Статья 'Супруги Михайловы — земские врачи и филантропы на Южном берегу Крыма: биография в контексте эпохи' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Супруги Михайловы — земские врачи и филантропы на Южном берегу Крыма: биография в контексте эпохи

Карагодин Андрей Васильевич

кандидат исторических наук

старший преподаватель, кафедра источниковедения, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119992, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27 к.4, ауд. Е445

Karagodin Andrey Vasil'evich

PhD in History

Senior Lecturer, the Department of Source Studies, Lomonosov Moscow State University

119992, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27 k.4, aud. E445

avkaragodin@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Петрова Мария Михайловна

Экскурсовод-методист, экскурсионно-методический центр "Таврика" (Республика Крым).

298677, Россия, республика Крым, г. Алупка, ул. Левитана, 5

Petrova Mariya Mikhailovna

Tour Guide - Methodologist, Tourism Portal of the Republic of Crimea "Tavrika"

298677, Russia, respublika Krym, g. Alupka, ul. Levitana, 5

mcrimea@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.6.34666

Дата направления статьи в редакцию:

18-12-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация.

Предметом исследования является история жизни, профессиональной и общественной деятельности на Южном берегу Крыма на протяжении многих десятилетий первой половины XX века двух врачей и филантропов - супругов К.А. и Е.Н. Михайловых. Обстоятельства этой истории, реконструированные впервые в историографии на основании тщательного изучения комплекса вновь вводимых в научных оборот источников – архивных, материалов музейных фондов, периодической печати, а также источников личного происхождения, помещены в контекст масштабных социокультурных сдвигов, происходивших в регионе и в целом в России на рубеже XIX-XX веков и в первой половине XX в. Новизна предпринятого исследования заключается не только в восстановлении важной страницы в истории развития земской медицины и благотворительности на Южном берегу Крыма в начале XX в. Благодаря тому, что, в соответствии с современными требованиями историографического направления «эго-истории», динамика личной судьбы героев рассматривается на фоне их социальных взаимосвязей, получены новые данные по истории освоения Южного берега Крыма в начале XX в. представителями разных слоев русского общества – дворянства, купечества, интеллигенции, – складыванию в регионе в начале XX в. особой социокультурной среды.

Ключевые слова: эго-история, история пореформенной России, история благотворительности, история земской медицины, Южный берег Крыма, Кореиз, комплексное источниковедение, Токмаков, врач Михайлов, Вернадский

Abstract.

The subject of this research is the history of life, professional and social activity of the Mikhailov spouses – county physicians and philanthropists in the Southern Coast of Crimea throughout several decades of the first half of the XX century. The circumstances of this history, reconstructed in historiography for the first time based on comprehensive examination of the newly introduced into the scientific discourse sources (archives, materials from the museum funds, periodicals, sources of personal origin),  are placed into the context of large-scale sociocultural shifts that took place in the region and nationwide at the turn of the XIX – XX centuries and the first half of the XX century. The scientific novelty consists in reconstruction of the important page in the history of development of county medicine and philanthropy in the Southern Coast of Crimea in the early XX century. Due to the fact that in accordance with the modern requirements of historiographical direction of “ego-history”, the dynamics of personal fate of the heroes is viewed against the background of social correlations, The new data is acquired on the history of development of the Southern Coast of Crimea in the early XX century by the representatives of different strata of the Russian society – nobility, merchantry, and intelligentsia, as well as on establishment of the special sociocultural environment in the region.

Keywords:

complex source studies, Koreiz, Southern Coast of Crimea, history of zemstvo medicine, history of philanthropy,  history of late imperial Russia, ego-history, Tokmakov, doctor Mikhailov, Vernadsky

Персональная история, или «эго история», является одним из наиболее актуальных направлений современной историографии. Она успешно реализует стремление историков «историзировать историю» на основе социокультурного и личностно-психологического подходов в изучении прошлого, активного вовлечения в исследование источников личного происхождения. Разумеется, изыскания историков не ограничиваются биографическим жизнеописанием тех или иных личностей: это комплексный рассказ о судьбе исторического деятеля, подчас не очень известного, не попадавшего ранее в объективы историографов, чья личная судьба помещается в контекст масштабных поворотов в истории страны, изучаемых через призму социально-структурного подхода. Другими словами, динамика личной судьбы индивидуума, перипетии его судьбы рассматриваются в контексте «существенных изменений во включающей его конфигурации социальных взаимосвязей» [8; 23; 43].

Именно такое исследование было предпринято нами в отношении супругов-врачей Константина Александровича и Елены Николаевны Михайловых, работавших на Южном берегу Крыма в переломные десятилетия XX в. Впервые они попали в поле нашего зрения при работе с крымскими страницами мемуаров выдающегося ученого В.И.Вернадского. В январе 1920 года он выехал из Новороссийска в Ялту на пароходе «Муравьёв-Апостол» и 20-го января прибыл в Ялту, где записал в своём дневнике: «Эта остановка перестроила всю мою жизнь. В тот же вечер (...) у меня начался очень сильный сыпной тиф. К счастью, я попал в условия очень хорошего ухода; моя жена, дочь и племянница меня выходили. Я чуть не умер. Врач, лечивший меня, известный как общественный деятель, К. Михайлов умер сам от болезни сыпного тифа» [27, с. 182-183].

Еще одно упоминание врача К.А.Михайлова, уже в другом контексте, обнаружилось при изучении нами истории Нового Мисхора – первого дачного курорта на Южном берегу Крыма: один из арендаторов дач курорта, дворянин и общественный деятель В.Н. Радаков летом 1912 г. заказал московскому скульптору А.С. Голубкиной памятник для своей скончавшейся жены, ученого-этнографа Е.П.Радаковой. Голубкина вырубила из мрамора изображение Христа, моделью для которого стал врач Кореизской больницы К.А. Михайлов, которого она несколько раз приглашала позировать для создания горельефа. Памятник на Мисхорском кладбище был открыт в 1913 г., ныне он восстановлен [25].

Был обнаружен нами и некролог К.А.Михайлову, принадлежащий перу врача, писателя, общественного деятеля С.Я.Елпатьевского, опубликованный в журнале Пироговского общества «Общественный врач» в 1922 г. «Он был земским врачом того типа, который сложился у нас в России, аналогичного которому нет в Западной Европе. Русский земский врач, давно, с первых шагов, не является только клиницистом, представителем медицинской профессии, он взял на себя социальную миссию», — писал о Михайлове С. Я. Елпатьевский. «Он давно понял, что задача врача не только лечение населения, но и оздоровление жизни его, повышение его культурного уровня, улучшение его экономической жизни, что всё это — профилактическая работа, необходимая для народа, для его выздоровления… К. А. Михайлов умер, не окончивши своей работы, не успев осуществить высокие планы, которые лелеял он. Последнею мечтою его было устроительство санатория для туберкулёзных татар, — санатория особого типа, где вместе с общими санаторными требованиями были бы учтены, и в самой архитектуре и в общем режиме, вкусы и некоторые навыки татарского населения, и вместе с тем больные бы научились принимать и устранять вредные в смысле лечения и распространения туберкулёза особенности устройства жилья и всего быта татар» [22].

Фигура земского врача на Южном берегу Крыма представляет интерес для исследователя как минимум по нескольким причинам. Россия начала XX в. переживала процесс модернизации, размытия сословных границ и рамок, развития новых общественных институтов, перехода социальных ролей и классовых идентичностей. Именно в это время под эгидой земства происходит становление нового института общественной медицины. Ему будет суждено сыграть важнейшую роль в развитии медико-санитарного дела в стране, становлении местных врачебных участков, санитарных организаций, сборе медицинской статистике и гигиеническом и медицинском просвещении населения России. Не случайно земский врач займет одно из центральных мест в русской литературе конца XIX-начала XX вв. Важную роль его фигура играла и в плане развития нового социокультурного явления - филантропии, также активно развивавшегося в пореформенной России.

Немаловажен и контекст становления Южного берега Крыма как курорта, главной характеристикой которого на рубеже XIX-XX веков была трансформация небольшого числа крупных помещичьих землевладений с виноградниками, окруженных мелкими татарскими деревнями, в быстро развивающуюся сеть все более населенных и развитых курортных городов, городков и дачных поселков, гораздо более плотно населенных и во все большей степени нацеленных на прием большого количества туристов с целью оздоровления [28, 45]. Если развитие земской медицины и филантропии в России пореформенного периода уже давно привлекает внимание исследователей [30, 48], то применительно к Южному берегу Крыма в указанный период разработка этой проблематики лишь начинается, имеющиеся публикации носят пока скорее обзорный характер [26].

