по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Семантическая параметризация русской синонимии
Ольховская Александра Игоревна

кандидат филологических наук

ведущий научный сотрудник Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина

117485, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Академика Волгина, 6, оф. 439

Olkhovskaia Aleksandra

PhD in Philology

117485, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Akademika Volgina, 6, of. 439

aleksandra_olhovskaya@mail.ru

Аннотация.

Объектом исследования являются синонимические отношения в русском языке. Автор уделяет особое внимание изучению системного характера семантических противопоставлений слов, близких по значению, и обращается к поиску таких дифференциальных признаков синонимов, которые регулярно организуют противопоставления в синонимическом ряду. По мнению автора, эти параметры формируют универсальный смысловой каркас языка и участвуют в сложной когнитивной деятельности по аспектизации мыслительных комплексов. Исчерпывающий перечень таких параметров позволит смоделировать семантическое пространство и по-новому взглянуть на проблему организации ментального лексикона. В качестве основного метода исследования выступила сплошная выборка повторяющихся семантических оппозиций из различных словарей синонимов русского языка (прежде всего из "Нового объяснительного словаря синонимов" под общ. рук. Ю.Д. Апресяна). Новизна исследования состоит в том, что в нём впервые представлен список регулярных параметров, организующих смысловые противопоставления синонимов. Всего в работе описано и проанализировано 16 параметров, среди них: субъект, объект, причина, цель, способ, внешние проявления, длительность, масштаб, количество, интенсивность, оценка, отношение, свойство – состояние, часть – целое, определённость – неопределённость и фокус. В ходе исследования были сделаны наблюдения касательно организации синонимического ряда (наличие "несущих" и факультативных противопоставлений), а также касательно взаимосвязи параметров противопоставления с тематической принадлежностью синонимов.

Ключевые слова: семантика, семасиология, синонимия, словарь синонимов, значение слова, дифференциация синонимов, семантические параметры, семантические оппозиции, лексическая система, регулярность

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.5.27457

Дата направления в редакцию:

27-11-2018


Дата рецензирования:

25-09-2018


Дата публикации:

19-10-2019


Keywords:

semantics, semasiology, synonymy, synonym dictionary, meaning of the word, differentiation of synonyms, semantic parameters, semantic oppositions, lexical system, regularity

Введение и постановка проблемы

С самого начала изучения синонимов учёные-лингвисты обращали внимание на разницу между ними и именно этим оправдывали их существование в языке, ср.: «Синонимы, заключая в себе общее знаменование, имеют частное, которое отличает их от прочих слов соименных» [1, с. 15], а также «..синонимы не представляют ни равенства, ни тождества слов в отношении к их значению» [2, с. 292].

Стремление к смысловому разведению синонимов запечатлено уже в самых первых лексикографических трудах, в частности, в «Опыте Российского сословника» Д. И. Фонвизина. Если мы обратимся к описанию синонимического ряда несчастье , напасть , беда , бедствие , то увидим, что все единицы, кроме слова несчастье , которое признаётся автором, как бы мы сейчас выразились, доминантой, снабжены дифференциальными признаками. Так, напасть «есть злоключение нечаянное», беда «также есть нечаянное зло, но грозящее ещё лютейшими следствиями», наконец, бедствие «в обширнейшем смысле употребляется» [3]. Под обширнейшим смыслом здесь, очевидно, имеется в виду масштаб описываемой ситуации: нормально назвать бедствием голод народа или эпидемию, но не болезнь или даже смерть отдельного человека.

В отвлечении от лексической системы языка указанные дифференциальные признаки предстают в индивидуальном ключе, так, словно бы они были релевантны исключительно для данного конкретного синонимического ряда. Однако это не совсем так. Например, на основании идеи серьёзных последствий противопоставлены также синонимы грозить и угрожать , беспокоить и тревожить , выбрать и избрать и нек. др. Во всех приведённых парах маркированным является второй член, и именно он в обязательном порядке содержит в себе смысловой элемент серьёзных последствий. Мы не можем сказать Опоздание угрожало лёгкими неприятностями , странно звучит Меня тревожит, что мы можем опоздать в кино , неправильна фраза избери любую карту , так как выбор карты не может повлиять на судьбу субъекта.

Что касается «обширнейшего смысла», то есть масштаба ситуации, то этот элемент также может быть найден в иных синонимических противопоставлениях. Синонимы предусмотрительный и дальновидный различаются тем, что первый имеет отношение к бытовым ситуациям, а второй – к крупным, сложным и более масштабным, ср.: Предусмотрительные соседи запасли дрова на зиму. – Дальновидный полководец заманил врага в ловушку . На этом же основании противопоставлены целевые предлоги. Предлоги на благо , за , во имя обычно вводят в качестве цели сверхличное благополучие, в то время как предлоги для и ради чаще описывают некрупную бытовую ситуацию, ср.: Мать испекла пироги для сына. Она нашла вторую работу ради сына.Они работают на благо Родины. Бойцам пришлось проявить жестокость во имя справедливости . Весть в отличие от синонима новость указывает либо на значимость какого-либо события для адресата, либо на общезначимость и потому масштабность ситуации: Вечером они обменивались новостями. – Весть о происшествии быстро распространилась по городу .

Это наводит на мысль о том, что синонимика языка неслучайным образом пронизана повторяющимися, «сквозными», оппозициями. Если принимать в расчёт тот факт, что с когнитивной точки зрения синонимия – это прежде всего инструмент дробления и аспектизации доселе единого мыслительного комплекса, а дифференцирующая сила мысли вряд ли действует хаотически, можно предположить, что такие «сквозные» оппозиции составляют что-то вроде смыслового каркаса языка.

Задача настоящей статьи состоит в демонстрации системного характера синонимических противопоставлений посредством формирования предварительного и во многом чернового списка регулярных смысловых оппозиций слов-синонимов. В качестве основного материала исследования был выбран «Новый объяснительный словарь синонимов русского языка» под общ. рук. Ю. Д. Апресяна, в котором дифференциация синонимов проведена максимально эксплицитно, последовательно и многоаспектно. При необходимости будут привлекаться данные других словарей и «Национального корпуса русского языка».

