Статья 'Перспективы принятия Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Перспективы принятия Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции

Баяман Уулу Байырбек

Консультант, Евразийская экономическая комиссия

115114, Россия, г. Москва, ул. Летниковская, 2 стр. 2

Baiaman uulu Baiyrbek

Consultant, Eurasian Economic Commission

115114, Russia, g. Moscow, ul. Letnikovskaya, 2 str. 2

baiamanuulu@yandex.ru

DOI:

10.25136/2644-5514.2020.3.33632

Дата направления статьи в редакцию:

10-08-2020


Дата публикации:

22-11-2020


Аннотация: В данной статье автор рассматривает в качестве предмета исследования перспективы существования Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции в условиях пандемии коронавируса (далее по тексту — Глобального договора), а также логичные преобразования миграционных потоков в связи с пандемией. Цель работы — выяснить, насколько актуален в условиях коронавируса Глобальный договор с учетом необходимости формирования фондов для решения миграционных вопросов, а также при наличии реальных финансовых проблем внутри каждого государства из-за стихийной необходимости принимать антикоронавирусные меры. Актуальность принятия Договора также необходимо рассмотреть с учетом того, что само содержание Глобального договора не является бесспорным. В основе исследования были применены всеобщий диалектический, логический, формально-юридический и герменевтический методы исследования. В результате исследования автор приходит к выводу, что пандемия коронавируса несколько «сместила» фокус внимания с остро стоящей миграционной проблемы на внутренние вопросы каждого государства. Тем не менее, на основе исследованного материала, автор делает предположение, что государства соберутся на форумах во второй половине 2020 года, чтобы представить и поделиться прогрессом в реализации национальных планов действий в области миграции. Однако государствам может быть трудно привлечь внимание к форумам или перейти к реализации ощутимых договорных результатов в то время, когда они сталкиваются с более насущными внутренними проблемами, связанными с COVID-19.


Ключевые слова: Организация Объединенных Наций, Нью-Йоркская декларация, глобальный договор, лица без гражданства, вынужденные переселенцы, Мигранты, COVID-19, дискриминация, ксенофобия, гендерная проблематика

Abstract: The subject of this research is the prospect of existence of the global agreement on safe, disciplined and legal migrations in the conditions of coronavirus pandemic (further referred to as global agreement), as well as logical transformation of the migration flows due to pandemic. The goal is to determine the relevance for such global agreement in the context of coronavirus, considering the need to form the funds for resolving migration issues, as well as in terms of actual financial problems faced by every single country due to the emergency of taking ant-coronavirus measures. Relevance of adopting the agreements should also be viewed in relation to the fact that the content of global agreement is not indisputable. The conclusion is made that coronavirus pandemic somewhat shifted the focus of attention from the pressing problem of migration towards the domestic affairs of each state. However, the author makes an assumption that the countries would gather in forums in the late 2020 to share the progress in implementation of national programs in the sphere of migration. It may be difficult to attract attention to such forums or move towards implementation of noticeable agreement results at the time of more urgent domestic problems related to COVID-19 pandemic.



Keywords:

discrimination, COVID-19, United Nations, New York Declaration, the Global Compact, stateless persons, forced migrants, Migrants, xenophobia, gender issues

Постоянный рост миграционных потоков, отмечаемый многими исследователями [15], требует от государств своевременного, комплексного и эффективного решения реальных и потенциальных проблем, связанных с миграцией.

По мнению автора, существует несколько особо важных направлений, во многом обуславливающих актуальность Глобального договора о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции, к примеру:

1) социальная, экономическая и политическая адаптация мигрантов на территории государства пребывания;

2) борьба с любыми проявлениями дискриминации в отношении мигрантов;

3) создание адекватной материальной базы для обеспечения социальной интеграции и ассимиляции мигрантов;

4) любые формы международного/регионального/двустороннего; информационного/политического/экономического/инвестиционного и иного сотрудничества, направленного на защиту прав мигрантов и др.

Комплексное решение данных проблем требует существенных усилий от каждого государства — материальных вложений, осуществление либерализации внутренних миграционных режимов и даже, в определенной мере, пересмотр национальных интересов, о чем справедливо отмечает в своем исследовании О.Ю. Потемкина [14]. При этом в условиях распространения коронавируса решение миграционного вопроса стало остро необходимым. Исходя из неоднозначного принятия многих положений Глобального договора большинством европейских стран, США и другими государствами, ссылающимися на ограничение государственного суверенитета и национальных интересов, можно предположить с высокой долей достоверности, что пандемия коронавируса и закрытие государственных границ только осложнит и без того нелегкий процесс согласования Глобального договора о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции.

