по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Концепция развития конкретных объектов как методологическое основание исследования социально-экономического развития
Селиванов Александр Иванович

доктор философских наук

главный научный сотрудник, Центр проблем экономической безопасности и стратегического планирования, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125993, Россия, г. Москва, Ленинградский проспект, 49, оф. 223

Selivanov Alexander Ivanovich

Doctor of Philosophy

director at Center of Legal and Methodological Support of Strategic Planing at Institute of Economic Security and Strategic Planning of the Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, g. Moscow, ul. Leningradskii Prospekt, 49, of. 223

seliv21@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является постановка проблемы формирования методологической платформы для системы стратегического управления в России на основе современной теории развития конкретных объектов. Объектом исследования является концепция развития в историческом контексте, понятие развития, перечень исследовательских проблем. Автором кратко рассматривается эволюция научных исследований развития, резюмируются достижения теории развития.Особое внимание уделяется исследованию понятия развития.Предлагается перечень основополагающих проблем познания развивающихся объектов.Осуществляется постановка проблемы формирования системы познания развития и развивающихся объектов (науки о развитии). Методы исследования: метод восхождения от абстрактного к конкретному, инструментарий методов материалистической диалектика, синергетический и системный подходы, исторический метод. Новизна:1. В качестве основы методологии познания сложных развивающихся объектов в рамках диалектического подхода предлагается концепция конкретных развивающихся объектов, которая опирается на определение развития как возникновение в объекте нового типа либо комплекса организационных взаимодействий и его закрепление (удержание) в ряду последовательности следующих состояний объекта с помощью всего комплекса его внутренних и внешних взаимодействий.2. В системе познания развития выделяются три крупных направления – познавательное, конструкторско-проектировочное, институциональное, предлагается взаимоувязанная группа гносеологических вопросов, а система познания развития представляется как органический комплекс философских, метанаучных и конкретно-научных исследований, ориентированных на конкретные развивающиеся объекты и процессы развития.

Ключевые слова: развитие, объект, процесс, познание, понятие, определение, теория, стратегическое управление, стратегическое планирование, проектирование будущего

DOI:

10.7256/2409-8728.2016.4.18427

Дата направления в редакцию:

25-03-2016


Дата рецензирования:

27-03-2016


Дата публикации:

08-04-2016


Статья подготовлена в рамках выполнения общеуниверситетской комплексной темы Финансового университета при Правительстве РФ на период 2014- 2018 гг. «Устойчивое развитие России в условиях глобальных изменений».

Abstract.

The subject of research is the problem of forming the methodological platform for the strategic management system in Russia on the basis of the modern theory of the development of specific sites. The object of study is the concept of development in historical context, the notion of development, list of research questions. The author briefly describes the evolution of research development, summarizes the achievements of the theory of development.Special attention is paid to the study of the concept of development.A list of the fundamental problems of developing knowledge objects.Is the problem of formation of system of knowledge development and developing objects (science development).Research methods: the method of ascent from the abstract to the concrete, the tools methods of the materialist dialectic, synergetic and system approaches, historical method. Novelty:1. As a basis of methodology of knowledge of complex developing objects in the framework of the dialectical approach proposes the concept of developing specific objects, which relies on the definition of development as the emergence of the new object type or complex organizational interactions and binding (retention) in the number sequence States object with all its internal and external interactions.2. In the system of knowledge development are three major areas – cognitive, design, institutional, invited a group of interrelated epistemological issues and knowledge development is presented as an organic complex philosophical and metascientific ones and specifically research-oriented developing objects and processes development

Keywords:

strategic management, theory, definition, concept, knowledge, process, object, development, strategic planning, the design of the future

Введение

Парадоксальность эволюции философии в России на протяжении XIX – начала XXI веков имела множество самых неожиданных последствий. Одним из наиболее серьезных стало фактическое прекращение философского осмысления и комплексных научных исследований в области теории развития, а также основанной на них методологии стратегического управления (прогнозирования, проектирования, программирования, планирования) и принятого в мировом сообществе концепта «устойчивое развитие». Идеологизация в понимании развития в 1930-1980-х годах, определенная фетишизация гегелевско-марксовой формулы диалектики как теории развития на волне негативации в отношении советской идеологии привели сначала к замалчиванию диалектики, а затем к полному исчезновению серьезных исследований развития, идейному и физическому вымиранию научных школ по проблемам развития в российском философском и научном сообществе. Не спасла положения даже случившаяся в 1980-1990-е годы синергетическая «эйфория». Далее парадоксальность порождает лишь парадоксальность: в настоящее время, когда в России вновь предпринимаются попытки перейти к поступательному развитию, научиться вновь оперировать словами «завтра», «послезавтра», «прогноз», «план», «стратегическое управление» (особенно после принятия Федерального закона от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»), когда развитое и интенсивно развивающееся мировое сообщество в прогнозных возможностях оперирует горизонтами в 50 и более лет (хотя и в мировом сообществе наметились смысловые «пределы роста»), в России ни на уровне философии и общей теории, ни на уровне конкретных наук (в том числе экономики) проблема развития не исследуется. Как следствие, в науке не могут быть даже поставлены многочисленные сверхактуальные проблемы, не говоря о перезревших потребностях их решения, таких как исследование, прогнозирование и проектирование будущего, перспективное планирование. Объяснения сложившемуся в России положению дел есть и оно связано с острой конкуренцией за будущее [18]; [19]; [20]. В данной статье остановимся на некоторых принципиальных моментах теории развития, требующих активной разработки.

