Статья 'Иракская война 2003 года и позиция САР' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Иракская война 2003 года и позиция САР

Джаззан Ферас Зайд

доктор исторических наук

аспирант, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклуха Маклая, 21, корп. 2 , ком. 808

Dzhazzan Feras Zaid

Doctor of History

Post-graduate student, the department of Theory and History of International Relations, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, Moscow, Mikluho Maklaya Street 21, building #2, office #808

ferasjazzan1986@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2017.11.24686

Дата направления статьи в редакцию:

10-11-2017


Дата публикации:

30-12-2017


Аннотация.

Предметом исследования является Иракская война и ее воздействие на международные отношения»; рассматриваются внутренние причины войны , а также внешние факторы, предопределившие его переход в острую, военную, фазу. Анализируется его воздействие на весь спектр международных отношений в регионе, определяется позиция ведущих стран Ближнего и Среднего Востока по конфликту вокруг Ирака. Особое внимание уделяется внешнеполитической стратегии США в зоне Персидского залива, подробно рассматривается проект создания Большого Ближнего Востока Автор основывал свое исследование на принципах научной объективности и историзма, на концептуальном подходе к решению поставленной проблемы. Автором использованы новейшие публикации на арабском и английском языках, некоторые из которых впервые вводятся в научный оборот. Это делает возможным провести глубокий всесторонний анализ поставленной проблемы в контексте серьезных изменений в системе международных и региональных отношений. В результате проведенного исследования были установлены наиболее важные факторы

Ключевые слова: Сирия, Ирак, стран персидского залива, Сирийский кризис, Кувейтский кризис, Оман, Арабская весна, Воина в Сирии, Иран, Саудовская арабская

Abstract.

The subject of this research is the Iraq War and its impact upon the international relations. The author examines the domestic causes for war, as well as external factors that predetermines its transition into the acute, military phase. The article analysis its effect upon the entire range of international relations in the region, as well as defines the position of leading countries of the Near and Middle East regarding the conflict around Iraq. Special attention is given to the foreign political strategy of the United States in the zone of Persian Gulf alongside the project of creation of the Large Near East. The author applies the most recent publications in Arab and English languages, some of which are introduced into the scientific discourse for the first time. This allows conducting a comprehensive analysis of the task at hand in the context of serious transformations within the system of international and regional relations. As a result of this work, the author was able to identify the most essential factor.

Keywords:

Arab Spring, Oman, Kuwait crisis, Syrian Crisis, Persian Gulf states, Iraq, Syria, War in Syria, Iran, Saudi Arabia

В начале 2000-х гг. Ирак испытывал негативные последствия санкций, а Сирия, с провалом мирного процесса, остро нуждалась в новых ресурсах для поддержания своего режима. Такая ситуация привела Асада и Саддама к необходимости налаживания двусторонних отношений. Возобновление работы давно перекрытых трубопроводов позволило Ираку экспортировать нефть в Сирию, сгладив тем самым огромное влияние санкций на экономику страны. Сирия, в свою очередь, получала иракскую нефть со скидкой, экспортируя свою по международным ценам и зарабатывая на этом доход для страны. Сирийские бизнесмены также стали выходить на иракский рынок, что стало причиной недовольства США, пытающихся держать Ирак в изоляции[1]

Основной причиной, по которой США продолжали контролировать Ирак, было убеждение в наличии у этой страны оружия массового поражения. После окончания войны в Персидском заливе, 3 апреля 1991 г. СБ ООН принял резолюцию №687, в которой потребовал от Ирака безоговорочно ликвидировать и «не предпринимать попытки применять, разрабатывать, создавать или приобретать» оружие массового уничтожения и баллистические ракеты дальностью свыше 150 км[2] Для контроля над выполнением данной задачи была создана специальная Комиссия ООН по Ираку – ЮНСКОМ (UNSCOM – United Nations Special Commission on Iraq), которая должна была проводить инспекции и следить за уничтожением химического и биологического оружия, объектов по их производству и хранению, а также контролировать потенциал баллистических ракет[3]

В 1998 г. Ирак приостановил сотрудничество с ЮНСКОМ, обвинив его в проамериканской позиции, а также орудием военного шпионажа США, и заставил инспекторов ООН покинуть страну. Фактически конфликт носил двусторонний характер – столкновение интересов США и Ирака.

