по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Некоторые конституционно-правовоые особенности реализации норм международного права в военной сфере в зарубежных странах
Разумов Юрий Андреевич

кандидат юридических наук

Начальник юридического отдела, группа охранных организаций "ГАРАНТ" г. Курган

640008, Россия, Курганская область, г. Курган, бул. Солнечный, 10, кв. 85

Razumov Yurii Andreevich

PhD in Law

Head of legal Department, group of security companies "GARANT", Kurgan, Russia

640008, Russia, Kurganskaya oblast', g. Kurgan, bul. Solnechnyi, 10, kv. 85

razumovrus@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Рассмотрение вопросов взаимодействия систем международного и национального права в военной сфере помогает в теоретическом осмыслении вопросов обеспечения безопасности государства от внутренних и внешних угроз, национальной безопасности, поддержания государственного суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации в правовом поле. Особую актуальность в данной связи представляет понимание того, как реализуются нормы международного права в зарубежных странах. Научная новизна заключается в выделении конституционных норм зарубежных стран, связанных с военной сферой. Рассмотрение зарубежного опыта конституционно-правового регулирования взаимодействия норм международного и национального права государств в военной сфере помогает понять первопричину тех или иных событий, происходящих при взаимодействии и противостоянии государств друг с другом. Это представляется особенно важным при заключении международных договоров, так как помогает правильно расставить акценты на положениях, связанных с имплементацией положений данных договоров. В современном мире национально-правовой имплементации уделяется очень большое внимание, так как именно она является правовым гарантом выполнения государствами своих международно-правовых обязательств, даже несмотря на политизированность многих решений, связанных с внешней и внутренней политикой государств.

Ключевые слова: право, конституция, реализация, Финляндия, Япония, Китай, США, Великобритания, Французская республика, ФРГ

DOI:

10.7256/2306-9899.2013.1.684

Дата направления в редакцию:

16-10-2019


Дата рецензирования:

16-10-2019


Дата публикации:

1-3-2013


Abstract.

Evaluation of the issues regarding interaction between international and nationallaw in the military sphere is helpful for theoretical understanding of the issues of state security guarantees from internal and external threats, national security, preservation of state sovereignty and territorial integrity of the Russian Federation in the legal field.  An especially topical aspect concerns implementation of norms of international law in the foreign states. The scientific novelty of the article is due to distinguishing constitutional norms of foreign states in the military sphere.  Evaluation of the foreign experience in the sphere of constitutional law regulation of interaction between international and national law in the military sphere may be of assistance for the understanding of the primary causes of certain events during interactions or tensions among the states.  It seems especially important when concluding international treaties, since it allows for correct accentuation of the issues regarding implementation of treaty provisions.  In the modern world much attention is paid to the national legal implementation, since it serves as a guarantee of performance of international law obligations by the states, in spite of political character of many decisions regarding internal and foreign policies of states.

Keywords:

law, constitution, implementation, Finland, Japan, China, the USA, the Great Britain, the French Republic, the Federal Republic of Germany

В последние десятилетия становится очевидным тот факт, что многие государства противопоставляют свои национальные интересы идее мирного сосуществования и обеспечения международной безопасности в том виде, в котором она представлена принципами и нормами международного права.

Несмотря на неоспоримое признание, почти всеми странами мира огромной регулятивной роли принципов и норм международного права при взаимодействии государств, существует множество примеров того, как данные принципы и нормы игнорируются, а значение международного права сознательно принижается[2]. И если в одних случаях подобное игнорирование ведёт, к примеру, к каким либо последствиям социального или экономического характера, то в других это приводит к военному противостоянию как регионального, так и глобального характера с вытекающими из этого катастрофическими последствиями.

Казалось бы причиной такого явления, как игнорирование международного права являются политические мотивы, но если детально разобраться в законодательстве каких либо государств, то можно прийти к выводу, что причина может быть совсем иная, в большинстве случаев связанная с защитой интересов прав и свобод своих граждан.

