Статья 'Mетание маута на хорей в структуре инициации в традиционной культуре эвенков' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Mетание маута на хорей в структуре инициации в традиционной культуре эвенков

Хороших Павел Павлович

Дальневосточный федеральный университет, Школа искусств и гуманитарных наук, Департамент психологии и образования

690091, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Суханова, 8

Khoroshikh Pavel Pavlovich

Far Eastern Federal University, School of Arts and Humanitarian Sciences, Department of Psychology and Education

690091, Russia, Primoskii krai, g. Vladivostok, ul. Sukhanova, 8

khoroshikh.pavel@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2019.6.28608

Дата направления статьи в редакцию:

09-01-2019


Дата публикации:

06-01-2020


Аннотация.

Статья посвящена исследованию физической инициации как элемента традиционной культуры коренных народов Севера России. Физическая инициация как показатель перехода мальчиков в состояние юноши, а затем и взрослого мужчины происходит в процессе овладения традиционными хозяйственными навыками представителей Севера, одним из которых является метание маута на хорей. Подтверждение физических навыков может свидетельствовать о том, что будущей мужчина способен выжить в суровых условиях Крайнего Севера. В процессе воспитания подрастающего поколения происходит передача знаний, а также навыков и умений метанию аркана как виду национальной хозяйственной деятельности. Процесс инициации включает в себя не только отработку физических навыков, но также и умение изготовить аркан для метания, что происходит в ходе обучения от отца к сыну. Для подтверждения своего статуса ребенок демонстрирует умение бросать маут в ходе различных соревнований, которые являются частью процесса этнопедагогической деятельности и позволяют оценить степень подготовки. Результаты полевых исследований показывают, что у различных возрастных групп процесс соревнований организован по-разному. Кроме этого, данные исследования актуализируют внимание на процессы влияния природы на культуру Севера.

Ключевые слова: Север, эвенки, маут, хорей, традиционная культура, инициация, юноши, взросление, обряд, спорт

Abstract.

This article is devoted to the research of physical initiation as an element of traditional culture of indigenous peoples of the Russian North. The physical initiation as a sign of transitioning of boys to young man and later a man, takes place in the process of commanding the traditional household skills of the representatives of the North, one of which is throwing a tynzyan (belt lasso) on a trochee. Confirmation of the physical skills can testify that the future man is capable of surviving in the harsh environment of the Far North. The upbringing process of the young generation is accompanied by transfer of knowledge, as well as skills of throwing the lasso as a type of household management activity. The initiation process includes not only practice of physical skills, but also ability to fashion the lasso for throwing, which takes place in the process of passing down knowledge from father to son. For confirmation of their status, a child demonstrates the ability to throw the lasso in the course of various competitions, which are a part of the process of ethnopedagogical activity and allows assessing the level of preparedness. The results of the field research demonstrates that the competitions are organized differently for different age groups. Additionally, this research actualizes the attention to the processes of influence of the nature upon the culture of the North.

Keywords:

growing, youth, initiation, traditional culture, khorey, maut, evenks, North, rite of passage, sport

Введение

В традиционных обществах, в которых основой жизненного уклада являются семья и род, важную роль играют различные ритуалы и действия, направленные на социализацию подрастающего поколения. Огромную роль в этом вопросе уделяют воспитанию мужского населения как хозяина, от которого зависит вся жизнь семьи и рода. По мнению А.В. Хавуитта, существует два основных альтернативных варианта ритуала перехода юношей в состояние мужчины, которые входят в единый комплекс жизненного цикла [1]. По свидетельствам Ф. Ратцеля, обряд перехода младенца в состояние ребенка у народов Севера подразумевал выбор матерью для ребенка одного из принадлежащих роду и не находившихся в употреблении имен [2]. Позже этот обряд повторялся в шестнадцать или восемнадцать лет. Kaberry Ph. приходит к выводу, что наречение свидетельствует о завершении процесса естественного формирования идентичности [3]. Однако Леви-Стросс К. в своих наблюдениях за жизнью традиционных народов Севера приводит и другой вариант инициации юношей [4]. По мнению старейшин рода, мальчики лишь путем перенесения различного рода страданий и лишений должны оказаться достойными быть принятыми в число мужчин. Известен обряд, встречаемый в традиции эвенкийского народа. Юноши, достигшие определенного возраста, отправлялись в тайгу одни и должны были самостоятельно обеспечить себя пищей и жильем, без различных советов и помощи взрослых. В традиционной культуре подобные обряды, по мнению коренного населения, способствуют формированию выносливости, воли, мужества, трудолюбия и смекалки [5].

