по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Криминалистическая дерматоглифика:
Яровенко Василий Васильевич

доктор юридических наук

профессор, кафедра правосудия, прокурорского надзора и криминалистики, Дальневосточный федеральный университет

690090, Россия, Владивосток, ул. Октябрьская, д.25

Yarovenko Vasilii Vasil'evich

Doctor of Law

Professor, Department of Justice, Prosecutor Supervision and Forensic Studies, the Far Eastern Federal University

Russia, 690090, Vladivostok, ul. Oktyabrskaya, d.25

crim@chair.dvgu.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. Долгое время исследование папиллярных узоров проводилось в рамках «дактилоскопии», которая порой решала вопросы, относящиеся к дерматоглифике. С 1996 года в криминалистике начинает использоваться понятие «криминалистическая дерматоглифика» как новое направление в криминалистическом учении о следах. На основе анализа научных взглядов предложено определение криминалистической дерматоглифики, а также рассмотрены перспективы её применения для: составления поведенческого портрета подозреваемого и обвиняемого, внешне-описательного образа неизвестного лица, определения патологических особенностей организма человека, опосредованной идентификаций неопознанного трупа. Показано, что современные дерматоглифические методики позволяют решать задачи, пограничные с областью психофизиологии и психиатрии, что послужило основанием для обоснования нового направления в криминалистической и медицинской дерматоглифики – «психодерматоглифики». Психодерматоглифический анализ направлен на диагностику отклоняющегося или девиантного поведения. Эта информация имеет большое значение в качестве исходных данных для выдвижения обоснованных версий, а также служит базой для построения тактического характера действий следователя при общении с подозреваемым.
Ключевые слова: дерматоглифика,, дактилоскопия, кожные узоры, психодерматоглифика, исследование, идентификация, папиллярные узоры, следователь, следоведение, трасология
DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.587
Дата направления в редакцию: 14-12-2017

Дата рецензирования: 14-12-2017

Дата публикации: 1-4-2013

Abstract. For a long time study of papillary patterns was performed within the dactylography framework, and it often dealt with the issues of dermal glyphic studies  From 1996 on the forensic science started to use the term "forensic dermal glyphic studies" as a new vector in forensic teachings on traces. Based upon the analysis of scientific views the author offers a definition of forensic dermal glyphic studies, he also views the perspectives of its application in order to characterize the behavior of a suspect or an accused, to describe the look of an unknown person, to establish pathological characteristics of human bodies in the process of identifying an unclaimed dead body.  It is proven that the modern dermal glyphic methods allows to deal with the issues bordering psycho-physiological studies and psychiatry, and it allows to establish a new direction in forensic and medical dermal glyphic studies "psycho-dermal-glyphic studies". The psycho-dermal-glyphic analysis is aimed at diagnostics of deviant behavior.  This information may be of much value as the basic data for the versions, as well as for the tactical planning of the communication between an investigator and a suspect. 

Keywords: dermal glyphic studies, dactilography, skin patterns, psycho-dermal-glyphic studies, study, identification, papillary patterns, investigator, trace studies, trasology

Введение.

История развития дерматоглифики вплотную связана с дактилоскопией, так как объектом их исследований являются папиллярные узоры и следы кистей рук и стоп, обследуемых лиц, сохранившиеся на различных предметах обстановки места происшествия, а также дактилоскопические карты. Долгое время исследования дерматоглифов как на ладони, так и пальцев рук одними и теми же авторами проводились под рубрикой «дактилоскопия» [1, с. 7; 2, с.20]. Своим становлением они во многом обязаны Ф. Гальтону. Однако сразу же пути этих научных дисциплин разошлись и никогда серьёзно не пересекались. В течение многих десятилетий оба эти направления научной и практической деятельности формировали свои теоретические постулаты, ставили и анализировали специфические проблемы и решали многочисленные практические задачи. Здесь чётко действовал закон дифференциации научных знаний, который изолировал одну дисциплину от другой. Один из парадоксов развития науки состоит в том, что именно в тех областях знаний, которые судьбой были «разведены» на значительное расстояние в определённый момент начинает ощущаться необходимость интеграции знаний. Так произошло с дактилоскопией и дерматоглификой. Можно полагать, что в настоящее время начался объективно необходимый процесс, в результате которого и дактилоскопия и дерматоглифика должны взаимообогатиться [3, с. 7].

Основная часть.

Дактилоскопия и дерматоглифика изучают один и тот же объект - гребешковую кожу человека. Однако основные цели и задачи у них разные: у дактилоскопии - идентификация человека, а у дерматоглифики – определение биологических свойств и характеристик личности. Так как у этих научных дисциплин единый объект анализа – папиллярный узор, то они не могли оставаться в пределах неких демаркационных зон и нарушали теоретические границы. В результате дерматоглифика решала некоторые чисто дактилоскопические задачи, а дактилоскопия – задачи дерматоглифики. Так, криминалисты, по существу, уже давно используют методы дерматоглифики, когда решают задачи определения характеристик личности по папиллярным узорам (определение, пола, роста, возраста и пр.). С другой стороны, и в дерматоглифике решаются криминалистические задачи, связанные, например, с идентификацией личности неопознанных трупов по дактилоскопическим отпечаткам родственников, установлением отцовства и пр. [3, с. 9].

Впервые термин «криминалистическая дерматоглифика» в научный оборот был в веден в 1996 году [4, с. 7] и вызвал сомнения о необходимости создания этого нового направления криминалистической науки и практики [5, с. 116-117].

В 2002 году в монографии «Папиллярные узоры: идентификация и определение характеристик личности (дактилоскопия и дерматоглифика)» Л. Г. Эджубов и Н.Н Богданов используют термин «криминалистическая дерматоглифика». Они отметили, что это первая работа, в которой материалы по дерматоглифике и дактилоскопии представлены в равной мере. Так как сборник состоит из автономных статей различных авторов, то в отдельных случаях не удалось избежать некоторых повторений, которые определяются естественным желанием каждого автора более детально объяснить излагаемый материал [3, с. 10]. Этим самым они признали существование и криминалистической дерматоглифики, и дактилоскопии.

Термин дерматоглифика начинает использоваться и в учебниках по криминалистике, например, изданном в 2001 году под редакцией Т.А. Седовой и А.А. Эксархопуло. «С позиций криминалистической науки, предмет дерматоглифики ориентирован на изучение кожного рельефа и представляет собой особую сферу, входящую в систему антропологических знаний» [6, с. 183]. Позже Е.Е. Центров отметил, что исследованиями специалистов в области дерматоглифики, установлена возможность определения генетической наследственной патологии, некоторых наследственных психических и иных заболеваний человека или его предрасположенности к ним [7, с. 228].

