по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Представления о природе и географии в свидетельствах участников кругосветной экспедиции Фрэнсиса Дрейка
Михеев Дмитрий Владимирович

кандидат исторических наук

доцент, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена; доцент Псковский государственный университет

180006, Россия, Псковская область, г. Псков, ул. Леона Поземского, 6, каб. 207

Mikheev Dmitry Vladimirovich

PhD in History

Docent, the department of World History, Herzen State Pedagogical University of Russia; Docent, the department of World History and Area Studies, Pskov State University

180006, Russia, Pskovskaya oblast', g. Pskov, ul. Leona Pozemskogo, 6, kab. 207

Tankred85@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Публикация посвящена событиям, связанным с ходом кругосветной экспедиции Фрэнсиса Дрейка. Особое внимание автор уделяет сообщениям участников экспедиции о природе и географии. Невероятные природные явления, новые виды животных и растений, образ жизни аборигенов в далёких странах – это и многое другое вызывало неподдельный интерес путешественников. Участники предприятия описывают летучих рыб, выпрыгивавших из воды прямо на борт корабля, удивительных птиц, не умеющих летать, подробно анализируют маршрут следования экспедиции, погодные и географические особенности посещённых ими мест. Исследование опирается на историко-генетический метод, позволяющий проследить формирование представлений участников кругосветной экспедиции о природе и географии. Сравнительный метод позволяет в результате сопоставления выделить общие черты и особенности образа Нового Света и прочих заморских территорий, сформировавшегося в сознании спутников Дрейка. Эпоха Великих географических открытий распахнула перед представителями Старого Света новый необычный мир, который стремились познать и исследовать путешественники XV-XVII вв. Как показывает практика, их манила не только жажда наживы, но и жажда познания. Благодаря кругосветной экспедиции,совершённой под руководством Дрейка, были описаны уголки мира ранее не исследованные европейцами, Зафиксированы и описаны необычные природные явления и новые и малоизвестные виды растений и животных. Свидетельства участников экспедиции по праву могут считаться важным источников по истории географических открытий XVI столетия.

Ключевые слова: Магелланов пролив, Нуньо да Силва, Эдвард Клифф, Джон Кук, Фрэнсис Претти, Фрэнсис Флетчер, Фрэнсис Дрейк, Кругосветная экспедиция, природа, география

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.12.28299

Дата направления в редакцию:

04-01-2019


Дата рецензирования:

01-01-2019


Дата публикации:

04-01-2019


Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований: проект РФФИ 17-31-01041-ОГН «Свидетельства современников о кругосветной экспедиции Фрэнсиса Дрейка: перевод и исследование».

Abstract.

This publication is dedicated to the events related to the course of circumnavigation of Francis Drake. Special attention is given to the reports on nature and geography made by the participants of expedition. The remarkable natural phenomena, new specimen of animals and plants, aboriginal lifestyle in the remote countries aroused genuine interest among the explorers. They describe the flying fish, astonishing bids that cannot fly, and meticulously analyze the expedition route, weather conditions and geographical peculiarities of the visited places. The research leans on the historical-genetic method that allows tracing the formation of perception of the circumnavigation participants on nature and geography; the comparative method helps to determine the common features and specifics of the New World and other foreign territories formed in the mind of Drake’s companions. The Age of Discovery opened an unfamiliar world for the representatives of the Old Continent, which they were eager to cognize and explore in the XV-XVII centuries. The discoveries made in Francis Drake’s circumnavigation helped to describe the previously unexplored by the Europeans parts of the globe, unusual natural phenomena, and little-known specimen of plants and animals. Testimonies of the participants can be rightfully considered an important source on the history of geographical discoveries of the XVI century.

Keywords:

nature, Strait of Magellan, Nuno da Silva, Edward Cliff, John Cook, Francis Pretty, Francis Fletcher, Francis Drake, Circumnavigation, geography

Начиная с XV столетия мир вступает в эпоху Великих географических открытий, приведших к масштабным изменениям в представлениях европейского общества. Благодаря активному исследованию морских просторов, начатому португальцами и испанцами и продолженному французскими, голландскими и английскими путешественниками, в ранее Новое время удаётся выяснить контуры обитаемых материков, исследовать значительную часть земной поверхности, расширить познания в области этнографии, ботаники и зоологии [1, с. 6]. Мир для жителей Старого Света многократно расширяется и начинает играть новыми красками.