Результаты исследования

В результате анализа более трети материалов указанного словаря (около 170 словарных статей) было выявлено порядка 50 повторяющихся параметров разной степени продуктивности. Среди наиболее частотных (порог встречаемости – не менее 10 раз) можно назвать следующие: субъект, объект, причина, цель, способ, внешние проявления, длительность, масштаб, количество, интенсивность, оценка, отношение, свойство – состояние, часть – целое, определённость – неопределённость и фокус. Указанные параметры имеют чрезвычайно абстрактную, умозрительную природу и, вообще говоря, слабо высвечивают специфику синонимии. Они частично пересекаются со списком семантических актантов, частично коррелируют с измерениями лексики (прагматика – параметры «оценка» и «отношение», холо-партитивные отношения, метонимия – параметр «часть – целое») и даже грамматики (параметры «длительность», «определённость – неопределённость», «свойство – состояние»).

Неспециализированность семантических параметров, оформляющих синонимию, неудивительна. Напротив, было бы странно предположить, что язык пользуется совершенно разными наборами смысловых оппозиций в зависимости от категориальной принадлежности единицы. Разумеется, некоторая специфика здесь неизбежна, однако, если речь идёт о смысловом каркасе языка, логично предположить, что анализ синонимии – лишь один из множества возможных путей его моделирования.

Обратимся к исчислению, пояснению и языковому подтверждению обнаруженных параметров. Оговоримся, что некоторые из них имеют сложную кластерную организацию, то есть дробятся на значимые в смысловом отношении таксоны, организованные более конкретными, а значит и более лексическими оппозициями. В этом случае каждый таксон рассматривается автономно и снабжается собственными примерами.

Субъект

Прототипический субъект

Под прототипическим понимается субъект, который чаще других фигурирует при данном предикате и потому ассоциативно связан с ним в сознании носителей языка. Так, несмотря на то что плач сам по себе ассоциируется с концептом детства, в синонимическом ряду плакать , рыдать, реветь и т. д. глагол реветь в большей степени, нежели другие, предполагает ребёнка в качестве субъекта. Прототипический субъект не следует путать с инкорпорированным субъектом, т.е. таким, который встроен в лексическое значение слова и является фиксированным как минимум на уровне смысловой группы. Например, глаголы кричать и орать реализуют значение ‘плакать’ исключительно при условии заполнения субъектной валентности наименованием ребёнка, преимущественно грудного возраста. Это находит отражение в их толковании: «КРИЧАТЬ <…> громко плакать (о грудном ребёнке)» [5], «ОРАТЬ¹ <…> громко, переходя на крик, плакать (о ребёнке); реветь» [5]. В отличие от фиксированного субъекта прототипический субъект допускает вариативность не только на лексемном, но и на семантическом уровне.

Примеры: капризничать (дети и женщины) – привередничать ; богатый – состоятельный – обеспеченный – зажиточный (сельские жители, ведущие хозяйство); виноватый – виновный – повинный – провинившийся (дети и подростки); дальновидный (государственные деятели, политики, полководцы) – предусмотрительный ; сведущийкомпетентный (должностное лицо) – знающийграмотный ; смеяться – хохотать – хихикать (подростки и женщины; душевнобольные); толстый – полный (женщины) – жирный – тучный – пухлый (маленькие дети) и др.

Относительная закреплённость субъекта приводит к тому, что он может фигурировать в сообщении даже в случае его неактуальности, например, в сравнительных оборотах: «Его жена очень трогательно заботилась о нём во время болезни, но несмотря или, наоборот, благодаря этому, он целую неделю хандрил и капризничал, как ребёнок» (Д. Рогачков, «Марта и психотерапевты»); «Что ни скажи – глупо. Задеваю мебель, хихикаю, как идиот» (Слава Сэ, «Ева»); «Коренастая, с перевязочками на руках и пухлыми щёчками, как откормленный младенец» (Маша Трауб, «Плохая память») [6].

Качества субъекта

В некоторых случаях синонимы рождают в сознании носителей языка представление о свойствах, характере, особенностях поведения и даже внешности человека, вследствие чего точный выбор единицы позволяет говорящему передать не только основную, но и подспудную информацию. Так, в синонимическом ряду с доминантой бесплатно наречия безвозмездно и задарма характеризуют субъекта либо как благородного и бескорыстного, либо как хитрого, ловкого и заботящегося о своей выгоде.

Примеры: восхищаться – восторгаться (экзальтированность); вежливо – учтиво, галантно (светский лоск и утончённость манер) – любезно (приветливость, добродушие); стыдиться (развитое нравственное чувство) – стесняться, смущаться, конфузиться (застенчивость, скованность); ругать, бранитьпилить, грызть (занудство) – крыть (невоспитанность, несдержанность) – хаять, охаивать (грубость, недовольство жизнью); хитрый – хитроумный (изобретательность) – плутоватый (отсутствие нравственных барьеров) – лукавый (артистичность, шутливость); волшебник, чародей, маг – колдун (злобность) – чудотворец (доброта); бродяга (агрессивность, активность) – бомж (инертность, безвольность) и др.

Активность – пассивность

Чрезвычайно любопытным в рамках субъектного параметра является противопоставление «активность – пассивность», которое может иметь различные воплощения в зависимости от тематической принадлежности единиц. Так, для слов, характеризующих интеллектуальные способности человека, важным оказывается противопоставление рецептивной (понимание) и продуктивной (мыслепорождение) умственной деятельности. Например, определение тупой говорит о неспособности понимать информацию извне, в то время как слово неумный свидетельствует скорее о неумении самостоятельно мыслить. Ср. словарные подтверждения: «Прилагательное неумный указывает на умственную ограниченность субъекта, на отсутствие у него способности вырабатывать собственные суждения. При этом подразумевается, что субъект претендует на ум» [4, с. 215]; «ТУПОЙ <…> Плохо соображающий, неспособный понять, осознать что-либо» [7, с. 125].

Единицы других тематических групп, как правило, реализуют противопоставление «активность – пассивность» в поведенческом ключе. Предположим, среди синонимов слова смелый активно-деятельностный заряд обнаруживают прилагательные храбрый и отважный : «Слово храбрый обычно характеризует человека активно смелого, не боящегося опасности, идущего навстречу ей; отважный … готовый к поступкам, требующим бесстрашия» [8, с. 438]. Слова мужественный, безбоязненный, бесстрашный, неустрашимый говорят лишь о сохранении присутствия духа перед лицом опасности и не предполагают активных действий субъекта.

