Статья 'Социокоммуникационная характеристика служебных и сервисных фонодокументов: сущность, типология, функции, правовой режим' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Социокоммуникационная характеристика служебных и сервисных фонодокументов: сущность, типология, функции, правовой режим

Синеокий Олег Владимирович

кандидат юридических наук

доктор наук по социальным коммуникациям, профессор, Запорожский национальный университет

69002, Украина, г. Запорожье, ул. Жуковского, 66

Sineokii Oleg Vladimirovich

PhD in Law

Professor of the Department of Journalism at Zaporizhzhya National University

69002, Ukraine, g. Zaporozh'e, ul. Zhukovskogo, 66

olegwsineoky@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2017.4.23795

Дата направления статьи в редакцию:

06-08-2017


Дата публикации:

07-09-2017


Аннотация.

Исследование, выполненное на стыке документоведения, архивоведения, информационного права и ряда смежных научных направлений, посвящено описанию феномена фонодокумента в мировом коммуникационном пространстве с позиции анализа его эволюции, современного состояния и направлений трансформаций. Предмет публикации – содержание, типология, сервисные функции, правовые особенности функционирования служебных фонодокументов как источников зафиксированной аудиоинформации разных видов. Цель публикации – в рамках развития целостной концепции генезиса и функционирования фонодокументной коммуникации вычленить служебные фонодокументы как особый сектор специфических сервисных средств и уточнить классификацию информационных аудиоисточников данного типа. Методологической базой исследования является метатеория социальной коммуникации (ноокоммуникология), что позволило системно рассмотреть процессы создания, производства, распространения, использования и хранения служебного фонодокумента. Использованы методы сравнительного анализа, научного прогнозирования, терминологического анализа, архивоведческий. На основе междисциплинарного синтеза социокоммуникативного, системно-функционального, синергетического, социокультурного, историко-типологического подходов выявлены специфические особенности, отличающие служебные фонодокументы от аудиальных источников других типов. Концепция фонодокументной коммуникации представлена в виде разобщённых элементов, органично собранных воедино и интегрированных в сбалансированную систему. Типология фонодокументов базируется на новых признаках – видах звуконосителей, особенностях зафиксированного аудиоконтента и специфике сервисных функций. Предпринято значительное расширение исследовательского поля за счёт углублённой систематизации блока немузыкальных фонодокументов – в качестве особого кластера коммуникационного пространства выделены служебные фонодокументы. Впервые в научной литературе выяснены сущность и назначение фонодокументов данного типа. Сформулированы основные закономерности формирования и принципы классификации служебных фонодокументов. Указаны преимущества и недостатки ревизии потребительских форматов служебных фонодокументов. Предложены направления совершенствования нормативного обеспечения правового режима служебных фонодокументов с ограниченным доступом.

Ключевые слова: информационное право, Фонодокумент, социальные коммуникации, Вспомогательный документ, служебный документ, фонограмма, звуконоситель, звукозапись, Ограниченный доступ, Правовое реглирование

Abstract.

This study is performed at the intersection of document science, archive science, information law and some related sciences. It describes the phenomenon of a phonodocument in the global communications space from the position of analysis of its evolution, current condition and directions of transformations. The research subject is the content, typology, service functions, legal peculiarities of internal phonodocuments functioning as sources of recorder information of various types. The purpose of the study is to specify internal phonodocuments as a specific sector of service means within the development of an integral concept of genesis and functioning of phonodocuments, and to specify the classification of information audio-sources of this type. The research methodology is based on the metatheory of social communication (noocommunicology). It helps consider the processes of creation, production, distribution, use and storage of an internal phonodocument as a system. The author uses the methods of comparative analysis, scientific prognostication, terminological analysis and archive science. Based on the interdisciplinary synthesis of socio-communication, system-functional, synergetic, sociocultural, historical-typological approaches, the author outlines the specificities of internal phonodocuments compared with other types of audio sources. The author presents the phonodocumental communication concept as disconnected elements, which had been brought together and integrated into the balanced system. The typology of phonodocuments is based on new features – types of sound carriers, peculiarities of recorder audio content and specificity of service functions. The author broadens the field of study by means of in-depth systematization of the bulk of non-musical phonodocuments. The author distinguishes internal phonodocuments as a specific cluster of communications space. For the first time in scientific literature, the author studies the essence and the purpose of phonodocuments of this type, formulates the key patterns of formation and principles of classification of internal phonodocuments. The author describes advantages and disadvantages of revision of consumer forms of internal phonodocuments, proposes the directions of improvement of legislative support of legal regime of internal phonodocuments with restricted access. 

Keywords:

Іnformation Law, Phonodocument, Social Communications, Service Document, internal Document, Phonogram, Sound Carrier, Recording, restricted Access, Legal Regulation

Введение

Сегодня происходит активное формирование качественно новой социокоммуникационной среды со стремительным возрастанием уровня потоков звуковых сообщений. Целостному процессу создания, циркуляции и распространения аудиальной информации, аккумулированной в фонодокументы, присущи интегративные свойства, что обуславливает внутреннее единство структуры и динамики фонодокументной коммуникации.

Актуальность междисциплинарного исследования обусловлена отсутствием фундаментальных теоретико-методологических исследований, посвящённых данной проблематике. Своевременность научного осмысления проблем циркуляции фонодокументов связана с возрастанием значимости актуальных вопросов, влияющих на эффективность функционирования звуковых потоков в нынешних высокотехнологичных информационных условиях. Подчеркнём – в данной публикации речь идёт преимущественно о сервисной звуковой плоскости коммуникационного пространства.

Хотя фонодокументы остаются малоизученными самостоятельными источниками, истоки их изучения в качестве нового информационно-правового явления ведут к концу 1940-х гг. (Г. Пшеничный). К концу 1950-х гг. фонодокументы выделены в особую группу, рассматриваемую в комплексе с кино- и фотодокументами. Существенным вкладом в разработку проблематики стали диссертации О. Седовой, И. Полотовской, Т. Надольской, Л. Кобельковой, Л. Розановой, И. Миронычевой, Н. Грюнберга, В. Устинова, А. Якупова, Л. Тупчиенко-Кадыровой, защищённые в период с 1973 по 2013 гг.

Работы украинских исследователей (среди которых следует, прежде всего, отметить Н. Кушнаренко и Г. Швецову-Водку), созданные и опубликованные на протяжении последних трёх десятилетий, пользуются, – по словам профессора кафедры аудиовизуальных документов и архивов Московского историко-архивного института Г. Ланского, – значительным признанием не только на территории Украины, но и далеко за её пределами в рамках других государств постсоветского региона. В них достаточно чётко проявился информационный подход к изучению различных видов документов, направленный, прежде всего, на выявление роли различных типов и в их рамках видов информационных ресурсов в сфере формирования социальной памяти и развития массовых коммуникаций [1, с. 3]. Представленная работа развивает применение данного исследовательского подхода в отношении фонодокументов, которые на данный момент остаются на периферии исследовательского интереса даже по сравнению с другими видами технотронных документов – изобразительными, аудиовизуальными, электронными информационными ресурсами, различными видами технической документации [1, с. 4]. Исследовательский подход, положенный в основу данной публикации, позволяет в определенной мере преодолеть существующие, в том числе – и в современной учебной литературе, разночтения.

Методологическую основу публикации составили труды отечественных и зарубежных учёных, оказавшие влияние на разработку обозначенной проблемы. При построении теоретических основ исследования были отобраны и изучены источники, условно распределённые на восемь профильных групп:

– социальные коммуникации (М. Бутырина, П. Бурдье, М. Вылегжанина, Д. Гавра, В. Маркова, Н. Мурейко, А. Соколов, А. Холод и др.);

– документоведение (В. Бездрабко, В. Бондарь, Г. Боряк, Г. Двоеносова, М. Комова, С. Кулешов, Н. Кушнаренко, В. Магидов, К. Новохатский, Ю. Палеха, А. Сокова, Ю. Столяров, Г. Швецова-Водка и др.);

– архивоведение (Л. Афанасьева, А. Белявский, С. Безклубенко, Е. Бурова, Н. Васильченко, Г. Залаев, С. Зозуля, С. Егоров, Т. Емельянова, С. Еремеев, Л. Кобелькова, В. Коляда, Л. Лишин, В. Мартыненко, Р. Мельник, Т. Надольская, М. Палиенко, Е. Старостин, П. Стоян, Ю. Трач, К. Ульяницкий, А. Филиппов, Х. Хащина, И. Хорхордина и др.);

– культурология (В. Бокарев, Е. Войткевич, Е. Воронцова, В. Дукельский, В. Калицкий, О. Коваленко, Л. Кормич, Я. Левчук, И. Савельева и др.);

– искусствоведение (Т. Букина, Е. Береговая, Л. Васильева, А. Громаков, В. Калицкий, В. Конен, Е. Мякотин, К. Фадеева, А. Цукер, В. Шлыков и др.);

– информационное право (И. Аристова, И. Бачило, Ю. Батурин, В. Брыжко, А. Венгеров, В. Гавловский, В. Дозорцев, Р. Калюжный, В. Копылов, Б. Кормич, В. Лопатин, А. Марущак, И. Петрухин, И. Смолякова и др.);

– авторское право и смежные права (Г. Авдеева, О. Басай, Т. Вахноева, О. Иевиня, П. Калениченко, Ю. Трунцевский и др.);

– научно-технические дисциплины (С. Агеев, И. Алдошина, Л. Аполлонова, О. Бабкин, В. Бургов, Ю. Василевский, А. Волков, С. Гильвер, В. Динов, Г. Залаев, Л. Лишин, С. Чугреев, Н. Шумова и др.).