Удивительные природные явления, богатства далёких земель, новые виды животных и растений, внешний вид и образ жизни аборигенов в далёких странах – это и многое другое вызывало интерес у европейских путешественников. Их сообщения широко распространялись и популяризировались в Европе, пробуждая ещё больший интерес к новым путешествиям и открытиям. Однако многие открытия, совершённые в ходе экспедиций в XV–XVI вв., были столь важны для развития торговли и начала колонизации открытых земель, что держались в строжайшей тайне или умышленно искажались при изложении в сочинениях, предназначенных широкой аудитории. В особенности завесу тайны пытались сохранить испанские и португальские первооткрыватели [2, с. 31-32]. По этой причине многие открытия совершались повторно, а информацию, изложенную в сочинениях, приходилось проверять. В этой ситуации наличие нескольких свидетельств, оставленных участниками и очевидцами предприятия, позволяет сопоставить информацию, содержащуюся в различных источниках и более детально восстановить ход событий и детали заморских экспедиций.

Английские первооткрыватели устремляют свои взоры за Атлантику уже к концу XV столетия [1, с. 60-63], однако активно начинают исследовать морские пространства за пределами европейских вод только в XVI в. Вторая половина столетия – эпоха правления Елизаветы Тюдор, особо выделяется на этом фоне. Именно в елизаветинскую эпоху английские путешественники совершают предприятия, прославившие их родину и включившие их имена в число величайших первооткрывателей эпохи Великих географических открытий.

Особо выделяется на фоне прочих английских первооткрывателей корсар королевы Елизаветы – Фрэнсис Дрейк. Начав свою морскую карьеру в 1560-е гг., он успел прославиться к середине 1570-х гг. благодаря своим торговым и пиратским рейдам к испанским владениям в Новом Свете. Имя его было известно к тому времени далеко за пределами туманного Альбиона. Однако именно экспедиция 1577–1580 гг. принесла ему всемирную славу и известность. Особое внимание ходу этого рискованного предприятия уделяли в своих работах как зарубежные, так и отечественные исследователи. В большинстве англоязычных работ XIX – начала XX в. прослеживается явная идеализация действий английских корсаров, стремление сосредоточиться на событийной стороне и на персоне руководителя экспедиции, который представляется в них как национальный герой и патриот, заботящийся исключительно о благе родины и славе своей королевы. Такого подхода в своих исследованиях придерживались Дж. Корбетт и Дж. А. Уильямосн [3; 4; 5]. Подобная тенденция сохраняется и в наши дни [6; 7], впрочем, уже в середине XX столетия одной из важнейших задач исследований, посвящённых Дрейку и его кругосветной экспедиции, становится определение истинных целей предприятия [8; 9]. Наиболее подробные сочинения, посвящённые биографии известного корсара и ходу его кругосветной экспедиции, появляются на рубеже XX–XXI в. Г. Келси, вопреки сложившейся за рубежом традиции, представил Дрейка не столько как национального героя и борца с испанским господством, а скорее, как настоящего пирата, алчного и тщеславного сына своей эпохи [10]. Работа П. Уитфилда, вышедшая в свет несколькими годами позже, не столь критична, но и не нацелена на сохранение мифов, созданных прежними биографами Дрейка. Основную цель своей работы Уитфилд видел в попытке дать взвешенную оценку личности Дрейка и его вклада в историю. Дрейк изображён человеком, не лишённым талантов, благодаря сложившейся внешнеполитической ситуации возвысившимся и признанным потомками героем английской нации [11]. Среди отечественных исследований стоит отметить научно-популярные работы К. В. Малаховского и И. В. Можейко [12; 13], а также появившиеся в России в последние годы работы Д. Н. Копелева [14; 15; 16]. Монография В. К. Губарева, вышедшая на русском языке, стала настоящим прорывом в русскоязычной историографии, посвящённой Дрейку и елизаветинской эпохе [17]. Как любое биографическое сочинение о Фрэнсисе Дрейке, работа В. К. Губарева не могла обойтись без описания его кругосветной экспедиции.

В 1577 г. Дрейком с разрешения и при покровительстве королевы и части её советников была начата подготовка новой экспедиции, целью которой официально объявлялись открытия новых земель и торговых маршрутов с землями, неподвластными прочим христианским государям [18, P. 430]. Предполагалось, что Дрейк и его люди должны были повторить маршрут Фернана Магеллана и преодолеть пролив, отделявший Атлантику от Тихого океана.