Если в прошлом столетии в период становления дерматоглифики она считалась нетрадиционным методом в криминалистике [8, с. 439-443; 9; 10, с.16], то с учётом проведённых научных исследований и расширения применения в судебно-следственной практике, она перестала быть таковой.

Основными разделами криминалистической дерматоглифики являются:

- система знаний о возможности по дерматоглифическим признакам диагностировать общие и частные признаки личности (расу, пол, возраст, длину тела, тип высшей нервной деятельности, заболевания и др.);

- система знаний о возможности опосредованной идентификации на основе дерматоглифических признаков, обусловленных наследственными факторами, а также прогнозирования неизвестных параметров гребешковой кожи разыскиваемого лица по аналогичным параметрам его кровных родственников (опосредованная идентификация личности);

- система знаний об индивидуальной (локальной, региональной) изменчивости и взаимосвязи дерматоглифических признаков, позволяющая реконструировать признаковое пространство гребешковой кожи: прогнозировать отсутствующие узорные признаки; определять локализацию узора – распознавать часть тела; устанавливать единство происхождения двух и более объектов – идентифицировать целое по частям;

- система знаний о возможности составления по папиллярным узорам внешне-описательный образ неизвестного лица.

Теоретически и практически важным является вопрос о месте криминалистической дерматоглифики как области научного знания в системе криминалистики. Для этого необходимо проанализировать существующие

определения криминалистической дерматоглифики. Одни авторы считают, что криминалистическая дерматоглифика – это раздел дактилоскопии. Так, Л.Г. Эджубов и Н.Н. Богданов сформулировали следующее определение – это направление дактилоскопии, которое ставит перед собой задачу определения характеристик личности преступников и подозреваемых в совершении преступлений по папиллярным узорам» [3, с. 21].

Кроме того, они указали две задачи, которые могут быть решены методами дерматоглифики в криминалистике: во-первых, по следам папиллярных узоров определить некоторые характеристики личности; во-вторых, установление поведенческих характеристики личности, подозреваемых в совершении определённых категорий преступлений. Далее они отметили, о возможности комплексного исследования по развитию криминалистической дерматоглифики только начинаются [3, с. 28].

На наш взгляд, приведённое определение является спорным. В нём речь идёт о характеристиках личности преступников и подозреваемых в совершении преступлений. Но этого недостаточно, в частности, с помощью дерматоглифического метода устанавливаются и личности неопознанных трупов потерпевших.

Дерматоглифика не может быть разделом дактилоскопии. Научные основы дактилоскопии дали возможность криминалистам разработать новые направления использования в целях идентификации флексорных (сгибательных) складок ладони и пальцев, внедрить пороскопическую идентификацию, а также обратить внимание на информационные данные поверхности других частей тела человека: тыльная сторона кисти, локти и колени, предплечье и плечо, лоб и щеки, губы, следы ушей [11]. Проведенное исследование показало, что при обнаружении на предмете нечетко либо смазанного папиллярного узора, такой след признается непригодным для идентификации.

Дерматоглифика в отличие от дактилоскопии изучает связи морфологии или внешнего строения кожи человека с внутренней средой (эндокринной, иммунной системой и т.д.) организма и национальными, расовыми, географическими и иными факторами. Кроме того, криминалистическая дерматоглифика обладает более широкими возможностями и перспективами, чем «определение характеристик личности преступников и подозреваемых в совершении преступлений по папиллярным узорам» [1, с. 60].

Так, при изучении гребневого счета пальцев рук, в дактилоскопии применяется метод, при котором оцениваются абсолютные показатели папиллярных линий между дельтами и центрами рисунков, расположенных на подушечках концевых фаланг. При этом, указанный способ позволяет исследовать количественные показатели только в так называемых петлевых узорах. Подсчет гребешков в завитковых узорах проводится путем характеристики взаиморасположения дельт, а точнее их нижних ветвей. Гребневый же счет в дуговых узорах в дактилоскопии на настоящее время не анализируется. Что касается методик исследования гребневого счета в дерматоглифике, то они более обширны. Например, при рассмотрении завитковых узоров применяется способ, оценивающий количество папиллярных линий между обеими дельтами и центром завитка (в случае простого рисунка) или между дельтами и ближайшим центром рисунка в случае его сложности. Изучение же гребневого счета в петлях и дугах практически не отличается от методов применяемых в дактилоскопии [12, с. 41-42]. Е.С.Мазур обоснованно отметила разницу подсчёта, что является существенным для разграничения дактилоскопии и дерматоглифики.

По мнению Т.Ф. Моисеевой, "дактилоскопия - это раздел трасологии, осно­ванный на дерматоглифическом исследовании следов гребешковой кожи человека (рук и ног), а также изучающий средства и методы их обнаруже­ния, фиксации и изъятия в целях криминалистической регистрации и иден­тификации человека и решения диагностических задач по следам, обнару­женным на месте происшествия" [13, с. 11].

Здесь спорным является включения в определение указание на то, что дактилоскопия основана на дерматоглифическом исследовании. Действительно дактилоскопия и дерматоглифика используют одни и те же признаки папиллярного узора. Однако их количество и объем не совпадают. Если с позиции дактилоскопии папиллярный узор и его след – это рисунок, графическое изображение, то с позиции дерматоглифики, почему этот узор или след (биологический объект) [14, с. 31-32] имеет такой рисунок. Для дактилоскопии порой достаточно одного следа либо фрагмента следа. Для дерматоглифики важно количество и качество каждого отпечатка: полнота, обеспечивающая отображение всех характерных особенностей папиллярного узора; отсутствие грязных и непропечатанных участков; четкость отображения всех папиллярных линий (главных ладонных линий, трирадиусов); отсутствие признаков искажений и др. Для анализа качественных показателей пальцевой дерматоглифики разработана и предложена классификация, включающая 12 основных и 6 дополнительных типов рисунков. Для изучения количественных показателей пальцевой дерматоглифики разработана методика гребневого счета в дуговых, завитковых и сложных (атипичных) пальцевых узорах [12, с. 43].

Существует определение, в котором дактилоскопия представляет часть дерматоглифики. Так, по мнению, Е.П. Ищенко и А.А. Топоркова, дактилоскопия стала одной из основных частей криминалистической дерматоглифики [15, с. 159]. Из этого положения можно сделать вывод, что понятие «дерматоглифика» шире понятия «дактилоскопия», тем самым, как правильно отметил К.Н. Бадиков, мнение Ф. Гальтона о широком понимании термина «дерматоглифика» по отношению к понятию «дактилоскопия», подтвердилось [16, с. 28-29]. Широкое понимание термина дерматоглифика» по сравнению с «дактилоскопией» принято и в медицинской дерматоглифике.