Такой сложный политический фон, включающий яростную критику положений Глобального договора со стороны стран Европы, США, Австралии, Израиля и других государств, распространение коронавирусной инфекции с последующим вынужденным закрытием государственных границ и невозможностью депортации мигрантов, привел к росту негативных проявлений как в среде мигрантов, так и среди граждан государства, что обуславливает актуальность данного исследования.

Ввиду актуальности и сложности рассматриваемого вопроса автор планирует рассмотреть историческую необходимость принятия Глобального акта в сфере миграции, восприятие данного акта международными акторами в условиях роста антииммиграционных настроений, а также перспективы принятия Глобального договора, в том числе Российской Федерацией, в условиях распространения пандемии коронавируса. Стоит отметить, что перспективы существования Глобального договора в условиях пандемии коронавируса не являлись предметом исследования до настоящего времени, что обуславливает научную новизну и перспективы дальнейшего глубокого изучения данной проблемы.

Исторически необходимость принятия глобального международного акта в сфере миграции назрела давно. За последние несколько десятилетий произошли массовые демографические сдвиги по всему миру. Конфликты в Западной Азии, Африке и Южной Америке и связанные с ними крайние формы насилия вынудили людей покинуть свои дома и искать убежища в других странах. Кроме того, последствия изменения климата также способствовали росту числа мигрантов и беженцев.

По данным Организации Объединенных Наций, примерно 258 миллионов мигрантов во всем мире живут за пределами своей страны рождения [9]. Из них около 68 миллионов относятся к категории «вынужденных переселенцев», что больше, чем когда-либо в истории современного мира.

С другой стороны, недовольство от большого «наплыва» мигрантов усилилось во всем мире, особенно в Европе [6] и Соединенных Штатах. Хотя численность мигрантов в мире составляет всего 3,4 процента от общей численности населения планеты, рост протестов против мигрантов породил более широкое представление о том, что миграционный вопрос на данный момент является очень острым. Растущая волна недовольства в странах Европы также создала впечатление, что большинство мигрантов осели в развитых странах, в то время как в действительности все обстоит иначе. Исследования показывают, что в развивающихся странах проживает более половины мирового населения мигрантов, и что мигранты вносят свой вклад в развитие любого принимающего государства, участвуя в трудовых, экономических и иных отношениях.

На этом фоне, признавая необходимость расширения международного сотрудничества и комплексного подхода к проблеме мигрантов, государства-члены ООН приняли в сентябре 2016 года «Нью-Йоркскую декларацию» [12]. Декларация требовала защиты безопасности, достоинства и соблюдения прав мигрантов. Борьба с расизмом, ксенофобией и дискриминацией в отношении мигрантов, поддержка принимающих стран и разработка необязательных руководящих принципов обращения с мигрантами были обозначены в качестве направлений работы в рамках данной декларации. Разработка Глобального договора по миграции должна осуществляться в три этапа: консультации, подведение итогов и переговоры.

Первый этап, включающий шесть раундов неофициальных тематических сессий, направленных на сбор основных материалов и рекомендаций для Глобального договора, был проведен в период с апреля по декабрь 2017 года. Основными темами этих дискуссий были права человека мигрантов, движущие силы миграции, незаконная миграция, международное сотрудничество, незаконный ввоз и торговля людьми, а также вклад мигрантов в развитие общества.

Впоследствии на этапе подведения итогов была рассмотрена и проанализирована информация, собранная в ходе консультаций. Совещание обеспечило платформу для делегаций и других заинтересованных сторон для совместного формирования видения соглашения и коллективного определения практических обязательств, а также соответствующих средств осуществления и партнерских отношений. Итогом стал «нулевой проект», совместно подготовленный Мексикой и Швейцарией, со-координаторами этого процесса.

Наконец, третий этап — межправительственные переговоры — начался с выпуска проекта в феврале 2018 года и завершился его доработкой в июле 2018 года. Окончательный проект, который был согласован государствами-членами ООН, состоит из четырех разделов: руководящие принципы, цели и обязательства, осуществление и последующие меры. «За» одобрение проекта проголосовали 152 страны; США, Венгрия, Израиль, Чешская Республика и Польша проголосовали «против»; 12 стран воздержались при голосовании [3].

Отдельные положения Глобального договора подверглись серьезной критике, что объясняется, вероятно, разницей в нормативном регулировании положения мигрантов на уровне отдельных государств. Именно поэтому ООН неоднократно подчеркивал рекомендательный характер Глобального договора о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции, желая учесть особенности в подходах к регулированию миграционных вопросов каждой страны. Именно поэтому нам кажется неуместным предложение С. Йордановски о введении общих правил об ответственности государств за неисполнение единой политики в сфере вынужденной миграции [11].

«Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции» [8] в перспективе является первым международным соглашением, охватывающим все аспекты глобальной миграции. Данный договор направлен на содействие усилиям по определению регулярных миграционных путей и защите прав мигрантов. Данный договор юридически не является обязательным для его участников, однако цели и обязательства обеспечивают государствам и международным учреждениям средства координации миграционной политики. Однако, с другой стороны, неучастие некоторых стран в разработке и принятии данного проекта вызывает вопросы о будущем пакта.