Немаловажное значение для решения поставленных задач имели наработки авторитетных западных практиков (H. Clinton, C. Knab, D. Passman и др.).

Правовая плоскость, на которую опираются результаты исследования, условно разделена на четыре квадранта: 1) историко-правовые источники; 2) действующие нормативно-правовые акты Украины – Конституция, Уголовный процессуальный кодекс Украины, Кодекс Украины по административным правонарушениям, Кодекс административного судопроизводства Украины, Законы Украины «Об информации», «О научно-технической информации», «О доступе к публичной информации», «О защите персональных данных», «Об электронных документах и электронном документообороте», «О защите экономической конкуренции», «О защите информации в информационно-телекоммуникационных системах», «Об авторском праве и смежных правах», «О Национальном архивном фонде и архивных учреждениях», «Об особенностях государственного регулирования деятельности субъектов хозяйствования, связанной с производством, экспортом, импортом дисков для лазерных систем считывания», «О распространении экземпляров аудиовизуальных произведений, фонограмм, видеограмм, компьютерных программ, баз данных», Постановления Кабинета Министров «Об утверждении Правил розничной торговли экземплярами аудиовизуальных произведений и фонограмм», «О государственной регистрации авторского права и договоров, касающихся права автора на произведение», «Об утверждении размера вознаграждения (роялти) за использование опубликованных с коммерческой целью фонограмм и видеограмм и порядка его выплаты» и др.; 3) современное отраслевое законодательство зарубежных стран – Закон США «Об авторском праве в цифровую эпоху» от 14.05.1998 г., Закон США «О предупреждении пиратства относительно коллекций информации» (1999), Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г., Закон Малайзии «Об оптических дисках» от 18.08.2000 г., Указ Президента Федеративной Республики Бразилия «О фонограммах» 19.12.2002 г., Закон Республики Филиппины «Об оптических носителях» от 10.02.2004 г., Закон Чили «О моральных и материальных правах исполнителей на запись их исполнений в аудиовизуальном формате» от 16.01.2008 г., Закон Франции «Творчество и Интернет» от 12.06.2009 г., Законопроект о борьбе с онлайн-нарушениями и контрафакцией (США, 2010 г.) и др.; 4) международные нормативные документы – Всемирная конвенция об авторском праве от 06.09.1952 г., Международная конвенция об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций от 26.10.1961 г., Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм от 29.10.1971 г., Договор ВОИС об исполнениях и фонограммах от 20.12.1996 г., Европейская Конвенция об охране аудиовизуального наследия от 08.11.2001 г., Международное торговое соглашение по борьбе с контрафактной продукцией (Токио, 2011) и др.

Параграф первый. Сущность

Тезис о комплексном характере служебного права получил подробную разработку в основном в трудах И. Дякиной. Согласно её мнению сегодня чётко опреде­лился круг правовых источников, которые имеют правовую при­роду непосредственно правовых актов только служебного свойст­ва, однако специального характера [2]. Не вступая в данной публикации в полемику об обоснованности и целесообразности выделения служебного права в самостоятельную отрасль права либо о преждевременности его су­ществования как самостоятельной комплексной отрасли (О. Иоффе, Е. Киримова и ряд других учёных принципиально отрицает существование комплексных отраслей права), всё же слудет заметить, что предмет комплексной отрасли целостен, представляя собой определённую социальную систему (В. Протасов), одним из базисных элементов которой являются документы, выполняющие правовую функцию (правовые акты органов власти и управления, акты судебных, прокурорских, нотариальных учреждений; акты, созданные в других учреждениях, организациях, предприятиях, фирмах, которые влекут за собой юридические последствия; международные, межгосударственные и другие договоры). Кроме этого, документы составляют основу информационной среды государственного и муниципального органа либо учреждения, предприятия или организации. Содержащаяся в них информация будет обладать юридической силой и может быть использована в профессиональной деятельности только при соблюдении ряда обязательных требований, предъявляемых к составлению служебных и иных документов, включенных в документооборот. Подавляющая часть официальных документов создаётся в сфере управления. Существует множество дефиниций документа. В нашем же случае под понятием «документ» понимается материальный объект с зафиксированной на нём информацией, а также оформленный согласно устанвленных правил документирования с реквизитами, позволяющими идентифицировать данные.

Особым видом документов являются фонодокументы, которым присущи весьма специальные свойства. Фонографическое документоведение, изучающее закономерности фонодокументной информационной деятельности, представлено в виде системы научного знания о фонодокументах различных видов и сопряжённых с ними объектах [3]. Продолжая данную базисную позицию, становится очевидным наличие высокого дуалистического потенциала (сервисно-вспомогательный и официально-должностной) применения такого важного вида фонодокументов, как служебные.

Акцентируем внимание на том, что данный тренд свойственен не только музыкальной сфере (что ранее нами было основательно исследовано и широко обнародовано), но и кардинально различным «немузыкальным» областям – от следственной работы до радиоастрономии (в частности, проект SETI по поиску сигналов внеземных цивилизаций для вступления в контакт). В данной публикации развитие идеи представлено на предметно-тематическом материале в контексте рамок заявленной коллективной монографической разработки.

Опираясь на тот факт, то в производство фонодокумента как предмета материального мира, содержащего определённые сведения, вложен определённый труд, изготовленный продукт имеет потребительскую стоимость и принадлежит соответствующему субъекту на правах собственности, выделено его шесть основных признаков: материальный, социальный, экономический, юридический, информационный и коммуникативный.

Cформулируем основные функции фонодокумента: 1) временное и/или длительное хранение звуковых записей на носителях определённых типоформатов; 2) трансляция предварительно зафиксированной звуковой информации при помощи специальных технических устройств на индивидуальном, групповом и массовом уровнях.

Расширительное толкование термина «служебный фонодокумент» включает четыре плоскости значений: 1) фонодокумент, относящийся к исполнению служебных обязанностей – являющийся объектом (предметом) или средством профессиональной деятельности; 2) фонодокумент, предназначенный для пользования строго определённым кругом субъектов (работников); 3) фонодокумент, являющийся дополнением (вспомогательный, второстепенный) к иному главному документу; 4) фонодокумент, выполняющий те либо иные сервисные функции информационного и/или технологического характера. Таким образом, к массиву служебных фонодокументов относятся не только содержащие в зафиксированном виде какую-либо служебную информацию.

В широком смысле, к служебным фонодокументам можно отнести все архивные, библиотечные и юридические фонодокументы, телефонограммы, учебно-методические, звукозаписи селекторных совещаний и многие другие аудиозаписи. В узком смысле – это зафиксированная на носителе дополнительная (вспомогательная) информация, уточняющая базовый документ (причём не обязательно звуковой) или состояние документооборота; информационно-справочные, чистящие и проверочные диски, звуковые приложения (от бонус-треков до аудиогидов), аудиоприложения, рабочие фонограммы, промо-записи и т.п. То есть такие, которые при использовании в автономном режиме теряют своё изначальное социальное назначение (цель) и заложенный создателями в них смысл.Особо выделяются фонодокументы с ограниченным доступом (зашифрованные, звуковые криптограммы и др.). Заметим, что на законодательном уровне в Украине не закреплён термин «фонодокументы с ограниченным доступом», который употребляется в смысле документальных сведений, зафиксированных в звуковой форме, о возможности ознакомления с содержанием которых и порядка пользования государством или владельцем установлен специальный правовой режим. Звуковые данные с ограниченным доступом имеют особую социальную ценность в силу их недоступности и потенциальной неизвестности третьим лицам.

Как известно, действует презумпция открытости информации. Правовой режим информации является характеристикой информации как объекта правоотношений, вводится нормативным правовым актом и призван согласовать публичную потребность в свободе циркуляции информации и праве личности на закрытую информацию и сохранение тайн. Режим открытой информации является общим правовым режимом информации, в том числе звуковой. Установление специального порядка реализации доступа к отдельным видам звуковой информации не означает его ограничения, в том числе в тех случаях, когда этой информацией владеют коммерческие структуры, однако это не отменяет действие общего правового режима информации [4]. В случаях, когда аудийная информация становится особым объектом гражданских прав такие сведения должны иметь коммерческую ценность. Более всего это характерно для музыкальных звукозаписей (но и не только для них). Особо следует отметить, что классификация информации по порядку (режиму) доступа, несмотря на множество нормативно-правовых актов в информационной сфере, является весьма сложной и запутанной, оставляя ряд нерешённых проблемных вопросов.

