Статья 'Познавательные ценности служилого населения Западной Сибири XVII века' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Познавательные ценности служилого населения Западной Сибири XVII века

Путилин Сергей Владимирович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра отечественной истории и документоведения, Курганский государственный университет

640020, Россия, Курганская область, г. Курган, ул. Советская, 63, стр.4

Putilin Sergei Vladimirovich

PhD in History

Docent, the department of Russian History and Document Science, Kurgan State University

640020, Russia, Kurganskaya oblast', g. Kurgan, ul. Sovetskaya, 63, str.4

poutilin@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.8.27010

Дата направления статьи в редакцию:

30-07-2018


Дата публикации:

26-08-2018


Аннотация.

Предметом исследования является служилое население Западной Сибири XVII века, а объектом исследования выступают их духовные ценности, в частности познания. Автор подробно рассматривает вопросы познавательного отношения к действительности служилых людей: языковые инструменты познания и сознание. Особое внимание уделяется субъективному восприятию познавательных ценностей, раскрывается их структура и состав, содержательный смысл, соотношение. Даются определения познавательных ценностей с точки зрения служилых людей – языка, знания. Раскрываются особенности интерпретации познавательных ценностей с точки зрения контекста событий. Для реконструкции познавательных ценностей применяется контент-анализ содержания исторических источников, авторами которых выступают служилые люди – летописи, делопроизводственные документы, описки, переписка. К числу основных выводов исследования можно отнести понимание ценности познания и информации для служилого населения как наиболее важных с точки зрения профессиональной деятельности, разнообразие познавательных ценностей в виде устной и письменной речи, знание, мышление и разум в различных, формах.Особым вкладом автора в исследование темы является междисциплинарный характер разработки темы, историко-антропологический подход к изучению служилого населения, применение современных информационных технологий и комплексный анализ содержимого источников. Новизна исследования заключается в разработке практических механизмов по измерению и осмыслению социально-психологических феноменов служилых людей, их духовных ценностей.

Ключевые слова: служилые люди, Западная Сибирь, XVII век, казаки, воеводы, государь, познание, ценности, язык, сознание

Abstract.

The subject of this research is the service population in Western Siberia of the XVII century; the object is their intellectual values, particularly cognitive. The author examines the questions of cognitive attitude towards reality of the service people: language instruments of cognition and consciousness. Special attention is given to the subjective perception of cognitive values, revealing their structure and content, conceptual meaning and interrelation. The definitions of cognitive values from the standpoint of service people – language and knowledge are provided; the peculiarities of interpretation of cognitive values from the perspective of the context of events are described. Among the main conclusions of the conducted research is the understanding of the value of cognition and information for service population as paramount from the perspective of professional activity, variety of cognitive values in form of verbal and written speech, knowledge, mentality and mind in different forms. The author’s contribution lies in the interdisciplinary method of research, historical-anthropological approach to studying service population, implementation of contemporary information technologies and comprehensive analysis of the sourced. The scientific novelty is defined by formulation of practical mechanisms on conceptualization of the socio-psychological phenomena of service people and their intellectual values.

Keywords:

values, cognition, sovereign, governors, cossacks, XVII century, Western Siberia, service people, language, consciousness

Служилые люди являлись во много первопроходцами Сибири, открывали новые земли, защищали уже осваиваемые, выполняли множество важных поручений, обеспечивали жизнедеятельность в данном регионе. Объективную значимость служилых людей в присоединении Сибири признают и изучают историки прошлого и настоящего: социально-экономическое положение служилого населения [1], их морально-психологический облик [2], служба в Тобольске [3], самоидентификация и социальной структура в Сибири [4].

«Человек живет в мире смыслов» - этот тезис можно найти в большинстве трудов как современных, так и исследователей прошлого. Поэтому просто немыслимо обойти стороной то ядро, которое является самым центром миропонимания внутри личности. Эти ценности являются специфическим способом понимания мира и построения своего поведения в нем. «Ценности являются ясно ощутимыми феноменами, - подчеркивает один из наиболее авторитетных аксиологов М. Шелер [5, с. 49]. Вместе с этим о мировоззрении служилых людей, их ценностях нам известно недостаточно. Цель данного исследования – раскрыть, интерпретировать духовные (познавательные) ценности служилых людей, чтобы лучше понимать смысл из деятельности, мотивацию.

