Статья 'Творчество художника Цзэнь Фаньчжи в диалоге традиций западноевропейской и китайской живописи' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Творчество художника Цзэнь Фаньчжи в диалоге традиций западноевропейской и китайской живописи

Ван Цзитай

кандидат искусствоведения

аспирант, кафедра искусствоведение, Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица

198328, Россия, Санкт-Петербург область, г. Санкт-Петербург, ул. Пр-Т кузнецова,, д. 30/9, оф. Общежитие К 315

Wang Jitai

PhD in Art History

Postgraduate student, the department of Art History, Saint Petersburg Stieglitz State Academy of Art and Design

198328, Russia, Sankt-Peterburg oblast', g. Saint Petersburg, ul. Pr-T kuznetsova,, d. 30/9, of. Obshchezhitie K 315

wangjitai@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.4.32802

Дата направления статьи в редакцию:

25-05-2020


Дата публикации:

25-05-2020


Аннотация.

Статья посвящена исследованию творчества современного художника Цзэнь Фаньчжи в контексте диалога традиций западноевропейской и китайской живописи. Поэтапно рассмотрен процесс формирования его авторской художественной манеры, сочетающей различные стилевые приемы и техники. Раскрываются основные художественные особенности работ в разные периоды творчества китайского мастера: от обращения к приемам живописи западного экспрессионизма к формированию индивидуальной авторской манеры. Подробно проанализированы принципы концептуального искусства Цзэнь Фаньчжи, воплотившиеся, в том числе, в использовании знаковых образов-символов, например, “маски”. Исследованы приемы абстрактной живописи в творчестве китайского художника, получившие развитие в технике «хаотичной кисти», в основе которой лежали экспрессивные линейные абстракции. Раскрываются основные художественные особенности работ концептуальной серии «Посвящение», в которых Цзэнь Фаньчжи обратился к живописному наследию прошлых эпох. Рассмотрен период экспериментальной живописи в творчестве художника после 2018 г: «Цзэнь Фаньчжи путем объединения художественных приемов Поля Сезанна с концепциями традиционного китайского искусства, применяя технику реди-мейда, предлагает качественно новую интерпретацию произведений китайской классической живописи». В исследовании были использованы интервью с Цзэн Фаньчжи о его творческих взглядах, живописи и формах художественной выразительности. Предпринят системный, как обобщенный, так и на примере конкретных картин, сравнительный анализ художественного языка Цзэн Фаньчжи, рассмотрен процесс формирования его авторской манеры, а также применяемые живописцем стилистические принципы и специфика их взаимодействия. Были проанализированы особенности линейных построений и мазков в картинах художника для выявления характерных черт, свойственных работам разных периодов. На основе проделанного анализа, сделан вывод о том, что живописные произведения Цзэнь Фаньчжи представляют собой наглядное проявление органичного взаимодействия западноевропейской и китайской художественной традиции.Каждый стилистический прием, к которому обращается Цзэнь Фаньчжи демонстрирует глубокое понимание живописи и языка форм, раскрывает его творческое осмысление художественных принципов западноевропейского искусства, которое сформировалось у художника благодаря личному опыту и высокому уровню образования, ставшими результатом многолетнего труда. Это исследование на примере творчества Цзэнь Фаньчжи раскрывает одну из сущностных особенностей современной китайской живописи, – ее синтетический или комбинированный характер, который в чем-то схож, а в чем-то отличен от традиций западного искусства. Разница кроется не столько в географии происхождения, несмотря на то, что творчество Цзэнь Фаньчжи развивалось в контексте традиционной китайской культуры и сложившихся принципов художественно-эстетического канона, но и благодаря личному опыту и субъективным переживаниям, облаченным в живописную форму в пространстве картин мастера. Китайская живопись вошла в эпоху бе-модерна (не-модерна), оставаясь во многом схожей и в то же время отличной от искусства западного модерна и постмодерна.

Ключевые слова: классическая западноевропейская жиопись, живопись экспрессионизма, абстрактная живопись, концептуальная живопись, поп-арт, маски, визуальный символ, традиционная китайская живопись, стиль хаотичной кисти, образность

Abstract.

This article is dedicated to analysis of the works of a contemporary artist Zeng Fanzhi in the context of dialogue of traditions of Western European and Chinese painting. The author reviews the stages of formation of this original artistic manner that combines different stylistic approaches and techniques; reveals the key artistic peculiarities of his works – from referring to Western expressionism to formation of an individual style. A detailed analysis is conducted on the principles of conceptual art of Zeng Fanzhi realized in the use of meaningful images and symbols, such as “masks”. The author examines the methods of abstract painting in the works of Chinese artist reflected in the technique of “chaotic brush”, which is based on the expressive linear abstractions. In the period after 2018, which marks the period of experimental painting, Zeng Fanzhi combines the artistic methods of Paul Cézanne with the concept of traditional Chinese art, with the “found object” technique, offering a completely new interpretation of the works of Chinese classical painting. The article discusses the specificities of linear constructs and brush strokes in the artist’s works for determining the features common to his works of various periods. A conclusion is made that the paintings of Zeng Fanzhi represents a visual manifestation of harmonious interaction of the Western European and Chinese art tradition. Each stylistic approach used by Zeng Fanzhi demonstrates a profound understanding of painting, reveals his creative interpretation of artistic principles of Western European art that formed as a result of personal experience and high level of education. Chinese painting entered the era of non-modernism, remaining in many ways similar and simultaneously different from the art of Western modernism and postmodernism.

Keywords:

pop art, conceptual painting, abstract painting, expressionism painting, Western European classical paintng, masks, visual symbol, Chinese traditional painting, chaotic brush style, iconicity

В творчестве Цзэн Фаньчжи (1964-) отразились основные идеи политики «реформ и открытости», при создании своих картин он обращался к художественным приемам различных направлений и периодов западной живописной традиции, но в то же время его работы оказали влияние на развитие современного китайского искусства в целом. Картины, написанные Цзэн Фаньчжи на протяжении многих лет, стали воплощением его мироощущения и субъективных переживаний, в них органично сплелись различные живописные принципы и техники, во многом схожие и в то же время отличные от западного искусства, китайская живопись вошла в эпоху бе-модерна(не-модерна) [24,C.5]. Его творческий путь служит прекрасным примером становления авторской художественной манеры и играет созидательную роль для дальнейшего развития искусства, заставляет нас погрузиться в глубокие размышления, чтобы приблизиться к пониманию сущности прекрасного и форм его отображения. Многообразие примененных им художественных концепций, приемов и техник стало определяющей особенностью живописного языка китайского мастера. Характерные черты искусства Цзэн Фаньчжи носят «комбинированный» характер, в одних картинах превалируют типичные, репрезентирующие авторскую манеру художественные особенности, а в некоторых, напротив, не ярко выражены, воплощая традиционные конфуцианские идеи «Учения о Середине» [25,C.70], в таких работах различные живописные приемы и концепции находятся в равном соотношении между собой, не доминируя друг над другом и обеспечивая определенный баланс, выраженный в органичном сочетании китайской и западной художественных традиций [1].

Цзэн Фаньчжи накануне окончания университета написал серию картин «Госпиталь Сехэ» (1991-1992), эти работы вызвали живой интерес у китайских арт-критиков [1]. Впоследствии, когда в 2009 г. художник принял участие в 53 Венецианской биеннале, проходившей под названием «Создавая миры», его картины стали известны на международном уровне [2]. Живописные приемы западного экспрессионизма послужили основой для сложения художественной авторской манеры Цзэн Фаньчжи, находящейся на раннем этапе формирования (1987-1992), творческим воплощением стали серии работ «Госпиталь Сехэ» (协和医院Xiéhé yīyuàn) и «Мясо» (肉Ròu). Затем в художественном языке Цзэн Фаньчжи произошли заметные изменения, которые можно проследить на примере его следующей серии – «Маски» (面具Miànjù1994-2004). Художник, создавая эти работы, обратился, с одной стороны, к концептуальным приемам западного постмодернизма, с другой стороны, в основу изображения легли те же живописные принципы, что и в предыдущей серии картин «Госпиталь Сехэ». Произведения «Масок» принято считать эталонными в творчестве Цзэн Фаньчжи, репрезентирующими авторскую манеру художника в целом. Он стремился к дальнейшему развитию своего художественного языка, чтобы его не считали только художником, написавшим серию «Маски». Цзэн Фаньчжи создал несколько работ, тематически и стилистически отличающихся от ранее созданных картин. Он написал «Мы» (我们Wǒmen 2002), обратившись к новой форме художественного образа: закрасил лица персонажей спиралевидными линиями, с одной стороны, будто повторяя принципы, примененные «Масках», с другой, – задействовал абсолютно другие, не свойственные его работам, средства художественной выразительности: придал изображению большую экспрессию, усиливая динамичность линейных построений [1]. Увлечение приемами китайской художественной традиции [13, С. 29], со свойственной ей выразительностью форм, послужило основой для формирования техники «хаотичной кисти» (“乱笔风格”Luàn bǐ fēnggé”) в творчестве Цзэн Фаньчжи, в которой сочетались принципы линейной живописи, воплощающие черты как западного, так и китайского искусства (2004 – наст. вр.) [1]. Впоследствии художник обратился к приему “исторических отсылок” в работах, а также к популярным образам массовой культуры. С 2006 г. он начал работу над серией, посвященной родным пейзажам, под названием «Эти благодатные просторы» (江山如此多娇Jiāngshān rúcǐ duō jiāo). Начиная с 2010 г. Цзэн Фаньчжи, применяя принципы техники «хаотичной кисти» в сочетании с изобразительными приемами западноевропейского классицизма, романтизма, экспрессионизма, создал новую серию работ под названием «Посвящение» (致敬系列Zhìjìng xìliè), сочетающую в себе принципы концептуальной живописи и экспрессионизма. Посредством нового концептуального трактования известных картин китайский художник выразил свое восхищение мастерами живописи прошлого [1]. Хотя их работы оказали непосредственное влияние на формирование творческой концепции Цзэн Фаньчжи, но художественные особенности вышеназванной серии не носили ярко выраженный характер, отражающий авторскую манеру живописца. В следующий период творчества, после этапа “реинтерпретаций” шедевров традиционной западноевропейской и китайской живописи, начиная с 2018 г он вновь вернулся к художественным принципам западного модернизма, отправной точкой которого для Цзэн Фаньчжи стало творчество Поля Сезанна (1839-1906) [1]. Китайский художник пытался найти точки соприкосновения китайской и западноевропейской художественной традиции. В своих картинах Цзэн Фаньчжи объединил принципы формально-аналитического метода Сезанна с живописными приемами Чжао Ганя (赵干точные даты жизни неизвестны), – художника, который жил в эпоху пяти династий и десяти царств – Южной Тан (937-976) [5]. На протяжении всего творческого пути Цзэн Фаньчжи, он продолжал писать портреты и работы, выполненные в технике абстрактного искусства [3, C.13]. Живописные приемы, стилистика, к которым обращался художник на разных этапах, зачастую пересекались, образуя бесчисленные вариации передачи формы и содержания. Таким образом, искусство Цзэн Фаньчжи носит многогранный характер, наглядно демонстрирует органичность сочетания различных концепций и принципов, сыгравших ключевую роль в формировании его авторской художественной манеры. Далее более подробно будет рассмотрен творческий путь Цзэн Фаньчжи в контексте органичного взаимодействия традиций западноевропейской и китайской живописи, проанализированы работы разных периодов, а также изобразительные приемы и техники, к которым обращался китайский художник при создании своих произведений.

