Статья 'Правовые проблемы и перспективы делимитации континентального шельфа в Арктике' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Правовые проблемы и перспективы делимитации континентального шельфа в Арктике

Мороз Елена Николаевна

бакалавр, факультет международного регионоведения и регионального управления, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119606, Россия, г. Москва, пр. Вернадского, 84

Moroz Elena Nikolaevna

Bachelor's Degree, the faculty of International Regional Studies and Regional Management, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

119606, Russia, g. Moscow, pr. Vernadskogo, 84

Helen_moroz9@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2021.2.34800

Дата направления статьи в редакцию:

05-01-2021


Дата публикации:

26-08-2021


Аннотация: Статья посвящена актуальной проблеме делимитации арктических пространств. В настоящее время существует несколько различных подходов к этому вопросу, но действующим является механизм, предложенный Конвенцией ООН по морскому праву. Отсутствие консенсуса по разграничению континентального шельфа обусловлено пересечением интересов государств в арктическом регионе и стратегически важнейшим последствиям разделения Арктики: это вопрос национальной безопасности, геополитического превосходства, взращивания экономического потенциала, энергетической и экологической безопасности. Целью исследования является анализ современных достижений и перспектив по разграничению континентального шельфа. Предметом настоящего исследования являются проблемы разграничения юрисдикции государств в арктическом регионе. Методологическую основу исследования составляют хронологический метод и метод анализа. Автор приходит к выводу, что определение государственных границ в Арктике представляет собой долгий процесс, а поскольку решения Комиссии по границам континентального шельфа носят рекомендательный характер, то вероятно, будут возникать споры между государствами по поводу вынесенных решений. Следует констатировать, что международное право обладает необходимыми механизмами и средствами для мирного разграничения морских арктических пространств. Автор приходит к выводу, что окончательное оформление границ в Арктике будет достигнуто посредством компромисса между полярными государствами и как следствие заключением двусторонних договоров, не обязательно полагаясь на рекомендации Комиссии. В статье отмечается, что конвенциональный принцип делимитации границ в Северном Ледовитом океане не удовлетворяет национальным интересам "арктической пятерки" и требует иного подхода в связи с особенностями океана. Научная новизна исследования заключается в анализе существующих принципов, инструментов и проблем делимитации арктических пространств, а также выводах автора. Решением обозначенных в статье проблем может стать сохранение международного района морского дна в рамках концепции общего наследия человечества в области хребта Гаккеля, а в районе хребта Ломоносова разграничение по секторальному принципу.


Ключевые слова: делимитация континентального шельфа, Северный Ледовитый океан, арктические государства, правовой режим Арктики, континентальный шельф, Арктика, арктическая пятерка, морские границы, морское право, международное право

Abstract: This article is dedicated to the relevant problem of delimitation of the Arctic territories. There are currently several different approaches towards this question, but the effective one is the mechanism proposed by the United Nations Convention on the Law of the Sea. The absence of consensus on delimitation of continental shelf is substantiated by the intersection of interests of the countries in the Arctic region and strategically crucial consequences of dividing the Arctic: this is the matter of national security, geopolitical supremacy, increase of economic potential, energy and environmental security. The goal of this research consists in the analysis of recent achievements and prospects for delimitation of continental shelf. The subject of this article is the problems of delimitation of the jurisdiction of countries in the Arctic region. Methodological framework is comprised of the chronological method and method of analysis. The conclusion is made that the definition of state boundaries in the Arctic is a long process; since the decisions of the Commission on the Limits of the Continental Shelf is of advisory nature, it may lead to the disputes between the countries over the rendered decisions. It should be noted that international law has the essential mechanisms and means for the peaceful delimitation of maritime boundaries in Arctic waters. The author believes that the final definition of boundaries in the Arctic would be achieved through the compromise between the polar countries, and thus signing bilateral agreements without relying on recommendations of the Commission. It is underlined that the conventional principle of delimitation of boundaries in the Arctic Ocean does not meet the national interests of the Arctic Five, and requires a different approach due to the peculiarities of the ocean. The scientific novelty lies in the analysis of existing principles, instruments and problems of delimitation of boundaries in the Arctic, as well as in conclusions formulated by the author. The solution to the outlined problems can become the preservation of the international seabed within the framework of the concept common heritage of mankind in the area of the Gakkel Ridge, and in the area of Lomonosov Ridge delineation by the sectoral principle.