Примеры: находчивый (способность быстро и правильно реагировать) – сообразительный, смекалистый (способность к неординарным догадкам), понятливый, догадливый (способность понимать); готовый к чему-л. (направленность на совершение действий) – согласный на что-л. (пассивное принятие условий); предусмотрительный (совершение подготовительных действий) – дальновидный (способность умственно постигать что-л.); опасаться, трусить, дрейфить (попытка избежать опасности) – страшиться, робеть, трепетать, дрожать, трястись (пассивное отношение к опасности); для, с целью, в целях, за, на, из-за (действие) – ради, во имя (действие или бездействие) и др.

Человек – животное

Особенностью многих естественных языков является использование одних и тех же слов для описания свойств, состояний и жизнедеятельности человека и животных (в первую очередь высших животных). Вследствие этого в синонимических рядах, которые описывают релевантные для животного мира понятия, как правило, наличествует немаркированный член с более широким значением, который употребляется и по отношению к людям, и по отношению к животным. В некоторых случаях таких единицы может быть две или даже больше, например, в синонимическом ряду ум , разум , интеллект , рассудок к животному применимы все единицы за исключением последней.

Примеры: аккуратный, опрятный, чистюля (только по отношению к людям) – чистоплотный (также по отношению к животным; далее примеры упорядочены по этому же принципу); страшиться, опасаться, трусить, дрейфить и др. – бояться, пугаться ; боязнь, ужас – страх, испуг, паника ; дом, жильё, жилплощадь – жилище ; замечать, видать, лицезреть, зреть – видеть ; неумный, тупой, бестолковый – глупый, несмышлёный ; кончина, конец, гибель – смерть и др.

Индивид – группа людей

Ещё один аспект субъектного параметра базируется на противопоставлении единичного и коллективного субъекта. Как и в случае с оппозицией «человек – животное», синонимический ряд практически никогда не располагает словом, которое специализируется на выражении группового субъекта: обычно эта сема сосуществует с семой ‘единичный субъект’ на правах альтернации в слове с более широким значением. Например, самолюбие называет исключительно свойство личности, в то время как гордость и достоинство могут относиться и к группе людей (гордость семьи, нации, страны ; достоинство народа, граждан ). Следует оговориться, что трактовка словосочетания группа людей в данном случае очень широка: под ней может пониматься произвольная совокупность людей, некоторая социальная группа, социальный институт или организация, общество, собирательный субъект вроде страна , народ и т. д.

Примеры: собираться, намереваться, намерен, планировать (человек, коллектив, инстанция) – думать (только человек); виноватый, провинившийся (мнение человека) – виновный, повинный (мнение общества); небогатый, нищий (мнение человека) – малообеспеченный, необеспеченный, малоимущий, неимущий (мнение общества); владелец, обладатель, хозяин (статус личности) – собственник (статус личности или группы людей); бороться (человек, группа людей, инстанция) – воевать (только человек) – изживать (группа людей) – искоренять (человек высокого социального статуса или официальная инстанция); тайно (человек или организация) – втайне, тайком, исподтишка, втихомолку и др. (только человек); сердиться, возмущаться, негодовать, взорваться, беситься, злиться, разозлиться (обычно индивидуальная эмоция) – разъяриться (часто коллективная эмоция) и др.

Объект

Параметр «объект», в отличие от предыдущего параметра, практически не поддаётся разумному структурированию, несмотря на то что ничуть не уступает ему в своей неоднородности. Вероятно, пестрота результатов связана с недостаточным количеством исследованного материала и в дальнейшем может быть преодолена.

В данной рубрике совмещены два понимания объекта – чисто лингвистическое и логически-обиходное. В лингвистическом ключе объект, как известно, трактуется как семантический актант глагола – предмет, на который направлено действие. Например, члены синонимического ряда владелец, обладатель, хозяин, собственник противопоставлены друг другу по охвату объектов обладания. Все перечисленные синонимы сочетаются с различными видами отчуждаемой собственности, т.е. имущества (владелец ресторана, обладатель автомобиля, хозяин квартиры, собственник предприятия ), хотя обладатель имеет существенные ограничения на такую сочетаемость. Синонимы владелец, обладатель, хозяин в отличие от слова собственник могут также сочетаться с названиями живых существ (владелец собаки, обладатель породистого жеребца, хозяин кота ). При словах владелец и обладатель объектом может выступать денежная сумма (владелец большого состояния, обладатель крупной суммы ), а при синониме обладатель – ещё и неотчуждаемая собственность, в том числе разного рода информация (обладатель бархатного голоса, красного диплома, тайны ) [4, с. 110 – 112]. Таким образом, слово обладатель характеризуется максимально широкой объектной сочетаемостью, в то время как слово собственник может иметь в качестве объекта лишь разные виды имущества.

Примеры: искоренять (социально значимые отрицательные явления) – изживать (личные недостатки) – воевать (бытовые явления); водитель (разнообразные транспортные средства) – шофёр (автомобиль и автобус); видеть ‘моделировать в сознании’ (зрительные образы) – представлять, воображать (любые образы); состоятельный (капитал, состояние) – зажиточный (имущество и хозяйственный инвентарь) – обеспеченный (достойная заработная плата); собрать , набрать (чаще плоды)– нарвать (растения); вышучивать, засмеять (человек или его свойство) – высмеивать, осмеивать (любой объект); вовсе не (высказанное мнение) – отнюдь не, далеко не (суждение, вытекающее из естественной логики) и др.

В соответствии со вторым пониманием объект сближается с любым неодушевлённым предметом. Такой предмет, как правило, выступает объектом человеческой деятельности (его видят, слышат, трогают, каким-то образом используют), но может и не выполнять роль соответствующего актанта в высказывании с данными синонимами. В частности, среди синонимов тяжёлый, неподъёмный, увесистый два последних имеют объектную закреплённость: неподъёмными чаще всего бывают сумки, чемоданы и т. п., а увесистыми – относительно небольшие предметы, например, книги, камни, свёртки, слитки и др. В рамках данного параметра объединяются различные аспекты оценки предметов – форма, размер, внешний вид и т. д.

Примеры: голый (участки земли, растения, помещения) – обнажённый (участки земли, растения) – оголённый (участки земли, растения, холодное оружие) – открытый (участки земли, водоёмы, строения, транспортные средства) – непокрытый (объекты, лишённые покрытия сверху); далеко – вдаль (открытое природное пространство); сажа, копоть (плотная чёрная масса) – гарь (летучая субстанция); орнамент (геометрические линии) – узор (плавные линии); виться, извиваться, змеиться (узкий объект) – петлять, вилять (любой объект); большой – крупный (округлая, выпуклая форма); близко, недалеко (объект) – поблизости, неподалеку, невдалеке, вблизи (объект или ситуация) и др.