Как отмечается в работах Даниловой Н.К., в незападных культурах сохраняется связь между внутренним миром человека и окружающей его природой [6]. Связь человека и природы прослеживается на всех этапах его бытия в традиционной культуре, в том числе и в обрядовых действиях и ритуалах, к которым мы относим инициацию.

Развитие культуры коренных народов всегда было связано с адаптаций к условиям проживания. Особый интерес, по нашему мнению, представляет собой изучение культур Северных народов, так как в процессе глобализации они сохраняют свою культурную и духовную идентичность. Важное место в этой структуре занимает культура народов Севера России, как одного из наиболее яркого примера сохранения традиционной культуры.

Среди различного рода обрядовых действий, ритуалов и обрядовых комплексов важное значение всегда отдавалось демонстрации физической выносливости, ловкости, силы. Одним из подобных примеров можно считать спортивные игры, которые являются частью ритуала национального праздника Бакалдын [7].

Национальные виды спорта народов Севера, входящие в структуру северного многоборья, позволяют не только продемонстрировать мальчикам, юношам и мужчинам свои силовые способности, двигательные навыки, различные качества, но и важные для оленевода в трудовой деятельности знания и способности, такие как сила (в перетягивании палки), скорость (национальные прыжки), меткость и быстрота реакции (метание маута на хорей). Все эти качества важны не только для победы в национальных видах спорта, но и в обычной жизни мужчин северных народов. Вакула В.В. указывает, что Северное многоборье как спортивное состязание родился на основе трудовой деятельности народов Севера [8]. Таким образом, мы считаем, что переход мальчиков и юношей на новую социальную ступень в традиционной культуре северных народов происходит во время овладения национальными видами спорта, и входит в жизненный цикл рода и семьи.

Инициация в традиционном обществе

Вся жизнь человека в традиционном обществе разделена на ряд этапов, которые сопровождают его от момента рождения до самой смерти. Как отмечает Шкурина Т.Г., прохождение индивида через эти этапы может сопровождаться серией различный ритуалов, действий, которые служат символом изменения социального статуса, а также перехода на новую ступень возрастного развития [9]. Мы считаем, что возрастные обрядовые действия находятся в тесной связи с социальными ритуалами, и могут рассматриваться как инициатические. Основной их целью можно считать включение индивида в круг замкнутых социальных связей. В своей работе Геннеп А. указывает, что существует зависимость от возраста индивида и его роли в возрастных и социальных обрядах и действиях [10]. Этот факт может служить основанием сделать вывод, что обряды социализации входят с структуру инициатичных и связаны с изменением социального статуса.

В работах Эл. Э. Мендот с коллегами выдвигают гипотезу, что инициация у традиционных народов связана с решением определенной проблемы, решение которой может быть свидетельством обрядов жизненного цикла (Мендот, 2013). Дети, взрослея, идентифицируют себя со «значимыми другими», со своим полом, что является процессом конструкции и реконструкции своего гендера, дети также проходят обучение, получая при этом определенные навыки (компетенции). Целью всей этот системы социальных действий становится признание себя как исполнителя определенной социальной роли.

Однако, как отмечает большинство исследователей [1,3,4,5,7] не существует каких-либо социально признаваемых практик инициативных обрядовых действий, которые могли осуществляться у разных народностей по общей схеме. Таким образом, остается открытым и малоисследованным вопрос о возможности создания единой классифицированной и кодифицированной как традиция системы инициации.

По мнению Шкуриной Т.Г., инициация может рассматриваться как ритуалы перехода, подразумевающее достаточно быстрые и стабильные изменения индивида [11]. Однако, по нашему мнению, в некоторых случаях инициация может включать в себя также процессы естественной социализации индивида. Таким образом, в структуре инициации присутствуют различные действия социального характера, которые являются показателем пригодности индивида к выполнению различных социально-значимых ролей в общине или роде.

