Статья 'Защита научной информации в Китае с позиции процесса сквозь призму действия законодательства об интеллектуальной собственности (опыт стран БРИКС) ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Защита научной информации в Китае с позиции процесса сквозь призму действия законодательства об интеллектуальной собственности (опыт стран БРИКС)

Беликова Ксения Михайловна

доктор юридических наук

профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права, Юридический институт, ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (РУДН), профессор

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Belikova Ksenia Michailovna

Doctor of Law

Professor, the department of Civil Law and Procedure and International Private Law, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.6.30115

Дата направления статьи в редакцию:

25-06-2019


Дата публикации:

16-07-2019


Аннотация.

Предметом исследования в статье выступают способы процессуальной (уголовно-, гражданско- и административно-правовой и др.) защиты научной информации в одной из стран БРИКС - КНР, рассматриваемые сквозь призму действия законов в сфере интеллектуальной собственности этой страны («Об авторском праве» 1990 г. (в ред. 2010 г.), «О патентном праве» 1984 г. (в ред. 2008 г.)), судоустройства ( «Об организации народных судов» 1979 г. (в ред. 2006 г. и 2018 г.), уголовного и гражданского права и процесса (напр., ГПК КНР 1991 г. (ред. 2007 г.; ред. 2013 г. ), УПК КНР 1979 г. (в ред. 1996 г., в ред. 2012 г.) и УК КНР 1979 г. (в ред. 1997 г.)), иных законов (напр., Закона «О защите государственной тайны» 1988 г. (в ред. 2010 г.)) и др. и положений доктрины. При исследовании использовались такие методы научного познания, как: общенаучный диалектический, исторический, сравнительно-правового анализа. Автор исходит из субъективно-объективной заданности процессов и явлений. Одним из выводов научного исследования стало представление о том, что право КНР несмотря на его частую критику в сфере защиты прав ИС предлагает правообладателям широкий и сходный с предлагаемыми в других странах БРИКС спектр мер разноотраслевого регулирующего воздействия на нарушителей прав интеллектуальной собственности, оставляющий лицу, чьи права нарушены, право выбора тех из них, которые он посчитает более соответствующими своей ситуации.

Ключевые слова: уголовный процесс, гражданский процесс, патенты, авторские произведения, интеллектуальные права, научная информация, Китай, БРИКС, арбитраж, административная процедура

Статья подготовлена в ходе работы по гранту РФФИ 2018 г. на тему «Научная информация в орбите содержания, форм и проблем охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности (сравнение на примере стран БРИКС)» (проект 18-29-15030 мк, грантополучатель и научн. рук. – д.ю.н., проф. Беликова К.М.).

Abstract.

The matter under the research is the peculiarities of procedural (criminal, civil, administrative and other) means of protection of scientific information in China as a BRICS state. Belikova analyzes the matter under research from the point of view of intellectual property laws (On Author's Right of 1990 (rev. 2010), On Patent Right of 1984 (rev. 2008)), law court regulations (Organisation of People's Court of 1979 (rev. 2006 and 2018), criminal and civil law and process regulations (for example, Civil Procedure Code of 1991 (rev. 2007 and 2013), Criminal Procedure Code of 1979 (rev. 1996 and 2012) and Criminal Code of 1979 (rev. 1997) as well as other laws (for example, Law on Protection of State Information of 1988 (rev. 2010) and others. In her research Belikova has used such research methods as geneal dialectical, historical, comprative law analysis. The author bases her research on the idea of subjective-objective predetermination of processes and phenomena. One of the conclusions made by the researcher is that despite being greatly criticized, China's intellectual property laws offer a wide range of measures and opportunities for an individual whose rights have been violated to apply measures that are best suited for the situation. This range of measures is similar to that offered by other BRICS states. 

Keywords:

arbitration, criminal procedure, civil procedure, patents, author's work, intellectual rights, scientific information, China, BRICS, administrative procedure

Ранее нами был рассмотрен вопрос правового регулирования научной информации в одной из стран БРИКС – Китая с позиции материального права [1. С. 99-107]. Обратимся снова к правопорядку Китая для рассмотрения его подходов к правовой регламентации процессуальных вопросов защиты научной информации.

Оставив в стороне технические вопросы, рассмотрим механизмы правовой защиты научной информации, прежде всего, нормами и положениями актов в сфере регламентации прав интеллектуальной собственности. Ведь КНР принято считать основным производителем контрафактной продукции из-за многочисленных нарушений прав на интеллектуальную собственность.

Защита научной информации от разного рода неправомерных действий может осуществляться, по нашему мнению, в судах и в квазисудебном (внесудебном, административном) порядке. Основывается такая защиты на нормативных актах.

Закон КНР Об авторском праве» 1990 г. [2, 3, 4] (в ред. 2010 г.) (далее – Закон 1990 г.) предполагает возможность разрешения споров о нарушении авторских прав посредством переговоров или арбитража, если между сторонами есть такое соглашение или в их договоре об авторских правах присутствует арбитражная оговорка (ст. 55). В противном случае стороны могут обратиться в Народный суд .

Закон КНР «О патентном праве» 1984 г. [5, 6] (в ред. 2008 г.) (далее – Закон 1984 г.) также разрешает патентообладателю и нарушителю патентных прав разрешить их спор путем переговоров , а в случае из неуспешности – в Народном суде или органе патентного регулирования КНР - Государственном управлени по делам интеллектуальной собственности КНР (PRC State Intellectual Property Office, SIPO). Последнее вправе провести посредничать между сторона и провести медиацию для урегулирования спора. Если исход дела опять не удовлетворит стороны, они могут обратиться в Народный суд согласно ст. 60 Закона 1984 г. То есть при отказе вести переговоры стороны могут прибегнуть к альтернативе судебному способу урегулирования спора - к квазисудебному [7. С. 16-20; 8. С. 376-384, 459-472, 503-511].

Cудебная система Китая применительно к урегулированию споров из нарушений прав ИС основывается на предписаниях Конституции 1982 г. (в ред. 2018 г. URL: https://chinalaw.center/china_constitution/china_constitution_revised_2018_chinese/ (дата обращения: 12.06.2019)), согласно ст. 124 которой в КНР учреждены народные суды (Верховный и местные) общей юрисдикции в соответствии с п. 1, 3 Закона «Об организации народных судов» 1979 г. До его пересмотра и принятия в редакции 2018 г. на шестой сессии Постоянного комитета 13-го Всекитайского собрания народных представителей КНР (далее – ВСНП КНР) 26 октября 2018 г. (в силе с 1 января 2019 г.) [9] согласно его ст. 2 в ред. 2006 г. (URL: https://chinalaw.center/constitutional_law/china_peoples_courts_organic_law_revised_2006_russian/ (дата обращения: 09.06.2019)) помимо специализированных военный и иных судов судебная власть КНР реализовывалась местными народными судами различных ступеней - основной (базовой ), средней (в первой инстанции именно суды этой ступени рассматривают значительные и сложные дела [10. С. IX-XIV]) и высшей - и Верховным народным судом . Здесь нужно сказать, что Китай, будучи государством унитарным, разделен на автономные административно-территориальные единицы трех уровней: верхний (провинции, районы, города центрального подчинения), средний (уезды, округа, города) и нижний (волости, поселки, городские районы). К примеру, из волостей формируются уезды, из последних – провинции [11. С. 221–223]. В текущей редакции этот Закон подтвердил, что Высшим судебным органов остается Верховный народный суд (ст. 10); в остальном судебная система оптимизирована: ст. 15 Закона в ред. 2018 г. гласит, что специализированные суды действуют в составе военный, морских, финансовых судов и судов по интеллектуальным правам; ст. 19 этого закона наделила Верховный суд правом учреждать передвижные суды (circuit courts), видимо, сходные с одноименными судами ЮАР [12. С. 207-215]; ст. 19 прямо закрепила за ВНС право (как и в Бразилии [13. С. 179-190]) выносить решения, имеющие характер «руководящих дел» (guiding cases) [14]. В ст. 2 Закона 1979 г. в ред. 2018 г. закрепляется, что, рассматривая уголовные, гражданские, административные и другие дела, предусмотренные законом, Народные суды наказывают преступников, защищают от уголовного преследования невиновных, разрешают гражданские и административные споры, защищают законные права и интересы отдельных лиц и организаций, осуществляют надзор за исполнением административными органами своих обязанностей согласно закону, поддерживают национальную безопасность и общественный порядок, социальную справедливость, единство, достоинство и авторитет национальной правовой системы, и обеспечивают постепенный прогресс социалистического строительства с китайской спецификой. Таким образом до реформы 2018 г. в провинциях, автономных районах и городах центрального подчинения действует по одному местному народному суду высшей ступени; в уездах, автономных уездах, автономных округах и городах есть минимум по одному местному народному суду средней ступени, к ним приравнены и Суды по интеллектуальным правам трех названных городов; каждый округ и каждый район крупных городов располагаем одним местным народным судом базовой ступени. В большинстве случаев суды первой инстанции, рассматривающие дела, связанные с нарушениями прав ИС – были местными народными судами средней ступени (реже – базовой ступени ).

Одна из причин реформы – необходимость закрепить сложившееся положение дел со специализированными судами. Ведь в 2014 г. (видимо, по причине отмечающейся в литературе нередко возникавшей на практике сложности с определением подсудности дел об ИС ввиду не урегулированности в УКП КНР подведомственности [15. С. 102-110] и др., для устранения которых ряд региональных должностных лиц предлагал планы создания взаимно-подведомственных процедур [16]) в КНР (как и в Бразилии [17]) в системе гражданских судов были учреждены Суды для рассмотрения дел об интеллектуальной собственности.

Они считаются созданными со дня опубликования Решения Постоянного комитета ВСНП «О создании судов по интеллектуальным правам в городах Пекин, Шанхай и Гуанчжоу» - 31 августа 2014 г. (Рис. 1).