12 сентября 2002 г. выступая в Генеральной Ассамблее ООН, Дж. Буш полностью посвятил свою речь проблеме Ирака. Он призвал делегатов ГА ООН поддержать решительные действия против режима, который несет прямую угрозу мира – терроризм, оружие массового уничтожения, нарушение прав человека, источник нестабильности и агрессии в регионе. США полагали, что силовая акция продемонстрирует Ираку решимость мирового сообщества окончательно решить проблему его разоружения

К 2000 г. при ООН была создана новая комиссия по разоружению Ирака – ЮНМОВИК (UNMOVIC – United Nations Monitoring, Verification and Inspection Commission), которая уже в январе 2003 г. подготовила доклад о работе, проделанной в течение 60 дней после возобновления инспекций в Ираке. В отчете отмечалось, что инспекторам не удалось найти свидетельств о производстве, разработке или хранении запрещенного оружия на территории Ирака[4]

Тем не менее США и Великобритания, единственная из европейских стран, поддерживавшая позицию Америки по иракскому вопросу, располагая данными собственных спецслужб, остались неудовлетворенными работой новой Комиссии и прекратили попытки влиять на Саддама посредством ООН.

Сирия выступила также против военного вмешательства США в Ирак и предпринимала попытки лишить американскую сторону легитимности в СБ ООН. Также Сирия позволила исламистским боевикам присоединиться к сопротивлению на территории Ирака, которое было сформировано с целью недопущения и противостояния американскому вторжению. Основной причиной подобной сирийской позиции было опасение стать следующей мишенью для американской политики в регионе[5]

Такие действия Сирии привели не только к дальнейшей враждебности США, но и толчком к активации деятельности транснационального исламского движения и джихадистов в Сирии. Эта политика дала зарождение силам, которые с началом сирийского кризиса продолжили воевать на сирийской территории, что негативно отразилось на урегулировании ситуации вокруг Сирии.

После оккупации Ирака регион Ближнего Востока не стали стабильнее и безопаснее. Террористические и экстремистские группировки, в первую очередь, Аль-Каида, активно использовали в своих интересах сложное положение в Ираке. Послевоенное развитие событий в этой стране лишний раз свидетельствует о контрпродуктивности односторонних силовых действий в обход мнения международного сообщества.

«Свободный» Ирак оказался ввергнутым сразу в несколько войн: между суннитами-шиитами, между арабами и курдами, между иракцами и оккупационными войсками. Иракское сопротивление, неоднородное по своему религиозному и национальному составу, в своем большинстве выступило за безотлагательный вывод иностранных войск с территории страны[6]

Отношение в Европе и США к сложившемуся после оккупации Ирака и свержения Саддама положению в регионе имело значительные отличия. Эти расхождения касались, прежде всего, ситуации в самом Ираке. Большинство европейцев было твердо убеждено, что им врали относительно наличия в Ираке оружия массового поражения, в то время как 31% американцев выразили уверенность в том, что Ирак располагал им. Более 80% европейцев считали, что войну против Ирака не следовало начинать. Для большинства европейцев была очевидна и действительная причина войны против «международного терроризма» - это установление контроля со стороны Запада, в первую очередь США, над запасами ближневосточной нефти, смена неугодных правительств исламских стран и обеспечение безопасности Израиля. 73% европейцев и лишь 49% американцев справедливо полагали, что война в Ираке привела к росту угрозы со стороны международного терроризма[7]

