по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Специальные принципы в сфере международной защиты от бедствий: особенности содержания и закрепления
Лисаускайте Валентина Владо

кандидат юридических наук

доцент, ФГБОУ ВО «Иркутский государственный университет»

664082, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Улан-Баторская, 10

Lisauskaite Valentina Vlado

PhD in Law

Docent, the department of International Law and Comparative Jurisprudence, Irkutsk State University

664082, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Ulan-Batorskaya, 10

vlado@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является характеристика специальных принципов международного права в сфере международного сотрудничества по защите от бедствий. Современные международные отношения активно развиваются в различных направлениях, появляются новые области совместных интересов. Одной из таких сфер является международное сотрудничество по защите от бедствий – направление, активно реализуемое и в рамках ООН, других универсальных и региональных организаций, в рамках двустороннего сотрудничества. На сегодняшний день, эта сфера отношений представляет собой особый интерес и с точки зрения правового регулирования, и с точки зрения непосредственной реализации. В основе таких отношений лежат базовые элементы системы международного права – общепризнанные принципы, а также формирующиеся специальные принципы, выражающие специфику самих отношений. В качестве методов исследования использованы: метод сравнительного анализа , аналитический метод применяемых специальных принципов в области защиты от бедствий и исторический метод становления отдельных рассматриваемых принципов. Автор, анализируя документы и практику их применения, выявляет особенности действия обеих групп принципов в такой специфической сфере взаимодействия, как защита от бедствий. Действующие международные соглашения различного уровня и документы рекомендательного характера позволяют сформировать определенную систему таких принципов, отразить проблемы их становления, применения и закрепления. Автор приходит к выводу, что дальнейшее активное применение рассмотренных принципов в сфере международного сотрудничества по защите от бедствий на практике, их закрепление в рамках двусторонних, региональных и даже универсальных соглашений, будет способствовать развитию самих отношений, механизма их правового регулирования и совершенствования международной институционной системы.

Ключевые слова: международное сотрудничество, специальные принципы, МСУОБ, техногенные бедствия, гуманитарная помощь, право на помощь, Конвенция Тампере, природные бедствия, защита от бедствий, общественные отношения бедствий

DOI:

10.25136/2306-9899.2019.2.29672

Дата направления в редакцию:

04-05-2019


Дата рецензирования:

07-05-2019


Дата публикации:

31-05-2019


Научная статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта №18-011-01091.

Abstract.

The subject of this research is the characteristics of special principles of international law in the area of international cooperation on protection against disasters. The current international relations actively develop in different directions, which leads to emergence of the new fields of shared interests. One of such spheres is the international cooperation on protection against disasters – the direction actively realized within the framework of the United Nations, other universal and regional organizations, as well as in terms of bilateral cooperation. As of today, this sphere gains particular relevance from the perspective of legal regulation and direct implementation. These relations are based on the fundamental elements of the system of international law – generally recognized principles, as well as the special principles reflecting the specifics of such relations. Having analyzes the documents and practice of their application, the author determines the peculiarities of both groups of the principles in such specific area of cooperation as the protection against disasters. The current international agreements of various level and soft law documents allow forming a certain system of such principles, reflecting the issues of their establishment, application and recognition. It is concluded that the future practical implementation of the indicated principles in the area of international cooperation on protection against disasters, their consolidation within the framework of bilateral, regional and other universal agreements, will contribute to the development of relations therein, mechanism of their legal regulation, and improvement of the international institutional system.

Keywords:

natural disasters, Tampere Convention, right for assistance, humanitarian assistance, technological disasters, UNISDR, special principles, international collaboration, protection against disasters, the public relations of disasters

I. ВВЕДЕНИЕ

Любая отрасль международного права в своей правовой основе основывается на общепризнанных принципах, а также имеет принципы, которые формируют базис регулируемых отношений, определяют их правовые рамки, учитывают их специфику. То есть отрасли международного права обладают отраслевыми или специальными принципами. В последние годы в науке обсуждается вопрос о появлении и постепенном формировании новых, самостоятельных блоков международно-правовой регламентации, претендующие на статус отрасли или института международного права. Среди таковых и концепция становления отрасли международного права бедствий.

