Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
К вопросу об органах, рассматривающих индивидуальные трудовые споры, неисполнение решений которых влечёт материальную ответственность работодателя
Савин Виктор Тихонович

кандидат юридических наук

профессор, кафедра земельного, трудового и экологического права, Кубанский государственный аграрный университет

350044, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Калинина, 13, каб. 417

Savin Viktor Tikhonovich

PhD in Law

Professor at the Department of Land, Labor and Environmental Law of Kuban State Agricultural University 

350044, Russia, Krasnodarskii Krai krai, g. Krasnodar, ul. Kalinina, 13, kab. 417

svt.2002@mail.ru
Аннотация. Предметом исследования в статье является выяснение малоизученного в научной литературе вопроса об органах, принимающих решения о восстановлении работника на прежней работе, неисполнение которых расценивается основанием возникновения материальной ответственности работодателя, предусмотренную в абз. 3 ст. 234 ТК РФ. При этом основное внимание уделяется органам, определённым федеральными законами, устанавливающими особенности рассмотрения индивидуальных трудовых споров отдельных категорий работников, которые отличаются от юрисдикционных органов, а посему не могут рассматривать трудовые споры в порядке, установленном главой 60 ТКЕ РФ. Методологическую основу данного исследования составляют: общенаучный диалектический метод, универсальные научные методы (системно-структурный, функциональный, методы анализа и синтеза, индукции и дедукции), а также специальные научные методы (историко-правовой, сравнительно-правовой, юридико-догматический). Новизна исследования состоит в том, что впервые в науке трудового права анализируется состав органов по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, которые выносят решения о восстановлении работника на прежней работе. В результате выявлено, что он охватывает не только юрисдикционные органы (КТС, суд), но и органы, установленные федеральными законами, именуемые органами административной юрисдикции, которые также выносят решения о восстановлении работника на прежней работе. На основании этого делается основной вывод: в ст. 382 ТК РФ, определяющей юрисдикционные органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, необходимо внести и органы административной юрисдикции, в связи с чем законодателю предлагается закрепить в ТК РФ указанную статью в новой редакции, сформулированной автором. Реализация этого предложения позволит дополнить абз. 3 ст. 234 ТК РФ, который нуждается в его совершенствовании в связи с отсутствием в нём указаний на органы административной юрисдикции, что повысит уровень материальной ответственности работодателя и защиты трудовых прав работника.
Ключевые слова: работник, работодатель, юрисдикционные органы, органы административной юрисдикции, КТС, суд, индивидуальные трудовые споры, материальная ответственность работодателя, государственный инспектор труда, решение юрисдикционного органа
DOI: 10.7256/2409-7136.2016.11.2104
Дата направления в редакцию: 11-11-2016

Дата рецензирования: 15-11-2016

Дата публикации: 07-12-2016

Abstract. The research subject is a poorly studied problem of agencies, making decisions about the reemployment of workers. The non-observance of these decisions is considered as a reason for the financial responsibility of an employer, provided by the paragraph 3, article 234 of the Labor Code of the Russian Federation. The author gives special attention to the agencies, established by federal laws, defining the peculiarities of consideration of individual industrial disputes of certain categories of workers, which differ from jurisdictional agencies and, therefore, can’t consider industrial disputes according to the procedure, established in the chapter 60 of the Labor Code of the Russian Federation. The research methodology is based on the general scientific dialectical method, the universal scientific methods (system-structural, functional, the methods of analysis and synthesis, induction and deduction) and special scientific methods (historical, comparative-legal, legal and dogmatic). The scientific novelty of the study consists in the analysis of the composition of agencies, responsible for individual industrial disputes, which decide about the reemployment of the worker. The author finds out that the composition covers not only jurisdictional bodies (the Labor disputes commission, court), but also the bodies, established by federal laws, which are known as the administrative jurisdiction bodies, which also decide about the reemployment of a worker. The author comes to the conclusion that the article 382 of the Labor Code of the Russian Federation, defining the jurisdictional bodies, responsible for the consideration of individual labor disputes, should be amended with the bodies of administrative jurisdiction. The author proposes a new version of this article. The realization of this proposal will complement the paragraph 3 of the article 234 of the Labor Code of the Russian Federation which needs improvement due to the absence of references to the bodies of administrative jurisdiction. This measure will raise the level of the financial responsibility of an employer and the protection of labor rights of a worker. 

