Статья 'Евразийский банк развития как механизм научно-технологической интеграции в рамках ЕАЭС: правовые аспекты' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Евразийский банк развития как механизм научно-технологической интеграции в рамках ЕАЭС: правовые аспекты

Шугуров Марк Владимирович

ORCID: 0000-0003-3604-3961

доктор философских наук

профессор кафедры философии, Саратовская государственная юридическая академия

410056, Россия, г. Саратов, ул. Вольская, 1

Shugurov Mark Vladimirovich

Doctor of Philosophy

Professor, the department of Philosophy, Saratov State Law Academy

410056, Russia, g. Saratov, ul. Vol'skaya, 1

shugurovs@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2022.1.37236

Дата направления статьи в редакцию:

23-12-2021


Дата публикации:

30-12-2021


Аннотация: Предметом исследования являются правовые и тесно связанные с ними программно-стратегические аспекты деятельности Евразийского банка развития (ЕАБР) как ключевого регионального финансово-инвестиционного института, оказывающего в приоритетном порядке поддержку интеграционным проектам в производственной сфере в странах операций. Цель исследования состоит в концептуальной систематизации программно-стратегических и правовых основ деятельности ЕАБР в качестве механизма развития сотрудничества государств – членов ЕАЭС в сфере технологической модернизации экономики и выпуска высокотехнологичной и наукоемкой продукции на основе кооперационных проектов с интеграционной составляющей. Автор подробно останавливается на анализе инструментов, входящих в право Банка и определяющих его участие в интеграционных процессах в сфере промышленности, АПК и энергетики, которые предполагают технологическую модернизацию. Исследованы положения, относящиеся к праву Союза и направленные на вовлечение Банка в интеграционные процессы производственно-технологического характера. Основной вывод проведенного исследования заключается в том, что текущая проектная и связанная с ней аналитическая работа Банка соответствует трендам, в русле которых сегодня функционируют многосторонние банки развития как таковые, а также коррелирует потребности повышения глобальной конкурентоспособности Союза. Новизна исследования заключается в комплексном рассмотрении системы правовых инструментов, направленных на реализацию и усиление потенциала ЕАБР в качестве одного из механизмов производственно-технологической интеграции в рамках ЕАЭС. Основной вклад в изучение темы представляет собой обоснование положения о том, что преодоление системных проблем, сохраняющихся в деятельности Банка, при опоре на поддержку национальных правительств и национальных институтов развития, а также при активном сотрудничестве с Евразийской экономической комиссией самым положительным образом скажется на усилении интенсивности процессов производственно-технологической кооперации и превращении Союза в одно из влиятельнейших интеграционных объединений современного мира.


Ключевые слова: право ЕАЭС, Евразийский банк развития, интеграционные процессы, зеленые инвестиции, программное регулирование, цифрова повестка, научно-техническое сотрудничество, устойчивое развитие, инновации, совместные проекты

Abstract: The subject of this research is the legal and cognate framework strategic aspects of the Eurasian Development Bank (EDB) as the key regional financial and investment institution that lend support to integration projects in the industrial sector in the countries of operations on a priority basis. The goal of this research lies in the conceptually systematization of the framework strategic and legal grounds of the  activity of the Eurasian Development Bank as the mechanism for the development of cooperation between EAEU member-states in the sphere of technological modernization of the economy and manufacturing of high-tech and science-driven products based on the cooperation projects with integration component. The author analyzes the instruments that are part of law of the Bank and determine its engagement in the integration processes in the industrial, agricultural and energy spheres, which suggest technological modernization. The conclusion us made that the current project and related analytical work of the EDB is in line with the trends of operation of the multilateral development banks, as well as correlated the requirement for increasing global competitiveness of the EAEU. The novelty of this research consists in comprehensive examination of the system of legal instruments aimed at implementation and strengthening of the potential of the Eurasian Development Bank as one of the mechanisms of industrial and technological integration within the EAEU. The author’s main contribution consists in argumentation of the position that overcoming systemic problems that persist in the activity  of the EDB, with the support of the national governments and national institutions of development, as well as active cooperation with the Eurasian Economic Commission, would most positively affect the intensification of the processes of industrial and technological cooperation and turning the EAEU into one of the most influential integration associations in modern world.



Keywords:

cooperation in science and technology, digital agenda, program regulation, green investment, integrative processes, Eurasian bank of development, law of the EAEU, sustainable development, innovation, joint projects

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-011-00780 («Модель правового регулирования научно-технологической и инновационной интеграции в рамках ЕАЭС и вызовы Четвертой промышленной революции»).

Введение

Динамичные процессы, которые происходят в сфере науки, технологий и инноваций в современном мире, во многом стали возможны благодаря активному и непосредственному участию финансовых институтов, поддерживающих высокотехнологичные проекты. Это национальные и международные банки развития и фонды. Участие данных институтов заключается в выделении финансовых средств в формате софинансирования, а также в оказании технических и консультативных услуг. В портфеле финансовых институтов развития представлены проекты, которые связаны, например, с передачей технологий и организацией высокотехнологичных производств в самых разных отраслях экономики. Наибольшей приоритетностью отличаются сегодня проекты, которые содействуют переходу к новому технологическому укладу, свойственного Индустрии 4.0, что одновременно интегрировано в более масштабное явление, такое как переход к устойчивому развитию и достижение его целей на национальном, региональном и универсальных уровнях.

Наукоемкие и высокотехнологичные проекты и программы можно классифицировать на национальные и международные. В рамках межгосударственных объединений интеграционного характера особую значимость приобретают проекты с интеграционной составляющей. Их смысл заключается в сложении научно-технологического и производственного потенциалов государств – членов интеграционного объединения в целях технологической модернизации экономики и повышения глобальной конкурентоспособности. Отмеченные закономерности со всей очевидностью заявляют о себе применительно к интеграционным процессам в рамках ЕАЭС. Так, в Декларации о дальнейшем развитии интеграционных процессов 2018 г. [1] речь идет о совместных высокотехнологичных проектах, которые призваны стать символами евразийской интеграции. В дополнение к этому в Стратегических направлениях развития евразийской экономической интеграции до 2025 г.(далее – Стратегия-2025)[2] намечен подъем инвестиционной и инновационной активности, а также расширение перечня сфер экономического взаимодействия.

Успех в реализации совместных высокотехнологичных проектов и повышение научно-производственного потенциала Союза зависит от многочисленных факторов, начиная от должного качества кадрового потенциала и закачивая состоянием объектов индустриально-инновационной инфраструктуры. В силу того, что совместные проекты и программы в рамках ЕАЭС имеют межгосударственный характер, то ключевое значение здесь приобретают международные финансовые организации как источники инвестиций. Причем это не только и не столько организации универсального характера, такие как Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития и т.д., которые поддерживают, как правило, проекты на национальном уровне, а именно международные финансовые структуры, сосредоточенные на поддержке проектов, программ и инициатив национального и межгосударственно характера, реализуемых в государствах ЕАЭС и СНГ. В этом случае к подобного рода международной финансовой организации относится Евразийский банк развития (далее – ЕАБР).

Следует констатировать, что многосторонняя деятельность Банка вызывает повышенный интерес в научной литературе. В частности, стали выходить комплексные работы, в которых систематизируются различные направления его активности, как в сфере проектной деятельности, так и в сфере аналитики и экспертизы [3–5]. Однако вполне заметно, что внимание к его деятельности свойственно главным образом представителям экономической науки. Между тем функционирование Банка, в том числе с точки зрения его вклада в обеспечение производственно-технологической интеграции в рамках ЕАЭС, непосредственно относится к предметному полю международно-правовой науки и находится на стыке исследований, проводимых в области права международных финансовых организаций и права межгосударственных интеграционных объединений.

Целью представленного исследования является концептуальная систематизация программно-стратегических и правовых основ деятельности ЕАБР в качестве механизма развития сотрудничества государств – членов ЕАЭС в сфере технологической модернизации экономики и выпуска высокотехнологичной и наукоемкой продукции на основе кооперационных проектов с интеграционной составляющей.

Для достижения цели исследования предполагается решение следующих задач:

-1) определить правовые и программно-стратегические основы регулирования реализации функций Банка, которые относятся к его внутреннему праву;

- 2) установить инструменты, входящие в право Союза и направленные на вовлечение Банка в интеграционные процессы, в том числе производственно-технологического характера;

- 3) раскрыть тенденции развития проектной деятельности Банка и продемонстрировать их соответствие трендам, в русле которых функционируют многосторонние банки (МБР) как таковые.

В связи с тем, что производственно-технологическое сотрудничество, включающее в себя сотрудничество во всех звеньях инновационного цикла, представляет собой ключевой стратегический приоритет ЕАЭС, то в работе был использован догматико-юридический метод, позволивший эксплицировать содержание данного приоритета, закрепленного в правовых актах ЕАЭС и ЕАБР и связанных с ними программно-стратегических документах. Весомое значение имело также использование метода правового моделирования, что позволило выявить сочетание различных правовых инструментов, образующих собой механизм правового регулирования деятельности Банка в рассматриваемом в данной статье направлении его активности. Кроме указанных методов, методология исследования включила в себя такие специально-научные методы, как сравнительно-правовой и историко-правовой методы. Их использование было дополнено обращением к общенаучным методам, таким как анализ и синтез, абстрагирование и обобщение. Ключевую роль имел системный подход, позволивший установить систему направлений деятельности ЕАБР в рассматриваемом аспекте, в том числе с точки зрения полноты его правового и программно-стратегического обеспечения. Метод прогнозирования был использован для определения оптимальных мер по наращиванию потенциала Банка в качестве инвестиционно-финансового механизма производственно-технологической интеграции в рамках ЕАЭС.

Актуальность исследования определяется тем, что как научно-технологическое, так производственно-технологическое сотрудничество в рамках ЕАЭС, осуществляемое на кооперационной программно-проектной основе, требует притока достаточных инвестиций, в том числе «зеленых» инвестиций, источником которых являются не только национальные финансово-кредитные организации и институты развития, но также и МБР. Отсюда инвестиционный, а также аналитико-экспертный потенциал ЕАБР требует самого детального изучения, в том числе с точки зрения оценки уровня правового и связанного с ним программно-стратегического обеспечения его реализации и усиления.

Научная новизна работы заключается в обосновании научных представлений о ЕАБР не только как инвестиционном механизме производственно-технологической интеграции, главным образом государств – членов ЕАЭС, но и как катализаторе, способного обеспечить углубление их сотрудничества в сфере совместных усилий по повышению технологического потенциала производственных процессов и выпускаемой продукции.

Данное исследование выполнено на основе анализа правовых и программно-стратегических документов ЕАБР и ЕАЭС, а также анализа проектной активности Банка на территории Союза. Во внимание приняты качественные и количественные показатели активности ЕАБР, а также степень его вовлеченности в функционирование собственно институциональной структуры ЕАЭС.

1. Направления деятельности Евразийского банка развития: правовые и стратегические основы

Следует начать с того, что ЕАБР был создан в 2006 г. на основе Соглашения об учреждении Евразийского банка развития от 12 января 2006 г. [6]. В настоящее время его уставный капитал составляет 7 млрд долл. В течение последних 15 лет Банк осуществляет свою инвестиционную деятельность в пределах евразийского пространства на территории своих стран – участниц, таких как Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан. Если обратиться к ст. 1 «Цели банка», включенной в раздел 1 «Цели, функции и участники Банка» его Устава [7], то к целям отнесено, во-первых, содействие становлению и развитию рыночной экономики государств – участников Банка, а, во-вторых, расширению их торгово-экономических связей посредством осуществления инвестиционной деятельности. Это свидетельствует об устремленности к непосредственному участию в обеспечении интеграции государств – участников в рамках Таможенного Союза, а также Единого экономического пространства. Естественно, что с учреждением ЕАЭС это имело своим продолжением оказание содействия развитию торгового-экономических отношений не только между государствами – участниками, которые входят в ЕАЭС, но и расширение их сотрудничества с другими государствами – участниками, которые членами ЕАЭС не являются.

Если обратиться к характеристике функций, то из перечня, приводимого в ст. 2 «Функции» Устава, наглядно можно видеть позиционирование Банка в качестве института развития. Дело в том, что он не только занимается сугубо инвестиционной деятельностью посредством финансирования проектов и программ в государствах – участниках, а также участвует в уставном капитале организаций, реализующих те или иные проекты, используя свой собственный капитал и средства, привлеченные на международных и национальных финансовых рынках, но и занимается другими видами деятельности. Сюда относится консультирование по вопросам экономического развития и эффективного использования ресурсов, а также расширения торгово-экономических связей. Нельзя не упомянуть и о проведении информационно-аналитической работы в сфере государственных и международных финансов.