Террористические акты в странах-участницах антииракской коалиции, отсутствие каких-либо доказательств, что война 2003 г. была необходима и правомерна, в дальнейшем привели к постепенному принятию решений о выводе из Ирака военных контингентов Испании, Польши, Нидерландов и других стран. Все это подтверждало вероятность того, что европейские страны в конечном итоге могут прийти к выводу о том, что открыто от американской политики необходимо дистанцироваться[8]

В период до и после американо-британской агрессии против Ирака страны-члены ССАГПЗ оказались заложниками политики США. На их территориях располагались основные американские военные базы в регионе, созданные как до Кувейтского кризиса 1990-1991 гг. (в Омане и Бахрейне), так и в ходе его (в Саудовской Аравии, Кувейте, Катаре и ОАЭ) для временного размещения войск антииракской коалиции, но превратившиеся фактически в постоянные базы США в период балансирования на грани войны с Ираком в 1990-е гг. и с началом контртеррористической операции «Несгибаемая свобода» в 2001 г. Кроме того, в начале XXI века арабские государства, в частности, Кувейт и Бахрейн, продлили соглашения с США о военном сотрудничестве, условия которых предусматривали в случае обострения обстановки использование вооруженными силами США военных баз на их территориях

Несмотря на то, что страны-члены ССАГПЗ выступали за скорейшее разрешение конфликтной ситуации вокруг Ирака, они на этот раз были против очередного применения силы со стороны США и их европейских союзников, так как хорошо понимали, что это приведет к росту антизападных и антиамериканских настроений в мусульманском мире и массовым протестам населения, усилит поддержку исламистов и поставит под угрозу внутриполитическую стабильность арабских стран. И как показали последующие события, такие опасения не оказались напрасными. Такую же позицию заняла и Лига арабских государств, генеральный секретарь которой Амр Муса подчеркнул в своем заявлении, что «страны арабского мира не поддерживают и категорически против любой акции, направленной против любого арабского государства и Ирака, в частности»[9]

Наиболее показательным стало отношение к военно-силовой политике США в регионе лидера ССАГПЗ Саудовской Аравии, достаточно резко выступившей против новой войны в Заливе. Ухудшение отношений между США и Саудовской Аравией наметилось еще в 2001 г., когда после терактов в США американские средства массовой информации обвинили саудовскую королевскую семью в оказании поддержки террористам и предоставлении им финансовой помощи через исламские благотворительные фонды. Это привела к тому, что в Саудовской Аравии возникли опасения, что за сменой режима в Ираке, могут последовать и шаги, направленные против монархического строя в королевстве.

Саудовскую Аравию также беспокоило возможное изменение баланса интересов на нефтяном рынке за счет получения американцами контроля над иракскими запасами нефти. Если Ирак не будет следовать определяемым ОПЕК квотам на добычу нефти, это могло сделать эту организацию неэффективной в деле регулирования цен на нефть и, как следствие, ослабить доминирующую роль Саудовской Аравии и в ССАГПЗ. Увеличение предложения иракской нефти на мировом рынке грозило также снижением ее стоимости. Все эти обстоятельства привели к тому, что Саудовская Аравия, не имея возможности воспрепятствовать проведению операции «Свобода Ираку», заняла компромиссную позицию, хотя и пошла на определенные разногласия с США. Под давлением саудовских властей ответственный за проведение этой операции региональный штаб ОЦК ВС США был переведен с авиабазы «Принц Султан» в Саудовской Аравии на авиабазу «Аль-Удейд»[10] в Катаре С одной стороны, Саудовская Аравия тем самым пыталась обезопасить себя от роста угрозы безопасности внутри страны и за ее пределами, но с другой, саудиты теряли фактически свое лидерство в регионе и роль стратегического союзника США в пользу Катара.