Готовясь к путешествию Дрейк постарался проанализировать всю доступную информацию о предполагаемом маршруте следования. По многочисленным свидетельства, он имел в своей каюте несколько книг, в том числе сочинение о путешествии Магеллана и карты, некоторые из которых были составленные по его заказу в Португалии [11, P. 48]. Впрочем, Дрейк даже в ходе экспедиции продолжал корректировать свой маршрут и общий план путешествия. До сих пор остаётся тайной, как изначально рассчитывал вернуться на родину английский капитан и планировалась ли экспедиция именно кругосветной [8]. Так или иначе, на каждом захваченном корабле изымались карты, навигационные приборы, а экипаж подробно допрашивали, в том числе чтобы выяснить особенности навигации в малознакомых водах.

Английские путешественники в своём продолжительном плавании должны были обращаться к опыту иностранцев, намного раньше приступивших к освоению просторов Атлантики и Тихого океана. Помимо сочинений Магеллана и картографических материалов, Дрейк и его спутники опирались на помощь со стороны испанских и португальских проводников и лоцманов, которых либо добровольно, либо путём угроз уговаривали оказать содействие. Так в состав экспедиции был включён опытный португальский штурман Нуньо да Силва, хорошо знавший бразильское побережье [19]. Его советы не раз спасали жизнь спутникам Дрейка [17, c. 104]. Активно привлекали англичане испанских лоцманов в незнакомых водах Тихого океана, прибегая не только к уговорам, но и к пыткам. В отдельных случаях проводить корабли у побережья помогали местные индейцы, готовые оказать услугу врагам испанской короны, тем более за небольшое вознаграждение [20, p. 100-101].

Одной из важнейших задач экспедиции в районах ранее неизвестных англичанам стал сбор информации. «Разведка боем», произведённая Дрейком и его людьми, должна была проложить дорогу новым английским путешественникам, торговцам и корсарам, готовым бросить вызов испанскому господству в Новом Свете или португальскому в Ост-Индии. Именно по этой причине в ходе экспедиции велись скрупулёзные записи и составлялись карты. Эту работу в первую очередь вёл сам Дрейк с помощью своего племянника, о чём свидетельствовали многие очевидцы. Однако дневники Дрейка, с рисунками и картами, составленными под его чутким руководством, были переданы королеве Елизавете. После этого следы их затерялись…

Помимо Дрейка свои записи во время экспедиции вели ещё несколько человек, чьи записи были в итоге опубликованы, либо обнаружены в архивах. В первую очередь стоит отметить сочинение Фрэнсиса Флетчера – капеллана в составе экспедиции Дрейка, которого по праву можно назвать главным летописцем экспедиции. Молодой священник вёл наиболее подробные записи о ходе путешествия, именно его записи легли в основу самого популярного издания [21], посвящённого первой английской кругосветной экспедиции, подготовленного в 1628 г. племянником известного корсара Фрэнсисом Дрейком, который серьёзно скорректировал записи капеллана, добавив текст из прочих свидетельств о ходе экспедиции и удалив некоторые фрагменты оригинального текста. Отрывок поздней копии дневников Флетчера удалось обнаружить в британских архивах, однако он описывает только первую часть путешествия до Магелланова пролива.

Вторым подробным сочинением стали записи Фрэнсиса Претти, которые уже в конце XVI столетия были опубликованы в сборнике Ричарада Хаклюйта-младшего. Как и Флетчер, Претти проделал в составе экспедиции весь путь, обогнув землю вместе с Дрейком.

Джон Кук и Эдвард Клифф – ещё два участника предприятия, оставившие свои записи о его ходе. Однако их сообщения не могут считаться полными, ведь они проделали в составе экспедиции путь только до Магелланова пролива. Обратно на родину они вернулись на корабле Элизабет, не сумевшем преодолеть пролив. Таким образом в их сочинениях были описаны африканское побережье, острова Кабо Верде и атлантическое побережье Южной Америки с Магеллановым проливом.

