Статья 'Участие Интерпола в борьбе с терроризмом ' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Участие Интерпола в борьбе с терроризмом

Рыжов Валерий Борисович

кандидат юридических наук

доцент, заместитель главного редактора журнала "Образование и право", член-корреспондент Российской академии естественных наук, член Союза журналистов России

111397, Россия, г. Москва, пр-кт Зеленый, 22, оф. 305

Ryzhov Valerii Borisovich

PhD in Law

Docent, Deputy Editor-in-Chief of the Journal "Education and Law", Corresponding Member of the Russian Academy of Natural Sciences, Member of the Union of Journalists of Russia

111397, Russia, g. Moscow, pr-kt Zelenyi, 22, of. 305

valeriy_ryzhov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2020.2.29854

Дата направления статьи в редакцию:

25-05-2019


Дата публикации:

25-05-2020


Аннотация: В статье анализируются современные проблемы участия Интерпола в противодействии, пресечении и расследовании террористических акций. Рассматриваются особенности расследования актов политического и уголовного терроризма, а также обосновывается особая юридическая и организационно-методическая значимость антитеррористической деятельности Международной организации уголовной полиции. Целью исследования является оценка роли Интерпола в противодействии терроризму в современный период. Методология работы выстраивается путем комбинации элементов системного, сравнительного и логически-правового анализа. Автор приходит к выводу, что Интерпол принимает прямое участие в пресечении, предотвращении и расследовании террористических актов, в то же время, решая задачи координации деятельности правоохранительных органов национальных государств и межгосударственных объединений. Полной реализации потенциала Интерпола в рамках противодействия терроризму препятствуют отсутствие единства подходов к уголовно-правовой констатации терроризма, отсутствие у Международной организации уголовной полиции возможности принимать участие в расследовании актов внутреннего терроризма и наличие у преступников, оправдывающих совершение террористических актов политическими мотивами, целого ряда правовых преференций по сравнению с лицами, совершающими аналогичные деяния из соображений общекриминального характера (ради извлечения прибыли).


Ключевые слова: международная безопасность, преступность, международные организации, противодействие терроризму, расследование актов терроризма, террористический акт, терроризм, Интерпол, международное сотрудничество, международное уголовное право

Abstract: This article analyzes the modern problems of Interpol’s participation in counteraction and investigation of terrorist acts. It explores the peculiarities of acts of political and criminal terrorism, as well as substantiates the special legal and organizational-methodological significance of the antiterrorist work of the International Criminal Police Organization. The goal of this research is to assess Interpol’s role in counteraction of terrorism in the modern period. The author concludes that Interpol plays a direct role in prevention and investigation of terrorist acts, simultaneously solving the tasks of coordination of the work of law enforcement agencies of states and transnational taskforces. Realization of Interpol’s full potential in counteraction of terrorism is impeded by the absence of unity of approaches towards the criminal legal definition of terrorism, absence of opportunity to take part in investigation of domestic terrorism and the existence of a number of advantages among people justifying their actions by political motives, versus those committing similar crimes under common criminal motivation – financial gain.



Keywords:

international cooperation, international security, crime, international organization, countering terrorism, investigation of acts of terrorism, act of terrorism, terrorism, Interpol, international criminal law

Введение. Исторический опыт сотрудничества государств в борьбе а антисоциальным поведением насчитывает не одно десятилетие. Одним из факторов, объединяющих усилия разных стран в области правоохранительной деятельности, является терроризм, различные проявления которого создают угрозу для общественной и политической жизни в той или иной степени для всех государств на планете. Они направлены против определенных общечеловеческих ценностей, охраняемых уже не только национальным, но и международным правом [21, c. 98]. И как отмечает Н.И. Костенко, международное право должно быть в авангарде борьбы с терроризмом [19, c. 90].

Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. [13] в ст. 3 содержит программное положение о том, что стороны (государства, заключившие Конвенцию) принимают такие меры, которые могут оказаться необходимыми, в том числе в соответствующих случаях в области национального законодательства, для обеспечения того, чтобы деяния, указанные в п. 1 ст. 1 настоящей Конвенции (терроризм, сепаратизм и экстремизм), ни при каких обстоятельствах не подлежали оправданию по соображениям исключительно политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного аналогичного характера и влекли наказание сообразно степени их тяжести.

Созвучная норма содержится в ст. 5 Международной конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом от 16 декабря 1997 г. (далее – Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом) [9], в ст. 6 Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, принятой в Нью-Йорке 9 декабря 1999 г. [10] и иных нормативно-правовых документах Организации Объединенных наций, посвященных борьбе с терроризмом [1; 5; 8].

Важное место в противодействии терроризму занимают и правовые акты международных региональных организаций [2; 3; 6; 7; 13].

Отдельные акты терроризма по способу совершения и наступившим последствиям поражают своей необъяснимой никакими соображениями жестокостью и цинизмом, безразличием к человеческой жизни как общепризнанной высшей социальной ценности. В частности, такими акциями стали события 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, где в результате действий террористической группировки «Аль-Каида» под обломками башен-близнецов торгового центра погибло более 5 тыс. человек, которые во многом изменили архитектуру современного мира. И побудили мировое сообщество на выработку новых механизмов в противодействии террористической опасности. Кроме того, в последние годы имели место: террористический акт в Беслане (1 сентября 2009 г. – 3 сентября 2009 г.), один из самых жестоких в истории России, когда от действий террористов погибли 334 человека, из которых 186 были детьми; теракты в Мадриде 11 марта 2004 г., во время которых в результате взрывов в четырех вагонах электропоездов погиб 191 человек [17, с. 29]. Такого рода преступные проявления демонстрируют серьёзность потенциальной угрозы для безопасности граждан, государств и мирового сообщества в целом.