Именно с такой социокультурной трансформацией региона связана и история Кореизcкой больницы, где трудились супруги Михайловы. Она берет свое начало в 1890-х годах, когда на Южном берегу Крыма появились купцы из Сибири — Токмаковы, Кузнецовы, Трапезниковы, которые приобретали земли в Мисхоре, Форосе, Мелласе. В 60-е годы XIX века врачи С. П. Боткин и В. Н. Дмитриев установили целебность климата Южного берега для лечения легочных заболеваний, и на Южный берег Крыма устремилось большое количество людей из северных областей России. Одним из этих северян был Иван Фёдорович Токмаков (1838–1908), предприниматель и меценат, уроженец сибирского Нерчинска. Обладая природной сметкой, он уже в 23 года участвовал в русском торговом караване в Китай, стал совладельцем первых русских чайных фабрик в Китае, был основателем первого русского пароходства на Дальнем Востоке — компании «Добровольный флот». Кяхта, где жили Токмаковы, была местом ссылки неблагонадежных элементов, еще в юности Токмаков близко знал декабристов Бестужевых, читал и распространял подпольные издания Герцена. По состоянию здоровья ему пришлось переехать в Крым: видимо, он, и члены его семьи болели туберкулезом, климат Южного берега Крыма для них был спасением, и они решили устроиться в Крыму основательно [1; 4].

Вероятнее всего, дата приезда в Крым семьи Токмаковых — 1886 г. Именно тогда Варварой Ивановной Токмаковой (в Российской империи покупки недвижимости, как правило, оформлялись на жен, так как имущество супругов по закону было раздельным и неотчуждаемым) был куплен участок площадью 1827 кв. саж. в Аутке — пригороде Ялты [11, с.51]. Основные земли в Ялтинском уезде были куплены Токмаковыми чуть позднее - в 1889–1890 гг. Дачи в Алуште и Алупке были приобретены совместно с казанским 1-й гильдии купцом О.Я. Молотковым, а в Гаспре с купцом Н.И. Титушкиным. Имение «Романово», приобретённое И. Ф. Токмаковым и О. Я. Молотковым в Алуште за 234 тыс. рублей, было самым большим из всех — 86 дес. 1470 кв. саж. На базе этого алуштинского имения была создана винодельческая фирма «Токмаков, Молотков и К», вина которой, созданные виноделом В. Ф. Егоровым, получали награды на выставках в Крыму. Это имение давало основной доход семье Токмаковых [14, с. 67; 5]. Имение в Гаспре находилось на мысе Бунага и до того принадлежало князю С.И. Мещерскому, затем князю С.М. Воронцову, который назвал его «Барбо-Кристо» в честь грека-арнаута, служившего у него. По завещанию оно досталось его жене в 1885 году, а она, в свою очередь, 8 ноября 1890 г. года продала его В. И. Токмаковой и Н. Н. Титушкину. Площадь имения составляла 42 дес. 377 кв.саж. [12, с.4]. Впоследствии часть имения они продали графине Паниной, Комстадиусу, Маламе, Романовым, Остен-Сакену и др., а оставшуюся часть разделили между собой. Еще 2 дес. 737 кв. саж. в Гаспре было куплено Токмаковой и Титушкиным 23 января 1902 года [16, с.35].

Еще один участок в Алупке площадью 21 дес 815 кв. саж. поровну принадлежал Токмакову и Молоткову, в 1904 году был выкуплен Токмаковым, а в 1908 году по завещанию перешёл его жене Варваре Ивановне. Это имение называлось «Хоба-Туби» [16, с.35]. В нём дочерью Токмакова Марией Токмаковой-Водовозовой был создан пансион, где поправляли своё здоровье А. М. Горький, И. А. Бунин, В. Г. Короленко и другие деятели культуры.

Основное владение Токмаковых «Олеиз» находилось в Мисхоре. В крепостной книге по Мисхору, Кореизу и Гаспре записано, что в 1890 году Иван Фёдорович Токмаков купил у Петра и Павла Шуваловых 11 дес 683 кв. саж., в которых состоит виноградников 326 кв. саж., фруктового сада 2 дес. 1500 кв. саж., пахотных земель 2 дес. 1688 кв. саж., пастбищных 2 дес. 900 кв. саж., под лесом 3 дес. 1079 кв. саж. [12, с.26]. До 1917 г. площадь этого имения почти не менялась. Само владение представляло собой неширокую полосу, проходящую от мисхорского кладбища до моря, с востока оно граничило с землями князя Юсупова, с запада — Шуваловых-Долгоруковых. Вверх от моря поднимался парк, основа которого была заложена ещё Нарышкиными и Шуваловыми. Через имение проходило несколько дорог, в том числе нижнее алупкинское шоссе, ведущее в Ялту.


Жилой дом семьи Токмаковых был построен прямо над этим шоссе - по семейным преданиям, самим владельцем Иваном Фёдоровичем вместе с плотником [7, с. 311]. Этот двухэтажный дом, украшенный резными наличниками и карнизами, с большой открытой верандой с южной стороны, комнатами для всех членов большой семьи Токмаковых, сохранился до настоящего времени. «Большая нелепая дача со многими лесенками, переходами, галереями», - так описывал дом Токмаковых проведший 1918 год в соседней Гаспре В.В.Набоков [3, с.177]. Впоследствии в парке между алупкинским шоссе и морем было построено восемь гостиниц, номера в которых сдавались в наём для лиц интеллектуального труда. С ноября 1901 по апрель 1902 года на одной из дач Токмаковых «Нюра» жил А. М. Горький. В 1901 г. за участие в забастовках Горький был помещен в нижегородскую тюрьму, где у него обострился туберкулёз. Л. Н. Толстой в это время отдыхал на даче С. В. Паниной в Гаспре. Узнав о болезни Горького, он написал ряд воззваний, и писатель был освобождён и переправлен в ссылку на Южный берег, к Токмаковым [52, с.65].

У Ивана Фёдоровича Токмакова и его жены Варвары Ивановны, урождённой Тепловой (1850, Якутск–1936, Москва) было трое сыновей — Сергей (1873–1913), Вячеслав (1873–1902) и Николай (1880–1940) — и три дочери. Старшей дочерью была Елена (1868–1945), родившаяся в Китае. Ее мужем стал философ С.Н.Булгаков (1871–1944). 1897 г. в издательстве М. И. Водовозовой (еще одной дочери И.Ф.Токмакова) вышла его книга «О рынках при капиталистическом производстве. Теоретический этюд». Во время издания книги Булгаков познакомился с Е.И. Токмаковой, и уже 14 января 1898 г. протоирей Василий Попов обвенчал их в храме Вознесения Христа в Кореизе. В 1909 году в Мисхоре умер четырехлетний сын Булгаковых. В 1917 г. Булгаков по благословлению патриарха Тихона был посвящён епископом Фёдором Волоколамским в дьяконы, а позднее — в сан пресвитера, в 1918 г. Булгаков переехал в Крым, служил в Троицком храме в Гаспре и храме Вознесения Христа в Кореизе, преподавал в Таврическом университете богословие и политэкономию. С 6 сентября 1921 г. служил в храме Александра Невского в Ялте, а 17 декабря 1922 г. был выслан из страны с женой, детьми Марией и Сергеем [7, с.323].

Вторая дочь Токмакова — Мария (1869–1954) — с 1892 г. была замужем за Н.В.Водовозовым (1871–1896), экономистом, одним из первых русских марксистов. На деньги, полученные от отца, Мария Ивановна с мужем создали «Издательство М. И. Водовозовой», в котором были опубликованы (под псевдонимом В.Ильин) работы В. И. Ленина — «Развитие капитализма в России», «Экономические этюды и статьи», а так же ряд работ социалистов Европы. Н. В. Водовозов умер от туберкулёза в 25 лет. Мария издавала и редактировала первый легальный марксистский журнал «Новое слово», заведовала отделом беллетристики журнала «Начало»:, в 1900 г. была выслана из Санкт-Петербурга, с 1907 по 1917 г. работала в Москве на Пречистенских рабочих курсах библиотекарем [1; 19, с.248, 252]. Именно благодаря ей в имении Токмаковых в Алупке был организован в 1890-х гг. пансион для интеллигенции [1]. Вторым мужем М. И. Водовозовой стал В.К. Хорошко, врач-невропатолог, лечивший Ленина.

