Статья 'К вопросу об экстрадиционных проверках, проводимых прокурорами территориальных и специализированных прокуратур низового звена системы прокуратуры Российской Федерации, и о некоторых недостатках листа экспресс-опроса лица, находящегося в международном розыске ' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об экстрадиционных проверках, проводимых прокурорами территориальных и специализированных прокуратур низового звена системы прокуратуры Российской Федерации, и о некоторых недостатках листа экспресс-опроса лица, находящегося в международном розыске

Черепанов Максим Мухтаржанович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра прокурорской деятельности, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Уральский государственный юридический университет"

620137, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 322

Cherepanov Maksim Mukhtarzhanovich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Prosecutorial Activity, Ural State Law University named after V.F. Yakovlev

620137, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 322

m.m.cherepanov@usla.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2021.3.36132

Дата направления статьи в редакцию:

19-07-2021


Дата публикации:

06-11-2021


Аннотация: Предметом исследования в статье выступают материалы прокурорской и судебной практики, а также нормы действующего законодательства Российской Федерации, в том числе международных договоров Российской Федерации. Объектом исследования является экстрадиционная проверка как предусмотренное законодательством и совершаемое в установленном им порядке правовое средство прокурора, цели которого – выявление нарушений Конституции Российской Федерации, действующих на территории Российской Федерации законов, в том числе международных договоров Российской Федерации и общепризнанных принципов международного права, прав и свобод человека и гражданина, установление причин и условий, способствующих этим нарушениям, виновных в них лиц, при разрешении вопроса об эстрадиции иностранных граждан и лиц без гражданства из Российской Федерации в иностранное государство, или установление отсутствия указанных нарушений. Особое внимание автор уделяет вопросам о понятии, особенностях, структуре и содержании экстрадиционной прокурорской проверки. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: поддерживается мнение некоторых ученых о том, что необходимо перенять опыт ряда иностранных государств (в частности, Республики Казахстан и Украины) и регламентировать в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации как нормативное определение термина «экстрадиционная проверка», так и конкретные процессуальные действия прокурора, составляющие содержание таких проверок; процедуру опроса задержанного лица и заполнения в отношении него листа экспресс-опроса следует считать начальным (организационно-подготовительным) этапом указанной проверки; имеются недостатки нормативного регулирования порядка заполнения и содержания листа экспресс-опроса, которые могут вызвать трудности в практической деятельности прокуроров низового звена системы прокуратуры Российской Федерации, на которых возложено участие в международном сотрудничестве. В результате исследования автором также подчеркнута необходимость обязательного исправления всех указанных недостатков и предложено авторское видение некоторых путей их устранения.


Ключевые слова: экстрадиция, экстрадиционная проверка, прокуратура, прокурор, прокурорская проверка, международный розыск, международный договор, лист экспресс-опроса, задержанное лицо, недостатки

Abstract: The subject of this research is the materials of prosecutorial and judicial practice, as well as the norms of the current legislation of the Russian Federation, including international treaties of the Russian Federation. The object of this research is the extradition verification as the established by legislation legal means of the prosecutor aimed at detecting violations of the Constitution of the Russian Federation and laws effective in the territory of the Russian Federation, including international treaties of the Russian Federation and generally accepted principles of international law, human and civil  rights and freedoms, factors and conditions that contribute to such violations, and responsible parties in the context of resolving the question of extradition of foreign citizens and stateless persons from the Russian Federation or establishing the absence of indicated violations. Special attention is given to the concept, peculiarities, structure and content of extradition prosecutorial verification. The author supports the opinion of some scholars on the need to adopt foreign experience (namely of the Republic of Kazakhstan and Ukraine), as well as specify in the Criminal Procedure Code of the Russian Federation the normative definition of the term “extradition check verification” and particular procedural actions of the prosecutor that constitute such verifications. The conclusion is made that the snap poll procedure for the detainee should be considered the initial (organizational and preparatory) stage of the extradition verification; there are gaps in normative regulation of the snap poll procedure, which may cause difficulties in practice of the prosecutors of the lower echelon of prosecutorial system of the Russian Federation, who are entrusted to take part in international  cooperation. The author underlines the need for mandatory correction of all the flaws, and offers the original perspective on their elimination.



Keywords:

express survey sheet, international agreement, international search, prosecutor's check, prosecutor, prosecutor's Office, extra-traditional verification, extradition, the detained person, disadvantages

Одним из важнейших актуальных направлений работы прокуратуры Российской Федерации является сегодня экстрадиционная деятельность. Согласно международному и российскому законодательству Генеральная прокуратура Российской Федерации является компетентным органом в вопросах выдачи и оказания правовой помощи по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, и данное сотрудничество ускоренно и продуктивно развивается [6, с. 24, 25; 14, с. 129].