Примером интеграции действий инициации и действий, являющихся показателем традиционного быта народа, по нашему мнению, можно считать овладение детьми северных народов различными национальными видов спорта, которые изначально представляют собой модели действий взрослого населения во время традиционного хозяйствования: прежде всего, оленеводства, разведения крупного рогатого скота, а также охоты, рыболовства [21].

Метание маута на хорей как элемент инициации

Один из примеров подобных игр – это метание маута на хорей. Маут (или иначе маута, у народов центральной Сибири) - это ременной аркан (лассо). Длина может варьироваться от 10-15 метров до 30 и более. В переднем конце маута расположена костяшка – сармик, которая имеет два отверстия – большое и маленькое. Маут просовывается через эти два отверстия, и тем самым образуется петля. Маут используется кочевыми оленеводами крайнего севера для ловли оленей. Коренные народы Якутии называют маут «Ямб-Уда», что в переводе означает «длинная рука» [12]. Как отмечают коренные жители, пастуху необходимо всего несколько минут, чтобы из всего стада оленей поймать выбранную особь. По мнению Клокова К.Б., северное оленеводство действительно может считаться уникальной отраслью сельского хозяйства циркумполярного арктического региона, ведь эта деятельность встречается лишь у коренных народов Севера. Кроме этого, оно представляет собой не только отрасль народного хозяйства, но и часть жизненного уклада коренных народов. Поэтому на сегодняшний день оленеводство - это «этносохраняющая отрасль» для северных народов [13].

Гвоздев Р.В. считает, что маут, являясь несомненно предметом хозяйственного назначения, использовался кроме этого как оружие. Маут применялся для ловли убегающего врага и стаскивания всадника с оленя. Анализ этнографических описаний XVIII-XIX вв. позволил выявить традицию обучения детей боевому владению маутом.

Обучение начиналось с малого раннего возраста, с использованием небольшого аркана. Длина аркана увеличивалась с ростом ребенка. Первые попытки метания маута включали в себя бросание на неподвижную цель – воткнутые в землю рога или чурку, либо на лежащую на земле палку. После отработки определенных навыков дети переходили на живые мишени, которыми могли служить собаки или молодые олени.

До наших дней в традиционной культуре эвенков сохранилось большое количество различных народных игр [14], в которых роль животных исполняют сами дети, тем самым обучаясь накидывать маут и одновременно ловкости при уворачивании от него. Для овладения мастерством ловкого и меткого бросания маута, требуется длительная, тщательная подготовка. Сначала детей обучают попадать в цель мячом, палками. В конце длинной веревки иногда привязывают какой-нибудь утяжелитель и этим приспособлением учат зацеплять цель. В дальнейшем дети нарабатывают навык набрасывания маута с более короткого расстояния.

Изготовление аркана и хорея как передача традиционных знаний

Изготовление кожаного аркана-маута – летнее занятие мужчин-оленеводов. Маут изготавливается строго из кожи оленя. Костяшка-сармик – это часть боковой поверхности оленьего рога. Выполнение маута полностью из кожи и кости оленя носит как практический характер, так и сакральный смысл. Олень – это источник жизни кочевых народов крайнего Севера. К процессу изготовления аркана-маута привлекаются все мужчины семьи, в том числе и дети. Таким образом видно, что процесс выделки кожи оленя для маута – родовое мужское ремесло. Данное занятие требует навыков снятия шкуры с туши оленя, а также умения плести из кожи. Во время работы младшее поколение осваивают технику выделки кожи, приобретают специальные навыки и умения, необходимые кочевым оленеводам Севера. Также передаются родовые особенности данной деятельности, которые у каждой семьи и рода могут отличаться. Например, одной из особенностей маута, по которому можно определить, мужчины какого рода его изготовили, может служить его сечение, которое является произвольным. В дальнейшем, по качеству маута и техники его изготовления, самостоятельно выполненного юношами семьи можно судить об их возрасте и социальном статусе в роде – только настоящий оленевод может сделать качественный маут, который бы соответствовал всем требованиям. По нашему мнению, можно предполагать, что сам процесс изготовления маута уже является одним из этапов инициации юношей в традиционной культуре коренных народов, овладение которым свидетельствует о смене социального статуса в роде – из ребенка в оленевода-юношу.

