Статья 'Исключение по пруденциальным соображениям в деле «Аргентина – Финансовые услуги»' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Исключение по пруденциальным соображениям в деле «Аргентина – Финансовые услуги»

Гатина Диляра Рустемовна

аспирант, кафедра международного права, Всероссийская академия внешней торговли Министерства экономического развития Российской Федерации

117546, Россия, Москва, г. Москва, ул. Харьковский Проезд, 11, к.3, кв. 28

Gatina Dilyara Rustemovna

Postgraduate student, the department of International Law, Russian Foreign Trade Academy of the Ministry of Economic Development of the Russian Federation

117546, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Khar'kovskii Proezd, 11, k.3, kv. 28

diley94@mail.ru

DOI:

10.25136/2644-5514.2021.2.35824

Дата направления статьи в редакцию:

26-05-2021


Дата публикации:

02-06-2021


Аннотация: В настоящей статье исследуются выводы Органа по разрешению споров Всемирной торговой организации (далее – ОРС ВТО) по делу «Аргентина – Финансовые услуги» в части толкования параграфа 2 (а) Приложения по финансовым услугам к Генеральному соглашению по торговле услугами (далее - ГАТС), содержащего исключение по пруденциальным соображениям, которое позволяет государствам, невзирая на обязательства в соответствии с ГАТС, принимать на национальном уровне меры, направленные поддержание стабильности на внутреннем финансовом рынке. Необходимость изучения подходов, применяемых в связи с толкованием данной нормы, обусловлена тем, что формулировка пар. 2 (а) Приложения по финансовым услугам, порождает ряд неясностей, относительно того, в каких случаях такая норма может быть применима. В статье автор пытается дать оценку выводам Третейской группы, касающимся толкования исключения по пруденциальным соображениям, а также пролить свет на то, в каких случаях такая норма может быть применима. Данная работа представляет собой первый в российской юридической науке труд, посвященный изучению особенностей применения исключения по пруденциальным соображениям. Проанализировав соответствующее положение ГАТС, а также выводы Третейской группы по делу «Аргентина – Финансовые услуги» автор приходит к выводу, что под действие пар. 2 (а) может подпадать практически любая мера, вводимая государством на национальном уровне, которая служит цели предотвращения рисков, способных создать угрозу для стабильности и целостности финансового рынка государств, а также нормальной деятельности участников рынка финансовых услуг. При этом, главным и практически единственным препятствием для злоупотребления соответствующей нормы, является необходимость соблюдения принципа добросовестности при введении соответствующих пруденциальных мер.


Ключевые слова: финансовая стабильность, международный спор, толкование, принцип добросовестности, Всемирная Торговая Организация, нормы-исключения, финансовые услуги, пруденциальное регулирование, участники финансового рынка, злоупотребление правами

Abstract: This article discusses the conclusions of the World Trade Organization Dispute Settlement Body (WTO DSB) on the case “Argentina – Financial Services” pertaining to interpretation of the Paragraph 2 (a) of the Annex on Financial Services to the General Agreement on Trade in Services (GATS), which contains a prudential exception that allows the countries, regardless of their obligations in accordance with GATS, taking measures on the national level that are aimed at maintaining stability in the domestic financial market. The need for studying the approaches applied due to interpretation of this norm, is substantiated by the ambiguous wording of the Paragraph 2 (a) of the Annex on Financial Services, which raises questions on its proper application. The author attempts to give assessment to the decisions of the Arbitration Group on the interpretation of prudential exception, as well as shed light on the instances of its application. This article is the first work within the Russian legal science dedicated to examination of the peculiarities of application of prudential exception. Having analyzed the corresponding provision of GATS, as well as the decisions of the Arbitration Group on the case “Argentina – Financial Services”, the author concludes that virtually any measure introduced by the government on the national level, which serves the purpose of risk prevention that may create a threat to the stability and integrity of the financial market of the country and normal activity of the participant of the financial services market, can fall under Paragraph 2 (a). At the same time, the key and practically the only obstacle for abuse such norm consists in the need to adhere to the principle of good faith in the context of implementation of the corresponding prudential measures.



