Философская мысль - рубрика Философия языка и общения
по

 

 

Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Журнал "Философская мысль" > Рубрика "Философия языка и общения"
Философия языка и общения
Саенко А.В. - Специфика понятий языка философии по Ж. Делезу, Ф. Гваттари и М. К. Мамардашвили c. 1-10

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.9.27237

Аннотация: Анализируются взгляды Ж. Делеза, Ф. Гваттари и М. К. Мамардашвили на философский язык и его компоненты. Разбирается классификация текстов на «прямые» («аналитические) и «косвенные» («проповеднические»), предложенная советским мыслителем. Для этого приводятся в качестве примеров известные философские произведения различной стилистики. Особое внимание уделяется взглядам Мамардашвили на философские понятия, которые он называет «предельными предметами» или «предельными представлениями», и взглядам Ж. Делеза и Ф. Гваттари на философские понятия, которые они называют «концептами». В работе устанавливается связь между различными классификациями и точками зрения на специфику философских понятий и текстов. Уточняется важность вклада Мамардашвили, Делеза и Гваттари в методологию исследования философского языка. С опорой на материал лекций М. К. Мамардашвили о современной европейской философии подчеркивается специфика вклада советского мыслителя в разработку методологии анализа философского языка.
Силинская А.С. - Музыкальная коммуникация и ее особенности с точки зрения семиотики. c. 25-30

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.8.19889

Аннотация: Предметом исследования в данной статье является музыкальная деятельность как специфический способ человеческой коммуникации, способы организации процесса смыслообразования, а также отличие музыки от естественного вербального языка с точки зрения семиотической концепции. Объект исследования представляет собой феномен межсубъектной коммуникации, всю совокупность средств выражения информации, способов ее восприятия, накопления и передачи. Особенное внимание автор уделяет вопросам определения языка и структуры коммуникативного акта с точки зрения семиотики, отличию вербального языка от языков искусства, а также делает акцент на незнаковой природе музыки. При написании статьи применялась следующая совокупность методов: общий философский анализ и синтетическое обобщение освоенного материала, в основе работы лежит компаративный метод. Новизна исследования заключается в изменении основных предпосылок семиотического подхода к изучению музыкального искусства как способа межсубъектной коммуникации, а именно: выведение понятия языка за границы определения как исключительно знаковой структуры. Это позволило признать музыку языком, непереводимым на вербальный естественный язык, выражающим и передающим специфическую информацию с помощью незнаковых средств. Также было реконструирован процесс смыслообразования и репрезентации в музыкальном искусстве.
Крючкова С.Е., Храпов С.А. - Аргументативный дискурс в коммуникативном пространстве современной культуры: проблемы теории c. 36-50