Keywords: decision of a jurisdictional agency , State labor inspector, financial responsibility of an employer , individual industrial disputes , court, Labor disputes commission , administrative jurisdiction bodies , jurisdictional bodies, employer, employee

В соответствии со ст. 234 ТК РФ, работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Одним из таких случаев, закреплённых в абз. 3 данной статьи, является «отказ работодателя от исполнения или несвоевременного исполнения решения органа по рассмотрению трудовых споров или государственного правового инспектора труда о восстановлении работника на прежней работе». Если эти действия привели к материальному ущербу, причинённому работнику в виде не полученного им заработка за всё время невыполнения работы (простоя), то в соответствии с указанной нормой, работодатель обязан возместить заработную плату, которую работник получал бы при своевременном исполнении работодателем решения органа по рассмотрению трудовых споров.

Как следует из её содержания, материальная ответственность работодателя наступает в случае неисполнения им решения, во-первых, органа по рассмотрению трудовых споров; и, во-вторых, государственного правового инспектора труда. Статья 382 ТК РФ определяет два органа по рассмотрению индивидуальных трудовых споров между работником и работодателем: комиссию по трудовым спорам (далее – КТС) и суд. Вопрос о том, кто из них должен рассматривать конкретный трудовой спор и принимать по нему решение, определяется в соответствии с их подведомственностью.

КТС, которая формируется в организации из равного числа представителей работников и работодателя, может выступать в качестве первичного органа по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Согласно ст. 385 ТК РФ КТС разрешает все трудовые споры, воз­никающие из трудового правоотношения, кроме тех, для которых уста­новлен иной порядок их рассмотрения.

Суд на основании ст. 118 Конституции РФ осуществляет правосудие. При этом, в отличие от КТС, он на основании ст. 10 и 11 Конституции РФ признаётся органом государственной власти, рассматривающим индивидуальные трудовые споры основных субъектов трудовых отношений в порядке общей юрисдикции. Его компетенцию определяет ст. 391 ТК РФ, различающая при этом три группы трудовых споров, которые: 1) рассматриваются по желанию работника прямо в суде, минуя КТС; 2) прошли досудебную стадию разрешения (в КТС); 3) подлежат рассмотрению исключительно в суде.

Таким образом, эти два юрисдикционных органа вправе рассматривать индивидуальные трудовые споры в порядке, установленном главой 60 ТК РФ и принимать обязательные для их сторон решения. Неисполнение данных решений, вынесенных именно этими органами, влечёт наступление материальной ответственности работодателя по абз. 3 ст. 234 ТК РФ, состоящей в его обязанности возместить работнику утраченную им заработную плату.

Большинство специалистов в области трудового права поддерживают позицию законодателя о таком составе юрисдикционных органов [2, с. 802], но в литературе имеется и другая точка зрения. Так, В. М. Оробец и Д. А. Яковлев считают, что «юрисдикционными органами,рассматривающими индивидуаль­ные трудовые споры по вопросам применения трудового законодательства, являются: комиссии по трудовым спорам (КТС); суды общей юрисдикции; вышестоящие органы для отдельных категорий работников (напри­мер, судей)» [5. С. 218].

Их точку зрения разделяют В. Н. Толкунова и И. О. Снигирева, которые все индивидуальные трудовые споры между работником и работодателем по их первоначальной подве­домственности делят на следующие группы: 1) рассматриваемые в общем порядке, начиная с КТС; 2) рассматриваемые непосредственно судом; 3) рассматриваемые вышестоящими органами. На основании этого они делают вывод о том, что для индивидуальных трудовых споров трудовое законодательство опреде­ляет три юрисдикционных органа: КТС, суд и вышестоящий орган с альтернативной подведомственностью, каждый из которых является самостоятельным органом со своим порядком рассмотрения трудовых споров [3. с. 803,807].