Keywords:

financial market participants, abuse of rights, financial stability, international dispute, interpretation, good faith, World Trade Organization, exceptions, financial services, prudential regulation

Введение

В Приложении по финансовом услугам к Генеральному соглашению по торговле услугами (далее - ГАТС) [1] содержится норма-исключение, позволяющая государствам-членам ВТО принимать на национальном уровне меры, направленные на поддержание целостности и стабильности своих финансовых систем, а также защиту участников рынка финансовых услуг, невзирая на их обязательства в соответствии ГАТС (далее - исключение по пруденциальным соображениям), например, обязательство предоставлять национальный режим, режим наибольшего благоприятствования на рынке финансовых услуг.

В частности, данное положение расположено в параграфе 2 (а) Приложения по финансовым услугам (далее – пар. 2 (а)) и сформулировано следующим образом:

«Независимо от каких-либо других положений настоящего Соглашения, государству-члену не препятствуется принимать меры, исходя из пруденциальных соображений, включая защиту инвесторов, вкладчиков, страхователей или лиц, в отношении которых у поставщиков финансовых услуг, возникает фидуциарная обязанность, или обеспечение целостности и стабильности финансовой системы. Если такие меры не соответствуют положениям Соглашения, они не должны использоваться в качестве средства уклонения от взятых государством-членом на себя в соответствии с Соглашением обязательств».

Исходя из истории разработки Приложения по финансовым услугам, данная норма была включена в ГАТС с целью предоставить государствам некоторую свободу в части определения своей внутренней пруденциальной политики на рынке финансовых услуг [2]. В частности, в процессе переговоров многие государства указывали на то, что открытие финансовых рынков для иностранных лиц, может создать угрозу финансовой стабильности внутри государства.

Вместе с этим, несмотря на важность наличия данной нормы в системе соглашений ВТО, содержание пар 2 (а) Приложения по финансовым услугам по сей день является предметом споров и дискуссий [3]. При первом прочтении параграфа 2(а) остаётся неясным, в каких случаях такое положение может быть применимо [4, C. 64], в частности, действующая формулировка не позволяет однозначно определить, какие обязательства в рамках ВТО данная норма своим действием отменяет, а также какие меры, вводимые государством, могут послужить основанием для применения такого исключения. Кроме этого, ряд ученых отмечает, что необходимы дальнейшие разъяснения о порядке действия исключения по пруденциальным соображениям в связи с наличием очевидного противоречия между первым и вторым предложениями данной статьи [5].

Для того, чтобы попытаться пролить свет на порядок применения государствами исключения по пруденциальным соображениям в рамках ВТО, а также ответить на данные вопросы, предлагаем обратиться к толкованию пар. 2 (а), которое впервые было дано Третейской группой в связи с рассмотрением спора между Панамой и Аргентиной в рамках дела «Аргентина - Финансовые услуги» [6].

Важно отметить, что Апелляционный орган впоследствии отменил решение по данному делу, так как Третейской группой была неправильно произведена оценка соблюдения Аргентиной принципа наибольшего благоприятствования [7, пар. 6.70], аннулировав тем самым также и все выводы, касающиеся толкования пар. 2 (а). Несмотря на это, решение Третейской группы по данному делу имеют важное практическое значение, так как позволяет рассмотреть, каким образом государства понимают сферу действия указанной нормы, а также какие существуют проблемы, связанные с ее толкованием.

Обстоятельства спора

Спор между двумя странами в деле «Аргентина - Финансовые услуги» возник в связи с тем, что Аргентина, определив в соответствии со своим внутренним законодательством Панаму в группу «несотрудничающих стран», ввиду того, последняя не находилась на стадии подписания с Аргентиной соглашения об обмене налоговой информации или об избежании двойного налогообложения с положением о широком обмене информации (broad information exchange) [8], ввела ряд ограничений, а также дополнительных требований для поставщиков финансовых услуг, происходящих из Панамы [6, пар. 2].

Рассматривая такие меры в качестве нарушающих общие и специфические обязательства Аргентины в соответствии с ГАТС, а именно, касающиеся предоставления режима наибольшего благоприятствования и доступа на рынок, Панама обратилась в ОРС ВТО.

Обосновывая правомерность введения оспариваемых Панамой мер на рынке финансовых услуг, Аргентина ссылалась, в том числе, на исключение по пруденциальным соображениям. Поэтому порядок действия данной нормы был достаточно подробно рассмотрен в рамках возникшего спора.