Определение ценности информации – это субъективный процесс, и в большинстве случаев не существует объективных критериев по поводу определения ценности конкретных видов фонодокументов. Такое положение было до выделения служебно-правовых фонодокументов в особую подгруппу, прежде всего с целью использования их для решения задач правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности, защиты прав и свобод личности. В разрезе динамики активных трансформаций состояний фонодокументов прогнозируется расширение сфер их практического использования.

В целом, вокруг информации как характеристики окружающего мира сложился особый тип общественных отношений, в рамках которых осуществляется сбор, хранение, доступ и передача сведений. Общим во всех определениях информационных правоотношений является то, что они возникают, изменяются и прекращаются в связи с информацией – в нашем случае речь идёт исключительно о звуковой информации. Ключевым свойством звуковой информации (равно как любой иной) является пригодность для фиксирования. Это означает, что аудиоинформация может существовать только в зафиксированном состоянии. Носителями информации рассматриваемого вида являются данные, представляющие собой зарегистрированные сигналы – при этом физический метод их регистрации может быть любым. Свойства аудиальной информации достаточно тесно связаны со свойствами её носителей.

Свойства служебных фонодокументов направлены не только на сохранение строго определённого звукового сообщения неизменным в пространстве и времени (безусловный сервис), но и на осуществление настроечных функций звуковоспроизводящих комплексов с целью создания и поддержки эталонного звучания (бигеминальный сервис).

Параграф второй. Типология

Для построения общей типологии служебных фонодокументов носители всех типов предложено расчленить на группы: три основные (грампластинки; магнитная лента на кассетах, катушках, картриджах; оптические диски), и одну дополнительную (портативные запоминающие устройства-накопители).

Определим основные форматы грампластинок: 1) долгоиграющие, «диски-гиганты» (LP, Long Play); 2) с увеличенной длительностью воспроизведения (EP, Extended Play); 3) синглы (SP, Single Play); 4) гибкие (Flexi Disc); 5) миньоны (Mignon). Каждый из приведённых форматов включает множество разновидностей: Super-minion (1935–1962), Desert Island Discs (1942), Double Album (1950), Mini-Album (1951), Double EP (1952), Super LP 52 min (1952), Split Single (1958), Flip Side Racket (1959), Double Single (1960), Juke Box EP (1963), Double-A-Sided-Single (1965), Triple Album (1970), Floppy Disc (1971), Quadrophonic LP (1971), Double-B-Side-Single (1973) и др. В частности, в качестве подтипа гибких пластинок выделяются «Sound-Kard» – флекси-диски на 45 об/мин, ламинированные на печатную карточку. Основным производителем подобной фонопродукции, преимущественно используемой в журналах в качестве звуковых страниц (Soundpage), была фирма «SFI» (Sound For Industry, 1967–1985), находившаяся в производственной кооперации с британским заводом грампластинок MacNeill Press Ltd. (1946–1995). Другими производителями «флекси» в 1960-х–1970-х гг. были фирмы Lyntone Recordings Ltd., Audio Plastics Ltd., Eva-Tone Soundsheets, Monster Fun Record и др.

Cуществует взаимообусловленность базовых категорий «типоразмер» (вид носителя с указанием объёма аудиоинформации и основных параметров для воспроизведения – например, шеллаковая патефонная пластинка на 78 об/мин и т.п.) и «типоформат» (совокупность параметров с указанием конфигурации базовых элементов – например, кассетный макси-сингл, два альбома на одном компакт-диске и т.п.) носителя с записанным звуком.

Исходя из объёма зафиксированной звуковой информации служебные фонодокументы могут быть классифицированы на: 1) малоформатные (до 15 мин.); 2) среднеформатные (от 15 до 30 мин.); 3) крупноформатные (от 30 до 100 мин.); 4) мегаформатные, мультиформатные, смешанные (свыше 100 мин.).

Выделяется блок неформатных фонодокументов (в т.ч. несистемные выпуски): сувенирные (Shaped Disc, Colour Vinyl, Multi-Sided Records, Picture Disc, Floppy-ROM); «пластинки-опечатки» (Flop, Mispressed Records, Misprint); семейство т.н. «карликовых МФД» («Гном» и т.п.); разговорные (Show & Tell, Talking Books). Зафиксированный разговорный звук был доступен в школах и публичных библиотеках и в меньшей степени в музыкальных магазинах с 1930-х годов. На рубеже 1940/1950 годов в Нью-Йорке и некоторых других городах стали появляться аудиозаписи прочитанного вслух текста книг. С начала 1950-х гг. одним из основных производителей фонодокументов данного вида была фирма «Audiobook Company» массово вышли на рынок под названиями «Audiobook», «Talking Books» и «Literature for Listening». Первые выпуски были образовательного характера, ориентированные, прежде всего, на солдат, потерявших зрение во время Второй мировой войны. Поскольку на запись полных текстов ряда литературных призведений существовали юридические ограничения (Unabridged), 6-дюймовые пластинки SoundScriber, воспроизводившие до 12 минут материала на каждую сторону, с записями сокращённых версий помечались «Abridged». Позже в большинстве из них с целью уменьшения скорости вращения был установлен адаптер «A.B. Co», что позволило значительно увеличить время прослушивания текстов. Данный «немузыкальный» формат получил дальнейшее развитие в разных модификациях фонодокументов, главным образом – служебного характера.

В целом, фонодокументы предлагается классифицировать на общие и специальные. Весь массив служебных фонодокументов входит во вторую группу и частично – в первую. Фонодокументы данного типа могут быть неразделимыми и раздельными, т.е. состоящие из отдельных частей в виде дорожек, композиционно между собой не связанных либо объединённые в единую цельную конструкцию на основании второстепенных признаков.

Обратим внимание на то, что фонодокументы могут быть оригинальными и копиями (в данном случае речь идёт о перезаписывании фонограмм), а также студийными и нестудийными, профессиональными и любительскими, легальными (лицензионными) и контрафактными (подделки). Основываясь на внутренней структуре служебного фонодокумента как информационной системы, такие могут быть сгруппированы на «простые» (аудиозапись подаётся на одном или нескольких разных носителях) и «сложные» (идентичные полностью либо частично записи представлены в едином комплекте на разнородных носителях – например, на грампластинке, компакт-диске и магнитофонной кассете в различных комбинациях компонентов).

В качестве служебных реквизитов фонодокумента следует понимать обязательные элементы его оформления. В идеальном варианте формальное описание звукозаписи должно быть максимально точным (достоверный фонодокумент). Однако в описательном отображении содержания зафиксированного аудиального контента встречаются искажения, которые предлагается распределить на три группы: незначительные ошибки в разных формах либо несущественные текстовые деформации второстепенного плана (некорректный фонодокумент), описание полностью не соответствует действительности (ложный фонодокумент) или же вообще отсутствует (неопределённый фонодокумент). Причины искажений могут быть самые разные (технические оплошности, преднамеренный подлог и др.).

Обосновывается, что умышленное внесение неправдивых социально значимых сведений – от фальсифицированных надписей на упаковке потенциального фонораритета до «фейковых» новостей – требует правовой оценки. На вопрос, касающийся отнесения к фонодокументам звукозаписей без такого обязательного признака как реквизиты (наименование, краткое текстовое описание содержания либо наличие каких-либо иных опознавательных элементов), однозначного ответа нет. Поступление на архивное хранение подобных аудиоматериалов, как правило, сопровождается сложностями. Возможно назначение фонографической экспертизы, по результатам которой и принимается окончательное решение.

Гибридная популяция фонодокументов представлена как шесть базовых классов, структурированных в единый коммуникационный периметр: пластинки (патефонные, граммофонные, эбонитовые, шеллаковые, виниловые плоские диски различных типоформатов…), магнитная лента на бобинах/катушках (аналоговые и цифровые компакт-кассеты, 8-трековые картриджи, DAT-кассеты…), магнитные неплёночные накопители (флоппи и дискеты на гибких магнитных дисках, магнитооптические диски в картриджах, мини-диски…), оптические диски (audio-CD, CD-RW, DVD-audio, SACD, CDDA, SHM-CD, Blu-Spec CD, Blu-Ray…), накопители нового поколения (ленточные стримеры, съёмные твердотельные картриджи, внешие жёсткие диски, флешки…), облачные хранилища даннях без носители (Spotify, FMA, iTunes, Apple Music, iCloud Music Library, Pledge Music…).

Обобщение исторического опыта реализации эффективных моделей и практик фиксации аудиальной информации (электромеханическая, магнитная, оптическая) и современных тенденций позволило синтезировать общую типологию фонодокументов, используя для классификации новые, наиболее существенные признаки: 1) технологии записи (механическая, электромагнитная, магнитооптическая, лазерографическая, цифровая); 2) способы представления информации (аналоговый/цифровой); 3) физическая составляющая носителя (шеллаковые и виниловые пластинки, записи на магнитной ленте – Reel-to-Reel Tape, MC, 8-Track Cartridge, DСС, DAT, магнитные накопители и магнитоооптические диски – Floppy Disk, MO, PDD, оптические диски – Audio-CD, DVD-Audio, HMCD, Blu-SpecCD, съёмные устройства долговременной памяти – HDD, SDD, USB Flash Drive, RDX, HP DDS); 4) внутренняя структура (делимые/неделимые); 5) контент (музыкальный/немузыкальный); 6) информационно-правовая составляющая (оригиналы/копии, аутентичные/поддельные, первоначальные/архивные, основные/вспомогательные).