Ещё одним участником экспедиции стал португалец Нуньо да Силва, проделавший с англичанами часть пути от островов Кабо Верде до местечка Гуатулько на тихоокеанском побережье Нового Света, где его с прочими пленниками высадили на берег. Шканечный журнал, составленный штурманом, достаточно краток, но изобилует деталями, связанными с маршрутом экспедиции. Кроме того, он был составлен именно во время экспедиции, в то время как записи непосредственных участников с высокой долей вероятности редактировались уже после прибытия в Англию и вероятно подвергались значительной правке.

Подробные описания географических и природных особенностей оставили участники экспедиции об африканском побережье и островах Кабо-Верде, дав характеристику каждому острову, мимо которого проходили корабли экспедиции. Благодаря сохранившимся описания достаточно точно можно реконструировать маршрут англичан в этом районе: вдоль западного побережья Африки английские корабли следовали от мыса Кантин, к острову Могадор, и далее к мысу Гер, Лас-Барбас и мысу Бланко. Ветра, дующие со стороны Сахары и помогавшие путешественникам в их плавании, превратили большую часть побережья в безжизненную пустыню, что особенно отметил капеллан экспедиции, посетовав, что «Господь тяжко покарал это побережье!» [20, p. 15]. Примечательно, что в отредактированных записях Флетчера упоминается созвездие Южного Креста, которое англичане смогли наблюдать, находясь в этих водах [20, p. 13]. На самом деле, начиная с 27-25 градуса Северной широты созвездие можно наблюдать в северном полушарии. Дальнейший путь англичан пролегал у островов Кабо-Верде, принадлежавших королю Португалии. Корабли проследовали мимо острова Боавишту, высадились на острове Маю, который поразил путешественников разнообразием растительности. Кокосы и бананы, которые напомнили англичанам пудинг, показались им самым изысканным и полезным фруктом на свете [20, p. 20]. Следующей целью Дрейка и его людей стал остров Сантьягу, где англичане вновь сошли на берег. Острова Брава и Фогу также привлекли внимание путешественников. Фогу, названный так португальцами из-за расположенного здесь вулкана, поразил англичан регулярным извержением огня и камней. Капеллан экспедиции, описывая происходившее отметил, что некоторые камни, скатывавшиеся по склону и попадавшие в воду, плавали на её поверхности [20, p. 25-26]. Это была вулканическая пемза, которая на самом деле может держаться на поверхности воды.

Далее корабли экспедиции проделали многодневный переход через Атлантику к побережью Бразилии. Именно побережье Нового Света удостоилось самого подробного описания в дневниках англичан. Двигаясь на юг к Магелланову проливу, участники экспедиции несколько дней исследовали эстуарий Ла-Платы. В этом регионе их поразили частые перемены погоды, грозившие катастрофой неопытным навигаторам у побережья Южной Америки. Капеллан экспедиции с подачи португальского штурмана посчитал эту природную особенность происками туземцев, продавших душу дьяволу и при помощи колдовства вызывавших туманы и бури [20, p. 34-37]. Прочие участники экспедиции были более сдержаны, отмечая опасность и изменчивость погоды в этих местах [20, p. 274-275].

Переход через Магелланов пролив, который занял несколько недель подробно описан в записях Нуньо да Силвы, Фрэнсиса Флетчера, Фрэнсиса Претти и Эдварда Клиффа. Англичанам приходилось продвигаться в проливе с огромной осторожностью, лавируя среди островов. Обрушившаяся на них буря стала одним из самых тяжёлых испытаний за всё время экспедиции. Шторм отбросил вице-флагманский корабль обратно в пролив и вынудил выйти в Атлантику. Небольшой корабль Мэриголд со всем экипажем погиб, а Дрейк на своём флагмане, переименованном перед входом в пролив в «Золотую лань», был отброшен в пролив, отделявший Огненную землю от Антарктиды, названный впоследствии проливом Дрейка.

Тихоокеанское побережье Южной Америки и прилегающие острова удостоились отдельных хвалебных замечаний со стороны англичан, посчитавших эти земли крайне благодатными для жизни [20, p. 27, 96] и богатыми, в первую очередь, драгоценными металлами [20, p. 107], ради которых многие и пускались в столь опасные путешествия.