Цзэн Фаньчжи родился в 1964 г. в г. Ухань пров. Хубэй. С детства художник привык делиться своими мыслями, настроением, переживаниями при помощи красок, туши и кисти, заменявшими ему “живое” общение, поэтому в глазах учителей считался “проблемным” учеником [7]. В 15 лет у него пропал интерес к учебе, он бросил школу и отправился работать на печатный завод [7]. В свободное время Цзэн Фаньчжи продолжал учиться рисовать, в то время в художественных учебных заведениях для поступления требовалось владеть базовыми приемами реалистической живописи, так как на ней была построена вся система обучения изобразительным искусствам. В его картине «Автопортрет» (масло, 18х12 см, 1986) очевидно влияние реалистической живописи французского художника Жан-Франсуа Милле (1814-1875) с ее бесхитростной простотой. Впоследствии Цзэн Фаньчжи сдал экзамены и в 1987 г. поступил на факультет масляной живописи Хубэйского института изобразительных искусств [7]. Время вступительных испытаний совпало со стремительно развернувшимся в Китае арт-движением «Новая волна'85» (1985-1989). В 1984 и 1985 гг. Цзэн Фаньчжи посетил выставки Эдварда Мунка (1863-1944), Чжао Уцзи (Зао Ву-ки) (1921-2013), Роберта Раушенберга (1925-2008) [8]. Экспрессионизм, абстрактное искусство, инсталляция превалировали в работах, представленных на тех выставках, и не могли не оказать влияние на развитие современного искусства КНР. В ноябре 1986 г. в пров. Хубэй проводился молодежный фестиваль изобразительных искусств, в котором было задействовано девять городов, открыто 28 выставочных площадок, экспонировано более двух тысяч произведений искусства. Работы художников отличались стилевым многообразием, среди них: «экспрессионизм, сюрреализм, абстрактная живопись» [8]. Эта яркая художественная среда не могла оставить равнодушным Цзэн Фаньчжи, который впоследствии отказался от принципов реалистической живописи в пользу изучения приемов западного модернизма и постмодернизма.

В 1987 г. после того, как Цзэн Фаньчжи поступил на факультет масляной живописи Хубэйского института изобразительных искусств, живопись экспрессионизма невольно привлекла его внимание, поэтому он начал изучать работы известных западных художников, работавших в этом направлении [3, C.5]. В одной из бесед с арт-критиком Ли Сяньтином (1949-) он говорил о том, что: «…восхищен выразительностью мазков в картинах представителя французского фовизма Рауля Дюфи (1877-1953)» [3, C.5]. В картинах Цзэн Фаньчжи «Вечерние сумерки 1» (黄昏之一Huánghūn zhī yī 1989) и «Меланхолик» (忧郁的人Yōuyù de rén1990) стулья, фон выполнены отдельными мазками, в технике нанесения которых очевидно влияние художественной манеры Рауля Дюфи. В то же время работы проникнуты ощущением свободы авторского самовыражения, свойственного молодым живописцам. На картине «Вечерние сумерки 1» изображены четверо мужчин среднего возраста, сидящие в разных позах, и один, стоящий позади них, молодой юноша, их лица печальны. В работе «Меланхолик» в образе молодого человека художник написал своей однокурсника, который в одиночестве сидит на плетеном стуле, подперев рукой щеку, сцена проникнута настроением грусти и тоски. Если сравнивать эти два полотна с картиной Дюфи «Открытое окно» (1928 г., собрание Чикагского института искусств) можно заметить, что линии в работах китайского художника выполнены гораздо грубее, это связано с тем, что Цзэн Фаньчжи воспользовался приемами реализма при выборе цветового решения в передаче очертаний предметов (реалистичная передача цвета). В этой особенной цветопередаче, грубых мазках читается ощущение горечи и безысходности, отсутствуют свойственные картинам Рауля Дюфи: приподнятое настроение, радость, которые передают красочность и динамичность мазков, воплощенные подобно музыкальному ритму в сочетаниях цветовых пятен, контрастов и простых линий. В то же время его привлекали сильные экспрессивные мазки в картинах абстрактной живописи Виллема де Кунинга (1904-1997), придающие работам особую выразительность [3, C.5]. В картине «Прогулка» (散步Sànbù1990) при помощи традиционного китайского стиля се-и мастеру удалось передать абстрактный образ непринуждённой быстрой походки идущего, таким образом, здесь можно уловить черты свободной, не ограниченной рамками условностей, авторской манеры американского художника, при этом, очевидно, что работа написана китайским живописцем: в нефигуративности изображения улавливается изящество, свойственное традиционной китайской живописи тушью, а также, возможно на подсознательном уровне, Цзэн Фаньчжи обратился к таким концепциям национального искусства, как: “скрытость истинного значения”, “принцип сдержанности: отсутствие крайности”, принцип уравновешенности – “проявление мягкости в твердом и твердости в мягком”. Сам художник отзывался об этом так: «Я выбрал название «Прогулка», потому что сам хотел найти свой путь. Искусство – как прогулка, – всегда должно быть свободным» [1]. Когда Цзэн Фаньчжи обучался на 3 курсе (1990), в Хубэйском институте изобразительных искусств была проведена его персональная выставка [2]. Китайский художник оправданно считал ее личным достижением, свидетельствующем о полностью сформировавшейся авторской манере художественного выражения, сложившемся мастерстве исполнения и умении «видеть», воплотившихся потом в выпускной работе «Госпиталь Сехэ» (1991) [3, C.4,5]. Когда Ли Сяньтин увидел картину, то был поражен зрелостью стиля молодого художника [3, C.4]. Тогда он посоветовал Цзэн Фаньчжи принять участие в «Китайской биеннале изобразительных искусств'90-х (масляная живопись)», на которой тот получил высшую награду (1992 г., Гуанчжоу), а потом в выставке «Новое искусство Китая после 1989-го года» (1992 г., Гонконгский центр искусств) [2]. Идеи свободы творческого самовыражения воплотились в выпускной работе Цзэн Фаньчжи «Госпиталь Сехэ 1» (1991). В этой картине художник поделился своим личным видением окружающего мира, связанных с ним ассоциаций, рождающихся через призму его субъективных переживаний. При выборе сюжета он, в первую очередь, обратился к хорошо всем известной теме: показал беспомощность и тоску людей, столкнувшихся лицом к лицу с болезнью, а также всецело преданных работе врачей. Принцип контраста в отображении ролей персонажей картины, усилил “театрализованный” характер изображения, привлекая внимание зрителя [4, C.52]. Колористическое решение и особенности построения формы в фигурах героев во многом повторили работу «Вечерние сумерки 1» (1989). При передаче изображения Цзэн Фаньчжи использовал толстые черные линии, написал преувеличенно большие глаза, огромные головы, широкие руки. Картина была выполнена в теплых тонах, с преобладающими желто-красными оттенками, а также, усиливающими выразительность, контрастными черно-белыми вкраплениями. Принципы организации художественной формы и особенности цветопередачи, к которым обратился Цзэн Фаньчжи, были характерны для живописи западного экспрессионизма. Художник ставил своей целью путем нарочитой искаженности, преувеличения в изображении отдельных деталей и экспрессивности форм раскрыть специфику образов героев и “рассказать” своему зрителю историю, сокрытую в сюжете картины [3, C.6]. Цзэн Фаньчжи говорил: «Это имеет отношение к особенности моего характера, некоторые качества все-таки необходимо держать под контролем, нельзя вести себя безрассудно, иногда нужно проявлять сдержанность» [3, C.5,6]. Это свойство его характера повторяло мысль, заложенную в концепции «Учения о Середине» и было связано с манерой поведения при определенных обстоятельствах; по сути заключалось в том, что в любых делах нельзя доходить до крайности [25, C.70]. Художественный язык экспрессионизма Цзэн Фаньчжи как раз отвечал вышеназванным требованиям: естественный, безыскусный, приближенный к простой реальной жизни. «Триптих» из серии «Госпиталь Сехэ» трагичен по содержанию: сюжет и сцены были взяты из христианских мотивов – «Страсти Христовы» [6]. Так, в «Триптихе» Цзэн Фаньчжи угадывались те же иконографичные мотивы, что и в картине фламандского художника Питера Пауля Рубенса (1577-1640) «Снятие с креста» (1610-11). Работа «Госпиталь Сехэ 1» состояла из трех частей. Слева направо последовательно были представлены важные сцены больничной жизни: «Семья пациента волнуется в ожидании результатов операции», «Сцена в операционной: врачи за работой», «Сцена, передающая атмосферу в больничной палате при встрече врача с пациентом». В 1991 после того, как Цзэн Фаньчжи закончил работу над картинами триптиха «Госпиталь Сехэ 1», художник обратился к серии «Мясо» [3, C.7] . В основе композиции работ вышеназванной серии лежали изображения персонажей и подвешенных мясных туш, производящих на зрителя сильный визуальный эффект. Он говорил: «Когда я учился в Университете, часто приходил в читальный зал, где просматривал альбомы «Собрания произведений мирового изобразительного искусства», мое внимание привлекали работы французского художника еврейского происхождения Хаима Сутина (1893 - 1943), на которых было изображено мясо» [7]. В реальности его привлекали ассоциации и чувства, возникающие при взгляде на красную плоть. Это было связано с тем, что китайский художник летом часто видел, что продавцы в торговых лавках спят на мороженном мясе, спасаясь от жары, эти сцены отпечатались в его памяти, в них он увидел сущность настоящей реальной жизни простых людей [3, C.7]. Цзэн Фаньчжи считал, что «по цвету мясо напоминает человеческую кожу» [3, C.7]. На холсте он обращался к его изображению, чтобы передать свое ощущение тревоги, переживания в отношении неустойчивого окружающего мира [3, C.7]. Впоследствии в его работе – «Госпиталь Сехэ 2» (1992), персонажи были окрашены в оттенки алого – цвета свежего мяса [3, C.7]. Этот колорит превалировал в картинах Цзэн Фаньчжи последующие десять с лишним лет [3, C.7], призванный пробудить от царящей в реальном мире фальши, а также передающий личные психологические переживания художника как реакции на искусственность и эфемерность своего окружения. Он искренне полагал, что именно такая цветовая концепция, обнажающая подноготную человеческой натуры, раскрывает одну из сущностных особенностей живописного творчества. Эти работы были противопоставлены тем произведениям, которые художник создавал ранее – розово-красные, желтые, яркие и фактурные, будто ненастоящие, напоминающие театрализованные представления [3, C.8]. Цзэн Фаньчжи считал: «Художник должен быть честен во всех делах» [3, C.9]. Характерные живописные приемы, которые использовал Цзэн Фаньчжи в серии «Госпиталя Сехэ», а также особенности художественного отображения иллюзорности окружающей действительности, потом повторялись в других произведениях, вплоть до создания серии картин «Маски». Цзэн Фаньчжи в картине «Пришел из народа, ушел в народ» (1993) поместил в центр композиции устоявшийся живописный образ вождя – Мао Цзэдуна (1893-1976). Впоследствии этот образ сыграл ключевую роль в серии «Маски» как популярный визуальным знак-символ, воздействующий на массовое сознание. В ранних произведениях Цзэн Фаньчжи в основе динамичности линии, интенсивности мазков лежали принципы экспрессионизма, но при этом было очевидно влияние китайских художественно-философских концепций, связанных с необходимостью соблюдения «сдержанности» и отсутствием крайности в любых проявлениях. Таким образом, в отличие от западных мастеров, в его картинах не было того обостренного эмоционального напряжения, характерного для работ этого направления. Тем не менее китайский художник в той или иной степени использовал живописные принципы экспрессионизма в работах последующих серий.