И. А. Костян полагает, что этих органов значительно больше. В связи с чем она пишет: для разрешения индивидуальных трудовых споров созданы специализированные органы трудовой юрисдикции, которыми являются: 1) общественный орган, орган досудебного разрешения инди­видуальных трудовых споров (КТС); 2) судебный орган, суд общей юрисдикции, который наряду с рассмотрением и разрешением иных гражданских дел рассмат­ривает также дела, вытекающие из трудовых правоотношений, т. е. индивидуальные трудовые споры; 3) органы, которые условно назовем органами административной юрисдикции. К ним относятся: вышестоящие в порядке подчиненно­сти органы; иные органы, управомоченные в соответствии с феде­ральными законами разрешать споры, возникающие с работниками, отнесёнными к отдельной категории; органы Федеральной инспекции труда, наделённые правами по осуществлению надзора за применени­ем трудового законодательства в организациях и правом разрешения индивидуального трудового спора с принятием решения, обязатель­ного к исполнению работодателем [6. c. 457].

С суждениями этих авторов вряд ли можно согласиться в силу их недостаточной обоснованности. Очевидно, что поводом для подобных высказываний стала ч. 2 ст. 383 ТК РФ, устанавливающая возможность рассмотрения трудовых споров отдельных категорий работников с учётом особенностей, которые предусматриваются федеральными законами. Так, п. 4 ст. 40 Федерального закона РФ от 17 января 1992 (в ред. от 03.07.2016) «О прокуратуре Российской Федерации» (Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 8. Ст. 366; «Российская газета», № 151, 12.07.2016) гласит: «Работники вправе обжаловать вышестоящему руководителю и (или) в суд решения руководителей органов и организаций прокуратуры по вопросам прохождения службы».

Такие же органы по рассмотрению трудового спора закрепляет Федеральный закон РФ от 21 июля 1997 (с изм. от 22.12.2014) «О службе в таможенных органах Российской Федерации» (СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3586; СЗ РФ. 2014. № 52 (Часть I). Cт. 7542), в ст. 53 которого указывается, что в случае несогла­сия сотрудника таможенного органа с решением об увольнении со службы в таможенных органах или о переводе на другую должность он вправе обжаловать это решение начальнику вы­шестоящего таможенного органа и (или) в суд.

Согласно п. 1 ст. 70 Федерального закона РФ от 27 июля 2004 (в ред. от 03.07.2016) «О государственной гражданской службе РФ» (СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215; 2016. № 27 (Часть I). Ст. 4209) индивидуальные служебные споры рассматриваются следующими органами по рассмотрению индивидуальных служебных споров: 1) комиссией государственного органа по служебным спорам; 2) судом.

Кроме этого, п. 7 ст. 12.1 Закона РФ от 26 июня 1992 (в ред. от 03.07.2016) «О статусе судей в Российской Федерации» (Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1792; СЗ РФ. 2016. № 27 (Часть I). Ст. 4228) предусматривает, что «решение о наложении на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения, и может быть обжаловано в суд в порядке, установленном федеральным законом. Решение квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи может быть обжаловано в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда Российской Федерации», Положение о которой утверждено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 7 августа 2014 (ред. от 24.03.2016) (Бюллетень Верховного Суда РФ. № 10. 2014; № 5. 2016).

Перечень федеральных законов, регулирующих трудовую деятельность отдельных категорий работников, в том числе и устанавливающих особенности рассмотрения их индивидуальных трудовых споров, не исчерпывается вышеотмеченными законами, из которых вытекает, что органами, рассматривающими трудовые конфликты определённых категорий работников, являются: 1) вышестоящий руководитель организации; 2) комиссия государственного органа по служебным спорам; 3) Дисциплинарная коллегия Верховного Суда РФ.