Под служилыми людьми Западной Сибири XVII века, понимаются два слоя – высший (воеводы, их товарищи, головы), осуществляющий руководство, так называемый «административный аппарат», и низший (дети боярские, стрельцы, казаки), исполняющие задания вышестоящих руководителей. Территория Западной Сибири XVII века привлекательная тем, что здесь активно шли процессы формирования и проявления ценностей служилых людей, поскольку их деятельность часто была связана с риском для жизни и требовала усиленного духовного определения.

Для более качественного анализа содержания был использован метод контент-анализа [6, с.139] и осуществлен строгий отбор исторических источников, авторство которых принадлежит служилым людям. В частности, привлекаются летописи (Нарышкинская повесть, Погодинский летописец) и делопроизводственные документы (переписка, описки между служилыми людьми в Западной Сибири)

В результате анализа источников были выделены несколько духовных ценностей – это познание (80%) и нравственность (20%). Для всех слоев служилой общности в духовных ценностях превалирует познавательное отношение к действительности. Случайно ли подобное соотношение с явным перевесом ценности познания? Думается, что нет. Ведь именно в познании, знании окружающей действительности так нуждался служилый человек независимо от ранга в служилой иерархии. Поскольку и воевода, и простой сибирский казак испытывали потребность в информации для принятия правильных решений для управления или зашиты территории, людей, материальных ценностей. «Информирован - значит, вооружен» - данный девиз лучше всего подходит для жизни служилых людей. Особенно в условиях, когда обстановка нестабильная и постоянно меняется. Именно на познании как главной духовной ценности служилых людей акцентируем внимание во время нашего исследования.

В познании служилых людей можно выявить два смысловых компонента в порядке их значимости: 1) язык (скажет, скажи, скажу, скажут, реч, речам, речей, речи, глаголемей, глаголеми, разговаривали, разговорити, 65%) и 2) сознание (35%). Значит, для служилого человека познание - это, прежде всего, владеть языком и сознавать. Важно уметь преподнести словом то, что знаешь. Человеческий язык есть уникальное и универсальное свойство людей, позволяющее активно познавать и осмысливать окружающую действительность. Он может быть представлен живым словом или письменным. По мнению служилых людей, язык представлен двумя видами: живая речь (2%) и письменность (1,03%). В широком смысле слова, язык для служилого населения – это слово, в большинстве случаев устное.

Живая речь служилых людей представлена разновидностью: просто речь (скажет, скажи, скажу, скажут, реч, речам, речей, речи, глаголемей, глаголемий), поисковая, допросная речь (роспрашивал, роспрашивали, роспрашиван), диалогичная речь (разговаривали, разговорити), ретранслирующая речь (зачитать, зачитают, вычетчи), заговорная речь (подговаривали, подговаривати, уговаривал). Нарышкинская повесть приводит интересный эпизод. Царь Кучюм стоит на Чювашевой горе, наблюдает разгром своих войск и предательский отход остяцких князьков, «…рече сущим своим…», он пытается словами выразить свои внутренние размышления, говорит мысли вслух, которых было много: «Також и он сам на ся рек, к сему ж глагола: “Аз победих во граде Сибири князей Ётигера и Бекбулата и многое у них богатства и прииобретох”» [7 , с. 242-243]. Язык, во-первых, является выражением процессов происходящих в сознании, а если посмотреть шире, является отражением познания происходящих событий в окружающей действительности. Кучюм задается вопросом, почему он потерпел поражение, он, обладающий большим войском: «Кто мя победи, напрасно из царства мя изогна? Но ис простых руских людей атаман…» [8, с. 242]. Да, действительно, вопросы эти являются для него самыми актуальными в данный момент жизни. И все усилия он направляет на поиск причин происходящих трагических для него событий. При этом он постоянно говорит вслух, и, в конце концов, говорит сам с собой ( «сам на ся рек»), и находит причины своего поражения (убийство князей Етигера и Бекбулата), продолжая рассуждать вслух («глагола»). Во-вторых, можно заметить, как язык используется в устной форме, и он всего лишь отражает познавательные психические процессы, рассуждения.

