по
Философская мысль
18+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Философия познания"
Философия познания
Прись И.Е. - Проблема доступа в теории эпистемологического дисджонктивизма c. 1-25

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.10.1364

Аннотация: Излагается и анализируется предложенное Дунканом Притчардом решение проблемы доступа в теории эпистемологического дисджонктивизма, который утверждает, что в парадигматических случаях перцепции агент знает, что p, в силу рациональных оснований для его мнения, что p, которые одновременно доступны рефлексии и фактивны, то есть с необходимостью влекут наличие самого факта, p. Проблема доступа состоит в том, что приобретение знания об относящемся к внешнему миру (то есть эмпирическом) факте при помощи одной лишь рефлексии (то есть a priori) невозможно. Эта проблема, однако, в теории эпистемологического дисджонктивизма оказывается иллюзорной. Предлагается трактовать эпистемологическую проблему (любого, а не только перцептивного) знания в тесной связи с проблемой объяснительного провала в философии сознания, которая в свою очередь может трактоваться в терминах виттгенштайновской проблемы следования правилу. В случае знания «провал» между рациональными основаниями для мнения и фактом (знанием) закрывается прагматически, или феноменологически в широком смысле. В этом смысле любое знание, а не только знание перцептивное, имеет феноменологическое измерение. Классическое определение знания как обоснованного истинного мнения сохраняется, при условии, что обоснование предполагает свою укоренённость в факте, то есть является обоснованием подлинным (полным). Знание можно также определить как «успешное мнение».
Беляев В.А. - Философия К.Поппера и мировая посткультурная революция c. 1-97

DOI:
10.7256/2409-8728.2014.12.1430

Аннотация: Цель данной работы – показать связь между принципами философской позиции К.Поппера и фундаментальными принципами новоевропейской культуры – модерна. Модерн можно представить как развертывание мировой посткультурно-интеркультурной революции. В этом смысле философия Поппера рассматривается автором как одно из ярких выражений идеологии этой революции, особенно в ее посткультурном аспекте. Модерн в посткультурном аспекте можно представить как реализацию трех базовых проектов: «открытого общества», открытой природы» и «открытой теории познания». Поппер выступает в ХХ веке как один из радикальных идеологов «открытого общества» и позитивистски понимаемой науки. Это дает возможность показать, как в его философии реализуются указанные проекты. Посткультурно-интеркультурная интерпретация модерна дает возможность увидеть принципиальную связь между идеологом «открытого общества» и идеологом «открытой природы», то есть между «либералом» и «ученым». Философская позиция Поппера демонстрирует такую связь особенно ярко. Поппер – идеолог и «открытого общества» и позитивистски понимаемой науки, в которой сплелись стратегии «открытой природы» и «открытой теории познания». Поппер противостоит власти «концептуальных каркасов» культур над индивидуалистически понимаемым человеком, «объективной реальностью» и «объективной истиной». В этом можно увидеть отражение общей логики «критики культуры», которая выражает посткультурно-интеркультурную логику развертывания модерна. Поппер является приверженцем «эпистемологии без познающего субъекта». Это выражает модерновую логику движения к «объективной реальности», расположенной по ту сторону «Бога» и «человека». Завершается работа анализом философской позиции И.Лакатоса, который считает себя развивающим эпистемологическую логику Поппера. У него появляется диалектическая схема бесконечного «открывания» мира, которая выражает диалектику зрелого модерна, обнаруживающего невозможность для человека отказаться от стремлений к «закрытости».
Прись И.Е. - Инстинктивное знание без знания рефлексивного и vice versa c. 1-31