Рис. 1. Количество дел, рассмотренных на май 2016 г. Судами по интеллектуальным правам городов Пекин, Шанхай и Гуанчжоу и их дислокация

Источник : Wanli Cai. Legal Systems and Practice of Intellectual Property Protection in Japan and China: A Comparative Analysis. // Asian Journal of Innovation and Policy. 2018. Apr, 7(1): 190-206. DOI: http://dx.doi.org/10.7545/ajip.2018.7.1.190. URL: http://kpubs.org/article/articleMain.kpubs?articleANo=GSHSS5_2018_v7n1_190 (дата обращения: 09.06.2019)

Перечень дел, подсудных Судам по интеллектуальным правам, должен был определяться Верховным народным судом КНР, однако уже на момент их создания этот круг очерчивался административными и гражданскими делами из нарушений патентов, ноу-хау, прав на селекционные достижения и топологии интегральных микросхем.

Пекинский суд по интеллектуальным правам по первой инстанции также вправе был рассматривать дела об обжаловании решений государственных органов (SIPO и др.), принимаемых ими в административном порядке при разрешении споров в сфере ИС. До 2014 г. такие дела по первой инстанции рассматривал 1-й Народный суд средней ступени Пекина.

Суды по интеллектуальным правам в качестве судов второй инстанции рассматривали апелляционные жалобы на решения и определения Народных судов основной (базовой) ступени, вынесенные по гражданским и административным делам, связанным с авторскими и смежными правами и правами на знаки обслуживания и товарные знаки, если такие дела в принципе подсудны Народным судам базовой ступени соответствующих территорий.

Обжаловать решения и определения Суда по интеллектуальным правам можно было в Народный суд высшей ступени, такими судами для каждого из судов названных городов выступают Народные суды высшей ступени Пекина, Шанхая и Гуанчжоу [18], то есть наряду со специализированными судами были сохранены подразделения, специализирующиеся на вопросах интеллектуальной собственности, в общих судах. При этом в этой системе таким образом отсутствует специализированный государственный Апелляционный суд по интеллектуальным правам.

Как бы то ни было, создание таких судов само по себе это прогресс, целями их создания являлись претворение в жизнь стратегии национального инновационного развития с одновременным совершенствованием охраны интеллектуальной собственности за счет установления баланса при защите, с одной стороны, законных прав и интересов ее владельцев, с другой, общественных и государственных интересов [19. C. 11]. Эта система отображена в рисунке 2.

Рис. 2. Система судов в сфере защиты интеллектуальной собственности Китая

Источник: Wanli Cai. Op. cit.

На фоне таких изменений уже в 2014 г. был отмечен рост количество исков, поданных в связи с нарушениями прав ИС на 15,6% (116 528 исков) [19. C. 7], с в 2015 г. на 14.51% по сравнению с 2014 г. (рис. 3). Этот рост, с другой стороны, связывают также с ростом патентной активности [21. P. 190-206].

Рис. 3. Рост количества исков, поданных в связи с нарушениями прав ИС

в Китае в 2013-2015 гг.

Источник: Wanli Cai. Op. cit.

Нарушение авторских прав совершает, согласно Закону 1990 г., тот, кто производит одно из следующих действий:

· публикует произведения или без разрешения правообладателя, или как исключительно собственное (хотя оно написано в соавторстве);

· для славы и личной выгоды заявляет свое имя применительно к произведению, созданному другим(и) лицом(ами) [22. С. 1-11], или изменяет (искажает) произведение, созданное другим, или производит иное присвоение (плагиат) работы другого человека (автора);

· использует результаты чужой работы на выставках, при производстве кино, адаптации, переводе или в других целях без разрешения правообладателя (кроме случаев, предусмотренных Законом 1990 г.) или без выплаты ему законного вознаграждения;

· обнародует без разрешения правообладателя произведения (звуко- или видеозаписи, компьютерного программного обеспечения) или смежного с авторским права (если иное не предусмотрено Законом 1990 г.), а также без разрешения исполнителя его исполнения (записи) или выступления;

· типографским способом без разрешения издателя компанует книги или журналы и другую периодику;

· любым иным образом нарушает авторских и смежные права (ст. 47 Закона 1990 г.).

По результатам рассмотрения дел о таких нарушениях авторских прав Народный суд КНР и Суды по интеллектуальным правам могут наложить гражданско-правовые меры ответственности и предписать:

· прекратить противоправные действия (ст. 48 Закона 1990 г.) (наряду с судом это требование может удовлетворить также Управление по авторским правам КНР, путем издания распоряжения прекратить нарушение);

· устранить их последствия (ст. 48 Закона 1990 г.);

· принести извинения (ст. 48 Закона 1990 г.);

· компенсировать причиненный ущерб при искажении (изменении), незаконном заимствовании (плагиате) чужих произведений или при прокате и трансляции произведений (аудио-, видео-, кинозаписей, программного обеспечения) и издании книг без разрешения их правообладателей (ст. 47, 48), если Закон 1990 г. не устанавливает иное – в размере ущерба (фактически нанесенного) или, при невозможности подсчитать его, полученного правонарушителем в результате правонарушения незаконно дохода, или в размере устанавливаемой Судом компенсации в размере до 500 тыс. юаней (ст. 48 Закона 1990 г.). Интересно отметить в этой связи, что, например, в декабре 2012 г. второй народный суд Пекина средней ступени признал виновность компании Apple , нарушившей авторские права китайских писателей при реализации интернет-магазином App Store ее приложений с копиями их произведений при отсутствии требуемых разрешений и наложил на нее штраф в размере 1,03 млн юаней (ок. 165 тыс. долл.), и это гораздо меньше, чем сумма, указанная в иске Общества КНР по защите прав авторов на литературные произведения (China Written Works Copyright Society, CWWCS) составлявшая 11,9 млн юаней (1,89 млн долл.), и ее в феврале 2012 г. авторы пересмотрели, увеличив до 23 млн юаней (3,65 млн долл.). А до этого, в сентябре 2012 г. компания Apple была признана нарушившей авторские права Энциклопедии издательского дома Китая (Encyclopedia of China Publishing House) этим же судом, который обязал ее к возмещению нанесенного ущерба в размере 520 тыс. юаней. По данным агентства Xinhua News Agency , компания Apple подала апелляцию на это решение [23];

· конфисковать незаконно полученный доход, контрафактную продукцию (материальный носитель, содержащий тиражируемый объект авторского права для принятия решения согласно закону), а также имущество, применяемое для реализации незаконной деятельности (ст. 52 Закона 1990 г.);

· в случае наличия у обладателя авторских или смежных прав доказательства того, что другое лицо вскоре нарушит или уже нарушает его авторское или смежное право, и что, если такое нарушение не будет вовремя остановлено или предотвращено, оно может причинить непоправимый ущерб его праву, обладатель авторских и смежных прав может до начала любого судебного разбирательства просить суд издать судебный приказ о прекращении совершаемого или о предотвращении будущего правонарушения либо принять меры по сохранению его имущества (собственности), например, путем наложения ареста на имущество нарушителя авторских прав (ст. 50 Закона 1990 г., напр., ст. 106 Гражданского процессуального кодекса КНР 1991 г. (ред. 2007 г. [24]; ред. 2013 г. [25. С. 33-40; 26. С. III-VIII; 10. С. IX-XIV] (Решение «О внесении изменений в ГПК КНР» от 31 августа 2012 г. вступило в силу с 1 января 2013 г.)) (далее - ГПК КНР) и др.) [27. С. 46 и сл.; 28. C. 55-66; 29. С. 49-56];

· в случае, когда имеются основания полагать, что доказательства совершаемого (предполагаемого) правонарушения могут быть утрачены, уничтожены или получить в будущем их будет трудно, обладатель авторского или смежного права может до начала судебного разбирательства обратиться в суд с ходатайством об издании судебного приказа о сохранении доказательств (ст. 51 Закона 1990 г.). Суд принимает решение в течение 48 часов с момента получения заявки; оно подлежит исполнению незамедлительно. Суд может также предписать заявителю предоставить обеспечение; если обеспечение не предоставляется, он вправе отклонить ходатайство. Если судебное разбирательство не возбуждено заявителем в течение 15 дней после обеспечения судом сохранности доказательств, он вправе их отменить.

Во многих странах, и Китай не исключение, есть также административные ведомства, рассматривающие дела в сфере интеллектуальной собственности посредством административных процедур, - применительно к авторским правам в КНР – это Государственное управление по авторским правам (National Copyright Administration), - а также апелляционные органы, рассматривающие иски о недействительности интеллектуальных прав. Поэтому, как уже стало понятно, наряду с тем, что Народные суды КНР правомочны рассматривать как административные [30. С. 58-63; 31. С. 347-380], так и гражданские споры в сфере интеллектуальной собственности, особенностью механизма обеспечения соблюдения прав интеллектуальной собственности Китая (хотя и нередкой в принципе) является так называемая система «двойственного пути» (“double track” system) [32], в рамках которой можно возбудить иск против нарушителя непосредственно в суде (судебный путь) или обратиться для разрешения споров в компетентный административный орган (административный путь). При этом административная процедура не является обязательной предшествующей судебному разбирательству ступенью урегулирования.

В рамках мер административной ответственности в случае, когда вышеуказанными действиями лица (лиц) наносится вред общественным интересам, можно требовать:

· прекращения акта нарушения;

· конфискации доходов, полученных в результате нарушения;

· конфискация и уничтожение незаконных копий произведения, нарушающих авторские права, и

· наложение штрафа: если незаконные доходы от правонарушения составляют более 50 тыс. юаней, налагается штраф в размере не менее полученного в результате правонарушения дохода и не более 5-тикратного размера такого дохода; если незаконных доходов нет или они составляют менее 50 тыс. юаней, налагается штраф в размере не более 250 тыс. юаней в зависимости от серьезности обстоятельств.

· при наличии серьезных оснований Государственное управление по авторским правам может также конфисковать все предметы (материалы, инструменты, оборудование), применяемые для производства незаконных копий произведения [32].