Хорей – это деревянная палка высотой около трех метров, имеющая диаметр три-пять сантиметров. Оленеводы используют эту палку для погони оленей в стаде.

Метание маута

Метание маута на хорей входит в Северное многоборье народов Севера. Проводятся соревнования традиционно на национальных праздниках. Одним из самых масштабных из которых принято считать Бакалдын–Эвенкийский новый год. И.М. Магомедова и Б.Ш. Алиева приходят к выводу, что народные праздники и обрядовые действия соединяют в себе в единое целое народную песню, танец, музыку, традиционное ремесло, представляя синкретичность, нерасчленённость различных видов народного искусства [15]. В процессе подготовки к народным праздникам и в ходе их проведения отображается вся система воспитания и образования подрастающего поколения.

Следует отметить, что проведение соревнований по метанию маута на хорей подразумевает деление участников на две возрастные группы. Метание маута на дальность проводится для юношей десяти-четырнадцати лет и служит первым испытанием для молодых оленеводов. Метание на точность уже может считаться одним из конечных испытаний в процессе инициации юноши в мужчину.

При организации метания маута на хорей для первой возрастной группы количество участников не ограничивается. Важным условием участия является наличие собственного маута, который свидетельствует о принадлежности мальчика в определенному роду и семье. Чаще всего данный вид игры можно увидеть зимой на стойбищах. Перед началом игры на ровной площадке отчерчивается черта. Держа маут в руках, первый участник занимает место возле черты. Выполнив замах, ребенок бросает маут вперед-вверх как можно дальше. Участнику разрешается выбежать за линии и пробежать несколько шагов, при условии, что маут улетел дальше своей длины. Важно при этом не выпустить конец маута из рук. После этого, на место, куда упала петля маута, кладут камень или вбивают палочку. Игроку разрешается сделать еще три попытки. Засчитывается лучший результат. За первым участником метает маут второй и так далее. Победу одерживает мальчик, чей маут улетел дальше всех. Как видно, данная игра способствует развитию у ребенка мышечной силы рук, что является важным качеством оленеводов Севера. Также дети отрабатывают саму технику метания маута. Умение метать маут как можно дальше - это необходимое умение для оленевода, ведь в стаде оленей не всегда удается подойти к оленю на близкое расстояние. И именно дальность полета маута может обеспечить важность поймать нужного оленя. Передача знаний о технике метания, а также отработка практических навыков во время игры - это, по нашему мнению, один из элементов инициации мальчика в юношу как молодого оленевода, продолжателя традиций семьи и рода.

Метание маута на хорей проходит зимой в стойбище, после того как олени распряжены. Количество участников не ограничивается. Перед соревнованием в снег втыкают хорей, на конце которого находятся колокольчики. По верованиям коренных народов Севера, звук колокольчиков отпугивает злых духов. Важно также отметить, что, согласно народному эпосу Олонхо, а также в записях П.А. Ойунского «Нюргун Боотур Стремительный» отмечается, что хорей, установленный вертикально в снег служил символом достижения какой-либо вершины и превосходства оленевода. В олонхо «Сын хозяина Ябта Саля» хорей также используется, чтобы показать на присутствие кого-то на земле. Герой, после долгого скитания по морю и льдам, поднимается на берег. Он втыкает хорей в землю, чтобы показать, что сын Тонкого мыса здесь поднялся. Мы видим, что хорей, как и маут, является не только элементом труда оленеводов, но и имеет культурно-духовную ценность [15,16].

Правила метания маута на хорей отличаются от правил, предъявляемых для детей при метании маута на дальность. При метании на хорей главное не только продемонстрировать само умение обращаться с маутом, и дальность полета, но и меткость, умение учитывать погодные условия и другие качества. Каждый участник выступает со своим маутом. Игроки встают к хорею боком таким образом, чтобы ближняя к нему нога находилась на расстоянии не менее пятидесяти метров от него. Юноши отматывают только необходимую по длине для метания на хорей часть маута, а оставшуюся часть прижимают к земле ближней к хорею ногой. Затем маут бросается вверх броском руки снизу через сторону таким образом, чтобы зацепиться петлей за верх хорея или охватить его.