Третье определение – дерматоглифика самостоятельный раздел трасологии. Т.В. Патрушева отметила, что «криминалистическая дерматоглифика» - это самостоятельный раздел трасологии, изучающий признаки и характеристики папиллярных узоров кожи человека по следам, обнаруженным на месте происшествия, в целях криминалистической идентификации, определения черт характера, свойств организма, повлиявших на поведение, необходимых для осуществления розыскных мероприятий [17, с. 28-29].

Криминалистическая дерматоглифика рассматривается в качестве новой отрасли криминалистической техники. Криминалистическая дерматоглифика – это система научных положений и разрабатываемых на их основе специальных средств и методов исследования дерматоглифических узоров в целях получения криминалистически значимой и иной криминалистической информации в целях раскрытия и расследования преступлений [18, с. 48].

К.Н. Бадиковым отметил, что понятие дерматоглифика во всех определениях рассматривается в узком значении. Установлено, что дерматоглифы – это основные рисунки, находящиеся на гребешковой коже: направления главных ладонных линий; узоры межпальцевых промежутков; осевые и гипотенарные трирадиусы; дефекты узора в области тенара; дисплазии папиллярных линий [19, с. 19]. Тем самым понятие криминалистической дерматоглифики необходимо рассматривать в более широком смысле, исходя из четырех базовых понятий: «папиллярный узор», «волярные поверхности кистей рук и стоп», «флексорные (сгибательные), функциональные складки и «кожа в целом» [19, с. 25]. Криминалистическая дерматоглифика наряду с дактилоскопией является частью раздела следоведения. Во-первых, дактилоскопия как раздел науки криминалистики хотя и появилась раньше, чем дерматоглифика, однако в своих исследованиях использует только часть тех же самых признаков папиллярного узора, которых в дерматоглифики насчитывается более 180. Во-вторых, объекты, представленные на дактилоскопическое исследование, целесообразно исследовать и с помощью дерматоглифических методов, что позволяет получить криминалистически значимую информацию по делу. В-третьих, предмет исследования и круг задач решаемых дактилоскопией меньше, чем дерматоглификой, а поэтому не позволяет в полной мере использовать, имеющуюся в папиллярных узорах информацию о свойствах лица, их оставивших, она остается за пределами криминалистического познания [20].

В последние годы появились существенные достижения в дактилоскопии, заключающиеся в интеграции ее с дерматоглификой, которая содержит больше информации о личности, нежели дактилоскопия. Ученые стали больше обращать внимания на исследование папиллярных узоров босых ног как с позиции дактилоскопии, так и дерматоглифики [21; 22, с. 83-87]. В частности, О.А. Соколова и С.А. Тараскаев с целью дополнения классификационной системы провели экспериментальное исследование отпечатков ногтевых фаланг пальцев ног и подошвенной поверхности стоп 656 мужчин и 392 женщин в возрасте от 15 до 40 лет. Ими сделаны следующие выводы: папиллярные линии ногтевых фаланг пальцев ног образуют такие же сложные по своему строению узоры; наиболее распространенными папиллярными узорами на ногтевых фалангах пальцев ног человека являются дуговые узоры (около 54 %) [22, с. 85].

В дерматоглифике к общим признакам подошвы стопы отнесены: размеры и форма подошвы и ее частей; форма и размеры пальцев, аномалии развития (плоскостопие, искривление стопы), общее строение папиллярных узоров и др. Частными признаками являются – особенности формы расположения предпальцевой линии передней части плюсны; расположение пальцев стопы относительно друг друга; наличие мозолей, корост, складок, бородавок, рубцов; ампутация отдельных частей стопы; конфигурация ампутированных или болезненно измененных частей стопы; расположение и конфигурация мозолей, бородавок, рубцов, складок; детали папиллярных узоров и т.д.

В последнее время стало уделяться внимание исследованиям методами судебно-медицинской дерматоглифики и другим участкам кожи человека: покров локтей, коленей, туловища, не имеющих папиллярных узоров [23; 24, с. 226-228]. Тем самым расширен объект исследования дерматоглифики. «Следы кожного покрова человека, не имеющего папиллярного узора – это материально-фиксированные отображения внешнего строения поверхности различных участков кожи человека, обладающей неповторимым своеобразием макро- и микрорельефа, характерным для ее конкретного участка» [25]. В связи с этим следует обратить внимание на необходимость в практической деятельности убедиться в биологической природе узоров и принадлежности их человеку. Затем, если участки папиллярного рельефа разобщены (несколько фрагментов гребешковой кожи, группа пальцевых следов, иных участков тела) и не известна их анатомическая принадлежность, то важно решить вопрос о локализации и происхождении от одного или нескольких лиц [26, с. 31]. Следы с морфологией, похожей на папиллярный узор, могут быть оставлены объектами как живой, так и неживой природы, что может привести к следственным ошибкам [27; 13, с.38].

Проведенный нами анализ, имеющихся в науке криминалистике определений «криминалистическая дерматоглифика», а также следственной практики позволяет предложить следующее определение: криминалистическая дерматоглифика – это самостоятельный раздел следоведения, изучающий признаки и характеристики папиллярных узоров, волярные поверхности кистей рук и стоп, флексорные (сгибательные), функциональные складки и кожу человека в целом, а также их следы, обнаруженные на различных предметах, путем проведения следственных и розыскных мероприятий в целях определения черт характера, свойств организма, обусловленных генетическими, национальными и географическими признаками.

В последние годы дерматоглифический метод стал использоваться в целях опосредованной идентификации личности неизвестного человека не только пальцев кистей рук, но и пальцев ног. Например, О.М.Юнусова и А.П. Божченко исследовали методику установления личности на основе дерматоглифических признаков пальцев ног. Доказано, что в каждом семейном триплете четко прослеживается доминирование характеристик узора одного из одноименных пальцев родителей [28]. Впервые установлено, что положение о доминировании одного из родителей в передаче дерматоглифических признаков имеет большое идентификационное значение для пальцев ног, как и для пальцев рук, которым и раньше уделялось внимание. Установлены закономерности наследования признаков гребневого счета, которые носят сложный, нередко мозаичный характер с различным вкладом материнской и отцовской компонент и требуют дальнейшего изучения на более обширном популяционном материале [29].

Вопросы, решаемые в этой связи можно сформулировать следующим образом: является ли обследуемый сыном (дочерью, отцом, матерью, братом, сестрой) гражданина №? Могут ли обследуемые лица, чьи дактокарты представлены на исследование, составить кровнородственную группу? [30, с. 13].