Опираясь на норму ст. 13 Уголовного кодекса Российской Федерации и правоприменительную судебную и прокурорскую практику, не вдаваясь в научные дискуссии относительно термина «экстрадиция», под ней в настоящей статье автор будет понимать деятельность Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных международными договорами и национальными правовыми актами Российской Федерации, – также нижестоящих прокуратур по выдаче компетентным органам иностранного государства иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступления вне пределов Российской Федерации и находящихся на территории Российской Федерации, для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания.

Осуществляя рассматриваемую деятельность, прокуроры наделены полномочием проводить так называемые «экстрадиционные проверки». Это одновременно и право, и обязанность прокуроров. В специальной литературе нет единого подхода среди ученых и практиков относительно научно-теоретического определения указанному термину, отсутствует и его легальное определение в законодательстве Российской Федерации. Показательно, что в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее по тексту – УПК РФ) об экстрадиционной проверке не упоминается ни разу [7]. Также, авторами различных работ глубоко практически не исследованы вопросы нормативной регламентации проведения органами прокуратуры таких проверок и их структуры, содержания, сроков и других вопросов. Все это создает определенные проблемы в практической деятельности прокуроров в сфере экстрадиции.

Вместе с тем, в прокурорской практике и организационно-распорядительных документах Генерального прокурора Российской Федерации термин «экстрадиционная проверка» используется достаточно широко. Интересно, что в абзаце втором подп. 4.4 п. 4 утратившего юридическую силу Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 12.03.2009 г. № 67 (в ред. Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 22.07.2011 г. № 215) «Об организации международного сотрудничества органов прокуратуры Российской Федерации» указанное понятие было закреплено, и этой нормой на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных и других специализированных прокуроров была возложена обязанность оперативно проводить такие проверки. По их результатам прокуроры должны были составлять письменные заключения и вместе с материалами проверок направлять в Главное управление международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Российской Федерации (далее по тексту – ГУМПС) [11, с. 24].

В действующем в настоящее время Приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 3 июня 2020 г. № 297 «О порядке осуществления международного сотрудничества органами и организациями прокуратуры Российской Федерации» термин «экстрадиционная проверка» и полномочия прокуроров по ее проведению отсутствуют. Возможно, это связано с тем, что эти вопросы урегулированы отдельными указаниями Генерального прокурора Российской Федерации.

Остановимся подробнее на понятии, структуре и содержании экстрадиционной проверки.

В современной юридической литературе нет единого взгляда авторов относительно понятия «прокурорская проверка» вообще и, как уже отмечалось выше, понятия «экстрадиционная прокурорская проверка», в частности. Так, например, В.Д. Ломовский понимает прокурорскую проверку как наиболее распространенное правовое средство прокурорского надзора, связанное с обнаружением любых правонарушений и применяемое во всех его направлениях [6]. Ю.П. Синельщиков определяет ее как основной способ выявления нарушений закона [10]. Е. Р. Ергашев иА. А. Фирсова понимают под ней правовое средство выявления нарушений закона, являющее собой комплекс мыслительных и организационно-правовых действий прокурора по выявлению нарушений Конституции Российской Федерации и действующих на территории Российской Федерации законов, установлению причин и условий, способствующих этим нарушениям, а также виновных в них лиц [4].

Последняя позиция представляется наиболее обоснованной, поскольку четко отражает назначение и содержание прокурорской проверки. Опираясь на данную точку зрения, следует заключить, что под «экстрадиционной прокурорской проверкой» можно понимать предусмотренное законодательством и совершаемое в установленном им порядке правовое средство прокурора, представляющее собой комплекс мыслительных и организационно-правовых действий прокурора, направленных на выявление нарушений Конституции Российской Федерации, действующих на территории Российской Федерации законов, в том числе международных договоров Российской Федерации и общепризнанных принципов международного права, прав и свобод человека и гражданина, установление причин и условий, способствующих этим нарушениям, виновных в них лиц, при разрешении вопроса об эстрадиции иностранных граждан и лиц без гражданства из Российской Федерации в иностранное государство, или направленных на установление отсутствия указанных нарушений.

Следует согласиться с мнением некоторых авторов о необходимости перенять опыт Республики Казахстан или Украины и регламентировать в УПК РФ как нормативное определение термина «экстрадиционная проверка», так и конкретные процессуальные действия прокурора, составляющие содержание таких проверок [8, с. 79; 9, с. 10].