1. Несколько слов о становлении теории развития

Попытки решения проблем, связанных с развитием, имеют свою историю (около 300 лет). Идея развития имеет строгую культурологическую привязку — она родилась на Ближнем Востоке и утвердилась в Европе. Она является наследником идеи последовательно происходящих событий прошлого, настоящего и будущего, которая пришла в мировую культуру из мистических философских систем ближневосточных культур дохристианской эпохи, как отличие олама от древнегреческого космоса [1, с.88-95], завоевав свои позиции посредством христианства. Идея развития явилась естественным продуктом синтеза в европейской философии идей мирового движения и эсхатологии. Именно как христианская эсхатология впервые в европейском мышлении предстала мысль о том, что мир не просто находится в движении, изменении, но конечен – возникает, существует и развивается, исчезает. Длительный процесс рационального осмысления базовых идей христианского мировоззрения, живших в теле европейской культуры, привел к вычленению из синкретического целого христианского вероучения этой идеи, которая, будучи рационально осмыслена и сформулирована, предстала как идея развития. Естественно, в различных философских традициях она осмыслялась по разному и наиболее авторитетными в ряду других по праву стали объективно-идеалистическая версия (Г. Гегель) и диалектико-материалистическая версия (К. Маркс, Ф. Энгельс, отечественные философы советского периода) и этот вклад не забыт (И. Пригожин указывал на идейно-концептуальные корни теории диссипативных структур в диалектическом учении К. Маркса [13]). На протяжении полутора столетий обсуждался ряд проблем развития. В конце ХIХ — начале ХХ века наиболее острой является проблема выяснения (и обоснования) того, какие процессы являются развитием, а какие — нет. Далее последовали попытки выделения этапов различных процессов развития, выстраивания рядов развития, поиска их исторической логики (как в русле идеализма и материализма, в том числе в социальной философии). В этот период было предложено несколько объяснительных, претендующих на теоретичность, концепций развития и на конкретно-научном, и на спекулятивно-философском уровне. Однако долгое время доминировавшими все же оставались подходы, в которых предлагались новые варианты использования идеи развития в целях конструирования философских и социальных систем. Лишь постепенно происходит поворот к исследованию процесса развития как самостоятельного объекта исследования, к сожалению, пока оставшийся лишь поворотом (А. Бергсон, С. Александер, Л. Морган, позднее И. Пригожин, Г. Хакен и другие). К концу ХIХ – началу ХХ столетий у большинства ученых не оставалось сомнений в том, что процессы развития существуют, что они вполне реальны, что их познание требует специфики по сравнению с познанием неразвивающейся природы. Идея развития трансформировалась в принцип развития, который коротко можно сформулировать следующим образом — все в мире развивается; всякий реальный объект в том или ином отношении развивается, участвует в процессах развития. Трудно переоценить значение формулировки принципа развития, который в последующем начинает играть фундаментальную роль в осмыслении природного и культурного миров в европоцентрической мыслительной традиции. При этом недопустимо забывать культурологической привязки идеи развития, то есть включения принципа развития только в контекст европоцентричных культур [17]. Важно отметить, что не все культуры несут в себе идею развития. Так, восточные философские системы (Индии, Китая, Японии, Кореи, а также буддизм как мировая религиозно-философская доктрина) не несут в себе идеи развития, что принципиально меняет ценностные и целевые основы культуры, воспитания личности, систем образования, отношения к творчеству, науке и инновациям. Даже в успешном проекте реформирования Китая в последние 20-25 лет основополагающими в осмыслении теории модернизации остаются заимствованные европейские концепции развития XVIII-XIX веков (Гегель, Маркс, Бергсон, некоторые другие) (см., например, доклад Китайского центра исследований модернизации Китайской академии наук [12]). Процессы развития в различных предметных областях исследовались также в разных науках, особенно активно и плодотворно в биологии и науках об обществе и даже простое их перечисление займет довольно много места. Важным достижением середины ХХ века стало также совершенно правильно введенное в научный оборот разделение развития на два типа – индивидуальное и историческое развитие, наиболее принципиальным отличием которых является наличие некоторой «программы» в индивидуальном развитии объекта и отсутствием такой «программы» в историческом развитии. Важнейшим выводом всей совокупности исследований становится философская квалификация закона развития как всеобщего и универсального закона природы. Во всемирно-исторической концепции развитие понимается как всеобъемлющий процесс (в смысле принадлежности всякого изменения этому эволюционному процессу, в который вовлечена вся природа). Собственно философской проблемой обсуждения в рамках этой концепции считается преимущественно вопрос о том, почему, как, откуда и куда развивается мир в целом. И потому попытки естествоиспытателей обратиться за методологической помощью к философии не всегда давали эффективные результаты, а кроме того порой философские исследования были сильно идеологизированы и политически ангажированы. Создалась реальная ситуация методологического голода, которая отнюдь не разрешилась возникновением синергетики и теории диссипативных структур. Подводя итог краткому историческому экскурсу, можно констатировать, что на сегодня в осмыслении развития есть безусловные достижения, которые можно сформулировать следующим образом: проблема развития поставлена перед научным мышлением; идея развития переросла в принцип развития; в диалектике сформулирован закон всемирного развития; произведена определенная идентификация развития и отличение процессов развития от процессов других типов; развитие предстало как саморазвитие, то есть обусловленное преимущественно внутренней детерминацией; разработан категориальный аппарат, позволяющий осмыслять развивающийся мир, выражать знание о нем в понятийных конструкциях в традиционной для европоцентричного мышления форме; идея и принцип развития активно используются во многих философских и научных построениях как средство понимания и объяснения мира, в том числе социального и идеального (теория творчества); произведено отличение индивидуального и исторического типов развития; заложены основы понимания специфики теории и методологии познания развивающегося мира в отличие от не развивающегося. Однако этого не вполне достаточно. Необходим переход к исследованиям развития конкретных объектов – от метагалактического до биологически-индивидуального, социально-культурного, личностно-духовного и идеально-информационного типов объектов.