В 1993 году Цзэн Фаньчжи при поддержке арт-критика Ли Сяньтина (1949-) переехал в Пекин для дальнейшего творческого самосовершенствования. В его жизни произошли большие перемены: в среде, окружении, взглядах. Он стал воспринимать последующую работу над сериями «Госпиталь Сехэ» и «Мясо» как самообман и ложь по отношению к другим, поэтому отказался от идеи продолжать писать картины вышеназванной тематики [3, C.9]. В Пекине Цзэн Фаньчжи, впервые оказавшись в незнакомой обстановке, обратил внимание, что люди, находясь в социуме, старались скрыть себя за “покрывалом” фальши, как будто носили маски [3, C.13]. Открытие вызвало сильные переживания у Цзэн Фаньчжи, он говорил, что «это были лишь его внутренние ощущения, которые никак не касались других» [3, C.9]. В то же время его тревожное состояние было связано с бытовыми проблемами. Тогда, согласно законам о системе общественной собственности, владельцам жилья было запрещено сдавать квартиры в аренду в Пекине, поэтому у Цзэн Фаньчжи был только один выход – притворяться родственником хозяина квартиры, невольно скрывать свою личность, – “надеть” маску. Он наблюдал за поведением людей в повседневной жизни и заметил, что у каждого из них есть так называемые два “лица”. Человеку свойственно показывать только положительные качества и скрывать свои недостатки [4, C. 52]. Цзэн Фаньчжи обратился к новому типу произведений, раскрывающих двойственный характер природы человека, оказавшегося в социуме [4, C.52]. Это во многом соответствовало концепциям экспрессионизма. Он пришел к выводу о том, что общие проблемы, царящие в обществе, являются частью коллективного сознания, поэтому, для их живописного отображения можно объединить принципы экспрессионизма и концептуального искусства, чтобы вызвать резонанс и добиться большего признания. Цзэн Фаньчжи обратился к тем же приемам, которые использовал для создания серий «Госпиталя Сехэ» и «Мяса» [3, C.9]. Например, он вернулся к принципу изображения удивленно-испуганных преувеличенно больших глаз и, исполненных толстыми грубыми линиями, рук в ало-красных тонах, которые приковывали внимание своей выразительностью форм, воплощая основной принцип живописи экспрессионизма. В то же время Цзэн Фаньчжи создал новый образ: лицо с черной или белой маской. Так появился его авторский концептуальный стиль [4, C.52]. Цзэн Фаньчжи говорил: «Серия работ «Маски» была создана при случайных обстоятельствах, когда я находился в крайне напряженном эмоциональном состоянии, поэтому немедленно приступил к написанию этих произведения» [9]. Таким образом, идея, поначалу возникшая на интуитивном уровне, в бессознательном порыве, обрела в его работах визуальное воплощение. Он продолжал в своем творчестве следовать живописным принципам экспрессионизма, что отличало авторский стиль Цзэн Фаньчжи от концептуального искусства Юэ Миньцзюня (1962-): с его современными визуальными образами в работах, где концепция превалировала над живописным началом. В серии «Маски» содержание было наполнено многозначностью скрытых и внешних смыслов в контексте переплетающихся китайской и западноевропейской культурных традиций. Влияние западного постмодернизма воплотилось в художественном отображении очевидного противоречия, заключавшегося в превращении личности в маску и трансформации маски в личность [10, С. 153]. Таким образом художник передал главный замысел этих работ, обнажив «обман, притворство и фальшь», встречающихся в реальной жизни [10, С. 154]. Цзэн Фаньчжи помещал маски на лица своих персонажей, чтобы передать сложность градации межличностного общения, например, «отношения между друзьями, любовниками, коллегами, однокурсниками и т.д.». Художник наблюдал за жизнью современного общества, событиями и трендами, транслируя изменения и новые веяния в своих работах. Так, на фоне развертывания политики реформ и открытости (1978-) в картинах появлялось все больше героев в западных деловых костюмах, в качестве примера можно привести его работу «Маски 2» (1994). С этого времени западный деловой костюм стал одним из неотъемлемых элементов вышеназванной серии, его можно считать одним из главных визуальных знаков-символов [14, С. 64] в картинах Цзэн Фаньчжи на данном этапе творчества. Китайский художник заставлял зрителя невольно задуматься о положении человека как личности в обществе, скрывающегося за маской кажущейся успешности и процветания. В серии «Маски» ряд работ – «Красный галстук», – стали художественным откровением Цзэн Фаньчжи, раскрывая его мучительные детские переживания. Как было упомянуто выше: «Он был проблемным ребенком в глазах учителей. В классе было только трое детей, которых не взяли в пионеры, среди них – Цзэн Фаньчжи» [13, С. 29]. В той серии было несколько картин, в которых главным персонажем стал плачущий ребенок с красным галстуком и в маске. Таким образом художник, с одной стороны, передал всю горечь детской трагедии, но, с другой стороны, на холсте ему удалось воплотить мечту в жизнь. Впоследствии Цзэн Фаньчжи обратился к теме религии в своем творчестве, взяв за основу картину Леонардо да Винчи (1452-1519) «Тайная вечеря», китайский художник создал работу с одноименным названием – «Тайная вечеря» (2001), в изображении “угадывалась” известная иконографическая композиция. Замысел напоминал арт-проекты Марселя Дюшана (Marcel Duchamp,1887-1968) «Мона Лиза с усами» (1919) и «Фонтан» (1917). Например, второе совпадало с названием произведения классической живописи Жан Огюста Доминика Энгра(Jean Auguste Dominique Ingres,1780-1867) – «Фонтан» (1856, из коллекции французского музея д’Орсе). Художественное переосмысление шедевров классической искусства в концептуальном прочтении, очевидно, оказало влияние на творческие взгляды Цзэн Фаньчжи. Но он взамен Иисуса Христа и апостолов в своей работе разместил за столом юных пионеров, позы, телодвижения и выражения лиц которых повторяли изображения персонажей оригинальной работы Леонардо да Винчи. Христос был написан как начальник штаба дружины с нашивкой из трех полосок на левом рукаве, а у Иуды был повязан золотисто-желтый галстук, как символ предательства. Цзэн Фаньчжи считал золотой цвет олицетворением культа золота, знаком поклонения демону Мамоне [11]. Юные пионеры считались символом веры в коммунизм, именно поэтому Цзэн Фаньчжи обратился к теме западной религии, его целью стало привлечь внимание к существующей тогда проблеме вероисповедания в Китае [3, C. 16]. Композиция в картине была построена по тому же принципу, что и в оригинальной работе, художник также обратился к западному приему передачи перспективы, повторяя пространственное решение «Тайной вечере», но на столе взамен угощений, изображенных на холсте Леонардо до Винчи, китайский мастер поместил арбуз. Слева и справа изображены панели с каллиграфическими надписями в скорописном стиле Цаошу(草书)или «травяное письмо» как напоминание-символ китайской традиционной культуры, они служат фоном, раскрывающим основной замысел произведения. Когда Цзэн Фаньчжи создавал серию «Маски», в его технике еще не до конца сформировались приемы построения формы, фактуры, композиции, в которых бы угадывалось сочетание китайской и западной художественной традиции. На данном этапе он только помещал в пространство своих работ знаковые элементы национальной культуры, среди них – иероглифические надписи. Например, каллиграфические узоры «травяного письма» можно увидеть в его работе «Смерть Марата» (2001), воссозданной по мотивам одноименной картины французского живописца классицизма Жак-Луи Давида (1748 - 1825) «Смерть Марата» (1791, Королевский музей изящных искусств, Бельгия). Цзэн Фаньчжи, начиная с 2000 года, занимался исследованиями традиционной китайской живописи и каллиграфии [7]. Знакомство с традиционным садово-парковым искусством помогло ему постигнуть эстетическую природу китайской живописи [7]. Ее основные концепции можно сравнить с актерской игрой, когда, обращаясь к созидательной силе творчества, будто погружаешь зрителя в мир красоты, невольно заставляя соприкоснуться с прекрасным. Впоследствии он иногда умышленно, а временами неосознанно использовал приемы китайской живописи и каллиграфии, выраженными в том числе при помощи линейных построений, и, объединив их с элементами абстрактного экспрессионизма в пространстве одной картины, создавал уникальные по художественной манере произведения [4, C. 53]. Искусство линии в его работах совмещало в себе восточную и западную традиции и воплотилось впоследствии в серии картин под названием «Хаотичная кисть» [1].