Как следует из приведенного определения, экстрадиционной проверке присущи свои особенности, характерные черты: во-первых, она является правовым средством прокурора, то есть предусмотрена действующим законодательством Российской Федерации и совершается строго в установленном им порядке [2, с. 106; 3, с. 133, 134]; во-вторых, ее цели – это либо выявление нарушений действующих на территории Российской Федерации законов, прав и свобод человека и гражданина, установление причин и условий, способствующих этим нарушениям, виновных в них лиц, либо установление отсутствия этих нарушений; в-третьих, она представляет собой целый комплекс действий прокурора: мыслительных (прокурору необходимо тщательно продумывать методику и тактику эктрадиционной проверки, составить ее план, анализировать массу правовых актов, материалов судебной и прокурорской практики, разрешать различные внештатные ситуации и другие вопросы) и организационно-правовых (прокурор должен правильно и своевременно организовать проверку, определить круг ее участников и необходимую нормативно-правовую базу, место и время ее проведения, истребовать необходимые материалы, объяснения, иные нужные сведения, составить лист экспресс-опроса задержанного лица, находящегося в розыске, решить вопрос с наличием технических средств и так далее); в-четвертых, она является узконаправленной, специфической, поскольку применяется только в рамках экстрадиционной деятельности прокуратуры Российской Федерации; в-пятых, по своему характеру и содержанию она является надзорной, хотя и применяется при осуществлении не надзорной, а организационной функции прокуратуры [3, с. 29; 11, с. 10], и процессуальной, поскольку процесс экстрадиции урегулирован УПК РФ; в-шестых, поводом к ее проведению выступает уведомление о задержании лица, находящегося в международном розыске, полученное прокурором от соответствующих правоохранительных органов, а основанием ее проведения является информация о фактах возможных нарушений законов иностранного государства указанным лицом (главным образом, уголовных и уголовно-процессуальных); в-седьмых, ей присущи определенная структура и содержание.

Структура экстрадиционной проверки включает в себя несколько стадий (этапов). В научной литературе в структуре прокурорской проверки справедливо выделяется несколько последовательных этапов (стадий): подготовка к ней и ее планирование; ее проведение (этап совершения непосредственных проверочных действий); стадия принятия решения по ее результатам; исполнение решений прокурора [1, с. 54] . В этой связи экстрадиционная проверка как разновидность прокурорской проверки состоит из этих же этапов с некоторыми уточнениями.

Первый этап рассматриваемого правового средства прокурора назовем организационно-подготовительным. По смыслу УПК РФ и организационно-распорядительных документов Генерального прокурора Российской Федерации, он начинается с момента задержания либо установления местонахождения лица, объявленного в международный (межгосударственный) розыск, на территории Российской Федерации или, наоборот, на территории иностранного государства. Здесь прокурор – руководитель прокуратуры организует проведение такой проверки: в первую очередь, решает вопрос о том, сам он будет проводить ее или поручит ее проведение подчиненному оперативному работнику (заместителю, помощнику и так далее).

На этом этапе прокурор должен ознакомиться с действующим законодательством, регулирующим вопросы экстрадиции и экстрадиционной проверки, в том числе приказами, указаниями и другими организационно-распорядительными документами Генерального прокурора Российской Федерации; изучить материалы предыдущих аналогичных проверок, заключений по их результатам; проанализировать заявления, жалобы и иные обращения граждан, поступившие в прокуратуру в связи с выдачей лица иностранному государству; изучить уголовные дела, надзорные и наблюдательные производства, соответствующую российскую судебную практику и практику Европейского суда по правам человека; исследовать иную необходимую информацию, в том числе имеющуюся в вышестоящей прокуратуре; подготовить и направить в адрес руководителей государственных и иных органов требования о выделении специалистов для выяснения возникающих в ходе проверки вопросов, которые требуют специальных познаний; выполнить иные подготовительные и организационные действия.

Так, согласно Указанию от 5 марта 2018 г. № 116/35 «О порядке работы органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования или исполнения приговора» (далее – по тексту – Указание № 116/35), в течение суток (24 часов) с момента, когда разыскиваемое лицо задержано либо установлено его местонахождение на территории конкретной территориальной (городской, районной и других) или специализированной прокуратуры (военной, транспортной и другой), соответствующие прокуроры (далее – прокурор, уполномоченный прокурор) должны заполнить лист экспресс-опроса такого лица по установленной форме (приложена к Указанию № 116/35).

Заполнение указанного документа становится возможным только тогда, когда прокурор проверит информацию о нахождении лица в международном (межгосударственном) розыске (сведения ФКУ «ГИАЦ МВД России» о лицах, объявленных в межгосударственный розыск, и НЦБ Интерпола МВД Российской Федерации о лицах, объявленных в международный розыск) [9, с. 106].

Поскольку чаще всего разыскиваемые лица задерживаются сотрудниками полиции (например, при проверке документов сотрудниками патрульно-постовой службы на улице, в других общественных местах, сотрудниками линейных подразделений полиции на вокзалах, в аэропортах и других подобных местах, при прохождении гражданами пограничного контроля, сотрудниками ГИБДД в ходе проверки документов у водителей транспортных средств и так далее), после получения уведомления о задержании уполномоченный прокурор незамедлительно выезжает к месту содержания задержанного (например, в изолятор временного содержания) или это лицо незамедлительно доставляется к уполномоченному прокурору в соответствующую территориальную прокуратуру. Далее прокурор опрашивает задержанное лицо и фиксирует результаты этого опроса, как уже отмечалось выше, в листе экспресс-опроса. В нем уполномоченный прокурор отражает следующую информацию о задержанном лице: фамилию, имя, отчество этого лица; дату и место его рождения; полные паспортные данные; наименование государства, выдавшего паспорт; когда, каким органом внутренних дел задержан (город, район, субъект Российской Федерации); где содержится в настоящее время; кто является инициатором розыска (район, область, государство); дату объявления в розыск, статью (статьи) Уголовного кодекса иностранного государства; период проживания в государстве - инициаторе розыска; причины, время выезда из государства – инициатора розыска; дату и цель его прибытия в Российскую Федерацию; место и период постоянного проживания (постоянной регистрации) на 06.02.1992, то есть на день вступления в силу Закона РФ от 28.11.1991 г. № 1948-1 «О гражданстве Российской Федерации» (государство, область, адрес); место, время фактического проживания и регистрации в России; привлекался ли к уголовной ответственности в России, был ли осужден; преследуются ли задержанный (лицо, место нахождения которого установлено) либо его родственники в иностранном государстве по политическим и иным дискриминационным основаниям, в чем это выражается; и другую информацию в соответствии с требованиями Указания № 116/35.