2. Онтология развивающихся объектов
Начать необходимо с того, что развивается не только «мир в целом», но и отдельные объекты этого мира. Данное утверждение было бы тривиальным, если бы не одно «но»: это утверждение не находило объяснения или обоснованной интерпретации в философской концепции всемирно-исторического развития ни в материалистическом, ни в идеалистическом вариантах. Развитие отдельных объектов как бы просто предполагалось – оно не оспаривалось, но не исследовалось специально. Было явно недостаточно парадигмального контекста. Более того, философская и научная практика показала, что в рамках всемирно-исторического подхода сложно (или невозможно) сформировать эффективную философскую методологию познания отдельных развивающихся объектов, в том числе в конкретных науках, моделировать процессы развития и прогнозировать развитие реальных объектов, ориентироваться в развивающемся мире, разрабатывать эффективные механизмы регулирования процессов развития и управления ими, понимать механизмы взаимодействия развивающихся миров (в том числе и в особенности социальных, культурологических, идеальных). При том, что значимость исследования конкретных развивающихся объектов и процессов развития не вызывает сомнения – по крайне мере потому, что человек живет в мире конкретных объектов и процессов развития, процессов развития различных природных и социальных систем. В концепции развития объектов базовым теоретическим элементом естественным образом является развивающийся объект, его связи и взаимодействия, его целостность, внутренняя самодетерминация развития (саморазвитие) при необходимом условии открытости внешнему миру и осуществления функционирования и развития как открытой системы, потребляющей из внешнего мира вещество, энергию, информацию и отдающей их во внешний мир в качестве продуктов жизнедеятельности с понижением качества и ростом энтропии (что установлено в синергетике). В мире в целом существует (сосуществует) множество локальных развивающихся миров различной природы (материальных и идеальных) и различного масштаба (в пространстве и во времени), взаимодействующих друг с другом, соподчиненных и/или включенных друг в друга. Поэтому важным моментом теоретического конструирования является правильное выделение собственно развивающегося объекта. Верное выделение развивающегося объекта становится первой и важнейшей исследовательской задачей, требующей, к тому же, определения критериев такого выделения. Важнейшим научным результатом данного этапа (аспекта) исследования развития в будущем должна стать классификация, типология и последующая каталогизация развивающихся объектов. В предлагаемой концепции процессы развития предстают как диалектическое единство общего и индивидуального в причинных комплексах, закономерностях, динамике, направлениях и темпах развития и других их характеристиках. Как нет одинаковых лиц, листьев на дереве (и т. д.), так нет одинаковых процессов развития, каждый из которых требует специального исследования в его конкретности, в его единстве общего и единичного. И все вместе процессы развития создают феномен всемирного развития как интегральный эффект. Понятие «развитие» в рамках обозначенного подхода есть не что иное, как абстрактно общее понятие для обозначения совокупности материальных и идеальных процессов определенного типа, но различных классов и видов, категория для обозначения всего множества реально существующих процессов такого типа. Это позволяет сделать, например, такие наблюдения – развитие конкретного развивающегося объекта и всемирно-историческое развитие могут идти в одном направлении, а могут – в разных, ограничений не существует; внутри социальных систем развитие национально-культурных систем может идти в одну сторону, развитие отдельных хозяйствующих субъектов – в другую, политических организаций – в третью, частных лиц и отдельных социальных групп – в четвертую, они не всегда совпадают, а точнее – они всегда не совпадают ни по направлениям, ни по темпам, ни по другим процессуальным характеристикам. Причем, иногда векторы их развития даже не перпендикулярны, а противоположны. Возможно ли, в таком случае, существование неких универсальных объективных законов развития? Да, возможно. Общими являются три основных закона развития, сформулированные Г. Гегелем и в материалистической интерпретации включенные в материалистическую диалектику. Эти законы причинных оснований, характера процессуальности и направления развития предстают как абстрактно общие для каждого процесса развития, специфически преломляясь в них. Кроме них есть не менее важные общие законы, основные из которых можно сформулировать следующим образом: 1) всякий процесс развития есть единство единичного и общего, типичного и индивидуального; 2) всякий процесс развития причинно обусловлен (детерминирован) конкретными комплексами взаимодействий между развивающимися системами; 3) всякий процесс развития суть качественное изменение типа или комплекса взаимодействия, организующего данную систему (организационное взаимодействие), которое происходит посредством образования новых организованных структур; 4) всякая организованная структура повышает уровень хаоса в окружающем мире; чем выше уровень организации, тем выше рост энтропии в окружающем пространстве в результате ее деятельности; 5) осмысление процессов развития на метафизическом уровне имеет культурологическую привязку. Важной онтологической проблемой формирования теории развития становится определение понятия развития, отличения его от процессов не-развития. Ввиду отсутствия теоретических разработок (в России и в мире) в последние десятилетия, кратко обозначим основные элементы этой стороны проблемы развития на основе критического анализа дискуссий в отечественной философии последней трети ХХ века. Приведем наиболее глубокие результаты исследования категории развития, полученные в СССР-России до 1990-х годов. Более новых результатов нет, поскольку в дальнейшем философские и научные исследования проблем развития были прекращены и не возобновились до сих пор. Абстрактное определение любого понятия через набор его признаков – в данном случае понятия развития – как правило, приводит к огромному количеству дефиниций. Наиболее распространенным являлись следующие: понимание развития как процесса, обладающего такими чертами, как качественный характер изменений, направленность, необратимость, иногда с дополнением закономерности, самодетерминации и непрерывности [2, с. 190]; [10, с. 31],[10, с. 238]; [11, с. 6]; [23, с. 561] или как понятия, характеризующего «качественные изменения объектов, появление новых форм бытия, существование различных систем, сопряженное с преобразованием