Как определяется в п. 2 ст. 9 «Ресурсы банка», ресурсы и услуги Банка предоставляются исключительно для достижения его целей и выполнения функций в полном соответствии с правилами, процедурами и положениями, которые утверждаются Советом Банка. Согласно п. 3. ст. 9 «Ресурсы банка» Банк может создавать фонды для реализации отдельных функций. Предусматривается также, чтоза счет отчислений от прибыли им может формироваться резервный фонд, а также другие целевые фонды, порядок формирования и управления которыми утверждается его Советом. Кроме этого, он вправе на основе решения Совета и на основании соглашений с правительствами государств – участников принимать на себя обязательства по управлению специальными фондами, которые сформированы участником или группой участников Банка, иными организациями в соответствии с его задачи и целями. Предусматривается, что расходы по управлению специальными фондами осуществляются за счет этих фондов.

В п. 2 ст. 10 «Инвестиционная деятельность» разъясняется, что он вправе предоставлять кредиты совместно с другими международными финансовыми институтами, коммерческими банками и иными заинтересованными учреждениями. Таким образом, это подтверждает его установку на самое тесное сотрудничество с иными финансовыми организациями самого разного характера, что позволяет консолидировать значительно больший объем финансовых ресурсов, далее предоставляемых заемщикам в целях поддержки реализуемых ими проектов.

Отмеченные нами функции нашли свою детализацию в содержании последующих статей Устава. Так, в п. 1 ст. 10 «Инвестиционная деятельность» содержится важное для предмета нашей статьи положение о том, что Банк в рамках своей инвестиционной деятельности осуществляет финансирование проектов и программ, которые выделены в межгосударственных и межправительственных соглашениях государств – участников в качестве приоритетных. Здесь свое подтверждение нашла указанная нами выше вторая цель его функционирования. Достижение этой цели поставлено на основу, представленную таким нормативным правовым актом рассматриваемой международной финансовой организации, как Положение об инвестиционной деятельности [8].

Сразу же отметим, что задачи инвестиционной деятельности Банка системным образом раскрыты не в Уставе, а именно в Положении. Здесь перечислено следующее: развитие и модернизация энергетической, транспортной, коммуникационной и агропромышленной инфраструктуры в целях интенсификации торгово-экономического сотрудничества государств – участников; достижение качественных структурных сдвигов в экономиках государств – участников за счет финансирования проектов, направленных на развитие рыночной экономики; устранение инфраструктурных и других ограничений устойчивого роста; повышение эффективности использования природных ресурсов, охрана окружающей среды и улучшение экологической обстановки; увеличение выпуска конкурентоспособной высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью в несырьевых отраслях экономики; развитие малого и среднего бизнеса посредством кредитования или прямых инвестиций в организации, осуществляющие поддержку малого и среднего предпринимательства; формирование финансово-инвестиционных механизмов поддержки интеграционных процессов в государствах – участниках, в том числе поддержка развития в них финансовых рынков. Характеризуя задачи, подчеркнем, что все они соответствуют его уставным целям и функциям, что в очередной раз демонстрирует его идентификацию в качестве банка развития. С точки зрения предмета нашей статьи наиболее важными предстают задачи по содействию реализации проектов, которые усиливают экономическую взаимосвязь государств – участников.

Одновременно не стоит забывать о том, что Банк – это финансовая организация, а как всякая финансовая организация, он должен проводить политику, направленную на свое собственное самовоспроизведение, что означает необходимость получения финансовой прибыли. Отсюда весьма взвешенное отношение к экспертизе проектных заявок и оценке платежеспособности бенефициаров. Предусмотрено также предоставление Банком услуг, связанных с финансированием (п. 5 ст. 11). Поясним, что завышенное стремление к высокой норме прибыли отсутствует, что подтверждает его статус института развития. Поэтому им осуществляется деятельность на условиях, которые обеспечивают достаточную доходность его операций при вполне приемлемом уровне риска. К его целевым продуктам и инструментам относится следующее: проектное финансирование; инвестиционное финансирование; участие в капитале; торговое финансирование; документарные операции; участие в фондах, организация и управление ими; консультационные услуги и техническое содействие по подготовке проектов.

С предоставлением и использованием собственно финансовых инструментов неразрывно связано оказание услуг технического характера, включая услуги по подготовке проектов.Данную работу осуществляет Фонд технического содействия (ФТС), средства которого идут также на грантовое финансирование. Фонд сосредоточен на предоставлении технического содействия в процессе подготовки проектной документации как ключевого условия, необходимого для открытия финансирования проектов и программ. Средства Фонда главным образом идут на разработку технико-экономического обоснования тех или иных проектов, осуществление отраслевых, маркетинговых и технологических исследований и оценок, например, оценки воздействия предполагаемого проекта на окружающую среду.

Подтверждение ориентации на осуществление информационно-аналитической деятельности нашло свое дальнейшее закрепление в ст. 11 Устава. К этой деятельности отнесено следующее: сбор, систематизация и анализ информации о состоянии экономики и финансовых рынков государств – участников; анализ их инвестиционных возможностей, нормах банковского законодательства и т.д. Информационно-аналитические материалы не только предоставляются участникам Банка, но и иным пользователям, например, организациям, с которым заключено соответствующее соглашение. Заимствование и иные виды деятельности детально изложены в ст. 12 Устава.

Как и всякий международный банк развития, ЕАБР в своей деятельности следует не только положениям своего Устава, но и положениям своих собственных стратегических документов, содержащих актуальные ориентиры и одновременно подводящих итоги работы за пятилетний цикл. Содержание этих стратегий относится к самостоятельному предмету изучения в научной среде [9].В результатезавершения своего пятилетнего цикла функционирования, предметные контуры которого были намечены Стратегией на период 2013–2017 гг.[10],Банк вполне состоялся как многосторонний международный финансовый институт развития, который в своей деятельности содействует углублению процессов экономической интеграции между государствами – участниками. За этот период кристаллизировалась система его приоритетных отраслевых проектов (энергетика; транспорт и инфраструктура; стратегические отрасли, такие как горнодобывающая промышленность и металлургия, машиностроение, химическая промышленность, АПК; финансовый сектор).

Как указывается в Стратегии на 2018–2022 гг. [11], Банк намерен сфокусировать свою деятельность на финансировании проектов, которые отличаются высоким интеграционным эффектом, не забывая при этом о важности поддержки национальных проектов развития, выстраивании сотрудничества с «якорными» клиентами, т.е. с крупными компаниями. Именно сотрудничество с последними способно привести к тому, что Банк получит возможность занять приоритетные, т.е. системно значимые ниши в экономике стран операций. Ключевое место здесь имеют проекты, нацеленные на производство продукции с высокой добавленной стоимостью, прежде всего, высокотехнологичной продукции, а также изначально предполагающие технологическое развитие экономики. Отсюда в фокусе внимания оказывается внедрение аддитивных технологий (AF-технологий), особенно на предприятиях автомобиле- и авиастроительной отрасли, что позволит существенным образом сократить отставание от стран-лидеров. Другая установка Стратегии Банка – развертывание инвестиционной деятельности в направлении содействия углублению промышленной кооперации предприятий хозяйствующих субъектов государств – участников, что создает возможность выпуска совместно произведенной высокотехнологичной продукции. Это позволит, во-первых, увеличить долю отечественной промышленной продукции на внутренних рынках и повысить уровень ее локализации, а, во-вторых, усилить экспортный потенциал промышленной продукции.

В Стратегии 2018–2022 гг. мы вновь видим подтверждение перечня приоритетных категорий отраслевых проектов, указанных в предшествующей стратегии. Новшеством стало стремление поддерживать сектор ИКТ. Кроме этого, за счет средств Фонда технического содействия запланирована поддержка проектов, направленных на развитие гуманитарного сотрудничества между государствами – участниками, т.е. проекты в сфере культуры и искусства, науки и образования. Данного рода усилия могут привести к формированию единого евразийского гуманитарного пространства.

Возникает вопрос о том, каковы факторы, детерминирующие приведенный перечень отраслевых производственных проектов, приоритетных с точки зрения финансирования и оказания технической поддержки? Ответ можно найти в самой Стратегии: это не только их приоритетность в соответствии с национальными программами развития, но и наличие у них интеграционного потенциала. Если рассматривать проектную активность в сфере развития транспортной инфраструктуры, то Банк недвусмысленно исходит из того, что данного рода проекты будут способствовать реализации интеграционного потенциала на евразийском пространстве в направлении формированию единого транспортного пространства ЕАЭС. Разумеется, все это находится в прямой и обратной связи с поддержкой достижения целей национальных отраслевых стратегий развития. Не вызывает сомнение, что, как на национальном, так и на интеграционном уровне, проекты, связанные с улучшением транспортной связности регионов, развитием современной и эффективной транспортной инфраструктуры, повышением устойчивости и безопасности транспортной системы, развитием интеллектуальных транспортных систем и т.д., предполагают внедрение новейших транспортных технологий, что означает осуществление производственно-технологической кооперации.

Подобного рода логика хорошо прослеживается в разделе 5.6. «Целевые проекты» Стратегии. В течение периода 2018–2022 г. приоритетной для поддержки со стороны Банка выделена следующая номенклатура проектов с сильным интеграционным эффектом: межстрановые инфраструктурные проекты, способствующие укреплению торгово-экономических и инвестиционных связей между государствами – участниками Банка, созданию и развитию общих рынков: трансграничные дороги, в том числе международные транспортные коридоры, мосты, нефте- и газопроводы, телекоммуникационные линии, линии электропередачи с системной инфраструктурой (сети, подстанции и пр.), а также национальные интеграционные инфраструктурные проекты (морские и речные порты, аэропорты, логистические мультимодальные терминалы). В рассматриваемый перечень также включены проекты, способствующие росту товарооборота и мобильности грузов в приграничных регионах, а также облегчающие передвижение граждан и создающие иные трансграничные эффекты для стран – членов Банка. Укажем также на проекты, предусматривающие реальную корпоративную интеграцию хозяйствующих субъектов различных стран – участниц Банка при создании продукта или оказании услуг (проекты, встроенные в глобальные и/или региональные производственные цепочки), а также проекты, направленные на развитие торговых операций между контрагентами стран – участниц Банка, поддерживаемые, в том числе, с использованием финансовых институтов-посредников – коммерческих банков и лизинговых компании.

Банк вовлечен в целую серию национальных проектов развития, под которыми понимаются инвестиционные проекты, характеризующиеся достаточно длительными сроками окупаемости и высокими рисками. Данного рода характеристики этих проектов не позволяют им стать предметом инвестиционной привлекательности со стороны коммерческого банковского сектора и иных инвесторов. Поэтому поддержку данного проектов осуществляют институты развития, в нашем случае, ЕАБР, использующий в своей работе принцип дополняемости и исходящий из принципа государственно-частного партнерства. В инвестиционный портфель Банка входят общегосударственные, региональные и муниципальные инфраструктурные проекты в самых разных отраслях: транспортная инфраструктура; жилищно-коммунальное хозяйство (водоснабжение, теплоснабжение, утилизация ТБО и пр.); энергетическая инфраструктура; социальная инфраструктура (дошкольные и общеобразовательные учебные заведения, медицинские учреждения и пр.). Данную категорию проектов дополняют проекты, предполагающие развитие и создание новых производств, что приводит к вовлечению хозяйствующих субъектов страны в дополнительные цепочки добавленной стоимости. Особо значима поддержка, оказываемая со стороны Банка усилиям стран – участниц и их хозяйствующим субъектам в сфере импортозамещения и укрепления экспортного потенциала национальных экономик. Напомним, что импортозамещение и наращивание экспортного потенциала относится к одному из направлений согласованной промышленной политики государств – членов ЕАЭС. Роль Банка в развитии производственного сектора дополняется его усилиями по развитию финансового сектора.

Необходимо специально остановиться на том, что основной выбор приходится на проекты, имеющие инновационную составляющую и предполагающие изменение технологического уклада. Следовательно, приоритет отдается проектам, которые направлены на изменение способа производства и предполагают высокий уровень затрат на НИОКР, участие в передаче перспективных технологий, что, в конечном счете, способно привести к производству высокотехнологичной продукции, конкурентоспособной на внутренних и внешних рынках. В сущности, инновационно-технологическая составляющая как критерий принятия решения о поддержке характерна и для инфраструктурных проектов. Отмеченный подход характерен для поддержки, оказываемой программам развития микро-, малых и средних предприятий, малых сельхозпроизводителей, а также программам, предполагающих, например, внедрение энергоэффективных технологий на предприятиях.