По правилам, участник имеет право на три попытки. При этом стоит учитывать, что каждая попытка продолжается до первого промаха. Таким образом, с первым промахом попытка считается совершенной. В зачет идет лучший результат из трех попыток. Для набора маута участнику дается три минуты. Отсчет времени начинается с момента вызова игрока. Ограниченность времени выполнения метания маута связано с условиями использования его в реальной жизни оленеводов Севера. В стаде оленей необходима быстрая реакция и сноровка при метании маута, ведь олени постоянно перемещаются и скорость их перемещения порой очень высока. Поэтому медлительность может стать причиной того, что олень отойдет на недосягаемое расстояние и оленеводу придется его преследовать, чтобы поймать. Это, в свою очередь, требует наличия дополнительных сил. А условия жизнеобеспечения у коренных народов в условиях крайнего Севера требуют грамотного распределения всех имеющихся сил. Следовательно, умение метко и быстро метать хорей – это важное качество настоящего оленевода. Наличие этого качества у юноши может, как элемент инициации, свидетельствовать о признании его в роду мужчиной и выдвигать на новую социальную ступень в социальной структуре рода и семьи.

Стоит подчеркнуть, что Конев А.В. описывает технику метания маута на хорей следующим образом, отмечая, что данная техника используется юношами в возрасте шестнадцати-восемнадцати лет [18].

Маут распрямляется на земле простым броском. Это помогает избежать его запутывания. Иногда юноши просто идут и волочат маут за собой, чтобы распрямить его в линию. Стоит отметить, что правилами запрещается помогать участнику распрямлять тызнян. Таким образом, это помогает продемонстрировать юноше собственные знания и наработанные навыки. Юноша должен владеть техникой распрямления маута, так как ловить оленей зачастую приходится на бегу, и скрадывается маут перед броском тоже чаще всего на ходу, пока газа выискивают среди стада того оленя, которого необходимо поймать. Сармик, костяшка, через который пропущен маут, держат в левой руке. Правой рукой вытягивают через отверстие сармика плетеный шнур маута, сначала на полметра. Перед броском юноша начинает складывать вытянутую часть маута маленькими кольцами, диаметр которых около 20 сантиметров. При этом по необходимости из отверстия сармика вытягиваются новые участки шнура, которые служат для образования колец. Как правило, юноша набирает в своей правой руке пять-шесть маленьких колец. Этого количества вполне достаточно для метания маута. Как отмечает Георге С.В., от количества колец зависит размер ловчей петли, которая полетит в оленя. Важен также диаметр колец, ведь от этого зависит, насколько легко петля распрямится в полете [19].

После набора небольших колец правее сармика, саму костяшку юноша тоже зажимает в правой руке, вместе с набранными кольцами. На этом набор ловчей петли завершается. Набранные кольца уже можно метнуть. Однако, пролетит маут недалеко, потому что энергия броска погасится на то, чтобы потянуть за собой по земле остальную часть маута. Чтобы этого избежать, и добиться того, чтобы петля летела далеко, юноша набирает в левую руку большие кольца шнура. На этом завершается подготовительный этап метания маута на хорей. В правой руке у юноши находится собранная ловчая петля, которые представляет собой маленькие кольца и костяшку-сармик. В левой руке юноша держит остальную часть маута, собранную большими кольцами.

Метание маута происходит следующим образом. Обе руки с набранным маутом находится перед юношей. Сначала следует бросок ловчей петли правой рукой. После того, как петля ушла в сторону цели, через доли секунды юноша разжимает левую кисть, освобождая большие кольца. Важным является тот факт, что ловчая петля в полете расправляется сама собой, и утягивает за собой «подвисшие в воздухе» кольца маута, которые были выпущены из левой руки мгновение назад. Кочнев В.Н. пишет в своих наблюдениях за народами Севера, что главное перед метанием маут хорошо растянуть, чтобы он был эластичным и при броске на хорей хорошо раскрывалась петля. Также было отмечено, что некоторые мужчины смазывают маут жиром песца [20,21].

Выводы

Таким образом, метание маута на хорей как часть северного многоборья играет огромную роль в культуре народов Севера. Данный вид состязания позволяет продемонстрировать участнику основные навыки и умения, необходимые для трудовой деятельности оленевода крайнего севера. Участие в соревнованиях по данному виду спорта ограничивается несколькими возрастными группами, для каждой из которых существуют свои правила и требования к уровню владения маутом. Способность показать уровень овладения техникой метания маута для мальчиков и юношей различных возрастных групп может быть одним из элементов процесса инициации мужчин в традиционной культуре Северных народов.