Наличие состава преступления приводит к привлечению правонарушителя Судом к уголовной ответственности (ст. 48 Закона 1990 г.), например, в рамках ст. 48 Закона 1990 г. в случаях, когда незаконно:

· издает книги, не учитывая, что исключительные права на это имеются у другого лица (лиц);

· воспроизводит и распространяет звукозаписи к видеозаписи исполнения (публичного доведения исполнения) до публики в сети Интернет без разрешения исполнителя (кроме случаев, когда Закон 1990 г. это позволяет);

· воспроизводит, распространяет, осуществляет трансляцию, показ, компилирует, доводит до публики в сети Интернет созданные другим(и) лицом(-ами) произведения без разрешения правообладателя (кроме случаев, когда Закон 1990 г. это позволяет);

· воспроизводит и распространяет либо доводит до публики в сети Интернет без разрешения производителя видео- и звукозаписи, сделанные другим(и) лицом(ами) (кроме случаев, когда Закон 1990 г. это позволяет);

· воспроизводит о осуществляет вещание теле- или радиопрограммы ТВ или радиовещательной станции без их разрешения (кроме случаев, когда Закон 1990 г. это позволяет);

· уничтожает или создает (с умыслом) средства обхода и таким образом обходит без разрешения правообладателя технические меры (способы), принимаемые правообладателем для защиты авторских (смежных) прав на произведение, видео- ил звукозапись (кроме случаев, когда Закон 1990 г. это позволяет);

· меняет или удаляет (с умыслом) без разрешения правообладателя информацию об управлении электронными правами на произведение, видео- или звукозапись (кроме случаев, когда закон (административные регламенты) это позволяет);

· производит или продает произведения, подделав подписи другого лица.

Совершаемые в корыстных целях, эти действия формируют состав уголовного преступления тогда, когда получаемый от них незаконный доход достигает особо крупных размеров и имеются иные серьезные обстоятельства (причинение вреда общественным интересам и пр.). Нарушителя ждет штраф и лишение свободы на срок до семи лет .

Кроме того, например, согласно ст. 153 Уголовного кодекса КНР 1979 г. [33; 34. С. 151-199; 35. C. 215–229] (в ред. 1997 г.) (далее – УК КНР) контрабанда товаров и предметов иных чем оружие, боеприпасы, ядерные материалы, фальшивая валюта или порнография (кинофильмы, видео- и аудиокассеты, картинки, иная печатная и сходная с ней продукция) - подлежит наказанию, которое зависит от обстоятельств и их тяжести следующим образом:

· лишение свободы на срок, превышающий 10 лет или пожизненно (ПЛС), и штраф в размере неуплаченных налогов от суммы «один к одному» до «один к пяти» (при неуплате налогов в размере менее 500 тыс. юаней) и с конфискацией имущества (при неуплате налогов в размере более 500 тыс. юаней). При особых отягчающих обстоятельствах ПСЛ или смертная казнь применяются одновременно с конфискацией имущества (ч. 4 ст. 151 УК КНР);

· при уклонении от уплаты налогов в сумме от 150 тыс. юаней до 500 тыс. мерой наказания является лишение свободы (от 3 до 10 лет) и штраф от одного до пятикратного размера неуплаты. В случае наличия отягчающих обстоятельств производится заключение под стражу на срок более 10 лет или бессрочно с взиманием штрафа в размере неуплаченных налогов от суммы «один к одному» до «один к пяти» или конфискация имущества ;

· лишение свободы (тюремное заключение/арест - до 3 лет) или штраф в размере неуплаченных налогов от суммы «один к одному» до «один к пяти» (при неуплате налогов в в размере от 50 тыс. юаней до 150 тыс. юаней);

· если перечисленные выше преступления совершаются организацией, ее штрафуют, а ее руководители (иные лица, непосредственно отвечающие за совершение действий, выразившихся в совершении преступления(-й)) наказываются лишением свободы (арестом ) до 3 лет; при отягчающих обстоятельствах – 3- 10 лет; при особо отягчающих обстоятельствах - более 10 лет.

Если контрабандные действия производились неоднократно, а наказание не было назначено, наказание этих преступных действий будет определяться суммой неуплаченных налогов, исчисляемых по совокупности контрабандных товаров и предметов.

В соответствии с таможенными правилами КНР [16] импорт и экспорт нарушающей права ИС продукции запрещен, а ст. 91 Таможенного кодекса КНР [29. С. 49-56] предусматривает конфискацию нарушающих права ИС экспортируемых или импортируемых грузов.

Это положение реализуется на практике после регистрации правообладателем его прав на объекты ИС в таможне и получения там сертификата на 7 лет с возможностью его продления еще на 7 лет. Обладатель такого сертификата при возникновении подозрения о подготовке к ввозу в КНР товара, изготовленного с нарушением его прав, вправе (как и в Индии [36. С. 1-17], и в ЮАР [37. С. 227-236]) в целях защиты своих прав подать в таможню заявление об этом. Последняя, получив подтверждение заявленного факта при проведении таможенного расследования, вправе наложить штраф и произвести конфискацию или уничтожение незаконного товара.

Как и в других странах БРИКС после предоставления права, защищаемого патентом на изобретение, например, любое лицо несет ответственность за его нарушение и может быть привлечено к ответственности в случае совершения им в коммерческих целях таких действий относительно запатентованных продукта, процесса или полученного в ходе этого процесса продукта, как использование, продажа (ее предложение), импорт или изготовление (для продукта).

Способы защиты патентных прав в Китае определены в гл. VII Закона 1984 г. в виде возможности судебного, административного и внесудебного разбирательств. При отсутствии соглашения (намерения сторон участвовать в переговорах) любая из них может обратиться с иском в Народный суд или заявлением о проведении разбирательства в органе патентного регулирования (SIPO).

SIPO обладает юрисдикцией в отношении рассмотрения заявлений относительно предполагаемых нарушений Закона 1984 г. Подведомственный SIPO Совет по пересмотру патентов (Patent Reexamination Board under the SIPO, далее - Совет) отвечает за удовлетворение ходатайств о признании недействительности выданных патентов по итогам судебных решений или апелляций на действия Управления по патентам Государственного совета КНР – основного исполнительного органа в области выдачи патентов в КНР. Совет состоит из экспертов в области техники и юристов, назначаемых Департаментом Управления по патентам Госсовета КНР. Председатель Совета одновременно старший член Совета и глава Департамента Управления по патентам Госсовета КНР. Далее система обжалования административного решения - в Пекинский Суд по интеллектуальным правам – затем в Народный суд высшей ступени г. Пекина – затем в Верховный народный суд (рис. 4). Обращение в Совет в период судебного разбирательства с ходатайством о признании недействительности патента не приостанавливает судебного процесса.

Рис. 4. Система обжалования решений SIPO

Источник: Wanli Cai. Op. cit.

Так, в русле административной процедуры и гражданского процесса возможны следующие действия посредством распоряжений SIPO на основе Закона 1984 г.:

· установленный факт нарушения патентных праввлечет незамедлительное прекращение незаконных действий . Обжалование этого решения возможно в Народном суде в срок до 15 дней после его получения. Если сторона не реализовала право на обжалование, после указанного срока решение SIPO должно быть выполнено или добровольно, или принудительно (через решение Народного суда);

· проводящий разбирательство орган патентного регулирования по согласию сторон вправе инициировать процесс медиации по установлению размера компенсации причинения вреда при нарушении патентных прав; отсутствие согласия по итогам медиации возвращает стороны к необходимости обращения в Суд согласно процедуре ГПК (ст. 60 Закона 1984 г.). Возмещаемый вред включает в себя убытки за нарушение патента, которые должны исчисляться исходя из фактически понесенных патентообладателем убытков . В случаях, когда последние установить затруднительно, их размер и возмещение оценивается, исходя из размера полученной при нарушении патентных прав прибыли . Когда трудно определить и понесенные убытки, и полученную прибыль, возмещение рассчитывается на основе размера, кратного роялти патентной лицензии, если таковой имеется. В тех случаях, когда трудно рассчитать потери патентообладателя, прибыль, полученную нарушителем, и сумму лицензионного вознаграждения за выдачу патентной лицензии, Суд может на основе таких факторов, как тип патента, характер и обстоятельства нарушения, определить сумму ущерба от 10 тыс. юаней до 1 млн юаней (от ок. 1200 до 120 тыс. долл. США);

· Суд может, по просьбе патентообладателя, включить разумные расходы , понесенные в ходе расследования и прекращения нарушения, в присужденный ущерб ;

· в случаях подделки патентов ст. 63 Закона 1984 г. предусматривает одновременно с гражданской ответственностью наложение обязанностина нарушителя (распоряжением органа патентного регулирования) исправить текущее положение . При этом одновременно с конфискацией незаконно полученного дохода возможно наложение штрафа в сумме, превышающей незаконный доход до четырех раз, а при его отсутствии - до 200 тыс. юаней;

· при наличии у владельца патента доказательств нарушения его прав (планирования таких действий) и необходимости своевременной остановки (предотвращения) этих нарушений, способных привести неисправимый ущерб его правам, обладатель патентных прав может до начала любого судебного разбирательства просить суд издать судебный приказ о прекращении совершаемого или о предотвращении будущего правонарушения либо принять меры по сохранению его имущества (собственности), например, путем наложения ареста на имущество нарушителя его прав;

· в случае, когда имеются основания полагать, что доказательства совершаемого (предполагаемого) правонарушения могут быть утрачены, уничтожены или получить в будущем их будет трудно, обладатель авторского или смежного права может до начала судебного разбирательства обратиться в суд с ходатайством об издании судебного приказа о сохранении доказательств .

Наличие состава уголовного преступления является основанием привлечения правонарушителя к уголовной ответственности в виде тюремного заключения до 3 лет. Так, например, когда граждане или организации КНР хотят получить патент на изобретение, созданное за рубежом, они должны пройти экспертизу, которая должна ответить на вопрос, есть ли в сведениях, отраженных в патентной заявке, секретная информация. Если это предписание не будет выполнено, и заявка будет содержать секретную информацию, разгласившие ее лица (заявители) будут уголовно ответственны за разглашение государственной тайны по Закона КНР «О защите государственной тайны» 1988 г. (в ред. 2010 г.) [38, 39], которое согласно ст. 111 УК РФ влечет наказание вплоть до смертной казни.

При этом также, как и в Индии, и в ЮАР, в законодательстве КНР предусмотрены действия, не являющиеся нарушением патентных прав: использование патентов для продажи, предложения к продаже, импорта защищенной патентом (или изготовленной запатентованным способом) и законно приобретенной у обладателя патентных прав продукции, в научных исследованиях (опытах) и др. (ст. 69 Закона 1984 г.). При этом любое лицо, в коммерческих целях использующее или продающее запатентованный (полученный запатентованным способом) продукт, но не знающее об отсутствии на это разрешения владельца патента, не признается ответственным по возмещению ущерба последнему, если имеются доказательства получения им этого продукта на законных основаниях.