Keywords:

the Arctic, continental shelf, legal regime of the Arctic region, Arctic states, Arctic Ocean, delimitation of the continental shelf, The Arctic Five, maritime delimitation, Law of the Sea, international law

Введение

В последние годы Арктика превратилась из сравнительно изолированного в политическом контексте региона, вызывавшего интерес исключительно восьми прибрежных государств, в регион значительного и устойчивого всемирного внимания. Сокращение арктических морских льдов делает доступным Северо-Западный проход, что в корне изменит современную логистику судоходства, а также обеспечивает доступ к огромному запасу минеральных и углеводородных ресурсов. Ресурсы континентального шельфа Арктики вызывают повышенное внимание не только приполярных государств, но и множества других ведущих держав, среди которых Китай, Индия, Япония, Великобритания, Франция и Германия [1]. На этом фоне сохраняется политическая напряженность и возникают сложные юридические вопросы в отношении права собственности на Арктику и претензий на право пользования континентальным шельфом в центральной части Северного Ледовитого океана. Поэтому одной из приоритетных задач приарктических государств является международно-правовое оформление внешних государственных границ в Арктике. На данный момент Россия, Канада и Дания имеют притязания на взаимно пересекающиеся территории. Решением этих вопросов занимается Комиссия ООН по границам континентального шельфа, однако ее деятельность касательно каждой заявки представляет собой долгий, растянутый во времени процесс, что не может не усугублять напряжение отношений в данном регионе. В условиях отсутствия общепризнанной концепции международно-правового режима арктических пространств и определения внешних границ арктических государств, на данный момент правовой режим Арктики регулируется обычными нормами международного права и Конвенцией 1982 г. по морскому праву, однако некоторые заинтересованные государства стремятся пересмотреть статус Северного Ледовитого океана в пользу открытого интернационального моря и передать права на его управление Международному органу по морскому дну.

Принципы делимитации арктических пространств

Понятие "Арктики" четко не обозначено в национальном законодательстве арктических государств. Однако, Арктикой принято считать северную полярную область земного шара, включая Северный Ледовитый океан с островами, кроме норвежских прибрежных островов, окраины материков Северной Америки и Евразии, а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов. Некоторые ученые ограничивают Арктику с юга Северным полярным кругом. В первом случае площадь арктического региона больше и составляет около 27 млн кв. км, а во втором - 21 млн кв. км.

Государства, имеющие выход к Северному Ледовитому океану, являются так называемой «арктической пятеркой», это Россия, США (Аляска), Канада, Дания (Гренландия) и Норвегия (Шпицберген). Они являются постоянными членами Арктического совета и обладают правовыми основаниями для расширения своих границ на континентальном шельфе в Северном Ледовитом океане и установления контроля над прилегающими морскими пространствами.

Субарктическими государствами являются Исландия, Швеция и Финляндия. Побережьями они не выходят к Северному Ледовитому океану: Швеция и Финляндия входят в арктический регион лишь сухопутной территорией, а Исландия находится южнее Северного полярного круга. Однако, они также называют себя приарктическими государствами и входят в состав Арктического совета.

Проблема определения границ в Арктике не нова, однако сейчас она все больше набирает обороты, и в этот процесс вовлекается целый ряд неарктических государств [1,2]. После спада интереса полярных держав к Арктике в 1990-е, с середины «нулевых» годов он вновь наблюдается. Причиной тому послужили технологический прогресс, открывающиеся перспективы добычи углеводородных ресурсов на континентальном шельфе и повышением их доступности, а также появление и возрастающая роль новой транспортной системы, что обусловлено таянием льдов и айсбергов. Поэтому арктическими государствами активно ведутся переговоры и предпринимаются попытки международно-правового оформления границ континентального шельфа.

В международном праве проблемы континентального шельфа затрагивались такими видными российскими учеными и специалистами по международному морскому праву как А.Н. Вылегжаниным и И.П. Дудыкиной [1,3-8], С.А. Гуреевым [8], В.Н. Кулебякиным [9], Г.М. Мелковым [10]. Среди зарубежных авторов следует выделить М. Байерса [11], Б. Куноя [12,13], Р. Лагони и Д. Винь [14], А. Г. Эльферинка [15-17] и Д. Ротвелла [17].

Майкл Байерс подчеркивает наличие фундаментальных различий морских границ с сухопутными. Морские границы никогда не определялись с помощью силы и завоевания, а устанавливались развитием и применением норм международного права. Также права на прибрежные морские территории являются производными от суверенитета над сухопутной территорией [11].

Для делимитации морских пространств действуют различные принципы. Долгое время в вопросах разграничения юрисдикции государств применялся метод срединной линии, но затем Международный Суд ООН фактически отменил действие этого метода, так как в решении по делу между Ливией и Мальтой 1985 г. МС ООН отметил, что «договорная практика государств не свидетельствует о существовании нормы международного права, предусматривающей использование в качестве обязательного метода построения срединной линии». В 1969 г. МС ООН ввел в обиход критерий пропорциональности, используемый в качестве одной из оценок справедливости разграничения. Данное положение утверждает необходимость установления баланса между государствами путем принятия во внимание длины побережий заинтересованных государств, что фактически говорит о том, что «суша главенствует над морем».

Результатом первой попытки кодифицировать режим территориальных вод и режим открытого моря стала Женевская конвенция по морскому праву 1958 г. Она закрепила принципы международного рыболовства, режимы территориальных вод, континентального шельфа и открытого моря.

Позже основным инструментом международного права, регулирующим всю деятельность в океанах и морях и использование их ресурсов стала Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву от 1982 г. (далее – Конвенция). В п. 1 статьи 76 Конвенции провозглашается право прибрежного государства устанавливать внешние границы континентального шельфа посредством двух принципов: естественного продолжения или принципа расстояния. Принцип естественного продолжения позволяет установить государству внешние границы «на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка». Принцип расстояния дает право государству на 200 морских миль от территориального моря, когда «внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние».