В конце листа экспресс-опроса задержанным лицом ставятся дата и подпись с расшифровкой фамилии, имени, отчества (последнего – при наличии), чем он подтверждает правильность записанных при опросе сведений о себе. Затем данный документ подписывает прокурор, опросивший задержанного, с обязательным указанием даты, своих фамилии, имени, отчества (последнего – при наличии), должности. Последним его подписывает прокурор – руководитель территориальной, военной или другой специализированной прокуратуры с обязательным указанием даты, своих фамилии, имени, отчества (последнего – при наличии), должности и классного чина.

Заполненный и подписанный лист экспресс-опроса в течение 24 часов с момента задержания разыскиваемого лица (лица, местонахождение которого установлено) направляется в ГУМПС. Его направление осуществляется по каналам быстрой связи: по факсу или электронной почте – они указаны в конце нормативного бланка листа экспресс-опроса, утвержденного Указанием № 116/35.

Работу уполномоченных прокуроров, особенно впервые столкнувшихся с участием в международном сотрудничестве в части экстрадиции, осложняют и недостатки в нормативном регулировании порядка заполнения и содержания листа экспресс-опроса:

- не ясно, как получить подпись лица, чьё место нахождения только установлено, но которое ещё не задержано? Когда его задержат, оно, конечно, «автоматически» станет задержанным лицом, хотя в рассматриваемом документе предусмотрена подпись установленного лица;

- нет графы для отметки, что задержанный отказался отвечать на вопросы прокурора и/или подписывать лист;

- нет предписания прокурору, проводившему опрос, указывать свой классный чин (только ФИО и должность);

- не ясно, кто опрашивает и кто подписывает этот лист: вправе это делать только руководитель прокуратуры низового звена прокурорской системы или подчиненный ему прокурор тоже? В конце самого этого листа указано, что его заполняет прокурор города, района, другой территориальный, военный или иной специализированный прокурор. На практике же заполнение этого документа руководитель прокуратуры поручает подчиненному прокурору;

- не сказано о направлении листа экспресс-опроса в Генеральную прокуратуру Российской Федерации через прокуратуру субъекта Российской Федерации, хотя в соответствии с принципом централизации на практике это именно так;

- спорным является вопрос о том, является ли процедура опроса задержанного лица и заполнения листа экспресс-опроса частью экстрадиционной проверки? В конце нормативного бланка листа экспресс-опроса, утвержденного Указанием № 116/35, подчеркивается, что передача данного документа в Генеральную прокуратуру Российской Федерации не отменяет проведение указанной проверки и направление соответствующих документов по каналам быстрой связи (электронной почте, факсу), а также почтой в Генеральную прокуратуру Российской Федерации (в том числе, фельдъегерской связью). Следовательно, по смыслу положений указанного правового акта ответ на поставленный выше вопрос – нет. Однако, как представляется, именно с процедуры опроса задержанного лица и заполнения листа экспресс-опроса уже начинается экстрадиционная проверка, ее организационно-подготовительная стадия, на которой уполномоченный прокурор начинает выяснение сведений, подлежащих подтверждению или опровержению с помощью дальнейших проверочных действий. Как будет повторно подчеркнуто ниже, указанный документ, по сути, дублирует многие ответы задержанного лица в объяснении, которое Указание № 116/35 предписывает уполномоченному прокурору брать с задержанного лица на следующем этапе совершения непосредственных проверочных действий. В этой связи лист экспресс-опроса не должен считаться поводом к проведению экстрадиционной проверки (как было указано выше, поводом к ее проведению выступает уведомление о задержании лица, находящегося в международном розыске, полученное прокурором от соответствующих правоохранительных органов), а должен рассматриваться как часть ее первого этапа.

Следует заключить, что устранять все указанные недостатки необходимо обязательно во избежание трудностей и ошибок в практической деятельности прокуроров на рассмотренном направлении, и сделать это можно путем внесения соответствующих дополнений в Указание № 116/35 и/или разработки соответствующих методических рекомендаций (указаний) Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

На следующем, втором этапе экстрадиционной проверки (этапе совершения непосредственных проверочных действий) прокурор истребует и анализирует необходимые документы и сведения, опрашивает задержанных лиц, получает от них и других лиц устные и письменные объяснения, выполняет иные проверочные действия.