Представленный вариант по большому счёту в целом не противоречит принятым классификациям. Как известно, одним из важных источников информации являются документы различных видов и классов. Распределение документов по группам (видам) на основе признаков содержания, формы составления и других с целью организации и повышения эффективности работы с ними, естественно составляет содержание классификации документов. Впрочем, схема типологической классификации документа не является завершенной, находится в процессе развития и постепенно совершенствуется.

Основываясь на базовых признаках, предлагаем расширить типизацию фонодокументов, дополнительно выделив такой показатель, как правовой режим аудиоинформации – свободный доступ/ограниченный доступ. К первой категории относятся открытые и общедоступные фонодокументы, ко второй – фонодокументы с ограниченным доступом и секретные фонодокументы. В данном контексте немаловажными является нормативно закреплённое разграничение информации с ограниченным доступом на конфиденциальную, тайную и служебную [5]. При этом каждый из этих видов предполагает возможность дальнейшего дробления на подвиды по различным признакам. В качестве информационной-правовой основы секретных фонодокументов предлагаем положить обновленную классификацию тайн: 1) фонодокументы, содержашие объективную тайну (служебно-государственная тайна); 2) фонодокументы, содержащие субъективную тайну (персонально-личностная тайна); 3) фонодокументы, содержащие вариативную тайну (профессионально-корпоративная тайна). К служебным фонодокументам без всякого сомнения относятся первая и третья группы, отношение же второй группы к исследуемой категории требует дополнительной теоретической проработки – в частности, научной аргументации в ответе на вопрос о правовом режиме личных фонодокументов вспомогательного и незавершённого характера (наиболее очевидным примером которых домашние пробные аудиозаписи – Home-tapes).

Цифровые фонограммы, обращающихся в Интернете, преждевременно относить к особому классу фонодокументов. Считаем, что подобные сетевые преобразования фонодокументных потоков являются отдельными стадиями жизненного цикла. В частных случаях сетевые служебно-музыкальные фонодокументы могут приобретать статус протофонодокументов (на стадиях, предшествующих официальному распространению на носителях) или постфонодокументов (Интернет-альбомы Нет-синглы, потоковые фонограммы). Подобные маршрутные казусы интерпретируются как «эксцессы классификации фонодокументов».

Среди немузыкальных фонодокументов выделяются: 1) исторические (например, исторический интерес представляют записи речей самого известного советского диктора Ю.Б. Левитана. Фонодокументы с сообщениями Совинформбюро периода Великой Отечественной войны специально для истории были повторены Ю.Б. Левитаном и записаны на магнитофонную ленту, поэтому не являются аутентичними); 2) учебные; 3) политические (например, записи политических выступлений, всевозможные тайные «плёнки», часы и другие комбинированные устройства скрытой звукозаписи с зафиксированной речевой информацией компрометирующего характера): 4) событийные фонозаписи, отражающие звуковую сторону каких-либо событий: митингов, совещаний и т.д. в момент их свершения); 6) фоно-интервью и фоно-мемуары (по содержанию воспоминаний приближающихся к письменным источникам); 7) по чрезвычайным происшествиям (прежде всего, так называемые «чёрные ящики», The International SOS Emergency Records и др.); 8) юридические; 9) журналистские; 10) научно-исследовательские.

Заметим, что десятая группа может интепретирована во внутреннем и внешнем аспектах. Основное значение первого – непосредственное исследование фонодокументов всех видов в качестве исторических источников и средств социальной коммуникации. Во втором аспекте использование звукозаписи как технического средства для аудийной фиксации информации, полученной при проведении исследований в тех или иных областях знаний –например, записи птиц и других естественных звуков природного происхождения («полевая звукозапись» (Field Recording) является записью звука вне студии, в частности, на открытой местности или в любом помещении, специально не приспособленном к записи звуков), изучение паранормальных явлений – в частности, к таким могут быть отнесены «Electronic Voice Phenomena Recordings» и «Записи белого шума», а также применение в космических исследованиях. Так, в частности на борту космического аппарата «Voyager-1», запущенного в 1977 году для исследования дальних планет Солнечной системы, размещены грампластинка с записью звуков земной цивилизации и фонографическая капусула с иголкой для воспроизведения. Выбор такого способа сохранения звуковой информации и её передачи гипотетическим внеземным существам обусловлен высоким потенциалом данного формата фонодокументной коммуникации – надёжность и естественность при относительной простоте в использовании, и продиктован инерционной особенностью человеческого слуха – неспособностью слышать звуки частотой выше 20 кГц… Установлено, что несмотря на вакуум в космосе, достаточно большое количество звуков циркулирует в виде электромагнитных колебаний. В этой связи удалось отыскать общую информацию о рабочей программе записи звуков Европы – спутника Юпитера. На этих записях можно услышать загадочные звуки, напоминающие «речь» дельфинов. Детальные результаты исследования засекречены NASA. Более того, существует «гипотеза межпланетарной коммуникации», согласно которой данный газовый гигант «общается» со своими восьмью спутниками. В пользу продолжения исследований в данном направлении с использованием фонодокументирования служебного характера говорит и то, что у Европы есть крайне разрежённая атмосфера, состоящая преимущественно из кислорода, а под ледяной поверхностью спутника находится водяной океан, в котором действительно не исключено наличие микроскопической жизни.

Следует особо отметить, что в различных юрисдикциях (Российская Федерация, США, Великобритания, Франция, Евросоюз) долгосрочная устойчивость космической деятельности понимается неодинаково и соответствующие внутригосударственные политико-правовые условия её обеспечения существенно различаются, что, по мнению О. Волынской, требует гармонизации действующих и будущих национальных правовых режимов обеспечения безопасности и долгосрочной устойчивости космической деятельности исходя из унифицированных международных принципов, разрабатываемых в рамках Организации Объединенных Наций [6].

Как видим, научно-исследовательский сектор применения служебных фонодокументов богат мистическими направлениями, одним из которых является невероятное предположение о том, что египетские пирамиды содержат признаки сверхбольшого гибридного фонодокумента – внутри пирамид можно эпизодически услышать звуки. Подобные зафиксированные звуковые сообщения, доступные для человеческого слуха, пока нет возможности целенаправленно воспроизвести и расшифровать информацию.

Служебный фонодокумент является объектом исследования не только собственно документоведения и архивистики, но и других отраслях знаний – искусствоведения, культурологии, экономики, технических и юридических наук. Основываясь на общих методологических принципах правового документоведения важная роль отводится юридическим фонодокументам.

Отдельные авторы (А. Шерман, А. Токарная) обосновывали «юридическое документоведение» как направление документоведческих исследований [7]. Так, М. Будзиевский утверждает, что понятие «документ» и «документоведение» вообще относятся к элементам категориального аппарата криминалистики. По мнению учёного-криминалиста они являются примером предельного обобщения таких понятий, как письменный документ, фотодокумент, фонодокумент, электронный документ, почерковедение т.п. [8, c. 229]. В частности, речь идёт о расширении коммуникационного поля инструментария правомерной фиксации аудиоданных в рамках уголовно-процессуальной, судебной и административно-деликтной процедуры [9]. Осуществление аудиоконтроля лица как разновидности вмешательства в частное общение, проводится без его ведома на основании постановления следственного судьи (ст. 260 УПК Украины) и места, снятие информации с транспортных телекоммуникационных и электронных информационных сетей (ст. 8 Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», ст. 267 УПК Украины). При допросе может использоваться звукозапись (ст.ст. 224, 567 УПК Украины). Опрос, проведённый в режиме телефонной конференции, при необходимости фиксируется следователем, прокурором при помощи технических средств аудиозаписи (ст. 232 УПК). Ст. 256 УПК предусматривает использование в доказывании результатов негласных следственных (розыскных) действий, к которым отнесено аудиозаписи, полученные с помощью применения технических средств. Материалы звукозаписи считаются документами, которые могут быть использованы в качестве доказательства факта или обстоятельств, устанавливаемых во время уголовного производства (ст.ст. 99, 359 УПК). Обеспечивается полное фиксирование судебного заседания за помощью звукозаписывающих технических средств. Официальной записью судебного заседания является техническая запись, осуществлённая судом (ст.ст. 27, 105 УПК Украины). Лицам, присутствующим в зале судебного заседания, разрешено использование портативных аудиозаписывающих устройств, а проведение звукозаписи с применением стационарной аппаратуры допускается на основании постановления суда. Подчёркивается об особых требованиях по созданию, использованию и хранению адвокатских фонодокументов, которые в совокупности со всеми сведениями и другими документами, собранными или созданными адвокатом, образуют адвокатское производство (досье). Таким образом, можно найти объяснение причислению фонодокументоведения в разряд подотрасли криминалистической техники – криминалистическая фоноскопия, судебная видеофоноскопия, судебное автороведение, технико-криминалистическое исследование фонодокументов… Проблемными вопросами привлечения фонодокументов в юридический процесс остаются: методологические основы технико-криминалистической фоноскопической экспертизы по установлению достоверности фонодокумента, законность получения записи, процедуры легализации и др. Тем не менее, очевидно, что юридические фонодокументы образуют звуковой сектор общего массива правовых документов, который предлагается условно разделить на две группы: материальные (например, звукозаписи, полученные путём прослушивания и др.) и процессуальные (касающиеся процедуры – аудиоприложения к протоколам осмотра места происшествия, допросов, очных ставок, следственных экспериментов, экспертиз и т.п.). Как видим, с одной стороны юридические фонодокументы являються частью служебных документов (в широком смысле), в то же время, с другой – служебно-правовые документы образовывают соответствующий сектор в массиве юридических документов (в узком смысле).