Выводы Третейской группы относительно сферы действия пар 2 (а) и оснований для применения данной нормы государствами

Третейская группа определила, что пар 2 (а) Приложения по финансовым услугам представляет собой норму-исключение, то есть положение, позволяющее государствам избежать международной ответственности, в рамках спора. Толкование данной нормы в качестве исключения определило порядок, в соответствии с которым Третейской группой был рассмотрен возникший спор. В частности, сначала суд установил, были ли нарушены Аргентиной какие-либо обязательства в рамках ВТО, а затем был исследован вопрос, о том, правомерно ли Аргентина ссылалась на рассматриваемое исключение.

Одной из первых проблем, связанных с толкованием пар. 2 (а), которую предстояло решить Третейской группе в деле «Аргентина – Финансовые услуги», стала сфера действия данной нормы.

В частности, в рамках спора Панама обращала внимание суда на то, что пар. 2(a) называется так же, как и ст. VI ГАТС - «Внутреннее регулирование» (Domestic regulation) [6, пар. 7.796, 7.282, 7.829]. Учитывая, что Приложение по финансовым услугам является lex speciales к самому ГАТС, Панама предлагала рассматривать положение, содержащее исключение по пруденциальным соображениям, в качестве нормы, раскрывающей (дополняющей) содержание ст. VI ГАТС [6, пар. 7.796, 7.282, 7.829], то есть такая норма должна была распространять свое действие исключительно на обязательство Аргентины не создавать неоправданных барьеров в торговле при введении квалификационных и лицензионных требований.

Третейская группа пришла к выводу, что такое толкование является ограничительным и вступает в прямое противоречие с содержанием рассматриваемого положения, который начинается со слов: «Независимо от каких-либо других положений настоящего Соглашения …». По мнению Третейской группы [6, пар. 7.841, 7. 848], которое впоследствии было поддержано и Апелляционным органом [7, пар. 6.255-6.258], такая формулировка говорит о том, что меры, применяемые по пруденциальным соображениям, могут отменить любые обязательства в соответствии с ГАТС.

Далее Третейской группе в рамках спора, предстояло исследовать вопрос, какие меры могут удовлетворять условиям, перечисленным в исключении по пруденциальным соображениям. В этой связи ОРС ВТО было сделано несколько важных замечаний.

Несмотря на то, что Третейская группа пришла к выводу, что исключение по пруденциальным соображениям, может своим действием отменить любые обязательства, предусмотренные ГАТС, она отметила, что для такого, чтобы государства могли ссылаться на данную норму, меры принимаемые, исходя из пруденциальных соображений, должны затрагивать именно сектор финансовых услуг.

Учитывая, что исключение по пруденциальным соображениям расположено в Приложении по финансовым услугам, Третейская группа отметила, что рассматривая норма должна толковаться в контексте пар. 1(a) Приложения, закрепляющего, что данный документ применяется к мерам, затрагивающим поставку финансовых услуг [6, пар. 7.825]. Исходя из этого, Третейская группа пришла к выводу, что Аргентина, являясь стороной, ссылающейся на исключение по пруденциальным соображениям, должна была продемонстрировать, что меры, которая она вводила, затрагивали торговлю финансовыми услугами [6, пар. 7.825].

Кроме этого, было указано, что понятие «меры, применяемые по пруденциальным соображением» является более широким понятием, чем «пруденциальные меры». Поэтому исключение по пруденциальным соображениям касается не только мер, которые по своей природе являются пруденциальными (как например, меры, принятые во исполнение стандартов, разработанных Базельским комитетом по банковскому надзору), но и любые другие меры, которые применяются государством с целью осуществления пруденциального регулирования [6, пар. 7.861.].

При этом в докладе Третейской группы было отмечено, что формулировка пар. 2(a) позволяет утверждать, что Приложение по финансовым услугам к ГАТС содержит неисчерпывающий список мер, которые могут быть приняты государствами с целью осуществления пруденциального регулирования и на которые может распространяться соответствующее исключение.

