Статья 'Понятие доказательств в международном судебном процессе' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Понятие доказательств в международном судебном процессе

Шинкарецкая Галина Георгиевна

доктор юридических наук

главный научный сотрудник, ФГБУН Институт государства и права Российской академии наук

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Shinkaretskaya Galina Georgievna

Doctor of Law

Chief Scientific Associate, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

g.shinkaretskaya@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2020.2.32629

Дата направления статьи в редакцию:

14-04-2020


Дата публикации:

25-05-2020


Аннотация: В статье говорится о том, что доказательства в судебном процессе – это информация, на основании которой суд выносит решение. В международном судебном процессе, который носит в основном состязательный характер, значительная роль принадлежит сторонам. И стороны предоставляют суду ту информацию, которая подтверждает позиции каждой из них. Суд как независимый орган самостоятельно оценивает и отбирает информацию, которую считает необходимой для себя. Констатируется, что в теории международного судебного разбирательства пока нет устоявшихся и общепризнанных правил отбора информации.Такие правила складываются в ходе практики судебного разбирательства и признания этих правил государствами и другими субъектами международного права. В статье отмечается важность выявления аналогичных подходов к процессу доказывания в различных международных судебных органах. Уделяется внимание вопросам распределения бремени доказывания, методам, формам и стандартам доказывания, которые задействуются в международном судебном процессе.


Ключевые слова: международный судебный процесс, судебные доказательства, состязательные документы, квалифицированное суждение эксперта, свидетельские показания, допустимость доказательств, доказательственное право, международное правосудие, международные организации, международное право

Abstract: This article discusses evidence in the judicial process as the information serving as grounds for court’s decision. In the international judicial process, which mostly of challenge character, significant role belongs to the sides, and the sides present the courts with information that substantiates each of their positions. The court, being an independent body, evaluates and selects information that it considers necessary to hear the case. It is advanced that the theory of international justice still lacks established and generally accepted procedure for selection of information. Such rules are formed in the judicial process and admissibility of these rules by the states or other subjects of international law. This work highlights the importance of determining comparable approaches towards the process of evidence in various international judicial bodies. Special attention is given to the issues of distribution of the burden of proof, methods, forms and standards of evidence applicable in the international judicial process.



Keywords:

international justice, evidence law, admissibility of evidence, testimony, expert judgment, pleadings, judicial evidence, international trial, international organizations, international law

Нормативного определения доказательств, применительно к международной судебной процедуре пока нет [13]. Впервые попытка дать такое определение была предпринята еще в самом начале ХХ века, арбитражем, который рассматривал спор между Германией и Венесуэлой в 1903 г. [34]. В решении арбитража говорилось, что в общем смысле доказательства охватывают все средства, с помощью которых может быть отвергнута или подтверждена истинность фактов, представленных для рассмотрения.

Определения, приводимые в словарях, различаются очень немного. Наиболее известный Юридический словарь Блэка дает перечисление: доказательство – это нечто, включая свидетельские показания, документы и материальные объекты, которые способны доказать наличие или отсутствие утверждаемых фактов [12]. Подобное же определение дает словарь Б.А. Гарнера: это то, что содействует доказыванию наличия или отсутствия определенных фактов [25].

В теории права доказательства в судебном и арбитражном процессах рассматриваются как средства получения судом верного знания о фактах, имеющих значение по делу, – пишет М.К. Треушников [9]. И далее он уточняет: «Судебными доказательствами являются сведения о фактах, обладающие свойством относимости, способные прямо или косвенно подтвердить имеющие значение для правильного разрешения судебного дела факты, выраженные в предусмотренной законом процессуальной форме, полученные и исследованные в строго установленном процессуальным законом порядке» [9]. Приведенное определение доказательства в российском процессе вполне применимы и к процессу международному, с тем уточнением, что доказательства должны получаться и исследоваться в соответствии с международным правом. Конечно, при этом недопустимо и нарушение права государств, если доказывание связано с национальным правом.

Процесс в международном суде регулируется в основном их учредительными документами, хотя и довольно скудно [10].

Что касается самого авторитетного - Международного Суда, сбор доказательств регулируется ст. 48-52 его Статута, а также Регламентом, принятым в соответствии со ст. 30 Статута; в Регламенте конкретизируются общие положения Статута. Нормы Регламента касаются более всего представления документальных доказательств (ст. 49, 50, 56, 57, 61, 62); а также участия свидетелей и экспертов (ст. 63, 65) и полномочий Суда в процессе сбора доказательств (ст. 62, ст. 66-69) [2].