В 2002 г. Цзэн Фаньчжи, чтобы не прославиться только как “художник, написавший серию «Маски»”, обратился к новому приему: помещал на портретах спиралевидные линии, закрашивающие персонажей, таким образом, нарушая устоявшиеся в его творчестве привычные принципы изображения [4, C. 52]. Их размытость создавала особый визуальный эффект, будто формируя новый тип «масок». Обращение художника к изображению закручивающихся искривленных линий было связано с представлениями и ассоциациями Цзэн Фаньчжи об абстрактном искусстве. Он знал, что неодинаковые формы, изгибы и длина линий могли передавать различные оттенки переживаний [3, С. 14]. Аккуратные спиралевидные линии, напоминающие пружины, превращали лица героев в скрученную массу, будто пропущенную через мясорубку, придавая работам глубокое эмоциональное напряжение [3, С. 14]. Например, в картине «Мы» (2002) – четыре персонажа, но, размещенные слева направо, спирали перекрывают изображение, делая его неясным и расплывчатым, внушая зрителю чувство тревоги и ощущение эфемерности окружающего мира. В этой работе очевидно влияние творческой манеры американского художника поп-арта Энди Уорхола (1928-1987), например, его диптих «Мэрилин» (1962, шелкография), в основе которого лежали штампованные изображения знаменитой американской актрисы Мэрилин Монро как символа современной западной поп-культуры. Цзэн Фаньчжи обратился к иному художественному приему: для создания нового визуального символа были использованы абстрактные спиралевидные линии. В этот период китайский художник при помощи тех же принципов написал картину «Мао Цзэдун» (2003), посвященную великому вождю КПК, изображения которого так же можно было увидеть в работах Энди Уорхола. Эти спиралевидные, перекрывающие основное изображение, линии заставляли Цзэн Фаньчжи уделять большее внимание проблеме выразительности формы. Впоследствии для ее усиления он объединил художественные концепции западного абстрактного экспрессионизма с устоявшимся принципом линейности рисунка традиционной китайской живописи [13, С. 29]. Таким образом, его художественный язык вновь претерпел изменения, возникла новая техника изображения, которая называлась «хаотичная кисть» [13, С. 29]. В основе нее лежали линейные абстракции [12, С. 54] (обладающие еще большей выразительностью), уже не ограниченные формой, напоминающей спиралевидные узоры, будто пропущенные мясорубкой.

Цзэн Фаньчжи при помощи художественного языка линейной абстракции помещал свои визуальные художественные образы, образующие единство рационального и эмоционального начала, в разные сцены и сюжеты. Намеренно и неосознанно, специально и случайно сочетал их друг с другом, уравновешивая элементы изображения [4, С. 53]. В диалоге изобразительного и абстрактного, рождающего взаимный компромисс, был скрыт истинный смысл его произведений [4, С. 53]. На формирование его оригинальной живописной манеры, в том числе, повлиял случай, произошедший в 2001 г. Цзэн Фаньчжи сломал большой палец на правой руке, и смог писать только при помощи левой [23]. Именно поэтому он не мог полностью контролировать движения кисти, что вызвало непроизвольную деформацию изображения. Получился необычный визуальный эффект, что привело Цзэн Фаньчжи в восторг [23]. Тогда он сказал: «В творчестве необходим элемент случайности, незаконченность, изъян» [19]. Он полагал: «Надо всеми силами стараться, чтобы в творческом процессе всегда была загадка, таилось что-то неизведанное, только это может доставить ощущение истинной радости, волнения, а не бессмысленные повторения» [19]. Поэтому Цзэн Фаньчжи зажимал кисть большим, указательным и средним пальцами правой руки, когда нужно было создать заранее продуманное изображение, полностью контролируя свои движения. А при помощи среднего и безымянного пальцев, которые не могли полностью подчинить себе скольжение кисти по поверхности, у него получались так называемые “случайные” элементы. Таким образом, одной рукой в пределах пространства картины можно было создавать два типа линий [4, C. 52,53]. Цзэн Фаньчжи, обращаясь к проблеме бессознательного, считал: «Что в его линейных абстракциях много схожего с художественными приемами Джексона Поллока (Jackson Pollock,1912-1956)» [3, С. 15]. В картинах «Старший брат» (2004) и «Художник Энди Уорхол» (2005) в основе портретных изображений лежали абстрактные линии, которые играли конституирующую роль в построении формы, выделяя ее и акцентируя на себе внимание зрителя. В то же время представленные работы свидетельствовали о конечном этапе формирования техники «хаотичной кисти» в творчестве Цзэн Фаньчжи. Их отличал тот же свободный, ничем не скованный размах, свойственный картинам Джексона Поллока. “Случайные” линейные изгибы органично сливались воедино с портретными изображениями главных персонажей так, чтобы экспрессивные абстрактные формы были взаимодополняющими с фигуративными элементами. Соотношения динамики и покоя, неодушевленного и “живого” создавали идеальный баланс на полотне [15, C. 112]. Это придавало изображению оригинальный визуальный эффект и выразительную яркость. В плавных изгибах хаотичных линий, расположенных вокруг портретных изображений, угадывалась эмоциональная напряженность, порыв, свойственные западному абстрактному экспрессионизму, в то же присутствовали изящество и недосказанность, характерные для традиционной китайской живописи. Так, в этих линейных формах проявилась органичная связь двух, казалось бы, ничем не связанных друг с другом, художественных традиций. От закономерных, тяготеющих к конкретности форм: «Цзэн Фаньчжи пришел к абстракции, воплощающей сущностный дух его творчества, ему удалось добиться максимальной экспрессивности линейной формы, которая не только придавала изображению выразительность и яркость, но и воссоздавала заново закономерности существования растительного мира, обеспечивая баланс между чувственным и рациональным, абстрактным и конкретным. В то же время художник объединил принцип линейности, характерный для китайской живописи с приемами изображения, свойственными западноевропейскому искусству, таким образом связав эстетические идеалы западной и китайской традиций в одно целое». Например, Ли Сяньтин считал: «В его передаче природных пейзажей, движения кисти не совсем случайны. Это субъективное абстрактное видение природной структуры растительного мира, переданное при помощи линейных форм.» [3, C. 15]. Цзэн Фаньчжи объединил природное изящество техники «хаотичной кисти» с живописным образом великого китайского вождя Мао Цзэдуна (1893-1976) и создавал масштабные, проникнутые историческим духом, полотна. Например, картина «Мао Цзэдун. Стихотворение «Снег» под мелодию Циньюаньчунь. №2» (2006), на которой великий вождь в раздумьях сидит в травяных зарослях, написанных в технике «хаотичной кисти». Работа будто передает ощущения тех сложностей и неудач, с которыми пришлось столкнуться в ходе революционной борьбы. Композиция была характерна для традиционной китайской живописи, это проявилось, в том числе, в большом объеме незаполненного пространства в картине, сбоку Цзэн Фаньчжи разместил иероглифы: стихотворение Мао Цзэдуна «Снег». Благодаря сочетанию художественных приемов западноевропейской и китайской живописи, в творчестве Цзэн Фаньчжи произошли качественные изменения. Они были выражены в отказе художника от работ в духе политического поп-арта в пользу произведений, написанных в стиле экспрессионизма, наполненных внутренним смыслом и историческими аллюзиями. Его «хаотичные» линейные абстракции на фоне интеграции западноевропейской и китайской традиции отображали рефлексию художника на события прошлого (исторической памяти), что роднило живопись Цзэн Фаньчжи с творчеством немецкого художника неоэкспрессионизма Ансельма Кифера (Anselm Kiefer,1945-), главной темой произведений которого было отображение «мучительной боли, связанной с трагедией Второй мировой войны» [21, C. 200]. В работах Цзэн Фаньчжи также зачастую встречались исторические отсылки, например, цитата из стихотворения Мао Цзэдуна «Снег» (1936) «Эти благодатные просторы» стала названием для его одноименной серии произведений. Работы вышеназванной серии были посвящены не только памяти великого вождя, но в то же время напоминали о творчестве известных китайских мастеров живописи прошлой эпохи Фу Баоши (1904-1965) и Гуань Шаньюэ (1912-2000), их совместному произведению «Эти благодатные просторы» (1959 г., Дом Всекитайского собрания народных представителей, КНР) [20]. В картине «Эти благодатные просторы №1» (2006) Мао Цзэдун был изображен стоящим в растительных зарослях, написанных в технике «хаотичной кисти». Работа передавала ощущение радости и восхищения заслугами революции, призванной бороться за свободу и национальное достоинство. Картины «Эти благодатные просторы 1» (2010), «Эти благодатные просторы 2» (2010) были выполнены в формате, свойственном традиционной китайской живописи, – длинного свитка (также называют, “ручной” свиток, горизонтальный свиток), с применением соответствующей формату горизонтальной вытянутой композиции, на обеих картинах был изображен лесной пейзаж, передающий одновременно жизнерадостное настроение и безмолвие, наступившее после разразившейся бури [22]. Цзэн Фаньчжи при помощи техники «хаотичной кисти» создавал, в том числе, работы, рассчитанные на массовую поп-культуру, например, картина «Леопард» (2010). Художник откровенно признался, что на ее создание его вдохновила работа американского фотографа Стива Винтера (Steve Winter) под названием «Снежный барс», Цзэн Фаньчжи, находясь под вдохновением от вышеназванного произведения, написал в присущей ему художественной манере картину «Леопард», затрагивая в своем творчестве проблему защиты окружающей среды [16]. Для ее создания Цзэн Фаньчжи использовал приемы экспрессионизма, усиливающие визуальную яркость и выразительность работы. Путем обращения к популярной теме, художнику удалось передать свои субъективные переживания на сложившуюся кризисную ситуацию, но его истинный художественный замысел остался скрытым за экспрессивной манерой передачи изображения. Впоследствии он вновь возвратился к популярным темам и образам, рассчитанным на массовую культуру. Это воплотилось в серии работ под названием «Посвящение». Цзэн Фаньчжи, используя технику «хаотичной кисти», обратился к произведениям известных западноевропейских живописцев, творчество которых оказало непосредственное влияние на становление его авторского стиля, чтобы выразить свое почтение и восхищение их работами. Так, он в 2012 г. написал картины «Руки молящегося», «Портрет старика», «Дикий заяц», взяв за основы художественные образы картин немецкого художника эпохи Ренессанса Альбрехта Дюрера (нем. Albrecht Dürer,1471-1528). Очевидно, что Цзэн Фаньчжи, используя средства художественной выразительности, свойственные таким направлениям современного западного искусства, как экспрессионизм, а также к приемам реди-мейда дадаизма и символизации художественных образов, воссоздал и дал новую интерпретацию классическим произведениям Альбрехта Дюрера, будто напоминая о бессмертии художественного наследия прошлого. В 2014 году он по тому же принципу создал серию работ под названием «С 1830 г. по настоящее время» (NO.1- NO.4,4 версии), которые представляли собой новое художественное прочтение картины французского художника романтизма Эжена Делакруа «Свобода, ведущая народ» (1830, Лувр, Париж), но образ богини, олицетворяющей свободу, в картинах №2 - №4 был видоизменен, вместо девушки – белое мраморное изваяние, остальные персонажи были изображены размытыми или вовсе удалены [17]. Очевидно, Цзэн Фаньчжи изменил узнаваемый всеми зрительный образ, сохранив основной замысел произведения, которое заставляло заново переосмыслить важность заслуг борьбы за свободу, длившейся почти двести лет. В работах вышеназванной серии он обратился к известным художественным образам живописи классицизма и романтизма, получившим в его работах новую концептуальную трактовку, в то же время в пространство картины зачастую помещались популярные визуальные символы массовой поп-культуры, образующие зрительный диссонанс с динамичностью и выразительностью приемов экспрессионизма, присущего авторской манере китайского мастера, таким образом, картины отличались многообразием стилистических принципов и техник. Китайский живописец продолжил писать картины в технике «хаотичной кисти», например, он обратился к творчеству художника-постимпрессиониста Винсента Виллема Ван Гога (1853-1890). Так, в основе изображения картины «Ван Гог» (2018) лежали линейные абстракции, состоящие из хаотичных изогнутых линий, можно предположить, что источником вдохновения китайского художника стали произведения знаменитого нидерландского живописца. В работе «Ван Гог» очевидны попытки Цзэн Фаньчжи постигнуть индивидуальную манеру известного художника, заключавшуюся, прежде всего, в искренности художественной передачи образов. Впоследствии Цзэн Фаньчжи, благодаря отказу от предметности изображения, усилил степень стилизации в своем творчестве [18]. При помощи абстрактных форм художник продолжал творческие поиски, чтобы найти ответ на вечный вопрос о сущности прекрасного. Он обращался в своих картинах к опыту великих мастеров прошлого, например, к приемам абстрактного живописи Василия Кандинского (1866-1944). В картине «Подсолнухи» (2017) Цзэн Фаньчжи объединил абстрактные мотивы с фигуративным изображением, при помощи элементов линейной абстракции, свойственной его авторской художественной манере, воссоздал известный шедевр в качественно новой интерпретации. В работе благодаря органичной связи отвлеченного и конкретного, были воплощены главные принципы техники «хаотичной кисти». В центре картины можно было разглядеть смутные очертания подсолнухов, они обозначены белыми изогнутыми, иногда закручивающимися в спирали, линиями.Следует отметить, что все произведения серии «Посвящения» Цзэн Фаньчжи были выполнены в технике «хаотичной кисти», преисполненной свободой творческого самовыражения художника и воплотившей квинтэссенцию эстетических идеалов в контексте исторического развития художественных процессов Китая и стран Западной Европы. В основе авторской художественной манеры Цзэн Фаньчжи, с одной стороны, лежали его субъективные душевные переживания, а, с другой, – техника «хаотичной кисти», линейные абстракции которой были наполнены многогранным скрытым смыслом.