Обустроив свою жизнь на Южном берегу Крыма, И.Ф. Токмаков активно занялся благотворительной деятельностью, основал церковно-приходскую школу в память спасения семьи императора Александра III во время железнодорожной катастрофы 17 октября 1888 г. В апреле 1895-го Токмаков купил у А.И.Гончарова участок земли площадью 126 кв.саж в Кореизе [16, с.104], где была построена чайная с библиотекой-читальней, преобразованная в «Народный дом», в котором проводились лекции, беседы, выставки, скрытно пропагандировались идеи социализма и политической свободы. В спектаклях и концертах наряду с любителями участвовали и профессиональные артисты. В «Народном доме» встречал новый 1902 г. писатель Лев Николаевич Толстой, который в это время отдыхал в Гаспре в имении графини С. В. Паниной, здесь же библиотекарем работала М. И. Водовозова [19, с.252].

В 1892 года И.Ф. Токмаков вышел в Ялтинскую уездную земскую управу с заявлением «по вопросу об устройстве в Кореизе приёмного покоя на свои средства и при участии Земства, ввиду того, что в двух смежных деревнях Мисхоре и Кореизе при большом числе жителей почти не существует местной постоянной медицинской помощи, а между тем бывают частые случаи заболеваний. В отношении расходов по устройству и открытию приёмного покоя г. Токмаков принял на себя: наём помещения для покоя, внутреннее устройство и продовольствие больных; участие Земства в данном случае выражается в назначении жалования фельдшерице 400 руб. и снабжение приёмного покоя медикаментами. В сентябре месяце туда определена фельдшерица-акушерка и выписаны медикаменты, инструменты и аптечная посуда» [32, с.30].


В 1895 г. Кореизский приёмный покой был переведён из своего старого наёмного помещения в новое, специально построенное для этой цели на участке, купленном Токмаковым еще в 1890-м, здание [17, с.23]. И. Ф. Токмаков решил улучшить крутой и небезопасный въезд на почтовый двор, не дававший возможности подъезда к больнице, и начальник Крымского шоссе распорядился оказать ему помощь в прокладке дороги и отвести воду из казённого бассейна для нужд больницы [10, с.3-5]. Новое здание дало возможность увеличить приём больных в два раза. Считая, что частных пожертвований до тысячи рублей в год недостаточно, попечитель И. Ф. Токмаков для удовлетворения увеличивающихся нужд больницы просил земство добавить содержание больницы ещё на 1000 рублей [32, с.263-264], а также пригласить врача для заведования Кореизским приёмным покоем, ассигнуя на это 500 руб. личных средств [32, с. 75].

С 1895 года больницей в Кореизе стал заведовать врач Александр Николаевич Алексин (1862–1923), в 1885 году окончивший Московский университет. Cведения о нём даны в списке врачей Таврической губернии: вдовец, работает с 1890 года в экономии Токмаковой, получает 300 рублей квартирных и за отопление квартиры [46]. Более подробно о нём написал А. М. Горький. «Все, кто знал Александра Алексина, согласятся, что это был человек интересный и по-русски, разнообразно талантливый. К медицине он относился несколько скептически; возможно, именно поэтому он так удачно лечил. Это был идеальный земский врач, «мастер на все руки», хирург и гинеколог, окулист и «спец» по туберкулёзу. Его интуиция в деле распознания болезней была поразительна… Его плотная, несколько тяжёлая медвежья фигура, грубоватое лицо, прямой пристальный взгляд умных, насмешливых глаз и малословная, резковатая речь всегда возбуждали в людях доверие к нему, женщины же особенно легко подчинялись его воле, как бы сразу чувствуя его духовное и физическое здоровье… (...) Его очень любили женщины, он щедро платил им тем же… и не один из романов не окончился драмой. Его первой женой была очень известная в своё время концертная певица, контральто Якубовская, она умерла после родов, он говорил о ней всегда с печалью. Был он сын сельского попа Вологодской губернии, в университет пошёл против воли его отца» [21, с.221-225].

Именно Алексин начал лечебное дело Токмаковых в 1890 году, оказывая помощь отдыхающим на их дачах, а с 1895 г. стал управлять Кореизским приёмным покоем, где работал, по всей вероятности, до 1898 г., а жил на даче Токмаковых «Нюра». Из-за распространения листовок в 1902 г. за ним был учреждён полицейский надзор. Алексин участвовал в событиях 1905 г. и был выслан из Ялты, обосновался в Москве, работал в туберкулёзном институте Четвериковых в Сокольниках, там же открыл туберкулёзный санаторий в 1913г. и сам стал работать главным врачом. Был активным членом Лиги по борьбе с туберкулёзом, секретарём общества врачей им. Пирогова. Скончался в Москве в 1923 г. [21, с.221-225]

Первые отчёты о работе Кореизского приёмного покоя были напечатаны в Постановлениях Ялтинской уездной земской управы за 1897 год и подписаны врачом Алексиным. По ним видно, что приём больных был не только амбулаторный, но и стационарный, причем амбулаторный увеличился почти вдвое — с 2768 до 4383 человек. На стационаре приняли 197 человек, из которых основной контингент составляли рабочие (145), русские, в основном пришлые, которые работали на строительстве дач, в табаководстве и виноградарстве. Количество коечных больных составило 197, больничных дней 3687. Из заболеваний преобладали брюшной и возвратный тиф, малярия. Больных обслуживали 1 врач, 2 фельдшера и прислуга, заработная плата которых по отчёту составляла соответственно — 1000, 771, и 667 рублей. На содержание больницы и больных было затрачено 6385 руб. 30 коп., больничный день был равен 1 руб. 73 ¼ коп., впоследствии цены повышались.

По данным этого же отчета, на содержание больницы поступили пожертвования от следующих лиц (все они были крупными южнобережными землевладельцами): от великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении — 300 руб.; от великого князя Петра Николаевича и великой княгини Милицы Николаевны — 200 руб.; от князя Ф. Ф. Юсупова графа Сумарокова-Эльстон — 500 руб.; графини Паниной –200 руб.; Мисхорской экономии графа Шувалова — 100 руб, Н. Н. Абрикосовой — 200 руб, Алупкинской экономии — 150 руб.; Мальцова Н. С. — 100 руб. Впоследствии к числу благотворителей добавился граф Д. А. Милютин и другие владельцы близлежащих имений. Ялтинское земство снабжало больницу медикаментами и оплачивало жалование двух фельдшериц в сумме — 582 руб. 98 коп. Поступали также и единовременные пособия — всего 2184 руб. 83 коп. А всех поступлений — 4542 руб. 81 коп. Перерасход составил 1842 руб. 49 коп. Лечение для больных было бесплатным [34].

Во второй половине 1899 года в строй вошло родильное отделение, где лечилось 17 женщин, была начата постройка заразного барака. В 1900 году Земство ассигновало на постройку 2700 руб, с разделением этой суммы по сметам трёх лет. И. Ф. Токмаков принял часть расходов на себя, внеся в план ещё одну палату, тем самым увеличив стоимость сметы на 1000 рублей. К этому времени Кореизский приёмный покой занял третье место среди лечебных заведений Ялтинского земства. С 1896 по 1900 год число больных возросло в 2,5 раза, а амбулаторных посещений в три раза. Вокруг больницы был разбит садик, улучшена система водоснабжения. Были приобретены на частные пожертвования электрическая машина Клэмера для постоянного тока за 70 руб. и микроскоп Рейхерта (от генерала Мальцова за 100 руб.) [35, с.93-99]. В 1901 году В.И. Токмакова для увеличения площади больницы купила участок земли площадью 1209 кв. саж. под названием «Магмали» [15, с.3]. Была закончена постройка инфекционного барака, приобретён весь инвентарь. Открытие барака сдерживало отсутствие воды (стоимость прокладки линии составляла 3000 руб.) Кореизский приёмный покой обслуживал район от Гурзуфа до Мухалатки. Операции проводили профессор А. А. Бобров, доктора Орлов, С. А. Александров, К. В. Волков.