Как и все наиболее значимые международные финансовые организации, ЕАБР в настоящее время осуществляет реализацию повестки социальной и экологической ответственности финансовых институтов (ESG-повестка: «окружающая среда», «социальная сфера», «корпоративное управление») и одновременно ориентирует свою деятельность на содействие достижению Целей в области устойчивого развития, закрепленных в Повестке в области устойчивого развития на период до 2030 г. [12].

Составные элементы социальной и экологической ответственность были заявлены в разделе 2 «Основные принципы инвестиционной деятельности Банка» Положения об инвестировании, где подчеркивалось, что реализация проектов, которые финансирует Банк, не должна приводить к реальному ухудшению среды обитания и социальных условий труда и жизни населения. Напротив, инвестиции призваны к обеспечению повышение жизненного уровня жизни населения и уровня социальной обеспеченности, а также к улучшению состояния окружающей среды. В п. 1.3 такого специального документа, как Политика экологической и социальной ответственности Евразийского банка развития [13], в качестве цели экологической политики выделено повышение позитивных экологических и социальных эффектов при одновременном избегании или уменьшении негативных экологических и социальных последствий при подготовке и реализации инвестиционных проектов, что будет способствовать обеспечению вклада последних в устойчивое развитие. Кроме этого, речь идет не только об избегании или уменьшении негативных эффектов, но и о повышение эффективности использования природных ресурсов и усилении охраны окружающей среды. Это достигается посредством того, что при подготовке инвестиционных проектов осуществляется оценка способности выполнения инициаторами проекта (заемщиками) обязательств по соблюдению требований в области охраны окружающей среды и в отношении социального воздействия, которые установлены национальным законодательством. В процессе же реализации утвержденного проекта осуществляется мониторинг выполнения обязательств, которые приняли на себя заемщики.

Добавим, чтоБанкстремится в первую очередь поддерживать проекты в сфере транспортной инфраструктуры, цифровых систем, «зеленой» энергетики, сельского хозяйства, промышленности и машиностроения, которые вносят существенный вклад в достижение Целей устойчивого развития (далее – ЦУР) на национальном и региональном уровне. Это отражает повышенное внимание содействию экономической интеграции при одновременном соблюдении принципов социальной и экологической ответственности. Поэтому в портфель проектов включаются проекты, выполнение которых позволит существенно повысить качество жизни населения в странах – участницах при одновременном улучшении состояния окружающей среды и повышении эффективности использования природных ресурсов. В последнем случае вполне обоснованно говорить о его вкладе в достижение ЦУР № 12 «Устойчивые модели потребления и производства».

Современные международные финансовые организации относятся к институтам развития, в том числе по той причине, что они аккумулируют и распространяют самые разнообразные знания, которые содействуют развитию тех или иных сфер в государствах их операций. Например, Всемирный банк занял прочные позиции не только «глобализатора», но и «банка знаний». И ЕАБР здесь не является исключением. В его структуре функционирует Цент интеграционных исследований, работающий по многочисленным направлениям. К одному из них относится инициатива по выработке Концепции Евразийской товаропроизводящей системы, представляющей собой систему торговли, необремененной излишними барьерами и ограничениями, а также функционирующей посредством цифровой платформы [14]. За основу концепции будут приняты результаты специального исследования.

Устав Банка предусматривает активную деятельность в сфере экспертной аналитики. В силу уставного характера данного направления в Стратегии на 2018–2022 гг. был включен специальный раздел VI «Аналитическая деятельность». В этом разделе воспроизводятся и уточняются уже отмеченные нами выше экспертно-консультативная и аналитическая функции. Как можно видеть на примере сайта Банка, открытый характер имеет не только его проектная, но и аналитическая деятельность, имеющая страновый, отраслевой и интеграционный характер [15]. Аналитические издания, отраслевые и тематические обзоры публикуются на постоянной основе.

Исследования, посвященные актуальным вопросам экономического развития стран региона операций Банка, публикуются на ежеквартальной основе в рамках специальных докладов. Существенное расширение перечня публикуемых обзоров, включающих в себя описание внешних экономических условий, текущей макроэкономической ситуации в регионе, драйверов и рисков экономического развития, а также среднесрочных прогнозов основных макроэкономических показателей государств – участников ЕАБР, произошло в период реализации Стратегии на 2013–2017 гг. Столь же открытый и постоянный характер имеет проведение конференций (например, ежегодная международная конференция «Евразийская интеграция»).

В рассматриваемом разделе Стратегии на 2017–2022 гг. поясняется, что инвестиционные проекты, поступающие на рассмотрение, проходят обязательную процедуру оценки на их соответствие миссии и стратегическим целям Банка. В связи с тем, что формой реализации стратегических ориентиров является поддержка проектов, то мониторинг выполнения Стратегии есть, по сути, выявление интеграционных и социально-экономических эффектов выполнения проектов из его инвестиционного портфеля.

С точки зрения подхода к Банку как интегратору весьма интересным представляется аналитическая работа в рамках выполнения задачи, связанной с изучением интеграционных процессов между государствами – участниками и сопровождением их проектно-инвестиционной деятельности. В этом направлении развивается взаимодействие с Евразийской экономической комиссией (далее – ЕЭК), что позволяет избегать дублирования. Ввиду заинтересованности в сотрудничестве с другими МБР осуществляется постоянный мониторинг деятельности последних, равно как и развертывающихся процессов экономической интеграции на территории стран операций Банка. На укрепление аналитического потенциала направлено сотрудничество с иными международными организациями, также занимающихся аналитической деятельностью.

С учетом имеющегося опыта аналитико-экспертной деятельности, в Стратегии на 2018–2022 гг. намечены следующие виды работ: проведение аналитических исследований, которые связаны с вопросами стратегического и институционального развития ЕАБР; мониторинг и оценка выполнения принятых решений по данным вопросам; продолжение подготовки на системной основе отраслевых и макроэкономических обзоров; аналитическое сопровождение проектно-инвестиционной деятельности; анализ инвестиционной деятельности других МБР в регионе операций Банка; проведение совместных прикладных исследований с другими МБР, МФО, ЕЭК, национальными институтами развития; аналитика объема, структуры и динамики инвестиций в рамках ЕАЭС, тенденций взаимной торговли, интеграции на финансовых рынках, развития транспортных коридоров, возможностей расширения несырьевого экспорта, а также иных интеграционных процессов.

В связи с тем, что срок действия рассмотренной стратегии истекает, перед Банком встала задача по разработкеи принятию новой стратегии. На заседании Совета ЕАБР (июль 2021 г., Алматы) произошло значимое событие для всей последующей деятельности Банка: была утверждена его стратегия на 2022–2026 гг. [16]. Из документа видно, что предполагается фокусировка именно на реализации трансграничных инвестиционных проектов с интеграционной составляющей. Более того планируется двухкратное увеличение объема инвестиций до 11 млрд. долл. Из материалов указанного заседания Совета ЕАБР следует, что усилия Банка будут направлены на реализацию очень крупных инвестиционных проектов, таких как транспортно-цифровой коридор «Европа – Западный Китай», единая товаропроводящая сеть «ЕАЭС+» и водно-энергетический комплекс Центральной Азии. В дополнение к этому будет расширена проектная деятельность в странах, которые являются миноритарными акционерами (Армения, Киргизия, Таджикистан). На нее планируется выделить около 500 млн. долл. В дополнение к этому особенностью нового цикла стратегического планирования работы Банка стало такое весьма важное дополнение, как адаптация к потребностям каждой страны – участницы. Это находит свое продолжение в разработке страновых стратегий, например, сейчас разрабатывается стратегия работы Банка в Таджикистане [17]. В ней будут учтены специфические условия его экономического развития и конкретные макроэкономические показатели.

Таким образом, проведенный анализ показал, что Банк отвечает всем критериям финансового института развития, включающего сегодня инновационно-технологический вектор. Именно это делает его важнейшим актором и даже своего рода катализатором производственно-технологической интеграции в рамках ЕАЭС.

2. ЕАБР как катализатор интеграционных процессов в ЕАЭС в производственно-технологической сфере: программно-стратегические и правовые рамки

Вполне очевидно, что ЕАБР не представляет собой собственно финансовую организацию ЕАЭС. Поэтому достаточно ошибочными выглядят рассуждения о нем, как о финансовом институте Союза [18]. Однако нельзя не учитывать, что он фактически занял видное место в процессах евразийской интеграции именно в качестве финансового института развития, оказывающего содействие интеграционным процессам. Как отмечал Д.В. Панкин, задача Банка заключается в том, чтобы поддержать проекты, в которых присутствует цепочка добавленной стоимости, в том числе с учетом экспортного потенциала. «Для нас важно, чтобы не просто производили товар в России, а потом продавали в Казахстане. Необходимо, чтобы товар создавался в процессе производственной кооперации, например, России, Казахстана и Беларуси» [19, c. 4].

С нашей точки зрения, Банк вполне обоснованно следует отнести к механизмам научно-технологической и производственной интеграции в рамках ЕАЭС, что выступает аспектом его участия в обеспечении промышленной кооперации государств – членов Союза [20]. Впрочем, не менее значимой является его участие в обеспечении интеграции в транспортной сфере [21], а также в АПК. Подобная функция имеет соответствующие политико-правовые, в частности стратегические, а также собственно правовые основы, задающие рамки его участия в финансировании проектов и программ с интеграционной составляющей. Однако, прежде чем перейти к характеристике собственно правовых основ, остановимся на положениях стратегических документов, которые закрепляют место ЕАБР в процессах евразийской интеграции.

Исходные рамки взаимодействия ЕАЭС и ЕАБР задают положения Меморандума о сотрудничестве ЕЭК как одного из органов Союза, с одной стороны, и Банка – с другой [22]. Примечательно, что подписание документа прошло в рамках VIII Международной научно-практической конференции ЕАБР «Углубление и расширение Евразийской интеграции» (2013 г.). В рамках данной, как, впрочем, и предшествующей, а также последующих конференций, по сложившейся традиции происходит своего рода подведение итогов экспертно-аналитической работы, проведенной Банком [23]. Как исследования, проведение которых координирует Центр интеграционных исследований ЕАБР, так и сами конференции, не говоря уже об иных инициативах, а тем более проектах, демонстрируют его включенность в содействие интеграционным процессам. В определенном смысле Меморандум зафиксировал его функцию «интегратора» и внес в нее уточняющим моменты.

Разумеется, Меморандум не является правовым актом, в котором свое закрепление нашли бы права и обязанности Сторон: это скорее заявление о намерениях, сочетающихся с элементами стратегического планирования направлений сотрудничества в тех или иных формах. Иными словами, это рамочная основа организационного характера для взаимодействия в тех сферах, которые представляют взаимный интерес.

В основе положений Меморандума – положения Договора о ЕАЭС 2014 г. и Соглашения об учреждении Евразийского банка развития 2006 г. В дополнение к этому имеется и практическая база намеченного сотрудничества. Сюда следует отнести опыт и знания, которые были накоплены и реализованы Сторонами в своей предшествующей работе применительно к сфере развития интеграционных процессов в рамках Единого экономического союза и Таможенного Союза. Из преамбулы Меморандума прямо следует, что Стороны намерены и далее продвигать евразийскую интеграцию и содействовать ее переводу на качественно новый уровень, а именно переводить ее в формат учреждения Евразийского экономического союза, в рамках которого намеченное сотрудничество получит свой дальнейший импульс. Общий контекст данных намерений – это сотрудничество ЕЭК и Банка по совершенствованию регионального взаимодействия и экономического развития стран – участниц.

Если обратиться к характеристике основных направлений сотрудничества, то здесь можно выделить три группы. Первая группа представлена сотрудничеством в сфере проведения совместных аналитических исследований. Их отличает видовое многообразие: исследования по широкому кругу вопросов; секторальные (отраслевые) и региональные исследования; формирование системы анализа и прогнозирования развития экономик государств – членов Таможенного союза и Единого экономического пространства, функционирования Единого экономического пространства, а в будущем государств – членов ЕАЭС; создание и использование аналитического экономико-математического инструментария, необходимого в процессе для изучения потенциала и экономической целесообразности расширения Таможенного союза, Единого экономического пространства и формируемого Евразийского экономического союза, а также для анализа взаимодействия с другими интеграционными объединениями. Из всего перечисленного со всей ясностью следует два обстоятельства. Во-первых, это создание совместными усилиями аналитической и прогнозной базы, необходимой в качестве основы для выработки рекомендации по координации экономической политики государств, участвующих в процессе евразийской интеграции. Во-вторых, ЕЭК и Банк позиционируют в качестве партнеров по проведению совместной аналитической работы и представляют собой составную часть субъектного состава аналитического пространства евразийской интеграции.