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.6.23106

Аннотация: Предметом данной статьи является современное состояние зарубежных и отечественных исследований в области теории аргументации, с учетом специфики коммуникативного поля современной культуры. Авторами оценивается методологический потенциал когнитивного подхода, центрирующего аргументативный дискурс вокруг субъекта, а так же выявляется эвристический потенциал феноменологии Э. Гуссерля для понимания механизмов моделирования субъектом адресата. Предмет исследования конкретизируется в следующих разделах статьи: «Постановка проблемы», «Теория аргументации сознания аргументации: основные подходы», «Субъект аргументации: феноменологический подход». Методология исследования строиться на принципах компаративизма, системности и междисциплинарности. Авторами используется историко-философский, когнитивный, феноменологический, культурно-исторический, коммуникационный подходы к анализу проблемы аргументативного дискурса. Научная новизна исследования раскрывается в следующих полученных выводах: 1. Обширная область научных исследований, которая носит общее название «теория аргументации», несмотря на долгую исследовательскую традицию, продолжает оставаться полем напряженных дискуссий о преимуществах и недостатках имеющихся моделей и о возможности создания общей ТА, что свидетельствует о необходимости дальнейших научных исследований, результаты которых в конечном итоге будут способствовать взаимообогащению методологических средств, выработанных различными дисциплинами, изучающими аргументативный дискурс.2. Феноменологический подход, в силу наличия в нем интерсубъективного компонента, вполне может быть принят в качестве одной из методологических основ при построении ТА. Вместе с тем, нельзя не видеть, что данный подход не может быть основой в поисках универсальной нормативности для ТА в силу своей контекстной зависимости. 3. Проблема создания ТА - многогранная проблема и одним феноменологическим ответом на нее, конечно же, обойтись не удастся. Вместе с тем, феноменологический анализ, использованный для репрезентации аргументативного взаимодействия субъектов, возвращает нас к традиции когнитивного подхода в его самом широком смысле слова. Когнитивизм, как оптимистичная теоретическая модель междисциплинарного характера, задает новые перспективы в работе над созданием ТА. 4. Когнитивный подход должен быть уточнен в свете последних исследований, в качестве такой конкретизации может быть рассмотрен контент-динамический подход, фокусирующийся на исследовании структур сознания, внутренней репрезентации аргументатором не только мысленного поля адресата, но и оценки его когнитивных способностей и логической компетенции. Он позволяет поднять иной пласт проблем и по-новому взглянуть на проблему создания ТА, обращая внимание на необходимость разработки адекватных онтологических и эпистемологических основ. Представляется, что при детальной разработке, этот подход способен преодолеть традиционное для теоретического анализа противопоставление процедур обоснования и убеждения, а также выступить основой для интеграции таких соперничающих современных подходов к ТА, как неформальная логика и прагмадиалектика.5. Влияние пространства культуры на характер пространства аргументативного дискурса, погруженного в него, является системным, повсеместным и постоянным. Любой аргументативный акт нацелен не только на понимание смысловой составляющей обосновываемой точки зрения, но и на вписывание ее в культуру, задающую не только личностные смыслы, но и нормативные схемы.
Саночкин В.В. - Объективный подход к понятию «знак». c. 36-50

DOI:
10.25136/2409-8728.2019.9.30772

Аннотация: Предметом исследования является центральное понятие семиотики — знак. Традиционно, это понятие рассматривается с позиций воспринимающего субъекта. Такой подход неоправданно усложняет и запутывает картину, приводит к логическим противоречиям и неопределённостям. Ряд авторов, характеризуя современное состояние науки о знаках, констатируют, что задача построения адекватной концепции знака до сих пор не решена. Если более чем вековая работа над понятием «знак» привела к такому результату, резонно сменить сам подход к проблеме. Поэтому автор вместо традиционного субъективного подхода задействовал ранее не применявшийся для описания знаков объективный подход. Отсюда вытекает новизна всего исследования. На основании нового подхода установлено, что объект становится знаком благодаря связи со значением, которая может быть объективной. Поэтому предложено новое объективированное определение знака, в котором воспринимающий субъект не упоминается. Далее раскрыто, как предъявленный знак замещает своё значение, развиты представления о возникновении, существовании и использовании естественных и искусственных знаков. Рассмотрены особенности создания и распространения условных знаков, создание и сопоставление им воображаемых значений. Предложены гипотеза развития знаков от естественных к условным и новая схема связей знака со значением. С помощью этой схемы показано, что субъект может использовать знак только при наличии у него ментальной связи между образами знака и значения. Применённый подход позволил снять внутренние противоречия семиотики, по-новому раскрыть сущность знака, прояснить диалектику знаков и значений, описать знак ясней и логичней.
Прись И.Е. - Виттгенштайновская проблема следования правилу: МакДауэлл versus Роберт Брэндом c. 42-53

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.1.17533

Аннотация: В статье излагается подход Джона МакДауэлла к виттгенштайновской проблеме следования правилу и предлагается критика макдаулловской критики подхода Роберта Брэндома к этой проблеме. В частности, сравниваются точки зрения двух философов на виттгенштайновское понятие интерпретации, понятие имплицитной нормативности и проблемы регулизма и регуляризма. Акцент делается на том, что правилу следуют практически, в действии, которое первично и в котором «провал» между правилом и его употреблением отсутствует с самого начала. Подходы МакДауэлла и Брэндома сравниваются между собой, а также с позицией Виттгенштайна в рамках его "второй философии". Утверждается, что теоретический подход Брэндома в своих основных чертах совместим с терапевтическим подходом Виттгенштайна и терапевтической интерпретацией проблемы следования правилу, предложенной МакДауэллом. В то же время подход Брэндома даёт основания для критики, в частности, что касается предполагаемого существования двух уровней нормативности.
Мартынов М.Ю. - Особенности русского анархического дискурса в постсоветскую эпоху c. 43-51