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.5.15174

Аннотация: Предметом исследования является понятие знания и, в частности, описанный Тимоти Уильямсоном случай, когда субъект знает, что p, несмотря на то, что имеющаяся у него очевидность почти с достоверностью свидетельствует о том, что он не знает, что p. Мы интерпретируем этот случай при помощи вводимого нами различия между инстинктивным и рефлексивным/интроспективным (и, в частности, феноменальным) знанием. При этом мы принимаем классическое определение знания как обоснованного истинного мнения. Мы предполагаем существование особого причинно-нормативного процесса формирования рефлексивного знания, устанавливающего отношение семейного сходства между более или менее рефлексивными видами знаниями. К основному выводу проведённого исследования относится возможность существования глубоко инстинктивного знания без соответствующего рефлексивного знания и наоборот. Мы также полагаем, что всякое знание в конечном итоге имеет феноменальный (в широком смысле) характер, что позволяет закрыть эпистемологический «провал» между обоснованным мнением и знанием. Мы интерпретируем случаи Гетье как случаи истинных мнений с неполным обоснованием.
Михайлов И.А. - Идея герменевтической феноменологии c. 1-15

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.5.18562

Аннотация: Предметом исследования статьи являются причины «конвергенции» методов современного философского анализа, которые в классической феноменологии (Э. Гуссерль) считались малосовместимыми, однако превратившимися в устойчивую программу в трудах последователей Гуссерля (М. Хайдеггер, П. Рикёр). В первой части статьи автор вычленяет основные вехи развития теории истолкования и интерпретации (герменевтики), которые вели ее от общей методологии интерпретации письменно зафиксированных источников к способу анализа душевной жизни. Разъясняя онтологический смысл, который понимание получает в философии Хайдеггера, автор, опираясь на общие установки феноменологии, показывает, почему возникла необходимость сочетания феноменологического и герменевтического методов. В статье использованы методы историко-философской реконструкции, понятийного анализа, подход с позиций создания основ научного знания. Основными выводами проведенного исследования являются то, что (1) в трудах М.Хайдеггера и П.Рикёра понятие «герменевтической феноменологии» имеет два отчетливо различающихся значения: а) метод, используемый для создания основ научного знания; этот метод радикализирует понятие беспредпосылочной науки за счет обращения к человеческому существованию, в котором уже заключена истолкованность, «понятность» мира (Хайдеггер); б) метод, указывающий на предпосылочность, историчность нашего познания мира, его языковую обусловленность (П. Рикёр). Установлено (2), что между этими методами есть несколько существенных различий. 2.1. Собственно «методом» является только герменевтическая феноменология Хайдеггера: здесь каждый шаг философского исследования является одновременно феноменологичным, и герменевтичным. Рикёр же под герменевтической феноменологией подразумевает, скорее, общефилософский подход, попеременно использующим то феноменологическую, то герменевтичекую методику и вполне допускающим также структуралистские, психоаналитические техники или анализ с позиций обыденного языка. (2.2.) Показательным отличием между версиями герменевтической философии является а-рефлексивность, а-теоретичность фундаментальной онтологии Хайдеггера и подчеркнутая рефлексивность философии Рикёра, равно как и его ориентация на антропологическую проблематику, неприемлемую ни для Гуссерля, ни для Хайдеггера.
Прись И.Е. - Случаи Гетье как случаи «объяснительного провала» c. 8-23

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.8.20119

Аннотация: Предметом исследования является наличие предполагаемой связи между анти-случайной эпистемологией когнитивных способностей Дункана Притчарда и эпистемологией Санди Голдберга. Последняя апеллирует к понятию эпистемически допустимых предложений и симпатизирует сначала-знание-эпистемологии, а первая предлагает двух-компонентный анализ понятия знания. Общим у двух подходов является введение условия объясняемости веритического экспланандума, – факта, что мнение истинно. В то же время природа объяснения, к которому прибегают философы, различна. В рамках подхода Притчарда объяснение даётся в терминах эпистемологии эпистемических способностей, тогда как у Голдберга - в терминах эпистемически допустимых предложений. Мы сравниваем функционирование обоих подходов на одном из примеров, предложенных Притчардом. В этом примере истинное мнение безопасно и получено в результате применения субъектом своих эпистемических способностей, но не является знанием. Мы заключаем, что подходы Притчарда и Голдберга совместны. Мы предполагаем, что они являются рациональной реконструкцией более фундаментального подхода, к которому мы относим сначала-знание-эпистемологию. Мы также интерпретируем случаи Гетье как случаи «провала» в имплицитных предположениях в процессе применения концепта знания.
Яшин Б.Л. - Конструктивизм в философии и математике: про и контра. c. 11-24