Если исходить из обсуждаемой позиции указанных авторов, то перечисленные органы следует считать юрисдикционными органами по разрешению индивидуальных трудовых споров, что ставит их в один ряд с судом и КТС. Однако такой подход к пониманию юрисдикционных органов неадекватен реальной действительности, так как органы, рассматривающие трудовые споры только отдельных категорий работников, не обладают высоким уровнем правового статуса судов РФ, осуществляющих разрешение индивидуальных трудовых споров подавляющего большинства наёмных работников.

Другой же юрисдикционный орган – КТС, в отличие от судов, не является органом государственной власти, ибо, согласно ст. 27 ТК РФ, участие представителей работников и работодателей в разрешении индивидуальных трудовых споров в КТС расценивается одной из форм социального партнерства в сфере труда. Тем не менее, КТС, будучи общественным органом, наделяется государством правом заниматься правоохранительной деятельностью. Рассмотрение индивидуальных трудовых споров в этом органе, что очень важно, регулируется нормами главы 60 ТК РФ, которыми предусматривается минимальное государственное участие в рассмотрении индивидуальных трудовых споров в КТС, что изначально вытекает из наделения КТС юрисдикционными функциями [7. c. 534].

Поэтому законодатель, наряду с судом, в ст. 382 ТК РФ признаёт КТС органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, которая характеризуется целым рядом особенностей, отличающих её от органов, определённых федеральными законами. Они состоят в том, что: КТС образуется на паритетных началах, т. е. из равного числа представителей работодателя и работников, причём она может быть создана и в структурных подразделениях организации; её компетенция очень широкая, так как она охватывает рассмотрение всех видов индивидуальных трудовых споров, возникающих в организации, за исключением споров, подведомственных суду; порядок рассмотрения трудового спора в КТС достаточно подробно регламентируется процессуальными нормами ТК РФ; чётко определены процедура принятия комиссией решения и его содержание; в случае невыполнения этого решения работодателем оно исполняется в принудительном порядке судебным приставом.

Такими особенностями органы, указанные в федеральных законах, не обладают, что подчеркивает их существенное отличие от КТС. Об этом говорит и тот факт, что создание КТС и процедура рассмотрения в ней трудовых споров установлены кодифицированным актом о труде, который определяет общий порядок устранения разногласий между сторонами трудового договора. Напротив, образование органов, о которых идёт речь в иных федеральных законах, и порядок рассмотрения в них жалоб, сообщений и служебных споров предусматриваются не ТК РФ, а этими же законами. Каждый из них регулирует трудовую деятельность только определённой категории работников, в связи с чем их действие не распространяется на значительную часть наёмных работников, труд которых, в основном, опосредуется Трудовым кодексом РФ.

Например, п. 2 ст. 70 Федерального закона РФ «О государственной гражданской службе РФ» гласит, что порядок рассмотрения служебных споров в органах по рассмотрению служебных споров регулируется данным законом и другими федеральными законами. При этом, данный закон даёт понятие индивидуального служебного спора, устанавливает порядок создания комиссии государственного органа по служебным спорам; сроки рассмотрения ею служебных споров; порядок обращения в неё и т.п.

В соответствии с п. 4 ст. 11 Закона РФ «О статусе судей в РФ», организация деятельности Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации определяется Положением о Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Данные особенности, связанные с различным порядком формирования и функционирования органов, закреплённых федеральными законами, подчеркивают их ограниченную компетенцию. Этот факт свидетельствует о том, что они и КТС далеко не совпадающие органы, которые имеют свой собственный предмет разбирательства.

Кроме этого, КТС является органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, как правило, возникающих из трудовых отношений, регулируемых трудовым законодательством, в связи с чем разрешение индивидуальных трудовых споров происходит на основании норм ТК РФ. Органы же, функционирующие с целью разбора трудовых конфликтов отдельных категорий работников, рассматривают жалобы, обращения и служебные споры, которые возникают в подавляющем большинстве случаев из отношений, регламентированных иными федеральными законами.