В 1902 году Кореизскому приёмному покою, созданному по инициативе И. Ф. Токмакова, исполнилось десять лет. За это время на содержание покоя он израсходовал 19,5 тысяч руб. По случаю десятилетнего юбилея Управа предложила Собранию «выразить почётному распорядителю приветствие и поставить в приёмном покое портрет его и ходатайствовать о разрешении присвоения Кореизскому приёмному покою наименования «Кореизский приёмный покой имени И. Ф. Токмакова» [36, с.154-164].

С 1899 г. Кореизским покоем заведовал врач Константин Васильевич Волков (1871–1838). В 1901–1902 гг. именно он лечил Л. Н. Толстого, заболевшего тифом в Гаспре. Врач Волков составлял свои отчёты вплоть до 1906 года, когда был выслан из Крыма за участие в политических событиях и содержание при больнице подпольного пункта газеты «Искра». В Государственном архиве республики Крым есть документы об аресте врача К. В. Волкова 2 февраля 1907 года в Казанской губернии и привлечении его по обвинению по 128 ст. Уголовного уложения — за участие в собраниях, митингах, оскорблении царя, с выселением в отдалённые места Российской империи. По всей вероятности, участие врача Волкова в революционных событиях и рассмотрение этих дел в суде проходило в конце 1906 года, а сам он не дождался решения суда и уехал в Казанскую губернию, где и был взят под стражу. В конце февраля 1907 г. врач Волков написал прошение начальнику севастопольского жандармского Управления об освобождении его под залог в 500 рублей, а 2 марта был привлечён к дознанию и освобождён, но без права жить на Южном берегу Крыма. [9, с. 136-140].

С февраля 1907 года врачом больницы стал Константин Александрович Михайлов. Потомки Михайлова Т.Л.Михайлова и ее муж Д.С. Зосимов, живущие ныне в Москве, сообщили нам, что еще в 60-е годы XX столетия семья Михайловых передала часть фамильных документов в Ялтинский краеведческий музей. Эти документы [53, 54], а также изученное нами в Российском государственном историческом архиве дело «О службе врача Михайлова» [41] помогли подробнее раскрыть историю жизни супругов Михайловых и взглянуть в новом интересном ракурсе на историю Южного берега в XX веке.

К.А.Михайлов родился в 1872 г. в семье коллежского асессора Тамбовской губернии, окончил гимназию и по стопам брата Сергея поступил в 1894г. в Московский университет на медицинский факультет. Пока был жив отец, он оплачивал обучение, но в 1896 г. его не стало, поэтому Константин устроился заштатным лекарем в Переселенческий департамент для сопровождения крестьян, едущих на Дальний Восток, где получил обширную практику и стал многогранным специалистом. Там же, в Сибири в 1896 г. он женился на дочери присяжного поверенного В.А. Баумштейн, спустя год 31 декабря 1897 г. у них родилась дочь Татьяна.

Сохранился диплом К. А. Михайлова на звание лекаря, выданный в Московском университете 31 октября 1898 года [53, с.1]. В университете Михайлов получал казённую медицинскую стипендию с 1 ноября 1897 года по 1 ноября 1898 года, за что обязан прослужить по назначению начальства один год и шесть месяцев. Так как Михайлов все еще работал в Переселенческом управлении, он не мог сразу отслужить положенный срок: только 2 мая 1901 г. он прибыл на место службы в г. Праснышь, где располагался 30 Полтавский пехотный полк. Тогда же, в 1901 г. у него родился сын Константин. Для обеспечения семьи ему пришлось устроиться внештатным лекарем в больницу имения П. С. Ралли близ Винницы. В это время его жена заболела туберкулёзом; в мае 1906 г. он договорился об устройстве на должность врача на Южном берегу Крыма, а 6 марта 1907 г переехал в Кореиз с семьёй и остановился в доме А.Г.Лютца, где и жил до 1913 г., пока владельцы не продали дом и не уехали в Ялту [41, с.1, 10, 24, 28].

Жена Михайлова В.А. Баумштейн скончалась от туберкулёза в 1907г. — начале 1908 г., оставив двоих детей — Татьяну и Константина. Врач Михайлов с головой окунулся в работу. К этому времени в судьбе Кореизской больницы произошли важные перемены. 21 августа 1907 года И.Ф.Токмаков подал прошение о передаче Кореизского покоя, устроенного на его деньги и деньги его, в случае его смерти, по дарственной записи Ялтинскому земству. В этом документе он также отметил: «Вам хорошо известна история возникновения Мисхорской больницы, или Кореизского приёмного покоя. Сначала больница была устроена в наёмном помещении, а потом нам Господь помог построить довольно солидные здания, к которым было прибавлено впоследствии заразное отделение. Все эти постройки произведены на земле, купленной мною на моё имя, и преимущественно на личные средства мои и жены моей, Варвары Ивановны Токмаковой. Однако, хотя и увеличились и расширились больничные помещения, но всё-таки рост больницы продолжается, количество больных с каждым годом увеличивается, и больничное дело требует неусыпных забот. Между тем, я становлюсь стар и дряхл, чтобы нести их тяжесть; кроме того, чтобы не могло произойти каких любо недоразумений, в случае с моей смерти, с моими наследниками, — я желал бы для этого перевести все больничные здания, построенные на принадлежащей мне земле, по дарственной записи во владение Ялтинского Земства.(...)» [37, с.89, 273].

Собрание постановило уполномочить Управу на принятие дара И. Ф. Токмакова, а также на совершение дарственной и на производство необходимого на это расхода и выразить глубокую признательность Земского Собрания И. Ф. Токмакову за содействие в деле развития медицинской помощи населению Кореизского участка.

2 августа 1908 года ялтинская газета «Русская Ривьера» в №174 сообщила, что Иван Фёдорович Токмаков скончался после непродолжительной болезни 1 августа в 5 часов утра в своем имении «Олеиз». На похоронах от имени Земства присутствовал Председатель Управы В. К. Винберг. Он предложил вместо умершего И. Ф. Токмакова попечительницей больницы избрать его наследницу Варвару Ивановну Токмакову. Председатель Управы также сообщил, что больница крайне переполнена, и что Кореизский земский врач К. Михайлов собрал пожертвования на сумму 6000 руб. для постройки амбулатории, причём пожертвователи пожелали остаться неизвестными. Получение новой амбулатории было выгодно Земству, поэтому Управа без особых споров выделила 2000 рублей, требовавшиеся для окончания отделки. Отчёт Кореизской больницы за 1908 г. был составлен уже врачом Михайловым. Он сообщал, что Кореизская больница проводит столько же операций, как и Ялтинская больница, и что построена новая амбулатория [38, с.15, 372].

В связи с тем, что объём работы в Кореизской больнице увеличился и её активно стали посещать татары-мусульмане, в том числе роженицы, владелица имения в Гаспре графиня С. В. Панина предложила принять в больницу второго врача — женщину, и предложила оплачивать её зарплату в год 1000 руб, а земство 500 руб. Земская управа поддержала предложение графини С. В. Паниной. Так в Кореизской больнице стала работать врачом Елена Николаевна Колышкевич.

Она родилась 3 февраля 1872 года в селе Богодухове Орловской губернии в семье дворянина Николая Фёдоровича Колышкевича и его жены Екатерины Ивановны. Отец происходил из обер-офицерских детей, дед дослужился до звания коллежского асессора. Начальное образование Елена получила дома. В 1881 году поступила в орловскую Николаевскую женскую гимназию, которую закончила в 1888 году с серебряной медалью. Во время учёбы в гимназии освоила немецкий и французский языки и курс педагогики. Пройдя дополнительный курс обучения в гимназии в 1889 году, получила возможность обучать детей первоначальному чтению и письму [54, с.1].