Как мы уже упоминали в начале статьи, главное для международных банков развития – это оказываемая ими поддержка реализации перспективных проектов. В связи с тем, что ЕЭК выполняет роль координатора в разработке и реализации проектов с интеграционной составляющей, то второе направление сотрудничества включает проведение анализа и оценки инвестиционных проектов с интеграционной составляющей, что далее имеет своим продолжением подготовку предложений по финансированию соответствующих инвестиционных проектов, в том числе с использованием инструментов технического содействия. Далее оказывается содействие их реализации.

В п. 2 Меморандума предусмотрены различные формы сотрудничества. К ним отнесено взаимное информирование относительно деятельности и вопросов, которые представляют взаимный интерес, участие в мероприятиях, которые проводит та или иная Сторона (симпозиумы, круглые столы, семинары и др.), обмен аналитическими и справочными материалами, публикация совместных исследований. В целях реализации направлений сотрудничества, зафиксированных в Меморандуме, был разработан План совместных мероприятий, проводимых Банком и Департаментом промышленной политики ЕЭК [24]. Планом предусматривалась координация в процессе проведения аналитических исследований и обзоров, а также обмен информационными материалами. Практическим воплощением мероприятий Плана стало участие представителей Банка в работе экспертных/рабочих групп Комиссии по инфраструктурным проектам, а также по разработке кооперационных промышленных проектов на основе механизмов государственно-частного партнерства в рамках ЕАЭС

Поскольку к центральной функцией ЕАБР относится финансирование проектов, то данная функция была учтена в Основных направлений промышленного сотрудничества в рамках ЕАЭС на период до 2020 г., утвержденных в 2015 г. (далее – ОНПС-2015) [25] с точки зрения интересов обеспечения евразийской интеграции.В разделе 4.1.3 «Финансирование приоритетных направлений и проектов» Банк рассматривается как основная международная финансовая организация, которая призвана осуществлять финансирование проектов, обладающих кооперационным эффектом в рамках промышленного сотрудничества государств – членов. Далее Решением Совета ЕЭК о 17 марта 2016 г. № 17 был утвержден План разработки актов и мероприятий по реализации ОНПС-2015 [26].Согласно разделу 2«О порядке согласования государствами – членами кооперационных проектов, имеющих интеграционный потенциал и представляемых в Евразийский банк развития с целью рассмотрения вопроса об их приоритетном финансировании, а также о критериях соответствия таким проектам» было предложено проведение следующих мероприятий: разработка критериев отнесения проектов к кооперационным (п. 5); разработка порядка рассмотрения кооперационных проектов (в том числе паспорта проекта) для их направления в Евразийский банк развития (п. 6); выработка механизма взаимодействия Комиссии, государств – членов и Евразийского банка развития по реализации и финансированию кооперационных проектов (п. 7).

Вполне очевидно, что формирование механизма финансирования должно исходить из конкретной наполненности сотрудничества. Например, вряд ли имеет смысл отбирать и далее направлять запрос в Банк относительно финансирования проектов, которые не относятся к приоритетным направлениям евразийской интеграции. Отсюда вполне обоснованным выглядит раздел 3 «О направлениях кооперационного сотрудничества, перечень которых представляется государствами – членами в Евразийский банк развития с целью рассмотрения вопроса о приоритетном финансировании проектов, соответствующих таким направлениям». Сюда включены такие мероприятия, как проведение анализа и выявление потенциала промышленной кооперации (п. 8), разработка перечня взаимовыгодных направлений кооперационного сотрудничества для приоритетного финансирования ЕАБР (п. 9), мониторинг кооперационного взаимодействия и реализации кооперационных проектов (п. 10).

Разработка механизма взаимодействия ЕЭК, государств – членов ЕАЭС и ЕАБР находится в поле внимания Консультативного комитета по промышленности ЕЭК. В частности, этот вопрос рассматривался на заседании Комитета 30 сентября 2016 г. [27].Подчеркнем, что это взаимодействие затрагивает не только возможное участие Банка в формировании общего финансового рынка Союза, но главным образом взаимодействие на уровне разработки и реализации совместных проектов. Основываясь на результатах совещаний экспертов, Департаментом промышленности и АПК, функционирующего в рамках ЕЭК, были выработаны проекты документов, в которых указанный механизм взаимодействия теснейшим образом пересекался с механизмом рассмотрения и дальнейшего отбора кооперационных проектов, которые могут быть профинансированы ЕАБР. В свою очередь это потребовало совершенствование критериев, согласно которым проекты могут быть отнесены к кооперационным и имеющим интеграционный потенциал.

В связи с тем, что многое из того, что было запланировано в ОНПС-2015 в части использования потенциала ЕАБР в качестве одного из механизмов производственно-технологической интеграции, было реализовано, то в ОНПС-2025 [28] в подразделе 4 «Углубление кооперационного сотрудничества» Направления № 1 «Использование потенциала рынка Союза» содержится лишь общее положение том, что ЕЭК в целях стимулирования заинтересованности промышленных организаций государств – членов в формировании и углублении кооперационного сотрудничества будет осуществлять разработку предложений относительно расширения механизмов поддержки кооперационных проектов в рамках Союза для рассмотрения его органами. К одному из механизмов отнесено привлечение инвестиций международных финансовых институтов. Стоит предположить, что здесь в первую очередь подразумевается ЕАБР.

Далее роль последнего в процессе евразийской интеграции достаточно лаконично и по существу была отражена в Стратегии-2025. Как отмечается в разделе 1 «Общие положения» Стратегии-2025, активизация и одновременно усиление научно-технического потенциала ЕАЭС предполагает разработку совместных инновационных программ и инвестиционных проектов в целях повышения конкурентоспособности ключевых сфер экономической интеграции – промышленности, АПК и других отраслей экономки государств – членов. Одновременно с этим разработка совместных программ и проектов должна проводится одновременно с формированием механизмов производственно-технологической кооперации предприятий государств – членов. А это предусматривает использование гибких инструментов кредитования кооперационных проектов, совместных инвестиций и создание производственно-технологических цепочек добавленной стоимости в Союзе, в том числе за счет уже действующих институтов, таких как Евразийский банк развития, Евразийский фонд стабилизации и развития, а также Международный финансовый центр «Астана». Аналогичная тематика затрагивается в п. 6.4.4 и 7.1.4, где в очередной раз подчеркивается, что для выстраивания эффективной системы управления кооперационными проектами и их финансирования, а также стимулирования инвестиционной активности следует использовать в полную меру потенциал указанных финансовых институтов.

Более того в рамках Направления № 8 «Объединение усилий для стимулирования проведения совместных научно-исследовательских работ», в котором, по сути, фиксируется выделение научно-технологического сотрудничества в качестве самостоятельного направления интеграции, внимание вновь был сосредоточено на ЕАБР. Так, в п. 2 подраздела 8.1 «Формирование предложений по научно-технологическому сотрудничеству» констатировалось, что реализация согласованных государствами – членами совместных программ и высокотехнологичных проектов будет предполагать привлечение международных институтов развития – Евразийского банка развития и Евразийского фонда стабилизации и развития. С нашей точки зрения, очередную отсылка к данным финансовым институтам не следует воспринимать как механический повтор. В отличие от п. 6.4.4 и 7.1.4, в которых речь шла о производственно-технологической кооперации и роли ЕАБР и ЕФСР в них, в разделе 8.1 данные финансовые институты отмечены как источники финансирования проектов, имеющих научно-технологический характер, т.е. отличающихся повышенным уровнем внедрения инновационных разработок.

В сущности, ЕАБР вполне обоснованно можно рассматривать как один из основных механизмов интеграционных процессов в различных сферах, в том числе в сфере реализации совместных проектов и программ, предполагающих производство высокотехнологичной продукции, что также будет дополнено его позиционированием в качестве механизма повышения экспортного потенциала, в том числе предприятий из государств – членов ЕАЭС на интеграционной основе. Корреляция политики Банка и интеграционной политики, проводимой органами ЕАЭС, осуществляется благодаря его вовлеченности в пространство выработки и реализации решений, принимаемых в рамках Союза. Так, в целях реализации поручения Совета ЕЭК от 19 декабря 2019 г. № 33 Коллегией ЕЭК было принято Распоряжение от 30 июня 2020 г. № 86 «О Рабочей группе по выработке предложений по созданию института и поддержки ЕАЭС» [29]. Далее Распоряжением Коллегии ЕЭК от 2 февраля 2021 г. № 9 в состав Группы были включены представители ЕАБР, а именно начальник отдела стратегий и взаимодействия с акционерами и управляющий директор по активам и пассивам.

Одновременно с этим немалое число инициатив исходит и от самого Банка. Они выдвигаются не только в рамках его собственных мероприятий, но и в рамках мероприятий, проводимых органами и структурами ЕАЭС. В частности, представители Банка принимают участие в заседаниях Совета по промышленной политике ЕАЭС [30].На заседании Совета, проводившегося в апреле 2021 г., председатель правления Банка в очередной раз подтвердил готовность финансировать межгосударственные проекты в рамках, что в отдельных случаях может реализовываться в форме прямого участия в акционерном капитале компаний [31]. В подтверждение того, что Банк вполне осознанно усматривает в самом себе интегратора, укажем на высказывание его руководства о том, что он намерен сконцентрироваться на разработке и реализации сквозных интеграционных проектов [32]. Под ними подразумеваются проекты, реализуемые на территории сразу нескольких государств и представляющие собой общий предмет их заинтересованности применительно к формированию цифровых платформ, развитию транспортных систем, логистики, водного сектора, а также в таких областях как энергетика, продовольствие, сельское хозяйство, промышленная кооперация и т.д.

Таким образом, в деятельности Банка постепенно возрастает актуальности проектов с интеграционной составляющей. В конечном счете, реализация данного тренда будет сопровождаться мультипликативными эффектами для национальных экономик стран – участниц, что, в конечном счете, позволит добиться повышения благосостояния их граждан. Разумеется, подобного рода инициативы возможно лишь при активном участии акционеров Банка.

3. Поддержка ЕАБР высокотехнологичных проектов: состояние и перспективы

Как мы отмечалось в первой части исследования, приоритет в процессе формирования портфеля поддерживаемых проектов отдается проектам, предполагающих технологическую модернизацию и инновационную активность. Данный вектор всецело отвечает современным стратегическим ориентирам ЕАЭС в целом и его государств – членов в частности. Одновременно с этим возникает необходимость обращения к проектному портфелю Банка. Это позволит, во-первых, оценить степень выполнения уставных и стратегических целей, а, во-вторых, сформировать обоснованные представления о значении оказываемой поддержки для развития экономики государств – член ЕАЭС в инновационном ключе, а также сформировать общее видение состояния и перспектив вклада Банка в развитие интеграционных процессов в производственно-технологической сфере в рамках Союза.

Если обратиться к статистическим данным, то на 2021 г. Банком поддерживается около 90 проектов, на которые приходится 4,525 млрд долл. инвестиций [33]. По объему финансирования от общего объема лидирует сектор энергетики (17,1%), а также транспорта и инфраструктуры (24,8%). Правовой основой выступают соглашения о поддержке тех или иных проектов и программ, заключаемые с правительством стран – участниц. Имеют место и рамочные соглашения программно-стратегического характера, заключаемые с учреждениями и организациями из стран операций. Оказание непосредственного содействия со стороны Банка развитию научно-технологического потенциала также может быть основано на таких инструментах, как меморандумы. В качестве примера укажем на Меморандум о сотрудничестве ЕАБР с АО «Национальный научно-технический холдинг «Самгау» [34]. К заявленной цели сотрудничества здесь отнесено оказание содействия в реализации средне- и долгосрочных инвестиционных и инфраструктурных проектов, которые направлены на развитие инфраструктуры, а также, что особо значимо с точки зрения предмета нашей статьи, на увеличение объема выпуска высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью, создание новых рабочих мест в информационно-коммуникационной отрасли, а также в научно-технологическом комплексе, промышленности, энергетике, транспорте и в других отраслях экономики. К составной части сотрудничества отнесен обмен информацией об инвестиционных проектах, а также обмен опытом и знаниями. Ожидаемый результат – усиление научно-технологического потенциала Казахстана. Объективная основа заключения Меморандума состояла в том, что ЕАБР и холдинг «Самгау», в принципе, имеют общие интересы, а поэтому намерены сотрудничать в формате финансируемых инвестиционных и инфраструктурных проектов, а также экспортных операций не только на территории Казахстана, но и России.