Относительно гражданского процесса нужно сказать, что в национальных традициях Китая не принято за разрешением гражданских дел обращаться в суд, а предпочтение отдается иным (примирительным, согласительным) методам решения спорных вопросов [15. С. 102-110]. Поэтому, как отмечалось выше, и как отмечалось нами в наших предыдущих работах [7. С. 16-20], ГПК КНР (как и новый ГПК Бразилии [17]) содержит предписания (гл. 8), согласно которым перед рассмотрением гражданских дел Народные суды стараются примирить стороны на основе принципов доброй воли, конкретности фактов, разграничения правды от неправды. В гражданских делах проводимый Судом процесс медиации может происходить на любой стадии судебного разбирательства: до его начала - сразу после поступления иска (ст. 122, 133), в его ходе - до вынесения решения (ст. 142), на этапе принятого решения– законнойвозможности его обжалования (ст. 172).

Тем не менее, если истец решил обратиться в Народный суд, в делах о нарушении авторских прав иск подается в Народный суд средней (реже базовой) ступени по месту: совершения правонарушения; хранения контрафактных произведений, товаров и пр., конфискации или ареста последних или по месту жительства правонарушителя.

В делах из нарушений патентов иски подаются в Народный суд обычно средней (реже высшей) ступени по месту жительства правонарушителя или месту совершения правонарушения. Последнее включает в себя как место, где фактически совершен акт нарушения в виде изготовления, продажи, использования или импорта продуктов, нарушающих патентные права, так и место, в котором наступают последствия причиненного правонарушением ущерба. Судами первой инстанции, рассматривающими дела о нарушении патентов в Пекине, Шанхае и провинции Гуандун (Шэньчжэнь исключен), судами первой инстанции выступают Суды по интеллектуальной собственности этих городов.

Срок исковой давности в обоих случаях составляет 2 года с момента, когда истец узнал (должен был узнать) о нарушении его прав.

Гражданско-процессуальный кодекс определил в ст. 64, что стороны являются ответственными за представляемые ими доказательства в качестве обоснований их требований. Иными словами, чтобы избежать ответственности каждая из сторон обязана доказать те факты, на которые сама указывает.

Таким образом, истец в делах о нарушении авторских прав должен представить доказательства, подтверждающие его иск против нарушителя и подтверждающие его требование о возмещении ущерба.

В тех случаях, когда ответчики - издатели или производители незаконных копий произведения не могут доказать наличие у них разрешения на такие публикации или изготовление таких копий или когда изготовители копий кинофильмов или произведений, созданных способами, аналогичными изготовлению кинематографических произведений, компьютерного программного обеспечения, аудио- или видеозаписи, не могут доказать законность изготавливаемых ими произведений, они подлежат юридической ответственности.

В патентных спорах истец должен представить доказательства, подтверждающие его иск против нарушителя его прав и его требования о возмещении ущерба.

Бремя доказывания возлагается на ответчика, если судебный процесс касается патента на производство нового продукта, поданного на регистрацию после 1 января 1993 г. Поэтому в случае предъявления лицу обвинения в нарушении патента на производство нового продукта ответчик, отрицающий обвинение, должен представить доказательства того, что его продукт не изготовлен с использованием запатентованного процесса. В отношении споров о нарушении прав из патентов на процесс, поданных до 1 января 1993 г., бремя доказывания лежит на ответчике независимо от того, идет ли речь о производстве нового продукта или нет. Порядок разделения обязанности по предъявлению доказательств сформулирован в положении Верховного народного суда КНР «О доказательствах в гражданском процессе», принятом 6 декабря 2002 г. и вступившем в действие с 1 апреля 2002 г. [40. С. 44].

При этом ст. 64 ГПК КНР обязывает Народный суд собрать доказательства, которые объективно не способна собрать сторона, но которые необходимы ему для рассмотрения дела (абз. 2).

К числу доказательств относятся согласно ст. 63 ГПК: письменные и вещественные доказательства, протоколы осмотров, аудио-, видеоматериалы и электронные данные, объяснения сторон, показания свидетелей и мнения экспертов. К числу сходств черт китайского гражданского процесса с российским относят одинаковые принципы (на современном этапе или ретроспективно), такие как: процессуальное равенство сторон, добросовестность, возможность участвовать в процессе на родном языке, законность, объективная истина и др. и схожие производства (особое, приказное, упрощенное). Вместе с тем реформа 2013 г. имела итогом привнесение в гражданский процесс Китая новых элементов, уже известных другим правовым системам – рассмотрение в особом порядке дел по мелким искам, искам из злонамеренности и по защите общественного интереса и др. [41. С. III-VIII; 15. С. 102-110; 10. С. IX-XIV]. Есть и другие отличия: гражданский процесс Китая сохранил коллегиальный порядок (с участием народных заседателей) при рассмотрении дел в суде первой инстанции; судопроизводство Китая, по-прежнему, базируется на признании наличия объективной истины (ст. 7 ГПК КНР), поэтому процесс не состязательный, а следственный с элементами состязательности (т.е. смешанный). Так, например, суд отвечает за сбор доказательств по делу и назначение экспертизы (соответственно ст. 64 и 76 ГПК КНР). Вместе с тем судебный процесс предусматривает обмен сторон документами состязательного характера, совершаемый, однако, не самостоятельно сторонами, а при посредничестве суда (ст. 125 ГПК КНР).

К особенностям устройства гражданского процесса следует отнести децентрализацию процессуального законодательства на основе ст. 16 ГПК КНР, согласно которой народные представители районов национальных автономий вправе на своих собраниях разработать на базе основных принципов Конституции и ГПК КНР положения гражданского процесса, учитывающие местные национальные особенности.

ГПК КНР предусматривает приостановление (временную остановку судебного разбирательства) и прекращение (форму окончания судебного разбирательства без вынесения судебного решения) производства по делу (§ 4 гл. 12 «Общее производство в суде первой инстанции») и т.д.

Исковое производство в судах первой инстанции традиционное для разбирательств по защите ИС, имеет следующие стадии. Согласно § 1 гл. 12 ГПК возбуждается дело; проводятся подготовительные мероприятия – о времени судебного разбирательства извещаются стороны, им разъясняются их права (§ 2 гл. 12 ГПК); согласно порядку, обозначенному в ст. 124 ГПК КНР проводится судебное разбирательство; по его окончании выносится судебное решение, иногда разбирательство приостанавливается или откладывается (ст. 132 и 136 ГПК КНР), иногда прекращается (ст. 137 ГПК КНР).

Одной из идей, отраженных в реформированном ГПК, явилась гарантия права сторон на подачу апелляций (ст. 199 ГПК КНР) и т.д.

Надзор за соблюдением законности в области судопроизводства осуществляет Народная прокуратура (ст. 14 ГПК КНР). Проведенная в 2013 г. реформа ГПК расширила надзорные полномочия Прокуратуры относительно гражданского судопроизводства. Прежняя формулировка о праве надзора прокуратуры «за решениями по гражданским делам» была заменена новой – «за гражданскими исками», что свидетельствует о распространении правового надзора на исполнительное судопроизводство по гражданским делам. На основании действующей редакции ГПК Народная прокуратура, выявив новые доказательства (способные повлиять на уже принятое судом решение), ошибки или мировые соглашения (способные нанести вред интересам государства или общества) обязана произвести процессуальный отвод вынесенным и вступившим в законную силу решениям Народных судов всех ступеней [25. С. 33-40].

Что касается уголовного процесса , он основывается и отвечает положениям Конституции, согласно ст. 37 которой никого из нельзя арестовывать без постановления Народных судов или санкции Прокуратуры. Разбирательство дел ведется открыто (кроме указанных в законе случаев), обвиняемые вправе защищаться (ст. 124). Органы общественной безопасности, Народные суды и прокуратуры в уголовных делах раздельно несут ответственность за свои действия, но последние должны быть скоординированы и согласованы в целях эффективного проведения в жизнь закона (ст.135 Конституции, ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса КНР 1979 г. [42] (далее - УПК 1979 г.)).

Редакцией 1996 г. (в силе с 1997 г.) УПК КНР гарантии прав личности в суде усилены (перестали действовать Положение КНР об арестах и задержаниях, Постановления ПК ВСНП «О порядке срочного вынесения судебных решений в отношении преступников, серьезно нарушающих общественный порядок» и «О сроках разрешения уголовных дел»). Как и гражданский, уголовный процесс осуществляется на принципах независимости судов и равноправия граждан (ст. 4), коллегиальности рассмотрения дел (ст. 147) и праве граждан пользоваться родным языком в судебном процессе. Несмотря на это на период предыдущей редакции уголовный процесс все еще носил обвинительный характер. Так, например, в этой связи в отечественной литературе отмечалось [43], что китайское законодательство ранее не включало в оборот положений о праве только по суду признавать лица виновными в преступлении. Вместо этого УПК устанавливал положение, по которому виновность определяли органы общественной безопасности или Народная прокуратура на стадии предварительного следствия, следствием чего явилось отсутствие презумпции невиновности и превращение подозреваемого в совершении преступления в обвиняемое лицо с момента возбуждения уголовного дела.

В ред. УПК от 1997 г. была отменена упрощенная процедура ведения дел с возможным наказанием в виде смертного приговора, и установлены новые правила общения защитника с обвиняемым, консультации которых теперь стали возможны не за 7 дней до начала суда, а с начала процесса, что было нереально до 1997 г. (110 УПК КНР 1979 г. в первонач. ред.), поэтому в 98,91% уголовных дел подозреваемые на первом допросе признавались в совершении преступления, т.к. не могли (психологически/физически) сопротивляться давлению органа расследования [44]. С 1997 г. задержанные получили право только на юридические консультации до предъявления обвинения (на этапах проведения первого допроса или применения задержания. По сути, это не является помощью защитника в полном смысле этого слова, поскольку на практике адвокат вступает в дело как защитник лишь после того, как лицу, оказавшемуся под следствием, предъявлено обвинение (ст. 96 УПК в ред. 1996 г.).