К одному из относительно нестандартных видов служебно-медицинских фонодокументов предлагается отнести «звуковую терапию» – использование фонограмм в оздоровительных целях. Собрание лечебного аудиоконтента (записи звуков огня, воды, природы, пения птиц, космической музыки…), используемого как средство от бессоницы, для массажа, повышения мозговой активности, обучения и усвоения информации, в других оздоравливающих системах, предлагается включить в особый сектор фонодокументной коммуникации. С данными аудиопроцедурами сочетаются методы низкочастотной физиотерапии – лечебного воздействия модулированными синусоидальными токами звуковой частоты – практикующиеся при заболеваниях нервной системы, органов пищеварения, дыхания, нарушениях периферического кровообращения и др. Непременным условием функционирования таких медико-коммуникационных каналов является наличие специальных звуковых записей. Не вызывает сомнений, что доступ к подобному классу лечебно-профилактических фонодокументов обязан быть ограничен, что закрепляется нормативно.

Звуковые фильмы (магнитофильмы), записи живой разговорной речи, аудиоспектакли и аудиокниги составляют блок, к которому примыкает коммерческая подгруппа (рекламные аудиоролики). Функционально обособлены отладочные средства – измерительные и демонстрационные пластинки, тестовые и настроечные кассеты, чистящие CD и др.

Важное место в культурно-историческом наследии занимают немузыкальные аудиозаписи, созданные специально для радио, и комбинированные радиофонодокументы. Механизм работы с «радиодокументами» описан Т.М. Горяевой преимущественно с позиции журналистики. В период с 1920 по 1926 гг. аудиосообщения звучали в радиоэфире единожды без фиксации на носитель. Постановление ЦК ВКП(б) от 10 января 1927 г. обязывало сохранять в радиоархиве материалы, записанные для визирования цензурой – на бумаге («микрофонный документ») либо на киноплёнке (тонфильм). Магнитофоны в работе радиостудий в СССР стали применяться только со второй половины 1940-х гг. В РГБ сохранились микрофонные документы с пометкой «Для служебного пользования». Публикация документов из фондов ГАРФ с расшифровками звукозаписей приводится и анализируется указанным выше автором [10].

Радиопостановки, аудиосказки (подкласс аудиокниги) и детские передачи (например, «Радионяня») включают сервисно-вспомогательные элементы служебных документов. В последние годы получил распространение такой дополнительный ряд сервисных фонодокументов, как мобильные приложения для смартфонов, позволяющие экскурсантам самостоятельно знакомиться с музейными шедеврами, выбрав опцию с нужным языком.

Фонодокументы глубоко интегрированы в индустрию производства промышленной и домашней электроники, компьютерной техники, философию развлечений. Звуковое расширение социального пространства, увеличивая эмоциональную составляющую, приближает конфигурации «умного фонодокумента» к созданию готовых фонодокументов по шаблонам. Одна из специфических придаточных линий в глобальной системе фонодокументной коммуникации отведена для «библиотечной музыки» (Library Music), ориентированной в основном для специалистов, разрабатывающих телешоу, трейлеры фильмов, рекламные выпуски и т.п. Исходя из этого, предлагается фонодокументы данного подтипа относить к банку исходных эскизных аудийных материалов для создания облегчённых вариантов «саундтреков», согласившись с существующим обобщением – «производственная музыка» (Production Music). Кроме того, в условиях, когда угроза переизбытка музыкальных материалов уже очевидна, вырисовывается ещё одна разновидность служебно-музыкальных фонодокументов – записи «фоновой музыки», звучайшей на заднем плане в открытых кафе, супермаркетах, прогулочных катерах и других сходных публичных местах. Не вызывает сомнений, что за всеми подобными нововведениями стоят коммерческие мотивы. Несложно продолжить ряд подвидов служебных фонодокументов в различных сферах: в музыкальной – репетиционные и промо-записи; «минусовки» (записи без ведущей вокальной партии, какого-либо инструмента); дополнительные носители с неосновной для данного выпуска, а дополняющей информацией (бонусы); в транспортной – записи объявлений в метро, поездах, автобусах, тролейбусах, трамваях, сигнальные звуковые спецсредства повышенной громкости с предварительно записанным аудиотекстом или без на транспортных средствах, аудиокниги для автомобилистов; в учебной сфере – аудиозаписи лекций…

Подчеркнём, что в результате совокупного применения различных подходов классификации, один и тот же фонодокумент может быть отнесён к нескольким категориям одновременно (например, опубликованный, первичный, непериодический, оригинальный, зарубежный, служебный и т.п.).

Параграф третий. Концептуализация

На абстрактно-теоретическом уровне глобализация мировой системы фонодокументной коммуникации представлена как унификация социального порядка, то есть стремление обеспечить соответствие множества уникальных национальных порядков неким единым стандартам. Такие всеобщие и универсальные стандарты могут быть только правовыми. Ведь именно право предполагает социальный порядок – максимально абстрактный и формализованный. На абстрактно-теоретическом уровне глобализация мировой системы фонодокументной коммуникации представлена как унификация социального порядка, то есть стремление обеспечить соответствие множества уникальных национальных порядков неким единым стандартам. Такие всеобщие и универсальные стандарты могут быть только правовыми. Ведь именно право предполагает социальный порядок – максимально абстрактный и формализованный.

За истекшие пять лет законодательство об интеллектуальной собственности, включённое в систему регуляторов общественных отношений в сфере фонодокументной коммуникации, во многих странах претерпело существенные изменения. Так, в 2011 г. приняты – Новая редакция Закона Республики Болгария «Об авторском праве и смежных правах» с изменениями, Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» от 17.05.2011 г., Приказ Ведомства интеллектуальной собственности Республики Филиппины по регистрации авторских прав и депонированию от 23.06.2011 г., Закон Черногории «Об авторских правах и смежных правах» от 12.07.2011 г., Закон Республики Сербия «Об оптических дисках» от 15.07.2011 г., Закон Новой Зеландии «Об авторских правах» от 15.12.1994 г. в новой редакции; в 2012 г. – Закон Канады «О модернизации авторского права» от 29.06.2012; в 2013 г. – Закон Азербайджанской Республики «Об авторском праве и смежных правах» от 05.06.1996 г. с изменениями, Новая редакция Регламента Австралийского Союза 1969 г. «Об авторском праве (международная охрана)», Закон Республики Армения «Об авторском праве и смежных правах» от 04.07.2006 г. с изменениями, Новый Закон Словацкой Республики №618/2003 «Об авторском праве и смежных правах», Закон Республики Кот-д’Ивуар №2013-865 «О борьбе с контрафакцией и пиратством и об охране прав интеллектуальной собственности в экспортно-импортных операциях и в коммерциализации товаров и услуг»; в 2014 – Консолидированный закон Королевства Дании «Об авторском праве» № 1144; в 2015 – Закон Словацкой Республики №40/2015 «Об аудиовизуальных произведениях, а также о внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты», Внесение изменений, касающихся Интернет-пиратства, в Закон Австралийского Союза «Об авторском праве» от 27.06.1968, Закон Ямайки «О внесении изменений в Закон «Об авторском праве» от 01.09.1993», Закон Королевства Тайланд «Закон об авторском праве» от 31.01.2015; в 2016 – Внесение изменений в Закон Республики Казахстан «Об авторском праве и смежных правах», Закон «Об авторском праве и смежных правах» №35.2016 от 31.03.2016, Сводная редакция Закона Эстонии «Об авторском праве» от 10.04.2016, Новая редакция Закона Новой Зеландии «Об авторских правах» от 15.12.1994, Закон Республики Молдова №212 от 29.07.2016 «О внесении изменений и дополнений в Закон №139 «Об авторском праве и смежных правах» от 02.07.2010» и др.

Анализ нормативних источников показал отсутствие дефиниции такого объекта, как «фонодокумент» с нормативным закреплением его основных видов, что создаёт сложности для его вовлечения в экономический оборот. Более того, с учётом принципиального неотождествления понятий «фонограмма» и «фонодокумент», используемых в юридической и другой специальной терминологии с очевидными разночтениями, единая позиция по ряду правовых вопросов, связанных с использованием МФД, пока не выработана. Несмотря на внушительный объём исследований (М. Алистратова, Е. Звегинцева, В. Илларионов, Д. Кован, Н. Толочкова, Е. Якубова Е.В. и др.), концептуальных разработок о способах использования служебных фонодокументов и формах внешнего проявления фонодокументной коммуникации в рамках правовой науки пока не предложено.