Этот вопрос активно обсуждается в зарубежной науке в рамках исследований, английских, итальянских и американских юристов [1]. Большое внимание уделяется именно формированию и содержанию международных отношений в области бедствий. Авторы зарубежных публикаций едины во мнении: международное право бедствий – формирующаяся отрасль международного права [2, c. 502 - 513]. Однако отсутствуют специальные исследования, посвященные именно специальным принципам, на которых строится такое сотрудничество. Определенное внимание специальным принципам в области бедствий было уделено в рамках работы Комиссии международного права ООН, получившим свое закрепление в Меморандуме Секретариата Комиссии международного права ООН «Защита людей в случае бедствий», его отдельные положения будут представлены в ходе исследования.

На наш взгляд, защита от бедствий, как сфера международного взаимодействия, активно развивается. В настоящее время, существует достаточный объем международных соглашений, актов международных организаций и конференций, содержание которых позволяет выявить специальные принципы и охарактеризовать их.

Международное сотрудничество государств по защите от бедствий обладает как механизмом применения общепризнанных принципов международного права, так и собственными специальными принципами, регулирующими именно рассматриваемую сферу международных отношений. Эти отношения формируют особый предмет международного правового регулирования. В качестве последнего выступают общественные отношения субъектов международного права по их взаимодействию в области прогнозирования, мониторинга, предупреждения и ликвидации последствий стихийных и техногенных бедствий [3]. А существующая международно-правовая база позволяет говорить о наличии достаточно подробной регламентации многих вопросов по мониторингу, прогнозированию, ликвидации последствий бедствий. Анализ специальных принципов, закрепленных в этих документах, будет представлен в данной статье.

II. РОЛЬ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ В РЕГУЛИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПО ЗАЩИТЕ ОТ БЕДСТВИЙ

Международное сотрудничество по защите от бедствий столь интенсивно развивается, что наравне с общепризнанными принципами международного права, стали формироваться специфические правила поведения, на которых базируется взаимодействие государств в данной сфере. На наш взгляд, можно говорить о постепенном становлении специальных принципов международного сотрудничества в области бедствий.

В литературе сложились различные подходы к пониманию роли и характера специальных принципов конкретной сферы международных отношений. Одни считают, что достаточно их договорного закрепления (неоднократно), другие устанавливают требование обязательного признания данного правила поведения в качестве принципа большинством государств.

Как отмечает в своей статье Соколова Н.А. относительно специальных принципов международного экологического права (МЭП): «для полного признания специальных принципов МЭП потребуется время, практика постоянного обращения к ним в процессе регулирования отношений между субъектами международного права… При этом наиболее очевидным доказательством существования специальных принципов МЭП будет служить их закрепление в международных договорах наиболее общего характера как с т.з. предмета правового регулирования, так и субъектов, на которых может быть распространенно действие таких принципов.»[4, c. 57]

Следует согласиться с данной позицией, которую можно по аналогии применить к рассматриваемой сфере отношений. На наш взгляд, можно сказать, что реальное развитие специальных принципов конкретных международных отношений обусловлено степенью готовности и способности государств разрешать их проблемы. Специальные принципы выступают в качестве границ поведения государств, которым должны соответствовать другие юридические нормы.

В настоящее время, правила поведения, которые можно рассматривать в качестве специальных принципов, закреплены в различных международных документах, как обязательного, так и рекомендательного характера. На их основе строиться сам механизм взаимодействия государств относительно бедствий. Подтверждением этого является активная дискуссия, которая состоялась в рамках заседаний Комиссии международного права ООН в процессе обсуждения и рассмотрения соответствующих правил в Проекте статей по защите людей от бедствий.

Ряд специальных принципов можно выделить из резолюций ГА ООН, которые потом повторяются во многих двусторонних соглашениях. Отдельные принципы охарактеризованы Комиссией международного права ООН. Так Комиссия выделяет принципы: гуманности, нейтральности, беспристрастности и недискриминации, принципы предупреждения, смягчения и приготовления. Особую роль в международно-правовом закреплении специальных принципов играет Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000г. В документе закреплены следующие специальные принципы: принцип определенности оказываемой помощи; принцип своевременности оказания помощи.