Библиография
1.
Howitt A.W. The Native Tribes of South-East Australia. – L.: Oxford Press, 1904. – 356 p.
2.
Kaberry Ph. Aboriginal Woman: Sacred and Profane. – L.: Oxford Press, 1939. – 581 p.
3.
Вакула В.В., Симонов С. Н. Здоровьесберегающий потенциал северного многоборья как этноспорта // Вестник Тамбовского университета. Серия: Естественные и технические науки. – 2010. – №1. – С.17-19.
4.
Геннеп А. ван. Обряды перехода: систематическое изучение обрядов. – М., Наукоград, 2002. – 401 с.
5.
Герасимова Л. П. Этноним «хоро» // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. – 2009. – №97. – С.277-281.
6.
Георге С. В. Роль этнопедагогики в физической подготовке студентов северных регионов РФ // Среднее профессиональное образование. – 2010. – №4. – С.13-16.
7.
Данилова Н. К. Экологические традиции в культуре якутов: природа и человек // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – №8-1. – С.163-166.
8.
Клоков К.Б. Современное состояние циркумполярного оленеводства// Олень всегда прав. Исследования по юридической антропологии. – М.: Стратегия, 2003. – Гл. 5. – С. 123-189.
9.
Конев А. В. этнопедагогический аспект социализации юношей коренных национальностей севера // Образование и наука. – 2007. – №2. – С.85-93.
10.
Леви-Стросс К. Структурная антропология. – П.: СПб, 2001. – 106 с.
11.
Лопарева С. Н. Формирование валеологической культуры в республике саха (якутия): традиционно-этнический аспект // Вестник Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова. – 2009. – №2. – С.132-135.
12.
Магомедова И. М., Алиева Б. Ш. Роль и значение средств народной педагогики в воспитании гармоничной личности // МНКО. – 2015. – №2 (51). – С.94-96.
13.
Мамедова Л.В., Хороших П.П., Леханова Ф.М., Гудков Ю.Э., Сергиевич А.А. Сюжетно-ролевая игра в национальной педагогике эвенков // Психология образования в поликультурном пространстве – 2016. – № 35 (3) – С. 73-79.
14.
Мендот И. Э., Мендот Э. Э., Мендот Э. Э. Национальные виды спорта и игры как этнопедагогическое и духовное воспитание на уроках физической культуры // Вестник БГУ. – 2013. – №13. – С.96-100.
15.
Ойунский П.А. (сост.) Нюргун Боотур Стремительный. – Якутск: Якутское книжное издательство, 2008. – 348 с.
16.
Ооржак Х. Дажы-Намчалович. Этнопедагогические проблемы физической культуры народов южной Сибири: автореф. дис. ... докт. Пед. Наук. – СПб., 1996.
17.
Ратцель Ф. Народоведение (этнография). – П.: СПБ., 2004. – 409 с.
18.
Романова Е.Н. Якутский праздник Бакалдын. Истоки и представления. – Новосибирск: Наука, 1994. – 209 с.
19.
Стрекаловская З. А. Культурные ценности героического эпоса олонхо как шедевра // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии. – 2014. – №33-1. – С.23-27.
20.
Шкурина Т. Г. Инициация как социальная практика // Вестник СамГУ. – 2011. – №85. – С.60-65.
21.
Хороших П.П. Социокультурная среда как фактор формирования образа «я-физического» среди детей коренного населения севера // сборник статей победителей IV Международного научно-практического конкурса. – Пенза. – 2016. – С. 122-125.
References (transliterated)
1.
Howitt A.W. The Native Tribes of South-East Australia. – L.: Oxford Press, 1904. – 356 p.
2.
Kaberry Ph. Aboriginal Woman: Sacred and Profane. – L.: Oxford Press, 1939. – 581 p.
3.
Vakula V.V., Simonov S. N. Zdorov'esberegayushchii potentsial severnogo mnogobor'ya kak etnosporta // Vestnik Tambovskogo universiteta. Seriya: Estestvennye i tekhnicheskie nauki. – 2010. – №1. – S.17-19.
4.
Gennep A. van. Obryady perekhoda: sistematicheskoe izuchenie obryadov. – M., Naukograd, 2002. – 401 s.
5.
Gerasimova L. P. Etnonim «khoro» // Izvestiya RGPU im. A.I. Gertsena. – 2009. – №97. – S.277-281.
6.
George S. V. Rol' etnopedagogiki v fizicheskoi podgotovke studentov severnykh regionov RF // Srednee professional'noe obrazovanie. – 2010. – №4. – S.13-16.
7.