Редакция УКП 2012 г. [45] усилила процессуальный статус защитника в уголовном процессе, его участие и права в отдельных стадиях уголовного судопроизводства. Так, например, изменен порядок встреч обвиняемого с адвокатом, появилось право и правила частичного ознакомления адвоката с материалами уголовного дела (ст. 38 УПК КНР), проводить адвокатское расследование. Тем не менее, право подозреваемого (обвиняемого) знакомиться с материалами уголовного дела в полном объеме не поддерживается китайской практикой по причине того, что, получив информацию, соучастники преступления способны сговориться о своих показаниях и повлиять на свидетелей для изменения их показаний или отказа от них в суде. При этом, теперь согласно ст. 12 УПК ни одно лицо не может быть признано виновным, если на то не имеется законного решения Народного суда. Однако китайские правоведы подчеркивают проблему низкого качества осуществления защиты в КНР [45; 46; 47. С. 34-42].

Вопросам правового регулирования процедуры до судебного заседания посвящены главы I-III Части 2 УПК КНР, касаясь возбуждения дела (гл. I), расследования (гл. 2) и предъявления обвинения (гл. III). Все досудебные действия (права возбуждать и расследовать уголовные дела, применять меры принуждения и иные процессуальные действия – собирать доказательства, в том числе осматривать место происшествия, документы, предметы (напр., орудие преступления), вести допросы, проводить обыски, арестовывать вещественные доказательства и подозреваемых, назначать экспертизы и пр. - это прерогатива органов общественной безопасности (ст. 2 УПК КНР), а ст. 106 УПК КНР, основным носителем указанных полномочий называет также не следователя, но органы общественной безопасности, и Народную прокуратуру. И те, и другие, не подпадают под прокурорский надзор.

Орган общественной безопасности, считая расследование завершенным, составляет рекомендацию в письменной форме о начале судебного преследования (аналог обвинительного заключения) и, сформировав в комплекс с материалами по делу, отправляет его в Прокуратуру, одновременно извещая защитника и подозреваемого о том, что расследование окончено (ст. 160 УПК КНР). Имеющий следственные полномочия Прокурор на основе полученных материалов предъявляет обвинении, и направляет дело в Суд (ст. 166 УПК КНР) [48. С. 87-91].

Что касается рассмотрения дела в суде (Часть 3 УПК КНР, предусматривающая организацию судебного процесса (гл. I), рассмотрение дел в судах базовой (гл. II) и средней (гл. III) ступени), повторное рассмотрение приговоров к смертной казни (гл. IV) и судопроизводство в порядке надзора (гл. V)), хотя самые значительные изменения касаются состязательности сторон и проверки судом достоверности доказательств и свидетельских показаний, как отмечается китайскими правоведами [49. С. 137-138], реформа уголовно-процессуального законодательства Китая не повышает способности судьей при рассмотрении ими доказательств и их аутентификации и анализе, все еще составляя проблему правоприменительной деятельности.

Согласно ст. 42 УПК КНР все факты, касающиеся обстоятельств дела, считаются доказательствами, которые могут быть разделены на семь категорий: 1) вещественные и документальные; 2) свидетельские показания; 3) заявления потерпевших; 4) оправдания (заявления) подозреваемых (подсудимых); 5) заключения экспертов; 6) протоколы допросов (проверок); 7) аудио- и видео материалы. При этом прямо говорится, что любое из приведенных выше доказательств может быть использовано в качестве основы для решения дела. Тем самым, по нашему мнению, судья может базировать свое решение не на всей совокупности представленный ему доказательств, а на тех, которые он посчитает более заслуживающими доверия, отмечая, скажем, то, что говорит в пользу подсудимого. Кроме того, отмечается, что в силу недостаточной даже после реформы 2012 г. урегулированности вопроса предоставления суду доказательств свидетелей и экспертов, например, и их оценки, например, вызова в суд свидетелей, если их письменные показания, по мнению суда, нуждаются в проверке (как позволяет заключить проведенное исследование, уголовный процесс в большой степени письменный, так, например, в ст. 46 УПК говорится: «…устные заявления не всегда должны пользоваться доверием»), или назначения провести судебную экспертизу, по поводу которой обвиняемый вправе заявить отвод конкретному эксперту (ст. 25 УПК КНР) и просить о проведении повторной (дополнительной) экспертизы (ст. 90), однако он не имеет права выбирать (назначать) эксперта, формулировать для него вопросы, наблюдать за проведением экспертизы, давать объяснения эксперту и др., предпринимаемые законодателем попытки улучшить ряд институтов УПК, на деле получается не очень хорошо. Так, в ст. 46 опять-таки закреплено, что основным в решении любых дел является получение доказательств, их изучение и проведение расследования. Подсудимого нельзя признать виновным и приговорить к уголовному наказанию на основании только его признания без доказательств; подсудимого можно признать виновным и приговорить к уголовному наказанию только при наличии доказательств (достаточных, надежных), даже при его отказе признавать свою виновность. Относительно показаний свидетеля ст. 47 устанавливает, что они будут учтены при решении Суда только после опроса и перекрестного допроса в Суде, которые проводят представители сторон: с одной стороны, гособвинитель и пострадавший, с другой, подсудимый и адвокат. Если в ходе процесса Судом установлено, что эти свидетельские показания несут умышленно ложную информацию, либо скрывают улики, он решает дело согласно закону.

По итогу судебного разбирательства Суд выносит судебный приговор (напр., ст. 3 УПК). Cт. 149 УПК говорит об этом так: «После слушаний и совещания коллегия должна принять решение. В отношении сложных, трудных или серьезных дел, по котором коллегия затрудняется принять решение, она передает дело Председателю Суда для решения, следует ли послать его в Судебный комитет для принятия решения. Последнее является обязательным для исполнения Коллегией.

Таким образом, мы видим широкий и сходный с предлагаемыми в других странах БРИКС [47. С. 34-42; 37. C. 227-236; 36. С. 1-17] спектр мер разноотраслевого регулирующего воздействия на нарушителей прав интеллектуальной собственности, оставляющий лицу, чьи права нарушены, право выбора тех из них, которые он посчитает более соответствующими своей ситуации.