1 февраля 1892 года поступила на курсы фельдшериц в Петербурге, окончив которые в 1895 г., уже заведовала больницей 5-й судоходной дистанции Шлиссельбургского отделения С. Петербургского округа путей сообщения в местечке Кондратьево. По свидетельству начальника 5 судоходной дистанции, выполняла свои обязанности с полным усердием и знанием дела, при гуманном отношении не только к рабочим, но и к местным жителям. В процессе работы в больнице выучила латынь, тем самым получив право на поступление в С. Петербургский женский медицинский институт 12 сентября 1898 года [49, с.12]. Пройдя полный курс обучения в С. Петербурге, Елена успешно сдала экзамены по основным предметам и 17 ноября 1903 года была удостоена звания лекаря с отличием [50, с.13]. Почти год работала ассистентом в хирургическом отделении Петропавловской городской больницы (госпитальная хирургическая клиника С. Петербургского женского медицинского института), после чего 9 октября 1904 года получила диплом врача и осталась работать в той же больнице в той же должности. А через два года получила приглашение на работу в Кореизскую больницу. При увольнении 15 сентября 1908 года ей дали отличную характеристику, как «вполне сложившемуся хорошо образованному хирургу с прекрасной техникой и громадным клиническим опытом, приобретённой 4-летней ассистентской деятельностью в большой хирургической клинике, которая провела самостоятельно целый ряд самых разнообразных хирургических операций» [51, с.1, 4-7]. Как раз такой специалист и был нужен Кореизской больнице, где врач К. А. Михайлов не справлялся с большим объёмом работ.

А вскоре в графе «Изменение семейного положения» в паспортной книжке врача Михайлова появилась отметка, что 29 июня 1909 года он повенчан в Кореизской Вознесенской церкви Ялтинского уезда Таврической епархии с женщиной-врачом Е.Н. Колышкевич. Таинство брака совершил протоирей означенной церкви Василий Попов [52]. В 1910 у Михайловых родился сын Андрей, в 1912 — Владимир.

Работы хватало: к этому времени при земской Кореизской больнице для приезжих больных была открыта амбулатория и пансион для туберкулёзных больных с платой за полный продовольственный и врачебный уход 50 рублей в месяц, которым заведовал врач Михайлов. 6000 руб. на шесть дополнительных коек в этом бараке пожертвовала дочь городского головы г. Москвы Николая Мария Николаевна Алексеева в честь умершей от туберкулёза своей тёти А. А. Четвериковой, за что собрание Ялтинского уездного земства выразило ей благодарность. С 1907 г. М.Н.Алексеева по состоянию здоровья жила в Мисхоре у Токмаковых, затем у Михайловых, стала большим другом их семьи и участвовала в мероприятиях по благоустройству Кореизской больницы. Пансион был открыт и в соседнем имении графини Паниной, а в 1912 г. и в Алупке, и заведующим стал опять же врач Михайлов. Активно участвовал он и в деятельности крымского отделения Всероссийской лиги по борьбе за туберкулёзом, учредившей 6 мая 1911 «День белого цветка» для сбора благотворительных средств [47, с.56] Но самое большое внимание К. А. Михайлов по-прежнему оказывал Кореизской больнице, где он принимал каждый день, кроме вторников и четвергов, а доктор Е. Н. Колышкевич-Михайлова осуществляла приём как хирург ежедневно. В постановлении Ялтинского уездного земства за 1914 год сообщалось, что окончены постройкой в Кореизе: 2-х этажный дом врача на 2 квартиры стоимостью 41000 руб., 2-х этажное здание с родильным приютом и 3-х квартир фельдшерских с оборудованием около 30000 руб.; построена операционная — 4600 руб.; переделано отопление в больнице на водяное и ремонт всего здания — 11000 руб. А всего было израсходовано 135000 рублей, из которых 120000 пожертвований 15000 рублей поступило от Ялтинского земства. В 1913 году Ялтинское земство приняло больницу на свой баланс, но вплоть до установления советской власти семья Токмаковых вносила недостающие средства на содержание больницы. Добывал средства на её содержания и врач Михайлов. Земство помогало содержать Кореизский приёмный покой и выплачивало двум врачам по 500 рублей в год, остальные деньги доплачивала Токмакова и жертвователи [13, с.226-227].


Во время Первой Мировой войны Михайлов возглавил «Союз Земских городов России» Ялтинского уезда (сокращённо Земгор) по оказанию помощи раненым воинам. Создал лазареты на базе пансиона для туберкулёзных больных в имении графини С. В. Паниной и в Мухалатке в имении Е. П. Кокаревой, обеспечивал эти лазареты продуктами, молоком, создал подсобное хозяйство в Алупке, бесплатные столовые для детей воинов ушедших на фронт. Четыре лазарета было открыто при его участии на 1917 г. в Алупке, в том числе на даче Постельниковой, с рентгенкабинетом и лабораториями [39, с.3]. Активно занимался врач Михайлов и обеспечением продуктами лазаретов. Так, к середине войны катастрофическим стало положение с молоком, которое должны были получать раненые. Одна из лучших молочных ферм на побережье принадлежала великому князю Георгию Михайловичу и находилась в его имении «Харакс» в Гаспре. Из-за засухи 1916 г. содержание коров стало нерентабельным, и Ялтинский уездный комитет Земгора, в лице председателя комитета врача К. А. Михайлова, предложил 17 октября 1917 года управляющему имения «Харакс» Я. П. Великому сдать им ферму в аренду: «..с тем, чтобы лишние коровы предназначенные к продаже были проданы не на сторону, а нам… Мы начали постройкой свою ферму выше Алупки, на земле заарендованной у князя Долгорукова, думаю что половине лета кончим её постройкой, а теперь нам до крайности нужно помещение для коров. Коровы уже частью закуплены и закупаются и надо с покупкой спешить под угрозой лишиться скота, который быстро исчезает на мясо. Со своей стороны, мы, как общественное учреждение, берём на себя обязанность делиться фуражом для фермы и лошадей имения» [40, с.44 об.]. Наличие своей фермы давало возможность сократить расходы комитета. Вопросами Земгора врач К. А. Михайлов занимался вплоть до 1918 г., а раненых и больных воинов не оставлял без внимания до своей кончины 19 ноября 1920 г.

Вот что написала, узнав от смерти врача Михайлова, эмигрировавшая к тому времени за границу владелица близлежащего имения в Кореизе графиня С. В. Панина:

«Письма из Крыма принесли нам на далёкую чужбину известие о смерти кореизского врача К. А. Михайлова. Кто из жителей Крыма не знал этого имени! Кто из нас не видел около себя во все тяжкие минуты болезней, утрат, нужды и горя это тонкое измождённое лицо, эти бесконечно печальные и ласковые глаза! К кому, как ни к доктору Михайлову, от Алушты до Кикинеиза шли все, кто нуждался в помощи или совете, не только личном, но и общественном! (...) Совершенно исключительный человек, выдающийся врач и общественный деятель, Константин Александрович являл собою то изумительное сочетание высоких духовных качеств, целей и действительности, которые в России, закончившей своё существо в октябре 1917 года, именовались «земским врачом» в самом лучшем самом высоком значении этого слова. (...) Кто-нибудь лучше моего, я надеюсь, расскажет когда-нибудь о том, как отказывал себе во всём, никогда не имея лишнего гроша за душой, он умел привлекая сердца и доверие людей, превратить маленькую лечебницу в лучшую, наиболее благоустроенную больницу во всём Ялтинском уезде. Расскажет, как доверие это росло и постепенно распространялось на тёмную татарскую среду и совершилось чудо, приведя в Кореизскую больницу даже татарскую женщину, роженицу не только из ближних деревень, но и из далёкого горного хребта. Расскажет о том, какой живой творческой силой он был не только в медицинских, но и в просветительных начинаниях Кореизского округа, как не обходилось без его участия ни одно общественное предприятие, ни одно хорошее и полезное дело. Скажет о его участие в земской работе уезда и губернии. (...) Константин Александрович умер от сыпного тифа на том поле сражения, которое не знает мира, ни даже перемирия и на котором кладут душу за други своя не в порыве увлечения, а в труде постоянной самоотверженной любви» [31].