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.8.19737

Аннотация: Предметом исследования является конструктивизм, интерес к которому, по мнению автора, связан сегодня с неудовлетворенностью классической эпистемологией, осознанием ее ограниченности, а также тем, что такая его разновидность как, «эпистемологический конструктивизм» не только выражает целый ряд особенностей современных наук о человеке и современной культуры в целом, но дает ответы на вопросы, способствующие осознанию возможностей и границ человеческого познания, осмыслению того, что представляет собой сам познающий субъект, и какова его роль в познавательной деятельности. Основными методами исследования являются логический и исторический методы в их единстве, метод сравнительного анализа, методы обобщения и синтеза как объединения интерпретированного материала в новом ракурсе, которые позволяют получить некоторые выводы. Новизна работы состоит в том, что в ней актуализируются проблемы спора между реалистами и антиреалистами, имеющего непосредственное отношение к фундаментальным основаниям научного знания. На основе анализа и сопоставления идей некоторых представителей эпистемологического, социального и радикального конструктивизма, конструктивизма в математике, работ, связанных с обсуждением проблем влияния социокультурных факторов на развитие математики (в частности, работ в области этноматематики) и науки в целом, а также работ отечественных философов, посвященных проблемам конструктивизма в философии и науке, автором делается вывод о том, что результаты современной науки (в частности, когнитивистики), предоставляют достаточно весомые аргументы, подтверждающие реалистическую интерпретацию познавательного процесса и его результата – знания. Что эта интерпретация способствует более глубокому пониманию и более адекватному объяснению научных фактов, открывает возможности для разработки исследовательских программ, которые в рамках анти-реалистической эпистемологии были бы невозможны
Волков Д.Б. - Психологический подход как решение проблемы тождества личности c. 13-25

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.2.21921

Аннотация: Проблема тождества личности в современной аналитической философии состоит из двух аспектов: вопроса об идентификации и вопроса о реидентификации. Психологический подход является одной из самых распространенных теорий реидентификации. Однако этот подход сталкивается с проблемой редупликации. Эта проблема выявлена современными философами Б. Вильямсом и Д. Парфитом в мысленных экспериментах «Гай Фокс» и «Телепортация». По мнению автора статьи, существуют три основных способа преодоления проблемы редупликации: критика мысленных экспериментов, дополнительный критерий отсутствия дупликатов и четырехмерная модель личности. Как показывает автор статьи, два первых пути ведут к существенным трудностям для психологической теории тождества личности. В результате исследования автор делает вывод, что именно третий путь является наиболее перспективным для психологических теорий. Объектом исследования данной статьи является проблема тождества личности в современной аналитической философии, в частности вопрос о реидентификации личности в разные моменты времени. Предметом исследования служит психологический подход к данной проблеме. Согласно этому подходу, одна личность тождественна личности в другое время, если между ними существует психологическая преемственность. Данная статья представляет собой исследование в области истории современной аналитической философии. Поэтому ключевой используемый метод в исследовании - историко-философский. Помимо этого, используется также текстологический метод и метод сравнительного анализа. В статье произведены сопоставления психологического подхода и альтернативных решений проблемы тождества личности. Несмотря на то, что психологический подход является наиболее распространенным в современной аналитической философии, до настоящего момента в русскоязычной истории философии достаточно мало работ, посвященных анализу этой теории. Более того, отсутствуют специальные работы, посвященные способам преодоления проблемы редупликации с позиции сторонников психологического подхода. Это составляет новизну работы. Новизну работы также представляет вывод о наиболее перспективном способе преодолеть проблему редупликации и аргументация в его пользу. Таким способом, по мнению автора, является введение четырехмерной концепции личности.
Соболев В.Е. - Квант знания и информация как гносеологическая проблема c. 19-27