Помимо устного языка, активно использовался письменный формат общения и познания. Письменность представлена тремя видами: просто письмо (писаны, писати, писать, писмо), отчетное письмо (отписать, отписей, отписи, отписка) и аналитическое письмо (написали, написан, написано, написати, росписей, росписи, роспись). Наиболее ценным является просто письмо, то есть отражение языка на бумаге. Отписка тобольского воеводы князя Алексея Трубецкого туринскому воеводе Афанасию Зубову от августа 1630 г. является свидетельством письменного обсуждения вопросов пропускной системы между Русью и Сибирью. «И наперет сево, господине, - обращается на равных воевода Алексей к другому воеводе Афанасию, - писано к тебе ис Тобольска в Туринской острог и не одиножды: которые люди придут в Туринской острог без проезжих грамот, и. тебе, тех людей имая, велено сажать в тюрьму до тобольские отписки, да о том велено тебе писать в Тоболеск» [9, с. 382]. В источнике имеем дело с двумя видами письма: простое письмо и письмо отчетное. Так, Алексей упоминает, что простое «письмо» является письмом с определенной информацией. До этого, если коснуться конкретики, Туринскому воеводе были даны примерные инструкции, облеченные в языке на бумаге, о правилах пропуска людей через Туринский острог – с «проезжими грамотами». И если, вдруг, произойдет внештатная ситуация появления нелегалов («без проезжих грамот»), то надо запечатлеть информацию в письме и отправить в Тобольск. А из Тобольска последует ответ-отчет на поступившую информацию с указанием действий.

Второй элемент познания это сознание. Согласно представлениям всех слоев служилой общности сознание состоит из нескольких компонентов (видов знания): 1) знание (ведает, ведаешь, поведа, поведает, поведано, выведывали, выведывать, 70%), 2) мышление (дума, думали, думать, мыслити, мыслить, мыслью, задумався, 20%), 3) разум (умы, премудрости, разумев, разумеем, совет, совета, совете, 10%). На компоненте «знание» остановимся немного подробнее. Этот компонент состоит в представлении всех слоев из четырех микро-компонентов: знание в чистом виде (ведает, ведаешь, ведали, ведать, вестей, вестем, вестех, вести), передача знаний (возвести, возвестиша, возвещати, поведати, поведаху, поведаша, учение, учению), истинность знаний (истинною, истинну, истинную) и получение знаний (проведает, проведал, проведали). В узком смысле слова сознание – это знание (в чистом виде и его передача). В широком смысле сознание – это знание, обладающее преемственностью, соприкасающееся с мышлением и разумом. Таково восприятие служилых людей XVII века. Знание в чистом виде предполагает знание двух подвидов: знание уже приобретенное («ведение»), и знание, полученное извне и приобретающее статус знания уже имеющегося («весть»).

В отписке к томским воеводам Ивану Шеховскому и Максиму Радипову от ноября 1622 года, прикащик Евстафия (Остафия) Харламова сообщает о том, что к нему 5 ноября сего года из талаевых юрт писал служилый человек Дмитрей Приезжей: «…были киргизы в Басагарах и … проведывали вестей, куда казаки идут войною…» [10, с 390]. Довольно любопытная ситуация, где слово «весть» используется как раз в двух значениях. Во-первых, имеется объективное знание о будущем военном движении казаков («куда казаки идут войною»), - знание в чистом виде, «весть». Этим знанием хотят завладеть киргизы, чтобы наиболее удачно атаковать ясачных людей. Во-вторых, киргизы пытаются активно получить («проведывали») эту информацию.

В сентябре 1635 года тобольский воевода Михаил Темкин-Ростовский пишет туринскому воеводе о существовании угрозы нападения калмыков, которые могут объявиться в любой момент в любом месте. И если вдруг произойдет приход «воинских людей» и вдруг «дурно учинится», Иван Львов должен немедленно сообщить другим воеводам (прежде всего тобольскому) и принять соответствующие меры: «А про те вести писать в Тоболеск и на Тюмень к воеводе ко князю Ивану Львову и в слободы к прикашиком с нарочными гонцы. Да и в ясачные волости посылати тот же час с вестью, чтобы ясачные люди ехали в город с женами и з детьми; а которые в города не поедут, и им бы те вести были ведомы и жили б с великим береженьем» [11, с. 355]. Как видим, воевода Михаил употребляет два вида знания в чистом виде: «вести» и «ведомы». Речь идет о новостях, знании о нападениях калмыков. Это знание в чистом виде, еще не усвоенном до уровня «ведомы» - высшего уровня. Не случайно воевода тобольский рекомендует и приказывает в случае наступления калмыков передать это знание в Тобольск, Тюмень и близлежащие слобода посредством письма («А про те вести писать…»). В результате начнется передача знания, но само знание так и остается знанием в чистом виде, ибо оно без предлога. Аналогично оповещение знанием о калмыцкой опасности в ясачных волостях: к ним посылают с вестью, но весть при этом так и остается вестью самой по себе. В результате мы наблюдаем реальный процесс перехода знания в чистом виде с одного уровня на другой. Гонцы приезжают в пункты назначения, например, в ясачные земли или в города, и передают «вести», еще не усвоенные знания первого уровня людям, после чего они становятся усвоенным знанием в чистом виде, но высшего уровня («те вести были ведомы»), Заметим, что знание передают другие люди – гонцы. Разница между вестью и знанием в том, что после его усвоения, человек принимает конкретные действия, например, оборонительного свойства («жили б с великим береженьем»), по практичесому его применению в жизни.