Такой же труженицей, как К. А. Михайлов, была и Е. Н. Колышкевич. После смерти мужа она сумела сохранить Кореизскую больницу, став ее старшим врачом 17 ноября 1920 г. [18, с. 5об]. При советской власти под ее руководством были выстроены отдельное здание для амбулатории, специальное отделение для инфекционных больных, корпус, где разместилось хирургическое и родильное отделение. Правительство высоко оценило её деятельность, присвоив ей звание заслуженного врача республики, жители Кореиза неоднократно выбирали её депутатом Кореизского поселкового совета.В годы Великой Отечественной войны Елена Николаевна организовала вокруг себя сослуживцев, Кореизская больница стала центром подполья Южного берега. Здесь читали листовки, газеты, сводки Информбюро, вся работа больницы подчинялась «партийному поручению» — так называли партизанские задания. Врачи Михайлова и Пригон выдавали справки о мнимой болезни молодёжи, чтобы их не угоняли в Германию. На базе противотуберкулёзного барака создали партизанский госпиталь, а после освобождения Южного берега Крыма трое суток не отходили от операционных столов, возвращая жизнь и здоровье раненым воинам [20]. За организацию в больнице во время оккупации Крыма фашистами подполья и оказание медицинской помощи партизанам и воинам Советской армии врач Е. Н. Михайлова была посмертно в 1968 г. награждена медалью «За отвагу» Елене Николаевна было восемьдесят шесть лет, когда коллектив кореизской больницы проводил её на заслуженный отдых в 1958 г. Ее не стало 18 июня 1964 г. на 93 году жизни [2, с. 4].

Небезынтересна история старшего брата Е.Н.Колышкевич - Евгения, 1870 г.р. Он в 1890 г. поступил в технологический институт в С.Петербурга, где сошелся с социал-демократами, и уже из Риги, куда перевелся в Рижское техничнеское училище, был отправлен на три года под надзор полиции в Воронежскую губернию [42, с.264]. Перебрался в Орёл, где служил в отделе статистики губернии под началом князя Владимира Оболенского, который впоследствии встретит Колышкевича уже в Крыму, на свадьбе сестры в Мисхоре в 1909 г. [29, с.233]. Женился на А.С. Шокотовой, окончившей также, как и сестра Елена, женский медицинский институт в С.Петербурге. В 1912 г. у них родилась дочь Татьяна. Е.Н.Колышкевич окончил политехнические курсы и поступил в 1915г на завод «Сименс Шуккерт», где дослужился до должности конструктора трансформаторов, оставшись на заводе и после установления советской власти. Дом Колышкевичей был открыт для родных: именно у них заканчивали школу сыновья врача Михайлова Андрей и Владимир в 1927-1929 гг. после землетрясения в Крыму. В 1940-е гг. Владимир переехал в Москву, где со временем стал заведующим конструкторским бюро Московского электролампового завода [44]. Он женился на Татьяне Евгеньевне Колышкевич, его внучка Татьяна Леонидовна Михайловна с мужем Дмитрием Светозаровичем Зосимовым собирают материалы по историческому наследию семьи Михайловых-Колышкевичей. Основные документы сохранились у потомков старшего сводного брата врача Михайлова В.Н.Орлова - А.Н.Мосеева и его дочери Марии, которые любезно предоставили их для нашей работы.

Сегодня улица, на которой расположена Кореизская больница, носит имя врачей Михайловых, в 2015 г. на ней была установлена памятная табличка в их честь. Биография четы Михайловых доказывает: история — это не только поступки и мысли правителей и первых лиц, она есть и у тех «маленьких людей», кто, как правило, остается как бы «в тени», за кулисами исторического процесса. Более того: изучение судеб таких «негромких» героев, как врачи Михайловы, исполнявших свою благородную миссию русского земского врача на совесть и без лишней помпы, позволит пролить не меньший, если не больший свет на историю Южного берега в начале XX в., чем рассказы о великих князьях из семейства Романовых и их приморских дворцах.

В эти историю оказываются вплетены и южнобережные землевладельцы дворянского и купеческого сословия, занимавшиеся филантропией и покровительствовавшие радикально настроенной интеллигенции, и переселявшиеся на рубеже веков на Южный берег представители нарождавшегося «среднего класса» Российской империи, в том числе врачи по профессии - достаточно вспомнить строителя ставшей символом Южного берега Крыма дачи «Ласточкино гнездо» доктора А.К. Тобина [24] или еще одного жителя Ялты той поры, врача, писателя и филантропа А. П. Чехова. Одной из первостепенных задач земские учреждения и частные филантропы считали распространение медицинских услуг на «непросвещенное» татарское население Южного берега. В целом, на Южном берегу, как и во всей России той поры, «благотворительность стала одним из способов самоорганизации и самоидентификации прогрессивных слоев русского общества: как индивидуумов, так и групп граждан, объединенных общей позитивной деятельностью на благо всего общества» [48]. В годы Первой мировой войны эта деятельность получила институциональное выражение в работе Земгора Ялтинского уезда, комитет которого также возглавил К.А.Михайлов.


История освоения представителями медицинской профессии Южного берега Крыма, их вклада в его развитие как современного курорта, борьбы с болезнями и распространением гигиены, а также становления в регионе такой важной для модернизирующегося общества сферы, как благотворительность, несомненно, таит еще много открытий и ждет новых исследователей.