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.6.19212

Аннотация: Основным предметом исследования статьи является такой гипотетический объект как квант знания, отождествляемый в рамках данной работы с квантом информации. Квант знания рассматривается как минимальный объем знания, который может получить субъект в процессе познания окружающего мира. Проблема существования кванта знания анализируется в контексте современных представлений квантовой физики, цифровой физики, кибернетики и теории информации. Обсуждаются свойства информации как теоретического объекта, определяющего знание субъекта о материальных и идеальных сущностях. Основной исходной посылкой проведенного исследования являются представления современной квантовой физики о квантуемости Вселенной и существовании минимальных физических величин (квантов). Показано, что необходимость существования такого объекта как квант знания является логическим следствием квантуемости Вселенной. Проведена количественная оценка минимально возможного объема пространства, которое может рассматриваться как материальный носитель кванта знания. Делается вывод о том, что квант знания представляет собой бесконечное семантическое многообразие, т.е. может иметь бесконечное число возможных смысловых интерпретаций.
Гусев Д.А. - Скептицизм как высшая форма дискурсивного реализма c. 21-68

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.9.13496

Аннотация: Понятие реализма рассматривается в качестве философского дискурса, в контексте которого в истории философии и науки веками ставилась и решалась сложная проблема отношения наших знаний к действительности. Под наивным реализмом обычно понимается так называемая естественная установка сознания, согласно которой мир является таким, каким мы его видим, – установка более всего совпадающая со здравым смыслом, жизненным опытом и привычными ожиданиями. Следующую и более высокую ступень реализма можно назвать научным реализмом: наука, строящаяся на теоретическом мышлении, не доверяет здравому смыслу, выходит за рамки эмпирических данных, и якобы проникает в суть вещей, выясняя, как устроен мир «на самом деле». Однако научные теории и картины мира часто являются взаимопротиворечащими, конкурирующими и меняют друг друга в истории науки, в силу чего вопрос об их отношении у объективному миру остается открытым. Последней и высшей ступенью реализма является философский реализм, который представляет собой не что иное, как скептицизм. Методологической основой исследования является единство этимологического, логического и исторического подходов, а также принцип системности и некоторые герменевтические приемы (в частности, интерпретации и понимания). Также используется метод историко-философской реконструкции, который включает в себя приемы первичного (при рассмотрении источников) и вторичного (при привлечении различного рода литературы по изучаемой теме) исследования при отборе необходимого материала, методы имманентного интерпретирующего анализа (при анализе философских построений античных скептиков) и компаративистского анализа (при сравнении эпистемологических идей эллинистической, или позднеантичной философии с современными концепциями в области философии науки) и метод синтеза как соединения интерпретированного материала в новом качестве. Скептицизм как самосомневающееся сомнение - это философский реализм - последняя и высшая форма дискурсивного реализма после наивного и научного реализма. Одно из существенных отличий скептицизма от традиционных типов и форм философского мышления заключается в том, что скептическая «картина мира» принципиально мобильна и пластична, и, как следствие, скептические философские построения обычно не приводят к каким-либо определенным результатам, но в то же время они открыты для различных точек зрения, и поэтому чужды произвольно и бездоказательно, в конечном итоге, принимаемым положениям, ничего не «выносят за скобки», благодаря чему видят правоту (как и неправоту) любой философской идеи, в силу чего скептицизм – это именно поиск истины, а не отрицание возможности ее достижения, как достаточно часто интерпретируется скептическая философия. Античный скептицизм совершил переоткрытие вопроса о природе истины и явился оригинальной попыткой рефлексии теоретического знания, во многом предвосхитив современные не только эпистемологические, но и социально-философские концепции.
Прись И.Е. - Знание как наиболее общее фактивное ментальное состояние c. 29-35

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.6.19388

Аннотация: Предметом исследования являются аргументы Марка Шрёдера [5], утверждающие, что перцептивное ментальное состояние «видеть, что», вообще говоря, не является знанием и, следовательно, знание не является наиболее общим фактивным ментальным состоянием (установкой). Этот вывод противоречит позиции Тимоти Уильямсона [6]. В частности, мы анализируем, каким образом Шрёдер применяет положения, что наличие знания с необходимостью влечёт наличие мнения, и что знание есть норма для мнения, которые он разделяет с Уильямсоном. Методами исследования являются сначала-знание эпистемология Тимоти Уильямсона [6-8] и витгенштейновский по духу терапевтический метод анализа понятия перцептивного опыта, предложенный в работах Жослина Бенуа (см. [1], а также [2,9]). Устанавливается, что аргументы Шрёдера основаны на ложной предпосылке, что перцептивный опыт cам по себе может иметь репрезентационное содержание. «Видеть, что» не есть чистая перцепция, а концептуализированный перцептивный опыт, предполагающий знание. Мы, таким образом, отдаём предпочтение позиции Уильямсона. К новизне исследования относится комбинация аналитического и терапевтического методов.
Куликов Д.К. - Развитие проблемы мышления в учениях Ксенофана из Колофона и Гераклита из Эфеса. c. 46-58