Статистика и география террористических акций, а также их трансформация в высшей степени опасные формы преступного поведения (характеризующиеся финансовой независимостью, профессиональностью, организованностью, технической оснащенностью, целенаправленностью, лидерством (фанатизмом) исполнителей) свидетельствуют об острой необходимости объединения и активизации усилий правоохранительных органов всех государств для противодействия подобной преступной деятельности. Сказанное в полной мере относится и к деятельности международных организаций и структур, таких как: Организация Объединенных наций (ООН), Международная организация гражданской авиации (ИКАО) и созданная 7 сентября 1923 г. Международная комиссия уголовной полиции, переименованная в 1956 г. в Международную организацию уголовной полиции (англ. International Criminal Police Organization) или сокращенно, Интерпол [41].

Целью представленного исследования является оценка роли Интерпола в противодействии, пресечении и расследовании террористических акций в современный период.

Методология данной работы выстроена на основе сочетания системного, сравнительного и логически-правового анализа.

Основная часть. Штаб-квартира Интерпола расположена во французском городе Лионе. Международная организация действует через свои отделения на территориях государств-участников, в т.ч. для предотвращения, пресечения и расследования террористических актов, совершенных фактически в любой точке планеты, согласно своему Уставу [12].

Интерпол еще в 1984 г. своей резолюцией ввел в действие Руководство по борьбе с международным терроризмом [29, c. 104-105; 30]. И активно включился в борьбу с терроризмом в 1985 г., после того, как на заседании ее 54-й Генеральной Ассамблеи в Вашингтоне было принято решение о создании специальной группы, в задачу которой отнесли координацию борьбы с международным терроризмом.

В своей антитеррористической деятельности Интерпол активно сотрудничает с международными региональными организациями, напр., с Ассоциацией начальников полиции региона АСЕАН – Асеанопол (Association of National Police Forces of the Asian Region – Aseanapol) [38]; с созданным по инициативе государств Латинской Америки и Карибского бассейна политическим сообществом Америки – Америполом (Police Community of the Americas – Ameripol) [37], а также полицейским ведомством Африканского Союза под названием Африпол (African Mechanism for Police Cooperation – Afripol) [39].

В наивысшей степени тесное и продуктивное сотрудничество в борьбе с терроризмом Интерпол осуществляет с Европейским полицейским ведомством, именуемым Европол (European police office – Europol) [40], получивший в январе 2005 г. статус Агентства Европейского Союза [27, c. 23]. С этой целью в новой редакции Регламента Европейского парламента и Совета Европейского Союза № 2016/794 от 11 мая 2016 г. установлено правило, согласно которому каждое государство-член Европейского Союза создает или назначает национальную единицу, которая является органом связи между Европолом и компетентными органами этого государства-члена (ст. 7) [11].

В т ом, что касается борьбы против терроризма на территориях стран-членов Европейского Союза, можно вести речь о большом масштабе проделанной работы в рамках сотрудничества Интерпола и Европола в противодействии этому преступному проявлению. Значимость Европола (наряду с Интерполом) «настолько велика, что сейчас уже довольно сложно представить другую модель работы полицейской службы Европейского союза и координации национальных служб» [22, c. 18].

Противодействие терроризму осуществляется Интерполом не только посредством активных действий правоохранительной направленности, реализуемых в соответствии с международными договорами об оказании правовой помощи, но и посредством организационной, методической помощи, составления статистических отчетов и обмена информацией. Подобные обязанности возложены на Генеральный секретариат и Национальное центральное бюро Интерпола [33].

В телекоммуникационной сети «Интернет» постоянно появляется масса информации об оказании Интерполом помощи различным государствам в расследовании террористических актов, совершенных на их территории. Эта помощь обычно заключается в следующих действиях: содействие в идентификации жертв, дешифровка изъятых телефонов и прочих портативных устройств, работа с биометрией, анализ фото и видео. Полученная сотрудниками Интерпола на месте происшествия информация обычно сравнивается с международной базой данных.

Деятельность Интерпола в рамках борьбы с терроризмом сосредоточена преимущественно на решении задач, связанных с выявлением террористов и пресечением их деятельности. Их выполнение обеспечивается за счет реализации программ накопления, обработки и передачи информации, уничтожения каналов финансирования, вербовки и переброски кадров преступных организаций, специальной подготовки сотрудников полиции и обеспечения оперативной поддержки их деятельности.

Так, Интерполом задействован проект FIRST (Facial, Imaging, Recognition, Searching and Tracking), позволяющий правоохранителям государств-участников обмениваться биометрическими данными уже известных террористов и лиц, подозреваемых в причастности к соответствующим преступлениям.

В рамках данной инициативы также развертываются программы обучения сотрудников национальной полиции навыкам использования гаджетов, предназначенных для сбора биометрических данных осужденных и подозреваемых и создания их цифровых профилей. Эта работа приносит свои плоды. Так, в 2018 г. внедрение соответствующих практик в одной из тюрем Багдада позволило выявить среди заключенных сразу трех высокопоставленных представителей международных террористических организаций [33].

Интерпол оказывает национальным государствам существенную помощь в рамках отслеживания передвижений международных террористов, организации эффективного пограничного контроля. Используя информацию, поступающую от государств-участников и международных организаций, Интерпол сформировал базу данных о более чем 48 тыс. террористов, перемещающихся между разными странами. Также активно накапливаются материалы о похищенных и сфальсифицированных проездных документах, используемых злоумышленниками [34].

В рамках борьбы с финансированием терроризма Интерпол тесным образом взаимодействует с учрежденной по решению «Большой семерки» (G7) Группой разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF) и Группой подразделений финансовой разведки «Эгмонт», объединяющей более 160 юрисдикций. Работа Интерпола обеспечивает оперативный обмен информацией между полицией, органами финансовой разведки и таможни. Сотрудники Интерпола также участвуют в консультировании следственных органов по конкретным делам, связанным с финансированием терроризма. В особенности велика роль Интерпола в выявлении криминальных схем получения средств, для оказания материальной помощи террористам. В данном случае необходимо отметить, что международные террористические организации зачастую используют в качестве источников финансирования преступные организации, специализирующиеся на мошенничестве, похищении людей с целью получения выкупа, работорговле, контрабанде и нелегальной торговле нефтью, алмазами, золотом и наркотиками [36].