Регламент Международного трибунала по морскому праву довольно точно следует Регламенту Международного Суда, с той разницей, что в нем нет эквивалента ст. 49. Впрочем, в ст.77 объединено содержание ст. 49 и ст. 62 Регламента Международного Суда.

Согласно ст. 43 (п. 1) Статута Международного Суда и ст. 44 (п.1) Регламента Международного трибунала по морскому праву, процесс в обоих судах состоит из двух частей: письменной и устной. Соответственно и представляемые доказательства можно разделить на две части: письменные, состоящие из разного рода документов, и устные - это в основном заявления свидетелей и экспертов.

Такого же порядка в целом придерживаются также Постоянная палата третейского суда [33], Международный центр по разрешению инвестиционных споров [27], Административный трибунал ООН [38], арбитраж ad hoc - Ирано-Американский трибунал по претензиям [30], Постоянный ревизионный трибунал МЕРКОСУР [7] и др. Квази- судебные учреждения, как, например, Комитет по правам человека, работают по собственным правилам. Смешанные уголовные суды, создаваемые в государствах для уголовного преследования должностных лиц государства, действуют по национальному праву [8].

Следует отметить, что ст. 43 Статута Международного Суда, в которой предусмотрены письменная и устная фазы, имеет императивный характер, и Суд не может избежать ее обязательности даже с согласия сторон в споре [35].

Регламенты Центра по разрешению инвестиционных споров и Постоянной палаты третейского суда в этой части диспозитивны.

Документарные доказательства, представляемые в ходе международного судебного процесса, охватывают всю информацию, представленную сторонами в поддержку их изложения дела по существу. Это могут быть изложение относящихся к делу фактов, указания на применимое право, согласие или несогласие с фактами, изложенными другой стороной, замечания или соображения, аргументы, касающиеся как факта, так и права.

Согласно ст. 49 Регламента Международного Суда и ст. 62 Регламента Международного трибунала по морскому праву, документы, представляемые сторонами, называются «меморандум» и «контрмеморандум». В п. 1 ст. 49 Регламента Международного Суда говорится о том, что меморандум должен содержать три части: изложение относящихся к делу фактов; правовую аргументацию и заявляемые позиции.

Относительно контрмепорадума, то есть документа, представляемого другой стороной, в п. 2 ст. 49 сказано, что в нем должно содержаться признание или опровержение фактов, изложенных в меморандуме; в случае необходимости — изложение дополнительных фактов; замечания по поводу правовой аргументации в меморандуме; ответную правовую аргументацию; заявляемые позиции.

Относительно дальнейших документов в п. 3 сказано, что ответ и реплика на ответ, когда они разрешаются Судом, не сводятся к простому повторению выдвигаемых сторонами утверждений, а посвящаются вскрыванию вопросов, по которым между сторонами сохраняются разногласия, то есть они должны быть нацелены на выявление проблем, которые еще разделяют стороны. Это необходимо для обеспечения эффективности судебного разбирательства. В сложных случаях только на этом этапе стороны могут определить, требуют ли они вызова свидетелей и экспертов на устной стадии [3].

Ко всем документам, представляемым сторонами, относится п. 4 ст. 49: в каждой состязательной бумаге излагаются, отдельно от приводимых доводов, позиции, заявляемые стороной на соответствующей стадии дела, либо подтверждаются ранее заявленные позиции.

Руководство к производству дел относительно подготовки и представления дела Международному трибуналу по морскому праву [29], и Практические директивы Международного Суда [4], которые являются менее формальными инструментами, чем регламенты, содержат дополнительные рекомендации относительно содержания состязательных бумаг. Так, п. 8 Руководства МТМП требует, чтобы стороны конкретно уделяли внимание каждому изложению фактов в меморандуме другой стороны, с которым они не согласны; недостаточно только в целом отрицать такие факты. Правда, некоторые члены Международного Суда не соглашались с подобным статусом этих вторичных документов [26].

В практике Международного Суда и Международного трибунала по морскому праву уже неоднократно давалось толкование термина "документ". В качестве документа может выступать текст договора, национальное законодательство, решения национальных судов, дипломатическая переписка, комментарии, карты, схемы, фотографии, видео-презентации, письменные мнения экспертов, декларации.

Сюда могут включаться также пресс-релизы и заявления третьей стороны. В деле Delimitation in the Gulf of Maine [18]предметом спора стало представление видеофильма. Канада известила Суд, что считает доказательством видеофильм, а США возражали против этого. Секретарь Суда в письме в адрес правительства Канады утверждал, что в нескольких делах в прошлом Суду были представлены фильмы, квалифицированные как форма доказательства [17]. Позиция Суда относительно приемлемости такого рода доказательств утверждена решением Суда в деле Case concerning the Land and Maritime Boundary [19]; во время рассмотрения данного дела Председатель Суда заявил, что такова практика Суда и что если сторона намерена продемонстрировать фильм, то он должен быть передан секретарю и другой стороне заблаговременно. Такую же позицию Суд занял в деле Gab ćí kovo - Nagymaros [24],а также в деле Maritime Delimitation and Territorial Question [16].