Библиография
1.
Беликова К.М. Правовое регулирование системы выработки и распространения научной и технической информации в Китае (опыт стран БРИКС) // Социально-политические науки. – 2019. – №
2.
– С. 99-107. 2. Закон КНР «Об авторском праве» (принят на 15-м заседании Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей 7-го созыва 7 сентября 1990 г.). URL: http://chinalawinfo.ru/civil_law/law_ copyright (дата обращения: 05.05.2019).
3.
Copyright Law of People's Republic of China (Adopted at the 15th Meeting of the Standing Committee of the Seventh National People's Congress on September 7, 1990 and promulgated by Order No.31 of the President of the People’s Republic of China on September 7, 1990; amended according to the Decision on Amending the Copyright Law of the People's Republic of China at the 24th Meeting of the Standing Committee of the Ninth National People's Congress on October 27, 2001). URL: http://www.npc.gov.cn/englishnpc/Law/2007-12/12/content_1383888.htm (дата обращения: 07.04.2019)
4.
Положение о применении Закона «Об авторском праве» КНР 2002 г. в ред. 2013 г. (Implementing Regulations of the Chinese Copyright Law was enforced on September 15, 2002, amended on January 30, 2013).
5.
Закон КНР «О патентах» (принят на 4-м заседании Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей 6-го созыва 12 марта 1984 г.). URL: http://chinalawinfo.ru/civil_law/law_patent (дата обращения: 05.05.2019).
6.
Patent Law of the People's Republic of China (adopted at the 4th Meeting of the Standing Committee of the Sixth National People's Congress on March 12, 1984, amended by: Decision of the Standing Committee of the Seventh National People's Congress on Amending the Patent Law of the People's Republic of China at its 27th Meeting on September 4,1992; Decision of the Standing Committee of the Ninth National People's Congress on Amending the Patent Law of the People's Republic of China adopted at its 17th Meeting on August 25, 2000; Decision of the Standing Committee of the Eleventh National People's Congress on Amending the Patent Law of the People's Republic of China at its 6th Meeting on December 27, 2008). URL: http://english.sipo.gov.cn/laws/lawsregulations/201101/t20110119_566244.html (дата обращения: 05.05.2019).
7.
Беликова К.М., Ахмадова М.А., Ромазанов А.А. Законодательные основы медиации (посредничества) как примирительной (согласительной) процедуры при урегулировании споров в Китае. // Российский судья. – 2015.-№ 7. – С. 16-20.
8.
Национальные особенности и перспективы унификации частного права стран БРИКС: учебник: в 2 т. Т. 2 / под ред. д.ю.н., проф. К.М. Беликовой. – М.: РУДН, 2015. – С. 376-384, 459-472, 503-511 (582 с.).
9.
Law of the People's Republic of China on the Organization of People's Courts (Revised in 2018). URL: https://hk.lexiscn.com/law/law-english-1-3334749-T.html?crid=366a3113-a099-2a4d-101a-cd14e09ab970&prid=e90018af-d965-6b4e-0d0a-0eb706d36cd4 (дата обращения: 09.06.2019)
10.
Халатов С.А. Гражданский процесс Китая. Опыт для России (вместо предисловия). // Гражданский процессуальный кодекс КНР: пер. с кит. Бажанова П.В. / под ред. С.А. Халатова. – М.: Инфотропик Медиа, 2014. – С. IX-XIV (144 с.).
11.
Саидов А.Х. Вступит. статья в пер. конституции КНР // Конституции государств Азии: в 3-х т. – Т. 1. Западная Азия / Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; под ред. Т.Я. Хабриевой. – М.: Норма, 2010. – С. 221–223.
12.
Пономарева О.С. Передвижные отделения Высокого суда ЮАР. // Сравнительно-правовые аспекты правоотношений гражданского оборота в современном мире: сборник статей Международной научно-практической конференции памяти В.К. Пучинского. Москва, 13 октября 2017 г. / под ред. Е. Е. Фроловой, Е. П. Русаковой. – М.: РУДН, 2017. – С. 207-215 (552 с.).
13.
Марчук Н.Н. Обязательный прецедент в судебной реформе в Бразилии. // Вестник РУДН, серия Юридические науки. – 2013.-№ 3. – С. 179-190.
14.
First-time Revisions to the Law on the Organization of People's Courts and to the Law on the Organization of People's Procuratorates Fully Affirm and Consolidate Fruits of the Judicial Reform. URL: https://hk.lexiscn.com/latest_message.php?access=show_detail&id=311106 (дата обращения: 09.06.2019)
15.
Сапега А.В. Особенности гражданского судопроизводства в Китайской Народной Республике. // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. – 2012.-№ 4(61). – С. 102-110.
16.
Махров А.В. Об охране и защите прав интеллектуальной собственности в Китае. URL: http://www.russchinatrade.ru/assets/files/ru-useful-info/Intelektual_sobstvennost.pdf (дата обращения: 08.06.2019)
17.
Беликова К.М. Гражданский процесс на страже литературных и др. произведений, содержащих научную информацию, охраняемых авторским правом Бразилии (подходы стран БРИКС). // Проблемы экономики и юридической практики. – 2019.-№ 3 (в печати).
18.
Бажанов П. В Китае созданы суды по интеллектуальным правам. 02/09/2014. URL: https://cnlegal.ru/civil_criminal_administrative_procedure/intellectual_property_courts/ (дата обращения: 09.06.2019)
19.
Judicial System. // Enforcement of Intellectual Property Rights. URL: https://www.ccpit-patent.com.cn/node/1088 (дата обращения: 09.06.2019)
20.
Разрешение споров в сфере интеллектуальной собственности. Доклад ICC о действующих в мире специализированных судах по интеллектуальным правам / Международная торговая палата (ICC), 2016.-С. 11. URL: iccbooks.ru/upload/iblock/402/402fae44939769a4b61225ae6bea8cbe.pdf (дата обращения: 11.05.2019)
21.
Wanli Cai. Legal Systems and Practice of Intellectual Property Protection in Japan and China: A Comparative Analysis. // Asian Journal of Innovation and Policy. 2018. Apr, 7(1): 190-206. DOI: http://dx.doi.org/10.7545/ajip.2 018.7.1.190. URL: http://kpubs.org/article/articleMain.kpubs?articleANo=GSHSS5_2018_v7n1_190 (дата обращения: 09.06.2019)
22.
Беликова К.М. Монетизация морали как правовой способ защиты интеллектуальной собственности. // Право и политика.-2018.-№ 12.-С. 1-11. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.12.28311. URL: http://e-notabene.ru/plp/article_28311.html (дата обращения: 07.02.2019)
23.
Мироненко В. Apple оштрафовали в Китае за нарушение авторских прав на $165 000. 29.12.2012. URL: https://3dnews.ru/639728 (дата обращения: 09.06.2019)
24.
Гражданский процессуальный кодекс Китайской Народной Республики (Принят на 4-й сессии Всекитайского собрания народных представителей седьмого созыва 9 апреля 1991 г. Опубликован Указом Председателя Китайской Народной Республики № 44 от 9 апреля 1991 г. Вступил в силу с 9 апреля 1991 г.). URL: http://legal-way.ru/iss09.php (дата обращения: 09.06.2019). Решение «О внесении изменений в ГПК КНР» от 28 октября 2007 г. вступило в силу с 1 апреля 2008 г.
25.
Ха Шуцзюй. Новые тенденции развития гражданско-процессуальной системы КНР. // Lex Russica.-2014.-№ 1.-Том LXXXVI. – С. 33-40. URL: https://www.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=27419 (дата обращения: 10.06.2019).
26.
Вступительное слово И.В. Решетниковой к Гражданскому процессуальному кодексу КНР (пер. с кит. Бажанова П. / под ред. С.А. Халатова.) – М: Инфотропик Медиа, 2014.-С. III-VIII (144 с.).
27.
Бажанов П. Интеллектуальная собственность в Китае. // Ведение бизнеса в Китае: правовые аспекты. Выпуск 1. Обзор правовой среды для бизнеса.: кн. для юристов, сопровождающих бизнес.-М.: Инфотропик Медиа, 2015. – С. 46 и сл. (212 с.) (Документ предоставлен КонсультантПлюс, дата сохранения: 26.08.2015).
28.
Беликова К.М. Охрана и защита авторских и смежных прав в России, Индии и Китая. // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. – 2015.-№ 4. – C. 55-66.
29.
Островский А.В. Стратегия интеллектуальной собственности Китая. // Правовая информатика. – 2015.-№ 1. – С. 49-56.
30.
Гудошников Л.М., Кокорев К.А. О некоторых теоретических аспектах административного права КНР. // Реформы и право. – 2011.-№ 2.-С. 58-63/
31.
Разрешение споров, возникающих  из административных отношений, в Китайской Народной Республике. // Способы разрешения споров в разносистемных правопорядках. / Ю.А. Артемьева и др. Учебное пособие.-М.: «Инфотропик Медиа», 2017. – С. 347-380.
32.
Enforcement of Intellectual Property Rights. IPR protection in China. URL: https://www.ccpit-patent.com.cn/node/1088 (дата обращения: 09.06.2019)
33.
Особенная часть. – См. по адресу https://asia-business.ru/law/law1/criminalcode/code/#3 (дата обращения: 09.06.2019).
34.
Коробеев А.И., Чучаев А.И. Уголовный кодекс Китая: общая характеристика (к 20-летию со дня принятия). // Актуальные проблемы российского права.-2018.-№ 2 (87). – С. 151-199. DOI: 10.17803/1994-1471.2018.87.2.151-199.
35.
Пан, Дунмэй, Гао, Минсюань. 2018. «Становление и развитие китайского уголовного законодательства». Вестник Санкт-Петербургского университета. Право 2: 215–229. https://doi.org/10.21638/11701/spbu14.2018.207.
36.
Беликова К.М. Процессуальные аспекты защиты научной информации в контексте действия законодательства об интеллектуальной собственности в странах БРИКС: опыт Индии. // Право и политика.-2019.-№ 5.-С. 1-17. DOI: 10.7256/2454-0706.2019.5.29684 URL: https:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=29684 (дата обращения: 30.05.2019)
37.
Беликова К.М. Процессуальные аспекты защиты научной информации, содержащейся в произведениях, охраняемых авторским правом, в ЮАР. // Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. – 2019.-№ 3. – C. 227-236.
38.
«О защите государственной тайны»: Закон КНР. Принят на 3-й сессии Постоянного комитета ВСНП КНР 7-го созыва 05.09.1988, обнародован Указом Председателя КНР от 05.09.1988 № 28, изменения и дополнения приняты на 14-й сессии Постоянного комитета ВСНП КНР 11-го созыва 29.04.2010 г.) Цит. по: Манцуров А.Ю. Административно-правовой режим государственной тайны по современному законодательству Китайской Народной Республики. // Вестник МИЭП.-2016.-№ 2 (23).-С. 116-121.
39.
Манцуров А.Ю. Манцуров А.Ю. Правовой институт государственной тайны по современному законодательству Китайской Народной Республики. // Национальная безопасность. – 2016.-№ 4(45). URL: https://www.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=37907 (дата обращения: 09.06.2019)
40.
Гражданский процессуальный кодекс КНР: пер. с кит. Бажанова П. / под ред. С.А. Халатова. – М: Ин-фотропик Медиа, 2014.-С. 44.
41.