С помощью современных дерматоглифических методик правильное решение о наличии или отсутствии родства по признакам одного пальцевого узора обследуемого (идентифицируемого) и всех пальцевых узоров одного из проверяемых кровных родственников, предположительно находящихся с ним в первой степени родства (матери, отца, брата, сестры или ребёнка) в среднем достигаются в 78 % случаев, при этом достоверные выводы на уровне доверительной вероятности 0,95-0,99 и более возможна в 20 %. Если использовать признаки папиллярных узоров 3-5 пальцев идентифицируемого, доля таких достоверных решений возрастает до 55-70%, 7-8 пальцев – до 87-91 %. Повышает долю достоверности решений учёт признаков ладонной и подошвенной дерматоглифики, а также дерматоглифических признаков других родственников [30, с. 14].

Устанавливая кровное родство, эксперты, как правило, проводят сравнение «от пальца к пальцу, от признака к признаку», как это принято в дактилоскопии. Но в таком случае в диагностических моделях используются признаки лишь тех участков гребешковой кожи предполагаемого родственника, которые аналогичны полученным у погибшего (например, какого-то одного пальца). Прогностический потенциал признакового пространства остальных участков (девяти других пальцев), значительно больший по объему, не реализуется [30, с.20].

Дерматоглифический метод позволяет определить внешне-опознавательные особенности человека, которые также могут быть использованы в опосредованной идентификации. Впервые на это обратил внимание Л.Г. Эджубов: «Можно предположить, что в практике крайне редко, но будут встречаться случаи, когда возникнет необходимость по отпечаткам 5 или 10 пальцев определять внешние характеристики личности» [5, с. 95]. Данная гипотеза за прошедшее время нашла подтверждение в соответствующих научных исследованиях. Так, Е.С. Мазур проведено многоплановое исследование пальцевой и ладонной дерматоглифики с использованием оригинальной программы, включающей оценку гребневого счета в дуговых, завитковых и сложных (атипичных) пальцевых узорах и анализ качественных дерматоглифических признаков для дальнейшего анализа их методом многомерной статистики. Ею на основании особенностей состояния дерматоглифических признаков кистей сформировано целостное представление о глубине и разнообразии конституциональных, физических и внешне-опознавательных показателей человека и продемонстрирована статистически значимая взаимосвязь между ними. Кроме того, разработаны новые модели диагностики половой принадлежности и длины тела, а также впервые созданы критерии прогностической оценки физиогномических особенностей человека. В состав описательных признаков вошли: форма волос, бровей, лица, цвет волос, кожи и глаз. В число измерительных показателей ввели: размеры головы, высоту точек от подошв, обхватные и широтные размеры [12, с. 6].

К характеристикам личности относится как физиологические, так и патологическими особенностями организма. Появилось работы, в которых авторы, методами дерматоглифики, установили закономерность предрасположенности к отдельным видам заболеваниям; передачи наследственных заболеваний и причин их возникновения [31; 32; 33; 34]. Например, по данным И.С. Гусевой среди мужчин, страдающих шизофренией, разграничить кататоников от параноиков по пальцевой дерматоглифики почти в 4,6 раза легче и точнее, чем среди больных женщин. В 3,2 раза легче разграничить мужчин-кататоников от больных простой шизофренией, нежели такую же пару больных женщин. Мужчин-параноиков разграничить от больных простой формой шизофрении в 2,2 раза проще, чем женщин с такими же формами заболевания [34, с. 279].

Г.Н.Мухин, О.Г. Каразей и Д.В. Исютин-Федотков получили информацию, в частности, о признаках, свидетельствующих о достоверных отклонениях от нормы; различия между больными эпилепсией, шизофренией, хроническим алкоголизмом и здоровыми [18, с.50]. Из приведенного содержания следует вывод, что по существу речь идет не о специфики отображения, а о дерматоглифических особенностях, отражающих индивидуально-типологическое развитие, состояние отдельных людей.

Научные исследования методов дерматоглифики позволили решать более сложные задачи, пограничные с областью психофизиологии и психиатрии. Это послужило важным основанием для К.Н. Бадикова с позиций криминалистической и медицинской дерматоглифики обосновать развитие самостоятельного направления криминалистики – «психодерматоглифики». Психодерматоглифика – это раздел трасологии, изучающий морфологию (форму, строение, длинностные и широтные координаты) пальцев, ладоней, папиллярных узоров и волярных поверхностей кистей рук, запястий и их функциональных флексорных полей с позиции системно-интегрального подхода в целях построения поисковой криминалистической модели личности и прогнозирования возможных моделей поведения в социальной среде [35, с. 13].

При этом он отмечает два понимания психодерматоглифики: широкое и узкое. В широком понимании она направлена на изучение морфологии кожных покровов в целом, папиллярных узоров, волярных поверхностей кистей рук и стоп, а также их функциональных флексорных полей. Как раздел трасологии психодерматоглифика анализирует отпечатки следов кистей рук. Узкая трактовка нового раздела трасологии связана с анализом локальных участков (кистей рук) [35, с. 13]. Психодерматоглифический анализ направлен на диагностику отклоняющегося или девиантного поведения, к сфере которого относят агрессивные действия по отношению к другим, употребление алкоголя, наркотиков, курение, бродяжничество, самоубийство. Основой психодерматоглифической диагностики является принцип: «поведение представляет собой отражение психического склада личности, и подлежит дифференциальному анализу».

Особой проблемой для общества остаются ма­ньяки, серийные убийцы, которые совершают убийства, применяя изощренные способы совершения и сокрытия преступлений, что позволяет им долгое время оставаться ненаказанными. Важной задачей следствия является исследование их поведенческой характеристики. Характер преступной деятельности серийных убийц, для которых убийство человека является не средством достижения цели, а именно самоцелью, столь резко выводит их из границы нормы, что сразу возникает вопрос о психической полноценности.

В настоящее время ученые стали больше уделять внимания выявлению признаков особенностей дерматоглифики лиц, совершивших различные преступления. Установлено, что кожа происходит из тех же самых эмбриональных зачатков, что и структура нервной системы, благодаря чему папиллярные узоры могут быть использованы в качестве оригинального маркера организации центральной нервной системы. Так, дерматоглифика серийных убийц свидетельствует о наличии признаков левшества: асимметрия узоров больших пальцев с более сложным узором – завитком на левой руке и более простым – петлей на правой руке. Чикатило был левшой, у него на большом пальце правой руки имелся петлевой узор, а на большом пальце левой руки – завитковый.

В частности, папиллярные узоры пальцев показывают, насколько легко можно довести человека с ранимой психикой до того, чтобы он взял нож и начал убивать. Выяснено, что у преступников в 94,1 % случаев наблюдается асимметрия гребневого счета. Подобные сведения имеют большое значение при работе с подозреваемыми в совершении преступления в качестве исходных данных для выдвижения обоснованных версий и планирования расследования, а также могут служить базой для построения тактического характера действий следователя при общении с подозреваемым.