Кроме работы с листом экспресс-опроса, на организационно-подготовительном этапе экстрадиционной проверки территориальные прокуроры обязаны:

- собрать информацию о данных, исключающих выдачу задержанных лиц иностранному государству, или об их отсутствии;

- в случае отсутствия на момент задержания (установления местонахождения) данных, исключающих выдачу лиц компетентным иностранным органам, обеспечить задержание этих лиц на двое суток (48 часов);

- обеспечить составление протокола задержания и уведомления о задержании, как того требуют статьи 92 и 96 УПК РФ, чтобы не нарушать законные права задержанных (на практике его составляет сам прокурор – руководитель территориальной прокуратуры или другой, уполномоченный им, опытный подчиненный прокурор). При этом прокурор должен разъяснить задержанному основания его задержания и его права, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и УПК РФ, о чем сделать соответствующую отметку в протоколе;

- организовать ознакомление задержанного лица с решением компетентного органа иностранного государства о заключении под стражу и (или) с обвинительным приговором, вступившим в законную силу (выпиской из приговора);

- взять с задержанного объяснения по ряду вопросов: о цели его прибытия в Россию, месте, времени проживания и регистрации; о гражданстве, наличии или намерении получить статус беженца, временное или политическое убежище на территории России; об обстоятельствах и о мотивах уголовного преследования или осуждения в иностранном государстве, возможных препятствиях для его выдачи; о гражданстве его родителей. При этом прокурору нужно учитывать положения ст. 9 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», ст. 51 УПК РФ об обязательном участии защитника и ст. 59 УПК РФ об участии переводчика.

Следовательно, на данной стадии экстрадиционной проверки прокурор обязан обеспечить задержанному участие защитника и переводчика.

Хотя Указание № 116/35 не предписывает уполномоченному прокурору брать с задержанного объяснения в письменной форме, надо полагать, что с тактической точки зрения правильной будет именно письменная, а не устная форма, чтобы можно было приобщить эти объяснения к материалам эктрадиционной проверки и использовать их впоследствии как доказательства в различных спорных ситуациях. В совокупности с листом экспресс-опроса, который, по сути, дублирует многие ответы задержанного лица в объяснении, два этих документа будут иметь весомую доказательственно-юридическую силу, тем более что задержанный может отказаться от подписания листа экспресс-опроса.

- установить личность и гражданство задержанного или установленного лица, проверить достоверность имеющихся у него документов;

- подготовить и направить требования о предоставлении заключения о принадлежности задержанного к гражданству Российской Федерации в соответствующие подразделения органов внутренних дел субъектов Российской Федерации, где проживало или находилось задержанное лицо, и консульские учреждения Министерства иностранных дел Российской Федерации;

- проверить наличие данных, с учетом которых в выдаче лица может быть отказано (ст. 464 УПК РФ) или выдача может быть отсрочена (ст. 465 УПК РФ). Следует подчеркнуть, что здесь прокурор должен также учитывать разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 г. № 11 (в ред. от 03 марта 2015 г.) «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания», согласно которым основания для отказа в выдаче лица иностранному государству предусмотрены не только в национальном, но и в международном законодательстве.

Например, в соответствии со статьей 2 Дополнительного протокола к Европейской конвенции о выдаче от 15 октября 1975 года лицо не подлежит выдаче запрашивающему государству - участнику данного Протокола, если в третьем государстве, участвующем в Европейской конвенции о выдаче, по делу данного лица было вынесено окончательное судебное решение и применен акт об амнистии, освобождающий его от наказания в виде лишения свободы. Согласно статье 4 Второго дополнительного протокола к Европейской конвенции о выдаче от 17 марта 1978 года выдача в государство, являющееся участником указанного Протокола, не допускается, если в Российской Федерации в отношении преступления, в связи с совершением которого был направлен запрос о выдаче, был принят акт об амнистии и Российская Федерация обладала компетенцией возбуждать уголовное преследование согласно статьям 11, 12 УК РФ (эти статьи регулируют вопросы действия УК РФ в отношении лиц, совершивших преступления на территории РФ и за ее пределами).

Также, как следует из пункта 1 статьи 10 и пункта 4 статьи 12 Федерального закона «О беженцах», статей 32 и 33 Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 года, лицо, признанное беженцем или получившее временное убежище, в отношении которого Российской Федерацией получен запрос о выдаче, не может быть выдано запрашивающему государству, которое является государством гражданской принадлежности, обычного местожительства такого лица или любым иным государством, на территории которого имели место обстоятельства, послужившие основанием для предоставления лицу временного убежища или статуса беженца. Ещё лицо не подлежит выдаче согласно статье 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в толковании Европейского Суда по правам человека, статье 11 Европейской конвенции о выдаче в случае, если преступление, в связи с которым запрашивается выдача, наказуемо смертной казнью в соответствии с законом запрашивающего государства и такое государство не предоставит гарантий, которые Российская Федерация сочтет достаточными, что наказание в виде смертной казни не будет приведено в исполнение.