Так, Федеральный закон РФ «О прокуратуре Российской Федерации», опосредует отношения, связанные с исполнением прокурорскими работниками обязанностей по должности федеральной государственной службы с учётом требований этого закона. Предметом регулирования Федерального закона РФ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» являются «отношения, связанные с поступлением на государственную гражданскую службу Российской Федерации, её прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) федерального государственного гражданского служащего и государственного гражданского служащего субъекта Российской Федерации». Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» регламентирует отношения, связанные с выполнением судьями полномочий по осуществлению правосудия.

Отсюда следует, что отношения, связанные с исполнением обязанностей по указанным в данных законах должностям, испытывают в значительной степени регулирующее воздействие норм этих же законов, что не даёт оснований в полной мере считать указанные отношения – трудовыми. В связи с этим в правовой литературе их именуют по-разному: служебно-трудовыми или государственно-служебными.

Следовательно, регулируемые трудовым законодательством и отмеченными федеральными законами соответственно трудовые и государственно-служебные отношения, различные по своему характеру и содержанию, объективно предопределяют правовую природу индивидуальных трудовых и служебных споров, придающую рассматривающим их органам определённую специфику, выступающую в качестве своеобразной границы, по обе стороны которой находятся КТС и другие органы по разрешению жалоб и служебных споров, что подчеркивает их отличие между собой.

К тому же, согласно ст. 385 ТК РФ, КТС является органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, за исключением споров, по которым ТК РФ и иными федеральными законами установлен другой порядок их рассмотрения. Это означает, что ей не подведомственны жалобы, обращения и служебные споры, разрешение которых осуществляется другими органами и в ином порядке, установленном федеральными законами.

В то же время, данные органы не могут разрешать индивидуальные трудовые споры, которые входят в компетенцию КТС, так как они рассматривают жалобы, обращения и служебные споры только отдельных категорий работников и только в рамках тех особенностей порядка их рассмотрения, которые установлены не ТК РФ, а федеральными законами. Поэтому трудно не заметить, что сам законодатель проводит дифференциацию этих разных, по своей сущности, самостоятельных органов, функционирующих независимо друг от друга в сфере применения наёмными работниками своей способности к труду.

Таким образом, сказанное не даёт оснований ставить знак равенства между органами, наделёнными вышеуказанными феде­ральными законами полномочиями разрешать споры отдельных категорий работников, и КТС, которая вправе рассматривать индивидуальные трудовые споры большинства наёмных работников в порядке, предусмотренном нормами 60 главы ТК РФ.

Вместе с тем не нужно забывать, что материальная ответственность работодателя, предусмотренная абз. 3 ст. 234 ТК РФ, наступает не только за невыполнение решений органов по рассмотрению трудовых споров, но и за его отказ от исполнения или несвоевременного исполнения предписания государственного правового инспектора труда о восстановлении работника на прежней работе.

Государственные инспекторы труда наделяются широкими правами, позволяющими им выявлять факты нарушений трудового законодательства работодателями и их представителями. При этом большое значение имеет ч. 2 ст. 357 ТК РФ, которая устанавливает, что «в случае обращения профсоюзного органа, работника или иного лица в государственную инспекцию труда по вопросу, находящемуся на рассмот­рении соответствующего органа по рассмотрению индивидуального или коллективного трудового спора (за исключением исков, принятых к рас­смотрению судом, или вопросов, по которым имеется решение суда), госу­дарственный инспектор труда при выявлении нарушения трудового законодательства или иного нормативного правового акта, содержащего нор­мы трудового права, имеет право выдать работодателю предписание, подлежащее обязательному исполнению».

К сожалению, наделяя государственного инспектора труда правом предъявлять работодателю предписание об устранении выявленных нарушений, о восстановлении нарушенных прав работника, законодатель, в то же время, ничего не говорит о предписании, которым незаконно уволенный работник может быть восстановлен на работе. Исключением является единственный случай, когда решение работодателя об увольнении работника обжалуется в государственную инспекцию труда в соответствии с ч. 3 ст. 373 ТК РФ, располагающейся в главе 58 ТК РФ, регулирующей защиту трудовых прав и законных интересов работников профессиональными союзами. В этой норме используется конкретное и нужное словосочетание – «предписание о восстановлении работника на работе», которое полностью согласуется с абз. 3 ст. 234 ТК РФ.