В проекте соглашения перечислены 23 цели и обязательства государств в рамках выполнения данных целей. К ним относятся:

— сбор и использование точных и анонимных данных для разработки миграционной политики, основанной на фактических данных,

— обеспечение наличия у всех мигрантов удостоверений личности,

— повышение доступности и гибкости для регулярной миграции,

— поощрение сотрудничества для отслеживания пропавших без вести мигрантов и спасения жизней,

— обеспечение доступа мигрантов к основным социальным, экономическим и политическим благам,

— обеспечение полной интеграции мигрантов, социальной сплоченности и т.д.

Одним из позитивных аспектов Глобального договора является включение миграции в логику развития государств. К примеру, европейские антииммиграционные настроения выявили ложность европейских претензий на открытость и глобализацию, о которых заявляется в основных документах Европейского союза. Причиной антииммиграционных настроений может быть эскалация крайне правых сил в европейских странах, особенно в Бельгии, Нидерландах, Франции, Германии, Испании, Италии и Великобритании, где произошли террористические акты с гибелью граждан данных стран. Результатом этих террористических актов стала растущая враждебность по отношению к арабским и мусульманским иммигрантам, связывающая иммиграцию с экстремизмом, искажающая образ арабов и мусульман и изображающая их как угрозу безопасности и стабильности Европы [10].

В результате некоего общего стереотипирования антииммиграционный процесс стал популярным европейским требованием, так как очевидно, что многие европейцы обращаются к антииммиграционным политическим партиям или экстремистским лозунгам против иностранцев.

Таким образом, сторонники глобализации, свободы и демократии, европейские страны и США сами призывают к борьбе с иммиграцией на основе национального суверенитета и национальных интересов [5]. Несмотря на то, что это обусловлено наличием объективных причин, по мнению автора, проявляется некое двуличие стран Европы в утверждении принципов свободы и демократии и яростной критикой отдельными странами положений Глобального договора со ссылкой на нарушение национальных интересов и суверенитета и с фоновым проявлением антииммиграционных настроений.

Принимая во внимание все причины, вызывающие негатив по отношению к миграции, Глобальный договор стремится свести к минимуму глобальное недовольство миграцией. К примеру, в рамках исполнения цели по укреплению международного сотрудничества, страны, подписавшие Глобальный договор, обязуются поддерживать материально и технически те государства, в которые осуществляется большой приток мигрантов и, по верному замечанию З.С. Бочаровой [7], выдерживается наибольшая нагрузка в прогрессивном плане. В этом смысле Германия, несмотря на наличие антииммиграционных настроений внутри страны, поддерживает инициативу принятия Глобального договора с целью снижения миграционного давления на страну.

В целом, автору кажется очень удачным теоретическое выделение в Глобальном договоре двух видов стран, которым в наибольшей степени необходима помощь международного сообщества — страны с тяжелой экономической, политической или социальной обстановкой, откуда происходят основные потоки мигрантов, а также страны с наибольшей миграционной нагрузкой — развитые страны с высоким уровнем социальных гарантий. Очевидно, что на практике с учетом положений Глобального договора и специфики распределения материальной поддержки из общих фондов будут выигрывать наиболее привлекательные для мигрантов страны и государства, наименее привлекательные для жизни. Эти страны будут являться реципиентами, и, по нашему мнению, довольно малочисленной группой. При этом все оставшиеся страны вынуждены будут стать донорами, что вызывает безусловное недовольство со стороны отдельных государств, несмотря на подчеркнуто рекомендательный и «мягкий» характер соглашения. Вероятно, наиболее удачным решением в этой связи будет введение стимулирования не только принятия мигрантов и создание благоприятных условий для жизни, но и предоставление любого рода преференций для стран-доноров.

Из безусловных преимуществ соглашения необходимо назвать и то, что Глобальный договор ставит во главу угла права женщин и детей-мигрантов, актуализируя гендерную проблематику. Среди 258 миллионов мигрантов во всем мире более 50 процентов составляют женщины и девочки. Договор содержит два руководящих принципа, которые четко формулируют необходимость учитывать гендерные аспекты и учитывать интересы детей. Такие термины, как «гендерная адаптация», «гендерное равенство» и «гендерное насилие», встречаются в 34-страничном документе 29 раз.

Аналогичным образом, договор направлен на укрепление глобального сотрудничества в целях сокращения смертности, связанной с миграцией, а также в борьбе с контрабандой и торговлей людьми, что является приоритетом для любого государства.