Помимо указанного, прокурор должен проверить наличие юридических (нормативных) оснований для выдачи лица, предусмотренных в ст. 453 УПК РФ, к которым относятся только международный договор Российской Федерации, и/или международное соглашение Российской Федерации, или принцип взаимности (при отсутствии международного договора или соглашения). Проверяется и наличие нормативных условий выдачи: совершенное лицом деяние должно признаваться преступлением и в России, и в запрашивающем выдачу лица иностранном государстве; Уголовный кодекс Российской Федерации и закон запрашивающего государства должны предусматривать за деяние, в связи с совершением которого направлен запрос о выдаче, наказание в виде лишения свободы на срок более одного года либо более тяжкое наказание или если лицо было осуждено судом запрашивающего государства к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или более тяжкому наказанию, при условии, что международным договором Российской Федерации не предусмотрены иные сроки (часть 3 статьи 1, пункты 1 и 2 части 3 статьи 462 УПК РФ).

- выполнить иные проверочные действия в соответствии с Указанием № 116/35 (например, многие из них касаются вопросов избрания, отмены или изменения меры пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста).

На третьем, заключительном этапе экстрадиционной проверки прокурор решает вопрос о применении имеющихся в его арсенале средств прокурорского реагирования в целях устранения выявленных нарушений законов, прав и свобод человека и гражданина и восстановления законности. Так, завершается данная проверка для прокуратуры низового звена прокурорской системы составлением мотивированного заключения, в котором прокурор:

- дает оценку законности и обоснованности задержания лица, находящегося в международном (межгосударственном) розыске, а также избрания в отношении этого лица меры пресечения;

- излагает вывод о наличии либо отсутствии гражданства Российской Федерации у разыскиваемого лица и о возможности его выдачи.

Данное заключение и все материалы экстрадиционной проверки руководители территориальных и специализированных прокуратур низового звена прокурорской системы в течение 3 суток после задержания или установления местонахождения указанного лица направляют прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным и иным специализированным прокурорам (подп. 1.2.5 п. 1 Указания № 116/35).

Надо иметь в виду, что рассматриваемая проверка может завершиться освобождением задержанного лица из мест задержания или заключения под стражу (домашнего ареста) в случаях, если:

1. Прокурор установит обстоятельства, исключающие выдачу данного лица. Об этом он должен составить мотивированное заключение и вместе с соответствующими материалами направить прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным и иным специализированным прокурорам.

2. В отношении данного лица принято решение об отказе в выдаче либо в отношении него не поступил запрос о выдаче в срок, установленный международным договором Российской Федерации.

В этом случае прокурор при необходимости использует такие средства прокурорского реагирования, как постановление о немедленном освобождении указанных лиц из мест задержания и заключения под стражу, постановление об отмене постановления о заключении по стражу или домашнем аресте и другие.

Как видно, территориальные прокуроры должны действовать в очень сжатые сроки, а потому спланировать свой рабочий день и саму экстрадиционную проверку достаточно сложно, тем более что разыскиваемое лицо может быть задержано сотрудниками правоохранительных органов совершенно неожиданно. В этой связи не лишним представляется ведение уполномоченными прокурорами ежедневников установленной формы, где пошагово расписаны действия прокурора: во сколько и где нужно быть, кому и во сколько позвонить, какие документы, куда нужно направить и откуда истребовать, и так далее.

Подводя итоги, следует заключить, что по смыслу Указания № 116/35 окончательно экстрадиционная проверка не заканчивается на уровне рассматриваемых прокуратур: она продолжается на уровне прокуратур регионального звена и окончательно завершается на уровне Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Таким образом, основная нагрузка по проведению экстрадиционной проверки возложена на территориальных и специализированных прокуроров низового звена прокурорской системы, а их руководители несут персональную ответственность за исполнение указаний Генерального прокурора Российской Федерации, поручений вышестоящих прокуроров, касающихся международного розыска и выдачи лиц.