Проект Интерпола Watchmaker позволяет сотрудникам правоохранительных органов во всем мире оперативно получать доступ к информации о людях, причастных к использованию, изготовлению самодельных взрывных устройств (СВУ) и химических веществ, используемых при их изготовлении. Также проект содержит в себе полную информацию о выявленных попытках контрабанды СВУ. В соответствующей базе данных хранится информация о более чем 3,5 тыс. физических лиц [32].

Интерпол является одним из лидеров в плане развития методов использования социальных медиа в рамках борьбы с терроризмом. Организация достигла успехов не только в разработке способов обнаружения аккаунтов, используемых в целях вербовки террористов, координации их действий и сбора финансов на нужды злоумышленников. Также были выработаны методики обнаружения потенциальных свидетелей преступлений. Примером их эффективного использования могут служить расследования теракта 22 марта 2017 г. на Вестминстерском мосту в Лондоне и нападения на гостиничный комплекс в Найроби 15 января 2019 г. В настоящее время эксперты Интерпола занимаются адаптацией технологии распознавания лиц к формату социальных медиа. Они также регулярно проводят совместно с сотрудниками Контртеррористического центра Организации Объединенных Наций (КТЦ ООН) обучающие семинары для сотрудников следственных органов. Помимо этого, Интерполом был издан специальный справочник по использованию Интернета и социальных сетей для проведения расследований террористических преступлений. При участии экспертов Интерпола было разработано оперативное руководство по расследованию деятельности террористов в Даркнете – сегменте Интернета, недоступном посредством программ-поисковиков [31].

Отдельно необходимо отметить, что упомянутые выше базы данных Интерпола являются доступными для национальных правоохранительных структур в режиме реального времени и надежно защищены от внешнего вмешательства благодаря работе телекоммуникационной системы связи «I-24/7». Кроме того, разработанное специалистами Интерпола программное обеспечение позволяет переносить необходимую информацию на мобильные гаджеты, работающие без подключения к Интернету [35].

«Создание Интерпола и дальнейшая регионализация полицейского сотрудничества, – как обоснованно отмечает А.А. Губернская, – привели к формированию многоуровневых отношений не только между самими международными полицейскими организациями, но и между данными организациями и государствами, которые могут выступать одновременно членами нескольких международных полицейских учреждений» [16, с. 5].

При оказании правовой помощи запрашивающим государствам международной организацией активно используются и традиционные (отработанные, устоявшиеся) формы: представление информации; передача предметов, которые использовались при совершении преступлений, в том числе орудий преступлений; предметов, приобретенных в результате преступлений или в качестве вознаграждения за них, или же предметов, которые преступник получил взамен предметов, приобретенных таким образом; передача предметов, которые могут иметь значение доказательств в уголовном деле [15, с. 6].

Значимость участия Интерпола в пресечении и расследовании террористических акций проявляется в том, что он:

· занимает руководящее положение, присущее международному (межгосударственному) политическому ведомству, позволяющее ему контролировать и координировать деятельность всех субъектов международного права в полицейской сфере;

· создает условия, обеспечивающие стратегическую и оперативную координацию международного розыска преступников [23, с. 100], в т. ч. террористов;

· обеспечивает оперативное исполнение запросов государств в рамках возбужденных ими уголовно-судебных производств;

· разрабатывает рекомендации по повышению эффективности международного сотрудничества правоохранительных структур в противодействии наиболее опасным формам преступного поведения;

· модернизует обмен оперативной, следственной и стратегической информаций, актуальной для борьбы с терроризмом;

· разрабатывает и предлагает для применения в деятельности полицейских органов различных государств комплекс мер по установлению личности и пресечению деятельности террористов-смертников (например, если задержать и обезвредить террориста без реальной угрозы для жизни и здоровья окружающих людей невозможно, то допустимо его уничтожение снайперским огнем [20, с. 130]);

· обеспечивает разумную минимизацию дублирования правоохранительных и право-обеспечительных функций в процессе предупреждения, пресечения и расследования актов терроризма;

· способствует взаимопониманию национальными политическими ведомствами при осуществлении совместной антитеррористической деятельности;

· регулярно проводит симпозиумы по борьбе с международным терроризмом [23, с. 104].

Местом проведения обозначенных в последнем пункте симпозиумов является не только штаб-квартира Интерпола в Лионе, но и отдельные региональные центры на различных континентах.

Интерпол оперативно откликается на любую просьбу об оказании помощи в расследовании терроризма, но на пути оказания этой помощи периодически возникают препятствия, существование которых обусловлено спецификой территориального и субъектного признаков актов терроризма. На наш взгляд, политические разногласия между государствами не должны служить оправданием игнорирования международного сотрудничества в этой сфере [26, c. 188].

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, разрабатываемый ООН в течение многих лет (последняя редакция была утверждена в 1996 г.), устанавливает, что к преступлениям данной группы, в частности, относятся: ведение или поощрение властями какого-либо государства террористической деятельности в другом государстве (курсив автора – В.Р.) или допущение властями какого-либо государства организованной деятельности, рассчитанной на совершение террористических актов в другом государстве (курсив автора – В.Р.) [4].

В то же время в ст. 3 Устава Международной организации уголовной полиции (Интерпола) содержится положение, согласно которому этой организации строго запрещается любое вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера [12].

Таким образом, Организацией Объединенных Наций выработана правовая оценка терроризма как преступной деятельности, осуществляемой на территории иностранного государства. Фактически подобный подход означает, что террористическая деятельность, осуществляемая лицами в государстве, гражданами которого они являются, не может быть предметом расследования и оказания иной помощи со стороны Интерпола, если подобные преступления не могут быть квалифицированы как общеуголовные.