Причина

Ещё одним регулярным параметром организации синонимических противопоставлений является параметр «причина». Причина в данном случае объединяет в себе и собственно причину действий (состояний), и их мотивировку, и повод, и основание для чего-л. Например, чувства, которые именуются глаголами гордиться и кичиться , имеют различные основания: гордятся обычно достижениями, результатами собственных усилий, а кичатся – некоторым привлекательным в глазах общества свойством (положением, званием, известностью, происхождением, богатством и т. п.).

Примеры: выговор, нагоняй (отрицательный с точки зрения норм поведения поступок) – разнос (служебный промах) – внушение (взгляды, привычки, стиль жизни человека); скромничать (желание понравиться) – прибедняться (желание вызвать жалость или снисхождение); смерть, кончина, конец – гибель (неестественная причина); стыдиться (отклонение от общепринятых моральных норм) – стесняться (отклонение от норм внешности, этикета, образованности и т. п.) – смущаться, конфузиться (понимание неадекватности действий в глазах окружающих); уважать (индивидуальные достоинства человека) – почитать, чтить (высокий социальный статус); грубить (невоспитанность и возбуждённое эмоциональное состояние) – хамить (невоспитанность и желание показать своё превосходство) – дерзить (задиристый характер, нежелание повиноваться); всеобщий, поголовный, сплошной – повальный (стихийные силы) – тотальный (социальные силы) и т.д.

Цель

Целевой компонент может проявляться в синонимике двояко – через раскрытие конкретной цели действия субъекта либо через указание на наличие / отсутствие у него намерения что-либо совершить. Первый случай можно продемонстрировать с помощью синонимического ряда с доминантой упрекать . Глаголы упрекать, укорять, корить указывают на желание субъекта донести до адресата неправильность его поступка, тогда как глаголы попенять, журить связаны с исправлением поведения адресата, его перевоспитанием. Второй случай прослеживается в соотношении синонимов злить и сердить : лишь первая единица может употребляться в ситуации намеренного каузирования раздражения (нарочно злить кого-л. ).

Примеры: ругать, бранить (исправление адресата) – пилить, грызть, поносить¹, крыть (выход эмоций) – хаять, охаивать, хулить (формирование у аудитории отрицательного мнения об объекте); высмеивать, вышучивать, засмеять (представление объекта в смешном свете) – осмеивать (дискредитация объекта); странник (возможно наличие цели) – скиталец ; угощать (проба блюд) – потчевать (насыщение и удовольствие человека); обнажённый, оголённый, декольтированный, открытый (намеренное обнажение) – голый, нагой, непокрытый (обычно ненамеренное обнажение); вовремя – своевременно (только целенаправленная деятельность); воображать, представлять (намеренное усилие) – видеть ‘моделировать в сознании’ (спонтанное зарождение образа) и др.

Способ

Данный параметр характеризует образ действий, манеру поведения, метод и используемые средства, а также инструменты и каналы восприятия. Так, глаголы убеждать, доказывать и уверять различаются по способу достижения цели: для доказательства важна логическая аргументация, для уверения – настойчивое повторение тезиса или ссылка на собственное знание, для убеждения – и аргументация, и использование фактов из личного опыта, и эмоциональное воздействие на адресата.

Параметр «способ», как и многие другие параметры, неодинаково воплощается в разных тематических группах. К примеру, для речевых глаголов важным оказывается противопоставление «устная – письменная форма сообщения»: высмеивать и осмеивать можно и устно, и письменно, вышучивать – чаще устно, засмеять – только устно. Ябедничают и наушничают только устно, капают на кого-либо чаще устно, кляузничают обычно письменно, жалуются, доносят, стучат, заявляют и сигнализируют как устно, так и письменно.

Примеры: сообщить (устно и письменно) – заявить, объявить (устно) – уведомить (письменно); выглядеть (зрительное восприятие) – казаться (любой канал восприятия); чудотворец (молитвы) – волшебник (волшебные предметы, например, палочка) – чародей, маг (заклинания) – колдун (зелья); намерение, замысел, задумка (минимальная детализация действий) – план, проект (достаточно большая детализация); выбирать, подбирать, отбирать (ориентация на физически наблюдаемые свойства) – избрать (учёт ненаблюдаемых свойств); собрать, набрать (наклон тела вниз, плавные движения) – нарвать (поза несущественна, резкие движения с приложением усилий); умный (логика) – проницательный (логика и интуиция) – мудрый (опыт и опора на общие представления об устройстве мира) – прозорливый (иррациональные способности) и др.

Внешние проявления

Внешние проявления эмоций

Специфика эмоций состоит в их двоякой направленности: с одной стороны, они обозначают внутреннее состояние человека, с другой, имеют внешнее проявление, благодаря которому считываются окружающими людьми. При этом близкие эмоциональные состояния могут иметь неодинаковые проявления. Например, синонимы ворчать и брюзжать , будучи глаголами речи, указывают на определённое состояние субъекта – рассерженное или раздражённое.Действия, называемые этими словами, имеют неодинаковое параязыковое воплощение: ворчащий человек хмурит брови, говорит сердитым тоном и низким голосом, в то время как брюзжащий человек выражает недовольство высоким дребезжащим голосом и характерной складкой у рта.

Примеры: сердиться (нахмуренный лоб, колючий взгляд, упрёки, прекращение разговора) – возмущаться, негодовать (резкий протест, горячие высказывания) – взорваться (резкие высказывания, повышенный тон, жестикуляция) – злиться (блеск глаз, крик, резкие движения) – разъяриться (агрессивное поведение); бояться, пугаться (бледность, дрожь, изменённый голос) – робеть, трепетать (скованное поведение) – дрожать, трястись (заикание, дрожь, утрата дара речи) – трусить, дрейфить (бездействие или нерешительность); боязнь (осторожное поведение) – испуг (вздрагивание, вскрикивание, изменение в лице, бледность) – паника (бегство); уныние (подавленность и бездеятельность) – грусть (отсутствие оживления); гордиться – кичиться (заносчивое поведение, третирование других); радоваться (внешнее выражение необязательно) – торжествовать (специфические взгляды и возгласы) – ликовать (бурные внешние проявления: смех, крики, жестикуляция) и др.