Библиография
1.
Ергашев Е. Р., Корешникова Н. Р. Основные правовые средства прокуратуры Российской Федерации как инструмент обеспечения исполнения закона: монография. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2010. – 160 с.
2.
Ергашев Е. Р. Прокурорский надзор в Российской Федерации. Курс лекций/ Е. Р. Ергашев. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2016. С. 106.
3.
Ергашев Е. Р. Прокурорский надзор в РФ: учебник для студентов высших учебных заведений по направлению «Юриспруденция» (специалист). – Екатеринбург: Издательство «Раритет», 2018. – 436 с.
4.
Ергашев Е.Р., Фирсова А.А. К вопросу об основных требованиях, предъявляемых к организации и проведению прокурорской проверки // Российский юридический журнал, 2013, № 1.
5.
Карапетян С.А. Участие прокуратуры Российской Федерации в международно-правовом сотрудничестве // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, № 1 (57), 2017. С. 24 – 25.
6.
Ломовский В.Д. О понятии и содержании прокурорской проверки /В.Д. Ломовский. //Правоведение, 1988, № 5. – С. 89 – 93.
7.
Малышева О.А. О проблеме законодательной регламентации экстрадиционной проверки // Международное уголовное право и международная юстиция. 2016. № 4. С. 12-14.
8.
Насонов А. А. О необходимости процессуальной регламентации экстрадиционной проверки // Судебная власть и уголовный процесс, 2017, № 2. С. 79.
9.
Отческая Т.И., Майдыков А.А., Колесников Е.В. Международное сотрудничество органов прокуратуры в сфере уголовного судопроизводства: учебное пособие / отв. ред. Т.И. Отческая. – М.: Проспект, 2019. – 160 с.
10.
Синельщиков Ю.П. Правовые средства прокурорского надзора // Настольная книга прокурора / под ред. С.И. Герасимова. М., 2003.
11.
Черепанов М.М. Участие органов прокуратуры Российской Федерации в международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства: учебное пособие для бакалавров. – Екатеринбург: Издательство «Раритет», 2016. – 126 с.
12.
Шобухин В. Ю. Статус российской прокуратуры в аспекте международной правосубъектности // Межвузовский сборник научных трудов «Актуальные проблемы международной правосубъектности». Выпуск 5(9). – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2013. – С. 129.
References
1.
Ergashev E. R., Koreshnikova N. R. Osnovnye pravovye sredstva prokuratury Rossiiskoi Federatsii kak instrument obespecheniya ispolneniya zakona: monografiya. – Ekaterinburg: Izdatel'skii dom «Ural'skaya gosudarstvennaya yuridicheskaya akademiya», 2010. – 160 s.
2.
Ergashev E. R. Prokurorskii nadzor v Rossiiskoi Federatsii. Kurs lektsii/ E. R. Ergashev. – Ekaterinburg: Izdatel'skii dom «Ural'skaya gosudarstvennaya yuridicheskaya akademiya», 2016. S. 106.
3.
Ergashev E. R. Prokurorskii nadzor v RF: uchebnik dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedenii po napravleniyu «Yurisprudentsiya» (spetsialist). – Ekaterinburg: Izdatel'stvo «Raritet», 2018. – 436 s.
4.
Ergashev E.R., Firsova A.A. K voprosu ob osnovnykh trebovaniyakh, pred''yavlyaemykh k organizatsii i provedeniyu prokurorskoi proverki // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal, 2013, № 1.
5.
Karapetyan S.A. Uchastie prokuratury Rossiiskoi Federatsii v mezhdunarodno-pravovom sotrudnichestve // Vestnik Akademii General'noi prokuratury Rossiiskoi Federatsii, № 1 (57), 2017. S. 24 – 25.
6.
Lomovskii V.D. O ponyatii i soderzhanii prokurorskoi proverki /V.D. Lomovskii. //Pravovedenie, 1988, № 5. – S. 89 – 93.
7.
Malysheva O.A. O probleme zakonodatel'noi reglamentatsii ekstraditsionnoi proverki // Mezhdunarodnoe ugolovnoe pravo i mezhdunarodnaya yustitsiya. 2016. № 4. S. 12-14.
8.
Nasonov A. A. O neobkhodimosti protsessual'noi reglamentatsii ekstraditsionnoi proverki // Sudebnaya vlast' i ugolovnyi protsess, 2017, № 2. S. 79.
9.
Otcheskaya T.I., Maidykov A.A., Kolesnikov E.V. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo organov prokuratury v sfere ugolovnogo sudoproizvodstva: uchebnoe posobie / otv. red. T.I. Otcheskaya. – M.: Prospekt, 2019. – 160 s.
10.
Sinel'shchikov Yu.P. Pravovye sredstva prokurorskogo nadzora // Nastol'naya kniga prokurora / pod red. S.I. Gerasimova. M., 2003.
11.
Cherepanov M.M. Uchastie organov prokuratury Rossiiskoi Federatsii v mezhdunarodnom sotrudnichestve v sfere ugolovnogo sudoproizvodstva: uchebnoe posobie dlya bakalavrov. – Ekaterinburg: Izdatel'stvo «Raritet», 2016. – 126 s.
12.
Shobukhin V. Yu. Status rossiiskoi prokuratury v aspekte mezhdunarodnoi pravosub''ektnosti // Mezhvuzovskii sbornik nauchnykh trudov «Aktual'nye problemy mezhdunarodnoi pravosub''ektnosti». Vypusk 5(9). – Ekaterinburg: Izdatel'skii dom «Ural'skaya gosudarstvennaya yuridicheskaya akademiya», 2013. – S. 129.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования интересный и посвящен вопросам экстрадиционных проверок, «… проводимых прокурорами территориальных и специализированных прокуратур низового звена системы прокуратуры Российской Федерации», а также автор рассматривает некоторые недостатки «листа экспресс-опроса лица, находящегося в международном розыске». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «Одним из важнейших актуальных направлений работы прокуратуры Российской Федерации является сегодня экстрадиционная деятельность…» и «…Генеральная прокуратура Российской Федерации является компетентным органом в вопросах выдачи и оказания правовой помощи по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, и данное сотрудничество ускоренно и продуктивно развивается [6, с. 24, 25; 14, с. 129]». Научная новизна обоснована в исследовании автора. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет, научная новизна, методология и выводы. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. Он акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, опираясь на исследования оппонентов и свои собственные, что «…прокуроры наделены полномочием проводить так называемые «экстрадиционные проверки». Это одновременно и право, и обязанность прокуроров». Автор отмечает «Опираясь на норму ст. 13 Уголовного кодекса Российской Федерации и правоприменительную судебную и прокурорскую практику, не вдаваясь в научные дискуссии относительно термина «экстрадиция», под ней в настоящей статье автор будет понимать…» и далее дает определение. Правда нет ссылок на «правоприменительную судебную и прокурорскую практику». Далее автор переходит к анализу, не используя ссылки на исследования оппонентов: «авторами различных работ глубоко практически не исследованы вопросы нормативной регламентации проведения органами прокуратуры таких проверок и их структуры, содержания, сроков и других вопросов. Все это создает определенные проблемы в практической деятельности прокуроров в сфере экстрадиции», и делает вывод «в прокурорской практике и организационно-распорядительных документах Генерального прокурора Российской Федерации термин «экстрадиционная проверка» используется достаточно широко …». Однако автор оговаривается «в абзаце втором подп. 4.4 п. 4 утратившего юридическую силу Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 12.03.2009 г. № 67 (в ред. Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 22.07.2011 г. № 215)», и «В действующем в настоящее время Приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 3 июня 2020 г. № 297 … термин «экстрадиционная проверка» и полномочия прокуроров по ее проведению отсутствуют». Переходя к анализу вопросов «понятии, структуре и содержании экстрадиционной проверки», исследуемых в статье, автор правильно показывает (используя ссылки на исследования оппонентов), что «…В современной юридической литературе нет единого взгляда авторов относительно понятия…». При этом автор делает вывод: «…под «экстрадиционной прокурорской проверкой» можно понимать предусмотренное законодательством и совершаемое в установленном им порядке правовое средство прокурора, представляющее собой комплекс мыслительных и организационно-правовых действий прокурора, направленных на выявление нарушений». Рассматривая проблемы, автор отмечает «…экстрадиционной проверке присущи свои особенности, характерные черты …» и перечисляет их. Делается правильный вывод: «…экстрадиционная проверка как разновидность прокурорской проверки состоит из этих же этапов с некоторыми уточнениями». Примеры подкрепляются ссылками на источники и делается вывод: «…прокурор опрашивает задержанное лицо и фиксирует результаты этого опроса, как уже отмечалось выше, в листе экспресс-опроса». Однако «…Работу уполномоченных прокуроров, особенно впервые столкнувшихся с участием в международном сотрудничестве в части экстрадиции, осложняют и недостатки в нормативном регулировании порядка заполнения и содержания листа экспресс-опроса». Автор подводит некоторый итог: «В этой связи лист экспресс-опроса не должен считаться поводом к проведению экстрадиционной проверки …, а должен рассматриваться как часть ее первого этапа», «…надо полагать, что с тактической точки зрения правильной будет именно письменная, а не устная форма, чтобы можно было приобщить эти объяснения к материалам эктрадиционной проверки и использовать их впоследствии как доказательства в различных спорных ситуациях», «…прокурор должен проверить наличие юридических (нормативных) оснований для выдачи лица, предусмотренных в ст. 453 УПК РФ, к которым относятся только международный договор Российской Федерации, и/или международное соглашение Российской Федерации, или принцип взаимности (при отсутствии международного договора или соглашения)». В заключение автор подводит итог: «основная нагрузка по проведению экстрадиционной проверки возложена на территориальных и специализированных прокуроров низового звена прокурорской системы…», в частности «… их руководители несут персональную ответственность за исполнение указаний Генерального прокурора Российской Федерации, поручений вышестоящих прокуроров, касающихся международного розыска и выдачи лиц» …». Как нам кажется, приведены конкретные, однозначные и дающие для практики выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, определенным образом соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам работ, но в основном учебных, а не научных. Библиография не достаточная и содержит определенное количество учебных работ, но не исследований, к которым автор обращается. Ссылки на НПА и другие документы отсутствуют в библиографии. Это позволяет автору относительно правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи отчасти. К замечаниям можно отнести некоторое несоответствие библиографии и ссылок на нее (в тексте ссылка на работу 14, которой нет в библиографии), ссылки на работы 1988г. (а речь идет о «Генеральная прокуратура Российской Федерации», которой еще в то время не было), отсутствие многочисленных современных исследований после 2016г. и др. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует только отчасти. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории присутствует.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"