Сложившаяся ситуация, когда в последней норме закрепляется юридический факт, с которым непосредственно связывается наступление материальной ответственности работодателя, но не упоминаемый в ст. 357 ТК РФ, вызывает сомнение в возможности государственного инспектора труда выдавать такие предписания. В связи с этим нужно обратиться к позиции учёных-трудовиков, которая, на наш взгляд, представляется верной. Они считают, что поскольку государственные инспекторы труда вправе предъявлять работодателям обязательные для исполнения предписания о восстановлении нарушенных прав работников, в предписании возможны требования о восстановлении незаконно уволенного работника на работе. Это не противоречит ст. 382 и ч. 2 ст. 391 ТК РФ, так как федеральная инспекция труда, не являясь органом то рассмотрению индивидуальных трудовых споров, принимает свои решения, исполняя полномочия государственного органа надзора и контроля за соблю­дением трудового законодательства, в данном случае, проверяя правомерность увольнения работника [4. c. 809].

Думается, что было бы логичным устранить данный пробел путём внесения в ч. 6 ст. 357 ТК РФ указания на предписание государственного инспектора труда о восстановлении работника, что будет согласовываться с абз. 3 ст. 234 ТК РФ, предусматривающим материальную ответственность работодателя за его невыполнение. В результате этого ч. 6 ст. 357 ТК РФ приобретёт следующее содержание: «предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, в том числе, о восстановлении работника на прежней работе, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке».

В науке трудового права имеется точка зрения, согласно которой федеральная инспекция труда расценивается органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, тем самым признаётся юрисдикционным органом. Так, И. А. Костян, перечисляя органы трудовой юрисдикции, разрешающие индивидуальные трудовые споры, включает в их перечень и органы административной юрисдикции, среди которых присутствует Федеральная инспекция труда, наделённая, по её мнению, правом разрешения индивидуального трудового спора с принятием решения, обязатель­ного для исполнения работодателем [6. c. 457].

Аналогичное мнение высказывают Л. Н. Анисимов и А. Л. Анисимов, которые утверждают, что «органами по рассмотрению индивидуаль­ных трудовых споров являются также органы федеральной инспекции труда, которые, наряду с КТС, мировыми судья­ми и судьями федеральных судов общей юрисдикции, вправе рассматривать любые категории индивидуальных трудовых споров» [1. c. 275].

Эти взгляды не находят нашей поддержки по нескольким причинам. Прежде всего, в них обращает на себя внимание тот факт, что к органам трудовой юрисдикции, разрешающим индивидуальные трудовые споры (КТС, суд), относятся органы административной юрисдикции, в числе которых фигурирует и Федеральная инспекция труда. Отсюда вытекает, что федеральная инспекция труда признаётся одновременно органом как трудовой юрисдикции, так и административной юрисдикции, что совершенно недопустимо. Очевидная противоречивость и неопределённость такого подхода к пониманию сущности и правового статуса федеральной инспекции труда не может свидетельствовать о правомерности занимаемой этими авторами позиции.

К тому же, в ТК РФ отсутствует процедура рассмотрения жалоб и обращений в федеральной инспекции труда, в то время как для юрисдикционных органов предусмотрен целый комплекс норм, который устанавливает процедурно-процессуальный порядок разрешения индивидуальных трудовых споров, что подчеркивает различие этих органов между собой. Поэтому не случайно в ст. 357 ТК РФ предусматривается, что государственный инспектор труда имеет право выдать работодателю предписание при наличии не любого, а только очевидного нарушения трудового законодательства.