Таким образом, язык являлся инструментом познания для служилого человека и активно использовался в общении. Среди духовных ценностей познание преобладало в силу своей информационной привлекательности для профессиональной деятельности служилого человека. Познание состоит из языка (устная и письменная речь) и сознания (знание). Устная речь для служилого человека была главным средством для получения самых разнообразных знаний. Для воевод и управленцев требовались знания самого различного плана (военные, экономические, культурные, социальные), а для казаков и других рядовых служилых людей требовалось знать информацию преимущественно военного характера, для успешного отражения атак неприятелей.

Библиография
1.
Никитин Н.И. Военнослужилые люди и освоение Сибири в XVII в. // История СССР. 1980. №
2.
С.161-173 2. Кутищев А.В. "Служилые люди" Московского государства: морально-психологический портрет и военно-профессиональный статус // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2016. № 10-1. С. 148-152.
3.
Пузанов В.Д. Служилые люди Тобольска на "береговой службе" Сибири // Вестник Курганского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2015. № 5 (39). С. 37-40.
4.
Накишова М.Т. Cлужилые люди Cибири: маркеры социальной самоидентификации во второй половине XVII века // Научный форум: Юриспруденция, история, социология, политология и философия Сборник статей по материалам III международной заочной научно-практической конференции М., 2017. С.6-11.
5.
Шелер М. Формализм в этике и материальная этика ценностей // Культурология XX век: Антология. Аксиология, или философское исследование природы ценностей. М.: ИНИОН, 1996. С. 45 – 60.
6.
Бородкин Л. И. Многомерный статистический анализ в исторических исследованиях. М., 1986. С139.
7.
Полное собрание русских летописей. М., 1987. Т. 36.
8.
Там же.
9.
Миллер Г. Ф. История Сибири: В 2 т. М., 1999. Т.2.
10.
Там же
11.
Миллер Г. Ф. История Сибири: В 2 т. М., 1999. Т.1
References (transliterated)
1.
Nikitin N.I. Voennosluzhilye lyudi i osvoenie Sibiri v XVII v. // Istoriya SSSR. 1980. №
2.
S.161-173 2. Kutishchev A.V. "Sluzhilye lyudi" Moskovskogo gosudarstva: moral'no-psikhologicheskii portret i voenno-professional'nyi status // Aktual'nye problemy gumanitarnykh i estestvennykh nauk. 2016. № 10-1. S. 148-152.
3.
Puzanov V.D. Sluzhilye lyudi Tobol'ska na "beregovoi sluzhbe" Sibiri // Vestnik Kurganskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye nauki. 2015. № 5 (39). S. 37-40.
4.
Nakishova M.T. Cluzhilye lyudi Cibiri: markery sotsial'noi samoidentifikatsii vo vtoroi polovine XVII veka // Nauchnyi forum: Yurisprudentsiya, istoriya, sotsiologiya, politologiya i filosofiya Sbornik statei po materialam III mezhdunarodnoi zaochnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii M., 2017. S.6-11.
5.
Sheler M. Formalizm v etike i material'naya etika tsennostei // Kul'turologiya XX vek: Antologiya. Aksiologiya, ili filosofskoe issledovanie prirody tsennostei. M.: INION, 1996. S. 45 – 60.
6.
Borodkin L. I. Mnogomernyi statisticheskii analiz v istoricheskikh issledovaniyakh. M., 1986. S139.
7.
Polnoe sobranie russkikh letopisei. M., 1987. T. 36.
8.
Tam zhe.
9.
Miller G. F. Istoriya Sibiri: V 2 t. M., 1999. T.2.
10.
Tam zhe
11.
Miller G. F. Istoriya Sibiri: V 2 t. M., 1999. T.1
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"