Упомянутая ранее Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом в ст. 3 констатирует, что настоящая Конвенция не применяется в случаях, когда преступление совершено в одном государстве, предполагаемый преступник и потерпевшие являются гражданами этого государства, предполагаемый преступник найден на территории этого государства, и никакое другое государство не имеет оснований для осуществления своей юрисдикции, в соответствии с п. 1 ст. 6 или п. 2 ст. 6 данной Конвенции, что не исключает применения к этим случаям при соответствующих обстоятельствах положений ст.ст. 10–15 [9].

В свою очередь, в ст.ст. 10–15 Конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом идет речь о получении доказательств, необходимых для разбирательства; о недопустимости отказа в выдаче по политическим мотивам; недопустимости выдачи, которая имеет целью уголовное преследование лица по причине его расы, вероисповедания, гражданства, этнического происхождения или политических убеждений или, если удовлетворение этой просьбы нанесет ущерб положению этого лица по любой из этих причин; о передачи лица для дачи показаний; о справедливом обращении в отношении лица, взятого под стражу; о предотвращении бомбового терроризма. Одним словом, решаются процессуальные вопросы и определяются превентивные меры [9].

Приведенные факты позволяют сделать неутешительный вывод о том, что лицо, совершившее акт терроризма по политически мотивам, находится в более выгодном, а в отдельных случаях, неуязвимом положении, в отношении действий Интерпола. В сравнении с лицом, совершим аналогичное преступление из иных побуждений (общеуголовный терроризм). П.В. Агапов в связи с этим пишет, что самым главным фактором, затрудняющим единый подход к определению терроризма и его юридическому “оформлению”, а как следствие этого, выработку согласованных, объединенных международных мер по борьбе с ним, является крайняя политизированность оценок [14, c. 30].

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, не смотря на то, что он находится еще в стадии доработки, проводит четкую линию разграничения внутреннего терроризма на политический и уголовный [4].

Однако публичная декларация политических мотивов террористов зачастую носит лишь имитационный характер. Заявляя о своей приверженности определенным политическим целям, террористы на практике используют их лишь как прикрытие, инструмент легитимации в публичном пространстве. В реальности целью соответствующих структур является извлечение прибыли посредством преступной деятельности: рэкета, организации похищений ради получения выкупа, торговли оружием, наркотиками или рабами, контрабанды и т.д.

Представляется, что «двойной стандарт» при политической, правовой и оперативной оценке акта международного терроризма, который применялся и в ряде случаев продолжает применяться, является главной причиной того, что государства, международные организации и международное сообщество в целом немного достигли в деле борьбы с международным терроризмом. Последний превратился в неуправляемую разрушительную силу, угрожающую не только конкретным лицам, но и государствам и целым народам, а в конечном счете и всему человечеству [18, с. 101–102].

На современном этапе для обеспечения защищенности мирового сообщества от последствий терроризма международным организациям, прежде всего, ООН, следует пересмотреть политику «двойных стандартов» в расследовании терроризма в контексте отнесения ее к правоохранительной, а не к политической сфере.

ООН, выполняющей роль координационного центра сотрудничества государств и международных организаций в борьбе с преступностью, следует активизировать деятельность, направленную на установление единых стандартов и норм, принятие унифицированных международных уголовно-правовых актов и эталонов обращения с правонарушителями [25, с. 85].

Единый подход в уголовно-правовой констатации терроризма и других преступлений против мира, безопасности, основополагающих прав и свобод человека ООН способна обеспечить, активизируя подготовку проектов и принятие международных договоров и иных международных актов, прежде всего, Конвенции о международных преступлениях или Кодекса о международных преступлениях, «пилотный» проект которого был предложен еще в 1982 г., но до настоящего времени находится в состоянии доработки органами.

Эффективность деятельности Интерпола по борьбе с терроризмом, в том числе участие этого органа в расследовании террористический акций, во многом зависит от того, насколько действенной и адекватной будет нормативная основа этой деятельности на глобальном уровне. И в разработке подобной основы должны продолжать деятельно участвовать не только Генеральная Ассамблея ООН, Совет Безопасности ООН, учредивший Контртеррористический комитет в составе всех 15 членов Совета Безопасности, но и Экономический и Социальный Совет ООН, Секретариат ООН, а также другие структуры ООН, уполномоченные осуществлять подобное нормотворчество.

Так, одним из направлений нормотворчества и последующей практической деятельности Интерпола должна стать разработка и практическая реализация мер, направленных на борьбу с ядерным терроризмом, в качестве которого понимается «осуществление террористических актов или угрозы их осуществления с использованием ядерных и радиоактивных материалов, включая захват ядерных объектов (установок), на которых имеются такие материалы. Специфическим аспектом ядерного терроризма также является похищение или убийство ядерных специалистов» [24, с. 96].

Совет безопасности ООН, анализируя проблемы возможного проявления актов ядерного терроризма, остается при мнении, что ядерные заряды и аналогичное по поражающему воздействию оружие массового поражения не доступны террористам, но полностью исключать трансформацию терроризма по пути доступа к ядерному вооружению нельзя. Особенно на фоне роста террористических актов, совершаемых смертниками [20, с. 127-132].

И, конечно, согласимся с мнением И.И. Синякина о том, что новые международные нормы должны охватывать не только существующие, но и будущие виды оружия массового уничтожения и материалы массового уничтожения (сегодня международно-правовое регулирование предусмотрено только в отношении биологического, химического, ядерного и радиоактивного оружия) [28, c. 13]. Такого рода нормативно-правовая база сделает более эффективной международное (межгосударственное) сотрудничество в области борьбы с терроризмом, в т.ч. с участием Интерпола.