Этой же практики придерживается и Трибунал по морскому праву [37].

В целом документарные доказательства должны представляться на письменной стадии разбирательства в срок, указанный для представления состязательных бумаг (меморандумов, контр-меморандумов, и по желанию сторон, ответов и реплик). Однако из этого правила есть два исключения. Во-первых, любая из сторон может представить дополнительные документы в ходе устной стадии с согласия другой стороны или по распоряжению суда (ст. 56 Регламента Международного Суда и ст. 71 Регламента Международного трибунала по морскому праву).

На практике стороны договариваются о представлении дополнительных документов не только уже после окончания письменной стадии, но и после завершения устной стадии. В феврале 2002 г. Международный Суд принял Практическую директиву IX о том, что стороны в споре должны воздерживаться от представления новых документов после завершения устной стадии без веского обоснования, при том, что разрешение на это может даваться в исключительных случаях [26].

Процесс Постоянной палаты третейского суда более гибок в отношении сроков представления документов (см., ст. 67-68 Гаагской конвенции I [1]). Там говорится, что стороны должны представить новые документарные доказательства или их заверенную копию секретарю, который передает их другой стороне в споре. Эта другая сторона может выразить возражение против их представления или не выражать протест, что принимается как ее согласие, но за другой стороной все же сохраняется право представить свои комментарии и документы в их обоснование. В случае выражения протеста вопрос об этом решается судом после заслушивания точек зрения сторон. Заслушивание может иметь место во время публичного заседания либо решение выносит единолично сам председатель суда в процессе консультаций с представителями сторон.

Международный Суд и Международный трибунал по морскому праву могут распорядиться о представлении документов, если сочтут необходимым (ст. 56 Регламента МС и ст. 72 Регламента МТМП). На этом промежуточном этапе решение касается только сбора доказательств и не распространяется на вопросы приемлемости документов по существу или их доказательной силы. Если представление документов одной из сторон одобрено, другая сторона получает право комментировать условия этого разрешения и представить документ в поддержку своего комментария.

Во-вторых, ст. 50 Регламента Международного Суда и ст. 63 Регламента Международного трибунала по морскому праву предусматривают, что оригиналы или заверенные копии документов передаются в секретариат, а суду передаются лишь необходимые извлечения. Копии документов должны быть переданы секретариатом другой стороне. Документы, не оформленные надлежаще, возвращаются подавшей их стороне для усовершенствования. Ст. 50 Регламента Международного Суда и ст. 63 Регламента Международного трибунала по морскому праву требуют, чтобы к оригиналу состязательных бумаг прилагались заверенные копии любого документа, предназначенного обосновать утверждения, содержащиеся в нем. Ст. 50 Регламента Международного Суда и ст. 63 Регламента Международного трибунала по морскому праву предусматривают некоторые исключения, направленные на то, чтобы избежать приложения многочисленных пояснений к состязательным бумагам. Прилагаться должны только части документов, прямо относящиеся к цели жалобы или поясняющие статус прилагаемого документа. Однако копия всего документа должна быть передана в секретариат, если только документ не был опубликован и доступен в любой момент для суда и другой стороны в споре. Смысл выражения «доступен в любой момент» может меняться от случая к случаю и нередко порождает неуверенность.

Регламенты Международного Суда и Международного трибунала по морскому праву предусматривают некоторые исключения, направленные на то, чтобы избежать приложения многочисленных пояснений, не касаются возможности представления в качестве доказательства - документа, содержащего показания, данные под присягой в присутствии нотариуса или иного официального лица, как это принято в судебном процессе стран «common law».

Практика же не однозначна. В некоторых случаях Постоянная палата международного правосудия и Международный Суд принимали письменные показания в качестве доказательств [32]. Однако на стадии устного разбирательства Международный Суд отказался принимать письменные показания свидетелей [15].

В последние годы свидетельские показания нередко получают такой же статус, как и другие доказательства. Однако Международный Суд выражал сомнения в их содержательной ценности для разрешения спора [14].

Большее признание письменные свидетельские показания получают в международном уголовном процессе [5, с. 46-49].

Санкции за неисполнение формальных требований в надлежащий срок, а также несоблюдение формы представления доказательств - скорее не процессуальные, а сущностные. Если какое-либо утверждение в состязательных бумагах не подтверждается доказательствами, составленными по надлежащей форме, и такое утверждение оспаривается другой стороной, суд может счесть его недоказанным.