После этапа “художественного переосмысления” шедевров прошлого, Цзэн Фаньчжи в 2018 году предпринял новые творческие эксперименты [5], он создал серию «Без названия». Он дал следующее определение своему замыслу: «Компаративное исследование живописи, выполняющей роль посредника» [5], под которым подразумевалось умение при помощи средств живописи вести диалоги о живописи (интерпретация художественных произведений при помощи созданных живописцем картин). Среди них выделялась работа «Без названия» (2018 г., масло, 100 x 330 cm), в которой художник привел свою интерпретацию серии картин Поля Сезанна «Гора Сент-Виктуар» (1885-1887), рассмотренную в сравнительном контексте с работой китайского художника Чжао Ганя (赵干точные даты жизни неизвестны), жившим в эпоху пяти династий и десяти царств – периода Южной Тан (937-976) под названием «Первый снег на реке» (江行初雪图25,9 х 376,5 см) [5] .В картине «Первый снег на реке» , Чжао Ганя написал первую снежную сцену рыбацкой деревни вдоль реки Янцзы. Картина Цзэн Фаньчжи стала наглядным примером возможности органичного взаимодействия средств художественной выразительности и основных концепций китайской и западной живописных традиций. История создания вышеназванной работы началась за три года до ее написания, когда современный китайский художник в картине «Первый снег на реке» обнаружил множество сходных черт с произведением Сезанна «Гора Сент-Виктуар» [5]. В картине «Без названия» (2018)современный художник взял за основу сюжет «Первого снега на реке» Чжао Ганя, заново воспроизвел ее на холсте, но, благодаря своему субъективному восприятию и уникальной авторской манере, произведение известного мастера традиционной китайской живописи получило иное прочтение, став новой самостоятельной работой [5]. Следуя принципу Поля Сезанна о неизменности и устойчивости основных природных форм, Цзэн Фаньчжи при помощи своего художественного языка воссоздавал заново работы известных мастеров живописи, что неизбежно вступало в противоречие со стилистическими особенностями оригинального произведения. В его картинах присутствовал, присущий Сезанну, принцип геометризма форм, который в то же время был свойственен приемам китайской живописи, пронизанной скрытыми смыслами. Касательно остальных элементов, таких как – художественная образность, свойства фактуры – восточная и западная традиции органично переплелись в творчестве мастера, образуя единое целое. В картине «Без названия» элементы светотени были переданы, исходя из тех же принципов, которые были использованы в оригинальном произведении. Это отличало работу Цзэн Фаньчжи от полотна Поля Сезанна «Гора Сент-Виктуар». В картинах французского художника источник света был только один, в соответствии с уже устоявшимися в западной науке принципами светопередачи. В китайской живописи построение элементов светотени зависела напрямую от композиционных особенностей изображения. С точки зрения западноевропейской художественной традиции это рассматривалось как произвольное направление световых потоков, определяющих светотеневую моделировку формы. В то же время, естественно, что Цзэн Фаньчжи в картине «Без названия» отобразил собственную интерпретацию работы «Первый снег на реке», написанной согласно принципам, принятым в китайской художественной традиции. Возможно, художник на подсознательном уровне, автоматически воссоздал изображение, применив те же композиционные приемы построения, что и в выполненной тушью работе Чжао Ганя. Мазки на холсте были наполнены изяществом, чистотой и светом, визуально напоминая сильные удары кистью на полотнах французского художника, складывалось ощущение, что в китайской живописи появился “свой” Сезанн. Характер экспериментальной живописи в серии «Без названия» состоял в том числе в применении художником предметов реди-мейда, свойственных дадаизму, например, его другая работа «Без названия» (рисунок, обложка древней книги) [5]. Цзэн Фаньчжи карандашом создал рисунок, за основу взяв обложку древней книги, передал изображение классических элементов традиционного китайского пейзажа: причудливые очертания гор, искусственные камни, деревья и др. и иероглифическую надпись – заголовок [5]. Художник при помощи своего субъективного восприятия, воссоздал рисунок обложки старой книги, будто подталкивая зрителя к размышлениям о наследии богатой древней культуры, воплощающей очарование и глубину традиционной китайской живописи, так, “художественное” и “концептуальное” органично слились, образуя идеальную целостность в работах Цзэн Фаньчжи.

Цзэн Фаньчжи в своих творческих исканиях продолжал писать картины различной тематики, включая портретную серию и произведения абстрактной живописи [3, C.13]. В результате уникального сочетания тех или иных живописных приемов, превалирующих на определенных этапах формирования искусства китайского мастера, его живописные работы отличались богатством содержательного и стилистического многообразия. В портретах, исполненных художником, очевидно влияние реалистического искусства, принципы которого Цзэн Фаньчжи рассматривал как наиболее подходящими при передачи индивидуальных черт того или иного персонажа [3, C.4]. Абстрактная живопись оставалась для художника лучшим средством воплощения субъективных переживаний, мыслей и чувств, принимающих на полотне разнообразные, наполненные скрытым смыслом, – формы, цвета, материалы [3, C.14]. Именно они заложили основу его уникальной художественной манеры, преисполненной жизненной силы и чувственной экспрессии.

После детального рассмотрения и анализа эволюции творчества Цзэн Фаньчжи, можно сделать вывод о том, что его искусство развивалось в контексте современных реалий китайского общества. Китайский художник, исходя из личного опыта и свойств субъективного восприятия, обратился к новым приемам визуального воздействия, создавая художественные произведения по принципу “жемавю” [19], оказывающих воздействие на массовое сознание реципиентов и рождающие отклик в душе каждого, кто видел его работы. Реалистическая живопись стала фундаментом для творчества Цзэн Фаньчжи, экспрессионизм – отправной точкой, на разных этапах он смешивал приемы и концепции китайского и западноевропейского искусства. В результате органичного взаимодействия двух художественных традиций в пространстве одной картины он добивался уникального визуального эффекта. Это исследование на примере творчества Цзэн Фаньчжи раскрывает одну из сущностных особенностей современной китайской живописи, – ее «комбинированный» характер. Она зачастую следует принципам классической западноевропейской живописи, искусства модернизма и постмодернизма, но в то же время обладает своими уникальными особенностями. Разница кроется не столько в географии происхождения, несмотря на то, творчество Цзэн Фаньчжи развивалось в контексте художественно-эстетического канона традиционной китайской культуры, но и благодаря личному опыту и субъективным переживаниям, воплотившихся в картинах мастера. Китайская живопись вошла в эпоху бе-модерна(не-модерна) [24,C.5], оставаясь во многом схожей и в то же время отличной от искусства западного модерна и постмодерна.