В настоящее время многосторонние банки развития (МБР) стали мощными драйверами обеспечения перехода к устойчивому развитию и достижению его целей. И ЕАБР здесь не исключение. Если обратиться к его Стратегии на 2018–2022 гг., то можно увидеть, что особое внимание в ней уделено поддержке проектов «зеленого» финансирования [11, c. 35–45], ключевым источником которого традиционно выступают ведущие МБР (Группа Всемирного банка, Европейский инвестиционный банк, Группа Межамериканского банка развития, Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития и Африканский банк развития). Более того они прямо определяют «зеленое» финансирование в качестве приоритетного направления в своей инвестиционной деятельности. К проектам «зеленого» финансирования относятся не только национальные проекты, но и проекты с ярко выраженным интеграционным эффектом. Примером здесь могут служить стратегические основы ЕС по переходу к устойчивому развитию, в число которых недавно вошла Зеленая сделка [35].В ЕАЭС формальный документ стратегического характера, намечающий в комплексном виде переход к устойчивому развитию, пока отсутствует, но соответствующий курс заявлен на национальном уровне. Именно это стало основой инициативы, закрепленной в п. 8.3.7 Стратегии-2025 и предполагающей разработку концепции внедрения принципов «зеленой» экономики в Союзе, которая, безусловно, потребует расширение «зеленого» инвестирования. Это коррелирует планам ЕАБР по расширению объема экспертной работы своего исследовательского центра и включения в него тематики «зеленой» экономики, которая, как известно, функционирует на основе «зеленых» технологий, внимание которым уделяется в п. 8.3.5. Стратегии-2025. Свой практический вклад в переход к устойчивому развитию ЕАБР осуществляет посредством постепенного наращивания портфеля «зеленых» проектов не только в размере 20–200 млн долл. США, но и проектов в объеме 10–15 млн долл. США и ниже. Такие микропроекты особенно актуальны для стран – участниц с небольшими экономиками (Армения, Таджикистан, Киргизия).

К особенности перехода к устойчивому развитию как таковому относится то, что оно осуществляется на основе проектов, заключающихся в развитии производственного сектора и инфраструктуры без оказания негативного воздействия на окружающую среду. Кроме этого, реализуемые проекты, в том числе связанные с разработкой, передачей и внедрением «зеленых» технологий, обладают потенциалом противодействия изменению климата, а также смягчением его негативных последствий. Сфера «зеленых» проектов сегодня весьма широка. Это электроэнергетика, особенно сектор ВИЭ; транспортная и муниципальная инфраструктура; добывающая и обрабатывающая промышленность. Параллельно с этим отмеченные проекты обладают социальной составляющей. Это находит свое выражение в оказании положительного воздействия на качество жизни населения при одновременном повышении конкурентоспособности экономики и рациональном использовании ресурсов.

Напомним, что к одному из базовых направлений интеграционных процессов в рамках ЕАЭС относится энергетический сектор. Союз уверенно идет по пути формирования общих энергетических рынков. Правовые основы энергетического сотрудничества закреплены в разделе ХХ «Энергетика»Договора о ЕАЭС (ст. 79–85) [36], хотя осуществление научно-технологического и производственно-технологического сотрудничества в нем прямо не предусмотрено. Но, тем не менее, одновременно с усилиями по формированию общих энергетических рынков повышенное вниманием уделяется структурной реорганизации отрасли в направлении усиления степени энергоэффективности и энергосбережения, а также, безусловно, развития сектора возобновляемой энергетики (ВИЭ) в русле перехода к «зеленой» энергетике, курс на которую нашел свое отражение в п. 3.6 Направления № 8 Стратегии-2025. Здесь выделено взаимодействие государств – членов в области энергосбережения, энергоэффективности, использования ВИЭ и охраны окружающей среды, что подтверждает «зеленый» контур экономической интеграции в рамках ЕАЭС. Более того, в п. 8.3.1 сформулирована инициатива по использованию инструментов ЕАБР и ЕФС для стимулирования применения энерго- и ресурсосберегающих технологий. По сути, стратегические ориентиры ЕАЭС и стратегические ориентиры Банка в развитии «зеленой» энергетики полностью совпадают. Более того, к числу приоритетных проектов в портфеле Банка относятся проекты в сфере энергетики в целом [37].

Партнером Банка на этом пути стала Ассоциация «Глобальная энергии», созданная в 2002 г. Данная неправительственная организация оказывает поддержку в проведении исследований и инноваций в энергетическом секторе в контексте перехода к энергетике будущего и развитию энергетического сотрудничества. Заинтересованность в данных разработках и их продвижении заинтересованы такие члены Ассоциации, как ПАО «Газпром», ПАО «Сургутнефтегаз» и др.

В ходе цикла деятельности, соответствующего стратегическому планированию на 2018–2022 гг., Банк сосредоточился на финансировании проектов, которые прямым образом направлены на диверсификацию энергобалансов стран – участниц. Это строительство новых генерирующих мощностей, которые используют возобновляемые источники энергии (гидро-электростанции, ветровые и солнечные электростанции). В дополнение к этому поддерживаются проекты, направленные на повышение энергоэффективности, а также проекты по технической модернизации действующих энергообъектов; проекты строительства новых эффективных источников электрической и/или тепловой энергии взамен физически и/или морально устаревших; проекты, предполагающие существенное снижение потерь электроэнергии в электрических и тепловых сетях, в том числе посредством использования технологий и оборудования, которые произведены предприятиями стран – участниц Банка; проекты в сфере энергоэффективности потребления. Не менее важными выступают проекты по строительству трансграничной электросетевой инфраструктуры, что будет означать подведение инфраструктурной основы под реализацию плана ЕАЭС по формированию общего энергетического рынка. В целом, доля финансирования инвестиционных проектов с интеграционной составляющей в сфере энергетики в течении 2018–2022 гг. запланирована в размере 30% от всего объема текущего портфеля инвестиций в электроэнергетическом секторе.

В декабре 2021 г. на Втором Евразийском конгрессе был представлен совместный доклад ЕАБР и Ассоциации «Глобальная энергии» на тему «Прорывные энергетические технологии для зеленого будущего Евразии», подготовленного ведущими специалистами [38]. Участие в подготовке доклада приняли ведущие специалисты и ученые индустрии энергетики. В центре внимания – имеющиеся разработки в сфере «зеленых» технологий в области энергетики, систем длительного хранения энергии, технологии гидроэнергетики. При этом особое место было отведено характеристике и роли технологий улавливания и хранения углекислого газа, которые станут драйверами перехода к углеродной нейтральности. Перечисление технологий не представляет собой самоцель. Указывая на эти технологии, Банк дает понять, что он готов финансировать национальные и особенно интеграционные проекты, в рамках которых исполнители будут расширять региональное энергетическое сотрудничество с точки зрения их внедрения.

На площадке Петербургского экономического форума-2021 ЕАБР и АО «РОСНАНО» заключили соглашение о сотрудничестве для реализации в странах ЕАЭС проектов в сфере альтернативной энергетики, высоких технологий и зеленого водорода [39].Как следует из информационных источников, РОСНАНО намерен учредить фонд альтернативной энергетики, который будет инвестировать в проекты, реализуемые в странах ЕАЭС. Со своей стороны ЕАБР намерен участвовать в финансировании как самого фонда, так и его проектов. Участие Банка как международной финансовой организации вполне логично, так как о своем стремлении стать акционерами завили такие финансовые структуры, как AIFC Green Finance Centre и Международный финансовый центр «Астана». В ходе реализации проектов, поддерживаемых фондом, станет возможен подъем научно-технического уровня альтернативной энергетики в ЕАЭС, что внесет вклад в реализацию климатической политики, направленной на снижение т.н. углеродного следа.

Двигаясь в направлении расширения своего участия в поддержке разработки и использования «зеленых» технологий, ЕАБР стал одним из акционеров Центра зеленых финансов Международного финансового центра «Астана» (МФЦА), планируя принять участие в создании Центра зеленого финансирования в Казахстане и Центра зеленых экспертиз. И, наконец, он вышел с инициативой получения аккредитации в Зеленом климатическом фонде (ЗКФ), функционирующего в рамках глобального правового климатического режима [40]. Как показано в литературе, указанный Фонд повышенное внимание придает поддержке проектов, в составе которых предусматривает передача и внедрение разнообразных климатических технологий [41]. Доступ к средствам ЗКФ позволит ЕАБР увеличить в своем портфеле долю проектов, которые предполагают учет современных стандартов ответственного инвестирования.

Итак, ЕАЭС стоит на пороге развертывания научно-технического сотрудничества в климатической сфере. Это следует рассматривать в тесной связи с недавно принятым Совместным заявлением глав государств – членов ЕАЭС по климатической повестке [42].Реализация положений заявления будет осуществляться в направлении формирования единой системы климатического регулирования в рамках Союза, что означает выдвижение и реализацию перспективных инициатив в сфере контроля по снижению выбросов парниковых газов и управлению природными экосистемами.

Как следует из Совместного заявления, государства – члены ЕАЭС с особым вниманием относятся к развитию широкого международного обмена и недискриминационного использования технологий, которые обеспечивают сокращение выбросов и выводят на вектор низкоуглеродного развития со свойственным для него эффективным и рациональным использованием ископаемых источников, атомной энергии и гидрогенерации, низкоуглеродным транспортом, расширенным использованием возобновляемых источников энергии. Сотрудничество в русле перехода к низкоуглеродному развитию означает стимулирование внедрения водородных технологий, энергоэффективных подходов и технологий в промышленности, сельском хозяйстве и жилищно-коммунальном хозяйстве. Далее главы государств Союза высказались в пользу сближения национальных подходов к мониторингу и верификации выбросов и поглощения парниковых газов, что нацелено на содействие учету и развитию поглощающей способности экосистем. А для этого необходимо более широко использовать инструменты «зеленого» финансирования в процессе поддержки климатических проектов, а также, что наиболее важно для темы нашей статьи, расширять трансфер наилучших доступных технологий. Как верно отметил М. Мишустин в своем выступлении на Втором Евразийском конгрессе, организованного ЕАБР, успех намеченных действий будет зависеть от доступности новых технологий и, конечно, от финансирования [43].

Как показывает мировая практика, в решении задачи по разработке, передаче и внедрению климатических технологий расширенное участие принимает частный сектор на национальном и международном уровнях. Применительно к реализации климатической повестке в рамках ЕАЭС, а особенно в деле планирования и реализации крупных межгосударственных инициатив большие надежды возлагаются на ЕАБР. Думается, что это будет означать усиление его работы по линии поддержки проектов, предполагающих разработку и использование климатических технологий.

Другое крупное и чрезвычайно перспективное направление инвестиционно-проектной деятельности Банка – это сектор ИКТ, включающий создание IT-инфраструктуры, разработку программного обеспечения, формирование цифровых платформ, в том числе с использованием блокчейн-технологий. Создание IT-инфраструктуры включает учреждение центров обработки данных, внедрение суперкомпьютеров, а также использование широкополосных каналов передачи данных. Если иметь в виду центры обработки данных, то в силу того, что соответствующие проекты не отличаются высоким уровнем доходности, что критично для частных инвесторов, то весомое значение имеет инвестиционная поддержка со стороны Банка. Так же, как и создание центров обработки данных, разработка отечественного программного обеспечения и цифровых платформ обладает интеграционным потенциалом, так как программные продукты могут тиражироваться и использоваться на территории всех государств – участников ЕАБР, что в перспективе приведет к активизации торгового, инвестиционного взаимодействия, а также интеграции рынков на территории стран операций. В свою очередь развитие кооперации потребует унификации стандартов и протоколов.

Включение в инвестиционный портфель Банка IT-проектов можно рассматривать в качестве инструмента содействия реализации национальных программ цифрового преобразовани экономики и общества стран-участников Банка целом и тех стран, которые являются государствами – членами ЕАЭС. Таким образом, работа Банка в сфере поддержки разработки и продвижения ИКТ всецело отвечает приоритетам развития национальных экономик стран-членов в условиях цифровых трансформаций. Впрочем, достаточно весомой роль Банка может стать применительно к реализации Цифровой повестки ЕАЭС, что означает необходимость расширения его взаимодействия с ЕЭК и участия в инициативах, которые она координирует.