Отдельного внимания заслуживает описание поисков Дрейком северного прохода – так называемого пролива Аниан, о котором грезили многие мореплаватели Англии и Франции, рассчитывая найти относительно быстрый и безопасный путь к богатствам Индии и Китая, неподконтрольный испанцам и португальцам. Двигаясь на север, «Золотая лань» по замечаниям Флетчера и Претти достигла района резкого перехода от тёплого климата к леденящему холоду. Флетчер сообщает, что, пройдя 42 градус северной широты в начале июня, участники экспедиции неожиданно ощутили на себе такой сильный холод, что многие почувствовали себя плохо. Еда, разогретая на огне, мгновенно остывала. Туман и плохая погода мешали определять курс. Выпадающие осадки превращались в ледяной дождь, а такелаж на корабле, в особенности канаты и верёвки, покрылись ледяной коркой. Претти упоминает об изменении погоды в районе 43 градуса северной широты, конечную точку маршрута кораблей Дрейка на севере он не указывает [22, p. 214]. Англичане продолжили движение как минимум до 48 градуса северной широты, о чём сообщается в отредактированных записях Флетчера [20, p. 115]. Подтверждением того, что Дрейк и его люди прошли значительно севернее служат и слова капеллана о том, что побережье в этом регионе серьёзно отклоняется на восток, как бы стремясь соединить Американский континент и Азию. Подобная ситуация наблюдается именно к 48 градусу северной широты и севернее [1, c. 318]. Таким образом холодная область, которую смогли достичь англичане, и о которой говорит Флетчер, скорее всего относится к побережью современной Канады. Однако трудно поверить, что в широтах, отмеченных авторами, могла летом стоять такая холодная погода, даже несмотря на то, что холодные течения на самом деле приводят к понижению летних температур в этом районе североамериканского побережья. Опираясь на эти нестыковки можно предположить, что участники экспедиции, описывая природные условия, могли преувеличить суровость летних холодов, либо исказили истинные широты на севере, которых смог достичь Дрейк в своём путешествии.

Не в силах продвинуться дальше на север, англичане вернулись в район 38 градуса северной широты, где выбрали место для стоянки. Обнаруженное место Дрейк назвал Новым Альбионом потому, что как внешне, так и по погодным условиям оно напомнило участникам экспедиции родные берега [20, p. 132]. Как полагают исследователи, Новый Альбион соотносится с побережьем в районе современного Сан-Франциско [17, c. 158]. Примечательно, что англичане давали многим обнаруженным ими впервые, а возможно и повторно открытым собственные названия, подчёркивая тем самым свои притязания на эти земли по праву первооткрывателей. Так, свои названия Дрейк дал нескольким островам в Магеллановом проливе [20, p. 75-76], отдельным районам на тихоокеанском и атлантическом побережье Америки, которые, вероятно, были отмечены на карте, которую он составлял для королевы Елизаветы именно под такими названиями.

Записи с описанием островов Тихого и Индийского океанов, посещённых участниками экспедиции на обратном пути в Англию, оставили только Фрэнсис Флетчер и Претти. Однако приходится признать, что в отредактированных дневниках Флетчера имеются значительные заимствования именно из описаний, составленных Претти и опубликованных почти на четверть века раньше дневников капеллана. Оба летописца экспедиции останавливаются на описании острова Тернате в составе Молуккских островов и острова Явы, посещённых Дрейком на обратном пути в Англию.

Среди описаний природы в английских сочинениях особенно выделяются зарисовки флоры и фауны мест, посещённых спутниками Дрейка. Из морских созданий особого внимания удостоились летучие рыбы. Особенно подробно их описывает капеллан экспедиции Флэтчер, который ранее подобных существ не видел: «Среди многих странных существ, которые мы видели, мы обратили особое внимание на одно, самое странное в сравнении с другими – создание, известное как летающая рыба, рыба размером и пропорциями сходная с умеренного или среднего размера сардиной…». Спасаясь от дельфинов и макрели они выпрыгивают из воды и пролетают над поверхностью воды на приличной высоте, иногда даже залетая на борт проходящих кораблей [20, p. 32-33]. Более сдержанное описание приводит Фрэнсис Претти, посвятивший этому феномену только несколько строк: «…летающие рыбы, из которых некоторые падали на борт нашего корабля, с которого уже не могли взлететь обратно из-за недостатка влаги, ибо когда их крылья сухие, они не могут летать» [22, p. 201].