Третейская группа также подчеркнула, что в связи с часто происходящими изменениями в политической и социальной жизни общества, значение и цель пруденциального регулирования могут со временем меняться. Поэтому государства-члены ВТО, опираясь на собственную шкалу ценностей, должны обладать свободой при определении того, какие именно меры могут способствовать защите участников финансового рынка и обеспечению финансовой стабильности государства [6, пар. 7.873.]. В связи с этим, можно сделать вывод, что Третейская группа в своих выводах закрепила возможность при разрешении споров, связанных с применением пар. 2(a) Приложения по финансовым услугам к ГАТС, толковать данное положение эволюционно.

При этом, главным условием для того, чтобы какие-либо меры, принимаемые с целью поддержания целостности и стабильности финансовой системы, а также защиты участников финансовых рынков, могли подпадать под действие пар 2 (а), как указала Третейская группа, является то, что такие меры должны приниматься для предотвращения рисков, которые могут стать угрозой для нормального функционирования рынка финансовых услуг [6, пар. 7.866., 7.867].

Вследствие этого, исходя из толкования исключения по пруденциальным соображениям, которое предоставила Третейская группа в решении по делу «Аргентина – Финансовые услуги», под действие пар 2 (а) может подпадать практически любая мера, которая служит цели предотвращения рисков, способных создать угрозу для стабильности и целостности финансового рынка государств, а также нормальной деятельности участников рынка финансовых услуг.

Создает ли исключение по пруденциальным соображениям необоснованную возможность («лазейку») для злоупотребления правами в сфере либерализации торговли услугами?

Учитывая расширительное толкование, которое допускается при применении государствами исключения по пруденциальным соображениям, возникает вопрос, представляет ли собой пар. 2 (а) норму-исключение, позволяющую государствам беспрепятственно использовать её в качестве « лазейки» для неисполнения обязательств по ГАТС?

Отвечая на данный вопрос, важно отметить, что данная норма содержит ряд ограничений, препятствующих государствам злоупотреблять данной нормой.

Во-первых, особого внимания в этой связи заслуживает последнее предложение пар 2 (а): «В случае если такие меры не соответствуют положениям Соглашения, они не должны использоваться в качестве средства уклонения от взятых государством-членом на себя в соответствии с Соглашением обязательств».

Секретариат ВТО классифицировал данное предложение в качестве ограничения, позволяющего избежать злоупотреблений при применении рассматриваемой нормы государствами [9]. Другими словами, данное положение обращает внимание на то, что государства должны соблюдать принцип добросовестноси (good faith principle), ссылаясь на пар 2(а) Приложения по финансовым услугам [10].

В деле «Аргентина-Финансовые услуги», Третейская группа не производила толкование данного предложения, так как в ходе рассмотрения дела было установлено, что меры, которые вводила Аргентина в отношении поставщиков услуг, происходивших из Панамы, не соответствовали критерию «рискоориентированности» [6, пар. 7.919, 7.920] .

В рамках спора Аргентина предположила, что второе предложение пункта 2 (a) выполняет функцию, аналогичную вводной части (chapeau) статьи XIV ГАТС, и подразумевает исследование вопроса, действительно ли меры, вводимые государствам, соответствуют пруденциалными целями, то есть являются разумными в конкретных обстоятельствах [6, пар. 7.783]. Панама же предлагала применять более ограничительный подход при толковании принципа добросовестности, указывая на то, что меры, принимаемые по пруденциальным соображениям, должны соответствовать критерию необходимости [6, пар. 7.803-7.805].

Представляется, что вне зависимости от того, каким образом данная норма в дальнейшем будет толковаться ОРС ВТО, данное предложение является главным ограничителем для того, чтобы государства не использовало данную норму в качестве лазейки для невыполнения своих обязательств.

Учитывая, что формулировка, которая используется в пар 2 (а) Приложения по финансовым услугам в качестве закрепления принципа добросовестности, не соответствует chapeau ст. XIV ГАТС, а также иным нормам-исключениям, содержащимся в соглашениях ВТО, в настоящий момент достаточно трудно предположить, каким образом Третейская группа будет производить оценку действий государства на предмет соответствия данному критерию.

При этом, принимая во внимание особый характер исключений по пруденциальным соображениям в системе норм-исключений, а также особую направленность пруденциальных мер и их природу, суду, также как и, например, в деле «Russia – Traffic in transit» [11], в рамках которого впервые было осуществлено толкование исключения по соображениям безопасности, необходимо будет выработать особый тест, позволяющий установить, действовало ли государство добросовестно при введении пруденциального регулирования.