Инструментом каталитической функции Банка в процессе цифровых трансформаций стал Фонд цифровых инициатив, осуществляющий поддержку значительного количества проектов, направленных на формирование цифровой экономики [44].С этой целью аналитическими службами Банка осуществляется мониторинг текущих и перспективных цифровых проектов, имеющих непосредственное отношение к цифровой повестке стран – участниц, а также выделение наиболее важные из них, которые обладают потенциалом участия в них самого Банка. В реестр подобного рода проектов вошли проекты по цифровой трансформации государственного управления, в частности цифровизации наиболее важных государственных услуг; проекты в сфере цифровой дистанционной медицины; проекты по формированию цифровой платформы по международному налогообложению и праву; проект по международному факторингу, реализация которого позволит обеспечить расчеты между странами за поставку товаров и услуг с отсрочкой платежа. В этой связи знаковым мероприятием в работе Банка стало проведение в 2020 г. Первого Евразийского конгресса, на котором обсуждались цифровые инвестиционные инициативы стран – участников ЕАЭС.В сущности, по результатам обсуждения данных инициатив, Банком были выработаны стратегические ориентиры по поддержке развития потенциала цифровых компетенций и одновременно содействия развитию цифровой инфраструктуры в качестве вклада в формирование и совершенствование Единого цифрового пространства ЕАЭС. Подобного рода стратегемы нашли свое закрепление в уже упоминавшейся Стратегии на 2022–2027 гг.

Рассмотренные нами направления проектно-инвестиционной деятельности Банка не являются единственными. В условиях Четвертой промышленной революции помимо «зеленой» энергетики и ИКТ-сектора актуализируется проблематика развития и технологической модернизации машиностроительной отрасли. Скажем прямо, государства – участники пока не стали лидерами в машиностроительной и станкостроительной отраслях. И дело здесь не только в отсутствии недостаточно продвинутой технологической базы, но и в недостатке необходимого объема инвестиций, приток которых зачастую приводит и к притоку технологий. По мере ренессанса машиностроительной отрасли в России, Беларуси и Казахстане на основе специальных государственных программпоявилось новое поле для деятельности Банка, представленное достаточно крупными проектами, особенно теми, которые предполагают формирование межстрановых цепочек добавленной стоимости в рамках поставок промежуточных продуктов с целью дальнейшей сборки, а также производства готовой продукции. Так как машиностроительная отрасль нуждается в серьезном технологическом перевооружении, то Банк нацелен на участие в финансировании проектов по модернизации производства, а также финансировании трансграничных поставок продукции транспортного и железнодорожного машиностроения, авиастроения, судостроения, энергетического и электротехнического машиностроения, станкостроения, приборостроения, сельскохозяйственного машиностроения, производства дорожностроительной техники и техники для горнодобывающей и нефтегазовой промышленности. В течение 2018–2022 гг. поддерживаемые им проекты содействовали стимулированию технологической и производственной кооперации между предприятиями машиностроения и производителями комплектующих изделий в целях повышения конкурентоспособности самой отрасли и производимой в ее рамках продукции на основе внедрения аддитивных технологий (AF-технологий), как на национальном, так и интеграционном уровнях. К данному участку работы относится содействие развитию лизинговой деятельности в странах – членах ЕАБР, а также сотрудничество с Российским экспортным центром в сфере продвижения торговли продукцией машиностроительной отрасли. Как и в случае с поддержкой высокотехнологичного развития энергетического сектора, стратегическая планка доли интеграционных проектов, реализуемых в машиностроительной отрасли, составляет 25%.

Если рассматривать участие Банка в интеграционных проектах в рамках другого ключевого направления, такого как АПК, то здесь необходимо сделать предварительные пояснения. Дело в том, что рассматриваемый нами международный финансовый институт развития прочно вошел в число участников государственных программ стран – участниц в сфере АПК. Например, в 2017 г. он был отобран Минсельхозом России в качестве уполномоченного банка, который принимает участие в реализации механизма льготного кредитования сельхозпроизводителей в России.Аналогичную функцию он выполняет и в Казахстане. Как и в случае с поддержкой проектов в других отраслях экономики, в сфере АПК в полной мере реализуется общая закономерность: поддержка оказывается тем проектам, которые направлены на содействие реализации основных конкурентных преимуществ конкретного государства – участника ЕАБР в данном секторе при одновременном способствовании развитию интеграции в торговле сельскохозяйственной продукцией.

Еще раз подчеркнем, что с точки роста конкурентоспособности АПК, как и иных отраслей, связаны с внедрением новейших технологий. Поэтом Банк как институт развития в приоритетном порядке поддерживает именно подобного рода проекты. Сюда могут быть отнесены проекты, связанные с создание тепличными комплексов круглогодичного цикла на основе современных передовых технологий; проекты по использованию эффективных технологий переработки сезонных овощей и снижение потерь при их складском хранении; проекты по производству животноводческой продукции и т.д. На 2018–2022 гг. доля интеграционных проектов в инвестиционном портфеле была запланирована на уровне 50%.

4. Перспективы институционального развития ЕАБР с точки зрения совершенствования его интеграционной функции

В связи с тем, что ЕАБР, как и остальные МБР, выполняют целый ряд взаимосвязанных функций, то эффективность проектной деятельности как с точки зрения получения прибыли от инвестиций и воздействия проектов на экономику государств – участников, а также с точки зрения воздействия на расширение и углубление интеграционных процессов во многом зависит от выработки и реализации целого ряда направлений его институционального развития, означающего совершенствование имеющихся и развертывание новых направлений работы.

Сюда следует отнести, во-первых, использование инновационных финансовых продуктов и инструментов. С этой целью Банком предпринимаются различные инициативы. Например, происходит расширение финансовых продуктов и инструментов, которые предполагают предоставлением новых услуг в сфере расчетно-клирингового обслуживания клиентов, что позволит привлечь новых «якорных» клиентов, а также создать дополнительные возможности по совершенствованию управления собственными инвестиционными рисками, связанными с осуществлением функций по сопровождению финансируемых проектов.

В-вторых, на расширение функции Банка как интегратора нацелены инициативы, исходящие от ЕЭК, которая, как известно, является координатором подготовки и реализации совместных проектов и программ, роль в которых Банка чрезвычайно велика. К более продвинутому уровню сотрудничества относятся совместные предприятия, такие как евразийские транснациональные компании, создание которых намечено в Стратегии-2025. В целях поддержки промышленных предприятий Комиссия занимается проработкой возможности для льготного финансирования проектов. Это предполагает внесение новых моментов в инструменты и в работу ЕАБР. В частности, представители промышленности и бизнеса указывают на такой недостаток, как отсутствие льготной ставки кредитов и действие высокого порога для финансирования кооперационных промышленных проектов. Поэтому ЕЭК полагает, что для субсидирования процентной ставки ЕАБР мог бы использовать средства Евразийского фонда стабилизации и развития. В дополнение к этому сформулировано предложение по участию ЕЭК в финансировании кооперационных проектов посредством возмещения выпадающих доходов по кредитам, выданным ЕАБР [45].

В-третьих, к основным направлениям институционального развития Банка относятся его внутриорганизационные изменения, затрагивающие совершенствование проектной работы на всех ее стадиях. Конечно, им накоплен достаточный опыт проектного финансирования, который стал предметом анализа в научной литературе [46], однако не во всех случаях проектная работа проходит успешно. Это было особенно заметно в 2014–2015 гг., когда финансирование некоторых проектов было убыточным. Ситуация изменилась в 2016 г., что стало результатом совершенствования, в том числе технической стороны проектной деятельности. Данное совершенствование затрагивает в первую очередь функционирование Фонда технического содействия, процедуры работы которого нуждаются в совершенствовании.

В-четвертых, это формирование национальных и международных и партнерств и альянсов, что позволит привлекать дополнительные источники инвестирования проектов, соответствующих приоритетным сферам поддержки, оказываемой Банком. Так, одним из результатов Первого Евразийского конгресса ЕАБР стало создание коалиции национальных банков развития России, Казахстана и Белоруссии с участием ЕАБР [47]. В этом следует усмотреть важный шаг в направлении объединения инвестиционных ресурсов, но не только. Как показывается в литературе, подобного рода взаимодействие национальных и международных институтов развития – это не только аспект интеграции, но и фактор широкомасштабных интеграционных процессов на евразийском пространстве [48].

Международное сотрудничество Банка предусмотрено в ст. 1 Соглашения, согласно которой в своей деятельности он оказывает содействие укреплению международного финансово-экономического сотрудничества посредством участия в работе других международных финансовых и банковских организаций и союзов. Сходное положение содержится в ст. 2, из которой следует, что Банк не только взаимодействует с государствами – участниками и их хозяйствующим субъектами, но с международными организациями, а также хозяйствующими субъектами других стран, которые заинтересованы в финансировании развития. В стратегическом плане ЕАБР нацелена на расширение своего взаимодействия со всеми МБР, присутствующими в регионе, а именно Азиатским банком инфраструктурных инвестиций, Новым банком развития БРИКС, Международным инвестиционным банком, Европейским банком реконструкции и развития, Азиатским банком развития, Группой Всемирного банка, Европейским инвестиционным банком. Здесь планируется активный обмен проектными предложениями, создание кредитных синдикаций в целях мобилизации дополнительных ресурсов для финансирования проектов в приоритетных секторах экономики государств – участников Банка; объединение ресурсов технического содействия для подготовки новых совместных операций; проведение совместных аналитических исследований.

Реализация отмеченных инициатив создаст благоприятные условия для достижения целей экономического развития государств – членов ЕАЭС в интеграционном формате. Планируется, что это позволит удвоить объем проектного портфеля до 10 млрд долл. ЕАБР открыто заявляет о своих амбициях стать к 2027 г. лидером финансирования проектов с одновременным участием национальных и международных институтов развития. Разумеется, это будет сопровождаться расширением состава акционеров и привлечением дополнительных средств в уставной капитал. Именно это создает условия для решения одной очень существенной проблемы. Как отмечает Т.Б. Тюлебеков, «относительно низкий порог оплаченного капитала не позволяет ЕАБР реализовывать масштабные инфраструктурные проекты, которые могли бы стать знаковыми инвестиционными проектами в разрезе географии государств. Также следует отметить, что с учетом заимствований ЕАБР, стоимость его денежных ресурсов, выраженных в процентной ставке, зачастую менее привлекательна для клиентов в сравнении с другими банками, а тем более национальными институтами развития» [49, c. 23]. Сходные выводы высказывает также А.Э. Мордвинова. Она подчеркивает, что «несмотря на то, что интеграционное направление деятельности становится приоритетом политики ЕАБР в регионе, банк пока так и не смог стать эффективным инструментом углубления евразийской интеграции. Реализации его потенциала в этой сфере препятствуют нехватка ликвидности в национальных валютах, слабая представленность в малых республиках, высокая стоимость заёмных средств и острая конкуренция за заёмщиков со стороны международных институтов развития. При этом в рамках ЕАЭС до сих пор отсутствует единое видение стратегической роли и задач ЕАБР в интеграционных процессах, а расширение функций банка вызывает обеспокоенность в некоторых странах – участницах организации» [5, c. 148]. Решение данной, а также иных связанных с ней проблем позволит в еще большей степени реализовать его потенциал по содействию в углублении интеграционных процессов, а одновременно в реализации тех надежд, которые на него возлагаются в Стратегии-2025.

В этой связи большой практический смысл имеют предложения, сформулированные в научных исследованиях, затрагивающих возможные изменения в структуре собственного капитала Банка, а также иные меры, которые будут содействовать его институциональному развитию [50]. В этой связи большой интерес вызывает вывод А.Э. Мордвиновой о том, что попытки ЕАБР решить накопленные проблемы будут иметь успех, когда, во-первых, его самостоятельные усилия будут дополнены поддержкой национальных правительств. Во-вторых, это предполагает разработку сформулированных стратегические ориентиры его участия в интеграционных процессах. И, наконец, в-третьих, важное значение будет иметь расширение доступа к ликвидности в национальных валютах для реализации проектов с высоким интеграционным потенциалом [5, c. 148-149]. Способом решения данных проблем выступает, например, активное развитие сотрудничества с национальными институтами развития стран – участниц.