Негативную позицию по отношению к новой войне в Ираке заняла Сирия, которая поддержала антииракскую коалицию 1990-1991 гг. Голосовала Сирия и за резолюцию №1441 СБ ООН от 8 ноября 2002 г., призывавшую Ирак добровольно разоружиться под контролем ООН и отказаться от производства оружия массового поражения.[11] Тогда министр иностранных дел Сирии, отвечая на вопрос, не является ли это шагом в сторону нормализации отношений с США, заявил: «Мы голосовали за резолюцию не для того, чтобы получить что-то взамен. Мы отстаивали общеарабскую позицию, чтобы предотвратить автоматическое развязывание войны и применение военных средств против Ирака и всего региона».

Одним из факторов, вызывавших беспокойство в Сирии, были попытки США использовать в Ираке в ходе операции курдские вооруженные формирования. Как известно, наряду с Сирией курдский вопрос стоит с разной степенью остроты также перед Турцией и Ираном. Перспектива дезинтеграции Ирака и создания на его территории независимого Курдистана могла сразу же привести к усилению центробежных тенденций среди курдского меньшинства в этих странах. Поэтому Турция перед началом операции первоначально отказала США в праве использовать ее воздушное пространство в военных целях. Однако в дальнейшем она поддержала действия американцев, получив в качестве компенсации от США 1 млрд.[12] долларов

Как уже отмечалось, после прихода к власти в Сирии Б. Асада, известного личной дружбой с сыном С. Хусейна Кусеем отношения с Ираком претерпели определенные позитивные изменения, в том числе и в военной и экономической областях. Так, в 2000 г. был вновь запущен трубопровод из Ирака в сирийский порт Банияс, по которому ежедневно перекачивалось 200 тыс. баррелей иракской нефти в обход санкций ООН.

После начала операции «Свобода Ираку» госсекретарь США К. Пауэлл пригрозил Сирии «серьезными последствиями» за поддержку Ирака, а в середине апреля 2003 г. американцы остановили перекачку нефти из месторождений Киркука в Сирию и Ливан, наказав таким образом эти страны за осуждение агрессии против Ирака[13]. Американо-сирийские отношения еще более ухудшились, когда Конгресс США 11 декабря 2003 г. принял «Закон об ответственности Сирии», в соответствии с которым на эту страну были наложены экономические санкции. Помимо обвинений в подрыве усилий по стабилизации обстановки в Ираке, Сирия обвинялась также в поддержке терроризма, оккупации Ливана, разработке оружия массового поражения и средств его доставки

Вместе с тем сирийский лидер Б. Асад проводил достаточно взвешенную политику и не пошел на открытую конфронтацию с США, чтобы еще более не обострять обстановку в регионе. Сирия, испытывавшая определенную конкуренцию со стороны Ирака в попытках занять лидирующие позиции в арабском мире, после насильственной смены власти в Багдаде, стремилась упрочить свои позиции как защитника общеарабских интересов и повысить уровень своего влияния в регионе. Обвинения США в адрес Сирии в связи с наличием у нее запасов химического оружия заставили сирийское руководство действовать весьма осмотрительно, чтобы не стать следующей жертвой объявленной США борьбы против стран «оси зла». В этой связи Б. Асад заявил, что химическое оружие его стране необходимо для сдерживания обладающего ядерным оружием Израиля, подчеркнув при этом: «Мы – страна, которая частично оккупирована, периодически мы становимся объектом израильской агрессии. Поэтому для нас естественно искать средства самозащиты»

Новая ситуация в Ираке привела к тому, что каждая страна-сосед вынуждена была самостоятельно определяться с тем, какой стратегии нужно придерживаться в двусторонних отношениях, что привело к большому разнообразию во взглядах по этому вопросу. Сирия, озабоченная усилением США в Ираке, призывала к сопротивлению до завершения иностранной оккупации. В Иордании тревогу вызывала деятельность в Ираке аль-Каиды, которая организовала серию взрывов в отелях в Аммане. Саудовская Аравия стремилась урегулировать пограничный вопрос и пристально следила за ростом шиитского влияния в Ираке в ущерб суннитскому. В Кувейте озабоченность вызывали прошлые конфликты с Ираком, нерешенность проблем границы, кувейтских пленных, а также и будущее иракской федерации. Иран, в свою очередь, увидел возможность резко усилить свое влияние в регионе.