Danilova N. K. Ekologicheskie traditsii v kul'ture yakutov: priroda i chelovek // Mezhdunarodnyi zhurnal prikladnykh i fundamental'nykh issledovanii. – 2015. – №8-1. – S.163-166.
8.
Klokov K.B. Sovremennoe sostoyanie tsirkumpolyarnogo olenevodstva// Olen' vsegda prav. Issledovaniya po yuridicheskoi antropologii. – M.: Strategiya, 2003. – Gl. 5. – S. 123-189.
9.
Konev A. V. etnopedagogicheskii aspekt sotsializatsii yunoshei korennykh natsional'nostei severa // Obrazovanie i nauka. – 2007. – №2. – S.85-93.
10.
Levi-Stross K. Strukturnaya antropologiya. – P.: SPb, 2001. – 106 s.
11.
Lopareva S. N. Formirovanie valeologicheskoi kul'tury v respublike sakha (yakutiya): traditsionno-etnicheskii aspekt // Vestnik Severo-Vostochnogo federal'nogo universiteta im. M.K. Ammosova. – 2009. – №2. – S.132-135.
12.
Magomedova I. M., Alieva B. Sh. Rol' i znachenie sredstv narodnoi pedagogiki v vospitanii garmonichnoi lichnosti // MNKO. – 2015. – №2 (51). – S.94-96.
13.
Mamedova L.V., Khoroshikh P.P., Lekhanova F.M., Gudkov Yu.E., Sergievich A.A. Syuzhetno-rolevaya igra v natsional'noi pedagogike evenkov // Psikhologiya obrazovaniya v polikul'turnom prostranstve – 2016. – № 35 (3) – S. 73-79.
14.
Mendot I. E., Mendot E. E., Mendot E. E. Natsional'nye vidy sporta i igry kak etnopedagogicheskoe i dukhovnoe vospitanie na urokakh fizicheskoi kul'tury // Vestnik BGU. – 2013. – №13. – S.96-100.
15.
Oiunskii P.A. (sost.) Nyurgun Bootur Stremitel'nyi. – Yakutsk: Yakutskoe knizhnoe izdatel'stvo, 2008. – 348 s.
16.
Oorzhak Kh. Dazhy-Namchalovich. Etnopedagogicheskie problemy fizicheskoi kul'tury narodov yuzhnoi Sibiri: avtoref. dis. ... dokt. Ped. Nauk. – SPb., 1996.
17.
Rattsel' F. Narodovedenie (etnografiya). – P.: SPB., 2004. – 409 s.
18.
Romanova E.N. Yakutskii prazdnik Bakaldyn. Istoki i predstavleniya. – Novosibirsk: Nauka, 1994. – 209 s.
19.
Strekalovskaya Z. A. Kul'turnye tsennosti geroicheskogo eposa olonkho kak shedevra // V mire nauki i iskusstva: voprosy filologii, iskusstvovedeniya i kul'turologii. – 2014. – №33-1. – S.23-27.
20.
Shkurina T. G. Initsiatsiya kak sotsial'naya praktika // Vestnik SamGU. – 2011. – №85. – S.60-65.
21.
Khoroshikh P.P. Sotsiokul'turnaya sreda kak faktor formirovaniya obraza «ya-fizicheskogo» sredi detei korennogo naseleniya severa // sbornik statei pobeditelei IV Mezhdunarodnogo nauchno-prakticheskogo konkursa. – Penza. – 2016. – S. 122-125.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Человек и культура» автором представлена статья, в которой поднимается вопрос об исследовании феномена метания маута на хорей в структуре инициации в традиционной культуре эвенков. Следует отметить, что проблематика этнонационального своеобразия или сохранения исконных ценностей и норм является довольно актуальной и требующей постоянного внимания со стороны современного социогуманитарного знания, поэтому с этой точки зрения материал заслуживает поддержки. Однако оценке подлежит и новизна авторского подхода, и методологическая обоснованность позиции. Между тем в основе материала лежит то обстоятельство, что в традиционных обществах, в которых основой жизненного уклада являются семья и род, важную роль играют различные ритуалы и действия, направленные на социализацию подрастающего поколения. Огромную роль в этом вопросе уделяют воспитанию мужского населения как хозяина, от которого зависит вся жизнь семьи и рода. При этом, как справедливо отмечает автор статьи, важно иметь в виду, что развитие культуры коренных народов всегда было связано с адаптаций к условиям проживания. Особый интерес, по нашему мнению, представляет собой изучение культур Северных народов, так как в процессе глобализации они сохраняют свою культурную и духовную идентичность. Важное место в этой структуре занимает культура народов Севера России, как одного из наиболее яркого