Заключение

Подводя итоги проведенного исследования, сформулируем ряд выводов концептуального характера, имеющих не только теоретическое, но и прикладное значение.

Во-первых, несмотря на то, что ЕАБР формально не является составной частью институциональной системы ЕАЭС, он, тем не менее, интегрирован в нее в качестве составной части механизма разработки и реализации кооперационных проектов, обладающих интеграционным потенциалом.

Во-вторых, данное включение имеет своего рода двухслойную программно-стратегическую и правовую основу. Первый слой представлен положениями, относящимися к праву Банка, второй – к праву Союза.

В-третьих, следует констатировать существование корреляции между стратегическими ориентирами Банка и Союза в части нацеленности на углубление производственно-технологической интеграции в условиях Четвертой промышленной революции и необходимости достижения Целей устойчивого развития как условия повышения конкурентоспособности государств – участников Банка, подавляющее число которых является государствами – членами ЕАЭС.

В-четвертых, преодоление системных проблем, сохраняющихся в деятельности Банка, при опоре на поддержку национальные правительств и национальные институты развития, а также при активном сотрудничестве с ЕЭК самым положительным образом скажется на усилении интенсивности процессов производственно-технологической кооперации и превращении Союза в одно из влиятельнейших интеграционных объединений современного мира.

Библиография
1.
Декларация о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза (Санкт-Петербург, 6 декабря 2018 г.). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01420213/ms_10122018 (дата обращения: 23.11.2021).
2.
Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 г. (утв. решением Высшего Евразийского экономического совета от 11 декабря 2020 г. № 12). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01228321/err_12012021_12 (дата обращения: 20.10.2021).
3.
Пивовар Е.И. Евразийский банк развития. Основные направления финансовой и экспертно-аналитической деятельности (2006–2020 гг.) // Вестник РГГУ. Серия: Евразийские исследования. История. Политология. Международные отношения. 2021. № 3. С. 10–48.
4.
Коркмазов М.Х., Байрамкулов М.А., Байрамуков Л.Х. Деятельность Евразийского банка развития // Экономика. Бизнес. Банки. 2021. № 3. С. 83–96.
5.
Мордвинова А.Э. Роль Евразийского банка развития в углублении интеграции стран – участниц Евразийского экономического союза // Проблемы национальной стратегии. 2020. № 6. С. 136–151.
6.
Соглашение об учреждении Евразийского банка развития (Астана, 12 января 2006 г.). URL: https://eabr.org/upload/iblock/6b7/005.pdf (дата обращения: 02.12.2021).
7.
Устав Евразийского банка развития. Приложение к Соглашению об учреждении Евразийского банка развития (Астана, 12 января 2006 г.). URL: https://eabr.org/upload/iblock/6b7/005.pdf (дата обращения: 03.12.2021).
8.
Положение об инвестиционной деятельности Евразийского банка развития (утв. Решением Совета Евразийского банка развития (Протокол № 55 от 26 июня 2013 года). URL: https://eabr.org/upload/iblock/300/polozhenie-ob-id.pdf (дата обращения: 17.11.2021).
9.
Бунич Г.А., Ровенский Ю.А. Стратегические аспекты Евразийского банка развития (ЕАРБ) // Экономика и предпринимательство. 2018. № 11. С. 449–451.
10.
Стратегия Евразийского банка развития на период 2013–2017 гг. (уточненная редакция). URL: https://eabr.org/upload/strategy_new.pdf (дата обращения: 18.11.2021).
11.
Стратегия Евразийского банка развития на период 2018–2022 гг. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_prom/SiteAssets/UTVERZHDENNAYA-STRATEGIYA-EABR-NA-PERIOD-S-2018-PO-2022-GOD.pdf (дата обращения: 22.11.2021).
12.
Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 г. // Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 70/1 от 25 сентября 2015 г. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/70/1 (дата обращения: 04.12.2021).
13.
Политика экологической и социальной ответственности Евразийского банка развития. URL: https://eabr.org/upload/iblock/13a/eco-and-social-policy-of-eabr.pdf (дата обращения: 11.11.2021).
14.
Евразийский банк развития приступил к формированию Концепции Евразийской товаропрозводящей системы (12.06.2021). URL: https://e-cis.info/news/568/92718/ (дата обращения: 29.11.2021).
15.
Евразийский банк развития. Аналитика. URL: https://eabr.org/analytics/ (дата обращения: 30.11.2021).
16.
Стратегия Евразийского банка развития на 2022–2026 гг. URL: https://eabr.org/upload/iblock/fee/strategy_2021_final.pdf (дата обращения: 28.12.2021).
17.
Евразийский банк развития создаст отдельную стратегию работы в Таджикистане (18 августа 2021 г.). URL: https://e-cis.info/news/568/94092/ (дата обращения: 23.11.2021).
18.
Шафиев Р.М. Финансовый институт ЕАЭС: первые итоги // Валютное регулирование. Валютный контроль. 2016. № 10. С. 27–29.
19.
Панкин Д.В. Евразийский банк развития – активный участник интеграционных процессов // Деньги и кредит. 2016. № 5. С. 3–5.
20.
Пищик В.Я., Алексеев П.В. Роль Евразийского банка развития в международной промышленной кооперации государств – членов ЕАЭС // Экономические науки. 2020. № 191. С. 277–282.
21.
Алексеев П.В. Роль Евразийского банка развития в формировании Единого транспортного пространства ЕАЭС // Экономические науки. 2021. № 194. С.151–154.
22.
Меморандум между Евразийской экономической комиссией и Евразийским банком развития (Москва, 12 ноября 2013 г.). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/0024030/ms_13112013 (дата обращения: 03.12.2021).
23.
Исследования ЕАБР демонстрируют «евразоскептикам» экономический эффект интеграции (12.11.2013). URL: https://www.belta.by/opinions/view/issledovanija-eabr-demonstrirujut-evrazoskeptikam-ekonomicheskij-effekt-integratsii-2478 (дата обращения: 10.11.2021).
24.
Евразийская экономическая комиссия и Евразийский банк развития будут расширять сотрудничество в сфере промышленности (07.08.2014). URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/07-08-2014-1.aspx (дата обращения: 14.11.2021).
25.
Решение Евразийского Межправительственного Совета № 9 от 8 сентября 2015 г. «Об Основных направлениях промышленного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза». URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_prom/Documents/Решение%20МПС%20№%20№%20%209.pdf (дата обращения: 14.10.2021).
26.
Решение Совета ЕЭК о 17 марта 2016 г. № 17 «Об утверждении плана разработки актов и мероприятий по реализации основных направлений промышленного сотрудничества в рамках ЕАЭС". URL: https://www.alta.ru/tamdoc/16sr0017/ (дата обращения: 15.11.2021).
27.
Работа Евразийской эконмической комиссии с Евразийским банком развития. URL: http://www.kstu.ru/article.jsp?id_e=60073 (дата обращения: 04.12.2021).
28.
Основные направления промышленного сотрудничества в рамках ЕАЭС до 2025 г. (утв. решением Евразийского Межправительственного совета от 30 апреля 2021 г. № 5). URL: 14.04.2021). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01029192/err_30042021_5 (дата обращения: 01.10.2021).
29.
Распоряжение Коллегии ЕЭК от 30 июня 2020 г. № 86 «О рабочей группе по выработке предложений по созданию института развития и поддержки Евразийского экономического союза». URL: https://docs.cntd.ru/document/565251016#7D20K3 (дата обращения: 18.11.2021).
30.
Совет по промышленной политике ЕАЭС. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_prom/Pages/Совет%20по%20промышленной%20политике%20ЕАЭС.aspx (дата обращения: 20.11.2021).
31.
ЕАБР готов финансировать межгосударственные проекты ЕАЭС (05.04.2021). URL: https://kapital.kz/finance/94643/yeabr-gotov-finansirovat-mezhgosudarstvennyye-proyekty-yeaes.html (дата обращения: 23.11.2021).
32.
Встреча М. Мишустина с председателем правления Евразийского банка развития Н. Подгузовым (3 февраля 2021 г.). URL: http://government.ru/news/41452/ (дата обращения: 27.11.2021).
33.
Проекты ЕАБР – Евразийский банк развития. URL: https://eabr.org/projects/eabr/ (дата обращения: 19.10.2021).
34.
Евразийский банк развития и холдинг «Самгау» подписали меморандум о сотрудничестве (21 августа 2007 г.). URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30119372 (дата обращения: 08.11.2021).
35.
A European Green Deal. Striving to be the first climate-neutral continent. URL: https://ec.europa.eu/info/strategy/priorities-2019-2024/european-green-deal_en (дата обращения: 14.11.2021).
36.
Договор о Евразийском экономическом союзе (Астана, 29 мая 2014 г.) (ред. от 01.10.2019 г.) (с изм. и доп., вступ. в силу с 28.10.2021). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/ (дата обращения: 28.10.2021).
37.
Энергоэффективность – приоритетное направление в деятельности Евразийского банка развития. URL: https://unece.org/fileadmin/DAM/energy/se/pp/eneff/IEEForumDushanbeSept2011/1.4.1_Sarsembekov_r.pdf (дата обращения: 01.12.2021).
38.
Евразийский банк развития профинансирует чистые энергетические технологии (04.12.2021). URL: https://www.vesti.ru/article/2648373 (дата обращения: 02.12.2021).
39.
ЕАБР и РОСНАНО намерены начать работу в ЕАЭС в сфере зеленого водорода, альтернативной энергетики и высоких технологий (3 июня 2021 г.). URL: https://eabr.org/press/releases/eabr-i-rosnano-namereny-nachat-rabotu-v-eaes-v-sfere-zelenogo-vodoroda-alternativnoy-energetiki-i-vy/ (дата обращения: 20.11.2021).
40.
Green Climate Fund. URL: https://www.greenclimate.fund/ (дата обращения: 03.11.2021).
41.
Shugurov M.V. Green climate fund: supporting the technology development and transfer // Proceedings of the Roundtable Discussion XVII Blischenko Congress. Moscow, 2019. P. 243–254.
42.
Заявление об экономическом сотрудничестве государств – членов Евразийского экономического союза в рамках климатической повестки (14.10.2021). URL: https://eec.eaeunion.org/upload/medialibrary/966/Zayavlenie-ramka-.pdf (дата обращения: 21.11.2021).
43.
Выступление Михаила Мишустина на пленарном заседании второго Евразийского конгресса (02.12.2021). URL: http://government.ru/news/43980/ (дата обращения: 03.12. 2021).
44.
Фонд цифровых инициатив ЕАБР. URL: https://fci.eabr.org/ (дата обращения: 04.12.2021).
45.
Мясникович М., Ковалев В. Практические результаты и новые горизонты евразийской интеграции (02.12.2021). URL: https://eec.eaeunion.org/news/speech/prakticheskie-rezultaty-i-novye-gorizonty-evraziyskoy-integracii/ (дата обращения: 03.12.2021).
46.
Банников А.Ю., Томилина Н.С. Международный опыт проектного финансирования // Теория и практика современной науки. 2016. № 1. С. 23–26.
47.
ВЭБ РФ, ЕАБР и банки развития стран ЕАЭС создают коалицию банков развития Евразии (04.12.2020). URL: https://veb.ru/press-tsentr/46683/ (дата обращения: 03.12.2021).
48.
Пивовар Е.И., Ершов В.Ф. Международное взаимодействие финансовых институтов как фактор интеграции на евразийском пространстве (1991– 2019 гг.) // Terra Eurasica: к 60-летию академика Б.В. Базарова. Сборник научных статей. Отв. ред. Н.Н. Крадин, Л.В. Курас. Иркутск, 2020. С. 237–268.