Следует отметить работу К.Н. Бадикова, который предложил методику исследования тождества следов папиллярного узора на основе измерения угла дельты, позволяющей решать диагностические задачи. Проведенный им анализ материалов уголовных дел, находящихся в архиве Приморского краевого суда, выявил дерматоглифические особенности лиц, совершивших убийства. Анализировались две составляющие: дактилокарты и информация из материалов уголовных дел, представляющая субъективную сторону убийств – 50 уголовных дел (40 осужденных лиц мужского пола, 10 лиц женского пола). В качестве контрольной группы выбрана дактилокарты, находящиеся в ИЦ УВД Приморского края: 10 дактилокарт, лиц, осужденных по ст.28 УК РСФСР (уклонение от исправительных работ); 10 дактилокарт лиц, осужденных по ст.ст. 218, 15-218 ч.1, 15-218 ч.2 УК РФ (изготовление, хранение оружия); 20 дактилокарт лиц, задержанных за бродяжничество (ч. 1 ст. 209 УК РСФСР).

Дерматоглифическая составляющая – 85% осужденных за убийства, являются носителями специфических дерматоглифических элементов в центральной части папиллярного узора, среди которых:

а) 20% прямых длинных или коротких папиллярных линий с «островком», 10% осужденных имеют аналогичный элемент на 10 пальцах рук, в целом, наибольшая частота этого элемента отмечается на 1 пальце правой руки у мужчин и 1, 2 пальцах левой руки у женщин;

б) внутренняя папиллярная линия искривленной формы - 35% носителей;

в) «островок» является исходной точкой для формирования папиллярных завитковых линий, имеющих деформацию ульнарной стороны - 10% носителей;

г) деформация центральных папиллярных линий, сходящихся в нижней части завиткового узора в виде «крючка» - 20% исследованных.

В целом, для дерматоглифики лиц, осужденных за убийство характерно: в 90% случаев искривление одной или всех частей узора (центальной, верхней, боковой, нижней) не зависимо от его вида; 65% дисплазий; 60% «островков» на различных участках папиллярных линий, в том числе, и за пределами папиллярного узора.

Дерматоглифы могут быть рассмотрены как дополнительный генетический маркер, несущий информацию не только о поведения (опосредованной массой взаимосвязанных факторов среды, воспитания и т.п.), морфологии и физиологии, но и наличии генетически обусловленных симптомов, заболеваний и т.д. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что, опираясь на методы и современные достижения судебноё и криминалистической дерматоглифики, представляется возможным исследовать психологические структуры личности с последующим анализом мотивов поведения и построением поисковой криминалистической модели личности для выработки профилактических мер [36, с. 55].

Заключение.

В настоящее время в следоведении сформировались и развиваются дактилоскопия и криминалистическая дерматоглифика. Ограничение следоведения границами трасологии, то есть следами-отображениями значительно сужало бы возможности криминалистического познания. Кроме того, это означало бы преимущества трасологии перед всеми другими методами, связанными с другого рода следами [37, с. 10; 38, с.8-9]. Более широкое внедрение методов дерматоглифики в практику экспертных исследований следов человека позволит получить более значимую информацию как при идентификационных, так и при диагностических исследованиях

Проведённые исследования показали, что по следам папиллярных узоров пальцев и ладоней с помощью дерматоглифических методов в криминалистике можно составить поведенческий портрет подозреваемого, установить патологические особенностями организма человека, внешне-описательный образ неизвестного лица, а также опосредованную идентификацию неопознанного трупа. Все это указывает на необходимость проведения дальнейших исследований, направленных на разработку методов непосредственного использования дерматоглифики в практической работе как врачей различных специальностей, так и судебно-следственных органов. Однако специалисты следственных органов хорошо знакомы лишь с дактилоскопическими методами исследования кожных узоров. Методы дерматоглифики, которыми преимущественно занимаются медики и антропологи, для большинства криминалистов остаются неизвестными.