Заключение. Подводя итог изложенному, можно с уверенностью утверждать, что Интерполом ведется масштабная работа по координации деятельности полицейских и иных правоохранительных органов государств, а также региональных государственных союзов в борьбе с терроризмом, при этом Интерпол принимает непосредственное участие в пресечении, предотвращении и расследовании актов терроризма. Масштаб и глобальная значимость деятельности Интерпола в противодействии терроризму не исключают наличия проблем и недочетов в его работе по причине не достижения государствами единства по вопросу правовой оценки терроризма, что в совокупности с другими причинами современного мирового порядка препятствует объективной законодательной констатации терроризма в международных нормативных актах.

Увеличение эффективности работы Интерпола в области противодействия терроризму требует унификации подходов к уголовно-правовой констатации терроризма, придания ему полномочий, необходимых для участия в расследовании актов внутреннего терроризма, и ликвидации правовых преференций, которыми фактически обладают лица, обосновывающие свое участие в террористических акциях политическими мотивами. Также очевидна необходимость профилактического нормотворчества, ориентированного на создание механизмов превентивного реагирования на освоение террористами новых форм преступной деятельности.

Библиография
1.
Глобальная контртеррористическая стратегия ООН от 8.09.2006 г. [Электронный ресурс] // URL: http://www.un.org/russian/terrorism/instruments. shtml (дата обращения: 22.04.2020).
2.
Договор о сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом от 4.06.1999 г. // Собрание законодательства РФ. 2006. № 22. – Ст. 2291.
3.
Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27.01.1977 г. // Собрание законодательства РФ. 2003. № 3. – Ст. 202.
4.
Кодекс преступлений против мира и безопасности человечества. Проект (редакция 1996 г.) [Электронный ресурс] // URL: www. un.org (дата обращения: 22.04.2020).
5.
Конвенция о взаимной правовой помощи и выдаче в целях борьбы с терроризмом от 16.05.2008 г. [Электронный ресурс] URL: http://www.un.org/ru /documents/decl_conv/conventions-/extradition_mutlegal _assist.shtml (дата обращения: 22.04.2020).
6.
Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16.05.2005 г. // Собрание законодательства РФ. 2006. № 17. – Ст. 1785. 450 28.
7.
Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма от 16.05.2005 г. // Собрание законодательства РФ. 2003. № 3. – Ст. 203.
8.
Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 13.04.2005 г. // Собрание законодательства РФ. 2008. № 33. – Ст. 3819.
9.
Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом от 16.12.1997 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. № 35. – Ст. 3513.
10.
Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 09.12.1999 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 12. – Ст. 1059.
11.
Регламент Европейского парламента и Совета Европейского Союза № 2016/794 от 11.05.2016 г. [Электронный ресурс] // URL: http://eur-lex.europa.eu (дата обращения: 22.04.2020).
12.
Устав Международной организации уголовной полиции (Интерпол). Вступил в силу 13.06.1956 г. (в ред. от 01.01.1986) // Советский журнал международного права. 1991. № 1. – С. 151–157.
13.
Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15.06.2001 г. (вступила в силу 29.03.2003) // Собрание законодательства РФ. 13.10.2003. № 41. Ст. 3947.
14.
Агапов П.В. Терроризм: опыт осмысления научных подходов к изучению проблемы // Образование и право. 2020. № 2. – С. 29-31.
15.
Волеводз А.Г., Соловьев А.Б. Международный розыск, арест, конфискация и передача иностранным государствам денежных средств и имущества, полученных преступным путем, а также вещественных доказательств по уголовным делам. – М.: Юрлитинформ, 2007. – 440 с.
16.
Губернская А.А. Правовое регулирование деятельности международных полицейских организаций: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2018. –177 с.
17.
Захарченко Т.К., Ралько О.В. трансформация современного терроризма // Национальная безопасность: стратегические приоритеты и система обеспечения. Материалы международной научно-практической конференции (Пермь, 26 апреля 2016 г.). – Пермь: Пермский социальный институт, 2016. – С. 25–30.
18.
Искендеров А.У. История создания Интерпола и его роль в борьбе с международным терроризмом // Наука, новые технологии и инновации Кыргызстана. 2015. № 8. – С. 101–104.
19.
Костенко Н.И. Роль международного права в борьбе с терроризмом // Право и политика. 2006. № 8. − С. 90−98.
20.
Косяченко В.И., Жуланов А.В. Особенности организации и проведения мероприятий по выявлению, обезвреживанию и ликвидации террористов-смертников // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2016. № 2. – С. 127–132.
21.
Ляхов Е.Г. Терроризм и межгосударственные отношения. – М.: Международные отношения, 1991. – 213 с.
22.
Мацакова Н.А. Становление и развитие Европола с момента основания и до принятия конвенции об учреждении полицейской службы Европейского союза // Universum. Общественные науки. 2017. № 5. – С. 17–19.
23.
Накусова Ф.А. Антитеррористическая деятельность Интерпола как вклад в укрепление международного правопорядка // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2018. № 12-2. – С.100–105.
24.
Новиков В.Е. Предотвращение терроризма как одно из направлений борьбы за укрепление международного режима ядерного нераспространения // Проблемы национальной стратегии. 2013. № 1. – С. 96–115.
25.
Потоцкий Н.К. Тенденции развития сотрудничества в борьбе с международной и национальной преступностью в целях безопасности // Международное сотрудничество евразийских государств: политика, экономика, право. 2018. № 1. – С. 83–90.
26.
Рыжов В.Б. Международная преступность: понятие, доктринальное и правовое обоснование методов противодействия ей на современном этапе // Образование и право. 2018. № 4. – С. 183-192.