Следовательно, положения Конвенции устанавливают государственную юрисдикцию прибрежных государств на ресурсы в пределах 200 морских миль, а также их право, при определенных условиях, на ресурсы континентального шельфа за пределами этой зоны (согласно п. 6 статьи 76 Конвенции прибрежное государство может расширить внешние границы своего континентального шельфа до 350 миль за счет океанических хребтов на основе рекомендаций Комиссии ООН по границам континентального шельфа (далее - Комиссия)). В связи с этим на Комиссию возложена функция рассмотрения заявок арктических государств относительно отграничения их континентального шельфа от международного района морского дна. В соответствии со статьей 4 Приложения II к Конвенции, государства, претендующие на расширение своих арктических границ, должны в течение десяти лет со времени вступления для них в силу Конвенции предоставить соответствующие научно-технические данные, подтверждающие их претензии. Научно-техническое руководство Комиссии (CLCS/11) было принято 13 мая 1999. В Руководстве утверждается, что оно разработано «с целью обеспечить единообразие и массовость практике государств при подготовке научно-технических сведений».

В статье 77 (3) Конвенции утверждается, что прибрежные государства обладают неотъемлемыми правами на континентальный шельф, которые «не зависят от эффективной или фиктивной оккупации им шельфа, или от прямого об этом заявления». Из этого следует, что обязательство подавать заявку в Комиссию носит процедурный характер. Таким образом, права на континентальный шельф не зависят от каких-либо «процедурных требований». Тем не менее, Бьёрн Куной считает, что выполнение процессуального обязательства имеет существенный результат, а рекомендации Комиссии носят нормативный характер [12]. Другие зарубежные авторы утверждают, что несмотря на рекомендательный характер заключений Комиссии, маловероятно, что государства смогут отказаться от таких рекомендаций и установить свои внешние границы за пределами линий, соответствующих рекомендациям Комиссии [14]. В отечественной литературе авторы придерживаются мнения, что исходя из функций Комиссии, ее документы не обладают нормативными характеристиками, имеют исключительно научное и техническое содержание и не влекут никаких правовых последствий для государств [18,19].

Различные подходы к разделу Арктики

Несмотря на очевидный прогресс в морском праве и механизме решения вопросов по границам континентального шельфа, в настоящее время все еще четко не обозначен международно-правовой режим арктических морских пространств (так, США отказались ратифицировать Конвенцию 1982 г., ссылаясь на Женевские конвенции ООН по морскому праву 1958г., в соответствии с которыми континентальный шельф государства заканчивается там, где глубина вод не позволяет разработку ресурсов морского дна. Поэтому США не имеет права подавать на рассмотрение Комиссии свою заявку по шельфу).

Более того, нет общепризнанной концепции делимитации арктических пространств. Одновременно существуют три концепции: теория «полярных секторов», выдвинутая Канадой в 1907 г. в законе «О северо-западных территориях» и поддержанная Россией в 1916 г. аналогичным по значению документом; концепция интернационализации по аналогу Антарктики, выдвинутая США в противовес нашей и поддерживаемая Китаем и Японией, (она же теория «множественного кондоминиума») и применяемый в настоящее время конвенциональный принцип в рамках Конвенции ООН по морскому праву.

По теории «полярных секторов» пространство наподобие треугольника, основанием которого является береговая линия, верхней точкой – Северный полюс, а боковой линией – меридианы, от Северного полюса до сухопутных границ государства, являются арктическим сектором государств. Приарктические государства, в той или иной форме, условились считать свои арктические сектора государственными границами еще до 1920-х гг., однако эта концепция не получила международно-правового оформления и для четырех из них на данный момент работает конвенциональный принцип.

За концепцию интернационализации выступают нерегиональные игроки из Европы и Восточной Азии, аргументируя это тем, что Арктика – «достояние всего человечества». Таким образом, они высказывают претензии и на природные богатства региона, и на торговые пути (российский Северный морской путь и канадский Северо-западный проход). Также предлагается установить в регионе демилитаризованный и нейтрализованный международно-правовой режим.

Резонансным событием во всем мире оказалась экспедиция А. Чилингарова на Северный полюс в 2007 г. Это была первая в своем роде успешная попытка российских ученых взять образцы пород со дна океана с тем, чтобы доказать Комиссии по границам континентального шельфа идентичность пород с материка и на континентальном шельфе и соответственно признание данных морских территорий нашей юрисдикцией.

В 2008 г. состоялась первая международная Конференция по Северному Ледовитому океану, в которой приняли участие страны «арктической пятерки», и которая закончилась подписанием Илулиссатской декларации. В ней были сформулированы общие позиции в отношении международно-правового режима Арктики и перспектив сотрудничества в регионе. Так, государства выразили нежелание обсуждать арктические вопросы с неарктическими государствами, равно как и привлекать к этому международные организации, что логично, так как Северный Ледовитый океан является полузамкнутым на пять прибрежных государств и наименьшим из всех океанов. Также прояснилась позиция США по Арктике: Вашингтон намерен придерживаться принципов морского права и обычных норм международного права. Однако уже спустя 10 лет на встрече Илулиссат-2 присутствовали такие субарктические страны-члены Арктического Совета, как Исландия, Финляндия и Швеция, и организации коренных народов Севера.