Решение обозначенной научной проблемы в контексте мультипарадигмального осмысления феномена служебных фонодокументов возможно лишь при условии перехода на высшую ступень теоретизации в свете познавательных возможностей ноокоммуникологии. В этой связи исследование проделано в рамках целостной концепции фонодокументной коммуникации, что способствовало целостному рассмотрению обозначенной проблематики.

Кино-, теле-, видео- и фотодокументы, диафильмы и диапозитивы, микрографические и голографические документы, электронные текстовые документы, аудиозапись и другие, созданные и воспринимаемые с помощью технических средств относят к технотронным документам, но корреляция «технотронный/электронный» остаётся дискуссионной.

Фонограммы как вид звуковых документов изучаются в рамках фонограммного документоведения – одного из научных направлений специального документоведения. Следует разграничивать толкования терминов «звукозапись» и «фонодокумент». Предлагаемые замены второго на «аудильный» и «аудиальный» сконцентрированы, главным образом, на адресате (слух), охватывая канал получения сигнала.

«Фонодокумент» предложено использовать как обобщающее понятие для всех функционирующих в коммуникационном пространстве видов аудиовизуальных документов, содержащих записи звуковых сообщений, дополненные в едином целом разнородными визуальными элементами. Под коммуникативным пространством понимается сложно структурированная система, состоящая из взаимосвязанных элементов: социальной и исторической памяти, языка, ценностей, архетипов, мифов, коммуникативных компетенций, связей и потоков, а также коммуниативного поведения, и где плотность и направленность циркулирующих информационных потоков, имеющих разную направленность и степень плотности, является одним из ведущих параметров.

Подчёркнём, что под «первоисточником фонодокумента», учитывая прочную включённость систем пространственного изменения состояния и аудиальной обработки (мастеринга/ремастеринга) в рассматриваемый коммуникационный процесс, понимается хронологически первая звукозапись, выполненная до начала проведения комплекса технических доработок (таких, как эквализация, компрессия, монтаж, взаимное наложение нескольких звуковых сигналов, шумоподавление, корректировка звукового баланса, расширение/сужение стереобазы, добавление дополнительных звуковых элементов и т.п.) в целях получения финального варианта (микса). Термином «оригинальный фонодокумент» обозначается документ в виде фонограммы, полученной посредством средств фиксации звуковой информации и закреплением преобразованных аудиосигналов на эталонном носителе для последующего воспроизведения и формирования ресурсного потенциала с целью предстоящего тиражирования (размножения копий).

Исходя из содержания понятия «фонограмма» к фонограммному документоведению относятся исключительно звукозаписи, что свидетельствует об ограниченности существовавших научных подходов. Основываясь на соотношении «фонограф – фонограмма» как средства и результата, использование термина «фонография» продиктовано потребностью описания аудиальных произведений в более широком едином содержательном контексте.

Категорию «служебный фонодокумент», не получившую до настоящего времени официальной институционализации, предлагается считать отдельным средством как документной коммуникации, так и служебной коммуникации, созданным с целью сохранения во времени и распространения в пространстве сведений, зафиксированных в виде фонограмм на носителях различных типоформатов, в отношеннии доступа к которым установлен соответствующий правовой режим.

Под термином «фонодокументирование» в целом понимается фиксирование аудиальной информации о процессах, фактах и событиях на материальном носителе с помощью знаковых систем, при соблюдении установленных правил и обеспечении записанных данных опознавательными элементами (реквизитами). В схеме фонодокументной коммуникации носитель, на котором зарегистрировано звуковое сообщение, выступает посредником (за исключением новейших дигитальных постсостояний).

Наряду со словосочетанием «фонодокументная коммуникация» (Communication), используется лексический оборот «фонодокументные коммункации» (Communications). Данные термины имеют разные значения и соответственно означают различные феномены: первый применяется с целью определения одной из разновидностей документной коммуникации; второй же использовался для описания совокупностей социотехнологических цепей и линий взаимодействий, сформировавшихся в звукозаписывающей индустрии и смежных сферах (элементная база, сетевые устройства и средства, логистические системы, организационные структуры и т.п.). Таким образом, оба термина «фонодокументальная коммуникация» и «фонодокументная коммуникация» обозначают коммуникации, опосредованные фонодокументом: первый сопределен с процессом фонодокументирования (фиксация звуковой информации), второй – с результатами этого процесса. Иными словами, охватывают различные стадии создания фонодокумента и его циркуляции в коммуникационном пространстве. Главная особенность фонодокументной коммуникации заключается в её знаковости, обусловленной спецификой технологий фиксации аудиального контента и методов обработки сигналов звуковой природы. Фонодокументная коммуникация имеет признаки сложной открытой системы, основанной на связи между базовыми элементами: 1) коммуниканты (создатели сообщений) и реципиенты (потребители); 2) коммуникат (звуковые сообщения, содержащееся в фонодокументе); 3) каналы трансляции (технические устройства по кодированию-декодированию сообщения); 4) социальные институты, поддерживающие процессы создания, производства, распространения и хранения документов; 5) коммуникативные барьеры (технические, психологические, социальные, правовые).

Процесс воспроизведения определённым тиражом оригинала фонограммы соответствующими технологическими (а включая упаковочный комплект – также и полиграфическими) средствами формирует общую систему производства фонодокументов многих типов (но не всех). Система служебных фонодокументов эволюционирует и функционирует под влиянием внутренних и внешних факторов. Внутренние факторы – это технические характеристики инструментов записи и носителей (типоформаты), а также звукового контента (свойства, функции, цели). Внешние факторы – это взаимодействие субъектов производства, распространения, потребления и хранения фонодокументов (студий, клубов, архивов, библиотек, фонотек и других социальных институтов, а также элементов безопасности и правовой защиты).

Служебный фонодокумент включён в социокоммуникационную систему, специфика которой подаётся через её структуру, состоящую из целого ряда взаимосвязанных компонентов: субсистема создания – субсистема производства – субсистема тиражирования – субсистема распространения – субсистема приобретения – субсистема хранения – субсистема использования.

Оценка основных характеристик организационной структуры позволила опредить уровни эффективности и надёжности связей каждого элемента.

Анализ эволюции служебного фонодокумента в его материальном воплощении показал, что на микроуровне он постепенно принимал форму коммуникационной системы, присоединяя элементы документов других видов.

Активное расширение коммуникационных каналов взаимодействия производителей фонодокументов с реципиентами привело к рождению в данной сфере целостной системы, состоящей из разнородных объектов, – которой, с одной стороны, без какого-либо компонента не существует; но в то же время, с другой – её составные части в определённых случаях могут использоваться потребителями и по отдельности. Например, звуконосители от двух до пяти различных форматов и предметы одежды. Уже закрепились конструкции «Large Fan Box» (2LP, CD, DVD, 10″-синглов), которые дополнительно могут комплектоваться футболкой, бейсболкой, носками и т.п.

Служебный фонодокумент прогрессируя на микроуровне принял форму гетерогенной коммуникационной системы, в которую вошли элементы документов иных видов и другие компоненты, его предложено считать комплексным полидокументом, состоящем из условной триады: основного звукового элемента, дополнительного визуального элемента и вспомогательной текстовой информации.

Опираясь на это служебный фонодокумент предлагается считать комплексным полидокументом, состоящим из основного элемента – собственно аудиосообщения служебно-правового, служебно-профессионального, служебно-музыкального либо сервисно-вспомогательного характера, зафиксированное на материальном носителе соответствующего типоформата, дополнительного элемента (визуальные компоненты, комплексно сопряжённые с аудиосообщением, но которые воспринимаются и в автономном режиме как фото- и художественные документы, в т.ч. оформление обложки, конверта, вкладыша и других атрибутов упаковки [11]) и вспомогательного элемента (информационно-правовые признаки официального текстового документа – надписи со сведениями о происхождении записи, типе и характеристиках носителя, рекомендации по эксплуатации, информация об издателе, авторах, исполнителях и других участниках, авторском праве и смежных правах и т.п.).

Обособленные служебные фонодокументы трансформируются в более высокий класс – мультифонодокументы, статусные признаки двойственной структуры которых позволяют относить такие к технотронному подвиду индивидуальных ресурсов – мобильным фонохранилищам-библиотекам.

Обоснованы преимущества и выявлены мобильные угрозы сервиса сбережения файлов звуковых форматов в фонорепозитариях – облачных архивах корпоративных информационных систем и онлайн-платформах (SoundCloud, iCloud и др. [12]), роботизированных библиотеках дисковых, твердотельных, ленточных и гибридных накопителей. Массив существующих в коммуникационном пространстве фонохранилищ предлагается дополнительно классифицировать следующим образом: 1) частные собрания звукозаписей (индивидуальные ресурсы); 2) служебные собрания (служебные ресурсы – корпоративные, ведмоственные и другие, доступ к которым ограничен); 3) публичные (стабильно открытые для массового пользования).