Библиография
1.
Исютин-Федотков Д.В. Криминалистическая дерматоглифика (история, современность, перспективы развития: монография / под общ. ред. Д.В. Исютина-Федотова. М.: Юрлитинформ, 2011. С.7
2.
Исютин-Федотков Д.В. История дерматоглифики // Дактилоскопия и дактилоскопическая экспертиза: практич. пособие / под ред. канд. юрид. наук, доц. И.А. Анищенко. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2011. С.20
3.
Папиллярные узоры: идентификация и определение характеристик личности (дактилоскопия и дерматоглифика) // Под ред. докт. юрид. наук., проф. Л.Г. Эджубова и канд. мед. наук Н.Н. Богданов. М., 2002. С.7-10
4.
Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических исследований в криминалистике. Автореф. докт. дисс. юрид. наук. Екатеринбург, 1996. С. 7
5.
Статистическая дактилоскопия (Методологические проблемы) /Под ред. Л.Г. Эджубова. М., 1999. С.116-117
6.
Криминалистика: учебник / под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб: Изд-во «Лань», 2001. С. 183
7.
Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Яблоков Н.П. – 2.е исп., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004. С. 228
8.
Яровенко В.В. Дерматоглифический метод – нетрадиционное криминалистическое исследование // XXI век: юридическая наука – практика (проблемы теории, законотворчества и правоприменения). Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999.С.439-443
9.
Яровенко В.В., Воропаев Г.С. Дерматоглифика как нетрадиционный метод идентификации в криминалистике // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 6. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001.
10.
Божченко А.П., Моисеенко С.А., Толкачёв И.А., Назаров Ю.В., Теплов К В., Гугнин И.В. Опыт применения дерматоглифического метода в практике судебно-медицинских экспертных учреждений // Использование специальных знаний в уголовном праве, уголовном процессе и криминалистики / Материалы круглого стола 15 март. Изд-во: Филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России «Томский ЦНТИ». Томск, 2012. С.16
11.
Втюрин А.В., Иванов К.Н. Пороэджескопическое исследование кожных узоров человека: Учебно-практическое пособие. Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2007.
12.
Мазур Е.С. Дерматоглифика в прогнозировании конституциональных, физических и внешне-опознавательных признаков человека. Автореф. докт. дисс. мед. наук. М., 2009. С.41-42
13.
Моисеева Т.Ф. Комплексное криминалистическое исследование потожировых следов человека. М.: ООО «Городец-издат», 2000. С.11
14.
Божченко А.П. Проблемы и перспективы дактилоскопии и дерматоглифики в криминалистической и судебно-медицинской практике // Судебная экспертиза. Научно-практический журнал. 2007. № 2(10). С.31-32
15.
Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. М.: Юридическая фирма «КОНТАКТ»: ИНФРА-М, 2006. С.159
16.
Бадиков К.Н. Психодерматоглифика как интегральная модель морфофункционального потенциала человека: монография Владивосток: ВФ РТА, 2006. С.28-29
17.
Патрушева Т.В. Понятие криминалистической дерматоглифики. Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 5. Владивосток: Изд-во ун-та, 2000. С.28-29
18.
Мухин Г.Н., Каразей О.Г., Исютин-Федотков Д.В. Криминалистическая дерматоглифика: моногр. / Г.Н. Мухин, О.Г. Каразей, Д.В. Исютин-Федотков. Минск: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2006. С.48
19.
Бадиков К.Н. Дерматоглифические исследования в методике построения поисковой криминалистической модели личности. Владивосток: ВФ РТА, ООО «РЕЯ», 2003.С.19, 25
20.
Патрушева Т.В. Теория и практика применения цифровой фотографии при обнаружении и исследовании папиллярных узоров. Автореф. канд. дисс. юрид. наук. Тюмень, 2005.
21.
Божченко А.П., Толмачева Е.Б., Толмачев И.А. Дерматоглифика: возможности и перспективы // Современное состояние и перспективы развития криминалистики и судебной экспертизы: мат. Междунар. науч.-практич. конф. (Санкт-Петербург, 10 декабря 2004 г.). СПб., 2005.
22.
Соколова О.А., Тараскаев С.А. Информационное и методическое обеспечение экспертного исследования босых ног человека // Судебная экспертиза: Научно-практический журнал. 2010. № 2(22). С.83-87
23.
Гончаров И.С. Особенности и судебно-медицинское значение дерматоглифики нижних конечностей. // Актуальные вопросы судебной медицины. Ростов-на-Дону,1985.
24.
Макарова В.Н.-О возможности установления регионального происхождения кожи с помощью дерматоглифики туловища. // Актуальные аспекты судебной медицины. Вып. 5. Ижевск, 1999. С.226-228
25.
Татарчук А.С. Криминалистическое исследование следов кожного покрова человека, не имеющего папиллярного узора. Кан. дисс. юрид. наук. М., 2010.
26.
Божченко А.П. Судебно-медицинская оценка дерматоглифических признаков пальцев рук в идентификации личности. Авторев. докт. дисс. мед. наук. СПб, 2009.С. 31
27.
Хазиев Ш.Н. Аналогия папиллярных узоров в природе// Новые разработки, технические приемы и средства судебной экспертизы. Вып. 3. М., 1991.
28.
Юнусова О.М., Божченко А.П. Независимое доминирование родителей по дерматоглифическому комплексу пальцев рук и ног. // Материалы 53 научной конференции молодых ученых РГМУ. Ростов-на-Дону, 1999.
29.
Сидоренко А.Г. Возможности ладонной дерматоглифики при судебно-медицинской идентификации личности: автореф. дис. канд. мед. наук. М., 2006.
30.
Божченко А.П., Толкачёва А.А., Теплов К.В., Гугнин И.В. Экспертные возможности судебно-медицинской дерматоглифики //Использование специальных знаний в уголовном праве, уголовном процессе и криминалистики / Материалы круглого стола 15 марта 2012 г. Изд-во: Филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России «Томский ЦНТИ». Томск, 2012. С.13,14,20
31.
Чистикин А.Н. Изменчивость структуры кожного рельефа и реактивность организма. Дисс. докт мед. наук. М., 1997.
32.
Чистикина Т.А. Дерматоглифика населения Западной Сибири и ее зависимость от уровня солнечной активности. Дисс. канд. мед. наук. М., 1999.
33.
Коломыс В.Е. Дерматоглифическая конституция жителей юга Тюменской области. Автореф. дис. канд. мед. наук. Тюмень, 2004.
34.
Гусева И.С. Пальцевые узоры человека. Морфология. Морфогенез. Генетика. Дерматоглифика как маркер в медицинской и спортивной антропологии. Минск : ФУКинформ, 2010. С.279
35.
Бадиков К.Н. Медицинская дерматоглифика в системе криминалистической диагностики следов рук //Таможенное дело в период формирования соза России, беларусь и Казахстана/ Сб. научно-практических и реферативных работ по таможенному делу, экономике и праву.Владивосток, 2010. С.13
36.
Бадиков К.Н. Дерматоглифические особенности и мотивация // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 9. Сб. науч. тр. / Отв. ред. В.В. Яровенко. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004. С.55