15 сентября 2010 г. Норвегия и Россия спустя 40 лет переговоров, придерживаясь конвенционального принципа разграничения Северного Ледовитого океана, нашли компромисс по поводу морской границы в Баренцевом море (Договор «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане). До этого существовали территориальные споры, так как Россия считала, что граница должна проходить вдоль побережья Шпицбергена и Норвегия периодически задерживала российские рыболовецкие суда в спорной зоне. В результате договора Норвегии досталось 90 тыс. кв. км акватории Баренцева моря, где впоследствии было найдено 2 млрд баррелей углеводородов.

3 августа 2015 г. на основании статьи 76 Конвенции Россия подала частично пересмотренную Заявку по внешним границам континентального шельфа РФ в Северном Ледовитом океане [20]. Ее рассмотрение началось вне очереди и было поручено подкомиссии, которая была создана для работы над первой российской заявкой 2001 г. В ней указано: «Район морского дна Северного Ледовитого океана, рассматриваемый в настоящей Заявке, охватывает шельф российских арктических окраинных морей, часть Евразийского бассейна (котловины Нансена и Амундсена, хребет Гаккеля) и центральную часть Амеразийского бассейна в составе котловины Макарова и Комплекса Центрально-Арктических подводных поднятий, в который входят хребет Ломоносова, котловина Подводников, поднятие Менделеева — Альфа, Чукотская котловина и Чукотское поднятие» [21]. Заявка опирается на то, что вышеназванный Комплекс Центрально-Арктических подводных поднятий рассматривается учеными Российской Федерации как состоящий из подводных возвышенностей континентальной природы и соответственно является продолжением материковой окраины согласно статье 76 Конвенции.

На 52-й сессии Комиссии, председатель подкомиссии по нашей заявке г-н Мадон доложил о ходе ее работы, отметив, что подкомиссия заседала 17–21 февраля 2020 г. и в течение этого периода продолжила научно-техническое изучение поданного представления, сосредоточившись на данных, которые поступили от российской делегации в порядке разъяснения, запрошенного подкомиссией на 51-й сессии [22].

В настоящий момент в Комиссии находятся заявка Дании относительно континентального шельфа к северо-востоку от Гренландии (от 26 ноября 2013 г.) и северного континентального шельфа Гренландии (от 15 декабря 2014 г.) и заявка Канады по Северному Ледовитому океану (от 23 мая 2019 г.), но подкомиссии по их рассмотрению не создавались, так как Комиссия рассматривает заявки государств в порядке их поступления [23]. Более того, заявки Дании идут 68-й и 76-й по списку, а Канады – 84-й. Заявки других государств, поданные в 2009 г., в среднем рассматривались 10 лет, и можно ожидать только увеличения срока вынесения решений по последующим. Вынесение результатов рассмотрения российской заявки, несмотря на бесспорные факты идентичности земли с суши и на шельфе и следовательно продолжения евразийского материка в Северном Ледовитом океане, собранные учеными, осложнено тем, что Комиссия вынуждена выносить решение, не начав рассмотрение датской и канадской заявок. Кроме того, Дания в своей заявке обозначила границы значительно больше своего арктического сектора и претендует на часть хребта Ломоносова. Поэтому может возникнуть конфликт интересов, если наша заявка будет одобрена. В связи со всем вышеперечисленным окончательное определение внешних границ арктического континентального шельфа всех заинтересованных государств в ближайшем будущем не предвидится.

Целый ряд российских ученых в своих работах утверждают, что Россия, в лице Министерства природных ресурсов, выбрав в 1997 г. курс на применение Конвенции 1982 г. по отношению к Северному Ледовитому океану, нанесла урон национальным интересам страны. До этого полярные владения были разграничены в двусторонних договорах с Великобританией (в отношении современной Канады) (Англо-русская конвенция 1825 г.) и США (Договор об уступке Аляски 1867 г.) по секторальному (меридианному) принципу, а также Соглашением о линии разграничения морских пространств 1990 г. А с 1997 г. и далее с заявкой в Комиссию 2001 г. Россия стала доказывать принадлежность континентального шельфа и так входящего в ее арктический сектор, тем самым теряя права на более чем 330 тыс. кв. км [3-4,8,10,24,25].