Особое внимание необходимо обратить именно на вопрос влияния миграции на самих мигрантов, что наиболее актуально в период пандемии коронавируса. Миграция оказывает большое влияние на покидающих свои страны лиц, так как мигранты часто проживают в отдаленных районах страны пребывания с ограниченными природными ресурсами, отсутствием базовой инфраструктуры, плохим административным регулированием и иногда даже случаями с ограничением прав и свобод людей.

Эти условия могут привести к переполненности и отсутствию безопасности в лагерях пребывания беженцев, особенно для детей и пожилых людей, а также к недоеданию и вспышкам инфекционных заболеваний. Например, в месяцы, следующие за созданием лагерей для беженцев, часто бывают зарегистрированы корь, чесотка, диарея, гепатит А и другие заболевания из-за переполненности и отсутствия санитарных условий [2]. Случаи домогательств и сексуального насилия приводят к отсутствию безопасности как таковой.

Стихийно созданные лагеря могут способствовать социальной напряженности, негативно влияющей на местную окружающую среду, что приводит к эрозии почвы, утрате мест обитания и дикой природы, кроме того, это приводит к загрязнению воздуха, истощению и загрязнению воды и другим проблемам с энергией и транспортом.

Потребности и возможности беженцев и мигрировавших лиц связаны с их уязвимостью и неспособностью противостоять новым негативным условиям. Некоторые группы мигрантов уязвимы из-за своего состояния здоровья или возраста (такие как дети, пожилые люди), а также инвалиды. У некоторых групп есть особые потребности из-за отсутствия систем поддержки, например, женщины, этнические и религиозные меньшинства, жертвы торговли людьми.

Женщины и девочки в стихийно организованных лагерях для беженцев, которые, конечно, очень плохо регулируются, могут подвергаться большему риску сексуального насилия, в то время как мужчины и мальчики подвергаются большему риску быть втянутыми в агрессивные групповые занятия, вплоть до использования оружия и насилия против граждан страны пребывания.

Таким образом, отсутствие надлежащего правопорядка и проживание в стихийных лагерях для беженцев увеличивают уязвимость беженцев и других мигрантов [1].

В то время, когда большинство стран мира готовились к осуществлению первого в мире всеобъемлющего Глобального договора по миграции, вспышка COVID-19 коренным образом изменила способы управления перемещением людей. Большинство стран прибегли к средствам управления миграцией, таким как закрытие границ или запреты на въезд в страну для сдерживания распространения пандемии. Можно заключить, что аргументы в пользу сохранения здоровья граждан каждой страны сейчас находятся в центре политических решений в отношении мобильности населения. Эти события стали своеобразным испытанием для Глобального договора о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции и международного сотрудничества в области миграции в более широком смысле: насколько гибко может договор, официально одобренный 152 правительствами на Генеральной Ассамблее ООН в конце 2018 года, приспособиться к этим новым обстоятельствам.

Предполагается, что именно в 2020 году данный документ станет реальностью. Также делается предположение, что государства соберутся на форумах во второй половине 2020 года, чтобы представить и поделиться прогрессом в реализации национальных планов действий в области миграции. Эти встречи дают возможность продемонстрировать актуальность Договора в то время, когда пандемия представляет собой общую проблему для государств в миграционном континууме. Однако государствам может быть трудно привлечь внимание к форумам или перейти к реализации ощутимых договорных результатов в то время, когда они сталкиваются с более насущными внутренними проблемами, связанными с COVID-19. Именно поэтому кажется важным поддержать на форумах мнения тех государств, для которых миграционная проблема наиболее актуальна.

В этой связи стоит согласиться с мнением В.М. Пономарева и С.А. Донцова [13] относительно того, что важная роль в реализации положений Глобального договора должна отводиться России. Однако по нашему мнению, необходимость российского участия обеспечивается, прежде всего, актуальностью миграционной проблемы для самой России, а не членством в Совбезе ООН или статусом «практически единственного гаранта мира и стабильности на Ближнем Востоке» [13].

По мере возобновления разговора об осуществлении договора в новой реальности последствия пандемии могут ощущаться, в частности, на двух уровнях.

Во-первых, вспышка коронавируса рискует снизить уровень выполнения национальных планов действий в области миграции в свете проблем общественного здравоохранения или экономических проблем.

Во-вторых, финансирование будет вызывать повышенную обеспокоенность, поскольку непредвиденные расходы на выявление и лечение COVID-19 могут существенно и негативно повлиять на процесс формирования стартового фонда, предназначенного для оказания помощи государствам и негосударственным субъектам в реализации целей Глобального договора. До вспышки коронавируса такие страны, как Дания, Германия и Великобритания, постепенно начали вносить взносы в фонд. Теперь, когда основные страны-доноры оказались в эпицентре пандемии, государства могут быть менее склонны предоставлять ресурсы для целевого фонда.