их внутренних и внешних связей» [21, с. 729] или возникновение новых структурных составляющих объекта [6, с. 62-63]. Однако такие определения носят излишне формальный характер и не устраняют неопределенностей, возникающих при использовании понятий направленности, закономерности и изменения. Кроме того, сама возможность изменения состава группы признаков развития (его атрибутов) позволяет говорить о незамкнутости этих групп и, тем самым, об их неполноте. В философской литературе справедливо отмечалось, что «попытки определить развитие через указание его внешних формальных признаков (например, как направленных качественных изменений) не дали убедительных результатов» (Б. Я. Пахомов) [8, с. 244]. Аналогично рассуждал В. С. Библер: «Очевидно, что само определение предмета перечислением его признаков, взятых в комплексе или вне комплекса, противоречит определению сущности предмета. Определение через существенные признаки дела не спасает...» [3, с. 43-44]. Поскольку такое формальное понятие эмпирично, оно не способно вскрыть действительной общности, в нашем случае — общности развития, а потому не может претендовать на статус теоретической дефиниции понятия развития [7, с. 424]. Ведь сущность (в том числе процессов развития) «ни в коем случае не сводится к тому абстрактно одинаковому, что имеют различные явления, к тому одинаковому, что наблюдается в каждом из явлений, взятых порознь» [9, с. 23]. В этой связи было предложено пойти по пути формирования конкретного определения, предполагающего выход за пределы феноменальных признаков в область причинных оснований объекта определения процесса развития объекта, то есть в область его построения, поскольку «… необходимо чтобы способ объяснения предмета оказался способом... его построения!», «понять предмет значит “построить” его» [3, 64, 66]. Построить процесс развития, а тем самым понять его, можно лишь через обращение к порождающим его внутри- и межсистемным взаимодействиям, которые выступают в качестве всеобщего по отношению к процессам развития. Именно системное взаимодействие порождает каждый отдельный акт новизны и закрепляет его в ряду поколений, обусловливая, формируя, создавая собственно процесс развития. К такому выводу подходили разные авторы: «…взаимодействие должно стать исходным пунктом не только для объяснения самоорганизации, но и для философского анализа категорий движения и развития» [14, с. 20]; «именно с взаимодействием в объекте связаны его внутренние противоречия, разрешение которых является источником развития объекта. Объяснение развития материальных систем взаимодействием указывает методологическую программу перехода от феноменологических концепций развития в той или иной отрасли знания к теории, не описывающей развитие как факт, а вскрывающей его основания и внутренний “механизм”» [4, с. 50-51]; «процессы взаимодействия протекают во времени и являются исходной клеточкой причинной детерминации процессов функционирования и развития» [22, с. 7]; развитие есть «изменения во взаимосвязи элементов структуры материальных систем» [5, с. 133]. На этой основе нами в свое время было предложено определение развития как возникновения нового типа (либо комплекса) организационных взаимодействий, закрепляемого в ряду поколений системы с помощью всего комплекса ее взаимодействий [15]. Такой подход позволяет утверждать, что процесс развития не обеспечивается какими-то особенными детерминантами, понимаемыми именно как детерминанты развития. Переход в новое состояние предстает как расшатывание существующей системы накопившимися в ней противоречиями между организационными взаимодействиями различного вида и типа, и затем качественный скачок в новое состояние и удержание ее в этом состоянии с помощью нового типа (или комплекса) взаимодействий. Причинный комплекс развития (источник и движущие силы) – это совокупность внутренних и внешних системных взаимодействий развивающегося объекта. Предложенное понимание развития включает в себя все типы развития — прогрессивное (сопровождающееся увеличением числа взаимодействий, повышением их уровня, повышение эффективности), одноуровневое (смена типа взаимодействия на одном уровне или изменение комплекса взаимодействий), регрессивное (сопровождающееся уменьшением числа взаимодействий или снижением их уровня) развитие, которые можно отличать при помощи дополнительных условий, позволяя учитывать диалектику поступательности и цикличности в развитии. Данный подход позволяет также более корректно различать развитие (прогресс, регресс) и антиразвитие (распад, разрушение системы в итоге ее существования, разрушение системы ее внутренних и внешних взаимодействий). Распад системы начинается после ее гибели, после прекращения ее функционирования. То, какие новые элементы и взаимодействия являются прогрессивными – один из ключевых вопросов, на который в предлагаемой концепции дается следующий ответ: прогрессивным для конкретной системы будет появление такого ранее отсутствовавшего взаимодействия (типа взаимодействия или взаимодействия для данной системы, с включением новых элементов или без них), которое повышает ее эффективность, масштаб, ускоряет темпы развития системы, улучшает иные параметры ее феноменального осуществления. Признаками более эффективных взаимодействий являются: увеличение масштабов (объемов) перерабатываемых потоков вещества, энергии, информации, улучшение «качества» переработки; ускорение скорости переработки субстратов данных потоков; расширение доступа системы к ресурсам; расширение спектра ресурсов, годных для системы, перерабатываемых и усваиваемых системой; получение и/или сохранение доступа к уникальным конкретным типам ресурсов; обеспечение конкурентоспособного способа доступа к ресурсу, используемому многими, при дополнительных условиях внешней среды; степень адаптационности при изменении среды и способность приспособиться к изменяющейся внешней среде (как естественной, так и искусственной, создаваемой человеком, формирующим, например, новые виды биосистем, новые условия экосистем, «общество знания» как форма информационной среды обитания, выступающей как дополнительное внешнее условие развития цивилизаций). Этот перечень может быть продолжен, но сущность критериев одна – эффективность взаимодействия с внешней средой и взаимодействия внутри системы, определяемая характером организационного взаимодействия. Дальнейшее осмысление бытия развивающихся объектов должно предполагать конкретизацию до уровня типов развивающихся миров и конкретных развивающихся миров, а организационных взаимодействий – каждый раз конкретное исследование каждого взаимодействия.
3. Познание и управление процессами развития и развивающимися объектами