27.
Рыжов В.Б. Правоохранительная деятельность Европола как одно из направлений обеспечения безопасности и стабильности государств-участников Европейского Союза // Представительная власть – ХХI век: законодательство, комментарии, проблемы. 2017. № 5-6 (156-157). – С. 23-27.
28.
Синякин И.И. Терроризм с использованием оружия массового уничтожения: международно-правовые вопросы противодействия. – М.: Норма, 2012. – 192 с.
29.
Чернядьева Н.А. Современное состояние и тенденции развития международно-правовой борьбы с терроризмом: дис. … доктора юрид. наук. – М., 2018. – 540 с.
30.
AGN-1984-RES-6-Violent crime commonly referred to as terrorism [Электронный ресурс] // URL: http://www.interpol.int/About-INTERPOL/Structure-and-governance/General-AssemblyResolutions/Resolutions-1980-to-1989/1984-AGN53 (дата обращения: 22.04.2020).
31.
Analysing social media [Электронный ресурс] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Analysing-social-media (дата обращения: 22.04.2020).
32.
Chemical and Explosives terrorism [Электронный ресурс] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Chemical-and-Explosives-terrorism (дата обращения: 22.04.2020).
33.
Identifying terrorist suspects [Электронный ресурс] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Identifying-terrorist-suspects (дата обращения: 22.04.2020).
34.
Preventing terrorist travel [Электронный ресурс] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Preventing-terrorist-travel (дата обращения: 22.04.2020).
35.
Terrorism [Электронный ресурс] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism (дата обращения: 22.04.2020).
36.
Tracing terrorist finances [Электронный ресурс] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Tracing-terrorist-finances (дата обращения: 22.04.2020).
37.
Ameripol / Официальный сайт [Электронный ресурс] // URL: http://www.ameripol.org (дата обращения: 22.04.2020).
38.
Aseanapol / Официальный сайт [Электронный ресурс] // URL: http://www.aseanapol.org (дата обращения: 22.04.2020).
39.
Afripol / Официальный сайт [Электронный ресурс] // URL: http://www.afripol.africa-union.org (дата обращения: 22.04.2020).
40.
Europol / Официальный сайт [Электронный ресурс] // URL: https://www.europol.europa.eu (дата обращения: 22.04.2020).
41.
Interpol / Официальный сайт [Электронный ресурс] // URL: http://www.interpol.int (дата обращения: 22.04.2020).
References (transliterated)
1.
Global'naya kontrterroristicheskaya strategiya OON ot 8.09.2006 g. [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.un.org/russian/terrorism/instruments. shtml (data obrashcheniya: 22.04.2020).
2.
Dogovor o sotrudnichestve gosudarstv – uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv v bor'be s terrorizmom ot 4.06.1999 g. // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2006. № 22. – St. 2291.
3.
Evropeiskaya konventsiya o presechenii terrorizma ot 27.01.1977 g. // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2003. № 3. – St. 202.
4.
Kodeks prestuplenii protiv mira i bezopasnosti chelovechestva. Proekt (redaktsiya 1996 g.) [Elektronnyi resurs] // URL: www. un.org (data obrashcheniya: 22.04.2020).
5.
Konventsiya o vzaimnoi pravovoi pomoshchi i vydache v tselyakh bor'by s terrorizmom ot 16.05.2008 g. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.un.org/ru /documents/decl_conv/conventions-/extradition_mutlegal _assist.shtml (data obrashcheniya: 22.04.2020).
6.
Konventsiya Soveta Evropy o preduprezhdenii terrorizma ot 16.05.2005 g. // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2006. № 17. – St. 1785. 450 28.
7.
Konventsiya Soveta Evropy ob otmyvanii, vyyavlenii, iz''yatii, konfiskatsii dokhodov ot prestupnoi deyatel'nosti i finansirovanii terrorizma ot 16.05.2005 g. // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2003. № 3. – St. 203.
8.
Mezhdunarodnaya konventsiya o bor'be s aktami yadernogo terrorizma ot 13.04.2005 g. // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2008. № 33. – St. 3819.
9.
Mezhdunarodnaya konventsiya o bor'be s bombovym terrorizmom ot 16.12.1997 g. // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2001. № 35. – St. 3513.
10.
Mezhdunarodnaya konventsiya o bor'be s finansirovaniem terrorizma ot 09.12.1999 g. // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2003. № 12. – St. 1059.
11.
Reglament Evropeiskogo parlamenta i Soveta Evropeiskogo Soyuza № 2016/794 ot 11.05.2016 g. [Elektronnyi resurs] // URL: http://eur-lex.europa.eu (data obrashcheniya: 22.04.2020).
12.
Ustav Mezhdunarodnoi organizatsii ugolovnoi politsii (Interpol). Vstupil v silu 13.06.1956 g. (v red. ot 01.01.1986) // Sovetskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 1991. № 1. – S. 151–157.
13.
Shankhaiskaya konventsiya o bor'be s terrorizmom, separatizmom i ekstremizmom ot 15.06.2001 g. (vstupila v silu 29.03.2003) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 13.10.2003. № 41. St. 3947.
14.
Agapov P.V. Terrorizm: opyt osmysleniya nauchnykh podkhodov k izucheniyu problemy // Obrazovanie i pravo. 2020. № 2. – S. 29-31.
15.
Volevodz A.G., Solov'ev A.B. Mezhdunarodnyi rozysk, arest, konfiskatsiya i peredacha inostrannym gosudarstvam denezhnykh sredstv i imushchestva, poluchennykh prestupnym putem, a takzhe veshchestvennykh dokazatel'stv po ugolovnym delam. – M.: Yurlitinform, 2007. – 440 s.
16.
Gubernskaya A.A. Pravovoe regulirovanie deyatel'nosti mezhdunarodnykh politseiskikh organizatsii: dis. … kand. yurid. nauk. – M., 2018. –177 s.
17.
Zakharchenko T.K., Ral'ko O.V. transformatsiya sovremennogo terrorizma // Natsional'naya bezopasnost': strategicheskie prioritety i sistema obespecheniya. Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (Perm', 26 aprelya 2016 g.). – Perm': Permskii sotsial'nyi institut, 2016. – S. 25–30.
18.