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.10.27670

Аннотация: В статье анализируются особенности русского анархического дискурса постсоветской эпохи в сопоставлении с ключевыми характеристиками советского политического дискурса. Советское правительство рассматривало анархистов в качестве враждебной политической силы и в Советском Союзе деятельность анархистских организаций была запрещена. Русский анархизм начал возрождаться только в конце 1980-х гг., когда слабеющее Советское государство стало терять контроль над политической ситуацией. Основное внимание в статье уделяется анализу особенностей, которые русский анархический дискурс приобрел в этот период в контексте противостояния советской идеологии. В работе используется методология французской школы анализа дискурса, которая ориентирована на исследование политических текстов и понимает дискурс как продукт идеологии. Под анархическим дискурсом понимается такая языковая деятельность анархистов, специфика которой обусловлена ценностями анархического мировоззрения. Автор отмечает антисоветскую настроенностью русских анархистов в конце XX века и показывает, что формирование ключевых параметров анархического дискурса в постсоветский период было тесно связано с критикой советского мировоззрения и советского идеологического языка. Например, параметрам советского политического дискурса, – «номинализация» и связанный с ним процесс обезличивания, – анархический дискурс противопоставил внимание к реальному (действующему и говорящему) субъекту речи и полисемичность. Отказ от советского идеологического языка также проявился в использовании анархистами букв русского алфавита (i, ъ и др.), которые были исключены из его состава после орфографической реформы 1917–1918-х гг., то есть уже в советское время. Дореформенные элементы встречаются в различных анархистских текстах и производят общее впечатление несоветскости.
Нилогов А.С. - Библиотека философии антиязыка: понятие антиязыка в интерпретации Г. Вирта – А. Г. Дугина c. 50-62

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.10.1838

Аннотация: В статье рассматривается традиционалистская трактовка понятия «антиязык» в нордическом эзотеризме Германа Вирта и Александра Гельевича Дугина. В процессе критической деконструкции текста Вирта-Дугина удаётся определить не только дискриминационный характер концептов проповедуемого ими расового дуализма, но и с их помощью подвергнуть сомнению сам принцип лингвистической компетенции американского лингвиста Ноама Хомского, параллельно используя альтернативные интерпретации, в частности – философию антиязыка, изучающую основания и пределы семиотической номинации на языке и зависимость когнитивного процесса от антиязыка. В статье были использованы такие методы, как: аналитический, антиязыковой, герменевтический, деконструктивный, критический, лингвистический, синтетический, эвристический. Новизна исследования заключается в том, что на примере виртовско-дугинского рас-понимания антиязыка ещё раз подтверждено по-хайдеггеровски фундированное онтологическое и онтическое различение сущности естественного человеческого языка, сводящееся к непотребительскому (окказиональному) и потребительскому (узусному) проявлению. Наряду с этим в философско-лингвистический оборот вводится "принцип лингвистической некомпетенции".
Прись И.Е. - Феноменальные концепты совместимы с виттгенштайновским аргументом частного языка c. 64-98

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.7.12468

Аннотация: Недавно Дэвид Папино аргументировал, что феноменальные концепты несовместимы с виттгенштайновским аргументом частного языка, и что проблематичным является виттгенштайновский аргумент, а не феноменальные концепты. Мы анализируем аргумент Папино. В частности, мы анализируем и критикуем некоторые его интерпретации, относящиеся к известному мысленному эксперименту Джэксона с учёной Мэри и его модификации, аргументу «зомби» и аргументу частного языка Виттгенштайна. В конце статьи предлагается понимание психофизического тождества в рамках аналитического прагматизма Роберта Брэндома. Мы комбинируем аналитический метод современной философии сознания с прагматизмом и натурализмом позднего Виттгенштайна, а также некоторыми элементами «континентальной» реалистической философии Жослина Бенуаста. Мы заключаем, что феноменальные концепты совместимы с аргументом частного языка. Несовместимость может возникать при ограниченном или неправильном понимании виттгенштайновского аргумента или феноменальных концептов. В частности, утверждение Папино о возможности прямой идентификации нового вида феноменального опыта благодаря использованию стока имеющихся в распоряжении потенциальных феноменальных концептов не противоречит философии Виттгенштайна.
Прись И.Е. - О скептическом парадоксе Крипке и виттгенштайновской проблеме следования правилу c. 65-112