Познание развивающихся объектов и процессов развития, последующее управляющее воздействие на них нужно разделить на три крупных направления – познавательное, конструкторско-проектировочное, институциональное. Сформулируем спектр основных познавательных проблемных вопросов относительно развивающихся объектов и процессов развития с целью получить не только определенную познавательную установку, но и некоторый алгоритм познания, который, кроме всего прочего, предстает как самостоятельная цель в познании развивающихся миров. О развивающихся системах мы хотим знать следующее: 1. Является ли данный объект развивающейся системой? 2. Если это развивающийся объект, то каковы темпы его развития? Соответственно, относительно иных объектов развивается ли данный или функционирует, изменяются ли закономерности его функционирования? 3. Каковы оптимальные параметры нормального функционирования и воспроизводства системы, воспроизводства ее жизни? 4. Каковы жизнеобеспечивающие потоки, снабжающие систему и их оптимальные параметры (минимумы и максимумы гармонии) и как влияет постоянство потока на осуществление функционирования и развития, адаптационный потенциал относительно изменяющихся условий внешней среды? 5. Каковы механизмы влияния на протекание процессов функционирования и развития с помощью изменения параметров потока, механизмы влияния на процессы с помощью иных вмешательств, иных потоков или иных воздействий? Каковы механизмы сохранения процесса и оптимизации функций системы, механизмы замедления процесса или его приостановки, механизмы прерывания процесса? 6. Каковы основные активные элементы, характер их действия и взаимодействия, противоречия, смыслы (как потенциалы); возможности экспансии их смысла на иное содержание системы? 7. Каковы возможные «точки роста» как основания возникновения нового? Каковы механизмы появления (введения или создания) новых типов (комплексов) взаимодействий, то есть собственно параметры возникновения, акта новообразования? 8. Что собой представляет «лестница» реализовавшегося процесса развития в его этапности и содержательности актов творения его бытия, в последовательности состояний, формах процесса, его алгоритмах? Каковы тенденции развития объекта, возможные, оптимальные и желаемые будущие состояния? 9. Каково влияние саморазвития на функционирование системы и процесс взаимодействия ее с внешней средой? 10. Можно ли и до какой степени и в какой мере в исследовании одной развивающейся системы использовать опыт исследования другой системы? О процессах развития мы хотим знать следующее: 1. Типологизируемы ли процессы развития? Существует ли единая модель развития? Если нет, могут ли быть процессы развития каталогизированы? 2. Что собой представляют алгоритмы (формы, последовательности, «логика») процесса развития, существуют ли различные типы алгоритмов развития? 3. Каковы параметры перехода в новое состояние и «сигналы» о переходе (например, «верхи не могут, низы не хотят» жить по-старому), можно ли провести классификацию «сигналов»? 4. Какие существуют языки описания алгоритмов и «сигналов»? 5. Как определять временную протяженность (длительность) и параметры метастабильных состояний? 6. Может ли быть определено направление и высота «скачка» после очередной бифуркации? Возможно ли отличение скачка и нескачка на основе какого-либо комплекса параметров? 7. Определяется ли «направление» развития данного конкретного процесса (и объекта) определенной «программой», если да, то с какой степенью «жесткости» (предзаданности)? Ставя себе эти вопросы, мы вовсе не предполагаем возможность универсального ответа на них, полагая, в частности, что знаменитые вопросы Канта: «Что я могут знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться?» относятся к каждому отдельному развивающемуся (в том числе социальному, цивилизационному, идеальному) объекту и конкретной исторической ситуации. Однако уже сама формулировка вопросов относительно развития продвигает нас по пути ясности, по крайней мере, в кантовском смысле понимания собственных возможностей и границ познания. Ведь, кроме всего прочего, этим формулируется новый подход к алгоритмизации познания. Не углубляясь далее в тонкости построения гносеологии и методологии познания развивающихся систем, что является специальной философской и междисциплинарной научной проблемой [16], отметим что истинными (ложными) в классическом смысле (как «тождественное себе») могут быть преимущественно принципы и методы научного познания, основанные на