Библиография
1.
熊晓翊. Сюн Сяои. 曾梵志“散步”三十年(现场全图集)// 雅昌艺术网. Цзэн Фаньчжи "саньбу" саньши нянь (сяньчан цюаньту цзи) (30-летие "Пути" Цзэн Фаньчжи (полное собрание работ на выставочной площадке) // Я чан ишу ван (Сайт «artron»). 2016. [Электронный ресурс] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_867918 (дата обращения: 03.02.2020).
2.
曾梵志个人官方网站 // 雅昌艺术家网. Цзэн Фаньчжи гэжэнь гуаньфан ванчжань (Официальный сайт Цзэн Фаньчжи) // Я чан ишу ван (Сайт «artron»). [Электронный ресурс] URL: https://zengfanzhi.artron.net/about (дата обращения: 26.01.2020).
3.
王静. Ван Цзин. 艺术家.对话录.北京市新星出版社. Ишу цзя. Дуйхуа лу (Деятели икусства. Беседы) // Бэйцзин ши синьсин чубаньшэ (Пекин: Новая звезда). 2010. – Вып. 2. – С. 4 – 17.
4.
黄笃. Хуан Ду. “有意”与“无意”的抽象性 // 大艺术. "Юи" юй "уи" дэ чоусян син (Абстракция между "намеренным" и "ненамеренным") // Да ишу (Великое искусство). 2005. – № 1. – С. 52 – 53.
5.
谢慕. Се Му. “2018曾梵志三地联展”之香港独家现场:以绘画作为媒介的比较研究//雅昌艺术网. "2018 Цзэн Фаньчжи сань ди ляньчжань" чжи сянган дуцзя сяньчан: и хуэйхуа цзовэй мэйцзе дэ бицзяо яньцзю (Эксклюзивная экспозиция в Гонконге "Совместная выставка Цзэн Фаньчжи, расположенная в трех локациях, 2018": посредник через живопись, сравнительное изучение) // Я чан ишу ван (Сайт «artron»). 2018. [Электронный ресурс] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_1026641 (дата обращения: 05.02.2020).
6.
独家对话曾梵志 难道我就是个面具的标签吗 // 武汉晚报. Дуцзя дуйхуа Цзэн Фаньчжи наньдао во цзюши гэ мяньцзюй дэ бяоцянь ма (Из эксклюзивного интервью Цзэн Фаньчжи: неужели я всего лишь ярлык «маски» // Ухань ваньбао (Вечерняя газета Уханя). 2010. [Электронный ресурс] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_103652 (дата обращения: 03.03.2020).
7.
曾焱. Цзэн Янь. 曾梵志:沉默和喧哗 // 三联生活周刊. Цзэн Фаньчжи: чэньмо хэ хуаньхуа (Цзэн Фаньчжи: молчание и шум) // Саньлянь шэнхо чжоукань (Еженед. издание: Саньлянь шэнхо). 2017. [Электронный ресурс] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_918133 (дата обращения: 27.01.2020).
8.
吕澎. Люй Пэн. “心绪”的故事——评曾梵志个展 // 中国美术报. "Синьсюй" дэ гуши –– пин Цзэн Фаньчжи гэчжань (Сюжет "Мысли" – оценка художественной выставки Цзэн Фаньчжи) // Чжунго мэйшу бао (Газета изобразительных искусств Китая). 2016. [Электронный ресурс] URL: http://www.zgmsbweb.com/home/index/detail/relaId/11498 (дата обращения: 05.03.2020).
9.
尧小锋. Яо Сяофэн. 市场不是牵绊画家自由创作的理由 // 雅昌艺术网. Шичан бу ши цяньбань хуацзя цзыю чуанцзо дэ лию (Рынок – это не основание для ограничения свободы творчества художника) // Я чан ишу ван (Сайт «artron»). 2007. [Электронный ресурс] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_35803 (дата обращения: 10.02.2020).
10.
赵晓彬. Чжао Сяобинь. 西方文学中面具理论的产生及发展管窥 // 外国文学研究. Сифан вэньсюэ чжун мяньцзюй лилунь дэ чаньшэн цзи фачжань гуанькуй (Происхождение и развитие теории «Персоны» в западной литературе: краткий обзор) // Вайго вэньсюэ яньцзю (Исследования западной литературы). 2019. – № 1. – С. 153 – 165.
11.
季涛. Цзи Тао. 曾梵志作品《面具系列1996 No.6》再次拍过亿元 // 每日头条. Цзэн Фаньчжи цзопин «мяньцзюй силе 1996 № 6» цзай цы пайго и юань (Работа Цзэн Фаньчжи «Из серии «Маска» 1996 № 6» снова сбила 100 млн. юаней) // Мэйжи тоутяо (Ежедневные новости). 2017. [Электронный ресурс] URL: https://kknews.cc/culture/5mreyel.html (дата обращения: 15.02.2020).
12.
皮力. Пи Ли. 从道德的对抗到创造的对抗 ——小析曾梵志的绘画创作 // 艺术.生活. Цун даодэ дэ дуйкан дао чуанцзао дэ дуйкан —— сяоси Цзэн Фаньчжи дэ хуэйхуа чуанцзо (От противостояния с нравственностью до противостояния в творчестве — небольшой анализ художественных произведений Цзэн Фаньчжи) // Ишу. Шэнхо (Изобразительное искусство. Жизнь). 2017. – № 4. – С. 53 – 55.
13.
纪菲菲. Цзи Фэйфэй. 曾梵志绘画作品的艺术特色及其营销策略 // 美与时代(上). Цзэн Фаньчжи хуэйхуа цзопин дэ ишу тэсэ цзици инсяо цэлюэ (Художественные особенности и маркетинговая стратегия картин Цзэн Фаньчжи) // Мэй юй шидай (шан) (Красота и время). 2017. – № 7. – С. 29 – 30.
14.
张安琪. Чжан Аньци. 探究曾梵志的代表作 // 美与时代(中). Таньцзю Цзэн Фаньчжи дэ дайбяо цзо (Исследование характерных произведений Цзэн Фаньчжи) // Мэй юй шидай (чжун) (Красота и время). 2017. – № 7. – С. 64 – 65.
15.
王芸. Ван Юнь. 绘画中的有机形与无机形 // 美术观察. Хуэйхуа чжун дэ юцзи син юй уцзи син (Органические и неорганические формы в живописи) // Мэйшу гуаньча (Художественное обозрение). 2013. – № 12. – С. 112.
16.
由曾梵志的油画《豹》谈中国当代艺术创作(图) // 时代周报. Ю Цзэн Фаньчжи дэ юхуа «бао» тань чжунго дандай ишу чуанцзо (ту) (Беседа о китайских современных произведениях искусства (картинах) на примере масляной живописи Цзэн Фаньчжи «Леопард») // Шидай чжоубао (Еженедельная газета «Шидай»). 2011. [Электронный ресурс] URL: http://collection.sina.com.cn/plfx/20110609/150928526.shtml (дата обращения: 25.03.2020).
17.
曾梵志 :用四个版本的“自由引导人民”构成完整心理历程 // 雅昌艺术网. Цзэн Фаньчжи: юн сы гэ баньбэнь дэ "цзыю иньдао жэньминь" гоучэн ваньчжэн синьли личэн (Цзэн Фаньчжи: используя четыре версии картины «Свобода, ведущая народ», создать целостный мыслительный процесс) // Я чан ишу ван (Сайт «artron»). 2015. [Электронный ресурс] URL: https://kknews.cc/culture/b2n5n9m.html (дата обращения: 27.03.2020).
18.
“抽象”艺术不“抽象”. 抽象艺术的前世今生 // 知乎网. "Чоусян" ишу бу "чоусян". Чоусян ишу дэ цяньши цзиньшэн («Абстрактное» искусство не «абстрактное». Прошлое и настоящее абстрактного искусства) // Чжиху ван (Сайт «Чжиху»). 2019. [Электронный ресурс] URL: https://zhuanlan.zhihu.com/p/76237874 (дата обращения: 27.03.2020).
19.
绘画是当代艺术中最难的——节选自曾梵志专访 // 潮望艺术网. Хуэйхуа ши дандай ишу чжун цзуйнань дэ —— цзесюань цзы Цзэн Фаньчжи чжуаньфан (Живопись — это самый сложный вид современного искусства (из эксклюзивного интервью Цзэн Фаньчжи)) // Чао ван ишу ван (Сайт «Чаован ишу»). 2018. [Электронный ресурс] URL: http://m.hwart.cn/column/?newsid=4902 (дата обращения: 25.01.2020).
20.
曾梵志. Цзэн Фаньчжи. “曾梵志:散步”,展览现场 //尤伦斯当代艺术中心. "Цзэн Фаньчжи: саньбу", чжаньлань сяньчан («Цзэн Фаньчжи: прогулка», место выставки) // Ю лунь сы дандай ишу чжунсинь (Центр современного искусства UCCA). 2016. [Электронный ресурс] URL: https://artsandculture.google.com/exhibit/曾梵志:散步-ullens-center-for-contemporary-art/tQLiBt88vNh_Lg?hl=zh-CN (дата обращения: 29.03.2020).
21.
废墟上的救赎——德国新表现主义画家安塞尔姆•基弗艺术探析 // 美术大观. Фэйсюй шан дэ цзюшу —— дэго синьбяо сяньчжуи хуацзя аньсай эрму цзифу ишу таньси (Спасение остатков прошлого — немецкий художник неоэкспрессионизма Ансельм Кифер: художественный анализ) // Мэйшу дагуань (Мэйшу дагуань). 2009. – № 5. – С. – 200.
22.
万永婷. Вань Юнтин. 走过去的路,走未来的路:漫步在曾梵志的艺术中// 典藏投資. Цзоу гоцюй дэ лу, цзоу вэйлай дэ лу: маньбу цзай Цзэн Фаньчжи дэ ишу чжун (Идя дорогой прошлого, идя дорогой будущего: прогулка среди искусства Цзэн Фаньчжи) // Дяньцан тоуцзы (Искусство. Инвестиции). 2016. – Вып. 108. [Электронный ресурс] URL: https://zhuanlan.zhihu.com/p/22877433 (дата обращения: 30.03.2020).
23.
曾梵志个展“散步”:三十年艺术之路的释放与修炼 // 雅昌艺术网. Цзэн Фаньчжи гэчжань "саньбу": саньши нянь ишу чжи лу дэ шифан юй сюлянь (Выставка Цзэн Фаньчжи «Прогулка»: освобождение и совершенствование сквозь 30-летний путь искусства) // Я чан ишу ван (Сайт «artron»). 2016. [Электронный ресурс] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_867693 (дата обращения: 07.02.2020).
24.
王建疆.Ван Цзяньцзян. “别现代”: 话语创新的背后 //上海文化. "Бе сяньдай": хуаюй чуансинь дэ бэйхоу («Другая современность»: по ту сторону инноваций дискурса) // Шанхай вэньхуа (Культура Шанхая). 2015. – № 12. – С. 5 – 9.
25.
李煌明. Ли Хуанмин. 中庸之道与意象哲学:中国哲学的重构与诠释 // 云南师范大学学报(哲学社会科学版). Чжунюн чжи дао юй исян чжэсюэ: чжунго чжэсюэ дэ чжуноу юй цюаньши (Учение о Середине и философия образа: реконструкция и интерпретация китайской философии) // Юньнань шифань дасюэ сюэбао (чжэсюэ шэхуэй кэсюэ бань) (Научный журнал Юнаньского педагогического университета (издание «Философия и социальные науки»)). 2017. – № 4. – С. 68 – 76. 注: “中庸之道”出自儒家文化《论语•庸也》:孔子“中庸之为德也,其至矣乎。 Примечание: «Учение о Середине» происходит из конфуцианской культуры. «Беседы и суждения: о Середине»: Конфуций. «Учение о Середине – высшая добродетель соблюдать во всем гармонию и не вдаваться в крайности».
References (transliterated)
1.
熊晓翊. Syun Syaoi. 曾梵志“散步”三十年(现场全图集)// 雅昌艺术网. Tszen Fan'chzhi "san'bu" san'shi nyan' (syan'chan tsyuan'tu tszi) (30-letie "Puti" Tszen Fan'chzhi (polnoe sobranie rabot na vystavochnoi ploshchadke) // Ya chan ishu van (Sait «artron»). 2016. [Elektronnyi resurs] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_867918 (data obrashcheniya: 03.02.2020).