Основными технологиями, использующимися при реставрации архивных записей, являются аналоговый и цифровой ремастеринг. Для обеспечения долгосрочного хранения и пригодности к использованию электронных копий фонодокументов первостепенное значение имеет результативность разработок по стимуляции устойчивого иммунитента к неблагоприятным факторам технотронного характера и стандартизации специальных архивных контейнерных форматов. С целью установления сроков хранения и отбора на постоянное хранение служебных фонодокументов акцентировано внимание на специфике экспертного определения их ценности. Особое значение отводится проблемным вопросам фонографической (фоноскопической) экспертизы.

В сущности, процесс создания служебного фонодокумента становится беспрерывным, пребывая на автокоммуникативной стадии, перманентно переходящей в поликоммуникативную. Учитывая то обстоятельство, что количество служебных фонодокументов, циркулирующих в глобальном коммуникационном пространстве, конечно, весь завершённый объём зафиксированных аудиозаписей теоретически может быть сохранён в соответствующей форме. Проблема заключается в поиске такой формы.

Служебные фонодокументы создаются и пребывают в динамической информационно-коммуникативной среде, для которой характерно постоянное совершенствование технологий. В настоящее время учёными проверяются наблюдающиеся тенденции обратной миграции информации между цифровыми и аналоговыми форматами звукозаписи. При накоплении крупных служебных фонодокументных массивов поиск необходимой информации весьма затруднён (поскольку малоинформативный аудиоматериал затрудняет работу с ценными фонодокументами, растворяя искомый экземпляр в безмерной массе «информационного шума»). В этой связи принципиальным для исследования является вывод о нарастающей динамике синхронической мультисубъектной и мультиобъектной модификации глобальной фонодокументной системы.

Совокупность служебных фонодокументов делится на определённые разновидности. Обосновывается встроенность служебных фонодокументов всех подвидов в единую социоэнергетическую цепочку сервисных информационных ресурсов. Совокупность потоков, массивов и фондов соответствующих фонодокументов, структурированных для использования субъектами, наделёнными соответствующими правами, предлагается считать «служебным фонодокументным ресурсом». Служебные фонодокументы в условиях развёртывания цифрового пространства участвуют в специфической коммуникации, квинтэссенцию которой составляет бинарное сочетание технологии и информационного права. Этот механизм представляет собой сложноорганизованную систему, в которой соединены различные подуровни, секторы и кластеры. Ресурсные комплексы определённых типов образуют системы высшего уровня – кластеры служебных фонодокументов, структурированные по видовым признакам, что подтверждает выявленные закономерности кластеризации сервисных фонодокументных ресурсов.

Динамические модификации мультиобъектной фонодокументной системы представлены 5 уровнями структурирования фонодокументов: 1) параллельное расширение первого уровня – двойная фонодокументная система (два звуконосителя одного формата в едином комплекте – 2 LP, 2 EP, Double Vinyl Singles, Double Flexi-Disc, Box Сontains Two 8-Track Cartridges (slipon title box), 2 Reel-to-Reel Complect, Double Cassette Plastic Cases, 2 CD, 2 DVD-Audio…); 2) параллельное расширение второго уровня – тройная фонодокументная система (три звуконосителя одного формата в едином комплекте – 3 LP, 3 EP, Triple Singles, Triple Cassette Box, 3 CD, 3 DVD-Audio, Triple 8-Track Tape Set – это наиболее редкие из официальных выпусков комплектов носителей данного вида: в пластиковый лоток включена навесная коробка 12¼" с тремя 8-трековыми картриджами); 3) параллельное расширение третьего уровня – фиксированная фонодокументная мультисистема (N-количество звуконосителей одного формата в едином комплекте – упаковки с конкретным количеством (более трёх) пластинок, компакт-кассет, катушек, компакт-дисков либо других однотипных носителей, содержание записей на которых связано по определённому признаку – исполнитель, лейбл, радиостанция и т.п. – формулой, например, «10LP in VinylBox Set»); 4) параллельное расширение четвёртого уровня – гибридная фонодокументная мультисистема (звуконосители разных форматов в едином комплекте – nCD+nDVD, «Large Fan Box», LP+CD+Cassette+10"Vinyl+BD+дополнительно незвуковые компоненты); 5) параллельное расширение пятого уровня – локальная фонодокументная гиперсистема-архив (сменные накопители – LTO, HDD, SSD, RDX…, где высокая плотность записи позволяет размещать музыкальный контент с несвязанными мегазвеньями).

Предложенная сервисная модель предполагает, при выполнении ряда условий юридического характера, доступность соответствующего служебного фонодокумента в необходимом месте, в сжатые сроки, в аналоговой либо цифровой форме. В модели определены субъекты и объекты деятельности, осмыслены процессы эволюции фонодокумента и определены условия его функционирования в коммуникационном пространстве, что подчёркивает своевременность и обоснованность введения в терминосистему дисциплин информационно-правового цикла нового понятия «служебный фонодокумент».

В результате проведённого исследования предлагается типовая модель фонодокументоведения [13], содержащая обобщёное знание об основных понятиях; данных о видах фонодокументов (включая признаки и классификацию); объектах и субъектах, системе, принципах и методах коммуникации данного типа; информационном потенциале фонохранилищ всех типов и фонодокументографических ресурсов (дискографии, фонокаталоги, описания коллекций); механизмах циркуляции фонодокументных потоков в коммуникационном пространстве (включая информационно-правовые проблемы удалённой идентификации субъектов сетевой аудиокоммуникации); средствах обнаружения, фиксации, изъятия, экспертного исследования противоправно изготовленных фонодокументоидных объектов (включая копии и подделки); правовых вопросах обеспечения безопасности фонодокументной коммуникации (включая способы защиты фонограммных прав и законных интересов участников отношений, специальные правила противодействия злоупотреблениям корпоративными правами и др. [14]).

Основные выводы и заключительные положения

Научная новизна полученных результатов заключается в том, что данная работа является первым комплексным исследованием, в котором основательно изучен феномен служебного фонодокумента, раскрытый на основе обработанных источников в парадигме междисциплинарного подхода.

Обоснованность использования достижений науки при создании методик, расширяющих возможности исследования, проявляется в формировании базисного знания для образования новых родов (видов) исследований, интегративная сущность которых в современных условиях уже не вызывает сомнений. Практическое значение полученных результатов обусловлено возможностью использования выводов, результатов и рекомендаций для формирования стратегии дальнейшего развития информационно-правовой парадигмы. Современный уровень звукового потока является непременным условием создания высокого коммуникативного потенциала, что всё в меньшей степени поддаётся регулированию исключительно с помощью правовых средств. Причиной этого становятся не только качественные изменения информационной среды, но и функциональные трансформации служебных фонодокументов как коммуникационных посредников.

Теоретически доказана и практически проверена обоснованность гипотезы цикличности развития фонодокументных коммуникаций.

Тестирование происходило на основе реконструкции собранного эмпирического материала и расчетов в различных взаимосвязанных плоскостях.

Примеры эффективности функционирования отдельных кластеров служебных фонодокументов в исторической, музыкальной, юридической, медицинской, военной, учебной, научно-технической, транспортной и других сферах свидетельствуют о перспективности применения такой модели. Следует подчеркнуть, что в отдельных случаях (причём, нередко) профильные кластеры служебных фонодокументов могут пересекаться, образуя «гибридные зоны».

Служебные фонодокументы статусно циркулируют из «состояния» в «средство», как и в обратной последовательности – без очевидных внутренних противоречий, подтверждая идею цельности субъектных трансформаций гомогенной аудиосреды в информационно-правовом кругообороте. Служебные фонодокументы в глобальном информационном пространстве образуют условную параллельную плоскость фонодокументной коммуникации.

Значительное влияние на устойчивость этой системы оказывает проблема фальсификации служебных фонодокументов. В качестве критериев дефектности предлагается выделить два признака: по форме и по содержанию. Деформация линии коммуникаций происходит на канале передачи сообщения – именно на этом этапе остаётся возможность несанкционированного переформатирования служебного фонодокумента (оригинал → подделка).

Поскольку информационные средства познания и методы являются важнейшими компонентами логической структуры организации деятельности, предлагается категорию «служебные фонодокументы», интерпретируемую с позиции экстенсивного расширения социокоммуникативного поля (служебно-профессиональные фонодокументы с ограниченным доступом; служебно-музыкальные фонодокументы с органиченным доступом и общедоступные аудиоприложения, входящие в состав комплектов; сервисно-вспомогательные фонодокументы для массового использования и всевозможные аудиогаджеты бытового назначения), включить в систему средств и инструментариев фонодокументоведения для исследования информационно-правовых процессов.