Речевое выражение чувства или отношения

По верному замечанию Ю.Д. Апресяна, трихотомичное противопоставление ‘эмоциональное или ментальное состояние’ – ‘акт речи’ – ‘поведение’ типично для семантики русского языка [4, c. 230]. Синонимические отношения чаще всего задействуют двойное противопоставление ‘ментальный акт’ – ‘речевой акт’. Например, если действие, соотносимое с глаголом порицать , в обязательном порядке имеет речевое выражение, то его синоним осуждать именует действие, которое может и не воплощаться в речи (осуждать кого-л. в душе ).

Примеры: упрекать, укорять, корить (речевой или ментальный акт) – попенять, журить (только речевой акт); винить (чаще ментальный акт) – обвинять (речевой акт); хвастаться, хвастать, хвалиться (и речевой, и поведенческий акт) – бахвалиться (только речевой акт); восхищаться (речевой или ментальный акт) – восторгаться (только речевой акт); раскаиваться, сожалеть (ментальный акт) – каяться (речевой акт); сочувствовать, сострадать (ментальный акт) – жалеть (ментальный или поведенческий акт) – соболезновать (речевой акт) и др.

Масштаб

Масштаб как отражение значимости чего-л. может характеризовать либо стимул, либо последствия, либо всю описываемую ситуацию целиком. Например, в ряду беспокойство, волнение, тревога, обеспокоенность, озабоченность, взволнованность, встревоженность синонимы обеспокоенность и озабоченность связаны с масштабными причинами (обеспокоенность обстановкой на Ближнем Востоке, озабоченность за судьбу страны ), тогда как остальные существительные чаще всего сочетаются с событиями из личной сферы говорящего (беспокойство по поводу денег , волнение перед экзаменом , тревога за сына и т.п.).

Обращаясь к построению семантических кластеров эмоциональных концептов, В.Ю. Апресян отмечает, что кластеры “радость” и “грусть” «структурированы в соответствии с серьёзностью, масштабностью стимула и интенсивностью, длительностью чувства, при этом между первым и вторым нет обязательной корреляции» [9, с. 70]. Судя по всему, параметр масштаба релевантен не только для указанных исследователем концептов, но и для всей семантической сферы эмоций. Так, очевидно без какого-либо лингвистического анализа, что эмоции страх и ужас , волнение и тревога , гнев и ярость , удивление и изумление , различаясь прежде всего по параметру «интенсивность»,в норме требуют стимулов разного масштаба.

Примеры: беспокоить – тревожить (серьёзная угроза благополучию); провинившийся (незначительная вина) – виноватый (средняя вина) – виновный, повинный (серьёзная вина); стыдиться (серьёзные отклонения от нормы) – смущаться, конфузиться (мелкие поводы); упрекать, укорять, коритьжурить (небольшой проступок); секрет, загадка – тайна (существенные обстоятельства, законы мироздания); намерение, замысел (любой масштаб) – задумка (небольшой масштаб) – план, проект (обычно большой масштаб); между тем как (небольшой масштаб ситуации) – в то время как, тогда как (любой масштаб) и др.

Количество

Данный параметр объединяет разнообразные количественные характеристики предметов, признаков, действий и состояний. Они могут воплощаться в противопоставлениях «один – больше одного», «два – больше двух», «мало – много» и др. Например, одно из различий между синонимами блестеть и сверкать состоит в том, что для первого количество световых пятен оказывается незначимым, в то время как второй предполагает их множественность. Ср.: «Таз угрожающе блестел синим боком, нависая над пустым пространством» (М. Петросян. Дом, в котором…); «.. мощно шумел прибой, и бесчисленное количество солнечных зайчиков сверкало в волнах океана» (В. Губарёв. Трое на острове) [6].

Примеры: собрать – набрать , нарвать (обязательно присутствует указание на количество объектов); совместный (обычно два субъекта) – общий (количество субъектов не ограничено) – коллективный (больше двух субъектов); обоюдный , дву[х]сторонний (только два субъекта) – взаимный (количество субъектов не ограничено); засмеять (множественный субъект) – высмеивать, осмеивать, вышучивать (любой субъект); тотальный (большая группа людей) – всеобщий (допускает небольшой размер группы); вода (любое количество жидкости) – влага (незначительное количество жидкости); включая, не исключая (выделен один элемент или меньшая часть множества) – в том числе (выделена большая часть множества или всё множество) и др.

Длительность

В рамках этого параметра выделяется три основных противопоставления: «момент – процесс», «менее длительный – более длительный процесс» и «одноактное действие – многоактное действие». Примером первого противопоставления может стать синонимическая пара побег – бегство. Если побег мыслится как одномоментный акт, то бегство всегда разворачивается во времени (совершить побег – обратиться в бегство ). Второе противопоставление представлено в ряду тишина , тишь , безмолвие , затишье , в котором первые три синонима называютболее или менее продолжительное состояние окружающей среды, а последний связан с коротким промежутком времени. Наконец, третье противопоставление явлено в синонимах смех, хохот, гогот , хихиканье , смешок . Последнее слово в ряду, очевидным образом, обозначает одноактное действие.

Примеры: сейчас (момент или короткий интервал) – теперь (достаточно длительный интервал); стимул (определённый период времени) – толчок (моментальность); исподтишка, украдкой (отдельное действие) – втихомолку (последовательность действий) – тайно, втайне, тайком, незаметно, потихоньку (отдельное действие и последовательность действий); видеть (процесс) – замечать (моментальная реакция); бояться, страшиться, опасаться и др. (длительное состояние) – пугаться (моментальная реакция); улучить (момент) – выкроить (отрезок времени) – выбрать , найти (момент и отрезок времени); грусть (относительно недлительное состояние) – тоска (длительное состояние) и др.

Интенсивность

Интенсивность является, пожалуй, наиболее ощутимым, так сказать, лежащим на поверхности параметром противопоставления синонимов. По замечанию Ш. Балли, «тот факт, что разница в интенсивности двух синонимических понятий обычно бросается нам в глаза раньше всех прочих оттенков, объясняется тем, что при сопоставлении двух различных предметов или явлений человеческий ум легче всего схватывает количественные различия, чем специфические признаки» [10, с. 202–203].

В рамках данного исследования параметр интенсивности трактовался довольно широко – к нему были отнесены многообразные количественные, размерные, эмоциональные, ценностные и др. различия в степени проявления чего-л. Ряд параметров, которые с этих позиций должны были бы рассматриваться как частный случай глобального параметра «интенсивность» («масштаб», «длительность», «количество»), были тем не менее вынесены в отдельные блоки по причине их логической самостоятельности.