49.
Тюлебеков Т.Б. Евразийский банк развития (ЕАБР) как один из инструментов региональной интеграции на постсоветском пространстве // Актуальные научные исследования в современном мире 2019. № 11-5. С. 20–24.
50.
Бадалов Л.А. Стимулы развития ЕАБР как регионального финансового института // Банковские услуги. 2020. № 5. С. 12–17.
References
1.
Deklaratsiya o dal'neishem razvitii integratsionnykh protsessov v ramkakh Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza (Sankt-Peterburg, 6 dekabrya 2018 g.). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01420213/ms_10122018 (data obrashcheniya: 23.11.2021).
2.
Strategicheskie napravleniya razvitiya evraziiskoi ekonomicheskoi integratsii do 2025 g. (utv. resheniem Vysshego Evraziiskogo ekonomicheskogo soveta ot 11 dekabrya 2020 g. № 12). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01228321/err_12012021_12 (data obrashcheniya: 20.10.2021).
3.
Pivovar E.I. Evraziiskii bank razvitiya. Osnovnye napravleniya finansovoi i ekspertno-analiticheskoi deyatel'nosti (2006–2020 gg.) // Vestnik RGGU. Seriya: Evraziiskie issledovaniya. Istoriya. Politologiya. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2021. № 3. S. 10–48.
4.
Korkmazov M.Kh., Bairamkulov M.A., Bairamukov L.Kh. Deyatel'nost' Evraziiskogo banka razvitiya // Ekonomika. Biznes. Banki. 2021. № 3. S. 83–96.
5.
Mordvinova A.E. Rol' Evraziiskogo banka razvitiya v uglublenii integratsii stran – uchastnits Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza // Problemy natsional'noi strategii. 2020. № 6. S. 136–151.
6.
Soglashenie ob uchrezhdenii Evraziiskogo banka razvitiya (Astana, 12 yanvarya 2006 g.). URL: https://eabr.org/upload/iblock/6b7/005.pdf (data obrashcheniya: 02.12.2021).
7.
Ustav Evraziiskogo banka razvitiya. Prilozhenie k Soglasheniyu ob uchrezhdenii Evraziiskogo banka razvitiya (Astana, 12 yanvarya 2006 g.). URL: https://eabr.org/upload/iblock/6b7/005.pdf (data obrashcheniya: 03.12.2021).
8.
Polozhenie ob investitsionnoi deyatel'nosti Evraziiskogo banka razvitiya (utv. Resheniem Soveta Evraziiskogo banka razvitiya (Protokol № 55 ot 26 iyunya 2013 goda). URL: https://eabr.org/upload/iblock/300/polozhenie-ob-id.pdf (data obrashcheniya: 17.11.2021).
9.
Bunich G.A., Rovenskii Yu.A. Strategicheskie aspekty Evraziiskogo banka razvitiya (EARB) // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2018. № 11. S. 449–451.
10.
Strategiya Evraziiskogo banka razvitiya na period 2013–2017 gg. (utochnennaya redaktsiya). URL: https://eabr.org/upload/strategy_new.pdf (data obrashcheniya: 18.11.2021).
11.
Strategiya Evraziiskogo banka razvitiya na period 2018–2022 gg. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_prom/SiteAssets/UTVERZHDENNAYA-STRATEGIYA-EABR-NA-PERIOD-S-2018-PO-2022-GOD.pdf (data obrashcheniya: 22.11.2021).
12.
Preobrazovanie nashego mira: Povestka dnya v oblasti ustoichivogo razvitiya na period do 2030 g. // Rezolyutsiya General'noi Assamblei OON № 70/1 ot 25 sentyabrya 2015 g. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/70/1 (data obrashcheniya: 04.12.2021).
13.
Politika ekologicheskoi i sotsial'noi otvetstvennosti Evraziiskogo banka razvitiya. URL: https://eabr.org/upload/iblock/13a/eco-and-social-policy-of-eabr.pdf (data obrashcheniya: 11.11.2021).
14.
Evraziiskii bank razvitiya pristupil k formirovaniyu Kontseptsii Evraziiskoi tovaroprozvodyashchei sistemy (12.06.2021). URL: https://e-cis.info/news/568/92718/ (data obrashcheniya: 29.11.2021).
15.
Evraziiskii bank razvitiya. Analitika. URL: https://eabr.org/analytics/ (data obrashcheniya: 30.11.2021).
16.
Strategiya Evraziiskogo banka razvitiya na 2022–2026 gg. URL: https://eabr.org/upload/iblock/fee/strategy_2021_final.pdf (data obrashcheniya: 28.12.2021).
17.
Evraziiskii bank razvitiya sozdast otdel'nuyu strategiyu raboty v Tadzhikistane (18 avgusta 2021 g.). URL: https://e-cis.info/news/568/94092/ (data obrashcheniya: 23.11.2021).
18.
Shafiev R.M. Finansovyi institut EAES: pervye itogi // Valyutnoe regulirovanie. Valyutnyi kontrol'. 2016. № 10. S. 27–29.
19.
Pankin D.V. Evraziiskii bank razvitiya – aktivnyi uchastnik integratsionnykh protsessov // Den'gi i kredit. 2016. № 5. S. 3–5.
20.
Pishchik V.Ya., Alekseev P.V. Rol' Evraziiskogo banka razvitiya v mezhdunarodnoi promyshlennoi kooperatsii gosudarstv – chlenov EAES // Ekonomicheskie nauki. 2020. № 191. S. 277–282.
21.
Alekseev P.V. Rol' Evraziiskogo banka razvitiya v formirovanii Edinogo transportnogo prostranstva EAES // Ekonomicheskie nauki. 2021. № 194. S.151–154.
22.
Memorandum mezhdu Evraziiskoi ekonomicheskoi komissiei i Evraziiskim bankom razvitiya (Moskva, 12 noyabrya 2013 g.). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/0024030/ms_13112013 (data obrashcheniya: 03.12.2021).
23.
Issledovaniya EABR demonstriruyut «evrazoskeptikam» ekonomicheskii effekt integratsii (12.11.2013). URL: https://www.belta.by/opinions/view/issledovanija-eabr-demonstrirujut-evrazoskeptikam-ekonomicheskij-effekt-integratsii-2478 (data obrashcheniya: 10.11.2021).
24.
Evraziiskaya ekonomicheskaya komissiya i Evraziiskii bank razvitiya budut rasshiryat' sotrudnichestvo v sfere promyshlennosti (07.08.2014). URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/07-08-2014-1.aspx (data obrashcheniya: 14.11.2021).
25.
Reshenie Evraziiskogo Mezhpravitel'stvennogo Soveta № 9 ot 8 sentyabrya 2015 g. «Ob Osnovnykh napravleniyakh promyshlennogo sotrudnichestva v ramkakh Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza». URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_prom/Documents/Reshenie%20MPS%20№%20№%20%209.pdf (data obrashcheniya: 14.10.2021).
26.
Reshenie Soveta EEK o 17 marta 2016 g. № 17 «Ob utverzhdenii plana razrabotki aktov i meropriyatii po realizatsii osnovnykh napravlenii promyshlennogo sotrudnichestva v ramkakh EAES". URL: https://www.alta.ru/tamdoc/16sr0017/ (data obrashcheniya: 15.11.2021).
27.
Rabota Evraziiskoi ekonmicheskoi komissii s Evraziiskim bankom razvitiya. URL: http://www.kstu.ru/article.jsp?id_e=60073 (data obrashcheniya: 04.12.2021).
28.
Osnovnye napravleniya promyshlennogo sotrudnichestva v ramkakh EAES do 2025 g. (utv. resheniem Evraziiskogo Mezhpravitel'stvennogo soveta ot 30 aprelya 2021 g. № 5). URL: 14.04.2021). URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01029192/err_30042021_5 (data obrashcheniya: 01.10.2021).
29.
Rasporyazhenie Kollegii EEK ot 30 iyunya 2020 g. № 86 «O rabochei gruppe po vyrabotke predlozhenii po sozdaniyu instituta razvitiya i podderzhki Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza». URL: https://docs.cntd.ru/document/565251016#7D20K3 (data obrashcheniya: 18.11.2021).
30.
Sovet po promyshlennoi politike EAES. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_prom/Pages/Sovet%20po%20promyshlennoi%20politike%20EAES.aspx (data obrashcheniya: 20.11.2021).
31.
EABR gotov finansirovat' mezhgosudarstvennye proekty EAES (05.04.2021). URL: https://kapital.kz/finance/94643/yeabr-gotov-finansirovat-mezhgosudarstvennyye-proyekty-yeaes.html (data obrashcheniya: 23.11.2021).
32.
Vstrecha M. Mishustina s predsedatelem pravleniya Evraziiskogo banka razvitiya N. Podguzovym (3 fevralya 2021 g.). URL: http://government.ru/news/41452/ (data obrashcheniya: 27.11.2021).
33.
Proekty EABR – Evraziiskii bank razvitiya. URL: https://eabr.org/projects/eabr/ (data obrashcheniya: 19.10.2021).
34.
Evraziiskii bank razvitiya i kholding «Samgau» podpisali memorandum o sotrudnichestve (21 avgusta 2007 g.). URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30119372 (data obrashcheniya: 08.11.2021).
35.
A European Green Deal. Striving to be the first climate-neutral continent. URL: https://ec.europa.eu/info/strategy/priorities-2019-2024/european-green-deal_en (data obrashcheniya: 14.11.2021).
36.
Dogovor o Evraziiskom ekonomicheskom soyuze (Astana, 29 maya 2014 g.) (red. ot 01.10.2019 g.) (s izm. i dop., vstup. v silu s 28.10.2021). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/ (data obrashcheniya: 28.10.2021).
37.
Energoeffektivnost' – prioritetnoe napravlenie v deyatel'nosti Evraziiskogo banka razvitiya. URL: https://unece.org/fileadmin/DAM/energy/se/pp/eneff/IEEForumDushanbeSept2011/1.4.1_Sarsembekov_r.pdf (data obrashcheniya: 01.12.2021).
38.
Evraziiskii bank razvitiya profinansiruet chistye energeticheskie tekhnologii (04.12.2021). URL: https://www.vesti.ru/article/2648373 (data obrashcheniya: 02.12.2021).
39.
EABR i ROSNANO namereny nachat' rabotu v EAES v sfere zelenogo vodoroda, al'ternativnoi energetiki i vysokikh tekhnologii (3 iyunya 2021 g.). URL: https://eabr.org/press/releases/eabr-i-rosnano-namereny-nachat-rabotu-v-eaes-v-sfere-zelenogo-vodoroda-alternativnoy-energetiki-i-vy/ (data obrashcheniya: 20.11.2021).
40.
Green Climate Fund. URL: https://www.greenclimate.fund/ (data obrashcheniya: 03.11.2021).
41.
Shugurov M.V. Green climate fund: supporting the technology development and transfer // Proceedings of the Roundtable Discussion XVII Blischenko Congress. Moscow, 2019. P. 243–254.
42.
Zayavlenie ob ekonomicheskom sotrudnichestve gosudarstv – chlenov Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza v ramkakh klimaticheskoi povestki (14.10.2021). URL: https://eec.eaeunion.org/upload/medialibrary/966/Zayavlenie-ramka-.pdf (data obrashcheniya: 21.11.2021).
43.
Vystuplenie Mikhaila Mishustina na plenarnom zasedanii vtorogo Evraziiskogo kongressa (02.12.2021). URL: http://government.ru/news/43980/ (data obrashcheniya: 03.12. 2021).
44.
Fond tsifrovykh initsiativ EABR. URL: https://fci.eabr.org/ (data obrashcheniya: 04.12.2021).
45.
Myasnikovich M., Kovalev V. Prakticheskie rezul'taty i novye gorizonty evraziiskoi integratsii (02.12.2021). URL: https://eec.eaeunion.org/news/speech/prakticheskie-rezultaty-i-novye-gorizonty-evraziyskoy-integracii/ (data obrashcheniya: 03.12.2021).
46.
Bannikov A.Yu., Tomilina N.S. Mezhdunarodnyi opyt proektnogo finansirovaniya // Teoriya i praktika sovremennoi nauki. 2016. № 1. S. 23–26.
47.
VEB RF, EABR i banki razvitiya stran EAES sozdayut koalitsiyu bankov razvitiya Evrazii (04.12.2020). URL: https://veb.ru/press-tsentr/46683/ (data obrashcheniya: 03.12.2021).
48.
Pivovar E.I., Ershov V.F. Mezhdunarodnoe vzaimodeistvie finansovykh institutov kak faktor integratsii na evraziiskom prostranstve (1991– 2019 gg.) // Terra Eurasica: k 60-letiyu akademika B.V. Bazarova. Sbornik nauchnykh statei. Otv. red. N.N. Kradin, L.V. Kuras. Irkutsk, 2020. S. 237–268.
49.
Tyulebekov T.B. Evraziiskii bank razvitiya (EABR) kak odin iz instrumentov regional'noi integratsii na postsovetskom prostranstve // Aktual'nye nauchnye issledovaniya v sovremennom mire 2019. № 11-5. S. 20–24.
50.
Badalov L.A. Stimuly razvitiya EABR kak regional'nogo finansovogo instituta // Bankovskie uslugi. 2020. № 5. S. 12–17.

Результаты процедуры рецензирования статьи

Рецензия скрыта по просьбе автора

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"