Стоит, однако, отметить, что пандемия дает возможность обосновать необходимость договора, показывая, как расширение многостороннего взаимодействия помогает государствам решать внутренние проблемы. Например, предотвращение нехватки рабочих ресурсов (от сезонных работников сельского хозяйства до работников здравоохранения) — жизненно важная проблема во многих странах. Отток мигрантов в страну своего гражданства привел к существенному повышению стоимости труда, что в условиях пандемии очень сложно гарантировать работодателям. Здесь цель Договора о справедливом найме на работу и защите труда, в рамках которой государства обязуются выявлять передовые методы мобильности рабочей силы на всех квалификационных уровнях, могла бы обеспечить общую эффективную основу.

Насколько исключительными будут нынешние обстоятельства и насколько масштабными будут изменения для миграционной сферы, зависит от того, как долго будут ощущаться последствия пандемии. Даже сейчас ясно, что руководящий принцип, который в первую очередь приводит в действие Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции, остается в силе: государствам необходимо сотрудничать, чтобы найти более эффективные способы решения проблемы миграции. Пандемия COVID-19 резко подчеркнула бесполезность государств, пытающихся самостоятельно решать транснациональные проблемы [4].

Таким образом, в результате исследования автор приходит к выводу, что пандемия коронавируса несколько «сместила» фокус внимания с остро стоящей миграционной проблемы на внутренние вопросы каждого государства. Тем не менее, на основе исследованного материала автор делает предположение, что государства соберутся на форумах во второй половине 2020 года, чтобы представить и поделиться прогрессом в реализации национальных планов действий в области миграции. Однако государствам может быть трудно привлечь внимание к форумам или перейти к реализации ощутимых договорных результатов в то время, когда они сталкиваются с более насущными внутренними проблемами, связанными с COVID-19, для чего наиболее уместным кажется:

1) Придерживаться исключительно рекомендательного характера акта с четким разграничением государственного суверенитета / национальных интересов и вопросов совместного наднационального решения миграционных проблем.

2) Поддерживать государства с наибольшей миграционной нагрузкой, предоставляя им реальные выгоды, стимулирующие выдерживать миграционную нагрузку и гарантировать мигрантам достойный уровень жизни.

3) Проводить комплексную политику в государствах с наибольшим количеством лиц, покидающих страну, направленную на уменьшение оттока граждан (страны-реципиенты).

4) Предоставить любого вида преференции для стран-доноров, которые оказывают материальную помощь странам-реципиентам.

5) Учитывать особенности миграционных потоков в каждом государстве и параллельно Глобальному договору развивать двусторонние отношения, работая над миграционными проблемами напрямую со странами-партнерами.