Зарубежные авторы фокусируют внимание на геологических понятиях, используемых в Конвенции и трактуемых Научно-техническим руководством Комиссии [12,16]. Это вызвано тем, что Конвенция использует научные термины в правовом контексте, которые иногда значительно отклоняются от научных и технических определений. Так, в ст. 76 (6) проводится различие между возвышениями континентального шельфа и океаническими хребтами («подводными возвышенностями» и «подводными хребтами» соответственно), которые относятся к различными правовым категориям (п. 7.1.6. Руководства). Необходимо учитывать, что согласно п. 3 статьи 76 Конвенции континентальная окраина не включает в себя океаническое дно на больших глубинах с его океаническими хребтами. На подводных океанических хребтах границы континентального шельфа не могут выходить за пределы 350 морских миль от территориального моря, в то время как такое ограничение не действует на поднятия и возвышенности материковой окраины. Р. Макнаб считает, что из-за геологической истории хребта Гаккеля, он не может являться частью континентальной окраины какого-либо государства. По его утверждению, всего два района не могут войти в государственную юрисдикцию: район в абиссальной равнине Менделеева и хребет Гаккеля. Они останутся частью Района, находящегося под юрисдикцией Международного органа по морскому дну [12]. На основании рекомендации Комиссии островам Кука в отношении плато Манихики, принятого в 2016 г., требуется, чтобы заявки на расширение границ континентального шельфа опирались не только на геоморфологические параметры продления материка, но и на геологические критерии. Из этого следует, что несмотря на демонстрируемое родство пород морского дна и суши, решающее значение при определении допустимой протяженности континентального шельфа в направлении от суши имеет обозначение того, является ли высота морского дна подводным хребтом или материковым возвышением.

На данный момент особый интерес представляет природа хребта Менделеева и будет ли она рассматриваться как подводная возвышенность, являющаяся естественным компонентом континентальной окраины Российской Федерации. Природа хребта Ломоносова представляет собой еще больший интерес, так как он находится в самом центре Северного Ледовитого океана, а его внешний предел находится на сотни миль от территориального моря.

Заключение

Прежде всего стоит отметить, что современное международное право обеспечивает необходимые механизмы установления границ в Арктике мирными способами. Также можно утверждать, что конвенциональный принцип разделения Арктики является несколько неприемлемым, так как Северный Ледовитый океан не похож на другие, и подходы к делимитации границ в нем должны быть особыми, которые бы в большей мере соответствовали притязаниям прибрежных государств полузамкнутого океана в соответствии с возможными угрозами национальной и экологической безопасности. Как следствие крайне нежелательно рассматривать Северный Ледовитый океан как открытое морское пространство.

Более того, рекомендательный характер решений Комиссии по границам континентального шельфа несет в себе угрозу их невыполнения. Можно ожидать оспаривания рекомендаций либо их полное игнорирование. Следует заключить, что окончательное оформление границ в Арктике будет достигнуто исключительно компромиссом между заинтересованными государствами, а не апеллированием в международные органы, а также последующей серией международных договоров, лишь в определенной степени полагаясь на рекомендации Комиссии. Примером тому может послужить договор России с Норвегией 2010 г. по разграничению и сотрудничеству в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане.

Учитывая неоднозначность критериев поднятий континентальной окраины и подводных хребтов можно заключить, что с ратификацией Конвенции по морскому праву 1982 г. арктические государства поставили себя в зависимость от геологического строения дна Северного Ледовитого океана. Несмотря на это, в сложившейся ситуации необходимо последовательно подходить к заявлениям в Комиссию и быть готовыми не только отстаивать российские границы континентального шельфа в рамках нашего сектора, но и заявлять о полной принадлежности России хребта Ломоносова, включая Северный полюс. Такая тактика позволит не допустить потери арктических территорий в случае допущения Комиссией ошибки и вынесения рекомендации в пользу Дании или Канады и обязует соседние государства найти совместное решение по спорным территориям, прежде чем на национальном уровне в одностороннем порядке устанавливать свои границы. Стратегической же целью может быть сохранение международного Района морского дна в рамках концепции общего наследия человечества в области хребта Гаккеля, ссылаясь на то, что он не относится к возвышенностям какой-либо континентальной окраины, а является подводным хребтом, а в районе хребта Ломоносова следовать секторальному принципу разграничения. Таким образом, Россия, Канада и Дания окажутся в равных условиях и не будет серьезного политического противостояния. В то же время ничего не будет угрожать военной и экологической безопасности арктических государств, поскольку центральный район Северного Ледовитого океана станет доступным для свободного передвижения еще не скоро, а также будет недоступна хозяйственная деятельность и разработка минеральных ресурсов неарктическими государствами в связи с международно-правовым статусом хребта Гаккеля и распространению юрисдикции государств "арктической пятерки" на остальной территории Арктики.

