография
1.
Бочков В. Г. Принцип оптимальности на основе исследования живых систем и некоторые вопросы их математического описания // Особенности современного познания. – Свердловск, 1974. – С. 161-178.
2.
Вступ до теорії правових систем: Монографія. – К. : Юридична думка, 2006.-432 с.
3.
Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук : пер. с нем. – М. : Мысль, 1974. – Т. 1 : Наука логики. – 452 с.
4.
Гегель Г. В. Ф. Сочинения / Г. В. Ф. Гегель ; АН СССР Ин-т философии ; под ред. М. Б. Митина ; пер. Б. Г. Столпнера. – М. : Госсоцэкгиз, 1937. – T. 5 : Hayкa лoгики. – ХСІ,-715 с.
5.
Гика М. Эстетика пропорций в природе и искусстве. – М. : Изд. каф. арх., 1936. – 236 с.
6.
Демидова Л.М. Кримінальний кодекс України як якісно-кількісна система (системно-функціональний підхід) // Вісник Академії правових наук.– Х. : Право, 2012. – № 2 (69). – С. 216-226.
7.
Демидов Ю. А. О закономерностях развития и принципах советского уголовного права //Правоведение.-1968.-№ 2.-С. 78 – 85.
8.
Институциональная архитекторика и динамика экономических преобразований.-Х. : Форт, 2008. – 968 с.
9.
Керимов Д. А. Методология права: предмет, функции, проблемы философии права. М. : Изд-во СГУ, 2008. – 521 c.
10.
Кузьмин В. И. Критические уровни в процессах развития биологических систем. – М. : Наука, 1982. – 178 с.
11.
Кузьмин В. П. Категория меры в марксисткой диалектике. – М.: Наука, 1966. – 222 с.
12.
Маркс К., Энгельс Ф– 2-е изд. – М. : Госполитиздат, 1961. – Т. 20 : [Анти Дюринг; Диалектика природы]. – 827 c.
13.
Математичкская энциклопедия: Гл. ред. И. М. Виноградов в 5 т., Т. 2.-М. : Сов. энциклопедия, 1979. – 1104 с.
14.
Судаков К. В. Теория функциональных систем как основа модульного образования в высшей школе : матер. конф. «Высшее образование для ХХІ века»: М.: 2006.-№ 4. – С. 39.
15.
Філософський енциклопедичний словник. – К. : Абрис, 2002. – 744 с.
16.
Черданцев А. Ф. Логико-языковые феномены в юриспруденции / А. Ф. Черданцев. – М. : Норма ИНФРА-М, 2012. – 320 с.
17.
Энциклопедический словарь /Гл. ред. Б. А. Введенский в 3 ч. – М. : Большая совет. энцикл.,1955. – Ч. 3. – 744 с.
18.
Энциклопедический словарь в 3-х ч. /Гл. ред. Б. А. Введенский. – М. : Большая совет. энцикл. 1954. – Ч. 2. – 720 с.
19.
Барышева К.А.. Факторы, обусловившие необходимость развития уголовной политологии // Право и политика. – 2013. – № 12. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10394.
20.
Лоба В.Е.. Становление и развитие отечественной доктрины о понятии и целях наказания в диссертационных исследования по уголовному праву университетов Российской империи // Право и политика. – 2013. – № 10. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.9409.
21.
Р.Р. Халилов. Поощрение как форма позитивного стимулирования в уголовном праве // Политика и Общество. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.3.
22.
Д. А. Герасимова. Идеологические аспекты формирования и реализации уголовной политики в правовых воззрениях мыслителей эпохи Просвещения // Право и политика. – 2012. – № 9. – С. 104-107.
23.
О. Л. Дубовик. Уголовно-правовое воздействие в отношении юридических лиц: сравнительный анализ международного, европейского, немецкого и российского права // Право и политика. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
24.
М. С. Абишев. Причины коллизии и конкуренции юридических норм в уголовном праве // Право и политика. – 2012. – № 7. – С. 104-107.
25.
Халилов Р.Р.. Нравственное содержание мер поощрения в уголовном законодательстве // Полицейская деятельность. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
26.
А. А. Энгельгардт. Основания применения норм об идеальной совокупности преступлений // Право и политика. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
27.
О. Г. Иванова. Понятие и виды уголовно-процессуальных производств // Политика и Общество. – 2011. – № 7. – С. 104-107.
28.
С. А. Бочкарёв. О концепциях развития гражданского и уголовного законодательства о собственности // Право и политика. – 2011. – № 8. – С. 104-107.
29.
А. А. Задоян. Функции уголовного права: понятие и содержание // Право и политика. – 2011. – № 6. Арестов А.И., Кобец П.Н.. Законодательная эволюция института обстоятельств, смягчающих наказание в России // Полицейская деятельность. – 2011. – № 3. – С. 104-107.
30.
А. А. Рерихт. Strafrecht als Instrument staatlicher Lenkung im internationalen Kontext // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2010. – № 3
References (transliterated)
1.
Bochkov V. G. Printsip optimal'nosti na osnove issledovaniya zhivykh sistem i nekotorye voprosy ikh matematicheskogo opisaniya // Osobennosti sovremennogo poznaniya. – Sverdlovsk, 1974. – S. 161-178.
2.
Vstup do teorії pravovikh sistem: Monografіya. – K. : Yuridichna dumka, 2006.-432 s.
3.
Gegel' G. V. F. Entsiklopediya filosofskikh nauk : per. s nem. – M. : Mysl', 1974. – T. 1 : Nauka logiki. – 452 s.