Библиография
1.
Abdelouahed, A. European Arabs: Identity, education and citizenship [Electronic resource] / Contemporary Arab Affairs, 2015, Vol. 8, No. 2, 147–162, Access mode: http://dx.doi.org/10.1080/17550912.2015.1016762 (дата обращения: 14.08.2020)
2.
Eiset, A.H., Wejse, C. Review of infectious diseases in refugees and asylum seekers—current status and going forward. [Electronic resource] / Public Health Rev 38, 22. 2017. Access mode: https://doi.org/10.1186/s40985-017-0065-4 (дата обращения: 12.08.2020)
3.
General Assembly officially adopts roadmap for migrants to improve safety, ease suffering [Electronic resource] / UN News, Access mode: https://news.un.org/en/story/2018/12/1028941 (дата обращения: 13.08.2020)
4.
Kainz L. As COVID-19 Slows Human Mobility, Can the Global Compact for Migration Meet the Test for a Changed Era? [Electronic resource] / Migration Policy Institute, Access mode: https://www.migrationpolicy.org/news/covid19-global-compact-migration-faces-test (дата обращения: 14.08.2020)
5.
Meaken, J. European Migration: Crisis and Consequences . [Electronic resource] / Tomorrow's World, March-April, 2016. Access mode: https://www.tomorrowsworld.org/magazines/2016/march-april/european-migration-crisis-and-consequences (дата обращения: 14.08.2020)
6.
Бистрина М.Г. Миграционная политика Европейского союза // PolitBook. № 1. 2019. С. 49-61.
7.
Бочарова З.С. Достижение целей устойчивого развития в глобальном миграционном контексте // Вестник НГИЭИ. 2017. № 7 (74). С. 116-124.
8.
Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и легальной миграции (Итоговый документ Конференции) (A/CONF.231/1) [Электронный ресурс]/Межправительственная конференция для принятия глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции Марракеш, Марокко, 10 и 11 декабря 2018 года. ГА ООН, Режим доступа: https://undocs.org/ru/A/CONF.231/3 (дата обращения: 14.08.2020)
9.
Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и легальной миграции (общие сведения) [Электронный ресурс] / Межправительственная конференция для принятия глобального договора о миграции. Режим доступа: un.org/ru/conf/migration/global-compact-for-safe-orderly-regular-migration.shtml(дата обращения: 14.08.2020)
10.
Грачев С.И., Мольков С.Н. Современный международный терроризм: реальность и проблемы противодействия // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. № 2 (24). С. 32-35.
11.
Йордановски С. Международно-правовые аспекты сотрудничества государств в сфере вынужденной миграции и принятие Глобального договора // Электронное сетевое издание «Международный правовой курьер» 2019. №: 4. С. 6-12
12.
Нью-Йоркская декларация (принята 19 сентября 2016 года на пленарном заседании высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН) [Электронный ресурс] / Управление Верховного комиссара ООН по правам человека, Режим доступа: https://www.ohchr.org/RU/Issues/Migration/Pages/NewYorkDeclaration.aspx (дата обращения: 14.08.2020)
13.
Пономарев В.М., Донцов С.А. Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и регулируемой миграции как элемент устойчивого развития // Проблемы безопасности российского общества. 2017. № 2. С. 69-72.
14.
Потемкина О.Ю. Глобальный договор о миграции-успех или провал? // Научно-аналитический Вестник Института Европы РАН. 2018. № 6. С. 86-91.
15.
Черникова В.В. Миграционная политика России в контексте принятия Глобального договора ООН о миграции // Сборник научных трудов участников VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием под редакцией И.В. Ильина. 2019. С. 360-365
References (transliterated)
1.
Abdelouahed, A. European Arabs: Identity, education and citizenship [Electronic resource] / Contemporary Arab Affairs, 2015, Vol. 8, No. 2, 147–162, Access mode: http://dx.doi.org/10.1080/17550912.2015.1016762 (data obrashcheniya: 14.08.2020)
2.
Eiset, A.H., Wejse, C. Review of infectious diseases in refugees and asylum seekers—current status and going forward. [Electronic resource] / Public Health Rev 38, 22. 2017. Access mode: https://doi.org/10.1186/s40985-017-0065-4 (data obrashcheniya: 12.08.2020)
3.
General Assembly officially adopts roadmap for migrants to improve safety, ease suffering [Electronic resource] / UN News, Access mode: https://news.un.org/en/story/2018/12/1028941 (data obrashcheniya: 13.08.2020)
4.
Kainz L. As COVID-19 Slows Human Mobility, Can the Global Compact for Migration Meet the Test for a Changed Era? [Electronic resource] / Migration Policy Institute, Access mode: https://www.migrationpolicy.org/news/covid19-global-compact-migration-faces-test (data obrashcheniya: 14.08.2020)
5.
Meaken, J. European Migration: Crisis and Consequences . [Electronic resource] / Tomorrow's World, March-April, 2016. Access mode: https://www.tomorrowsworld.org/magazines/2016/march-april/european-migration-crisis-and-consequences (data obrashcheniya: 14.08.2020)
6.
Bistrina M.G. Migratsionnaya politika Evropeiskogo soyuza // PolitBook. № 1. 2019. S. 49-61.
7.
Bocharova Z.S. Dostizhenie tselei ustoichivogo razvitiya v global'nom migratsionnom kontekste // Vestnik NGIEI. 2017. № 7 (74). S. 116-124.
8.
Global'nyi dogovor o bezopasnoi, uporyadochennoi i legal'noi migratsii (Itogovyi dokument Konferentsii) (A/CONF.231/1) [Elektronnyi resurs]/Mezhpravitel'stvennaya konferentsiya dlya prinyatiya global'nogo dogovora o bezopasnoi, uporyadochennoi i legal'noi migratsii Marrakesh, Marokko, 10 i 11 dekabrya 2018 goda. GA OON, Rezhim dostupa: https://undocs.org/ru/A/CONF.231/3 (data obrashcheniya: 14.08.2020)
9.
Global'nyi dogovor o bezopasnoi, uporyadochennoi i legal'noi migratsii (obshchie svedeniya) [Elektronnyi resurs] / Mezhpravitel'stvennaya konferentsiya dlya prinyatiya global'nogo dogovora o migratsii. Rezhim dostupa: un.org/ru/conf/migration/global-compact-for-safe-orderly-regular-migration.shtml(data obrashcheniya: 14.08.2020)
10.
Grachev S.I., Mol'kov S.N. Sovremennyi mezhdunarodnyi terrorizm: real'nost' i problemy protivodeistviya // Vestnik Kazanskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. 2016. № 2 (24). S. 32-35.
11.
Iordanovski S. Mezhdunarodno-pravovye aspekty sotrudnichestva gosudarstv v sfere vynuzhdennoi migratsii i prinyatie Global'nogo dogovora // Elektronnoe setevoe izdanie «Mezhdunarodnyi pravovoi kur'er» 2019. №: 4. S. 6-12
12.
N'yu-Iorkskaya deklaratsiya (prinyata 19 sentyabrya 2016 goda na plenarnom zasedanii vysokogo urovnya General'noi Assamblei OON) [Elektronnyi resurs] / Upravlenie Verkhovnogo komissara OON po pravam cheloveka, Rezhim dostupa: https://www.ohchr.org/RU/Issues/Migration/Pages/NewYorkDeclaration.aspx (data obrashcheniya: 14.08.2020)
13.
Ponomarev V.M., Dontsov S.A. Global'nyi dogovor o bezopasnoi, uporyadochennoi i reguliruemoi migratsii kak element ustoichivogo razvitiya // Problemy bezopasnosti rossiiskogo obshchestva. 2017. № 2. S. 69-72.
14.
Potemkina O.Yu. Global'nyi dogovor o migratsii-uspekh ili proval? // Nauchno-analiticheskii Vestnik Instituta Evropy RAN. 2018. № 6. S. 86-91.
15.
Chernikova V.V. Migratsionnaya politika Rossii v kontekste prinyatiya Global'nogo dogovora OON o migratsii // Sbornik nauchnykh trudov uchastnikov VI Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem pod redaktsiei I.V. Il'ina. 2019. S. 360-365