37.
Турчин Д.А. Научно-практические основы криминалистического учения о материальных следах. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1996. С.10
38.
Турчин Д.А.Научно-практические основы криминалистического учения о материальных следах: Учебное пособие. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004. С.8-9
39.
В. В. Яровенко. Криминалистическая характеристика предметов, используемых в качестве оружия совершения преступления // Право и политика. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
40.
Яровенко В.В.. Общественная опасность отдельных видов оружия и уголовная ответственность за него // Административное и муниципальное право. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
41.
А. В. Алексова. К вопросу о проведении экспертизы для установления относимости объекта к огнестрельному оружию // Право и политика. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
42.
В. В. Яровенко. Применение специальных знаний при исследовании объектов судебной баллистики (обзор практики) // Право и политика. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
43.
В. В. Яровенко, О. В. Полещук. Криминалистическое исследование патронов к огнестрельному оружию. // Право и политика. – 2007. – № 10.
44.
В. В. Яровенко. Понятие криминалистической дерматоглифики // Право и политика. – 2011. – № 3.
45.
В.В. Яровенко, Т.В. Яровенко. Проблемы экспертизы огнестрельного и холодного оружия // Право и политика. – 2010. – № 4.
46.
А.И. Комаров, Т.В. Яровенко. Некоторые проблемы проверки версии причинения смерти из огнестрельного оружия по неосторожности // Право и политика. – 2009. – № 7.
47.
В.В. Яровенко, А.В. Присекин. Понятие и виды тайников как часть способа сокрытия преступной деятельности. // Право и политика. – 2009. – № 4
48.
Яровенко В.В. Проблемы применения специальных знаний при исследовании различных видов огнестрельного оружия и боеприпасов // NB: Вопросы права и политики.-2012.-2.-C. 146-163. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_165.html
49.
А. В. Алексова К вопросу о проведении экспертизы для установления относимости объекта к огнестрельному оружию // Право и политика.-2012.-8.-C. 1434-1439.
50.
Яровенко В.В., Атанова К.А. Криминалистическая экспертиза подделки // NB: Вопросы права и политики.-2013.-3.-C. 318-329. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.612. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_612.html
51.
В. В. Яровенко Криминалистическая характеристика предметов, используемых в качестве оружия совершения преступления // Право и политика.-2012.-3.-C. 597-602.
52.
А. В. Алексова Участие специалиста при расследовании преступлений, связанных с применением незаконно изготовленного огнестрельного оружия // Право и политика.-2012.-7.-C. 1227-1232.
53.
Яровенко В.В., Каратаев А.В. Криминалистическая характеристика и неотложные следственные действия по делам о незаконной охоте // NB: Вопросы права и политики.-2013.-5.-C. 351-377. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.791. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_791.ht
References (transliterated)
1.
Isyutin-Fedotkov D.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika (istoriya, sovremennost', perspektivy razvitiya: monografiya / pod obshch. red. D.V. Isyutina-Fedotova. M.: Yurlitinform, 2011. S.7
2.
Isyutin-Fedotkov D.V. Istoriya dermatoglifiki // Daktiloskopiya i daktiloskopicheskaya ekspertiza: praktich. posobie / pod red. kand. yurid. nauk, dots. I.A. Anishchenko. M.: Izd-vo «Yurlitinform», 2011. S.20
3.
Papillyarnye uzory: identifikatsiya i opredelenie kharakteristik lichnosti (daktiloskopiya i dermatoglifika) // Pod red. dokt. yurid. nauk., prof. L.G. Edzhubova i kand. med. nauk N.N. Bogdanov. M., 2002. S.7-10
4.
Yarovenko V.V. Problemy primeneniya dermatoglificheskikh issledovanii v kriminalistike. Avtoref. dokt. diss. yurid. nauk. Ekaterinburg, 1996. S. 7
5.
Statisticheskaya daktiloskopiya (Metodologicheskie problemy) /Pod red. L.G. Edzhubova. M., 1999. S.116-117
6.
Kriminalistika: uchebnik / pod red. T.A. Sedovoi, A.A. Eksarkhopulo. SPb: Izd-vo «Lan'», 2001. S. 183
7.
Kriminalistika: Uchebnik / Otv. red. Yablokov N.P. – 2.e isp., pererab. i dop. M.: Yurist'', 2004. S. 228
8.
Yarovenko V.V. Dermatoglificheskii metod – netraditsionnoe kriminalisticheskoe issledovanie // XXI vek: yuridicheskaya nauka – praktika (problemy teorii, zakonotvorchestva i pravoprimeneniya). Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 1999.S.439-443
9.
Yarovenko V.V., Voropaev G.S. Dermatoglifika kak netraditsionnyi metod identifikatsii v kriminalistike // Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 6. Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2001.
10.
Bozhchenko A.P., Moiseenko S.A., Tolkachev I.A., Nazarov Yu.V., Teplov K V., Gugnin I.V. Opyt primeneniya dermatoglificheskogo metoda v praktike sudebno-meditsinskikh ekspertnykh uchrezhdenii // Ispol'zovanie spetsial'nykh znanii v ugolovnom prave, ugolovnom protsesse i kriminalistiki / Materialy kruglogo stola 15 mart. Izd-vo: Filial FGBU «REA» Minenergo Rossii «Tomskii TsNTI». Tomsk, 2012. S.16
11.
Vtyurin A.V., Ivanov K.N. Poroedzheskopicheskoe issledovanie kozhnykh uzorov cheloveka: Uchebno-prakticheskoe posobie. Tyumen': Tyumenskii yuridicheskii institut MVD Rossii, 2007.
12.
Mazur E.S. Dermatoglifika v prognozirovanii konstitutsional'nykh, fizicheskikh i vneshne-opoznavatel'nykh priznakov cheloveka. Avtoref. dokt. diss. med. nauk. M., 2009. S.41-42
13.
Moiseeva T.F. Kompleksnoe kriminalisticheskoe issledovanie potozhirovykh sledov cheloveka. M.: OOO «Gorodets-izdat», 2000. S.11
14.
Bozhchenko A.P. Problemy i perspektivy daktiloskopii i dermatoglifiki v kriminalisticheskoi i sudebno-meditsinskoi praktike // Sudebnaya ekspertiza. Nauchno-prakticheskii zhurnal. 2007. № 2(10). S.31-32
15.
Ishchenko E.P., Toporkov A.A. Kriminalistika: Uchebnik / Pod red. E.P. Ishchenko. M.: Yuridicheskaya firma «KONTAKT»: INFRA-M, 2006. S.159
16.
Badikov K.N. Psikhodermatoglifika kak integral'naya model' morfofunktsional'nogo potentsiala cheloveka: monografiya Vladivostok: VF RTA, 2006. S.28-29
17.
Patrusheva T.V. Ponyatie kriminalisticheskoi dermatoglifiki. Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 5. Vladivostok: Izd-vo un-ta, 2000. S.28-29
18.
Mukhin G.N., Karazei O.G., Isyutin-Fedotkov D.V. Kriminalisticheskaya dermatoglifika: monogr. / G.N. Mukhin, O.G. Karazei, D.V. Isyutin-Fedotkov. Minsk: Akad. MVD Resp. Belarus', 2006. S.48
19.
Badikov K.N. Dermatoglificheskie issledovaniya v metodike postroeniya poiskovoi kriminalisticheskoi modeli lichnosti. Vladivostok: VF RTA, OOO «REYa», 2003.S.19, 25