Считаем, что о соблюдении принципа добросовестности при применении исключения, в зависимости от обстоятельств спора, может свидетельствовать сам факт того, меры соответствуют пруденциальным целям, перечисленным в ней, а также, что аналогичные пруденциальные меры распространяются также и на национальных поставщиков услуг.

Как мы ранее отмечали, в литературе встречается мнение, что второе предложение сформулировано неудачным образом, и фактически оно отменяет своим действием первое предложение, в котором закреплено право государства вводить пруденциальные меры. В связи с этим, предлагается некоторыми учеными предлагается убрать данное предложение, вместо этого включив в рассматриваемую норму, аналогично подходу, используемому в Североамериканском соглашении о свободной торговле (НАФТА), требование о соблюдении критерия разумности при введении пруденциальных мер: Notwithstanding any other provisions of the Agreement, a Member shall not be prevented from taking reasonable measures for prudential reasons [5].

Со своей стороны, считаем, что любое уточнение, касающееся действия принципа добросовестности в тексте рассматриваемой статьи, может затронуть свободу государств самостоятельно определять свою пруденциальную политику. В связи с чем, любые изменения, которые потенциально могут быть внесены в рассматриваемую норму должны учитывать данное обстоятельство.

Несмотря на вышеуказанные недостатки, связанные с формулировкой второго предложения пар 2 (а) считаем, что, соблюдение принципа добросовестности при введении пруденциального регулирования, является не единственным препятствием для злоупотребления данной нормы.

В частности, пар. 2 (а) не содержит никаких «себеподсудных элементов» [12], позволяющих государствам самостоятельно определять, какие меры они рассматривают в качестве пруденциальных, а какие - нет. Поэтому при определении того, какие меры могут соответствовать цели поддержания целостности и стабильности финансовой системы, а также защите участников финансовых рынков, государствам и судам необходимо будет следовать общему правилу толкования договоров, установленному в статье 31 Венской конвенции о праве международных договоров [13]. То есть пруденциальные цели, указанные в пар 2 (а) необходимо будет рассматривать «в соответствии с обычным значением данных терминов, которое им придается в контексте, а также в свете объекта и целей договора, в котором такая норма будет содержаться».

Кроме этого, несмотря на то что вывод суда о том, что пар 2 (а) представляет собой норму, позволяющую государствам избежать ответственности в рамках спора, может быть подвергнут критике, такое толкование исключения по пруденциальным соображениям, согласно практике ОРС ВТО влечет за собой то, что бремя доказывания правомерности применения исключения будет лежать на стороне, ссылающейся на такую норму [14, C. 152]. Соответственно, именно ответчику необходимо будет доказать, что меры, принимаемые им на национальном уровне, соответствуют пруденциальным целям, перечисленным в пар 2 (а). И в случае, если он не сможет предоставить убедительные доказательства, он проиграет спор.

Совокупность данных факторов позволяет утверждать, что исключение по пруденциальным соображениям все же не может рассматриваться в качестве нормы, позволяющей государствам беспрепятственно использовать её в качестве лазейки для невыполнения обязательств по ГАТС.

Выводы

Подводя некоторый итог, считаем важным отметить следующее.

Третейская группа в деле «Аргентина – Финансовые услуги» достаточно расширительно толковала обстоятельства, при которых данная норма может быть применима.

Считаем, что такой подход является единственно возможным в настоящее время, учитывая, что государства на данном этапе не достигли единого мнения относительного того, какие меры они рассматривают в качестве пруденциальных, а также в каких случаях пруденциальные меры могут стать барьером для торговли финансовыми услугами между странами.

Ограничительное толкование исключения по пруденциальным соображениям в указанных обстоятельствам, потенциально может привести к тому, что какие-либо пруденциальные меры, которые действительно необходимы в сложившихся обстоятельствах, будут признаны неправомерными в соответствии с положениями соглашений ВТО.