Библиография
1.
Вылегжанин А.Н., Салыгин В.И., Дудыкина И.П., Киенко Е.В. Позиции неарктических государств в отношении правового режима Северного Ледовитого океана. Государство и право. № 10. 2018. C. 124-135.
2.
Макагон А.В. Основные концепции, коллизии и правовые основания международного режима Арктики. Океанский менеджмент. №1 (4). 2019.
3.
Вылегжанин А.Н. Арктический шельф: последствия изменения в 1997 году международно-правовой позиции России. М., 2018. URL: http://mgimo.ru/about/news/experts/arkticheskiy-shelf/ (дата обращения: 29.12.2020).
4.
Вылегжанин А.Н., Дудыкина И.П. Исходные линии в Арктике: применимое международное право. МГИМО-Университет. 2018. 174 с.
5.
Вылегжанин А.Н., Дудыкина И.П. Международно-правовое обоснование Данией, Канадой и Норвегией установления прямых исходных линий в Арктике. Московский журнал международного права. № 1 (105). 2017. С. 28-40.
6.
Вылегжанин А.Н., Дудыкина И.П. Конвенция ООН по морскому праву и правовой режим арктического шельфа. №1 (28). 2017. С. 284-302.
7.
Вылегжанин А.Н., Зиланов В.К. Шпицберген: правовой режим прилегающих морских районов. Теория и практика морской деятельности, М.: Морская коллегия при Правительстве РФ. Совет по изучению производительных сил. 2006. 248 с.
8.
Гуреев С.А., Зенкин И.В., Иванов Г.Г. Международное морское право. 2011. 432 с.
9.
Кулебякин В.Н. Правовой режим Арктики. Международное морское право (колл. моногр.). РУДН. 1988. 139 с.
10.
Мелков Г.М. Граница континентального шельфа России: мифы, реальность, ведомственные ошибки. Московский журнал международного права. № 4. 2008. С. 119-132.
11.
Byers M. International Law and the Arctic. Cambridge: Cambridge University Press, 2013. Pp. 342.
12.
Kunoy B. Assertions of entitlement to the outer continental shelf in the central arctic ocean. International & Comparative Law Quarterly. Vol. 66. Iss. 2. 2017. Pp. 367-409.
13.
Kunoy B. Classification of Seafloor Highs According to Legal Hermeneutics. Asian Journal of International Law. Vol. 10. Iss. 2. 2020. Pp. 196-232.
14.
Lagoni R., Vignes D. Maritime Delimitation. 2006.
15.
Elferink A. G. O. Causes, Consequences, and Solutions Relating to the Absence of Final and Binding Outer Limits of the Continental Shelf. Selected Contemporary Issues in the Law of the Sea, Brill / Nijhoff. 2011. Pp. 253 – 272.
16.
Elferink A. G. O. The continental shelf in the polar regions: cold war or black-letted law? Netherlands Yearbook of International Law. 2010.
17.
Elferink A. G. O., Rothwell D. The Law of the Sea and Polar Maritime Delimitation and Jurisdiction. 2001.
18.
Лабуть Д.А. Правовой статус Комиссии по границам континентального шельфа. 2018. URL: https://mgimo.ru/science/diss/Labut_diss.pdf (дата обращения: 11.01.2021).
19.
Лабуть Д.А. Концепция «естественного продолжения сухопутной территории государства» в документах Комиссии по границам континентального шельфа. Международное право. 2018. С. 27-46.
20.
Commission on the Limits of the Continental Shelf (CLCS) Outer limits of the continental shelf beyond 200 nautical miles from the baselines: Submissions to the Commission: Partial revised Submission by the Russian Federation. URL: https://www.un.org/depts/los/clcs_new/submissions_files/submission_rus_rev1.htm (дата обращения: 29.12.2020).
21.
Частичное пересмотренное представление Российской Федерации в Комиссию по границам континентального шельфа в отношении континентального шельфа РФ в Северном Ледовитом океане. 2015. URL: https://www.un.org/Depts/los/clcs_new/submissions_files/rus01_rev15/2015_08_03_Exec_Summary_Russian.pdf (дата обращения: 29.12.2020).
22.
Ход работы в Комиссии по границам континентального шельфа. Нью-Йорк, 27 января — 13 марта 2020 года. URL: https://undocs.org/ru/clcs/52/2 (дата обращения: 29.12.2020).
23.
Submissions to the Commission on the Limits of the Continental Shelf. URL: https://www.un.org/Depts/los/clcs_new/commission_submissions.htm (дата обращения: 29.12.2020).
24.
Жудро И.С. Международно-правовой режим дна Северного Ледовитого океана. Проблемы разграничения. Вестник Санкт-Петербургского университета. Право. 2015. С. 4-19.
25.
Жудро И.С. Международно-правовое обоснование границ арктического шельфа Российской Федерации. 2020. 479 с.
References (transliterated)
1.
Vylegzhanin A.N., Salygin V.I., Dudykina I.P., Kienko E.V. Pozitsii nearkticheskikh gosudarstv v otnoshenii pravovogo rezhima Severnogo Ledovitogo okeana. Gosudarstvo i pravo. № 10. 2018. C. 124-135.
2.
Makagon A.V. Osnovnye kontseptsii, kollizii i pravovye osnovaniya mezhdunarodnogo rezhima Arktiki. Okeanskii menedzhment. №1 (4). 2019.
3.
Vylegzhanin A.N. Arkticheskii shel'f: posledstviya izmeneniya v 1997 godu mezhdunarodno-pravovoi pozitsii Rossii. M., 2018. URL: http://mgimo.ru/about/news/experts/arkticheskiy-shelf/ (data obrashcheniya: 29.12.2020).
4.
Vylegzhanin A.N., Dudykina I.P. Iskhodnye linii v Arktike: primenimoe mezhdunarodnoe pravo. MGIMO-Universitet. 2018. 174 s.
5.