Англичане подробно описывают в своих сочинениях животных и птиц на которых им или туземцам, обменивавшимся с ними едой, доводилось охотиться. На атлантическом побережье Нового Света англичане столкнулись с необычной птицей, которую Флетчер в своих дневниках называет «страусом». На самом деле это нанду – нелетающая птица из отряда нандуобразных, внешне на самом деле очень похожая на страуса. Описание способа охоты туземцев на эту огромную птицу приводится в отредактированных дневниках Флетчера. Изготовив чучело, похожее на этих птиц, патагонцы заманивают их и убивают при помощи стрел и камней. Капеллан уверял, что лично видел подобное «приспособление» для охоты [20, p. 44-45].

Продолжая свой путь к Магелланову проливу, англичане нередко пополняли запасы провианта, устраивая охоту не небольших нелетающих птиц, которых Флетчер сравнил с гусями, неспособными летать, но удивительно хорошо плавающими. Этими птицами оказались Магеллановы пингвины, которые впервые были описаны испанскими путешественниками. Однако Флетчер, оставивший в оригинальном тексте дневников подробное описание устроенной на птиц охоты, отметил ряд важных особенностей их образа жизни. У входа в Магелланов пролив «мы обнаружили огромное разнообразие и изобилие хорошего провианта, великое множество птиц, которых валлийцы называют пингвинами, а Магеллан назвал гусями. Эти птицы не могут летать, будучи очень жирными… невозможно найти птиц такого же размера, настолько же сильных как они. Наши матросы совали дубинки в их норки, чтобы выгнать их оттуда, и они так крепко хватали эти дубинки клювами, что матросы с трудом вытаскивали их, напрягая всю силу» [20, p. 72]. В ходе одной из стоянок англичане истребили не менее 3000 птиц, готовя припасы [20, p. 76].

На самом деле, пингвины в Магеллановом проливе живут в небольших норках, что является их отличительной особенностью, в сравнении с прочими представителями их семейства. Интересно и замечание Флетчера о том, что птиц этих они на манер валлийцев называли пингвинами. На самом деле, один из вариантов происхождения термина возводится от названия, данного жителями Уэльса бескрылой гагарке (с валлийского «pen» – «голова», «gwyn» – белый), обитавшей в том числе и на Британских островах.

Помимо пингвинов англичане использовали для пополнения припасов тюленей, которые в огромном количестве встречались им по дороге к проливу. Несомненно, Дрейк и его люди могут считаться одними из первых путешественников, в немалой степени способствовавших исчезновению некоторых видов животных. Весной 1578 г. в заливе Монтевидео на скалистом острове они обнаружили огромное лежбище тюленей «или морских волков, как их называют испанцы» [20, p. 38-39]. Матросы организовали на них охоту, как ради мяса и жира, так и ради качественных крепких шкур. Тюленей убивали ударом дубинки в нос, что приводило к быстрой смерти животных. В мае – июне в ходе охоты во время очередной стоянки англичане истребили нескольких сотен животных, Флетчер писал, что моряки «убили две сотни в течение одного часа» [20, p. 54-55].

На тихоокеанском побережье Нового Света англичанами были встречены совершенно незнакомые им животные, одомашненные туземцами. О ламах в Старом Свете было почти ничего не известно, не удивительно, что их облик привлёк внимание спутников Дрейка. Фрэнсис Претти писал, что неподалёку от местечка Тарапака англичане перехватили караван. «Испанец и мальчик-индеец вели восемь лам или перуанских овец, которые так же велики, как и ослы» [22, p. 210]. Величина, сила и выносливость животных особенно впечатлили путешественников.

Описывая территорию обнаруженного англичанами Нового Альбиона Флетчер упоминает о странных животных, наподобие кролика или крысы, мех которого туземцы очень ценили. Головой и телом они напоминали кроликов, хвост был необыкновенно длинным, как у крысы, лапки были похожи на кротовьи, у животных имелись защёчные мешки и очень хороший мех [20, p. 132]. Вероятно, капеллан экспедиции Флетчер стал первым европейцем, описавшим внешний вид ондатры или «водяного кролика», который на самом деле ценился американскими индейцами за качественный мех и вкусное мясо [23, c. 364].