Присутствие американских войск на территории Ирака было для Сирии базой для смены неугодных Вашингтону правительств в регионе, в том числе, сирийского. Эти опасения усиливались в связи с тем давлением, которое США оказывали на палестинское движение ХАМАС и Иран, с которым Сирия поддерживала дружественные отношения.

11 января 2003 г. министр иностранных дел Сирии Ф. Шараа выступил со специальным заявлением, в котором осудил вторжение американских войск, каковы бы ни были причины этого вторжения. Тем не менее Сирия согласилась с резолюцией СБ ООН 1483 о вводе в Ирак многонациональных сил, подчиненных СБ [14]

После вторжения американских войск в 2003 г. Ирак в одностороннем порядке прервал подачу нефти на сирийский нефтепровод, что вызвало недовольство Дамаска. Сирия резко осудила американское вторжение в Ирак. Накануне в Дамаске была даже организована специальная конференция в поддержку Ирака, в работе которой приняло участие около 800 человек, включая вице-премьера Ирака Т. Азиза [15]

После вступления коалиционных войск в Ирак Сирия продолжила осуждать американскую и английскую оккупацию страны. 2 сентября 2003 г. с соответствующим заявлением выступил министр иностранных дел Сирии, отметив, что его страна готова сотрудничать с любым национальным правительством Ирака, сформированным после падения правительства С. Хусейна. Также сирийское руководство осудило создание американской военной базы на границе с Сирией [16]

30 июня 2004 г. после формирования переходного правительства Ирака во главе с И. Аллауи начался процесс улучшения отношений с Сирией. Прежде всего, это выразилось в возобновлении взаимной торговли и открытии пограничного перехода. Также И. Аллауи посетил с визитом Сирию, в ходе которого подтвердил стремление к разностороннему сотрудничеству, особо отметив охрану совместной границы