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.9.20258

Аннотация: Предметом исследования является развитие философской проблематики мышления в учениях Ксенофана и Гераклита. Основная цель — установить, какое существенное содержание в природе мышления было раскрыто и понято этими философами. Исследование строится на основе известных сохранившихся фрагментов Ксенофана и Гераклита, их переводов на русский язык, опубликованных к данному времени, и аналитической литературы по соответствующей теме. Реализован подход, в соответствии с которым центральной для ранней греческой философии была гносеологическая проблематика, связанная с переосмыслением мифопоэтической традиции и поиском новых критериев знания. Для решения задач использован метод логического и исторического анализа теоретических представлений Ксенофана и Гераклита о мышлении. Научная новизна заключается в раскрытии специфики понимания мышления Ксенофаном и Гераклитом. Исследование претендует на вклад в преодолении ограниченного внимания отечественной науки к гносеологическим проблемам ранней греческой философии.Главным содержанием, которое открывают в мышлении Ксенофан и Гераклит, является всеобщее как цель познания и критерий истинности. Мышление рассматривается ими как содержательное отношение между порядком природы, представлениями и действиями людей. Ксенофан строит скептическую аргументацию, противопоставляя всеобщность как характеристику божественного знания и ограниченность познавательных усилий человека. Гераклит, напротив, ищет в разумной способности познавательное сближение человеческого рассудка и мирового логоса. Учение Гераклита находится в таком же отношении к учению Ксенофана, как диалектический метод к скептицизму. В их идеях зарождаются такие аспекты понимания, как всеобщее и индивидуальное в мышлении, дифференциация познавательных процессов, примат объективного содержания над формой мысли.
Куликов С.Б. - Телесные и бестелесные явления, основания человеческих эмоций и область культуры c. 54-74

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.10.1690

Аннотация: Предметом статьи являются закономерности видоизменения фундаментальных установок в понимании природы и сущности эмоций в контексте философско-психологических и философско-культурологических исследований. Аргументируется, что возможность трансформации базовых установок понимания эмоций вытекает из особенностей структуры психологического, биологического и культурологического знаний. Эмпирические данные, накопленные в биологии, не получают адекватного обобщения в рамках психологических теорий, требуя введения дополнительных гипотез, в особенности культурологического плана. В частности, необходимо актуализировать одну из идей, составляющих часть античного наследия. Адекватное понимание человеческих эмоций возможно только при их истолковании как функции от гармонического развития телесных и бестелесных начал человеческой природы. Методология исследования включала синтез естественнонаучных и философско-культурологических принципов понимания места и роли эмоций человека в процессе его социокультурного развития как существа, имеющего телесные (зримые материальные) и бестелесные (этические нормы, эстетические критерии и другие незримые) проявления. Новизна исследования заключается в доказательстве тезиса, что ведущую роль в становлении эмоций играет конфликт между природным и культурным началом в человеке. Раскрыта роль телесной сферы в формировании человеческой деятельности, ее активное влияние на деятельность наряду с культурой. Дана интерпретация социокультурного бытия эмоций, позволяющая актуализировать некоторые античные идеалы в понимании гармонического единства телесного и бестелесного в бытии человека.
Яковлев В.А. - Информационно-коммуникативная структура инновационной эпистемологии c. 60-115