Соединённые Штаты Америки. В Конституции Соединённых Штатов Америки (далее США), нет ни слова о роли и значении международного права для национального законодательства. В разделе 8 ст. I Конституции США указывается, что Конгресс правомочен определять и карать акты пиратства, тяжкие преступления, совершаемые в открытом море, и преступления против международного права. В разделе 2 ст. II закреплено положение в соответствии, с которым Президент США правомочен по совету и с согласия Сената заключать международные договоры при условии их одобрения двумя третями присутствующих сенаторов. В разделе 2 статьи III указано, что судебная власть распространяется на все дела, основанные на нраве и справедливости, возникающие на основе Конституции США, законов Соединенных Штатов и международных договоров, которые заключены или будут заключены от их имени.

Можно сделать вывод, что на уровне закона Соединённые Штаты Америки ставят свои национальные интересы выше интересов мирового сообщества в целом[5]. В высшем законе страны нет ни слова о приоритете норм международного права над нормами национального. Исходя из указанных выше положений, Конгресс США сам волен определять является ли то или иное деяние преступлением против международного права и вправе карать данное преступление[3,с.5]. Нет ни слова о значении мирового сообщества в решении данных вопросов. Судебная власть США, исходя, из положений Конституции распространяется на все дела, связанные с деятельностью государства и не зависит от какого либо вмешательства извне.

Великобритания. Законодательство Великобритании, относящееся к англо-саксонской правовой системе, не предполагает наличие единой писаной кодифицированной конституции. Отсутствие единого писаного текста позволяет говорить о трех составляющих британской конституции: – Статутное право, Общее право, Конституционные соглашения. Источниками конституционных норм в Великобритании являются: статуты; судебные прецеденты; конституционные соглашения. Также к источникам можно отнести труды известных учёных юристов. Наиболее известным прецедентом, связанным с реализацией норм международного права является Case of Proclamations (1610), в котором сказано, что любые изменения английского права, вызванные имплементацией международного договора, предполагающего финансовые операции государства, требуют подтверждения парламентским законом. К финансовым операциям в данном случае относится любая деятельность государства, связанная с выделением на неё каких либо финансовых средств, в том числе и относящаяся к военной сфере[3,с.17].

Если же международным соглашением, участником которого является, Великобритания предписывается имплементация положений данного договора и соответствующее его законодательное обеспечение, то данное предписание, по сути, может быть не исполнено, по крайней мере, до тех пор, пока не появится конкретный судебный прецедент, связанные с реализацией конкретных договорных обязательств. Интересным в данной связи является конституционная практика, известная как «правило Понсонби», впервые апробированная в 1924 году. В соответствии с данным правилом текст международного договора направляется в обе палаты парламента лишь с целью информирования его членов о намерениях правительства[4].

Федеративная Республика Германия (далее – ФРГ). Система права данного государства относится к романо-германской правовой семье, что предполагает наличие писанной кодифицированной Конституции с чётко прописанными нормами права. Подтверждением тому в нашем случае является наличие норм права прямо указывающих на значение международного права для национальной правовой системы ФРГ.

Так в п. 5 ст. 16а. указывается, что определённые положения Конституции не имеют приоритета над положениями, регулирующими компетенцию по проверке прошений о предоставлении убежища, включая взаимное признание решений о предоставлении убежища, которые содержатся в международно-правовых договорах. В п. 3 ст. 24 указывается, что в целях урегулирования межгосударственных споров Федерация присоединится к соглашениям о международном арбитраже с единой для всех широкой и обязательной юрисдикцией. И самое важное положение закреплено в ст. 25 Конституции ФРГ, в соответствии с которым общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют приоритет перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для проживающих на территории Федерации лиц. В ст. 79 определён порядок реализации норм международного права в военной сфере. Так основной закон может быть изменен только законом, который специально изменяет или дополняет текст Основного закона. В отношении международно-правовых договоров, предметом которых является мирное урегулирование, его подготовка или постепенная отмена оккупационно-правового режима, а также договоров, которые предназначены служить обороне ФРГ, для подтверждения того, что положения Основного закона не препятствуют заключению и вступлению в силу таких договоров, достаточно дополнения текста Основного закона, ограничивающегося таким подтверждением[3,с.25].