примера сохранения традиционной культуры. Анализируя особенности обозначенного в представленной работе предмета исследования, автором отмечается, что национальные виды спорта народов Севера, входящие в структуру северного многоборья, позволяют не только продемонстрировать мальчикам, юношам и мужчинам свои силовые способности, двигательные навыки, различные качества, но и важные для оленевода в трудовой деятельности знания и способности, такие как сила (в перетягивании палки), скорость (национальные прыжки), меткость и быстрота реакции (метание маута на хорей). Все эти качества важны не только для победы в национальных видах спорта, но и в обычной жизни мужчин северных народов. Также автор статьи обращает внимание на то, что примером интеграции действий инициации и действий, являющихся показателем традиционного быта народа, по нашему мнению, можно считать овладение детьми северных народов различными национальными видов спорта, которые изначально представляют собой модели действий взрослого населения во время традиционного хозяйствования: прежде всего, оленеводства, разведения крупного рогатого скота, а также охоты, рыболовства. Автор рецензируемой статьи подчеркивается, что один из примеров подобных игр – это метание маута на хорей. Маут (или иначе маута, у народов центральной Сибири) - это ременной аркан (лассо). Длина может варьироваться от 10-15 метров до 30 и более. В переднем конце маута расположена костяшка – сармик, которая имеет два отверстия – большое и маленькое. Маут просовывается через эти два отверстия, и тем самым образуется петля. Маут используется кочевыми оленеводами крайнего севера для ловли оленей. Коренные народы Якутии называют маут «Ямб-Уда», что в переводе означает «длинная рука». Кроме того, автор приводит интересные факты, например, о том, что до наших дней в традиционной культуре эвенков сохранилось большое количество различных народных игр, в которых роль животных исполняют сами дети, тем самым обучаясь накидывать маут и одновременно ловкости при уворачивании от него. Для овладения мастерством ловкого и меткого бросания маута, требуется длительная, тщательная подготовка. Сначала детей обучают попадать в цель мячом, палками. В конце длинной веревки иногда привязывают какой-нибудь утяжелитель и этим приспособлением учат зацеплять цель. В дальнейшем дети нарабатывают навык набрасывания маута с более короткого расстояния. Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрал для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Полученные результаты позволяют утверждать, что метание маута на хорей как часть северного многоборья играет огромную роль в культуре народов Севера. Данный вид состязания позволяет продемонстрировать участнику основные навыки и умения, необходимые для трудовой деятельности оленевода крайнего севера. Участие в соревнованиях по данному виду спорта ограничивается несколькими возрастными группами, для каждой из которых существуют свои правила и требования к уровню владения маутом. 2. Автору удалось установить, что, по сути, способность показать уровень овладения техникой метания маута для мальчиков и юношей различных возрастных групп может быть одним из элементов процесса инициации мужчин в традиционной культуре Северных народов. Как видим, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы, а именно социокультурный подход. Статья обладает рядом преимуществ, которые позволяют дать положительную рекомендацию данному материалу, в частности, автор раскрыл тему, привел достаточные аргументы в обоснование своей авторской позиции, выбрал адекватную методологию исследования. Библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике (был использован 21 источник). Итак, предлагаю признать рецензируемую статью состоявшейся работой, которая может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"