Кроме несоблюдения формы представления доказательств, в регламентах Международного Суда и Международного трибунала по морскому праву нет положений относительно неприемлемости документов.

В международных органах, рассматривающих уголовное обвинение, ситуация несколько иная. В конце устной стадии разбирательства стороны должны удостоверить, что все представленные документы являются оригиналами, а если не оригиналами, то верными копиями.

Опрос свидетелей относится к устной стадии разбирательства. Возможные исключения - это письменные показания или получение показаний свидетеля вне судебного заседания. Свидетель докладывает о фактах, составляющих его личное знание.

Стороны должны представить список свидетелей и экспертов в разумный срок до открытия устной стадии (ст. 57 Регламента Международного Суда и ст. 72 Регламента Международного трибунала по морскому праву). Эти списки должны содержать информацию о свидетелях, как имя, адрес, гражданство и в общем виде указание на направление его показаний.

Суд в общем виде осуществляет контроль за соблюдением списка. Например, не быть призванным к даче показаний свидетель может быть только в исключительных обстоятельствах. Такая ситуация сложилась в Международном трибунале по морскому праву в ходе рассмотрения дела « SAIGA » , когда Трибунал решил, что показания одного из свидетелей не имеют отношения к делу и отклонил его вызов [28].

В то же время стороны могут призвать свидетеля, не включенного в список заранее, с согласия другой стороны. При наличии возражения решение о заслушивании такого свидетеля принимается судом. Возможно также, по решению суда, заочное заслушивание [31].

Международный суд в принципе не обладает полномочиями обеспечения присутствия свидетеля принудительными мерами, в этом суд полагается на стороны.

Статуты и Международного Суда и Международного трибунала по морскому праву предусматривают, что заслушивание ведется публично. если только не принято решение об обратном или стороны возражают против присутствия публики. Обычно опрос свидетелей ведется на одном из официальных языков суда. В некоторых случаях свидетели дают показания на другом языке через переводчика [20; 21].

Процедура опроса свидетелей состоит в основном из следующих стадий:

- опрос стороной, вызвавшей свидетеля;

- перекрестный опрос (противной стороной);

- ре-опрос стороной, вызвавшей свидетеля.

После этого невозможен перекрестный опрос, кроме случаев, если в ходе ре-опроса выявились новые проблемы.

Опрос ведется под контролем председателя суда, который также может задавать вопросы. Вся процедура проводится довольно свободно, и председатель обладает значительными полномочиями в управлении опросом.

Стороны вправе возражать против опроса свидетеля на следующих основаниях:

- если свидетелю задаются "наводящие" вопросы;

- если ответы свидетеля не соответствуют поставленному вопросу;

- если свидетеля просят рассказать о слухах;

- если свидетелю приходится отвечать на вопросы как эксперту [6].

В принципе сообщение о слухах допускается, но, как было решено, например, в деле Nicaragua [20], их ценность как доказательств не высока.

Сложные ситуации возникают в тех случаях, когда выступает эксперт, просто излагающий факты, то есть действующий в качестве свидетеля [23].

Назначение и опрос экспертов сторонами следует в целом той же процедуре, что и относительно свидетелей. Оспорить назначение эксперта возможно в ходе предварительного опроса для установления его компетенции. При этом вопросы эксперту должны задаваться в общей форме и быть ограничены его статусом эксперта. Вопросы не должны затрагивать его точку зрения по рассматриваемому делу. Естественно, что такой опрос проводится прежде всего не той стороной, которая назначала эксперта. В качестве эксперта не запрещается назначать государственного чиновника, хотя суд, оценивая его показания, может учесть его служебное положение (см., ст. 50 Статута Международного Суда и ст. 62 его Регламента, а также ст. 77 Статута Международного трибунала по морскому праву и ст. 82 его Регламента).

Несмотря на состязательный характер международного судебного процесса, международный суд или трибунал не зависят целиком от сторон в вопросах сбора доказательств, а занимают активную позицию.

В соответствии со ст. 49 Статута Международного Суда и Международного трибунала, ст. 62 его Регламента и ст. 77 Регламента МТМП они оба могут призвать стороны представить дополнительные доказательства, которые они считают необходимыми. Такие полномочия они могут осуществлять не только до или во время заслушивания, но также и после завершения устной стадии. Кроме того, оба эти суда полномочны организовать вызов свидетелей и экспертов по собственному выбору для дачи показаний. Выезд суда на место происшествия применяется в международном процессе чрезвычайно редко [35].