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.6.15766

Аннотация: Предметом исследования является информационно-коммуникативная структура инновационной эпистемологи. Выявляется важнейшая способность сознания – генерировать не только знание, необходимое в обыденной практике, но создавать и транслировать новую информацию. Рассматриваются универсальные эпистемические элементы, которые необходимы для всех духовных практик культуры и социума. Подчёркивается, что информационно-коммуникативный подход всё более утверждается в современных естественных и гуманитарных науках. Особо важную роль понятие информации играет в комплексе когнитивных дисциплин – нейрологии, когнитивной психологии, когнитивной социологии, теориях искусственного интеллекта, образующих в своём комплексе научный базис новой эпистемологии. Используются метод реконструкции смысловой структуры диалогов Платона «Тимей» и «Пир». Критически анализируются современные концепции эпистемологии и подходы к обоснованию математики. Проводится поуровневый анализ развития науки в историческом, институциональном и личностном аспектах. Новизна исследования заключается в следующих утверждениях. Раскрыта структура новой – инновационной – эпистемологии, базирующейся на информационно-коммуникативном подходе к познавательной деятельности. Выявленная смысловая структура инновационной эпистемологии как перехода новации в инновацию подтверждается конкретными эпизодами становления новых программ в современной физике и космологии. Вскрыт изоморфизм коммуникативно-информационных инновационных процессов генезиса и утверждения науки в культуре, деятельности научных сообществ и исследовательской практике отдельных учёных.
Кутырев В.А., Нилогов А.С. - Об экспансии высоких (постчеловеческих) технологий, её перспективе, их творцах и жертвах c. 164-202

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.1.10676

Аннотация: Статья – диалог. Продолжение интервью Алексея Нилогова (А. Н.) с автором книги «Время Mortido» Владимиром Кутыревым (В.К.) на тему: «Можно ли управлять прогрессом?» // Nota bene. Философские исследования. 2013. № 8. Оно переросло в беседу, смысловая конструкция которой строится как скрытый, но острый спор «прогрессора» с «консерватором». Собеседники дают разные, чаще противоположные оценки перспектив человечества и существующих взглядов на них. Рассматривается соотношение бытия и ничто, постмодернистская трансформация человека в «иное», подрыв фундамента жизни через размывание полов и возникновение слабых (мыслящих) и сильных (программируемых) зомби. Диалог как обсуждение книги: Кутырёв В. А. Время Mortido. – СПб.: Алетейя, 2012. – 334 с. Автор книги выступает радикальным противником безграничной экспансии инновационных = постчеловеческих технологий, особенно идеи «у-совершенствования» людей, доказывая, что основной задачей современного человека должно быть сохранение своей цивилизации в антропоморфных параметрах. Свобода, опирающаяся на провозглашение прав индивида (части) не должна ставиться выше прав общества (целого).
Цендровский О.Ю. - Эпистемология феноменологического конструктивизма: возможности преодоления изъянов классических концепций истины c. 187-211

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.2.11041

Аннотация: В статье рассматриваются два ведущих подхода к проблеме сущности истины и методов ее достижения: реализм и конструктивизм. В ходе краткого обзора раскрывается их содержание и выявляются коренные недостатки, логические проблемы и тупики аргументации. Автор предлагает вариант их решения в рамках концепции, названной им феноменологическим конструктивизмом. И как метод, и тем более как термин он является мало освоенным, в то же время позволяя выйти за пределы порочного круга дихотомии реализм – конструктивизм. С одной стороны, феноменологический конструктивизм опирается на провозглашенную на разный манер Э. Гуссерлем и М. Хайдеггером необходимость очистить опыт от напластований множественных интерпретаций, редуцировав их до более исходных структур. С другой, концепция отталкивается от необходимости признать конструктивный, а не объективный характер получаемого опыта: он детерминирован биологически, индивидуально и социально (дискурсивно). Взяв за точку отсчета введенный Хайдеггером термин Dasein (присутствие, здесь-бытие) как исходное, доинтерпретационное эмпирическое наличие, автор предлагает снять с повестки дня корректное отношение знания к предмету как критерий истины и объективность как идеал, одновременно обращая внимание на тупиковый характер крайнего конструктивизма. Вслед за интуициями И. Канта обосновывается, что мы имеем дело не с вещами, а лишь с феноменами собственного сознания (редуцированного до Dasein), единственная возможная форма знания – гипотетическое, а критерием истины может быть только практика в смысле опытной проверки.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"