Нерешёнными остаются вопросы унификации правового регулирования порядка перемещения служебных фонодокументов разных подвидов через таможенные границы при импорте и экспорте, блок проблем права интеллектуальной собственности и международного коммуникационного права (Internet–Law, Cyberspace Law, Digital Сommunication Rights), что возможно лишь при объединении совместных усилий всех держав. Полнота правового регулирования отношений, возникающих при обработке, сборе, хранении, распространении и использовании аудиальной информации в глобальном коммуникационном пространстве может быть достигнута путём кодификации информационного законодательства. Наряду с прогнозами о существенном расширении дигитализации фонодокументной коммуникации, процессы «спиральной трансформации» подчёркивают верность рассмотрения перспектив дальнейшего развития комбинированных ресурсов, включающих традиционные материальные носители и виртуальные средства, именно в свете ноокоммуникологии как будущей меганауки.

Итак, дальнейшее развитие новой научной отрасли зависит от степени разработки основополагающего объекта – фонодокумента, от глубины и масштабности исследования этого многогранного понятия, от выявления структуры, функций, связей и отношений, от степени развития технологий и права. В завершение заметим, что исследование целого ряда смежных вопросов и поиск решений многоплановых задач с учётом стратегической цели и обозначенных приоритетов нового научного направления продолжается, что приобретает особую акутальность в контексте формирования заданий на развитие новых информационно-правовых отношений.

Библиография
1.
Ланской Г.Н. Вступительное слово к кн.: Синеокий О.В. Фонодокумент в мировом коммуникационном пространстве: эволюция, современное состояние, направления трансформаций : специальный международный научно-реферативный выпуск… (постдиссертационное издание) / О.В. Синеокий. – Запорожье : Статус, 2017. – 173 с.
2.
Дякина И.А. Служебное право как комплексная отрасль права: автореф. дис. … докт. юрид. наук : 12.00.14 / И.А. Дякина. – Ростов-на-Дону, 2007. – 38 с.
3.
Синєокий О.В. Фонодокумент у світовому комунікаційному просторі: еволюція, сучасний стан, напрями трансформацій : автореф. дис. … доктора наук із соціальних комунікацій : 27.00.02 / О.В. Синєокий ; Харківська державна академія культури. – Харків, 2016. – 36 с.
4.
Терещенко Л.К. Правовой режим информации: автореф. дис. ... докт. юрид. наук: 12.00.14 / Л.К. Терещенко ; Институт законодательства и сравнительного правоведения. – М., 2011. – 54 с.
5.
Баскаков В.Ю. Адміністративно-правовий режим інформації з обмеженим доступом : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.07 / В.Ю. Баскаков. – К., 2012. – 24 с.
6.
Волынская О.А. Концепция долгосрочной устойчивости космической деятельности с позиций международного и национального космического права / О.А. Волынская // Исследования космоса. – 2017. – № 2. – С. 137-155.
7.
Шерман О. Юридичне документознавство : навчальний посібник / О. Шерман, А. Токарська. – Львів : ЛДУВС, 2010. – 135 с.
8.
Будзієвський М.Ю. Історичний аналіз криміналістичного документознавства / М.Ю. Будзієвський // Криміналістичний вісник. – 2013. – № 1 (19). – С. 224–230.
9.
Синєокий О.В. Юридичні фонодокументи: особливості використання прокурором звукозапису в адміністративній сфері / О.В. Синєокий, Б.Г. Васильчук // Інформація і документ у сучасному науковому дискурсі : зб. наук. статей до 20-річчя кафедри документознавства та інформаційної діяльності ; квітень 2017. – Івано-Франківськ : ІФНТУНГ, 2017. – С. 86–96.
10.
«Великая книга дня...»: радио в СССР : документы и материалы / [Федер. арх. агентство, Рос. гос. арх. лит. и искусства; сост.: Т.М. Горяева]. – М. : РОССПЭН, 2007. – 1040 с.
11.
Синеокий О.В. Дизайн конвертов и фирменных упаковок фонографической продукции как элемент рекламы в объективе права интеллектуальной собственности / О.В. Синеокий // Финансовое право и управление. – 2017. – № 2. – С. 19-35.
12.
Закарлюка М. Особливості правового регулювання хмарних сервісів / М. Закарлюка, О. Синєокий // Молода наука : зб. наук. праць ; 12–14 квітня 2017 р. – Запоріжжя : ЗНУ, 2017. – Том 3. – С. 51–53.
13.
Синеокий О.В. Фонодокумент и фоноархив: некоторые актуальные вопросы социокоммуникационного свойства / О.В. Синеокий // Человек и культура. – 2017. – № 3. – С. 62-81.
14.
Синеокий О.В. Некоторые проблемы правового регулирования звукозаписывающей сферы и стратегические перспективы совершенствования юридического сопровождения субъектов музыкальной индустрии в условиях антикризисного управления / О.В. Синеокий // Финансы и управление. – 2017. –№ 2. – С. 49-72.
References (transliterated)
1.
Lanskoi G.N. Vstupitel'noe slovo k kn.: Sineokii O.V. Fonodokument v mirovom kommunikatsionnom prostranstve: evolyutsiya, sovremennoe sostoyanie, napravleniya transformatsii : spetsial'nyi mezhdunarodnyi nauchno-referativnyi vypusk… (postdissertatsionnoe izdanie) / O.V. Sineokii. – Zaporozh'e : Status, 2017. – 173 s.
2.
Dyakina I.A. Sluzhebnoe pravo kak kompleksnaya otrasl' prava: avtoref. dis. … dokt. yurid. nauk : 12.00.14 / I.A. Dyakina. – Rostov-na-Donu, 2007. – 38 s.
3.
Sinєokii O.V. Fonodokument u svіtovomu komunіkatsіinomu prostorі: evolyutsіya, suchasnii stan, napryami transformatsіi : avtoref. dis. … doktora nauk іz sotsіal'nikh komunіkatsіi : 27.00.02 / O.V. Sinєokii ; Kharkіvs'ka derzhavna akademіya kul'turi. – Kharkіv, 2016. – 36 s.
4.
Tereshchenko L.K. Pravovoi rezhim informatsii: avtoref. dis. ... dokt. yurid. nauk: 12.00.14 / L.K. Tereshchenko ; Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya. – M., 2011. – 54 s.
5.
Baskakov V.Yu. Admіnіstrativno-pravovii rezhim іnformatsії z obmezhenim dostupom : avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk : 12.00.07 / V.Yu. Baskakov. – K., 2012. – 24 s.
6.
Volynskaya O.A. Kontseptsiya dolgosrochnoi ustoichivosti kosmicheskoi deyatel'nosti s pozitsii mezhdunarodnogo i natsional'nogo kosmicheskogo prava / O.A. Volynskaya // Issledovaniya kosmosa. – 2017. – № 2. – S. 137-155.
7.
Sherman O. Yuridichne dokumentoznavstvo : navchal'nii posіbnik / O. Sherman, A. Tokars'ka. – L'vіv : LDUVS, 2010. – 135 s.
8.
Budzієvs'kii M.Yu. Іstorichnii analіz krimіnalіstichnogo dokumentoznavstva / M.Yu. Budzієvs'kii // Krimіnalіstichnii vіsnik. – 2013. – № 1 (19). – S. 224–230.
9.
Sinєokii O.V. Yuridichnі fonodokumenti: osoblivostі vikoristannya prokurorom zvukozapisu v admіnіstrativnіi sferі / O.V. Sinєokii, B.G. Vasil'chuk // Іnformatsіya і dokument u suchasnomu naukovomu diskursі : zb. nauk. statei do 20-rіchchya kafedri dokumentoznavstva ta іnformatsіinoї dіyal'nostі ; kvіten' 2017. – Іvano-Frankіvs'k : ІFNTUNG, 2017. – S. 86–96.
10.
«Velikaya kniga dnya...»: radio v SSSR : dokumenty i materialy / [Feder. arkh. agentstvo, Ros. gos. arkh. lit. i iskusstva; sost.: T.M. Goryaeva]. – M. : ROSSPEN, 2007. – 1040 s.
11.
Sineokii O.V. Dizain konvertov i firmennykh upakovok fonograficheskoi produktsii kak element reklamy v ob''ektive prava intellektual'noi sobstvennosti / O.V. Sineokii // Finansovoe pravo i upravlenie. – 2017. – № 2. – S. 19-35.
12.
Zakarlyuka M. Osoblivostі pravovogo regulyuvannya khmarnikh servіsіv / M. Zakarlyuka, O. Sinєokii // Moloda nauka : zb. nauk. prats' ; 12–14 kvіtnya 2017 r. – Zaporіzhzhya : ZNU, 2017. – Tom 3. – S. 51–53.
13.
Sineokii O.V. Fonodokument i fonoarkhiv: nekotorye aktual'nye voprosy sotsiokommunikatsionnogo svoistva / O.V. Sineokii // Chelovek i kul'tura. – 2017. – № 3. – S. 62-81.
14.
Sineokii O.V. Nekotorye problemy pravovogo regulirovaniya zvukozapisyvayushchei sfery i strategicheskie perspektivy sovershenstvovaniya yuridicheskogo soprovozhdeniya sub''ektov muzykal'noi industrii v usloviyakh antikrizisnogo upravleniya / O.V. Sineokii // Finansy i upravlenie. – 2017. –№ 2. – S. 49-72.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"