2.
曾梵志个人官方网站 // 雅昌艺术家网. Tszen Fan'chzhi gezhen' guan'fan vanchzhan' (Ofitsial'nyi sait Tszen Fan'chzhi) // Ya chan ishu van (Sait «artron»). [Elektronnyi resurs] URL: https://zengfanzhi.artron.net/about (data obrashcheniya: 26.01.2020).
3.
王静. Van Tszin. 艺术家.对话录.北京市新星出版社. Ishu tszya. Duikhua lu (Deyateli ikusstva. Besedy) // Beitszin shi sin'sin chuban'she (Pekin: Novaya zvezda). 2010. – Vyp. 2. – S. 4 – 17.
4.
黄笃. Khuan Du. “有意”与“无意”的抽象性 // 大艺术. "Yui" yui "ui" de chousyan sin (Abstraktsiya mezhdu "namerennym" i "nenamerennym") // Da ishu (Velikoe iskusstvo). 2005. – № 1. – S. 52 – 53.
5.
谢慕. Se Mu. “2018曾梵志三地联展”之香港独家现场:以绘画作为媒介的比较研究//雅昌艺术网. "2018 Tszen Fan'chzhi san' di lyan'chzhan'" chzhi syangan dutszya syan'chan: i khueikhua tszovei meitsze de bitszyao yan'tszyu (Eksklyuzivnaya ekspozitsiya v Gonkonge "Sovmestnaya vystavka Tszen Fan'chzhi, raspolozhennaya v trekh lokatsiyakh, 2018": posrednik cherez zhivopis', sravnitel'noe izuchenie) // Ya chan ishu van (Sait «artron»). 2018. [Elektronnyi resurs] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_1026641 (data obrashcheniya: 05.02.2020).
6.
独家对话曾梵志 难道我就是个面具的标签吗 // 武汉晚报. Dutszya duikhua Tszen Fan'chzhi nan'dao vo tszyushi ge myan'tszyui de byaotsyan' ma (Iz eksklyuzivnogo interv'yu Tszen Fan'chzhi: neuzheli ya vsego lish' yarlyk «maski» // Ukhan' van'bao (Vechernyaya gazeta Ukhanya). 2010. [Elektronnyi resurs] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_103652 (data obrashcheniya: 03.03.2020).
7.
曾焱. Tszen Yan'. 曾梵志:沉默和喧哗 // 三联生活周刊. Tszen Fan'chzhi: chen'mo khe khuan'khua (Tszen Fan'chzhi: molchanie i shum) // San'lyan' shenkho chzhoukan' (Ezhened. izdanie: San'lyan' shenkho). 2017. [Elektronnyi resurs] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_918133 (data obrashcheniya: 27.01.2020).
8.
吕澎. Lyui Pen. “心绪”的故事——评曾梵志个展 // 中国美术报. "Sin'syui" de gushi –– pin Tszen Fan'chzhi gechzhan' (Syuzhet "Mysli" – otsenka khudozhestvennoi vystavki Tszen Fan'chzhi) // Chzhungo meishu bao (Gazeta izobrazitel'nykh iskusstv Kitaya). 2016. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.zgmsbweb.com/home/index/detail/relaId/11498 (data obrashcheniya: 05.03.2020).
9.
尧小锋. Yao Syaofen. 市场不是牵绊画家自由创作的理由 // 雅昌艺术网. Shichan bu shi tsyan'ban' khuatszya tszyyu chuantszo de liyu (Rynok – eto ne osnovanie dlya ogranicheniya svobody tvorchestva khudozhnika) // Ya chan ishu van (Sait «artron»). 2007. [Elektronnyi resurs] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_35803 (data obrashcheniya: 10.02.2020).
10.
赵晓彬. Chzhao Syaobin'. 西方文学中面具理论的产生及发展管窥 // 外国文学研究. Sifan ven'syue chzhun myan'tszyui lilun' de chan'shen tszi fachzhan' guan'kui (Proiskhozhdenie i razvitie teorii «Persony» v zapadnoi literature: kratkii obzor) // Vaigo ven'syue yan'tszyu (Issledovaniya zapadnoi literatury). 2019. – № 1. – S. 153 – 165.
11.
季涛. Tszi Tao. 曾梵志作品《面具系列1996 No.6》再次拍过亿元 // 每日头条. Tszen Fan'chzhi tszopin «myan'tszyui sile 1996 № 6» tszai tsy paigo i yuan' (Rabota Tszen Fan'chzhi «Iz serii «Maska» 1996 № 6» snova sbila 100 mln. yuanei) // Meizhi toutyao (Ezhednevnye novosti). 2017. [Elektronnyi resurs] URL: https://kknews.cc/culture/5mreyel.html (data obrashcheniya: 15.02.2020).
12.
皮力. Pi Li. 从道德的对抗到创造的对抗 ——小析曾梵志的绘画创作 // 艺术.生活. Tsun daode de duikan dao chuantszao de duikan —— syaosi Tszen Fan'chzhi de khueikhua chuantszo (Ot protivostoyaniya s nravstvennost'yu do protivostoyaniya v tvorchestve — nebol'shoi analiz khudozhestvennykh proizvedenii Tszen Fan'chzhi) // Ishu. Shenkho (Izobrazitel'noe iskusstvo. Zhizn'). 2017. – № 4. – S. 53 – 55.
13.
纪菲菲. Tszi Feifei. 曾梵志绘画作品的艺术特色及其营销策略 // 美与时代(上). Tszen Fan'chzhi khueikhua tszopin de ishu tese tszitsi insyao tselyue (Khudozhestvennye osobennosti i marketingovaya strategiya kartin Tszen Fan'chzhi) // Mei yui shidai (shan) (Krasota i vremya). 2017. – № 7. – S. 29 – 30.
14.
张安琪. Chzhan An'tsi. 探究曾梵志的代表作 // 美与时代(中). Tan'tszyu Tszen Fan'chzhi de daibyao tszo (Issledovanie kharakternykh proizvedenii Tszen Fan'chzhi) // Mei yui shidai (chzhun) (Krasota i vremya). 2017. – № 7. – S. 64 – 65.
15.
王芸. Van Yun'. 绘画中的有机形与无机形 // 美术观察. Khueikhua chzhun de yutszi sin yui utszi sin (Organicheskie i neorganicheskie formy v zhivopisi) // Meishu guan'cha (Khudozhestvennoe obozrenie). 2013. – № 12. – S. 112.
16.
由曾梵志的油画《豹》谈中国当代艺术创作(图) // 时代周报. Yu Tszen Fan'chzhi de yukhua «bao» tan' chzhungo dandai ishu chuantszo (tu) (Beseda o kitaiskikh sovremennykh proizvedeniyakh iskusstva (kartinakh) na primere maslyanoi zhivopisi Tszen Fan'chzhi «Leopard») // Shidai chzhoubao (Ezhenedel'naya gazeta «Shidai»). 2011. [Elektronnyi resurs] URL: http://collection.sina.com.cn/plfx/20110609/150928526.shtml (data obrashcheniya: 25.03.2020).
17.
曾梵志 :用四个版本的“自由引导人民”构成完整心理历程 // 雅昌艺术网. Tszen Fan'chzhi: yun sy ge ban'ben' de "tszyyu in'dao zhen'min'" gouchen van'chzhen sin'li lichen (Tszen Fan'chzhi: ispol'zuya chetyre versii kartiny «Svoboda, vedushchaya narod», sozdat' tselostnyi myslitel'nyi protsess) // Ya chan ishu van (Sait «artron»). 2015. [Elektronnyi resurs] URL: https://kknews.cc/culture/b2n5n9m.html (data obrashcheniya: 27.03.2020).
18.
“抽象”艺术不“抽象”. 抽象艺术的前世今生 // 知乎网. "Chousyan" ishu bu "chousyan". Chousyan ishu de tsyan'shi tszin'shen («Abstraktnoe» iskusstvo ne «abstraktnoe». Proshloe i nastoyashchee abstraktnogo iskusstva) // Chzhikhu van (Sait «Chzhikhu»). 2019. [Elektronnyi resurs] URL: https://zhuanlan.zhihu.com/p/76237874 (data obrashcheniya: 27.03.2020).
19.
绘画是当代艺术中最难的——节选自曾梵志专访 // 潮望艺术网. Khueikhua shi dandai ishu chzhun tszuinan' de —— tszesyuan' tszy Tszen Fan'chzhi chzhuan'fan (Zhivopis' — eto samyi slozhnyi vid sovremennogo iskusstva (iz eksklyuzivnogo interv'yu Tszen Fan'chzhi)) // Chao van ishu van (Sait «Chaovan ishu»). 2018. [Elektronnyi resurs] URL: http://m.hwart.cn/column/?newsid=4902 (data obrashcheniya: 25.01.2020).
20.
曾梵志. Tszen Fan'chzhi. “曾梵志:散步”,展览现场 //尤伦斯当代艺术中心. "Tszen Fan'chzhi: san'bu", chzhan'lan' syan'chan («Tszen Fan'chzhi: progulka», mesto vystavki) // Yu lun' sy dandai ishu chzhunsin' (Tsentr sovremennogo iskusstva UCCA). 2016. [Elektronnyi resurs] URL: https://artsandculture.google.com/exhibit/曾梵志:散步-ullens-center-for-contemporary-art/tQLiBt88vNh_Lg?hl=zh-CN (data obrashcheniya: 29.03.2020).
21.
废墟上的救赎——德国新表现主义画家安塞尔姆•基弗艺术探析 // 美术大观. Feisyui shan de tszyushu —— dego sin'byao syan'chzhui khuatszya an'sai ermu tszifu ishu tan'si (Spasenie ostatkov proshlogo — nemetskii khudozhnik neoekspressionizma Ansel'm Kifer: khudozhestvennyi analiz) // Meishu daguan' (Meishu daguan'). 2009. – № 5. – S. – 200.
22.
万永婷. Van' Yuntin. 走过去的路,走未来的路:漫步在曾梵志的艺术中// 典藏投資. Tszou gotsyui de lu, tszou veilai de lu: man'bu tszai Tszen Fan'chzhi de ishu chzhun (Idya dorogoi proshlogo, idya dorogoi budushchego: progulka sredi iskusstva Tszen Fan'chzhi) // Dyan'tsan toutszy (Iskusstvo. Investitsii). 2016. – Vyp. 108. [Elektronnyi resurs] URL: https://zhuanlan.zhihu.com/p/22877433 (data obrashcheniya: 30.03.2020).
23.
曾梵志个展“散步”:三十年艺术之路的释放与修炼 // 雅昌艺术网. Tszen Fan'chzhi gechzhan' "san'bu": san'shi nyan' ishu chzhi lu de shifan yui syulyan' (Vystavka Tszen Fan'chzhi «Progulka»: osvobozhdenie i sovershenstvovanie skvoz' 30-letnii put' iskusstva) // Ya chan ishu van (Sait «artron»). 2016. [Elektronnyi resurs] URL: https://zengfanzhi.artron.net/news_detail_867693 (data obrashcheniya: 07.02.2020).
24.
王建疆.Van Tszyan'tszyan. “别现代”: 话语创新的背后 //上海文化. "Be syan'dai": khuayui chuansin' de beikhou («Drugaya sovremennost'»: po tu storonu innovatsii diskursa) // Shankhai ven'khua (Kul'tura Shankhaya). 2015. – № 12. – S. 5 – 9.
25.
李煌明. Li Khuanmin. 中庸之道与意象哲学:中国哲学的重构与诠释 // 云南师范大学学报(哲学社会科学版). Chzhunyun chzhi dao yui isyan chzhesyue: chzhungo chzhesyue de chzhunou yui tsyuan'shi (Uchenie o Seredine i filosofiya obraza: rekonstruktsiya i interpretatsiya kitaiskoi filosofii) // Yun'nan' shifan' dasyue syuebao (chzhesyue shekhuei kesyue ban') (Nauchnyi zhurnal Yunan'skogo pedagogicheskogo universiteta (izdanie «Filosofiya i sotsial'nye nauki»)). 2017. – № 4. – S. 68 – 76. 注: “中庸之道”出自儒家文化《论语•庸也》:孔子“中庸之为德也,其至矣乎。 Primechanie: «Uchenie o Seredine» proiskhodit iz konfutsianskoi kul'tury. «Besedy i suzhdeniya: o Seredine»: Konfutsii. «Uchenie o Seredine – vysshaya dobrodetel' soblyudat' vo vsem garmoniyu i ne vdavat'sya v krainosti».