20.
Patrusheva T.V. Teoriya i praktika primeneniya tsifrovoi fotografii pri obnaruzhenii i issledovanii papillyarnykh uzorov. Avtoref. kand. diss. yurid. nauk. Tyumen', 2005.
21.
Bozhchenko A.P., Tolmacheva E.B., Tolmachev I.A. Dermatoglifika: vozmozhnosti i perspektivy // Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya kriminalistiki i sudebnoi ekspertizy: mat. Mezhdunar. nauch.-praktich. konf. (Sankt-Peterburg, 10 dekabrya 2004 g.). SPb., 2005.
22.
Sokolova O.A., Taraskaev S.A. Informatsionnoe i metodicheskoe obespechenie ekspertnogo issledovaniya bosykh nog cheloveka // Sudebnaya ekspertiza: Nauchno-prakticheskii zhurnal. 2010. № 2(22). S.83-87
23.
Goncharov I.S. Osobennosti i sudebno-meditsinskoe znachenie dermatoglifiki nizhnikh konechnostei. // Aktual'nye voprosy sudebnoi meditsiny. Rostov-na-Donu,1985.
24.
Makarova V.N.-O vozmozhnosti ustanovleniya regional'nogo proiskhozhdeniya kozhi s pomoshch'yu dermatoglifiki tulovishcha. // Aktual'nye aspekty sudebnoi meditsiny. Vyp. 5. Izhevsk, 1999. S.226-228
25.
Tatarchuk A.S. Kriminalisticheskoe issledovanie sledov kozhnogo pokrova cheloveka, ne imeyushchego papillyarnogo uzora. Kan. diss. yurid. nauk. M., 2010.
26.
Bozhchenko A.P. Sudebno-meditsinskaya otsenka dermatoglificheskikh priznakov pal'tsev ruk v identifikatsii lichnosti. Avtorev. dokt. diss. med. nauk. SPb, 2009.S. 31
27.
Khaziev Sh.N. Analogiya papillyarnykh uzorov v prirode// Novye razrabotki, tekhnicheskie priemy i sredstva sudebnoi ekspertizy. Vyp. 3. M., 1991.
28.
Yunusova O.M., Bozhchenko A.P. Nezavisimoe dominirovanie roditelei po dermatoglificheskomu kompleksu pal'tsev ruk i nog. // Materialy 53 nauchnoi konferentsii molodykh uchenykh RGMU. Rostov-na-Donu, 1999.
29.
Sidorenko A.G. Vozmozhnosti ladonnoi dermatoglifiki pri sudebno-meditsinskoi identifikatsii lichnosti: avtoref. dis. kand. med. nauk. M., 2006.
30.
Bozhchenko A.P., Tolkacheva A.A., Teplov K.V., Gugnin I.V. Ekspertnye vozmozhnosti sudebno-meditsinskoi dermatoglifiki //Ispol'zovanie spetsial'nykh znanii v ugolovnom prave, ugolovnom protsesse i kriminalistiki / Materialy kruglogo stola 15 marta 2012 g. Izd-vo: Filial FGBU «REA» Minenergo Rossii «Tomskii TsNTI». Tomsk, 2012. S.13,14,20
31.
Chistikin A.N. Izmenchivost' struktury kozhnogo rel'efa i reaktivnost' organizma. Diss. dokt med. nauk. M., 1997.
32.
Chistikina T.A. Dermatoglifika naseleniya Zapadnoi Sibiri i ee zavisimost' ot urovnya solnechnoi aktivnosti. Diss. kand. med. nauk. M., 1999.
33.
Kolomys V.E. Dermatoglificheskaya konstitutsiya zhitelei yuga Tyumenskoi oblasti. Avtoref. dis. kand. med. nauk. Tyumen', 2004.
34.
Guseva I.S. Pal'tsevye uzory cheloveka. Morfologiya. Morfogenez. Genetika. Dermatoglifika kak marker v meditsinskoi i sportivnoi antropologii. Minsk : FUKinform, 2010. S.279
35.
Badikov K.N. Meditsinskaya dermatoglifika v sisteme kriminalisticheskoi diagnostiki sledov ruk //Tamozhennoe delo v period formirovaniya soza Rossii, belarus' i Kazakhstana/ Sb. nauchno-prakticheskikh i referativnykh rabot po tamozhennomu delu, ekonomike i pravu.Vladivostok, 2010. S.13
36.
Badikov K.N. Dermatoglificheskie osobennosti i motivatsiya // Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 9. Sb. nauch. tr. / Otv. red. V.V. Yarovenko. Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2004. S.55
37.
Turchin D.A. Nauchno-prakticheskie osnovy kriminalisticheskogo ucheniya o material'nykh sledakh. Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 1996. S.10
38.
Turchin D.A.Nauchno-prakticheskie osnovy kriminalisticheskogo ucheniya o material'nykh sledakh: Uchebnoe posobie. Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2004. S.8-9
39.
V. V. Yarovenko. Kriminalisticheskaya kharakteristika predmetov, ispol'zuemykh v kachestve oruzhiya soversheniya prestupleniya // Pravo i politika. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
40.
Yarovenko V.V.. Obshchestvennaya opasnost' otdel'nykh vidov oruzhiya i ugolovnaya otvetstvennost' za nego // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
41.
A. V. Aleksova. K voprosu o provedenii ekspertizy dlya ustanovleniya otnosimosti ob''ekta k ognestrel'nomu oruzhiyu // Pravo i politika. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
42.
V. V. Yarovenko. Primenenie spetsial'nykh znanii pri issledovanii ob''ektov sudebnoi ballistiki (obzor praktiki) // Pravo i politika. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
43.
V. V. Yarovenko, O. V. Poleshchuk. Kriminalisticheskoe issledovanie patronov k ognestrel'nomu oruzhiyu. // Pravo i politika. – 2007. – № 10.
44.
V. V. Yarovenko. Ponyatie kriminalisticheskoi dermatoglifiki // Pravo i politika. – 2011. – № 3.
45.
V.V. Yarovenko, T.V. Yarovenko. Problemy ekspertizy ognestrel'nogo i kholodnogo oruzhiya // Pravo i politika. – 2010. – № 4.
46.
A.I. Komarov, T.V. Yarovenko. Nekotorye problemy proverki versii prichineniya smerti iz ognestrel'nogo oruzhiya po neostorozhnosti // Pravo i politika. – 2009. – № 7.
47.
V.V. Yarovenko, A.V. Prisekin. Ponyatie i vidy tainikov kak chast' sposoba sokrytiya prestupnoi deyatel'nosti. // Pravo i politika. – 2009. – № 4
48.
Yarovenko V.V. Problemy primeneniya spetsial'nykh znanii pri issledovanii razlichnykh vidov ognestrel'nogo oruzhiya i boepripasov // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-2.-C. 146-163. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_165.html
49.
A. V. Aleksova K voprosu o provedenii ekspertizy dlya ustanovleniya otnosimosti ob''ekta k ognestrel'nomu oruzhiyu // Pravo i politika.-2012.-8.-C. 1434-1439.
50.
Yarovenko V.V., Atanova K.A. Kriminalisticheskaya ekspertiza poddelki // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-3.-C. 318-329. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.612. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_612.html
51.
V. V. Yarovenko Kriminalisticheskaya kharakteristika predmetov, ispol'zuemykh v kachestve oruzhiya soversheniya prestupleniya // Pravo i politika.-2012.-3.-C. 597-602.
52.
A. V. Aleksova Uchastie spetsialista pri rassledovanii prestuplenii, svyazannykh s primeneniem nezakonno izgotovlennogo ognestrel'nogo oruzhiya // Pravo i politika.-2012.-7.-C. 1227-1232.
53.
Yarovenko V.V., Karataev A.V. Kriminalisticheskaya kharakteristika i neotlozhnye sledstvennye deistviya po delam o nezakonnoi okhote // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-5.-C. 351-377. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.791. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_791.ht
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"