Вступительное слово И.В. Решетниковой к Гражданскому процессуальному кодексу КНР (пер. с кит. Бажанова П. / под ред. С.А. Халатова.) – М: Инфотропик Медиа, 2014.-С. III-VIII (144 с.).
42.
Уголовно-процессуальный кодекс КНР: принят на 2-й сессии Всекитайского собрания народных представителей 5-го созыва 1 июля 1979 г. Цит. по: И Юань. Практическое исследование института профессиональной защиты в свете нового Уголовно-процессуального кодекса КНР 2012 года. // Международное уголовное право и международная юстиция. – 2015.-№ 3.-С. 25-29.
43.
Уголовно-процессуальный кодекс КНР – Комментарии. URL: https://asia-business.ru/law/law1/ criminal/procedurallaw5/ (дата обращения: 11.06.2019)
44.
Лю Фанцюань. Внимание к допросу-в основе практики. // Издание уголовного права Китая.-2007.-N 5.-С. 96-104. Цит. по: И Юань. Цит. соч.
45.
Проект внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс КНР (вторые изменения): принят на 5-й сессии Всекитайского собрания народных представителей 11 созыва 14 марта 2012 г., поправки вступили в силу 1 января 2013 г. Цит. по: И Юань. Цит. соч.
46.
Беликова К.М. Фармацевтические продукты в сфере действия патентного права Бразилии: некоторые правовые проблемы и пути их решения до и после присоединения к ВТО. // Право и политика. – 2019.-№ 7 (в печати).
47.
Беликова К.М. Уголовно-процессуальные аспекты защиты научной информации, содержащейся в произведениях, защищаемых авторским правом Бразилии (опыт стран БРИКС). // Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. – 2019.-№ 3.-С. 34-42.
48.
Захарова В. Субъекты досудебного производства в уголовном процессе КНР: процессуальные полномочия. // Право и управление. XXI век. – 2016.-№1(38). – С. 87-91. URL: http://pravo.mgimo.ru/sites/default/files/pdf/014_zaharovavk.pdf (дата обращения: 11.06.2019)
49.
И Юань. Проблемы рассмотрения доказательств по новому УПК КНР. // Социально-политические науки. – 2017.-№ 3. – С. 137-138.
References (transliterated)
1.
Belikova K.M. Pravovoe regulirovanie sistemy vyrabotki i rasprostraneniya nauchnoi i tekhnicheskoi informatsii v Kitae (opyt stran BRIKS) // Sotsial'no-politicheskie nauki. – 2019. – №
2.
– S. 99-107. 2. Zakon KNR «Ob avtorskom prave» (prinyat na 15-m zasedanii Postoyannogo komiteta Vsekitaiskogo sobraniya narodnykh predstavitelei 7-go sozyva 7 sentyabrya 1990 g.). URL: http://chinalawinfo.ru/civil_law/law_ copyright (data obrashcheniya: 05.05.2019).
3.
Copyright Law of People's Republic of China (Adopted at the 15th Meeting of the Standing Committee of the Seventh National People's Congress on September 7, 1990 and promulgated by Order No.31 of the President of the People’s Republic of China on September 7, 1990; amended according to the Decision on Amending the Copyright Law of the People's Republic of China at the 24th Meeting of the Standing Committee of the Ninth National People's Congress on October 27, 2001). URL: http://www.npc.gov.cn/englishnpc/Law/2007-12/12/content_1383888.htm (data obrashcheniya: 07.04.2019)
4.
Polozhenie o primenenii Zakona «Ob avtorskom prave» KNR 2002 g. v red. 2013 g. (Implementing Regulations of the Chinese Copyright Law was enforced on September 15, 2002, amended on January 30, 2013).
5.
Zakon KNR «O patentakh» (prinyat na 4-m zasedanii Postoyannogo komiteta Vsekitaiskogo sobraniya narodnykh predstavitelei 6-go sozyva 12 marta 1984 g.). URL: http://chinalawinfo.ru/civil_law/law_patent (data obrashcheniya: 05.05.2019).
6.
Patent Law of the People's Republic of China (adopted at the 4th Meeting of the Standing Committee of the Sixth National People's Congress on March 12, 1984, amended by: Decision of the Standing Committee of the Seventh National People's Congress on Amending the Patent Law of the People's Republic of China at its 27th Meeting on September 4,1992; Decision of the Standing Committee of the Ninth National People's Congress on Amending the Patent Law of the People's Republic of China adopted at its 17th Meeting on August 25, 2000; Decision of the Standing Committee of the Eleventh National People's Congress on Amending the Patent Law of the People's Republic of China at its 6th Meeting on December 27, 2008). URL: http://english.sipo.gov.cn/laws/lawsregulations/201101/t20110119_566244.html (data obrashcheniya: 05.05.2019).
7.
Belikova K.M., Akhmadova M.A., Romazanov A.A. Zakonodatel'nye osnovy mediatsii (posrednichestva) kak primiritel'noi (soglasitel'noi) protsedury pri uregulirovanii sporov v Kitae. // Rossiiskii sud'ya. – 2015.-№ 7. – S. 16-20.
8.
Natsional'nye osobennosti i perspektivy unifikatsii chastnogo prava stran BRIKS: uchebnik: v 2 t. T. 2 / pod red. d.yu.n., prof. K.M. Belikovoi. – M.: RUDN, 2015. – S. 376-384, 459-472, 503-511 (582 s.).
9.
Law of the People's Republic of China on the Organization of People's Courts (Revised in 2018). URL: https://hk.lexiscn.com/law/law-english-1-3334749-T.html?crid=366a3113-a099-2a4d-101a-cd14e09ab970&prid=e90018af-d965-6b4e-0d0a-0eb706d36cd4 (data obrashcheniya: 09.06.2019)
10.
Khalatov S.A. Grazhdanskii protsess Kitaya. Opyt dlya Rossii (vmesto predisloviya). // Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks KNR: per. s kit. Bazhanova P.V. / pod red. S.A. Khalatova. – M.: Infotropik Media, 2014. – S. IX-XIV (144 s.).
11.
Saidov A.Kh. Vstupit. stat'ya v per. konstitutsii KNR // Konstitutsii gosudarstv Azii: v 3-kh t. – T. 1. Zapadnaya Aziya / Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya pri Pravitel'stve RF; pod red. T.Ya. Khabrievoi. – M.: Norma, 2010. – S. 221–223.
12.
Ponomareva O.S. Peredvizhnye otdeleniya Vysokogo suda YuAR. // Sravnitel'no-pravovye aspekty pravootnoshenii grazhdanskogo oborota v sovremennom mire: sbornik statei Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii pamyati V.K. Puchinskogo. Moskva, 13 oktyabrya 2017 g. / pod red. E. E. Frolovoi, E. P. Rusakovoi. – M.: RUDN, 2017. – S. 207-215 (552 s.).
13.
Marchuk N.N. Obyazatel'nyi pretsedent v sudebnoi reforme v Brazilii. // Vestnik RUDN, seriya Yuridicheskie nauki. – 2013.-№ 3. – S. 179-190.
14.
First-time Revisions to the Law on the Organization of People's Courts and to the Law on the Organization of People's Procuratorates Fully Affirm and Consolidate Fruits of the Judicial Reform. URL: https://hk.lexiscn.com/latest_message.php?access=show_detail&id=311106 (data obrashcheniya: 09.06.2019)
15.
Sapega A.V. Osobennosti grazhdanskogo sudoproizvodstva v Kitaiskoi Narodnoi Respublike. // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke. – 2012.-№ 4(61). – S. 102-110.
16.
Makhrov A.V. Ob okhrane i zashchite prav intellektual'noi sobstvennosti v Kitae. URL: http://www.russchinatrade.ru/assets/files/ru-useful-info/Intelektual_sobstvennost.pdf (data obrashcheniya: 08.06.2019)
17.
Belikova K.M. Grazhdanskii protsess na strazhe literaturnykh i dr. proizvedenii, soderzhashchikh nauchnuyu informatsiyu, okhranyaemykh avtorskim pravom Brazilii (podkhody stran BRIKS). // Problemy ekonomiki i yuridicheskoi praktiki. – 2019.-№ 3 (v pechati).
18.
Bazhanov P. V Kitae sozdany sudy po intellektual'nym pravam. 02/09/2014. URL: https://cnlegal.ru/civil_criminal_administrative_procedure/intellectual_property_courts/ (data obrashcheniya: 09.06.2019)
19.
Judicial System. // Enforcement of Intellectual Property Rights. URL: https://www.ccpit-patent.com.cn/node/1088 (data obrashcheniya: 09.06.2019)
20.
Razreshenie sporov v sfere intellektual'noi sobstvennosti. Doklad ICC o deistvuyushchikh v mire spetsializirovannykh sudakh po intellektual'nym pravam / Mezhdunarodnaya torgovaya palata (ICC), 2016.-S. 11. URL: iccbooks.ru/upload/iblock/402/402fae44939769a4b61225ae6bea8cbe.pdf (data obrashcheniya: 11.05.2019)
21.
Wanli Cai. Legal Systems and Practice of Intellectual Property Protection in Japan and China: A Comparative Analysis. // Asian Journal of Innovation and Policy. 2018. Apr, 7(1): 190-206. DOI: http://dx.doi.org/10.7545/ajip.2 018.7.1.190. URL: http://kpubs.org/article/articleMain.kpubs?articleANo=GSHSS5_2018_v7n1_190 (data obrashcheniya: 09.06.2019)
22.
Belikova K.M. Monetizatsiya morali kak pravovoi sposob zashchity intellektual'noi sobstvennosti. // Pravo i politika.-2018.-№ 12.-S. 1-11. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.12.28311. URL: http://e-notabene.ru/plp/article_28311.html (data obrashcheniya: 07.02.2019)
23.
Mironenko V. Apple oshtrafovali v Kitae za narushenie avtorskikh prav na $165 000. 29.12.2012. URL: https://3dnews.ru/639728 (data obrashcheniya: 09.06.2019)
24.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks Kitaiskoi Narodnoi Respubliki (Prinyat na 4-i sessii Vsekitaiskogo sobraniya narodnykh predstavitelei sed'mogo sozyva 9 aprelya 1991 g. Opublikovan Ukazom Predsedatelya Kitaiskoi Narodnoi Respubliki № 44 ot 9 aprelya 1991 g. Vstupil v silu s 9 aprelya 1991 g.). URL: http://legal-way.ru/iss09.php (data obrashcheniya: 09.06.2019). Reshenie «O vnesenii izmenenii v GPK KNR» ot 28 oktyabrya 2007 g. vstupilo v silu s 1 aprelya 2008 g.
25.
Kha Shutszyui. Novye tendentsii razvitiya grazhdansko-protsessual'noi sistemy KNR. // Lex Russica.-2014.-№ 1.-Tom LXXXVI. – S. 33-40. URL: https://www.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=27419 (data obrashcheniya: 10.06.2019).
26.
Vstupitel'noe slovo I.V. Reshetnikovoi k Grazhdanskomu protsessual'nomu kodeksu KNR (per. s kit. Bazhanova P. / pod red. S.A. Khalatova.) – M: Infotropik Media, 2014.-S. III-VIII (144 s.).
27.
Bazhanov P. Intellektual'naya sobstvennost' v Kitae. // Vedenie biznesa v Kitae: pravovye aspekty. Vypusk 1. Obzor pravovoi sredy dlya biznesa.: kn. dlya yuristov, soprovozhdayushchikh biznes.-M.: Infotropik Media, 2015. – S. 46 i sl. (212 s.) (Dokument predostavlen Konsul'tantPlyus, data sokhraneniya: 26.08.2015).
28.
Belikova K.M. Okhrana i zashchita avtorskikh i smezhnykh prav v Rossii, Indii i Kitaya. // Intellektual'naya sobstvennost'. Avtorskoe pravo i smezhnye prava. – 2015.-№ 4. – C. 55-66.
29.
Ostrovskii A.V. Strategiya intellektual'noi sobstvennosti Kitaya. // Pravovaya informatika. – 2015.-№ 1. – S. 49-56.
30.
Gudoshnikov L.M., Kokorev K.A. O nekotorykh teoreticheskikh aspektakh administrativnogo prava KNR. // Reformy i pravo. – 2011.-№ 2.-S. 58-63/
31.
Razreshenie sporov, voznikayushchikh  iz administrativnykh otnoshenii, v Kitaiskoi Narodnoi Respublike. // Sposoby razresheniya sporov v raznosistemnykh pravoporyadkakh. / Yu.A. Artem'eva i dr. Uchebnoe posobie.-M.: «Infotropik Media», 2017. – S. 347-380.