Специальные принципы получили закрепление в рамках документов Международной стратегии уменьшения опасности бедствий ООН (далее МУСОБ) и норм «мягкого права», что характерно для формирующихся сфер международно-правового регулирования. Так, в Сендайской стратегии указано, что руководящие принципы перенесены из действовавшей ранее Хиогской стратегии, а до этого непосредственно разработаны и указаны в Йокогамской стратегии действий [5]. То есть эти принципы признаются государствами – участниками Международной стратегии уменьшения опасности бедствий ООН, и активно применяются на протяжении более 20 лет. Таким образом, в настоящее время можно говорить о четко определенных специальных принципах в области оказания помощи в случае бедствий (реагировании). Рассмотрим их характеристику.

III. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ОТ БЕДСТВИЙ

Принцип главной ответственности государства за предотвращение и снижение риска бедствий. Данный специальный принцип постоянно подчеркивается ГА ООН в принимаемых резолюциях с начала осуществления международного Десятилетия уменьшения опасности бедствий и по сей день. Согласно позиции большинства стран, на государство возлагается обязательство, как перед мировым сообществом, так и перед своим народом по обеспечению готовности к стихийным бедствиям и по осуществлению действий по смягчению последствий стихийных бедствий. В настоящее время в большинстве стран создан и функционирует национальный механизм выполнения данного обязательства и привлечения к ответственности за его неисполнение. Подтверждением этого являются факты привлечения к уголовной ответственности должностных лиц, виновных в обрушении зданий вследствие землетрясений в таких странах, как Италия и Россия. На международном уровне подобное международное обязательство пока не получило юридического закрепления, поэтому отсутствует и механизм привлечения к ответственности государства, виновного в гибели большого числа своих граждан. Появление подобного механизма станет новым видом международной ответственности и поставит государства на новый уровень международных отношений.

В Резолюции ГА ООН №46/182 «Руководящие принципы укрепления координации чрезвычайной гуманитарной помощи» [6] это обязательство государств определено как главное, поскольку факт его существования и признания позволит создавать и поддерживать нормальные условия безопасности населения конкретного государства. Установление безопасных строительных норм, создание механизма поддержания системы безопасности и управления при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, формирование культуры безопасности населения – все это – элементы данного международного обязательства. При землетрясении мощностью в 6 баллов гибнут тысячи людей, но не по вине стихии, а по вине человека. Статистика показывает, что при одинаковой силе толчков при землетрясении в разных странах последствия существенно отличаются по масштабам, поскольку в одном государстве созданы и применяются соответствующие правила и механизмы по защите населения, а в другом их даже нет.

Следовательно, государство путем осуществления различных предупредительных мероприятий может заметно уменьшить масштабы бедствия. В настоящее время, с развитием научно-технического прогресса и международного сотрудничества, большая часть ответственности за гибель людей должна лечь на плечи государства, поскольку это его обязанность предотвратить или уменьшить человеческие жертвы, в том числе в рамках международных отношений.

Закреплен данный принцип и в международных договорах. Так, согласно статье 2 Соглашения о взаимодействии в области предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера СНГ, один из основных принципов взаимодействия его участников – это «ответственность участника Соглашения за возникновение и последствия чрезвычайной ситуации» [7].

Таким образом, государство - участник несет ответственность по управлению при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, по их прогнозу и защите от них своей территории. Анализируя данное соглашение, можно предположить ситуацию, при которой наступают негативные последствия из-за невыполнения государством своих обязательств, то есть возникновение международной ответственности государства. Если определенные действия государством не проведены, то последствия бедствия могут приобрести трансграничный характер, либо масштабы бедствия окажутся столь велики, что государство будет не в состоянии справиться с ним, и его последствия станут трансграничными. В подобных ситуациях пострадавшее государство должно нести ответственность за последствия бедствия и ущерб, причиненный другим государствам в результате этого бедствия и своего бездействия, в том числе, как за неисполнение международных обязательств (если между странами существуют соглашения в этой сфере).