оптимальности выбора метода (чаще всего как совокупности методов) в конкретной ситуации, чем определяется степень приближения к истине в познании. Понятно, что выбор метода становится весьма ответственным процессом. Речь должна идти о формировании методологии, технологии освоения развивающейся реальности, которая, будучи истинной, должна давать верные результаты в освоении объектного, ситуативного мира. Формулировка вопросов-задач познания развивающихся объектов позволяет сформировать некоторый алгоритм познания. Первым шагом познания является выделение и описание анализируемого развивающегося объекта. Далее — определение характера его процессуальности (развивающийся или функционирующий) в пределах интересующей нас задачи. Затем — изучение его истории (может быть по выделенному признаку), а также прогнозирование развития. Следующий шаг — выделение группы ключевых параметров, воздействующих на процесс, проведение их ранжирования, определение жизненно важных и жизненно опасных. На основе этого начинается их мониторинг, формируется алгоритм контроля состояния и процесса, определяется периодичность контроля, мероприятия контроля, возможность формализации контроля (с учетом истории конкретного объекта и контроля типовых параметров). Организуется система управления и контроля. Проводится профилактика, предупреждение, устранение чрезвычайных ситуаций. Принципиальный аспект – система познания развития. Она включает философию и науки о развитии. Философия – задает смыслы человека в развивающемся мире, в различных развивающихся мирах, дает метафизические основания развития, идеалы и образы будущего (в том числе с учетом культурной специфики), теорию творчества как развития идеальных объектов и другие сферы приложения, теорию познания и логику, аксиологию, этику, эстетику (гармония развития). Общая теория развития (наиболее общие законы развития, причинный комплекс взаимодействий, определяющих развитие, классификация объектов развития, процессов развития, законов развития и т. д.). Отраслевые науки о развитии по областям научного знания. Естественные науки о развитии. Развитие в технических науках и технике, техносфере, технологиях. Социально-гуманитарные науки – о развитии социальных процессов. Развитие самих наук как идеальных конструкций – опять же разных типов наук, междисциплинарность, научная динамика, научные революции, парадигмы (многое сделано в 1960-1980-е годы). Каждое из данных направлений исследований должно иметь собственную институциональную основу в виде исследовательских учреждений (институтов, центров, лабораторий), собственные достаточные материальные и кадровые ресурсы. Кроме того, в идеале для исследования, мониторинга, прогнозирования, а при возможности управления процессами развития при каждом конкретном развивающемся объекте, необходимом для человека, должно быть сформировано специализированное подразделение экспертно-аналитического типа (постоянного либо периодического типа в зависимости от степени важности и темпов развития объекта). Это относится ко всем уровням организации – от естественно-природных до техногенных, социальных и идеальных структур. Это лишь некоторые принципиальные основания и параметры работы, которая должна быть начата лишь как системная общегосударственная, а внутри ведомств – как ведомственная, программная, но не как сюжетный, тем более лишь авторский, проект. Задача не может быть последовательно и эффективно решена на уровне одного отдельно взятого ведомства (тем более департамента в нем) либо отдельного региона. Необходимо комплексное общегосударственное решение, поскольку многие задачи носят характер решения, в принципе недоступный ни одному органу управления, кроме государственного. Предлагаемая для обсуждения концепция развивающихся объектов, их исследования и управления ими открывает широкое поле для философских и научных исследований множества реальных процессов и объектов, их метафизики, измерения, качественных оценок, природы, причинно-следственных комплексов, темпов, направления, процессуальных логик и алгоритмов, поиска единства среди этих закономерностей, их иерархии – как самих процессов относительно друг друга, так и комплексов причин, механизмов отбора и т. д. Данный подход позволяет сформировать конкретно-научные основания для прогнозирования природной и социальной динамики конкретных объектов, а также для формирования фундаментальных оснований методологии управления, в том числе социальными процессами и системами (методами социальной инженерии).