Библиография
1.
Баренбаум И.Е. Книжный Петербург: Три века истории. СПб.: КультИнформПресс, 2003.-439 с .
2.
Барская Т. Одна из первых//Курортная газета, 12.02.1972.
3.
Бойд Б. Владимир Набоков: русские годы. М.: Изд-во Независимая Газета; СПб.: Симпозиум, 2001.-695 с.
4.
В далекой дымке-Олеиз//Правда, №284. 11.10.1979.
5.
Винодельческое хозяйство и виноторговля Токмакова и Молоткова в Алуште (Южный берег Крыма): 1889-1913 гг. Москва: типо-лит. торг. д. А.П. Коркин, А.В. Бейдеман и К°, 1913.-36 с.
6.
В. И. Вернадский и Крым: люди, места, события...-Київ: Либiдь, 2004.-308 с.
7.
Водовозова М.М.. Благословенный Олеиз//Галиченко А.А. Старинные усадьбы Крыма. Симферополь: Бизнес-Информ, 2013.-416 с.
8.
В тени великих: образы и судьбы: сборник статей//Под ред. Л. П. Репиной. СПб.: Алетейя, 2010. 399 с. 
9.
Государственный архив республики Крым. Ф. 26. Оп.3. Д. 578. Списки лиц, арестованных в порядке охраны. Сведения о политически неблагодёжных лицах. Постановления по делу Розанова обвиняемого в государственном преступлении и разная переписка. 1907-1909.
10.
Государственный архив республики Крым. Ф. 27. Оп.13. Д. 2432. О занятии под устройство шоссе участков земли принадлежащих байдарской почтовой станции, а также через землю, занимаемую постройками Мисхорской почтовой станции, прокладывается купцом Токмаковым проезжая дорога. 1895-1896.
11.
Государственный архив республики Крым. Ф. 62. Оп. 3, Д. 4. Частные владельцы Аутки.
12.
Государственный архив республики Крым. Ф.62. Оп.3. Д. 45. Частные владения. Алупка, Симеиз, Гаспра, Мисхор, и Верхняя Ореанда.
13.
Государственный архив республики Крым. Ф. 62. Оп. 3. Д. 253. Подлинники постановлений Ялтинских уездных земских собраний за 1914 год.
14.
Государственный архив республики Крым..Ф. 62. Оп.3. Д. 176. Поземельная книга Ялтинской земской управы 1905 г.
15.
Государственный архив республики Крым. Ф. 376. Оп. 5. Д. 5928. О вводе во владение В.И.Токмаковой по завещению. 1912 г. С. 3-3об.
16.
Государственный архив республики Крым. Ф. 377. Оп.1. Д. 26. Книга о переходе поземельных владений в дачах генерального и специального межевания по Ялтинскому уезду.
17.
Государственный архив республики Крым. Ф. 529. Оп.1. Д.47. Купчие карточки на владение землей по Ялтинскому уезду, 1913 г.
18.
Государственный архив республики Крым. Ф-Р. 26. Оп.1. Д. 80. Список сотрудников лечебных учреждений Ялтинского района 1920 г.
19.
Государственный архив республики Крым. Ф-Р. 460. Оп.1. Д. 1568. Жалобы граждан на Коммунхоз и заключение Рабоче-крестьянской инспекции. 1925 г.
20.
Государственный архив республики Крым. Ф- P.7993. Оп.1. Д.40. Списки на выдачу билетов и справок участникам партизанского движения в Крыму и на Украине при Ялтинском горисполкоме 1967-1972 гг.
21.
Горький М. Крымские эскизы. Симферополь: "Таврия", 1974.
22.
Елпатьевский С.Я. К.А.Михайлов: некролог//Общественный врач. №2, 1922 г.
23.
История через личность: историческая биография сегодня// Под ред. Л. П. Репиной. М.: Квадрига, 2010. 720 с.
24.
Карагодин А.В., Петрова М.М. Владельцы и строители замка «Ласточкино гнездо» – символа Южного берега Крыма – без мифов и легенд //Исторический журнал: научные исследования. 2019. № 6. С. 54–68.
25.
Карагодин А.В., Петрова М.М. Новый Мисхор – первый дачный курорт на Южном берегу Крыма (1898–1920): реконструкция социокультурной истории //Человек и культура. 2020. № 4. С. 103–127.
26.
 Кеня И.А. Вклад предпринимателей и благотворителей в социокультурное развитие Крыма. Брянск: Автографф, 2020.-191 с.
27.
Лавров В.В., Ишин А.В. В.И.Вернадский и Таврический университет///Крымский архив, №6, 2000. С.182-183.
28.
Мальгин А.В. Русская Ривьера: курорты, туризм и отдых в Крыму в эпоху Империи : конец XVIII-нач. XX в.Симферополь: СОНАТ, 2004. 349 с.
29.
Оболенский В.А. Моя жизнь. Мои современники. Париж, 1988.
30.
Очерки истории русской общественной медицины (к столетию земской медицины): сборник статей / Под ред. П. И. Калью.-Москв : Медицина, 1965.-299 с.
31.
Панина С.В. О К.А.Михайлове//La Cause Commune/Общее дело. 20.08.1920.
32.
Постановления Ялтинского Уездного Земского Собрания XXVII очередной сессии созыва 1892 года с приложениями. Ялта: тип. Н.Р. Петрова, 1893.
33.
Постановления Ялтинского Уездного Земского Собрания 9 января и 15 мая 1895 года и XXX очередного 16-20 сентября 1895 года. Ялта, 1896.
34.
Постановления Ялтинского Уездного Земского Собрания чрезвычайного созыва 28 июля 1897 XXXII, очередной сессии 30 октября-3 ноября 1897. Ялта, 1898.
35.
Постановления Ялтинского Уездного Земского Собрания за 1900 г. Ялта, 1901.
36.
Постановления Ялтинского Уездного Земского Собрания за 1902 г. Ялта, 1903.
37.
Постановления Ялтинского Уездного Земского Собрания за 1907 г. Ялта, 1908.
38.
Постановления Ялтинского Уездного Земского Собрания за 1908 г. Ялта , 1909.
39.
Призрение увечных воинов и семей, призванных на войну"/Ведомости Ялтинского Градоначальства. №38, 16.12.1916 г.
40.
Российский государственный исторический архив. Ф. 539. Оп.1. Д. 149. Переписка управляющего имением «Харакс» с управляющего делами Великого Князя, о расходе сумм по имению, крепостные акты на покупку земель имения «Харакс».
41.
Российский государственный исторический архив. Ф.1298. Оп.3. Д. 1633. О службе врача Константина Михайлова 1901-1907 г.
42.
Российский государственный исторический архив. Ф. 1405, оп.93, д. 10548.
43.
Селунская Н. Б. Беллетризованные мемуары А.И. Куприна в контексте «новой биографической истории» //Феномен творческой личности в культуре: Фатющенковские чтения. Выпуск 8: Материалы VIII Международной научной конференции. М.: Наука, 2019.
44.
Синица А.И. Б.н.//Сталинец. 21.04.1951.
45.
Социалистическая реконструкция Южного берега Крыма. Симферополь, 1935.
46.
Список врачей Таврической губернии с включением некоторых данных о их личном составе. Симферополь, 1894.
47.
Туберкулёз. Журнал Всероссийской Лиги по борьбе с туберкулёзом 1911, №2.
48.
Ульянова Г.Н. Благотворительность в Российской империи: XIX-нач. ХХ в. М.: Наука, 2005.
49.
Центральной государственный исторический архив. Ф. 436. Оп. 1. Д.8742. Дело С.Петербургского женского медицинского института. Колышкевич Елена Николаевна. 1 сентября 1898г.
50.
Центральной государственный исторический архив. Ф.436. Оп.1. Д. 14666 «а». Книга для записей выдаваемых выпускных свидетельств за окончанием полного курса наук в женском медицинском институте.
51.
Центральной государственный исторический архив. Ф. 20. Оп. 1. Д. 570., Об определении женщины-врача Колышкевич сверхштатным ординатором. 1904-1907.
52.
Шантырь С.П. Мисхор, Кореиз, Гаспра. Симферополь, 1974.
53.
Ялтинский историко-литературный музей. Кп.6005. Д. 636.
54.
Ялтинский историко-литературный музей. Кп. 6019. Д.594.
References (transliterated)
1.
Barenbaum I.E. Knizhnyi Peterburg: Tri veka istorii. SPb.: Kul'tInformPress, 2003.-439 s .
2.
Barskaya T. Odna iz pervykh//Kurortnaya gazeta, 12.02.1972.
3.
Boid B. Vladimir Nabokov: russkie gody. M.: Izd-vo Nezavisimaya Gazeta; SPb.: Simpozium, 2001.-695 s.
4.
V dalekoi dymke-Oleiz//Pravda, №284. 11.10.1979.
5.
Vinodel'cheskoe khozyaistvo i vinotorgovlya Tokmakova i Molotkova v Alushte (Yuzhnyi bereg Kryma): 1889-1913 gg. Moskva: tipo-lit. torg. d. A.P. Korkin, A.V. Beideman i K°, 1913.-36 s.
6.
V. I. Vernadskii i Krym: lyudi, mesta, sobytiya...-Kiїv: Libid', 2004.-308 s.
7.
Vodovozova M.M.. Blagoslovennyi Oleiz//Galichenko A.A. Starinnye usad'by Kryma. Simferopol': Biznes-Inform, 2013.-416 s.
8.
V teni velikikh: obrazy i sud'by: sbornik statei//Pod red. L. P. Repinoi. SPb.: Aleteiya, 2010. 399 s. 
9.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F. 26. Op.3. D. 578. Spiski lits, arestovannykh v poryadke okhrany. Svedeniya o politicheski neblagodezhnykh litsakh. Postanovleniya po delu Rozanova obvinyaemogo v gosudarstvennom prestuplenii i raznaya perepiska. 1907-1909.
10.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F. 27. Op.13. D. 2432. O zanyatii pod ustroistvo shosse uchastkov zemli prinadlezhashchikh baidarskoi pochtovoi stantsii, a takzhe cherez zemlyu, zanimaemuyu postroikami Miskhorskoi pochtovoi stantsii, prokladyvaetsya kuptsom Tokmakovym proezzhaya doroga. 1895-1896.
11.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F. 62. Op. 3, D. 4. Chastnye vladel'tsy Autki.
12.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F.62. Op.3. D. 45. Chastnye vladeniya. Alupka, Simeiz, Gaspra, Miskhor, i Verkhnyaya Oreanda.
13.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F. 62. Op. 3. D. 253. Podlinniki postanovlenii Yaltinskikh uezdnykh zemskikh sobranii za 1914 god.