32.
Enforcement of Intellectual Property Rights. IPR protection in China. URL: https://www.ccpit-patent.com.cn/node/1088 (data obrashcheniya: 09.06.2019)
33.
Osobennaya chast'. – Sm. po adresu https://asia-business.ru/law/law1/criminalcode/code/#3 (data obrashcheniya: 09.06.2019).
34.
Korobeev A.I., Chuchaev A.I. Ugolovnyi kodeks Kitaya: obshchaya kharakteristika (k 20-letiyu so dnya prinyatiya). // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava.-2018.-№ 2 (87). – S. 151-199. DOI: 10.17803/1994-1471.2018.87.2.151-199.
35.
Pan, Dunmei, Gao, Minsyuan'. 2018. «Stanovlenie i razvitie kitaiskogo ugolovnogo zakonodatel'stva». Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Pravo 2: 215–229. https://doi.org/10.21638/11701/spbu14.2018.207.
36.
Belikova K.M. Protsessual'nye aspekty zashchity nauchnoi informatsii v kontekste deistviya zakonodatel'stva ob intellektual'noi sobstvennosti v stranakh BRIKS: opyt Indii. // Pravo i politika.-2019.-№ 5.-S. 1-17. DOI: 10.7256/2454-0706.2019.5.29684 URL: https:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=29684 (data obrashcheniya: 30.05.2019)
37.
Belikova K.M. Protsessual'nye aspekty zashchity nauchnoi informatsii, soderzhashcheisya v proizvedeniyakh, okhranyaemykh avtorskim pravom, v YuAR. // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve. Yuridicheskii zhurnal. – 2019.-№ 3. – C. 227-236.
38.
«O zashchite gosudarstvennoi tainy»: Zakon KNR. Prinyat na 3-i sessii Postoyannogo komiteta VSNP KNR 7-go sozyva 05.09.1988, obnarodovan Ukazom Predsedatelya KNR ot 05.09.1988 № 28, izmeneniya i dopolneniya prinyaty na 14-i sessii Postoyannogo komiteta VSNP KNR 11-go sozyva 29.04.2010 g.) Tsit. po: Mantsurov A.Yu. Administrativno-pravovoi rezhim gosudarstvennoi tainy po sovremennomu zakonodatel'stvu Kitaiskoi Narodnoi Respubliki. // Vestnik MIEP.-2016.-№ 2 (23).-S. 116-121.
39.
Mantsurov A.Yu. Mantsurov A.Yu. Pravovoi institut gosudarstvennoi tainy po sovremennomu zakonodatel'stvu Kitaiskoi Narodnoi Respubliki. // Natsional'naya bezopasnost'. – 2016.-№ 4(45). URL: https://www.nbpublish.com/library_get_pdf.php?id=37907 (data obrashcheniya: 09.06.2019)
40.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks KNR: per. s kit. Bazhanova P. / pod red. S.A. Khalatova. – M: In-fotropik Media, 2014.-S. 44.
41.
Vstupitel'noe slovo I.V. Reshetnikovoi k Grazhdanskomu protsessual'nomu kodeksu KNR (per. s kit. Bazhanova P. / pod red. S.A. Khalatova.) – M: Infotropik Media, 2014.-S. III-VIII (144 s.).
42.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks KNR: prinyat na 2-i sessii Vsekitaiskogo sobraniya narodnykh predstavitelei 5-go sozyva 1 iyulya 1979 g. Tsit. po: I Yuan'. Prakticheskoe issledovanie instituta professional'noi zashchity v svete novogo Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa KNR 2012 goda. // Mezhdunarodnoe ugolovnoe pravo i mezhdunarodnaya yustitsiya. – 2015.-№ 3.-S. 25-29.
43.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks KNR – Kommentarii. URL: https://asia-business.ru/law/law1/ criminal/procedurallaw5/ (data obrashcheniya: 11.06.2019)
44.
Lyu Fantsyuan'. Vnimanie k doprosu-v osnove praktiki. // Izdanie ugolovnogo prava Kitaya.-2007.-N 5.-S. 96-104. Tsit. po: I Yuan'. Tsit. soch.
45.
Proekt vneseniya izmenenii v Ugolovno-protsessual'nyi kodeks KNR (vtorye izmeneniya): prinyat na 5-i sessii Vsekitaiskogo sobraniya narodnykh predstavitelei 11 sozyva 14 marta 2012 g., popravki vstupili v silu 1 yanvarya 2013 g. Tsit. po: I Yuan'. Tsit. soch.
46.
Belikova K.M. Farmatsevticheskie produkty v sfere deistviya patentnogo prava Brazilii: nekotorye pravovye problemy i puti ikh resheniya do i posle prisoedineniya k VTO. // Pravo i politika. – 2019.-№ 7 (v pechati).
47.
Belikova K.M. Ugolovno-protsessual'nye aspekty zashchity nauchnoi informatsii, soderzhashcheisya v proizvedeniyakh, zashchishchaemykh avtorskim pravom Brazilii (opyt stran BRIKS). // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve. Yuridicheskii zhurnal. – 2019.-№ 3.-S. 34-42.
48.
Zakharova V. Sub''ekty dosudebnogo proizvodstva v ugolovnom protsesse KNR: protsessual'nye polnomochiya. // Pravo i upravlenie. XXI vek. – 2016.-№1(38). – S. 87-91. URL: http://pravo.mgimo.ru/sites/default/files/pdf/014_zaharovavk.pdf (data obrashcheniya: 11.06.2019)
49.
I Yuan'. Problemy rassmotreniya dokazatel'stv po novomu UPK KNR. // Sotsial'no-politicheskie nauki. – 2017.-№ 3. – S. 137-138.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - защита научной информации в Китае с позиции процесса сквозь призму действия законодательства об интеллектуальной собственности (опыт стран БРИКС). Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, анализ и синтез, формально-юридический, логика и др. Актуальность обоснована автором и выражается в следующем: «рассмотрим механизмы правовой защиты научной информации, прежде всего, нормами и положениями актов в сфере регламентации прав интеллектуальной собственности. Ведь КНР принято считать основным производителем контрафактной продукции из-за многочисленных нарушений прав на интеллектуальную собственность» и автор обосновывает этот выбор. Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании процессуальных и процедурных (хотя автором это особо не выделяется) защиты «научной информации в Китае… сквозь призму действия законодательства об интеллектуальной собственности». При этом он использует также «опыт стран БРИКС». Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого вида. Автор правильно подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи: Автор отмечает, что «Защита научной информации от разного рода неправомерных действий может осуществляться, по нашему мнению, в судах и в квазисудебном (внесудебном, административном) порядке. Основывается такая защиты на нормативных актах», т.е. «Закон КНР Об авторском праве» 1990 г., Закон КНР «О патентном праве» 1984 г.» и др. Автор правильно и подробно описывает судебную систему «Китая применительно к урегулированию споров из нарушений прав ИС» и показывает, что «в системе гражданских судов были учреждены Суды для рассмотрения дел об интеллектуальной собственности». Автор приводит статистику: «Количество дел, рассмотренных на май 2016 г. Судами по интеллектуальным правам городов Пекин, Шанхай и Гуанчжоу и их дислокация». При этом автор отмечает: «Обжаловать решения и определения Суда по интеллектуальным правам можно было в Народный суд высшей ступени, такими судами для каждого из судов названных городов выступают Народные суды высшей ступени Пекина, Шанхая и Гуанчжоу [18], то есть наряду со специализированными судами были сохранены подразделения, специализирующиеся на вопросах интеллектуальной собственности, в общих судах». На рисунке автор приводит систему судов «Система судов в сфере защиты интеллектуальной собственности Китая» и приводит статистику подачи заявлений, а также показывает «по результатам рассмотрения дел о таких нарушениях авторских прав Народный суд КНР и Суды по интеллектуальным правам могут наложить гражданско-правовые меры ответственности и предписать:· прекратить противоправные действия …;· устранить их последствия …;· принести извинения…;· компенсировать причиненный ущерб» и др. Останавливаясь на Законе, автор отмечает, что «… есть также административные ведомства, рассматривающие дела в сфере интеллектуальной собственности посредством административных процедур, - применительно к авторским правам в КНР – это Государственное управление по авторским правам (National Copyright Administration), - а также апелляционные органы, рассматривающие иски о недействительности интеллектуальных прав». Автором замечена «так называемая система «двойственного пути» (“double track” system) [32], в рамках которой можно возбудить иск против нарушителя непосредственно в суде (судебный путь) или обратиться для разрешения споров в компетентный административный орган (административный путь). При этом административная процедура не является обязательной предшествующей судебному разбирательству ступенью урегулирования». И при этом «мер административной ответственности в случае, когда вышеуказанными действиями лица (лиц) наносится вред общественным интересам». Но не только это, есть и «Наличие состава преступления приводит к привлечению правонарушителя Судом к уголовной ответственности…» и «Нарушителя ждет штраф и лишение свободы на срок до семи лет» и др. меры. Автор останавливается на том, что «Способы защиты патентных прав в Китае определены в гл. VII Закона 1984 г. в виде возможности судебного, административного (SIPO) и внесудебного разбирательств». И рассматривает его, приводя данные ученых и показывает «Система обжалования решений SIPO». Автор отмечает: «Относительно гражданского процесса нужно сказать, что в национальных традициях Китая не принято за разрешением гражданских дел обращаться в суд, а предпочтение отдается иным (примирительным, согласительным) методам решения спорных вопросов [15. С. 102-110]». Однако, если спор дошел до суда, то «Вместе с тем судебный процесс предусматривает обмен сторон документами состязательного характера, совершаемый, однако, не самостоятельно сторонами, а при посредничестве суда (ст. 125 ГПК КНР)» и «Что касается уголовного процесса , он основывается и отвечает положениям Конституции, согласно ст. 37 которой никого из нельзя арестовывать без постановления Народных судов или санкции Прокуратуры». Заканчивая свою статью, автор замечает: «Таким образом, мы видим широкий и сходный с предлагаемыми в других странах БРИКС [47. С. 34-42; 37. C. 227-236; 36. С. 1-17] спектр мер разноотраслевого регулирующего воздействия на нарушителей прав интеллектуальной собственности, оставляющий лицу, чьи права нарушены, право выбора тех из них, которые он посчитает более соответствующими своей ситуации». Библиография представлена достаточная, что позволяет автору правильно определить проблемы, исследовать их и раскрыть предмет статьи. Есть и НПА, статистика, судебная практика, научные публикации, как российских исследователей, так и зарубежных ученых и политических деятелей. Апелляция к оппонентам присутствует. Автор хорошо использует материал других исследователей, да и свои предыдущие публикации, и строит свои выводы. Выводы – работы может быть опубликована, интерес читательской аудитории будет.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"