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.1.12096

Аннотация: Излагается и анализируется скептический парадокс Крипке, то есть интерпретация Крипке виттгенштайновской проблемы следования правилу применительно к операции сложения чисел. Парадокс указывает на то, что натурализация смысла и проблемы следования правилу в рамках классического (ненормативного) натурализма невозможна. Предлагается рассмотреть проблему с точки зрения виттгенштайновского нормативного натурализма. Вводится понятие нормативной диспозиции. Критикуется недавно предложенное Гинзборг решение парадокса, в частности, её натуралистический «срединный путь» между диспозиционализмом и ментализмом. Парадокс Крипке и подход Гинзборг анализируются в рамках аналитической интерпретации второй философии Виттгенштайна, понятой как нормативный натурализм языковых игр, которые одновременно естественны и спонтанны. Устанавливается, что парадокс возникает в результате пренебрежения прагматикой и нормативным измерением производимых операций. Предлагается решение парадокса. Подход Гинзборг близок к нормативному виттгенштайновскому натурализму, но вводимое ею понятие примитивной нормативности неудовлетворительно. Правильнее говорить не о натурализме с минимальным добавлением нормативности, как это делает Гинзборг, а о нормативном натурализме.
Леушкин Р.В. - Трансгуманистическое измерение социальной коммуникации c. 75-87

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.9.20322

Аннотация: В данной работе представлены результаты исследования трансгрессивного способа существования социальной коммуникации. Подвергаются анализу социально-онтологические свойства виртуальной формы социальной коммуникации, которые не характерны для традиционных ее форм. Ставится задача экспликации и изучения условий осуществления события виртуальной социальной коммуникации. Дальнейший текст является продолжением предшествующих работ и посвящен разработке следующих вопросов: является ли виртуальная социальная коммуникация полноценной формой социальной коммуникации? возможна ли смысловая коммуникация в условиях социально-онтологической неполноты существования коммуникантов? и возможно ли существование трансгуманистических форм смысловой коммуникации? В данной работе применяется социально-конструктивистский подход, реализуются принципы системности, эволюционизма и полионтизма (множественности онтологических горизонтов). Исследование базируется на теории социально-коммуникативных систем Н. Лумана и периодизации развития коммуникативных форм М. Маклюэна. Вырабатываются теоретический фундамент для последующего представления развития социально-коммуникативных систем вне рамок эволюции человеческого вида. В данном исследовании в общих чертах обрисован образ социально-коммуникативных систем, как не зависящих от воли человека, и развивающихся самостоятельно образований. Формулируется соответствующее определение коммуникативного субъекта, описываются основные его признаки, распространяющиеся, в том числе и на искусственного актора.
Кутырев В.А. - Язык (с) человеком: после триумфа, по дороге смерти… c. 86-133