Большинство синонимических шкал в русском языке являются двучленными. Это значит, что синонимы ряда, в каком бы количестве они не были представлены, образуют два полюса интенсивности – такой, который мыслится более или менее в пределах нормы, и такой, который резко выходит за её пределы. Например: безлюдный, пустынный – глухой (степень отдалённости от людных мест); блестеть – сверкать (степень яркости световых пятен); гомон – гам, гвалт, галдёж (степень громкости звука); громкий, нашумевший – сенсационный, скандальный (степень общественного интереса); быстрый, быстроходный, скоростной, ходкий, быстроногий, резвый, проворный – стремительный (значение скорости). Реже встречаются многочленные цепочки с нарастанием признака, причём иногда часть синонимического ряда оказывается не вовлечённой в шкалирование, ср.: беспокоиться – тревожиться – волноваться (степень внутреннего беспокойства); не похоже – маловероятный, сомнительный – вряд ли, едва ли (степень уверенности); в отдалении – вдалеке – вдали (степень пространственной близости; за пределами цепочки – далеко ); кружить – вертеться (значение скорости; за пределами цепочки – вращаться, крутиться, кружиться ).

Примеры: грусть, печаль, уныние – тоска (все примеры упорядочены по принципу нарастания признака); близкий, недалёкий – ближний ; далеко не – вовсе не, отнюдь не ; аккуратный, опрятный, чистоплотный – чистюля ; боязнь – страх, испуг – ужас, паника ; возможный – вероятный ; увесистый – тяжёлый – неподъёмный и др.

Оценка

Среди многообразных оснований классификации языковой оценки в деле систематизации синонимических отношений полезными оказываются лишь три: положительная (мелиоративная) – отрицательная (пейоративная) [11], общая – частная (эстетическая, моральная, утилитарная и др.) [12] и ингерентная (языковая, узуальная) – адгерентная (речевая, окказиональная) оценка [11, 13].

Следует заметить, что в одном синонимическом ряду крайне редко сочетаются слова с полярными оценочными зарядами. Хотя такие случаи всё же встречаются, например, доктор (преимущественно положительная оценка) – лекарь (обычно отрицательная оценка); хитрый , плутоватый (возможна отрицательная оценка) – хитроумный (возможна положительная оценка); нагой, обнажённый (чаще положительная эстетическая оценка) – голый (возможна отрицательная моральная оценка).

Более типичны случаи, когда на фоне нейтральных единиц ряда выделяется один или несколько синонимов, имеющих либо отрицательную, либо положительную оценку, ср.: бедный, небогатый, нуждающийся, малообеспеченный и т. д. – нищий (оценка «-»); всеобщий, поголовный, тотальный, сплошнойповальный (оценка «-»); быстрый, стремительный, скоростной, быстроногий – быстроходный, ходкий, резвый, проворный (оценка «+»); вид, внешний вид, внешность, наружность – облик (оценка «+»).

Внутри синонимических рядов со встроенной отрицательной оценкой нередко наблюдается усугубление последней. Например: хвалиться – умеренно отрицательная оценка, хвастать и хвастаться – более отрицательная оценка, бахвалиться – резко отрицательная оценка; дерзить , грубить – умеренно отрицательная оценка, хамить –резко отрицательная оценка; толстый – слабо отрицательная оценка, жирный – резко отрицательная оценка.

Примеры: следствиепоследствие (чаще «-»); слух, молва – сплетня («-»); совсем – окончательно – вконец («-»); церемонно (менее «-») – чопорно (резко «-»); боязливый, пугливый, робкий, несмелый – трусливый («-», моральная оценка); гордиться – кичиться («-», моральная оценка); виться, извиваться («+», эстетическая оценка) – петлять, вилять («-», утилитарная оценка) и др.

Отношение

Отношение, как и оценка, представляет собой прагматический параметр, который позволяет говорящему выразить своё мнение о человеке, в том числе собеседнике, или предмете речи. Так, в прилагательное несмышлёный , в отличие от синонимов глупый, неумный, тупой и т. д.,встроено сочувственное отношение к характеризуемому лицу. В диалоговом употреблении единицы всё-таки и всё же позволяют мягко и вежливо, как бы уступая, выразить своё мнение, в то время как их синонимы всё равно и тем не менее несут в себе заряд бескомпромиссности. В эту группу включались также синонимы, имеющие в своём значении отчётливые ассоциативные семы. Например, глаголы извиваться и змеиться ‘тянуться извилистой линией’ рождают в сознании образ ползущей змеи и смутное ощущение опасности.

Примеры: высокий, длинный – долговязый (пренебрежение); два, двое – пара (небрежность говорящего); вовсе неотнюдь не (дистанция, отстранённость от собеседника) – далеко не (уважение, нежелание обидеть); учитель (тёплое чувство) – преподаватель (нейтральное отношение) – педагог (холодноватое отношение); безлюдный, пустынный (чувство тоски и одиночества) – глухой (ощущение опасности); пустой – опустелый, опустевший (сожаление, печаль); тишина, тишь (спокойствие и комфорт) – безмолвие (одиночество и незащищенность) – затишье (тревожное ожидание) и др.

Свойство – состояние

Свойство, как известно, обозначает более или менее постоянную характеристику кого-чего-либо, тогда как состояние называет временное положение вещей. Оппозиция «свойство – состояние» широко представлена в языке и воплощается как в грамматических (противопоставление полных и кратких форм прилагательных, см. § 1330 «Русской грамматики» [14]), так и в лексико-семантических явлениях (например, в семантической структуре многозначных слов, ср.: оставаться спокойным в критической ситуации – спокойного человека сложно вывести из себя ).

Анализ языкового материала позволяет говорить о преломлении этой оппозиции в лексической синонимике. В синонимическом ряду молчаливый , неразговорчивый, немногословный первое слово чаще характеризует человека в данной конкретной ситуации, а два последних называют более или менее постоянные признаки. Подчеркнём, что такие противопоставления работают не ригорически, а лишь par excellence. Так, прилагательные неразговорчивый и немногословный вполне могут обозначать состояние (Сегодня он на удивление неразговорчив / немногословен ), а молчаливый – свойство (Жена у него от природы тихая, молчаливая, говорит только по необходимости ). Тем не менее типичным для них является обратное употребление.