Для того, чтобы государства не могли использовать исключение по пруденциальным соображениям в качестве «лазейки» для неисполнения своих обязательств в соответствии с ГАТС, считаем, что в настоящее время все еще требуется ряд разъяснений относительно того, какие действия государств могут быть признаны в качестве добросовестных в соответствии с пар. 2 (а) Приложения по финансовым услугам. Кроме этого, для целей толкования термина «меры, принимаемые по пруденциальным соображениям» необходимо выработать критерии, которые бы позволили отделять пруденицальные меры, от непруденциальных.

Представляется, что роль по устранению данных недопониманий, должна быть возложена не только на органы международного правосудия, которые будут разрешать споры, вытекающие из применения рассматриваемой нормы, но также и на международные институции, основной задачей которых является повышение стабильности финансовых рынков государств [14], такие как, например, Совет по финансовой стабильности, занимающиеся разработкой международных финансовых стандартов и являющиеся, как отмечает И.М. Лифшиц, их «своеобразными родителями» [15, с. 72].

Библиография
1.
Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС) (Заключено в г. Марракеше 15.04.1994) // Собр. законодательства РФ. – 2012. – № 37 (приложение, ч. VI), ст. 2785–2817.
2.
Uruguay Round Doc. MTN.GNS/FIN/W/2, 'Working Group on Financial Services Including Insurance. URL: https://docs.wto.org/gattdocs/q/UR/GNSFIN/1.PDF (дата обращения: 26.05.2021)
3.
John Anwesen, The Prudential Carve-Out Clause: is Risk the New Corrupt Moral?, 4 Penn. St. J.L. & Int'l Aff. 749 (2016), C. 751. URL:https://elibrary.law.psu.edu/jlia/vol4/iss2/15 (дата обращения: 26.05.2021)
4.
Cantore, C. (2018). The Prudential Carve-Out for Financial Services: Rationale and Practice in the GATS and Preferential Trade Agreements (Cambridge International Trade and Economic Law) С. 259 Cambridge: Cambridge University Press. doi:10.1017/9781108235136
5.
G-20 Pittsburgh Summit, Special Pittsburgh G-20 Report from Public Citizen’s Global Trade Watch, No Meaningful Safeguards for Prudential Measures in World Trade Organization’s Financial Service Deregulation Agreements, at 3-5 (Sept. 2009), URL: https://www.citizen.org/wp-content/uploads/report-prudential-measures.pdf, (дата обращения: 26.05.2021)
6.
Panel Report, Argentina – Financial services WT/DS453/R (30 September 2015), URL: https://docs.wto.org/dol2fe/Pages/SS/directdoc.aspx?filename=q:/WT/DS/453R.pdf&Open=True (дата обращения: 26.05.2021)
7.
Appellate Body Report, Argentina – Financial Services WT/DS453/AB/R (14 April 2016), URL: https://docs.wto.org/dol2fe/Pages/SS/directdoc.aspx?filename=q:/WT/DS/453ABR.pdf&Open=True (дата обращения: 26.05.2021)
8.
Модельная конвенция ОЭСР в отношении налогов на доходы и капитал. URL: https://www.oecd.org/ctp/treaties/articles-model-tax-convention-2017.pdf (дата обращения: 26.05.2021)
9.
WTO Doc. S/C/W/312 and S/FIN/W/73, 'Council for Trade in Services-Committee on Trade in Financial Services. "Financial Services"-Background Note by the Secretariat', 3 February 2010 URL:https://docs.wto.org/dol2fe/Pages/FE_Search/FE_S_S009-DP.aspx?language=E&CatalogueIdList=229372,128678,128675,125449,91827,83599,97149,81750,89773,72695&CurrentCatalogueIdIndex=7&FullTextHash=&HasEnglishRecord=True&HasFrenchRecord=True&HasSpanishRecord=True, (дата обращения: 26.05.2021)
10.
Eric H. Leroux, Trade in Financial Services under the World Trade Organization, 36 JOURNAL OF WORLD TRADE 413, 432 (2002).
11.
Russia – Measures Concerning Traffic in Transit (Russia–Traffic in Transit), WT/DS512/R (14 September 2016) URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds512_e.htm
12.
Stephan Schill and Robyn Briese, “If the State Considers”: Self-Judging Clauses in International Dispute Settlement, Max Planck Yearbook of United Nations Law Online, Volume 13: Issue 1, 01 Jan 2009, C. 61-140 DOI: https://doi.org/10.1163/18757413-90000037
13.
Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. [Электронный ресурс] // Правовой портал ООН. – URL: http://undocs.org/ru/A/CONF.129/15