Что касается получения доказательств путем опроса экспертов, это возможно только после заслушивания сторон. Однако инициатива исходит от суда. Регламенты МС и МТМП определяют условия обращения к экспертам, порядок их назначения и саму процедуру опроса. Зафиксированные результаты опроса направляются сторонам, которые вправе их комментировать. Эта практика впервые была применена в работе американо-иранской комиссии по претензиям, а в дальнейшем несколько раз была повторена Международным Судом [35]. Трибунал по морскому праву этой практикой не воспользовался.

Международный Суд и Международный трибунал по морскому праву вправе запросить предоставления информации от других международных организаций. В течение ряда лет это право оставалось без применения, и применялось несколько раз, только начиная с 1980-х гг. причем обращения всегда направлялись только межгосударственных, и никогда – неправительственным организациям.

В принципе Регламенты Международного Суда и Международного трибунала по морскому праву ничего не говорят о возможности обращения к неправительственным организациям; правда. Таким организациям не предоставлено право быть стороной в разбирательстве. Неправительственные организации в рассмотрении дела по существу могут выступать как эксперты или свидетели со стороны участников спора; их данные могут быть включены в состязательные документы сторон. Однако в практике Международного Суда есть случаи, когда он в аргументирующей части ссылался на доклады неправительственных организаций [18].

Разные позиции в отношении неправительственных организаций проявляются Международным Судом в его консультативных заключениях. В п. 2 ст. 34 Статута прямо допускается обращение к «публичным международным организациям», в п. 2 ст. 66 упоминаются «международные организации» без уточнения.

Только в одном консультативном заключении [36] неправительственные организации были упомянуты как «друзья суда» (amicus curiae) [11]. В 2004 г. Международный Суд выпустил Практическое указание XII, в котором прямо говорилось о том, что письменные заявления и документы, представленные неправительственными организациями в консультативном процессе по их собственной инициативе не должны рассматриваться как часть дела, но только как публикации в средствах массовой информации.

Более подробно методы сбора доказательств прописаны в правила процедуры судов интеграционных объединений. Особенно это касается Суда Европейского Союза, в Регламенте которого есть ст. 45, уполномочивающая Суд предписывать меры исследования; ст. 47 предписывает методы отбора и опроса свидетелей и экспертов, а ст. 48 даже позволяет принимать принудительные меры в случае неявки свидетелей [7].

Таким образом, международные суды регулируют и контролируют порядок представления состязательных документов и формирование доказательной базы для обеспечения выполнения ими их главной функции – надлежащего разрешения спора. Хотя именно стороны в споре берут на себя доказывание справедливости их претензий, задачи правосудия требуют, чтобы эта задача не была оставлена полностью на усмотрение сторон. Поэтому суды осуществляют мониторинг действий сторон не только путем установления правил регламентов и их судебной практики относительно сроков, порядка и иных формальностей представления состязательных документов и доказательств, но также, в некоторых случаях указывая сторонам на необходимость представления специфической информации и доказательств, которые суд считает необходимыми.

Эти действия осуществляются судами двояко:

-соответствующие положения могут быть включены в статуты и регламенты; они содержат общие указания на содержание и форму состязательных документов и доказательств, представляемых сторонами. Эти положения также предоставляют суду полномочия определять, на основе общих принципов такие параметры, как сроки, протяженность документов, их язык, очередность, в которой стороны будут заслушиваться состязательные бумаги и доказательства сторон и другие сопутствующие формальности.

- международные суды применяют общие положения, в их регламентах, относящиеся к состязательным бумагам и доказательствам, и на которые распространяются полномочия суда с учетом обстоятельств каждого дела и по мере возможности намерения и возможности сторон.

В настоящее время указанное регулирование недостаточно не только в плане порядка представления доказательства, но и в плане перечня документов, которые могут быть квалифицированы в качестве доказательств.