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья достаточно пространна и целиком сосредоточена на заявленном в заглавии предмете. Несколько забегая вперед и отчасти нарушая каноны написания рецензии, сразу же отметим ее основные достоинства и недостатки — просто потому, что таковые определяют многие особенности изложение и, в частности, его научную корректность. Итак, автор целиком сосредоточен на предмете — творчестве художника Цзэнь Фаньжи, и эту сосредоточенность следует понимать вполне буквально: с первых строк автор дотошно и пристрастно, с большим знанием дела, излагает все перипетии его — не только творческой, но и жизненной — биографии. Поскольку изложение ведется вполне профессионально и весьма исчерпывающе, поскольку автор владеет неплохим литературным языком и подчиняет текст единой — биографической — логике и последовательности, в итоге рождается вполне актуальный и представляющий безусловный профессиональный интерес продукт — творческая биография художника. Теперь немного о недостатках. Их несколько. 1. Профессиональное изложение постоянно апеллирует к конкретным картинам художника — и, вместе с тем, к воображению читателя, каковое, увы, бессильно восполнить пробелы в представлении живых изображений. Это — весомый недостаток текста, и если у автора имеется возможность его заполнить, это рекомендуется сделать настоятельно. 2. Сосредоточение на творчестве упомянутого художника вызывает довольно естественные отрицательные следствия: прочее, обычно именуемое фоном, контекстом, реконструкцией духа эпохи, общим срезом стилевого генезиса, не то чтобы напрочь отсутствует, но возникает в изложении «по случаю», в конечном счете рождая довольно монохромную картину, в которой нет места свету и глубоким экспозициям. 3. Оборотной стороной принятого «метода» (биографической реконструкции) выступает практически абсолютное манкирование принятыми диспозициями научного исследования — каковые рецензенту приходится достраивать вместо автора (актуальность, новизна и пр.). Итак, несколько слов по содержанию текста. Предмет исследования мыслится инкорпорированным в заглавие и растворенным во всем объеме изложения. Что ж, в данном случае следует удовлетвориться подобным допущением. В отношении косвенных определений следует акцентировать фрагменты, определяющие основные вехи складывания творческого метода, в частности, то, что живописные приемы западного экспрессионизма послужили основой для сложения авторской манеры Цзэнь Фаньчжи, находящейся на раннем этапе формирования (1987-1992), творческим воплощением (которых?) стала серия работ «Госпиталь Сехэ». Перипетии влияний и реакций изучаются весьма и весьма детально с тем, чтобы констатировать, например, следующее: «Таким образом, искусство Цзэнь Фаньчжи носит многогранный характер, наглядно демонстрирует органичность сочетания различных концепций и принципов, сыгравших ключевую роль в формировании его авторской художественной манеры.  » Так в самом общем виде заключается в рамки генез творчества художника. Методология исследования не прописана никак. Следует, очевидно, удовлетвориться в этом отношении методом «творческой реконструкции творческого метода на основании биографической реставрации». Актуальность и новизна исследования также сохранены в тайне. Следует предположить, что множество работ, появившихся за последнее время и заполняющих лакуну взаимовлияния искусств Востока и Запада, обошли творчество Цзэнь Фаньчжи стороной; однако научный метод возлагает доказательство этого факта на автора. Аналогичным образом проигнорирована научная новизна исследования (вернемся к этому вопросу в разделе «Выводы...»). Проблема исследования очерчена более явно, но исключительно имплицитно, то есть также преимущественно растворена во всем объеме текста. Очевидно, акцентируют проблемность материала отдельные констатации, например, такие как: «Он стремился к дальнейшему развитию своего художественного языка, чтобы его не считали только художником, написавшим серию «Маски». Цзэнь Фаньчжи создал несколько работ, тематически и стилистически отличающихся от ранее созданных картин. Он написал «Мы» (2002), обратившись к новой форме художественного воспроизведения (воспроизведения чего?): закрасил лица персонажей спиралевидными линиями, с одной стороны, будто повторяя принципы, примененные «Масках», с другой, – задействовал абсолютно другие, не свойственные его работам, средства художественной выразительности: придал изображению большую экспрессию, усиливая динамичность линейных построений [1]. » Это — один из примеров передачи автором мучительного поиска художником «себя в стиле и стиля в себе». Стиль, структура, содержание работы в общем уже охарактеризованы выше. Несколько углубляя сказанное, следует добавить к достоинствам работы, граничившим с ее недостатками, некий рефрен-заклинание, с одной стороны, скрепляющий текст наподобие логического стержня, с другой, несколько утомляющий своей абстрактностью: «Китайский художник посредством нового концептуального прочтения известных картин выразил свое восхищение мастерами живописи прошлого [1].  » Что бы это означало? По всей видимости, попытку расцветить свежими красками унылое повторение дискурса синтеза живописи и стилей Запада и Востока. Пропуская целый ряд достаточно характерных и по своему интересных замечаний: «В реальной жизни его привлекали ассоциации и чувства, возникающие при виде мяса (! То есть привлекали именно в реальной жизни; в какой-то иной (творческой) они ему были, очевидно, безразличны; впрочем, далее доказывается, что это вовсе не так). Цзэнь Фаньчжи считал, что «по цвету оно напоминает человеческую кожу» [3, C.7]. (!) На холсте он обращался к его изображению, чтобы передать свое ощущение тревоги, переживания в отношении неустойчивого окружающего мира [3, C.7]. Впоследствии в его работе – «Госпиталь Сехэ 2» (1992), персонажи были окрашены в оттенки алого – цвета свежего мяса [3, C.7]. Такое цветовое решение (какое? Окрашивающее персонажей в алые цвета? Но, возможно, это цвет знамени и революций?) сохранялось в картинах Цзэнь Фаньчжи последующие десять с лишним лет [3, C.7] как воплощение царящей в реальном мире фальши (? совершенно непонятная ассоциация) и личных психологических переживаний художника, как реакции на искусственность и эфемерность своего окружения (а это тут при чем — то есть при чем здесь мясо?). » Еще пример углубленной аналитики: «Китайский художник взамен Иисуса Христа и апостолов в своей работе разместил за столом юных пионеров. Христос был изображен как начальник штаба дружины с нашивкой из трех полосок на левом рукаве, а у Иуды был повязан золотисто-желтый галстук, как символ предательства. Цзэнь Фаньчжи считал золотой цвет олицетворением культа золота, знаком поклонения демону Мамоне [11]. Именно поэтому Цзэнь Фаньчжи обратился к теме западной религии, его целью стало привлечь внимание к существующей тогда проблеме кризиса веры в Китае [3, C. 16]. Слева и справа в пространстве картины Цзэнь Фаньчжи поместил панели, на которых были изображены каллиграфические надписи в скорописном стиле Цаошу или «травяное письмо» как напоминание-символ китайской традиционной культуры, раскрывающий основной замысел произведения. » Все же понять «основной замысел произведения», отталкиваясь от приведенных комментариев, достаточно затруднительно. Выводы, интерес читательской аудитории. Приведем прежде заключительные строки самого автора: «Это исследование на примере творчества Цзэнь Фаньчжи раскрывает одну из сущностных особенностей современной китайской живописи, – ее синтетический или комбинированный характер, который в чем-то схож, а в чем-то отличен от традиций западного искусства (!). Разница кроется не столько в географии происхождения, несмотря на то, что творчество Цзэнь Фаньчжи развивалось в контексте традиционной китайской культуры и сложившихся принципов художественно-эстетического канона, но и благодаря (?) личному опыту и субъективным переживаниям, облаченным в живописную форму в пространстве картины.  » Синтаксически некорректно и семантически предельно абстрактно. Весьма симптоматичное заключение: добросовестное изложение творческой биографии не подводит ни к каким теоретическим выводам, вытекающим из существа дела, и таковые приходится конструировать, комбинируя положения о «взаимовлияниях», «стыке» и прочих заезженных донельзя абстракциях. Что ж, рассмотренное исследование не обогатит сокровищницу мировой теоретической мысли - и все же это вполне достойная и добросовестная (и в таком отношении истинно-научная) реконструкция творческой судьбы известного художника. Библиография насчитывает 25 источников и вполне когерентна предмету. Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, и с учетом замечаний рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"