14.
GRANDO, M. T. (2010). Evidence, proof, and fact-finding in WTO dispute settlement. Oxford, Oxford University Press. C.350 DOI: https://doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199572649.001.0001.
15.
Mandate of the Financial Stability Board. URL: https://www.fsb.org/about/ (дата обращения: 26.05.2021).
16.
Лифшиц И.М. Международное финансовое право и право Европейского союза: взаимодействие и взаимовлияние: монография/ И.М. Лифшиц. – М.: Юстицинформ, 2020 – 548 с..
References (transliterated)
1.
General'noe soglashenie po torgovle uslugami (GATS) (Zaklyucheno v g. Marrakeshe 15.04.1994) // Sobr. zakonodatel'stva RF. – 2012. – № 37 (prilozhenie, ch. VI), st. 2785–2817.
2.
Uruguay Round Doc. MTN.GNS/FIN/W/2, 'Working Group on Financial Services Including Insurance. URL: https://docs.wto.org/gattdocs/q/UR/GNSFIN/1.PDF (data obrashcheniya: 26.05.2021)
3.
John Anwesen, The Prudential Carve-Out Clause: is Risk the New Corrupt Moral?, 4 Penn. St. J.L. & Int'l Aff. 749 (2016), C. 751. URL:https://elibrary.law.psu.edu/jlia/vol4/iss2/15 (data obrashcheniya: 26.05.2021)
4.
Cantore, C. (2018). The Prudential Carve-Out for Financial Services: Rationale and Practice in the GATS and Preferential Trade Agreements (Cambridge International Trade and Economic Law) S. 259 Cambridge: Cambridge University Press. doi:10.1017/9781108235136
5.
G-20 Pittsburgh Summit, Special Pittsburgh G-20 Report from Public Citizen’s Global Trade Watch, No Meaningful Safeguards for Prudential Measures in World Trade Organization’s Financial Service Deregulation Agreements, at 3-5 (Sept. 2009), URL: https://www.citizen.org/wp-content/uploads/report-prudential-measures.pdf, (data obrashcheniya: 26.05.2021)
6.
Panel Report, Argentina – Financial services WT/DS453/R (30 September 2015), URL: https://docs.wto.org/dol2fe/Pages/SS/directdoc.aspx?filename=q:/WT/DS/453R.pdf&Open=True (data obrashcheniya: 26.05.2021)
7.
Appellate Body Report, Argentina – Financial Services WT/DS453/AB/R (14 April 2016), URL: https://docs.wto.org/dol2fe/Pages/SS/directdoc.aspx?filename=q:/WT/DS/453ABR.pdf&Open=True (data obrashcheniya: 26.05.2021)
8.
Model'naya konventsiya OESR v otnoshenii nalogov na dokhody i kapital. URL: https://www.oecd.org/ctp/treaties/articles-model-tax-convention-2017.pdf (data obrashcheniya: 26.05.2021)
9.
WTO Doc. S/C/W/312 and S/FIN/W/73, 'Council for Trade in Services-Committee on Trade in Financial Services. "Financial Services"-Background Note by the Secretariat', 3 February 2010 URL:https://docs.wto.org/dol2fe/Pages/FE_Search/FE_S_S009-DP.aspx?language=E&CatalogueIdList=229372,128678,128675,125449,91827,83599,97149,81750,89773,72695&CurrentCatalogueIdIndex=7&FullTextHash=&HasEnglishRecord=True&HasFrenchRecord=True&HasSpanishRecord=True, (data obrashcheniya: 26.05.2021)
10.
Eric H. Leroux, Trade in Financial Services under the World Trade Organization, 36 JOURNAL OF WORLD TRADE 413, 432 (2002).
11.
Russia – Measures Concerning Traffic in Transit (Russia–Traffic in Transit), WT/DS512/R (14 September 2016) URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds512_e.htm
12.
Stephan Schill and Robyn Briese, “If the State Considers”: Self-Judging Clauses in International Dispute Settlement, Max Planck Yearbook of United Nations Law Online, Volume 13: Issue 1, 01 Jan 2009, C. 61-140 DOI: https://doi.org/10.1163/18757413-90000037
13.
Venskaya konventsiya o prave dogovorov mezhdu gosudarstvami i mezhdunarodnymi organizatsiyami ili mezhdu mezhdunarodnymi organizatsiyami 1986 g. [Elektronnyi resurs] // Pravovoi portal OON. – URL: http://undocs.org/ru/A/CONF.129/15
14.
GRANDO, M. T. (2010). Evidence, proof, and fact-finding in WTO dispute settlement. Oxford, Oxford University Press. C.350 DOI: https://doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199572649.001.0001.
15.
Mandate of the Financial Stability Board. URL: https://www.fsb.org/about/ (data obrashcheniya: 26.05.2021).
16.
Lifshits I.M. Mezhdunarodnoe finansovoe pravo i pravo Evropeiskogo soyuza: vzaimodeistvie i vzaimovliyanie: monografiya/ I.M. Lifshits. – M.: Yustitsinform, 2020 – 548 s..