Vylegzhanin A.N., Dudykina I.P. Mezhdunarodno-pravovoe obosnovanie Daniei, Kanadoi i Norvegiei ustanovleniya pryamykh iskhodnykh linii v Arktike. Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. № 1 (105). 2017. S. 28-40.
6.
Vylegzhanin A.N., Dudykina I.P. Konventsiya OON po morskomu pravu i pravovoi rezhim arkticheskogo shel'fa. №1 (28). 2017. S. 284-302.
7.
Vylegzhanin A.N., Zilanov V.K. Shpitsbergen: pravovoi rezhim prilegayushchikh morskikh raionov. Teoriya i praktika morskoi deyatel'nosti, M.: Morskaya kollegiya pri Pravitel'stve RF. Sovet po izucheniyu proizvoditel'nykh sil. 2006. 248 s.
8.
Gureev S.A., Zenkin I.V., Ivanov G.G. Mezhdunarodnoe morskoe pravo. 2011. 432 s.
9.
Kulebyakin V.N. Pravovoi rezhim Arktiki. Mezhdunarodnoe morskoe pravo (koll. monogr.). RUDN. 1988. 139 s.
10.
Melkov G.M. Granitsa kontinental'nogo shel'fa Rossii: mify, real'nost', vedomstvennye oshibki. Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. № 4. 2008. S. 119-132.
11.
Byers M. International Law and the Arctic. Cambridge: Cambridge University Press, 2013. Pp. 342.
12.
Kunoy B. Assertions of entitlement to the outer continental shelf in the central arctic ocean. International & Comparative Law Quarterly. Vol. 66. Iss. 2. 2017. Pp. 367-409.
13.
Kunoy B. Classification of Seafloor Highs According to Legal Hermeneutics. Asian Journal of International Law. Vol. 10. Iss. 2. 2020. Pp. 196-232.
14.
Lagoni R., Vignes D. Maritime Delimitation. 2006.
15.
Elferink A. G. O. Causes, Consequences, and Solutions Relating to the Absence of Final and Binding Outer Limits of the Continental Shelf. Selected Contemporary Issues in the Law of the Sea, Brill / Nijhoff. 2011. Pp. 253 – 272.
16.
Elferink A. G. O. The continental shelf in the polar regions: cold war or black-letted law? Netherlands Yearbook of International Law. 2010.
17.
Elferink A. G. O., Rothwell D. The Law of the Sea and Polar Maritime Delimitation and Jurisdiction. 2001.
18.
Labut' D.A. Pravovoi status Komissii po granitsam kontinental'nogo shel'fa. 2018. URL: https://mgimo.ru/science/diss/Labut_diss.pdf (data obrashcheniya: 11.01.2021).
19.
Labut' D.A. Kontseptsiya «estestvennogo prodolzheniya sukhoputnoi territorii gosudarstva» v dokumentakh Komissii po granitsam kontinental'nogo shel'fa. Mezhdunarodnoe pravo. 2018. S. 27-46.
20.
Commission on the Limits of the Continental Shelf (CLCS) Outer limits of the continental shelf beyond 200 nautical miles from the baselines: Submissions to the Commission: Partial revised Submission by the Russian Federation. URL: https://www.un.org/depts/los/clcs_new/submissions_files/submission_rus_rev1.htm (data obrashcheniya: 29.12.2020).
21.
Chastichnoe peresmotrennoe predstavlenie Rossiiskoi Federatsii v Komissiyu po granitsam kontinental'nogo shel'fa v otnoshenii kontinental'nogo shel'fa RF v Severnom Ledovitom okeane. 2015. URL: https://www.un.org/Depts/los/clcs_new/submissions_files/rus01_rev15/2015_08_03_Exec_Summary_Russian.pdf (data obrashcheniya: 29.12.2020).
22.
Khod raboty v Komissii po granitsam kontinental'nogo shel'fa. N'yu-Iork, 27 yanvarya — 13 marta 2020 goda. URL: https://undocs.org/ru/clcs/52/2 (data obrashcheniya: 29.12.2020).
23.
Submissions to the Commission on the Limits of the Continental Shelf. URL: https://www.un.org/Depts/los/clcs_new/commission_submissions.htm (data obrashcheniya: 29.12.2020).
24.
Zhudro I.S. Mezhdunarodno-pravovoi rezhim dna Severnogo Ledovitogo okeana. Problemy razgranicheniya. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Pravo. 2015. S. 4-19.
25.
Zhudro I.S. Mezhdunarodno-pravovoe obosnovanie granits arkticheskogo shel'fa Rossiiskoi Federatsii. 2020. 479 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования являются проблемы разграничения юрисдикции государств в арктическом регионе, а не вопросы, как это обозначено в заглавии.
Методология исследования - слабое место рецензируемой работы. Метод анализа, хронологический метод - основные способы, к которым прибегает исследователь. Слабая методологическая база влечет и размытую нечеткую структуру исследования.
Актуальность не вызывает сомнений. Разграничение юрисдикции в арктическом регионе и сфер влияния там - одна из острейших проблем современного международного морского права и других отраслей международного права.
Научная новизна: автором не предложены собственные уникальные решения правовых проблем Арктики. Последний абзац статьи: автор просто констатирует наличие проблем. А ведь по этой теме опубликовано множество статей, и прежде всего в рамках международно права.
Стиль, структура, содержание. Работа написана научным языком, структурирована. Есть и исключения и замечания в этой части: самый первый абзац. В самом начале ожидается определение Арктики и арктического региона, тем более что в тексте встречаются и упоминания о субарктическом регионе ии государствах. Содержание несколько хрестоматийно, соответствует работам начинающих исследователей права. Для журнала "Международное право" предпочтителен более доктринальный характер исследований.