Для проведения сравнительного анализа этих органов важное значение имеет, закреплённое в п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, положение, согласно которому суды рассматривают и разрешают дела по спорам, возникающим из трудовых правоотношений, в порядке искового производства. В связи с этим решение КТС подлежит обжалованию работодателем в порядке искового производства, а предписание государственного инспектора труда обжалуется в порядке производства по делам об оспаривании решений, действий органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих (глава 25 ГПК РФ) [7. c. 550].

И, наконец, самое главное: вышеприведённые высказывания авторов не согласуются с действующим трудовым законодательством. Ведь ст. 382 ТК РФ, определяющая органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, не содержит никаких указаний в отношении федеральной инспекции труда, а значит, последняя не является органом по разрешению трудовых споров, в связи с чем не может рассматривать индивидуальные трудовые споры по правилам, предусмотренным в ст. 382 – 397 ТК РФ.

Всё это говорит о том, что не представляется возможным к органам трудовой юрисдикции отнести федеральную инспекцию труда, основной задачей которой является осуществление надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства РФ и законодательства об охране труда.

В связи с изучаемым вопросом об органах по рассмотрению трудовых споров, важно выделить ещё один Федеральный закон РФ от 27 июля 2010 (ред. от 23.07.2013) «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (СЗ РФ. 2010. № 31. Ст. 4162; 2013. № 30 (Часть I). Ст. 4066), который вводит новый альтернативный способ разрешения индивидуальных трудовых споров. Процедура медиации характеризуется специфической особенностью, состоящей в том, что она обеспечивает разрешение возникающих конфликтов между работником и работодателем без участия в этом органов по рассмотрению трудовых споров. Поэтому принятие этого закона не изменило сформировавшегося в трудовом законодательстве состава органов, целью которых является рассмотрение и разрешение индивидуальных трудовых споров, возникающих между сторонами трудового договора.

Итак, можно сделать вывод, что вышестоящего руководителя организации, дисциплинарную коллегию Верховного Суда РФ, комиссию государственного органа по служебным спорам и федеральную инспекцию труда нельзя признать юрисдикционными органами, что лишает их возможности рассматривать индивидуальные трудовые споры в порядке, установленном главой 60 ТК РФ.

Видимо, нужно согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что органы по разрешению жалоб, обращений и служебных споров, управомоченные федеральными законами разрешать споры отдельных категорий работников, а также органы Федеральной инспекции труда, наделённые правами по разрешению индивидуальных трудовых споров, следует условно называть органами административной юрисдикции [6. c. 457]. Это будет подчеркивать различную правовую природу этих органов с одной стороны, и суда, КТС с другой, что не позволит проводить их отождествление.

За исключением Федеральной инспекции труда, органы административной юрисдикции в ТК РФ не упоминаются. Тем не менее, в ч. 2 ст. 383 ТК РФ говорится об особенностях рассмотрения трудовых споров отдельных категорий работников. Одна из таких особенностей состоит в определении федеральными законами органов по рассмотрению индивидуальных трудовых споров отдельных категорий работников.

В связи с этим складывается неопределённая ситуация, когда законодатель допускает возможность установления указанных органов федеральными законами, но, вместе с тем, они не закреплены в кодифицированном акте о труде, что влечёт за собой негативные последствия. Так, например, в абз. 3 ст. 234 ТК РФ, предусматривающим материальную ответственность работодателя за незаконное лишение работника возможности трудиться, помимо юрисдикционных органов, говорится только о государственном правовом инспекторе труда. Но ведь федеральные законы предусматривают и другие органы административной юрисдикции, решения которых также обязательны для исполнения работодателем. Их отсутствие в ТК РФ и конкретно в данной норме неоправданно освобождает работодателя от материальной ответственности за неисполнение им решений указанных органов о восстановлении работника на прежней работе.

Всё это требует изменения данного положения в трудовом законодательстве, для чего необходимо, прежде всего, в ст. 382 ТК РФ, которая определяет органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, включить и органы административной юрисдикции, посредством закрепления их обобщённых названий. Этому не должно препятствовать отсутствие в трудовом законодательстве таких наименований органов по рассмотрению трудовых споров, как юрисдикционные органы и органы административной юрисдикции, так как они уже давно используются в правовой литературе.