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.9.5104

Аннотация: В теоретической сфере учащаются диверсии против парадигмальной роли языка в объяснении реальности. Почему и куда они ведут? Ответ требует обновления взглядов на историю языка. Феноменологически люди отличались от прочих существ по внешнему облику, а для слуха по владению словом. При встречах с дикарями первым определителем их челове-ческого статуса была речь как звучащее слово. Выявляются-конструируются этапы его раз-вития: от речи и рукопись/ма, через печать-текст к ситуации смерти языка (и) человека в письме-исчислении. Последнее – структурно-лингвистическая катастрофа. Это отказ от языка как носителя смысла и переход к дигитальной онтологии. Грамматология, скрипторика, числовая риторика – предтечи поворота от человеческого сознания к искусственному интеллекту. Мир вступает в эпоху трансмодерна. Его прогрессистской перспективой стано-вится состояние матрицы или коммутирования при «слипании в точку». Для сохранения человеческой реальности нужны экология языка и консервативный поворот к философии сопротивления.
Брескин В. - Триада: Метод изучения сущности семиотического единства языка и искусства c. 119-159
Аннотация: Целью данного исследования является описание нового метода изучения доречевого языка. Предлагаемый подход позволяет соотнести эпистемологию лингвистики с общефилософскими мировоззренческими традициями других научных дисциплин. Метод построен на соответствии трех лингвистических категорий – существительных, глаголов и междометий, по своим моторным и выразительным качествам, трем основным видам искусства – графике (изобразительному искусству), движению (танцу) и звукам (музыке), и рассматривает подобное соотношение как обусловленное природой рецепторной системы человека. Объясняя фундаментальное единство семиотической природы языка и феноменов искусства и эстетики, метод позволяет провести хронологизацию важных культурных процессов.
Гребенщикова Е.Г. - Коммуникация рисков в биоэтике c. 124-137
Аннотация: В статье раскрываются основные теоретические подходы к проблеме коммуникации рисков, рассматривается специфика взаимоотношений общественности и экспертов в рамках трех коммуникативных моделей. Выявляется эвристический потенциал коммуникативного подхода в экспликации рискогенного потенциала технонауки и формировании трансдисциплинарных стратегий преодоления коммуникативных разрывов в обсуждении сложных проблем современности. Обосновывается релевантность диалогических подходов установкам трансдисциплинарного модуса производства знания, ориентированного на режим интенсивной обратной связи, контекстуализацию и формирование совещательных механизмов публичного участия и ответственного управления. Раскрывается специфика коммуникации рисков в биоэтике и особенности современных дискуссий, связанных с не только с существующими, но и проектируемыми инновациями. Выделяются две конкурирующие позиции (биоконсерваторов и трансгуманистов) в трактовке угроз/опасностей и выгод/пользы использования новейших достижений биомедицины для изменения функциональных возможностей человека, а в конечном итоге его природы. Утверждается необходимость «превентивной осторожности» в обращении с рискогенными инновациями.
Розин В.М. - Реконструкция «Логико-философского трактата» Л.Витгенштейна c. 287-425

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.7.571

Аннотация: В статье анализируется логико-философский трактат (ЛФТ) Людвига Витгенштейна. При этом автор опирается не только на исследование ЛФТ Владимиром Бибихиным и другими философами и логиками, но и на собственную реконструкцию генезиса логики и науки. Розин показывает, что уже в работах Аристотеля расходятся содержания, относящиеся к трем будущим философским дисциплинам: формальной логике, логике содержательной и методологии. Анализируются программа реформирования логики Г. Лейбницем и программа обоснования логики в духе Д. Гильберта, определившие, по мнению автора, современное состояние, и отчасти, кризис символической логики. Опираясь на проведенный генезис, Розин реконструирует принципиальную схему ЛФТ. Автор показывает, что Витгенштейн работает не понятийно; подобно Платону он с помощью схем конституирует картину миру и онтологию для символической логики и обосновывает автономию её дискурса. Анализируются не только предпосылки и структура ЛФТ, но и условия мыслимости основных его положений.
Урсул А.Д. - Культура как информационный феномен c. 295-355

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.8.508

Аннотация: Автор останавливается на том аспекте информационной культурологии, который связан с интерпретацией и исследованием феномена культуры на основе понятия информации и информационного подхода. Культура как информационный феномен возникает как естественный процесс продолжения информационного вектора глобальной (универсальной) эволюции, как антиэнтропийный механизм продолжающий процесс накопления информации в социальной ступени развития. Рассматривается взаимосвязь информации и культуры, причем особое внимание уделяется информационному аспекту культуры как внегенетическому информационному процессу, характеризующему социальную ступень эволюции. Показано, что в отличие от предыдуших ступеней развития человечество, благодаря экзогенному способу накопления информации, начинает расширять сферу своего распространения как на Земле, так и в космосе не только для получения вещественно-энергетических ресурсов, но, прежде всего, для получения негэнтропии из окружающей среды, продолжения своих культурно-информационных процессов.Отмечается, что если понятие цивилизации «тяготеет» к материально-вещественной, экономической и технико-технологической трактовке, представляя в тоже время целостную социальную ступень эволюции, то понятие культуры – к ее духовно-информационной составляющей, выражающей глубинную сущность цивилизационного процесса. Обсуждается информационный критерий развития в природе и обществе и его применение к эволюционным процессам в сфере культуры. Автор также останавливается на проблеме поиска единиц культурной информации, в частности, мемов и высказывает свое мнение по поводу этих исследований. В связи с рассмотрением перспектив эволюции культуры акцентируется внимание на таких ее становящихся формах как культура устойчивого развития и ноосферная культура.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"