Библиография
1.
I Гаагская конвенция о мирном решении международных столкновений (заключена в г. Гааге 18.10.1907) [Электронный ресурс] // http://www.consultant.ru (дата обращения: 12.04.2020).
2.
Дауленов М.М. Роль экспертизы в деятельности международных уголовных судов и трибуналов // Теория и практика судебной экспертизы. 2015. № 4 (40). – C. 110-113.
3.
Каламкарян Р.А. Поведение государств в Международном суде ООН. Международно-правовые проблемы судебно-арбитражного производства. – М.: Наука, 1999. – 158 c.
4.
Международный Суд. Практические директивы [Электронный ресурс] // https://www.un.org/ru/icj/practice_directions.shtml (дата обращения: 12.04.2020).
5.
Мезяев А.Б. Международный трибунал по бывшей Югославии: некоторые правовые аспекты // Российский юридический журнал. 2007. № 2. – С. 46-49.
6.
Pаспоряжение председателя Международного Суда в деле South-West Africa Cases [1966] 10 ICJ Pleadings. Р. 123.
7.
Рыжов В.Б. Роль судопроизводства в формировании права регионального интеграционного объединения МЕРКОСУР // Информационно-аналитический бюллетень Центра проблем интеграции Института экономики Российской академии наук. 2006. № 1-2 (5-6). – С. 139-147.
8.
Скуратова А.Ю. Специальный суд по Сьерра-Леоне: правовая модель и практика // Юрист-международник. Всероссийский журнал международного права. 2006. № 4. – C. 42-48.
9.
Треушников М.К. Судебные доказательства / 5-е изд., доп. – М.: Издательский Дом «Городец», 2016. – 304 с.
10.
Федоров И.В. Доктрина международного юридического процесса // Российский юридический журнал. 2011. № 3. – С. 70-81.
11.
Шинкарецкая Г.Г. Институт «друзей суда» в международном судопроизводстве // Институты международного правосудия / Отв. ред. В.Л. Толстых. – М., 2014. – С. 34-42.
12.
Black’s Law Dictionary [Электронный ресурс] // https://www.freelawdictionary.org/ (дата обращения: 12.04.2020).
13.
Broeders A.P.A. Forensic Evidence and International Courts and Tribunals: Why bother, given the present state of play in forensics? // International Society for the Refor4m of Criminal Law. The Hague, 2003.
14.
Case concerning Armed Activities on the Territory of the Congo [Democratic Republic of the Congo v Uganda] [Merits] Judgment of 19 August 2006. – P. 129.
15.
Case concerning the Delimitation of the Maritime Boundary in the Gulf of Maine Area (Can. v. U.S.), Judgment (Oct. 12), 1984. I.C.J. Reports. – P. 246 .
16.
Case concerning Maritime Delimitation and Territorial Question between Qatar and Bahrain (Qatar v Bahrain). I.C.J. Reports 1994. – P. 112.
17.
Case concerning Delimitation of the Maritime Boundary in the Gulf of Maine Area, Judgmenr. 1.C.L. Reports 1984. – P. 246.
18.
Case concerning the Delimitation of the Maritime Boundary in the Gulf of Maine Area (Can. v. U.S.). I.C.J. Pleadings. 1984. – Р. 334.
19.
Case concerning the Land and Maritime Boundary between Cameroon and Nigeria (Cameroon v Nigeria, Equatorial Guinea Intervening). Judgment of 10 October 2002. I.C.J. Reports , 2002. – Р. 246.
20.
Case concerning Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v United States of America) [Merits] 1986. I.C.J. Rep 14. – Р. 60.
21.
Corfu Channel case, Judgment of April 9th, 194. I.C.J. Reports. 1949. – P. 4.
22.
Corfu Channel Case [1950] 3 I.C.J. Pleadings. – P. 476–477.
23.
Escritt N. War Crimes Court Frustrated by Reliance on Witnesses. Reuters, 2013, Sep. 13.
24.
Gabćíkovo-Nagymaros Case (Hungary v Slovakia)]; I.C.J. Yearbook. 1999–2000. – P. 273.
25.
Garner's Dictionary of Legal Usage. by Bryan Garner. 2011.
26.
ICJ Yearbook 2001–2002. – P. 5.
27.
International Centre for Settlement of Investment Disputes (ICSID).
28.
International Tribunal for the Law of the Sea. 1 July 1999. The M/V “SAIGA” (№ 2) case. Saint Vincent and the Grenadines V. Guinea). [Minutes] [1997] – P. 103.
29.
International Tribunal for the Law of the Sea . Guidelines concerning the preparation and presentation of cases before the Tribunal. ITLOS/9 14 November 2006.
30.
Iran-US Claims Tribunal. Портал Государственного департамента США // https://2009-2017.state.gov//index.htm (дата обращения: 12.04.2020).
31.
ITLOS. The ‘SAIGA’ [No 2] Case [Merits] para. 22. Joint Dissenting Opinion of Judges Bengzon and Jimenez de Arechaga to the Order of the Court (18 August 1972). Fisheries Jurisdiction Case, 1972. ICJ Reports. – P. 184–186.
32.
Mavrommatis Palestine Concessions (Greece v. U.K.), 1924 P.C.I.J. (ser. B) № 3 (Aug. 30).
33.
Permanent Court of Arbitration (PCA).
34.
Reports of international arbitral awards. Faber Case. 1903, volume X. – P. 438-467.
35.
Rosenne Sh. The Law and Practice of the International Court of Justice, 1920-2005, 2006. – P. 1039.
36.
South-West Africa Cases (Ethiopia v South Africa; Liberia v South Africa) (Second Phase)ю Advisory Opinions and Judgments ; [1966] ICJ Pleadings. – P. 42.
37.
The "Camouco" Case [Panama v France] [Prompt Release] ITLOS Case № 5 [7 February 2000]. – P. 17.
38.
United Nations (UN) Administrative Tribunal ("UNAT").
References (transliterated)
1.