Библиография
1.
Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977. 320 c.
2.
Алексеев П. В., Панин А. В. Диалектический материализм (Общие теоретические принципы). М., 1987. 335 с.
3.
Арсеньев А. С., Библер В. С., Кедров Б. М. Анализ развивающегося понятия. М., 1967. 440 с.
4.
Бранский В. П., Ильин В. В., Кармин А. С. Диалектическое понимание материи и его методологическая роль// Методологические аспекты материалистической диалектики. Л., 1974. С. 13-54.
5.
Галимов Б. С. Принцип развития в основаниях научной картины природы. Саратов, 1981. 246 с.
6.
Грушин Б. А. Очерки логики исторического исследования (Процесс развития и проблемы его научного воспроизведения). М., 1961. 214 с.
7.
Давыдов В. В. Виды обобщения в обучении (Логико-психологические проблемы построения учебных предметов). М., 1972. 424 с.
8.
Диалектика в науках о природе и человеке. Кн. 2. Эволюция материи и ее структурные уровни. М., 1983. 413 с.
9.
Ильенков Э. В. Диалектическая логика. Очерки истории и теории. М., 1984. 320 с.
10.
Материалистическая диалектика. В 5-ти томах. Т. I. М., 1982. 374 с.
11.
Морозов В. Д. Проблема развития в философии и естествознании. Минск, 1969. 448 с.
12.
Обзорный доклад о модернизации в мире и в Китае (2001-2010)/ Гл. ред. Хэ Чуаньци. М., 2011. 256 с.
13.
Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. М., 1986. 431 с.
14.
Рузавин Г. И. Синергетика и диалектическая концепция развития// Философские науки. 1989. № 5. С. 11-21.
15.
Селиванов А. И. Гносеологические и логико-методологические особенности исследования развивающихся систем. Дисс. …канд. филос. н. Уфа, 1989. 154 с.
16.
Селиванов А.И. Бытие и постижение развивающихся миров. Уфа, 1998. 360 с.
17.
Селиванов А. И. Метафизика в культурологическом измерении// Вопросы философии. 2006. № 3. С. 49-63.
18.
Селиванов А. И. Противостояние цивилизаций и строительство будущего России// Социологические исследования. 2008. № 4. С. 21-26.
19.
Селиванов А. И. Причинный комплекс развития современного российского государства //История государства и права. 2009. №23. С. 6-10.
20.
Селиванов А. И. Теория развития как основа национально-государственных стратегий управления и сфера конкурентной борьбы// Информационные войны. 2011. №1. - С. 3-11.
21.
Современный философский словарь/ Под общей ред. д.ф.н. профессора В. Е. Кемерова. 2-е изд. Лондон, Франкфурт-на-Майне, Париж, Люксембург, Москва, Минск, 1998. 1065 с.
22.
Тюхтин В. С. Категория взаимодействия — ключ к исследованию форм детерминации// Вопросы детерминации процессов развития в современной науке. М., 1985. С. 3-24.
23.
Юдин Э. Г. Развитие// Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С. 537-538.
References (transliterated)
1.
Averintsev S. S. Poetika rannevizantiiskoi literatury. M., 1977. 320 c.
2.