Библиография
1.
Hinnebusch, R. Syria-Iraq relations: state construction and deconctruction and the MENA states system / R. Hinnebusch // London: LSE Middle East Centre Paper Series, 2014. P.192) 2 20
2.
Resolution 1441 (2002) [Electronic resource] / United Nations. – 2017. – Mode of access: http://www.un.org/Depts/unmovic/documents/1441.pdf 3
3.
Дериглазова, Л.В. Война в Ираке 2003 г. как продолжение войны США против терроризма / Л.В. Дериглазова // Вестник Томского государственного университета. – 2004.-№281. – С. 11
4.
Дериглазова, Л.В. Война в Ираке 2003 г. как продолжение войны США против терроризма / Л.В. Дериглазова // Вестник Томского государственного университета. – 2004.-№281. – С. 14
5.
Hinnebusch, R. Syria-Iraq relations: state construction and deconctruction and the MENA states system / R. Hinnebusch // London: LSE Middle East Centre Paper Series, 2014.P.19
6.
Гончаров, А.И. Зигзаги военной политики Саддама Хусейна / А.И. Гончаров. – М.: Тончу, 2011.C.169
7.
Iraq and Public Opinion: The Troops Come Home [Electronic resource] / Pew Research Center. – 2017. – Mode of access: http://www.pewresearch.org/2011/12/14/iraq-and-public-opinion-the-troops-come-home/
8.
Espinosa, E. A difference that makes a difference? The US and Europe on values and culture / E.Espinosa // Working Paper. – 2005.-№16. – P.112
9.
Иракский кризис. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004.C.80
10.
Гончаров, А.И. Зигзаги военной политики Саддама Хусейна / А.И. Гончаров. – М.: Тончу, 2011.C.171
11.
Resolution 687 (1991) [Electronic resource] / United Nations. – 2017. – Mode of access: http://www.un.org/Depts/unmovic/documents/687.pdf
12.
Гончаров, А.И. Зигзаги военной политики Саддама Хусейна / А.И. Гончаров. – М.: Тончу, 2011.C.171
13.
Гончаров, А.И. Зигзаги военной политики Саддама Хусейна / А.И. Гончаров. – М.: Тончу, 2011.C.172
14.
Kirgis, F. Security Council Resolution 1483 on the Rebuilding of Iraq [Electronic resource] / F. Kirgis // American Society of International Law. – 2017. – Mode of access: https://www.asil.org/insights/volume/8/issue/13/security-council-resolution-1483-rebuilding-iraq
15.
Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон.-М.: АСТ, 2014.C.98
16.
Али Осам Абед Али, Внешняя политика Республики Ирак в 2003-2014 гг.: дис. … канд. ист. наук: 07.00.15 / Али Осам Абед Али. – Минск, 2015.C.51
References (transliterated)
1.
Hinnebusch, R. Syria-Iraq relations: state construction and deconctruction and the MENA states system / R. Hinnebusch // London: LSE Middle East Centre Paper Series, 2014. P.192) 2 20
2.
Resolution 1441 (2002) [Electronic resource] / United Nations. – 2017. – Mode of access: http://www.un.org/Depts/unmovic/documents/1441.pdf 3
3.
Deriglazova, L.V. Voina v Irake 2003 g. kak prodolzhenie voiny SShA protiv terrorizma / L.V. Deriglazova // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2004.-№281. – S. 11
4.
Deriglazova, L.V. Voina v Irake 2003 g. kak prodolzhenie voiny SShA protiv terrorizma / L.V. Deriglazova // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2004.-№281. – S. 14
5.
Hinnebusch, R. Syria-Iraq relations: state construction and deconctruction and the MENA states system / R. Hinnebusch // London: LSE Middle East Centre Paper Series, 2014.P.19
6.
Goncharov, A.I. Zigzagi voennoi politiki Saddama Khuseina / A.I. Goncharov. – M.: Tonchu, 2011.C.169
7.
Iraq and Public Opinion: The Troops Come Home [Electronic resource] / Pew Research Center. – 2017. – Mode of access: http://www.pewresearch.org/2011/12/14/iraq-and-public-opinion-the-troops-come-home/
8.
Espinosa, E. A difference that makes a difference? The US and Europe on values and culture / E.Espinosa // Working Paper. – 2005.-№16. – P.112
9.
Irakskii krizis. – M.: Institut izucheniya Izrailya i Blizhnego Vostoka, 2004.C.80
10.
Goncharov, A.I. Zigzagi voennoi politiki Saddama Khuseina / A.I. Goncharov. – M.: Tonchu, 2011.C.171
11.
Resolution 687 (1991) [Electronic resource] / United Nations. – 2017. – Mode of access: http://www.un.org/Depts/unmovic/documents/687.pdf
12.
Goncharov, A.I. Zigzagi voennoi politiki Saddama Khuseina / A.I. Goncharov. – M.: Tonchu, 2011.C.171
13.
Goncharov, A.I. Zigzagi voennoi politiki Saddama Khuseina / A.I. Goncharov. – M.: Tonchu, 2011.C.172
14.
Kirgis, F. Security Council Resolution 1483 on the Rebuilding of Iraq [Electronic resource] / F. Kirgis // American Society of International Law. – 2017. – Mode of access: https://www.asil.org/insights/volume/8/issue/13/security-council-resolution-1483-rebuilding-iraq
15.
Khantington, S. Stolknovenie tsivilizatsii / S. Khantington.-M.: AST, 2014.C.98
16.
Ali Osam Abed Ali, Vneshnyaya politika Respubliki Irak v 2003-2014 gg.: dis. … kand. ist. nauk: 07.00.15 / Ali Osam Abed Ali. – Minsk, 2015.C.51
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"