Французская Республика. В Конституции данной страны посвящен отдельный раздел «О международных договорах и соглашениях» реализации норм и принципов международного права. Так в ст. 51-1 указывается, что Республика может заключать с европейскими государствами, которые связаны идентичными обязательствами в области права убежища и защиты прав человека и основных свобод, соглашения, определяющие их правомочия при рассмотрении просьб о предоставлении убежища. В ст. 52 закрепляется полномочие Президента Республики о ведении переговоров о заключении договоров и их ратификации. Президента информируют обо всех переговорах относительно международных соглашений, не подлежащих ратификации. В ст. 53 уточняется, что мирные договоры, торговые договоры, договоры или соглашения, относящиеся к международным организациям, договоры, касающиеся финансов государства, изменяющие положения законодательного характера, относящиеся к статусу личности, уступке, обмену или присоединению территории, могут быть ратифицированы или одобрены только на основании закона. Они вступают в силу только после ратификации или одобрения. Любая уступка, обмен, присоединение территории недействительны без согласия заинтересованного населения. В ст. 54 разъясняется, что в случае если международное обязательство содержит положение, противоречащее Конституции, то разрешение на его ратификацию или одобрение может быть дано только после пересмотра Конституции. И наконец, в ст. 55 говорится о том, что договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, с момента их опубликования имеют силу, превышающую силу внутренних законов, при условии применения такого договора другой стороной[3,с.55].

Япония. В преамбуле Конституции Японии говорится о том, что японский народ, желает вечного мира и преисполнен сознания высоких идеалов, определяющих отношения между людьми; полон решимости обеспечить его безопасность и существование, полагаясь на справедливость и честь миролюбивых народов мира. Народ Японии стремится к тому, чтобы занять почетное место в международном сообществе, стремящемся сохранить мир и навсегда уничтожить на Земном шаре тиранию и рабство, угнетение и нетерпимость. Исходя из положения преамбулы, уже можно сделать вывод об отрицании, каких либо военных действий со стороны Японии на уровне закона. Более того в ст. 9 Конституции Японии, указывается, что искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения данной цели никогда в Японии не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается. В ст. 98 закрепляется положение в соответствии, с которым Конституция Японии является Верховным законом страны, и никакие законы, указы, рескрипты или другие государственные акты, противоречащие в целом или в части ее положениям, не имеют законной силы. Заключенные Японией договоры и установленные нормы международного права должны добросовестно соблюдаться[3,с.66].

Турция (Турецкая Республика). В Конституции Турецкой Республики достаточно большое значение уделяется международному праву, поставлен акцент на военную составляющую. В ст. 15 указывается, что во время войны, мобилизации, военного и чрезвычайного положения осуществление основных прав и свобод может быть частично или полностью приостановлено или могут быть приняты меры, определяемые ситуацией, которые умаляют гарантии, установленные Конституцией, при условии, что обязательства, вытекающие из международного права, не нарушены.
В ст. 16 закреплён статус иностранцев, в соответствии с которым основные права и свободы иностранцев могут быть ограничены в соответствии с законом на основе международного права. Исходя из положения ст. 87 международные соглашения Турецкой Республики подлежат ратификации Великим Национальным Собранием Турции. Порядок имплементации норм международного права определён в ст. 90 – ратификация соглашений, заключенных с иностранными государствами и международными организациями от имени Республики Турции, осуществляется Великим Национальным Собранием Турции в соответствии с законом, регулирующим вопросы ратификации.

Соглашения, регулирующие экономические, коммерческие и технические отношения, принятые на срок не более одного года, могут вступать в действие с момента промульгации, если они не влекут за собой никакие финансовые проблемы для государства и если они не ущемляют статуса личности, а также имущественных прав турецких граждан, находящихся за границей. В таких случаях эти соглашения должны быть представлены Великому Национальному Собранию Турции в течение двух месяцев со дня их промульгации.

Соглашения, связанные с реализацией международного договора, а также экономического, коммерческого, технического или административного соглашения, которые заключены на основании положений, указанных в законе, не требуют одобрения Великим Национальным Собранием Турции. Однако соглашения, заключенные в соответствии с этой частью и влияющие на экономические и коммерческие отношения, а также личные права человека, не могут вступать в силу до опубликования.
Международные соглашения, заключенные должным образом, принимают силу закона. Никакое обращение не может быть подано в Конституционный суд в отношении этих соглашений на том основании, что они неконституционные[3,с.74].