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Исключение по пруденциальным соображениям в деле «Аргентина – Финансовые услуги».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам международного права, связанным с порядком применения документов ВТО, связанным с исключением по пруденциальным соображениям. Автором на основе конкретного кейса «Аргентина – Финансовые услуги» производится толкование норм права и делаются конкретные выводы. В качестве предмета исследования выступили положения международного права, внутригосударственные нормы, материалы дела «Аргентина – Финансовые услуги».

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса об исключениях по пруденциальным соображениям в рамках документов ВТО применительно к делу «Аргентина – финансовые услуги». Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из материалов судебной практики.
Учитывая, что цель статьи в основном связана с формулированием общих правовых выводов из конкретного дела, основными методологическими приемами стали формально-юридический и эмпирический. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм примененных положений международного права. Так, анализируя акты ВТО, автор указывает, что «Исходя из истории разработки Приложения по финансовым услугам, данная норма была включена в ГАТС с целью предоставить государствам некоторую свободу в части определения своей внутренней пруденциальной политики на рынке финансовых услуг [2]. В частности, в процессе переговоров многие государства указывали на то, что открытие финансовых рынков для иностранных лиц, может создать угрозу финансовой стабильности внутри государства».
Также следует положительно оценить глубокое изучение дела «Аргентина – Финансовые услуги», которое позволило автору сделать конкретные обоснованные выводы.
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С теоретической точки зрения нет четкого понимания того, что есть «исключение по пруденциальным соображениям». Как верно, указывает автор в международных договорах и иных документах данный термин используется, однако единого понимания в теории нет, что ведет к сложностям при его толковании. С практической стороны глубокое изучение конкретного кейса, предложенного автором рецензируемой статьи, позволит понять некоторые практически значимые характеристики «исключений по пруденциальным соображениям», что в дальнейшем может быть использовано для других кейсов.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«Третейская группа в деле «Аргентина – Финансовые услуги» достаточно расширительно толковала обстоятельства, при которых данная норма может быть применима.
Считаем, что такой подход является единственно возможным в настоящее время, учитывая, что государства на данном этапе не достигли единого мнения относительного того, какие меры они рассматривают в качестве пруденциальных, а также в каких случаях пруденциальные меры могут стать барьером для торговли финансовыми услугами между странами.
Ограничительное толкование исключения по пруденциальным соображениям в указанных обстоятельствам, потенциально может привести к тому, что какие-либо пруденциальные меры, которые действительно необходимы в сложившихся обстоятельствах, будут признаны неправомерными в соответствии с положениями соглашений ВТО».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по правильному пониманию и толкованию отдельных положений международного права, что может быть использовано в дальнейшем практикующими юристами и иными специалистами в области международного права. В целом приведенные выводы могут быть актуальны и полезны в практической деятельности.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Международное право», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с толкованием и применением положений международных договоров.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели своего исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная иностранными авторами и авторами из России (John Anwesen, Eric H., Stephan Schill and Robyn Briese, Лифшиц И.М. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области международного права. Хотело бы отметить использование автором большого количества международных договоров и иных документов, в том числе на английском языке, что особенно важно в контексте цели исследования.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к вопросам толкования категории «исключение по пруденциальным соображениям» применительно к конкретному делу «Аргентина – Финансовые услуги»

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"