Следующий принцип, который, на наш взгляд, следует рассматривать в качестве специального применительно к бедствиям – принцип предупреждения бедствий. На нем основывается деятельность мирового сообщества в рамках МСУОБ ООН, МОГО и других региональных механизмов. Как отмечает Барбара Николетти: «Идея предупреждения - как один из элементов образования любой эффективной стратегии ответа на бедствия - сформировалась в 1990-х в связи с растущим осознанием разрушительных эффектов стихийных бедствий с точки зрения потери жизней, разрушения, и получила возможности для развития» [8, c. 178 - 192].

Формы сотрудничества, предусмотренные в двусторонних и региональных соглашениях, фактически подтверждают данный принцип, поскольку взаимодействие в области обмена информацией, обмена опытом специальных спасательных подразделений, проведение совместных учений и иные направления сотрудничества нацелены на предупреждение бедствий и готовность к ним. Данный принцип не нов для международного права, поскольку встречается и в других его отраслях. Однако в данном случае он имеет свою специфику. Следует отметить, что предупреждение бедствий является одним из базисных элементов в области чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Это подтверждено Международной организацией гражданской обороны, в официальный девиз и эмблему которой входит данный термин.

В контексте международного механизма по защите от стихийных бедствий предупреждение следует рассматривать в двух формах. В традиционном понимании предупреждение означает прогноз возможных бедствий. Во втором случае, предупреждение – это проведение подготовительных мероприятий среди населения и различных объектов жизнедеятельности (промышленность, инфраструктура и т.п.) с целью поддержания их безопасности в случае стихии и для снижения масштабов возможных последствий.

Как отмечается в указанном выше меморандуме, предупреждение связано с обязательством первого порядка: предотвращать ущерб собственному населению, имуществу и вообще окружающей среде [9, c. 29]. В то же время предупреждение не следует рассматривать, как определенный императив, поскольку существуют условия его реализации, что и отражено во многих соглашениях. «Предупреждение увязывается с техническим потенциалом и осведомленностью о риске и сопряжено с обязанностью действовать в преодолении риска упреждающе.»[9]. Важен сам факт осуществления государством каких-либо действий с учетом своих возможностей предупредительной направленности. Предупреждение, снижение, готовность и смягчение бедствий – именно эти четыре элемента – принципа, которые определяются Иокогамской стратегией как основа для осуществления международного сотрудничества в рамках Международного десятилетия по уменьшению опасностей стихийных бедствий [10]. Согласно Стратегии Иокогамы, «предупреждение и готовность к стихийным бедствиям» - один из основных принципов международного сотрудничества [11].

Принцип предупреждения получил распространение, в первую очередь, в сфере защиты от техногенных бедствий и их трансграничного воздействия. Он признан во многих соглашениях по защите окружающей среды и других сферах межгосударственного взаимодействия. В то же время, следует согласиться с позицией Комиссии международного права ООН и подчеркнуть, что относительно бедствий принцип предупреждения связан с обязательством государств предотвращать ущерб собственному населению, имуществу и вообще окружающей среде.

Следующие специальные принципы получили наибольшее развитие и международно-правовое закрепление. Их можно объединить в группу специальных принципов по оказанию помощи в случае бедствий. Именно на их основе осуществляется сотрудничество государств и международных организаций в области реагирования на бедствия. Как отмечается в Меморандуме Комиссии международного права ООН, принципы гуманности, нейтральности и беспристрастности роднит общее основание. Они являются стержневыми и признаются основополагающими для усилий в области гуманитарной помощи вообще [9, c.17]. Они признаются таковыми во всех вышеуказанных международных документах.

Принцип гуманности. Согласно положениям многих соглашений необходимо пытаться уменьшить страдания людей, где бы они ни имели место. Особое внимание следует уделять наиболее уязвимым группам населения: детям, женщинам, старикам, инвалидам. Следует отметить, что 2014 год был объявлен Международной стратегией снижения опасности бедствий ООН Годом помощи инвалидам в условиях бедствий. В течении этого периода была разработана международная стратегия, выработаны конкретные методы повышения качества и эффективности оказания помощи инвалидам при бедствии. В настоящее время это направление реализуется в рамках Среднесрочного плана Частичного открытого соглашения Совета Европы по прогнозированию, предотвращению и оказанию помощи в случае природных и техногенных катастроф (Open Partial Agreement – OPA) 2016 – 2020 гг. [12].