Alekseev P. V., Panin A. V. Dialekticheskii materializm (Obshchie teoreticheskie printsipy). M., 1987. 335 s.
3.
Arsen'ev A. S., Bibler V. S., Kedrov B. M. Analiz razvivayushchegosya ponyatiya. M., 1967. 440 s.
4.
Branskii V. P., Il'in V. V., Karmin A. S. Dialekticheskoe ponimanie materii i ego metodologicheskaya rol'// Metodologicheskie aspekty materialisticheskoi dialektiki. L., 1974. S. 13-54.
5.
Galimov B. S. Printsip razvitiya v osnovaniyakh nauchnoi kartiny prirody. Saratov, 1981. 246 s.
6.
Grushin B. A. Ocherki logiki istoricheskogo issledovaniya (Protsess razvitiya i problemy ego nauchnogo vosproizvedeniya). M., 1961. 214 s.
7.
Davydov V. V. Vidy obobshcheniya v obuchenii (Logiko-psikhologicheskie problemy postroeniya uchebnykh predmetov). M., 1972. 424 s.
8.
Dialektika v naukakh o prirode i cheloveke. Kn. 2. Evolyutsiya materii i ee strukturnye urovni. M., 1983. 413 s.
9.
Il'enkov E. V. Dialekticheskaya logika. Ocherki istorii i teorii. M., 1984. 320 s.
10.
Materialisticheskaya dialektika. V 5-ti tomakh. T. I. M., 1982. 374 s.
11.
Morozov V. D. Problema razvitiya v filosofii i estestvoznanii. Minsk, 1969. 448 s.
12.
Obzornyi doklad o modernizatsii v mire i v Kitae (2001-2010)/ Gl. red. Khe Chuan'tsi. M., 2011. 256 s.
13.
Prigozhin I., Stengers I. Poryadok iz khaosa: Novyi dialog cheloveka s prirodoi. M., 1986. 431 s.
14.
Ruzavin G. I. Sinergetika i dialekticheskaya kontseptsiya razvitiya// Filosofskie nauki. 1989. № 5. S. 11-21.
15.
Selivanov A. I. Gnoseologicheskie i logiko-metodologicheskie osobennosti issledovaniya razvivayushchikhsya sistem. Diss. …kand. filos. n. Ufa, 1989. 154 s.
16.
Selivanov A.I. Bytie i postizhenie razvivayushchikhsya mirov. Ufa, 1998. 360 s.
17.
Selivanov A. I. Metafizika v kul'turologicheskom izmerenii// Voprosy filosofii. 2006. № 3. S. 49-63.
18.
Selivanov A. I. Protivostoyanie tsivilizatsii i stroitel'stvo budushchego Rossii// Sotsiologicheskie issledovaniya. 2008. № 4. S. 21-26.
19.
Selivanov A. I. Prichinnyi kompleks razvitiya sovremennogo rossiiskogo gosudarstva //Istoriya gosudarstva i prava. 2009. №23. S. 6-10.
20.
Selivanov A. I. Teoriya razvitiya kak osnova natsional'no-gosudarstvennykh strategii upravleniya i sfera konkurentnoi bor'by// Informatsionnye voiny. 2011. №1. - S. 3-11.
21.
Sovremennyi filosofskii slovar'/ Pod obshchei red. d.f.n. professora V. E. Kemerova. 2-e izd. London, Frankfurt-na-Maine, Parizh, Lyuksemburg, Moskva, Minsk, 1998. 1065 s.
22.
Tyukhtin V. S. Kategoriya vzaimodeistviya — klyuch k issledovaniyu form determinatsii// Voprosy determinatsii protsessov razvitiya v sovremennoi nauke. M., 1985. S. 3-24.
23.
Yudin E. G. Razvitie// Filosofskii entsiklopedicheskii slovar'. M., 1989. S. 537-538.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"