I Gaagskaya konventsiya o mirnom reshenii mezhdunarodnykh stolknovenii (zaklyuchena v g. Gaage 18.10.1907) [Elektronnyi resurs] // http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 12.04.2020).
2.
Daulenov M.M. Rol' ekspertizy v deyatel'nosti mezhdunarodnykh ugolovnykh sudov i tribunalov // Teoriya i praktika sudebnoi ekspertizy. 2015. № 4 (40). – C. 110-113.
3.
Kalamkaryan R.A. Povedenie gosudarstv v Mezhdunarodnom sude OON. Mezhdunarodno-pravovye problemy sudebno-arbitrazhnogo proizvodstva. – M.: Nauka, 1999. – 158 c.
4.
Mezhdunarodnyi Sud. Prakticheskie direktivy [Elektronnyi resurs] // https://www.un.org/ru/icj/practice_directions.shtml (data obrashcheniya: 12.04.2020).
5.
Mezyaev A.B. Mezhdunarodnyi tribunal po byvshei Yugoslavii: nekotorye pravovye aspekty // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2007. № 2. – S. 46-49.
6.
Pasporyazhenie predsedatelya Mezhdunarodnogo Suda v dele South-West Africa Cases [1966] 10 ICJ Pleadings. R. 123.
7.
Ryzhov V.B. Rol' sudoproizvodstva v formirovanii prava regional'nogo integratsionnogo ob''edineniya MERKOSUR // Informatsionno-analiticheskii byulleten' Tsentra problem integratsii Instituta ekonomiki Rossiiskoi akademii nauk. 2006. № 1-2 (5-6). – S. 139-147.
8.
Skuratova A.Yu. Spetsial'nyi sud po S'erra-Leone: pravovaya model' i praktika // Yurist-mezhdunarodnik. Vserossiiskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 2006. № 4. – C. 42-48.
9.
Treushnikov M.K. Sudebnye dokazatel'stva / 5-e izd., dop. – M.: Izdatel'skii Dom «Gorodets», 2016. – 304 s.
10.
Fedorov I.V. Doktrina mezhdunarodnogo yuridicheskogo protsessa // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2011. № 3. – S. 70-81.
11.
Shinkaretskaya G.G. Institut «druzei suda» v mezhdunarodnom sudoproizvodstve // Instituty mezhdunarodnogo pravosudiya / Otv. red. V.L. Tolstykh. – M., 2014. – S. 34-42.
12.
Black’s Law Dictionary [Elektronnyi resurs] // https://www.freelawdictionary.org/ (data obrashcheniya: 12.04.2020).
13.
Broeders A.P.A. Forensic Evidence and International Courts and Tribunals: Why bother, given the present state of play in forensics? // International Society for the Refor4m of Criminal Law. The Hague, 2003.
14.
Case concerning Armed Activities on the Territory of the Congo [Democratic Republic of the Congo v Uganda] [Merits] Judgment of 19 August 2006. – P. 129.
15.
Case concerning the Delimitation of the Maritime Boundary in the Gulf of Maine Area (Can. v. U.S.), Judgment (Oct. 12), 1984. I.C.J. Reports. – P. 246 .
16.
Case concerning Maritime Delimitation and Territorial Question between Qatar and Bahrain (Qatar v Bahrain). I.C.J. Reports 1994. – P. 112.
17.
Case concerning Delimitation of the Maritime Boundary in the Gulf of Maine Area, Judgmenr. 1.C.L. Reports 1984. – P. 246.
18.
Case concerning the Delimitation of the Maritime Boundary in the Gulf of Maine Area (Can. v. U.S.). I.C.J. Pleadings. 1984. – R. 334.
19.
Case concerning the Land and Maritime Boundary between Cameroon and Nigeria (Cameroon v Nigeria, Equatorial Guinea Intervening). Judgment of 10 October 2002. I.C.J. Reports , 2002. – R. 246.
20.
Case concerning Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v United States of America) [Merits] 1986. I.C.J. Rep 14. – R. 60.
21.
Corfu Channel case, Judgment of April 9th, 194. I.C.J. Reports. 1949. – P. 4.
22.
Corfu Channel Case [1950] 3 I.C.J. Pleadings. – P. 476–477.
23.
Escritt N. War Crimes Court Frustrated by Reliance on Witnesses. Reuters, 2013, Sep. 13.
24.
Gabćíkovo-Nagymaros Case (Hungary v Slovakia)]; I.C.J. Yearbook. 1999–2000. – P. 273.
25.
Garner's Dictionary of Legal Usage. by Bryan Garner. 2011.
26.
ICJ Yearbook 2001–2002. – P. 5.
27.
International Centre for Settlement of Investment Disputes (ICSID).
28.
International Tribunal for the Law of the Sea. 1 July 1999. The M/V “SAIGA” (№ 2) case. Saint Vincent and the Grenadines V. Guinea). [Minutes] [1997] – P. 103.
29.
International Tribunal for the Law of the Sea . Guidelines concerning the preparation and presentation of cases before the Tribunal. ITLOS/9 14 November 2006.
30.
Iran-US Claims Tribunal. Portal Gosudarstvennogo departamenta SShA // https://2009-2017.state.gov//index.htm (data obrashcheniya: 12.04.2020).
31.
ITLOS. The ‘SAIGA’ [No 2] Case [Merits] para. 22. Joint Dissenting Opinion of Judges Bengzon and Jimenez de Arechaga to the Order of the Court (18 August 1972). Fisheries Jurisdiction Case, 1972. ICJ Reports. – P. 184–186.
32.
Mavrommatis Palestine Concessions (Greece v. U.K.), 1924 P.C.I.J. (ser. B) № 3 (Aug. 30).
33.
Permanent Court of Arbitration (PCA).
34.
Reports of international arbitral awards. Faber Case. 1903, volume X. – P. 438-467.
35.
Rosenne Sh. The Law and Practice of the International Court of Justice, 1920-2005, 2006. – P. 1039.
36.
South-West Africa Cases (Ethiopia v South Africa; Liberia v South Africa) (Second Phase)yu Advisory Opinions and Judgments ; [1966] ICJ Pleadings. – P. 42.
37.
The "Camouco" Case [Panama v France] [Prompt Release] ITLOS Case № 5 [7 February 2000]. – P. 17.
38.
United Nations (UN) Administrative Tribunal ("UNAT").