Примеры: необитаемый (свойство) – незаселённый (состояние; далее примеры упорядочены по такому же принципу за исключением случаев с особыми указаниями); хлебосольный, гостеприимный – радушный ; терпеливостьтерпение ; глухой – безлюдный, пустынный ; аппетит – голод ; вращаться, вертеться, крутиться (свойство и состояние) – кружиться, кружить (только состояние); шофёр (профессия, т.е. свойство) – водитель (актуальное занятие, должность, т.е. состояние) и др.

Часть – целое

Параметр «часть – целое» соотносится с партитивными отношениями в лексике, которые, подобно гиперо-гипонимическим отношениям, «распространяют действие на весь словарь и организуют его в целостные иерархические структуры» [15, с. 388]. Одним из следствий масштабного характера партитивных отношений является поливариантность их реализации. На материале синонимии в рамках данного параметра было выявлено три разновидности: «объект – его часть», «полный – частичный охват группы» и «характеристика всей личности – какого-либо аспекта личности».

Яркий пример первой разновидности – синонимы окунуть, макнуть, обмакнуть. Если глагол окунуть обозначает полное погружение объекта в вещество (окунуть капустные листья в кипяток ), то глаголы макнуть и обмакнуть – лишь частичное (макнуть картофелину в соль , обмакнуть блин в масло ). Вторая разновидность может быть продемонстрирована синонимическим рядом включая, не исключая, в том числе . Предлоги включая и не исключая указывают на полный или практически полный охват некоторого множества (Собрались все жители деревни, включая стариков и детей ; Все её сыновья, не исключая младшего, пошли работать ), для союза в том числе такие употребления также возможны, однако он свободно используется и тогда, когда охвачена лишь часть элементов (Договоры были заключены и с некоторыми другими странами, в том числе европейскими ). Наконец, последнее противопоставление воплощено в ряду уважать, чтить, почитать : уважать можно как личность в целом, так и её отдельные свойства (уважать кого-либо как учёного , уважать кого-либо за мужество ), в то время как чтят и почитают только человека в целом.

Примеры: голый, нагой, обнажённый (всё тело или его часть) – оголённый, декольтированный, открытый, непокрытый (часть тела); поголовный, тотальный, сплошной (полный охват группы) – всеобщий, повальный (частичный охват); всевозможный (полный охват группы) – разнообразный (частичный охват); оба (полный охват группы) – два, двое, пара (частичный охват); глупый, неумный, несмышлёный (оценка всей личности) – тупой, бестолковый (оценка всей личности или её аспекта); бывалый, тёртый (оценка всей личности) – искушённый, матёрый (оценка аспекта личности) – опытный (оценка всей личности или её аспекта); ценить (объект в целом или его отдельные свойства) – дорожить (объект в целом) и др.

Определённость – неопределённость

В лингвистике «определённость – неопределённость» традиционно считается грамматической категорией, которая может иметь или не иметь морфологическое выражение. В русском языке значение определённости – неопределённости выражается, как известно, с помощью служебных слов (например, частицы -то ), указательных и неопределённых местоимений (в том числе местоимения один ), порядка слов и актуального членения, интонации и др. [16, с. 320, 17, с. 69–70].

Анализ синонимических отношений позволяет говорить о лексико-семантической реализации данной оппозиции. Предположим, наречие далеко в отличие от синонима вдаль может указывать на определённую точку пространства, в которую перемещается объект (далеко вверх, далеко в сторону, далеко от берега и др.). В ряде случаев этот параметр касается денотативного (референционального) статуса именной группы, т.е. соотнесённости или несоотнесённости слова с конкретным объектом внешнего мира [18]. В первом случае говорят о конкретно-референтном денотативном статусе, во втором – о родовом денотативном статусе. В ряду учитель, преподаватель, педагог существительное педагог с трудом поддаётся употреблению в конкретно-референтном значении (? Педагог пристально на меня посмотрел ), для него более свойственны родовые контексты (Педагог – это призвание ). Остальные синонимы не имеют никаких референциональных ограничений (Учитель пристально на меня посмотрел – Учитель – это призвание ).

Примеры: виновный, повинный, провинившийся (определённая вина) – виноватый (определённая и неопределённая вина); два, двое, оба (определённое количество) – пара (неопределённое количество); выбрать, избрать, отобрать (конкретно-референтный статус объекта) – подобрать (родовой статус); хозяин , владелец (конкретно-референтный и родовой статусы) – обладатель, собственник (родовой статус); доктор, лекарь (конкретно-референтный статус) – врач (конкретно-референтный и родовой статусы); ровесник , одногодок (родовой статус) – сверстник (конкретно-референтный и родовой статусы); отрава (конкретно-референтный статус) – яд (конкретно-референтный и родовой статусы) и др.

Фокус

Под фокусом понимается наиболее существенный в значении синонима компонент, который сразу привлекает к себе внимание и высвечивает его содержание. Как правило, такой компонент напрямую связан с внутренней формой слова, т.е. с тем поворотом мысли, который запечатлён в нём в момент номинации, ср.: бродяга (переезды с места на место) – бомж (отсутствие дома); вдоволь, вдосталь, досыта (удовлетворение желания) – вволю, всласть (получение удовольствия); всякий, всяческий, всевозможный, разнообразный (большое число элементов множества) – разный, различный (неодинаковость элементов множества) и др. Как видно из приведённых примеров, данный параметр является в высшей степени индивидуализированным и наиболее важным для противопоставления конкретных синонимов.

Примеры: гостеприимный (приём гостей в доме) – хлебосольный (угощение) – радушный (любезность и дружелюбие); бывший (изменение принадлежности объекта) – прежний, старый (замена объекта на другой); виться, извиваться, змеиться (общий рисунок объекта) – петлять (форма элементарных отрезков) – вилять (наличие поворотов); возможный, вероятный (объективная природа вещей) – потенциальный (способности субъекта) – мыслимый (непротиворечивое существование в сфере мысленных представлений); намереваться, намерен (волевой импульс) – планировать (распределение действий на временной оси); аккуратный (порядок) – чистоплотный, чистюля (чистота); громкий, нашумевший (общественный резонанс) – сенсационный, скандальный (причина резонанса) и др.

Выводы

Подведём итоги проделанного исследования. Во-первых, можно, по-видимому, говорить о том, что синонимическое пространство организовано универсальными смысловыми параметрами и в этом отношении конгруэнтно семантическому зданию языка. Часть параметров отчётливо соотносится с элементами ситуации (субъект, объект, причина, цель, способ), часть отражает количественную сторону действительности (количество, длительность, масштаб, интенсивность, часть – целое), некоторые имеют прагматическую природу (оценка и отношение), а некоторые – сугубо семантическую (фокус, свойство – состояние, определённость – неопределённость).