Китай (Китайская Народная Республика). В Конституции Китая совсем ничего не сказано о значении международного права для правовой системы этого государства. Лишь, исходя из положения ст. 18 Конституции Китайской Народной Республики, можно сделать вывод, что Китай может объявить войну в случае, если страна подвергнется вооруженному нападению, или в случае необходимости выполнения международных договорных обязательств по совместной обороне от агрессии[3,с.113].

Финляндия. В Конституции Финляндии достаточно большое значение уделяется нормам и принципам международного права. В ст. 23 предусматриваются ограничения свобод и прав, которые допустимы в соответствии с международными обязательствами Финляндии в области прав человека и которые необходимы в то время, когда Финляндия подвергается вооруженному нападению или когда это связано с чрезвычайными обстоятельствами, угрожающими нации, и они являются настолько тяжелыми, что могут согласно закону привести к такому ограничению.

В ст. 94 закреплён порядок ратификации и денонсации международных соглашений. Так в ратификации Эдускунты нуждаются договоры и иные международные соглашения, содержащие такие предписания, которые касаются сферы законодательства или в ином виде имеют важное значение, или которые в соответствии с Основным законом по какой-либо другой причине нуждаются в ратификации Эдускунты. В согласии Эдускунты нуждаются также такие соглашения при их расторжении.

Решение о ратификации или денонсации международного соглашения принимается простым большинством. Если предложение о ратификации соглашения касается Основного закона либо изменения территории государства, решение должно приниматься не менее чем двумя третями поданных голосов. Международные соглашения не могут подвергать риску демократические принципы Конституции Финляндии. В ст. 95 указан порядоквступления международных соглашений в силу. Так нормы договора и иных международных соглашений, которые затрагивают сферу законодательства, вступают в силу путем принятия закона. В остальных случаях международные соглашения вступают в силу путем принятия указа Президента Республики. Проект закона о вступлении в силу международного соглашения рассматривается в соответствии с законодательной процедурой. Однако если проект касается Основного закона или изменения территории государства, Эдускунта должна без передачи проекта на сессию следующего созыва Эдускунты, одобрить решение о нем путем принятия большинством не менее чем двумя третями поданных голосов. В законе о вступлении в силу международного соглашения может быть установлено, что он вступает в силу путем издания указа. Общие предписания об опубликовании договора и иных международных соглашений устанавливаются законом[3,с.128].

Таким образом, рассмотрев конституции некоторых государств, можно сделать вывод о том, что на конституционном уровне подходы к месту и роли международного права, а также его реализации в законодательствах рассмотренных стран очень отличаются[1]. Представляется необходимой в данной связи унификация определённых положений (особенно в военной сфере) конституций государств, признающих международное право в части касающейся имплементации норм международного права в национальные законодательства.