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Понятие доказательств в международном судебном процессе

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и условно обозначил её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором.
На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор сообщил, что «нормативного определения доказательств» в «международной судебной процедуре пока нет», привёл примеры определений данного термина, данных в юридических словарях и отдельными учёными.
В основной части статьи автор сосредоточился на обосновании своей мысли о том, что процесс в международных судах «довольно скудно» регулируется их учредительными документами. Автор перечислил актуальные нормы Статута и Регламента Международного Суда ООН, Регламента Международного трибунала по морскому праву, назвал ряд иных судов, которые «придерживаются» «такого же порядка в целом». Затем автор описал содержание данных правовых норм, сообщил, что ими «предусмотрены письменная и устная фазы», разъяснил, что «документарные доказательства, представляемые в ходе международного судебного процесса, охватывают всю информацию» т.д., сообщил о требованиях к документам, представляемых сторонами – «меморандумам» и «контрмеморандумам», а также к остальным документам.
Далее автор констатировал, что «дополнительные рекомендации относительно содержания состязательных бумаг» содержат «Руководство к производству дел относительно подготовки и представления дела Международному трибуналу по морскому праву» и «Практические директивы Международного Суда» и разъяснил, что в их практике «неоднократно давалось толкование термина "документ"», привёл примеры такой практики. Далее автор обстоятельно описал порядок предоставления документов, предусмотренный нормативными правовыми актами, и описал примеры отступления от установленных правил на практике.
Далее автор указал на то, что «кроме несоблюдения формы представления доказательств в регламентах Международного Суда и Международного трибунала по морскому праву нет положений относительно неприемлемости документов» т.д.
Завершающие сюжеты статьи автор посвятил обстоятельному описанию регулирования опроса свидетелей, назначения и опроса экспертов, обоснованию мысли о том, что на основании действующих нормативных правовых актов «международный суд или трибунал не зависят целиком от сторон в вопросах сбора доказательств, а занимают активную позицию», наконец, вопросу о неопределённости процессуального статуса неправительственных организаций.
В статье встречаются незначительные описки: «в самом начале ХХ века, арбитражем», «кроме несоблюдения формы представления доказательств, в регламентах», «правда. Таким организациям».
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно.
Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «международные суды регулируют и контролируют порядок представления состязательных документов и формирование доказательной базы» т.д. путём включения соответствующих положений в статуты и регламенты» т.д. и их применения.
Автор резюмировал, что «указанное регулирование недостаточно не только в плане порядка представления доказательства, но и в плане перечня документов, которые могут быть квалифицированы в качестве доказательств».
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"