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования, как следует из наименования статьи, составляют «перспективы принятия Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции», хотя скорее автор остановился на перспективах существования данного Договора в условиях пандемии коронавируса.
Актуальность темы исследования не подлежит сомнению, поскольку упомянутый Глобальный договор о безопасной, упорядоченной и легальной миграции призван охватить собой многочисленные аспекты миграционного процесса, принявшего в последнее время невиданный размах, и это первое международное соглашение такого рода. Однако содержание этого документа не является бесспорным, что ставит под вопрос перспективы существования данного Договора, тем более в условиях пандемии коронавируса. Добавим, что поднимаемые автором проблемы относятся к числу недостаточно исследованных в современной российской правовой науке, что вызывает к ним повышенный теоретический и практический интерес.
Методология исследования в тексте статьи автором не обозначена. Исходя из анализа ее содержания, ученым использовались всеобщий диалектический, логический, формально-юридический, герменевтический методы исследования.
Научная новизна исследования фактически отсутствует. Вопросы, затрагиваемые автором в статье, ранее освещались в исследованиях С. А. Донцова, В. М. Пономарева, О. Ю. Потемкиной и др.
Научный стиль исследования выдержан автором в полной мере.
Структура статьи в целом логична, но вводная и заключительная части работы очень незначительны по объему. Их необходимо расширить. Во вводной части работы следует последовательно осветить актуальность избранной автором темы исследования и четко обозначить его границы, указать те вопросы, на которых автор планирует остановиться и степень их изученности.
Содержание статьи в целом соответствует ее наименованию. Тем не менее, необходимо указать на ряд серьезных недостатков проведенного исследования.
Следует отметить низкую степень самостоятельности работы. Статья носит поверхностный, описательный характер, что подтверждается, в том числе многочисленными ссылками на используемые автором источники. К примеру, автор отмечает противоречие между заявлениями стран Европейского Союза об открытости и глобализации и антииммиграционными настроениями населения европейских стран. Однако это не оригинальное мнение автора. К тому же ученый не пытается провести самостоятельное исследование причин таких настроений, не делает предложений о средствах борьбы с ними. Автор указывает, что Договор призван свести к минимуму недовольство миграционными процессами, но не поясняет, каким образом это будет сделано, насколько средства, указанные в документе, по его мнению, будут эффективны.
Хотелось бы узнать позицию автора по поводу перспектив участия в Договоре России, о чем в статье не упоминается. Между тем миграционные проблемы весьма актуальны и для нашей страны.
Библиография исследования представлена 10 источниками (из них 5 на английском языке), что, тем не менее, не является достаточным. Автору рекомендуется обратиться к ряду теоретических работ, затрагивающих избранную им тему исследования - А. А. Аванесовой, З. С. Бочаровой, С. Йордановски, И. Е. Лисинской, В. С. Малахова, Т. В. Норбоевой, В. М. Пономарева, О. Ю. Потемкиной, В. В. Черниковой, А. В. Шогунц и др. Это поможет ученому углубить содержание работы, высказать новые научные идеи, сформулировать оригинальные практические рекомендации.
Апелляция к оппонентам фактически отсутствует. Автор ссылается на ряд источников в подтверждение своих суждений, однако в научную дискуссию не вступает, вследствие чего складывается впечатление, что затрагиваемые им в статье вопросы к дискуссионным не относятся (что, конечно, не соответствует действительности). Ученому рекомендуется расширить библиографическую базу своего исследования.
Выводы по результатам исследования фактически отсутствуют. Автор говорит о необходимости международного сотрудничества в целях решения проблем миграции, что является общеизвестным положением. Статья завершается сноской на электронный ресурс, что недопустимо для научной работы. Выводы в заключительной части работы должны быть четкими, конкретными и вносить нечто новое в юридическую науку.
Статья не вычитана автором. В ней встречаются орфографические, пунктуационные, синтаксические ошибки.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере международного публичного и конституционного права при условии ее существенной доработки: совершенствовании структуры и расширении библиографии исследования, углублении содержания работы, введении элементов научной новизны, дискуссионности, формулировании четких и конкретных выводов по результатам исследования.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Перспективы принятия Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена проблемным вопросам, связанным с регулированием миграционных процессов. Рассматривается возможность принятия Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции. Автором изучается научная литература по предложенной теме, а также имеющиеся на данный момент правовые акты, в том числе международного уровня.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения проблемы возможности принятия Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. Так, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из положений правовых актов.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм международных правовых актов). Например, такой вывод автора: «На этом фоне, признавая необходимость расширения международного сотрудничества и комплексного подхода к проблеме мигрантов, государства-члены ООН приняли в сентябре 2016 года «Нью-Йоркскую декларацию» [12]. Декларация требовала защиты безопасности, достоинства и соблюдения прав мигрантов».