14.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym..F. 62. Op.3. D. 176. Pozemel'naya kniga Yaltinskoi zemskoi upravy 1905 g.
15.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F. 376. Op. 5. D. 5928. O vvode vo vladenie V.I.Tokmakovoi po zaveshcheniyu. 1912 g. S. 3-3ob.
16.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F. 377. Op.1. D. 26. Kniga o perekhode pozemel'nykh vladenii v dachakh general'nogo i spetsial'nogo mezhevaniya po Yaltinskomu uezdu.
17.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F. 529. Op.1. D.47. Kupchie kartochki na vladenie zemlei po Yaltinskomu uezdu, 1913 g.
18.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F-R. 26. Op.1. D. 80. Spisok sotrudnikov lechebnykh uchrezhdenii Yaltinskogo raiona 1920 g.
19.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F-R. 460. Op.1. D. 1568. Zhaloby grazhdan na Kommunkhoz i zaklyuchenie Raboche-krest'yanskoi inspektsii. 1925 g.
20.
Gosudarstvennyi arkhiv respubliki Krym. F- P.7993. Op.1. D.40. Spiski na vydachu biletov i spravok uchastnikam partizanskogo dvizheniya v Krymu i na Ukraine pri Yaltinskom gorispolkome 1967-1972 gg.
21.
Gor'kii M. Krymskie eskizy. Simferopol': "Tavriya", 1974.
22.
Elpat'evskii S.Ya. K.A.Mikhailov: nekrolog//Obshchestvennyi vrach. №2, 1922 g.
23.
Istoriya cherez lichnost': istoricheskaya biografiya segodnya// Pod red. L. P. Repinoi. M.: Kvadriga, 2010. 720 s.
24.
Karagodin A.V., Petrova M.M. Vladel'tsy i stroiteli zamka «Lastochkino gnezdo» – simvola Yuzhnogo berega Kryma – bez mifov i legend //Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. 2019. № 6. S. 54–68.
25.
Karagodin A.V., Petrova M.M. Novyi Miskhor – pervyi dachnyi kurort na Yuzhnom beregu Kryma (1898–1920): rekonstruktsiya sotsiokul'turnoi istorii //Chelovek i kul'tura. 2020. № 4. S. 103–127.
26.
 Kenya I.A. Vklad predprinimatelei i blagotvoritelei v sotsiokul'turnoe razvitie Kryma. Bryansk: Avtograff, 2020.-191 s.
27.
Lavrov V.V., Ishin A.V. V.I.Vernadskii i Tavricheskii universitet///Krymskii arkhiv, №6, 2000. S.182-183.
28.
Mal'gin A.V. Russkaya Riv'era: kurorty, turizm i otdykh v Krymu v epokhu Imperii : konets XVIII-nach. XX v.Simferopol': SONAT, 2004. 349 s.
29.
Obolenskii V.A. Moya zhizn'. Moi sovremenniki. Parizh, 1988.
30.
Ocherki istorii russkoi obshchestvennoi meditsiny (k stoletiyu zemskoi meditsiny): sbornik statei / Pod red. P. I. Kal'yu.-Moskv : Meditsina, 1965.-299 s.
31.
Panina S.V. O K.A.Mikhailove//La Cause Commune/Obshchee delo. 20.08.1920.
32.
Postanovleniya Yaltinskogo Uezdnogo Zemskogo Sobraniya XXVII ocherednoi sessii sozyva 1892 goda s prilozheniyami. Yalta: tip. N.R. Petrova, 1893.
33.
Postanovleniya Yaltinskogo Uezdnogo Zemskogo Sobraniya 9 yanvarya i 15 maya 1895 goda i XXX ocherednogo 16-20 sentyabrya 1895 goda. Yalta, 1896.
34.
Postanovleniya Yaltinskogo Uezdnogo Zemskogo Sobraniya chrezvychainogo sozyva 28 iyulya 1897 XXXII, ocherednoi sessii 30 oktyabrya-3 noyabrya 1897. Yalta, 1898.
35.
Postanovleniya Yaltinskogo Uezdnogo Zemskogo Sobraniya za 1900 g. Yalta, 1901.
36.
Postanovleniya Yaltinskogo Uezdnogo Zemskogo Sobraniya za 1902 g. Yalta, 1903.
37.
Postanovleniya Yaltinskogo Uezdnogo Zemskogo Sobraniya za 1907 g. Yalta, 1908.
38.
Postanovleniya Yaltinskogo Uezdnogo Zemskogo Sobraniya za 1908 g. Yalta , 1909.
39.
Prizrenie uvechnykh voinov i semei, prizvannykh na voinu"/Vedomosti Yaltinskogo Gradonachal'stva. №38, 16.12.1916 g.
40.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 539. Op.1. D. 149. Perepiska upravlyayushchego imeniem «Kharaks» s upravlyayushchego delami Velikogo Knyazya, o raskhode summ po imeniyu, krepostnye akty na pokupku zemel' imeniya «Kharaks».
41.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F.1298. Op.3. D. 1633. O sluzhbe vracha Konstantina Mikhailova 1901-1907 g.
42.
Rossiiskii gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 1405, op.93, d. 10548.
43.
Selunskaya N. B. Belletrizovannye memuary A.I. Kuprina v kontekste «novoi biograficheskoi istorii» //Fenomen tvorcheskoi lichnosti v kul'ture: Fatyushchenkovskie chteniya. Vypusk 8: Materialy VIII Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. M.: Nauka, 2019.
44.
Sinitsa A.I. B.n.//Stalinets. 21.04.1951.
45.
Sotsialisticheskaya rekonstruktsiya Yuzhnogo berega Kryma. Simferopol', 1935.
46.
Spisok vrachei Tavricheskoi gubernii s vklyucheniem nekotorykh dannykh o ikh lichnom sostave. Simferopol', 1894.
47.
Tuberkulez. Zhurnal Vserossiiskoi Ligi po bor'be s tuberkulezom 1911, №2.
48.
Ul'yanova G.N. Blagotvoritel'nost' v Rossiiskoi imperii: XIX-nach. KhKh v. M.: Nauka, 2005.
49.
Tsentral'noi gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 436. Op. 1. D.8742. Delo S.Peterburgskogo zhenskogo meditsinskogo instituta. Kolyshkevich Elena Nikolaevna. 1 sentyabrya 1898g.
50.
Tsentral'noi gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F.436. Op.1. D. 14666 «a». Kniga dlya zapisei vydavaemykh vypusknykh svidetel'stv za okonchaniem polnogo kursa nauk v zhenskom meditsinskom institute.
51.
Tsentral'noi gosudarstvennyi istoricheskii arkhiv. F. 20. Op. 1. D. 570., Ob opredelenii zhenshchiny-vracha Kolyshkevich sverkhshtatnym ordinatorom. 1904-1907.
52.
Shantyr' S.P. Miskhor, Koreiz, Gaspra. Simferopol', 1974.
53.
Yaltinskii istoriko-literaturnyi muzei. Kp.6005. D. 636.
54.
Yaltinskii istoriko-literaturnyi muzei. Kp. 6019. D.594.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Супруги Михайловы – земские врачи и филантропы на Южном берегу Крыма: биография в контексте эпохи // Журнал: Человек и культура Тема рецензируемой статьи звучит актуально, отличается научной новизной. Автор удачно применил термин «филантропия» для обозначения процессов развития общества. Методологические приемы сформулированы следующим образом: «личная судьба помещается в контекст масштабных поворотов в истории страны, изучаемых через призму социально-структурного подхода». Одновременно автор использует краеведческие принципы для сбора материала у живущих в начале ХХI в. потомков четы Михайловых. Особенно богата информацией первая часть статьи, посвященная расширению частных земельных владений на южном берегу Крыма. Обилие географических названий подчеркивает сложность проведенных разысканий. Для облегчения восприятия данной части хорошо было бы сопроводить изложение картой территории. Кстати текст значительно выиграет, если представить и портретную галерею героев. Статья отличается большим количеством использованных источников из нескольких архивов (Государственный архив республики Крым, Российский государственный исторический архив, Центральной государственный исторический архив и Ялтинский историко-литературный музей). Кроме того привлечены старые издания, ставшие библиографической редкостью. Библиографический список показывает, что автор хорошо знает современную литературу по биографике и удачно использует новационные наблюдения и выводы из современной литературы. Так как статья охватывает очень большой период (свыше 80 лет), представляется, что в выводах можно предложить периодизацию филантропической деятельности в регионе. Круг лиц, с которыми общались Михайловы, широк и разнообразен, что расширяет характеристику их деятельности до общероссийских масштабов. Вероятно, одним из дальнейших направлений исследования может стать изучение переписки литераторов и деятелей культуры, окружавших земских врачей Михайловых. В этих, еще не выявленных и не привлеченных источниках, могут сохраниться новые сюжеты для последующего изучения. Таким новым ракурсом может быть сравнение благотворительной медицинской деятельности юга и других регионов страны, что расширит облик земских деятелей не только в области политической экономии, но и борьбы с эпидемиями, а также для развития таких направлений медицины как фармацевтика. Большая и обстоятельная статья привлечет большое внимание читающей публики обилием и разнообразием приведенных сведений, переплетением судеб и направлений общественной мысли, пестротой социального состава населения южного берега Крыма. У многих читателей перечисление мест и курортов юга вызовет приятные воспоминания и тем самым статья побудит к дальнейшему исследованию поднятых проблем. Статья написана хорошим стилем, Содержание соответствует названию. Высказанные пожелания ни в коем случае не снижают качество текста и новизну материала. Статью рекомендую опубликовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"