Библиография: в этой части замечания тесно связаны с актуальностью и научной новизной. Тема является достаточно популярной в международно-правовой исследовательской среде. Автор же в большей степени ссылается на работы проф. Вылегжанина, и почему то на публикации политологического характера (1, 9 и 11). В России Арктикой занимается не только проф. Вылегжанин, есть и другие известные юристы-международники с интересными и заслуживающими внимания публикациями. Кроме того, не следует замыкаться географическими рамками и национальными интересами: делимитации Арктики посвящено большое число работ иностранных авторов, чей подход существенно отличается от подходов отечественных исследователей.
Выводы, интерес читательской аудитории. Иногда складывается впечатление, что автор является специалистом не в международном праве, а в международном российском праве (если бы такое существовало). А ведь такой подход "разрушает" и международное право в целом и концепцию мирового океана как наследия всего человечества в частности. В тексте встречаются и некоторые нелогичные заключения. Так автор пишет: "Для разграничения морских пространств существует единственный критерий, прописанный в международном праве, – это принцип справедливости, который не имеет однозначной трактовки". Что это за принцип справедливости и как он сформулирован в Конвенции ООН по морскому праву или практике? Далее автор противоречит себе, утверждая что "однако долгое время в вопросах делимитации применялся метод срединной линии, но затем Международный Суд ООН фактически отменил действие этого метода..." и упоминая о критерии пропорциональности. Получается, критериев много, а не один?
Самое последнее - название сформулировано слишком обще и абстрактно. В работе не идет речи о вопросах, там перечисляются (а не решаются) некоторые проблемы.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная для рецензирования статья «Правовые проблемы и перспективы делимитации континентального шельфа в Арктике» является чем-то средним между обзорно-аналитическим и проблемно-аналитическим исследованием. Название статьи полностью соответствует ее содержанию. Структура работы выдержана четко, соответствует содержанию подобных статей.
Предмет исследования (хотя автор и не выделил данную рубрику) вполне определен, он действительно совпадает с содержанием статьи. В любом случае проблематика работы ясна и понятна. Однако обоснование научной новизны данного исследования отсутствует. Довольно скупо определена и обоснована актуальность исследования. Отсутствует описание применяемой методологии.
В общем и целом структура, стиль и содержание работы соответствуют основным научным требованиям. Статья написана в основном хорошим научным языком. Содержательно статья также может быть оценена положительно. Автор явно владеет тематикой. Библиография (кроме двух последних источников в списке) оформлена в соответствии с требованиями, цитируются актуальные источники в необходимом объеме. Автор хорошо разбирается в существе вопроса, знает содержание предыдущих исследований, относящихся к данной проблематике.
К сожалению, работа не лишена и некоторых других, кроме вышеуказанных, недостатков. Так автор, например, не расшифровывает аббревиатуры (например: СЛО, ВГКШ). В первом случае понятно, что это «Северный Ледовитый океан», а вот во втором - приходится догадываться. В любом случае данные сокращения не являются общеупотребительными. В библиографическом списке инициалы исследователей всегда ставятся после фамилии (см. ГОСТ).
Наибольшие опасения у рецензента вызывает самостоятельность данной работы. Уникальность ее составляет только 60%. В тексте работы без ссылок широко цитируется статья аспиранта кафедры международного права МГИМО (У) МИД России Д.А. Лабуть «Правовой статус комиссии по границам континентального шельфа: дискуссионные вопросы», опубликованная в Евразийском юридическом журнале. А также видимо редакционная статья «Международно-правовые проблемы раздела экономических пространств Арктики» (https://regnum.ru/news/polit/1449911.html) и не относящиеся к научным статьи Владислава Стрекопытова «Границы в Арктике помогут определить ученые» (http://rareearth.ru/ru/pub/20161030/02894.html) и тассовка «Дания не намерена менять свою заявку на арктический шельф, заявил глава МИД королевства» от 4 августа 2015 (https://tass.ru/ekonomika/2165160).
Тем не менее выводы автора вполне обоснованы и логически следуют из основного текста работы. Указанные недостатки (кроме заимствований) не являются существенными и не влияют на общее положительное впечатление от работы. Представленная статья в основном соответствует научному уровню журнала, представляет несомненный читательский интерес, и после некоторой авторской доработки может быть опубликована.
12.01.2021 16 час. 57 мин.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"