Кроме того, автором в ряде моментов по статье использованы эмпирические методы исследования, связанные с анализом и обобщением различных данных и материалов. Чаще всего, он использованы для иллюстрации конкретных проблем и актуальности темы исследования. В частности, такой вывод: «По данным Организации Объединенных Наций, примерно 258 миллионов мигрантов во всем мире живут за пределами своей страны рождения [9]. Из них около 68 миллионов относятся к категории «вынужденных переселенцев», что больше, чем когда-либо в истории современного мира».
Каких-либо замечаний и предложений применительно к методологии темы исследования в контексте его цели не имеется.
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С теоретической точки зрения имеется необходимость в выработке научно обоснованных подходов к вопросу о возможности принятия необходимых международных актов, в том числе Глобального уровня. При этом положительный ответ на этот вопрос вызовет дополнительные вопросы: каким образом должен происходить процесс принятия такого договора, какие вопросы он должен затрагивать, кто должен участвовать в его разработке и др. Частично эти проблемы поставлены и в рецензируемой статье. С позиции практики могли бы быть сформулированы конкретные нормы права, которые в дальнейшем будут включены или, по крайней мере, рассмотрены для включения в международные акты различного уровня по вопросам миграции.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«в результате исследования автор приходит к выводу, что пандемия коронавируса несколько «сместила» фокус внимания с остро стоящей миграционной проблемы на внутренние вопросы каждого государства. Тем не менее, на основе исследованного материала автор делает предположение, что государства соберутся на форумах во второй половине 2020 года, чтобы представить и поделиться прогрессом в реализации национальных планов действий в области миграции».
Подобные выводы могу быть полезны в плане развития представлений о деятельности политиков на международной арене по вопросам принятия тех или иных международных актов.
Во-вторых, автором по тексту работы предложены оригинальные обобщения различных материалов. В частности, четко и ясно сформулированы аргументы в пользу принятия Глобального договора в сфере миграции. Так, «По мнению автора, существует несколько особо важных направлений, во многом обуславливающих актуальность Глобального договора о безопасной, упорядоченной и регулярной миграции, к примеру: 1) социальная, экономическая и политическая адаптация мигрантов на территории государства пребывания; 2) борьба с любыми проявлениями дискриминации в отношении мигрантов; 3) создание адекватной материальной базы для обеспечения социальной интеграции и ассимиляции мигрантов; 4) любые формы международного/регионального/двустороннего; информационного/политического/экономического/инвестиционного и иного сотрудничества, направленного на защиту прав мигрантов и др.».
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности на международном уровне, а также в дальнейших научных исследования по вопросам регулирования миграции.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Международное право», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с регулирование отношений по миграции.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы. В начале статьи приводится доказательство актуальности темы в практическом и теоретическом аспектах. Далее автором рассматриваются отдельные частные аспекты принятия Глобального договора в сфере миграции. В частности, это то, что «Разработка Глобального договора по миграции должна осуществляться в три этапа: консультации, подведение итогов и переговоры», спорные моменты по поводу принятия данного договора, связь принятия рассматриваемого договора и пандемии коронавируса. В завершении приводятся авторские выводы.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и из-за рубежа (Abdelouahed, A., Eiset, A.H., Wejse, C., Kainz L., Бистрина М.Г., Бочарова З.С., Грачев С.И., Мольков С.Н. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области международного права. Кроме того, следует отметить актуальность списка литературы: почти все источники изданы не ранее чем пять лет назад. Особую важность статьи подчеркивает активное использование автором трудов на иностранном языке, что необходимо в контексте цели исследования.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней оригинальных выводов автора, а также дополнительных аргументов в пользу принятия Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"