4.
Gegel' G. V. F. Sochineniya / G. V. F. Gegel' ; AN SSSR In-t filosofii ; pod red. M. B. Mitina ; per. B. G. Stolpnera. – M. : Gossotsekgiz, 1937. – T. 5 : Hayka logiki. – KhSІ,-715 s.
5.
Gika M. Estetika proportsii v prirode i iskusstve. – M. : Izd. kaf. arkh., 1936. – 236 s.
6.
Demidova L.M. Krimіnal'nii kodeks Ukraїni yak yakіsno-kіl'kіsna sistema (sistemno-funktsіonal'nii pіdkhіd) // Vіsnik Akademії pravovikh nauk.– Kh. : Pravo, 2012. – № 2 (69). – S. 216-226.
7.
Demidov Yu. A. O zakonomernostyakh razvitiya i printsipakh sovetskogo ugolovnogo prava //Pravovedenie.-1968.-№ 2.-S. 78 – 85.
8.
Institutsional'naya arkhitektorika i dinamika ekonomicheskikh preobrazovanii.-Kh. : Fort, 2008. – 968 s.
9.
Kerimov D. A. Metodologiya prava: predmet, funktsii, problemy filosofii prava. M. : Izd-vo SGU, 2008. – 521 c.
10.
Kuz'min V. I. Kriticheskie urovni v protsessakh razvitiya biologicheskikh sistem. – M. : Nauka, 1982. – 178 s.
11.
Kuz'min V. P. Kategoriya mery v marksistkoi dialektike. – M.: Nauka, 1966. – 222 s.
12.
Marks K., Engel's F– 2-e izd. – M. : Gospolitizdat, 1961. – T. 20 : [Anti Dyuring; Dialektika prirody]. – 827 c.
13.
Matematichkskaya entsiklopediya: Gl. red. I. M. Vinogradov v 5 t., T. 2.-M. : Sov. entsiklopediya, 1979. – 1104 s.
14.
Sudakov K. V. Teoriya funktsional'nykh sistem kak osnova modul'nogo obrazovaniya v vysshei shkole : mater. konf. «Vysshee obrazovanie dlya KhKhІ veka»: M.: 2006.-№ 4. – S. 39.
15.
Fіlosofs'kii entsiklopedichnii slovnik. – K. : Abris, 2002. – 744 s.
16.
Cherdantsev A. F. Logiko-yazykovye fenomeny v yurisprudentsii / A. F. Cherdantsev. – M. : Norma INFRA-M, 2012. – 320 s.
17.
Entsiklopedicheskii slovar' /Gl. red. B. A. Vvedenskii v 3 ch. – M. : Bol'shaya sovet. entsikl.,1955. – Ch. 3. – 744 s.
18.
Entsiklopedicheskii slovar' v 3-kh ch. /Gl. red. B. A. Vvedenskii. – M. : Bol'shaya sovet. entsikl. 1954. – Ch. 2. – 720 s.
19.
Barysheva K.A.. Faktory, obuslovivshie neobkhodimost' razvitiya ugolovnoi politologii // Pravo i politika. – 2013. – № 12. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10394.
20.
Loba V.E.. Stanovlenie i razvitie otechestvennoi doktriny o ponyatii i tselyakh nakazaniya v dissertatsionnykh issledovaniya po ugolovnomu pravu universitetov Rossiiskoi imperii // Pravo i politika. – 2013. – № 10. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.9409.
21.
R.R. Khalilov. Pooshchrenie kak forma pozitivnogo stimulirovaniya v ugolovnom prave // Politika i Obshchestvo. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.3.
22.
D. A. Gerasimova. Ideologicheskie aspekty formirovaniya i realizatsii ugolovnoi politiki v pravovykh vozzreniyakh myslitelei epokhi Prosveshcheniya // Pravo i politika. – 2012. – № 9. – S. 104-107.
23.
O. L. Dubovik. Ugolovno-pravovoe vozdeistvie v otnoshenii yuridicheskikh lits: sravnitel'nyi analiz mezhdunarodnogo, evropeiskogo, nemetskogo i rossiiskogo prava // Pravo i politika. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
24.
M. S. Abishev. Prichiny kollizii i konkurentsii yuridicheskikh norm v ugolovnom prave // Pravo i politika. – 2012. – № 7. – S. 104-107.
25.
Khalilov R.R.. Nravstvennoe soderzhanie mer pooshchreniya v ugolovnom zakonodatel'stve // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
26.
A. A. Engel'gardt. Osnovaniya primeneniya norm ob ideal'noi sovokupnosti prestuplenii // Pravo i politika. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
27.
O. G. Ivanova. Ponyatie i vidy ugolovno-protsessual'nykh proizvodstv // Politika i Obshchestvo. – 2011. – № 7. – S. 104-107.
28.
S. A. Bochkarev. O kontseptsiyakh razvitiya grazhdanskogo i ugolovnogo zakonodatel'stva o sobstvennosti // Pravo i politika. – 2011. – № 8. – S. 104-107.
29.
A. A. Zadoyan. Funktsii ugolovnogo prava: ponyatie i soderzhanie // Pravo i politika. – 2011. – № 6. Arestov A.I., Kobets P.N.. Zakonodatel'naya evolyutsiya instituta obstoyatel'stv, smyagchayushchikh nakazanie v Rossii // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2011. – № 3. – S. 104-107.
30.
A. A. Rerikht. Strafrecht als Instrument staatlicher Lenkung im internationalen Kontext // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2010. – № 3
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"