Iskenderov A.U. Istoriya sozdaniya Interpola i ego rol' v bor'be s mezhdunarodnym terrorizmom // Nauka, novye tekhnologii i innovatsii Kyrgyzstana. 2015. № 8. – S. 101–104.
19.
Kostenko N.I. Rol' mezhdunarodnogo prava v bor'be s terrorizmom // Pravo i politika. 2006. № 8. − S. 90−98.
20.
Kosyachenko V.I., Zhulanov A.V. Osobennosti organizatsii i provedeniya meropriyatii po vyyavleniyu, obezvrezhivaniyu i likvidatsii terroristov-smertnikov // Vestnik Volgogradskoi akademii MVD Rossii. 2016. № 2. – S. 127–132.
21.
Lyakhov E.G. Terrorizm i mezhgosudarstvennye otnosheniya. – M.: Mezhdunarodnye otnosheniya, 1991. – 213 s.
22.
Matsakova N.A. Stanovlenie i razvitie Evropola s momenta osnovaniya i do prinyatiya konventsii ob uchrezhdenii politseiskoi sluzhby Evropeiskogo soyuza // Universum. Obshchestvennye nauki. 2017. № 5. – S. 17–19.
23.
Nakusova F.A. Antiterroristicheskaya deyatel'nost' Interpola kak vklad v ukreplenie mezhdunarodnogo pravoporyadka // Mezhdunarodnyi zhurnal gumanitarnykh i estestvennykh nauk. 2018. № 12-2. – S.100–105.
24.
Novikov V.E. Predotvrashchenie terrorizma kak odno iz napravlenii bor'by za ukreplenie mezhdunarodnogo rezhima yadernogo nerasprostraneniya // Problemy natsional'noi strategii. 2013. № 1. – S. 96–115.
25.
Pototskii N.K. Tendentsii razvitiya sotrudnichestva v bor'be s mezhdunarodnoi i natsional'noi prestupnost'yu v tselyakh bezopasnosti // Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo evraziiskikh gosudarstv: politika, ekonomika, pravo. 2018. № 1. – S. 83–90.
26.
Ryzhov V.B. Mezhdunarodnaya prestupnost': ponyatie, doktrinal'noe i pravovoe obosnovanie metodov protivodeistviya ei na sovremennom etape // Obrazovanie i pravo. 2018. № 4. – S. 183-192.
27.
Ryzhov V.B. Pravookhranitel'naya deyatel'nost' Evropola kak odno iz napravlenii obespecheniya bezopasnosti i stabil'nosti gosudarstv-uchastnikov Evropeiskogo Soyuza // Predstavitel'naya vlast' – KhKhI vek: zakonodatel'stvo, kommentarii, problemy. 2017. № 5-6 (156-157). – S. 23-27.
28.
Sinyakin I.I. Terrorizm s ispol'zovaniem oruzhiya massovogo unichtozheniya: mezhdunarodno-pravovye voprosy protivodeistviya. – M.: Norma, 2012. – 192 s.
29.
Chernyad'eva N.A. Sovremennoe sostoyanie i tendentsii razvitiya mezhdunarodno-pravovoi bor'by s terrorizmom: dis. … doktora yurid. nauk. – M., 2018. – 540 s.
30.
AGN-1984-RES-6-Violent crime commonly referred to as terrorism [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.interpol.int/About-INTERPOL/Structure-and-governance/General-AssemblyResolutions/Resolutions-1980-to-1989/1984-AGN53 (data obrashcheniya: 22.04.2020).
31.
Analysing social media [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Analysing-social-media (data obrashcheniya: 22.04.2020).
32.
Chemical and Explosives terrorism [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Chemical-and-Explosives-terrorism (data obrashcheniya: 22.04.2020).
33.
Identifying terrorist suspects [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Identifying-terrorist-suspects (data obrashcheniya: 22.04.2020).
34.
Preventing terrorist travel [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Preventing-terrorist-travel (data obrashcheniya: 22.04.2020).
35.
Terrorism [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism (data obrashcheniya: 22.04.2020).
36.
Tracing terrorist finances [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.interpol.int/Crimes/Terrorism/Tracing-terrorist-finances (data obrashcheniya: 22.04.2020).
37.
Ameripol / Ofitsial'nyi sait [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.ameripol.org (data obrashcheniya: 22.04.2020).
38.
Aseanapol / Ofitsial'nyi sait [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.aseanapol.org (data obrashcheniya: 22.04.2020).
39.
Afripol / Ofitsial'nyi sait [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.afripol.africa-union.org (data obrashcheniya: 22.04.2020).
40.
Europol / Ofitsial'nyi sait [Elektronnyi resurs] // URL: https://www.europol.europa.eu (data obrashcheniya: 22.04.2020).
41.
Interpol / Ofitsial'nyi sait [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.interpol.int (data obrashcheniya: 22.04.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная для рецензирования работа «Участие Интерпола в борьбе с терроризмом» не является в полной мере научной статьей. По своему содержанию и стилю изложения эта работа представляет собой добротный реферат или просветительский доклад, сдобренный научной терминологией. Название статьи не полностью соответствует содержанию. Заголовок слишком общий, содержание более эклектично.
Определение предмета изложения (а не «исследования») отсутствует. Обоснование актуальности научного исследования подменено актуализацией самого явления. Описание методологии отсутствует. Научной новизны нет. Автор не сформулировал ту научную проблему, которую якобы исследовал.
Вызывает настороженность небольшая уникальность текста - 69.79%, она складывается, в основном, из очень обширного и некритического цитирования источников, указанных в библиографическом списке. Язык изложения довольно грамотен. В тексте присутствует несколько ошибок. На первой странице - не «в ряде международно-правовых актах», а «актов». На с. 5 в сложном предлоге «несмотря на» «не» написано раздельно. На с. 6 в предложении, начинающемся со слов: «Террористы(,) преследующие политические цели...», - сразу несколько ошибок: не выделен причастный оборот, «одевают» вместо «надевают» и какое-то странное «позиционирование политическими лозунгами» (может, «манипулирование» ?). На с. 8: «Подводя итог изложенному, можно с уверенностью утверждать, ,...», - странное форматирование - две запятые подряд через пробел (7).
Собственные, авторские обобщения и выводы выглядят наивно-школярскими. Библиографический список оформлен правильно.
Статья не соответствует высокому научному уровню, хотя представляет определенный читательский интерес, она может быть опубликована только в переработанном виде.