Подводя итог, отметим, что сочинения участников второй кругосветной экспедиции являются одним из ценнейших источников об эпохе Великих географических открытий. Сообщения спутников Дрейка преподносят читателям ценные сведения о природе и географии регионов, почти неизвестных европейцам в XVI столетии. Они описывают флору и фауну далёких земель, их природные богатства, подробно повествуя об особенностях погодных условий от палящего зноя африканских пустынь до леденящего холода в районе Магелланова пролива или на севере тихоокеанского побережья Америки, говорят о плодородности почв, особенностях рельефа и пр. Таким образом, дневники участников кругосветной экспедиции, в том числе подготовленные для массового читателя, должны были стать не только познавательным рассказом, описывающим далёкие страны людям никогда в них не бывавшим, но и своеобразным путеводителем для новых исследователей и путешественников, вслед за Дрейком, устремившимся к Магелланову проливу и далее в Тихий и Индийский океан. Первая экспедиция, носившая торговый характер, будет предпринята спустя несколько лет после возвращения Дрейка на родину. Предприятие Эдварда Фентона будут спонсировать виднейшие люди королевства и сам королевский корсар, однако она закончится провалом. Наиболее успешной окажется попытка Томаса Кавендиша, предпринятая в 1586–1588 гг. Однако, несмотря на успех третьей кругосветной экспедиции, славу её затмит известие о разгроме Непобедимой армады. Новые английские попытки повторить экспедицию Дрейка в XVI столетии на фоне англо-испанской войны окажутся неудачными. Томас Кавендиш погибнет, попытавшись вновь преодолеть Магелланов пролив, а Ричард Хокинс будет захвачен испанцами уже в Тихом океане.