Обобщая вышеизложенное, представляется, что ст. 382 ТК РФ должна быть внесена в кодифицированный акт о труде в следующей редакции:

«Индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами (юрисдикционные органы).

Индивидуальные трудовые споры отдельных категорий работников рассматриваются иными органами, определёнными федеральными законами, (органы административной юрисдикции), регулирующими их трудовую деятельность».

Обновлённая норма, закреплённая в указанной статье, позволит откорректировать абз. 3 ст. 234 ТК РФ, который нуждается в его совершенствовании, что в целом будет способствовать повышению уровня материальной ответственности работодателя и защиты трудовых прав и законных интересов работника.

Библиография
1.
Анисимов Л. Н., Анисимов А. Л. Материальная ответственность сторон трудового договора: практический комментарий к Федеральному закону от 30.06.2006 № 90-ФЗ. – М.: РедСО-Бератор-Паблишинг, 2006. – 400 с.
2.
Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В. Л. Гейхман, Е. Н. Сидоренко. – М.: Юрайт, 2012. – 843 с.
3.
Комментарий к Трудовому кодексу РФ / Под ред. К.Н. Гусова. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. – 896 с.
4.
Комментарий постатейный к Трудовому кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Н.Г. Гладков, И.О. Снигирева. – М.: Профиздат, 2006. – 1032 с.
5.
Оробец В.М., Яковлев Д.А. Трудовое право: Учебное пособие. – СПб.: Питер, 2008. – 272 с.
6.
Трудовое право: Учебник / Под ред. О.В. Смирнова. – М.: ООО «ТК Велби», 2003. – 528 с.
7.
Трудовое право: Учебник / Под ред. О.В. Смирнова, И.О. Снигиревой. М.: Проспект, 2013. – 624 с.
8.
Кириллова Л.С. Пределы индивидуально-договорного регулирования трудовых отношений // Право и политика. - 2016. - 1. - C. 121 - 126. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.1.17536.
9.
Есева Е.Ю., Андриянов В.Н. Права работодателей и работников. Коллизии принципа равенства. // Право и политика. - 2016. - 5. - C. 680 - 684. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.5.14471.
References (transliterated)
1.
Anisimov L. N., Anisimov A. L. Material'naya otvetstvennost' storon trudovogo dogovora: prakticheskii kommentarii k Federal'nomu zakonu ot 30.06.2006 № 90-FZ. – M.: RedSO-Berator-Pablishing, 2006. – 400 s.
2.
Kommentarii k Trudovomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii / Otv. red. V. L. Geikhman, E. N. Sidorenko. – M.: Yurait, 2012. – 843 s.
3.
Kommentarii k Trudovomu kodeksu RF / Pod red. K.N. Gusova. – M.: TK Velbi, Izd-vo Prospekt, 2008. – 896 s.
4.
Kommentarii postateinyi k Trudovomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii / Otv. red. N.G. Gladkov, I.O. Snigireva. – M.: Profizdat, 2006. – 1032 s.
5.
Orobets V.M., Yakovlev D.A. Trudovoe pravo: Uchebnoe posobie. – SPb.: Piter, 2008. – 272 s.
6.
Trudovoe pravo: Uchebnik / Pod red. O.V. Smirnova. – M.: OOO «TK Velbi», 2003. – 528 s.
7.
Trudovoe pravo: Uchebnik / Pod red. O.V. Smirnova, I.O. Snigirevoi. M.: Prospekt, 2013. – 624 s.
8.
Kirillova L.S. Predely individual'no-dogovornogo regulirovaniya trudovykh otnoshenii // Pravo i politika. - 2016. - 1. - C. 121 - 126. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.1.17536.
9.
Eseva E.Yu., Andriyanov V.N. Prava rabotodatelei i rabotnikov. Kollizii printsipa ravenstva. // Pravo i politika. - 2016. - 5. - C. 680 - 684. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.5.14471.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"