26.05.2019 11 час. 26 мин.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Участие Интерпола в борьбе с терроризмом

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность.
В статье сформулирована цель исследования («Целью представленного исследования является оценка роли Интерпола в противодействии, пресечении и расследовании террористических акций в современный период»), указаны методы исследования, использованные автором («Методология данной работы выстроена на основе сочетания системного, сравнительного и логически-правового анализа»). На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования.
Апелляция к оппонентам в статье практически отсутствует.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор хронологических рамок исследования («современный период»).
На взгляд рецензента, автор не сумел грамотно использовать источники, стремился выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
Во введении статьи автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, сообщив, что терроризм является всеобщей угрозой, что Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом от 15 июня 2001 г. закрепила соответствующие обязательства государств-участников, что «созвучные нормы» содержит ряд иных международных правовых актов и привёл примеры крупнейших террористических актов 2000-х гг., заключив, что они «свидетельствуют об острой необходимости объединения и активизации усилий правоохранительных органов всех государств для противодействия подобной преступной деятельности» т.д.
В основной части статьи автор сообщил, что штаб-квартира Интерпола расположена в Лионе и что Интерпол «активно включился в борьбу с терроризмом в 1985 г.», перечислил международные региональные организации, сотрудничающие с Интерполом, уделив особое внимание European police office – Europol и указав на его значимость для координации работы полицейских служб в ЕС.
Далее автор констатировал, что Интерпол не только осуществляет правоохранительную деятельность, но и оказывает организационную, методическую помощь государствам, затем, что Интерпол противодействует терроризму посредством «реализации программ накопления, обработки и передачи информации, уничтожения каналов финансирования, вербовки и переброски кадров преступных организаций, специальной подготовки сотрудников полиции и обеспечения оперативной поддержки их деятельности». В качестве примера международного сотрудничества автор сообщил об обмене биометрическими данными, реализации программ обучения навыкам использования гаджетов, использовании единой базы данных о перемещениях подозреваемых лиц, источниках финансирования терроризма и вновь об использовании единой базы данных о подозреваемых лица – «людях, причастных к использованию, изготовлению самодельных взрывных устройств (СВУ) и химических веществ».
Далее автор разъяснил свою мысль, почему «Интерпол является одним из лидеров в плане развития методов использования социальных медиа в рамках борьбы с терроризмом» и неожиданно, что «упомянутые выше базы данных Интерпола являются доступными для национальных правоохранительных структур в режиме реального времени и надежно защищены от внешнего вмешательства».
Далее автор указал формы правовой помощи государствам («представление информации; передача предметов» и т.д.) и перешёл к обоснованию «значимости участия Интерпола в пресечении и расследовании террористических акций», сообщив, что Интерпол «занимает руководящее положение», «создает условия, обеспечивающие стратегическую и оперативную координацию международного розыска» и т.д.
Далее автор заявил, что «политические разногласия между государствами не должны служить оправданием игнорирования международного сотрудничества в этой сфере» и вдруг разъяснил, что ООН «выработана правовая оценка терроризма как преступной деятельности, осуществляемой на территории иностранного государства», что анализ международных правовых актов позволяет сделать «вывод о том, что лицо, совершившее акт терроризма по политически мотивам, находится в более выгодном… положении в отношении действий Интерпола».
Автор сообщил, что «проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества» «проводит четкую линию разграничения внутреннего терроризма на политический и уголовный» и абстрактно о том, что «публичная декларация политических мотивов террористов зачастую носит лишь имитационный характер», заявив о необходимости для ООН «пересмотреть политику «двойных стандартов» в расследовании терроризма», «активизировать деятельность, направленную на… принятие унифицированных международных уголовно-правовых актов и эталонов обращения с правонарушителями» т.д., что позволит повысить эффективность деятельности Интерпола по борьбе с терроризмом.
Автор заявил, что «одним из направлений нормотворчества и последующей практической деятельности Интерпола должна стать разработка и практическая реализация мер, направленных на борьбу с ядерным терроризмом», и согласился с мнением И.И. Синякина о том, что «новые международные нормы должны охватывать не только существующие, но и будущие виды оружия массового уничтожения и материалы массового уничтожения» т.д.
В статье встречаются незначительные описки, как-то: «в борьбе а антисоциальным», «В т ом,», «не смотря».
Выводы автора носят обобщающий характер.
Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования в полной мере. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор констатировал, что Интерпол ведет работу по координации деятельности правоохранительных органов в борьбе с терроризмом и принимает «непосредственное участие в пресечении, предотвращении и расследовании актов терроризма», что причиной «проблем и недочетов в его работе» является «не достижение государствами единства по вопросу правовой оценки терроризма» т.д. Затем автор сообщил, что в целях повышения «эффективности работы Интерпола в области противодействия терроризму» необходимо унифицировать подходы «к уголовно-правовой констатации терроризма, придания ему полномочий, необходимых для участия в расследовании актов внутреннего терроризма» т.д., а также осуществлять «профилактическое нормотворчество, ориентированное на создание механизмов превентивного реагирования на освоение террористами новых форм преступной деятельности».
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует незначительной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"