Библиография
1.
Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки истории географических открытий в 5 томах. М., 1983. Т. 2. Великие географические открытия (конец XV – середина XVII в.).-399 c.
2.
Хазанов А. М. Почему португальцы стали первопроходцами в эпоху Великих географических открытий? // Новая и новейшая история. 2017. № 3. С. 29-38.
3.
Corbett J. S. Drake and Tudor Navy. Vol. I. N.-Y., 1899.-415 p.
4.
Сorbett J. S. Sir Frencis Drake. L. 1890.-209 p.
5.
Williamson J. A. The Age of Drake. L., 1938.-400 p.
6.
Cummins J. Francis Drake. N.-Y., 1997.-348 p.
7.
Lace W. W. Sir Francis Drake. N.-Y., 2009.-461 p.
8.
Andrews K. R. The Aims of Drake’s Expedition of 1577–1580 // The American Historical Review. 1968. Vol. 73. № 3. P. 724–740.
9.
Wagner H. R. Sir Francis Drake’s Voyage around the World. San Francisco, 1926.-543 p.
10.
Kelsey H. Sir Francis Drake: The Queen’s Pirate. L., 1998.-566 p.
11.
Whitfield P. Sir Francis Drake. L., 2004.-160 p.
12.
Малаховский К. В. Кругосветный бег «Золотой лани». М., 1980.-168 c.
13.
Можейко И. В. Пираты, корсары, рейдеры. М., 2007.-380 c.
14.
Копелев Д. Н. В поисках единого мира. Кругосветные экспедиции: от «долгого XVI века» к эпохе просвещения // Природное и культурное наследие: междисциплинарные исследования, сохранение и развитие. Коллективная монография по материалам VII Международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, РГПУ им. А. И. Герцена, 24-25 октября 2018 года. СПб., 2018. С. 143-166.
15.
Копелев Д. Н. Пиратство в XVI-XVIII веках: На острие мировой политики. СПб., 2013.-734 c.
16.
Копелев Д. Н. Раздел Океана в XVI-XVIII веках: истоки и эволюция пиратства. СПб., 2013.-736 с.
17.
Губарев В. К. Фрэнсис Дрейк. М., 2013.-374 c.
18.
New Light on Drake: A Collection of Documents Relating to His Voyage of Circumnavigation, 1577-1580 / ed. by Z. Nuttall. L.: Hakluyt Society, 1914.-443 p.
19.
Михеев Д. В. Ход кругосветной экспедиции Фрэнсиса Дрейка в свидетельствах штурмана Нуньо да Силвы // Историческое произведение как феномен культуры: материалы XI международной научной конференции (Сыктывкар, 27 октября 2017 г.). Сыктывкар: Изд-во СГУ им. Питирима Сорокина, 2017. Вып. 11. С. 32-37.
20.
The World Encompassed by Sir Francis Drake / Ed. by W. S. W. Vaux. L.: Hakluyt Society, 1854.-295 p.
21.
The World Encompassed by Sir Francis Drake, Being his next voyage to that to Nombre de Dios formerly imprinted; Carefully collected out of the notes of Master Francis Fletcher Preacher in this imployment, and divers others his followers in the same. L.: Printed for Nicholas Bourne, 1628.-108 p.
22.
Voyages of Hawkins, Frobisher and Drake. Select narratives from the «Principal Naviagations» / Ed. by E. J. Payne. Oxford: Clarendon Press, 1907.-280 p.
23.
Брэм А. Э. Жизнь животных. В 3 т. М., 1992. Т.1.-501 с.
References (transliterated)
1.
Magidovich I. P., Magidovich V. I. Ocherki istorii geograficheskikh otkrytii v 5 tomakh. M., 1983. T. 2. Velikie geograficheskie otkrytiya (konets XV – seredina XVII v.).-399 c.
2.
Khazanov A. M. Pochemu portugal'tsy stali pervoprokhodtsami v epokhu Velikikh geograficheskikh otkrytii? // Novaya i noveishaya istoriya. 2017. № 3. S. 29-38.
3.
Corbett J. S. Drake and Tudor Navy. Vol. I. N.-Y., 1899.-415 p.
4.
Sorbett J. S. Sir Frencis Drake. L. 1890.-209 p.
5.
Williamson J. A. The Age of Drake. L., 1938.-400 p.
6.
Cummins J. Francis Drake. N.-Y., 1997.-348 p.
7.
Lace W. W. Sir Francis Drake. N.-Y., 2009.-461 p.
8.
Andrews K. R. The Aims of Drake’s Expedition of 1577–1580 // The American Historical Review. 1968. Vol. 73. № 3. P. 724–740.
9.
Wagner H. R. Sir Francis Drake’s Voyage around the World. San Francisco, 1926.-543 p.
10.
Kelsey H. Sir Francis Drake: The Queen’s Pirate. L., 1998.-566 p.
11.
Whitfield P. Sir Francis Drake. L., 2004.-160 p.
12.
Malakhovskii K. V. Krugosvetnyi beg «Zolotoi lani». M., 1980.-168 c.
13.
Mozheiko I. V. Piraty, korsary, reidery. M., 2007.-380 c.
14.
Kopelev D. N. V poiskakh edinogo mira. Krugosvetnye ekspeditsii: ot «dolgogo XVI veka» k epokhe prosveshcheniya // Prirodnoe i kul'turnoe nasledie: mezhdistsiplinarnye issledovaniya, sokhranenie i razvitie. Kollektivnaya monografiya po materialam VII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Sankt-Peterburg, RGPU im. A. I. Gertsena, 24-25 oktyabrya 2018 goda. SPb., 2018. S. 143-166.
15.
Kopelev D. N. Piratstvo v XVI-XVIII vekakh: Na ostrie mirovoi politiki. SPb., 2013.-734 c.
16.
Kopelev D. N. Razdel Okeana v XVI-XVIII vekakh: istoki i evolyutsiya piratstva. SPb., 2013.-736 s.
17.
Gubarev V. K. Frensis Dreik. M., 2013.-374 c.
18.
New Light on Drake: A Collection of Documents Relating to His Voyage of Circumnavigation, 1577-1580 / ed. by Z. Nuttall. L.: Hakluyt Society, 1914.-443 p.
19.
Mikheev D. V. Khod krugosvetnoi ekspeditsii Frensisa Dreika v svidetel'stvakh shturmana Nun'o da Silvy // Istoricheskoe proizvedenie kak fenomen kul'tury: materialy XI mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii (Syktyvkar, 27 oktyabrya 2017 g.). Syktyvkar: Izd-vo SGU im. Pitirima Sorokina, 2017. Vyp. 11. S. 32-37.
20.
The World Encompassed by Sir Francis Drake / Ed. by W. S. W. Vaux. L.: Hakluyt Society, 1854.-295 p.
21.
The World Encompassed by Sir Francis Drake, Being his next voyage to that to Nombre de Dios formerly imprinted; Carefully collected out of the notes of Master Francis Fletcher Preacher in this imployment, and divers others his followers in the same. L.: Printed for Nicholas Bourne, 1628.-108 p.
22.
Voyages of Hawkins, Frobisher and Drake. Select narratives from the «Principal Naviagations» / Ed. by E. J. Payne. Oxford: Clarendon Press, 1907.-280 p.
23.
Brem A. E. Zhizn' zhivotnykh. V 3 t. M., 1992. T.1.-501 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"