Библиография
1.
Котляров И.И. Международное гуманитарное право – М.: Юрлитинформ, 2003.
2.
Ромашкин П.С. Преступления против мира и человечества. М., 1967.
3.
Сборник конституций зарубежных стран: хрестоматия / Под общ.ред. А.П. Терешина – М.: МПИ ФСБ России, 2011
4.
Сатоу Э. Руководство по дипломатической практике. М., 1947
5.
Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1992
6.
Полтораков А.Ю. Современные контексты военно-гражданских отношений (концепция С. Хантингтона применительно к реалиям ХХI столетия)//Национальная безопасность / nota bene, №1-2010
7.
Чиняков М. К. Россия (СССР) в «коалиционных войнах» от Тридцатилетней войны до Второй мировой: к постановке проблемы//Национальная безопасность / nota bene, №11-2010
8.
Алешин В. В. Методологические и правовые вопросы международного права вооруженных конфликтов//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №3-2010
9.
Пискунов А.А. Экономический потенциал военной доктрины//Национальная безопасность / nota bene, №1-2010
10.
Сергунин А. А. Эволюция концепта «военная безопасность» в доктринальных документах Российской Федерации//Национальная безопасность / nota bene, №5-2011
11.
Манойло А. В. National State Models for Psychological Solutions to International Conflicts//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №2-2011
12.
Хагуш А. Р. Роль международных двусторонних договоров в регулировании военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами//Международное право и международные организации / International Law and International Organizations, №2-2012
13.
Тытар В. А. Роль и место ядерного сдерживания в обеспечении военной безопасности России//Национальная безопасность / nota bene, №3-2012)
14.
Магадеев И. Э. К проблеме адаптации военных к техническим изменениям: танк и его место во французской военной мысли 1920-х годов//Исторический журнал: научные исследования, №2-2012
15.
Утяшов Э. К. Основания введения военного положения: вопросы теории//Право и политика, №6-2012
16.
Фомин А.В. Нормативно-правовые аспекты военно-технического сотрудничества России с государствами-членами ОДКБ//Политика и Общество, №2-2013
17.
Семячкин А.А. Современное состояние российско-индийских отношений в сфере военно-технического сотрудничества//Национальная безопасность / nota bene, №1-2013
18.
Разумов Ю.А. О некоторых проблемах современного международного права в области военной и пограничной безопасности//Право и политика, №2-201
References (transliterated)
1.
Kotlyarov I.I. Mezhdunarodnoe gumanitarnoe pravo – M.: Yurlitinform, 2003.
2.
Romashkin P.S. Prestupleniya protiv mira i chelovechestva. M., 1967.
3.
Sbornik konstitutsii zarubezhnykh stran: khrestomatiya / Pod obshch.red. A.P. Tereshina – M.: MPI FSB Rossii, 2011
4.
Satou E. Rukovodstvo po diplomaticheskoi praktike. M., 1947
5.
Tokvil' A. Demokratiya v Amerike. M., 1992
6.
Poltorakov A.Yu. Sovremennye konteksty voenno-grazhdanskikh otnoshenii (kontseptsiya S. Khantingtona primenitel'no k realiyam KhKhI stoletiya)//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №1-2010
7.
Chinyakov M. K. Rossiya (SSSR) v «koalitsionnykh voinakh» ot Tridtsatiletnei voiny do Vtoroi mirovoi: k postanovke problemy//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №11-2010
8.
Aleshin V. V. Metodologicheskie i pravovye voprosy mezhdunarodnogo prava vooruzhennykh konfliktov//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №3-2010
9.
Piskunov A.A. Ekonomicheskii potentsial voennoi doktriny//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №1-2010
10.
Sergunin A. A. Evolyutsiya kontsepta «voennaya bezopasnost'» v doktrinal'nykh dokumentakh Rossiiskoi Federatsii//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №5-2011
11.
Manoilo A. V. National State Models for Psychological Solutions to International Conflicts//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №2-2011
12.
Khagush A. R. Rol' mezhdunarodnykh dvustoronnikh dogovorov v regulirovanii voenno-tekhnicheskogo sotrudnichestva Rossii s inostrannymi gosudarstvami//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations, №2-2012
13.
Tytar V. A. Rol' i mesto yadernogo sderzhivaniya v obespechenii voennoi bezopasnosti Rossii//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2012)
14.
Magadeev I. E. K probleme adaptatsii voennykh k tekhnicheskim izmeneniyam: tank i ego mesto vo frantsuzskoi voennoi mysli 1920-kh godov//Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya, №2-2012
15.
Utyashov E. K. Osnovaniya vvedeniya voennogo polozheniya: voprosy teorii//Pravo i politika, №6-2012
16.
Fomin A.V. Normativno-pravovye aspekty voenno-tekhnicheskogo sotrudnichestva Rossii s gosudarstvami-chlenami ODKB//Politika i Obshchestvo, №2-2013
17.
Semyachkin A.A. Sovremennoe sostoyanie rossiisko-indiiskikh otnoshenii v sfere voenno-tekhnicheskogo sotrudnichestva//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №1-2013
18.
Razumov Yu.A. O nekotorykh problemakh sovremennogo mezhdunarodnogo prava v oblasti voennoi i pogranichnoi bezopasnosti//Pravo i politika, №2-201
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"