Во-вторых, очевидна взаимосвязь между тематической принадлежностью синонимов и лежащими в их основе семантическими оппозициями. Единицам эмоциональной сферы свойственны одни смысловые характеристики, чувственной – другие, речевой – третьи и т. д. В этой статье проблема идеографической обусловленности смыслового кода была затронута лишь косвенно, между тем она, надо полагать, является ключевой и для когнитивного моделирования синонимии, и для её лексикографического описания.

В-третьих, каждый синонимический ряд пронизан множеством семантических противопоставлений, которые имеют неодинаковые психологические, лингвистические и методические статусы. Некоторые оппозиции являются несущими в том смысле, что организуют конкретную конфигурацию синонимов, другие – вытекающими из них, сопутствующими, факультативными. Вопрос относительно взаимосвязи несущих и факультативных признаков остаётся пока открытым. Ситуация усложняется ещё и тем, что оппозиция обычно охватывает не все члены ряда, так что часть синонимов (иногда меньшая, иногда большая) остаётся немаркированной. Детальное изучение этой проблемы, как, впрочем, и формирование окончательного списка параметров синонимических противопоставлений, остаётся в перспективе исследования.

Библиография
1.
Калайдович П. Ф. Опыт словаря русских синонимов. М., 1818. 157 с.
2.
Давыдов И. И. О словаре русских синоним // Известия Императорской Академии Наук по Отделению русского языка и словесности. Т. V. Вып. 6. СПб., 1856. С. 289–305.
3.
Фонвизин Д. И. Опыт Российского сословника // Проект "Собрание классики" (Lib.ru/Классика). URL: http://az.lib.ru/f/fonwizin_d_i/text_0200.shtml (дата обращения: 18.06.2018).
4.
Новый объяснительный словарь синонимов русского языка / под общ. рук. акад. Ю. Д. Апресяна. М. – Вена, 2004. 1488 с.
5.
Словарь русского языка: В 4-х т. / под ред. А. П. Евгеньевой. М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999.
6.
Национальный корпус русского языка. URL: http://www.ruscorpora.ru
7.
Горбачевич К. С. Краткий словарь синонимов русского языка / Отв. ред. С.А. Кузнецов. М.: ООО «Изд-во Астрель»: ООО «Изд-во АСТ», 2001. 608 с.
8.
Словарь синонимов русского языка в двух томах / гл. ред. А. П. Евгеньева. Л.: Изд-во «Наука», 1970–1971.
9.
Апресян В. Ю. Опыт кластерного анализа: русские и английские эмоциональные концепты // Вопросы языкознания. 2011. № 2. С. 63–88.
10.
Балли Ш. Французская стилистика. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 392 с.
11.
Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М., 2006. 280 с.
12.
Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М., 1988. 339 с.
13.
Якушина Р. М. Динамические параметры оценки: (На материале современного английского языка) : дис. … канд. филол. наук. Уфа, 2003. 179 с.
14.
Русская грамматика. URL: http://www.rusgram.narod.ru
15.
Никитин М.В. Курс лингвистической семантики. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2007. 819 с.
16.
Реформатский А.А. Введение в языковедение. М.: Аспект Пресс, 2000. 536 с.
17.
Аракин В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков. М.: Физматлит, 2000. 256 с.
18.
Падучева Е.В. Референциальный статус именной группы. URL: http://rusgram.ru/%D0%A0%D0%B5%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%81_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BF%D1%8B
References (transliterated)
1.
Kalaidovich P. F. Opyt slovarya russkikh sinonimov. M., 1818. 157 s.
2.
Davydov I. I. O slovare russkikh sinonim // Izvestiya Imperatorskoi Akademii Nauk po Otdeleniyu russkogo yazyka i slovesnosti. T. V. Vyp. 6. SPb., 1856. S. 289–305.
3.
Fonvizin D. I. Opyt Rossiiskogo soslovnika // Proekt "Sobranie klassiki" (Lib.ru/Klassika). URL: http://az.lib.ru/f/fonwizin_d_i/text_0200.shtml (data obrashcheniya: 18.06.2018).
4.
Novyi ob''yasnitel'nyi slovar' sinonimov russkogo yazyka / pod obshch. ruk. akad. Yu. D. Apresyana. M. – Vena, 2004. 1488 s.
5.
Slovar' russkogo yazyka: V 4-kh t. / pod red. A. P. Evgen'evoi. M.: Rus. yaz.; Poligrafresursy, 1999.
6.
Natsional'nyi korpus russkogo yazyka. URL: http://www.ruscorpora.ru
7.
Gorbachevich K. S. Kratkii slovar' sinonimov russkogo yazyka / Otv. red. S.A. Kuznetsov. M.: OOO «Izd-vo Astrel'»: OOO «Izd-vo AST», 2001. 608 s.
8.
Slovar' sinonimov russkogo yazyka v dvukh tomakh / gl. red. A. P. Evgen'eva. L.: Izd-vo «Nauka», 1970–1971.
9.
Apresyan V. Yu. Opyt klasternogo analiza: russkie i angliiskie emotsional'nye kontsepty // Voprosy yazykoznaniya. 2011. № 2. S. 63–88.
10.
Balli Sh. Frantsuzskaya stilistika. M.: Editorial URSS, 2001. 392 s.
11.
Vol'f E. M. Funktsional'naya semantika otsenki. M., 2006. 280 s.
12.
Arutyunova N. D. Tipy yazykovykh znachenii: Otsenka. Sobytie. Fakt. M., 1988. 339 s.
13.
Yakushina R. M. Dinamicheskie parametry otsenki: (Na materiale sovremennogo angliiskogo yazyka) : dis. … kand. filol. nauk. Ufa, 2003. 179 s.
14.
Russkaya grammatika. URL: http://www.rusgram.narod.ru
15.
Nikitin M.V. Kurs lingvisticheskoi semantiki. SPb.: Izd-vo RGPU im. A. I. Gertsena, 2007. 819 s.
16.
Reformatskii A.A. Vvedenie v yazykovedenie. M.: Aspekt Press, 2000. 536 s.
17.
Arakin V.D. Sravnitel'naya tipologiya angliiskogo i russkogo yazykov. M.: Fizmatlit, 2000. 256 s.
18.
Paducheva E.V. Referentsial'nyi status imennoi gruppy. URL: http://rusgram.ru/%D0%A0%D0%B5%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%81_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BF%D1%8B
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"