Принцип гуманности содержит свое толкование в Руководящих принципах использования военных ресурсов и средств гражданской обороны для оказания помощи в случае бедствий: «Необходимо пытаться уменьшить страдания людей, где бы они ни имели место, причем особое внимание следует уделять наиболее уязвимым группам населения, в частности детям, женщинам и пожилым людям. Необходимо уважать и защищать достоинство и права всех жертв.» [13]

Принцип нейтральности. Как отмечается в Меморандуме Комиссии международного права ООН, предоставление гуманитарной помощи осуществляется вне политического, религиозного, этнического или идеологического контекста [9, c. 19]. Он выступает в качестве основополагающего оперативного принципа для обеспечения доступа к пострадавшим в результате бедствия.

Принцип беспристрастности. При оказании людям гуманитарной помощи следует руководствоваться исключительно их потребностями, отдавая при этом приоритет тем, кто бедствует сильнее всех. Т.е. предполагается использование объективной оценки ситуации и потребностей бедствующих. Фактически, специалисты, оказывающие помощь, могут проводить разделение пострадавших на категории (группы) в зависимости от степени нужды. Данный принцип тесно связан с принципом недискриминации, однако последний, по мнению специалистов, характеризует непосредственно объект действия, страдающих людей. А беспристрастность относится к лицу, оказывающему помощь.

Данные три принципа рассматриваются как одно целое. По мнению специалистов, они являются ведущими принципами при осуществлении гуманитарного реагирования на бедствия. Принципы гуманности, нейтральности и беспристрастности изначально получили свое развитие в нормах международного гуманитарного права (далее МГП). Действительно, они заимствованы из наиболее близкой сферы международного сотрудничества. Однако сами специалисты МГП отмечают наличие специфики применения рассматриваемых принципов в ситуации бедствия [14]. Поэтому МФККиКП разработала «Кодекс поведения Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца и неправительственных организаций при осуществлении операций помощи в случае стихийных бедствий и катастроф»[15], где характеризуется особенности реализации принципов и правил, сформировавшихся при оказании гуманитарной помощи в вооруженном конфликте.

В настоящее время данные гуманитарные принципы закреплены в ряде международных соглашений по сотрудничеству относительно бедствий (Конвенция Африканского союза о защите внутренне перемещенных лиц в Африке и оказании им помощи 2009 г.). Как отмечает Эдуардо Валенсия-Оспина, «реагирование на бедствия на всех этапах обусловлено этими гуманитарными принципами в интересах сохранения легитимности и эффективности этого реагирования» [16]. Эти принципы берут свое начало в документах МККК, однако обладают своей спецификой при оказании помощи в случае бедствия природного или техногенного характера [17].

Принцип недискриминации. Игнорирование объективных различий между людьми по признакам расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, возраста, инвалидности или иного состояния [9, с. 21]. Данный принцип закреплен, в том числе, в Рамочной конвенции по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г.

Согласно документам и позиции экспертов, как уже было отмечено, данный принцип тесно связан с принципом беспристрастности. По мнению МККК, недискриминация означает игнорирование объективных различий между людьми. Беспристрастность в истинном смысле этого слова требует, чтобы не учитывались также и субъективные различия [17].

Принцип смягчения . Данный принцип реализуется посредством осуществления конкретных мероприятий, направленных на ограничение отрицательного воздействия бедствия. Конвенция Тампере 1998 г. закрепляет определение: смягчение последствий бедствий означает меры, призванные предотвратить, предсказать и подготовиться, отреагировать, держать под контролем и/или уменьшить воздействие бедствий . Таким образом, данный принцип можно рассматривать в качестве основополагающего специального принципа, поскольку именно данные действия лежат в основе всего международного механизма защиты от бедствий.

Принцип приготовления. «Меры, заранее принимаемые с целью обеспечить эффективную ликвидацию последствий, включая своевременную и действенную организацию раннего оповещения и временную эвакуацию людей и имущества» [18].

Принципы смягчения и приготовления являются элементами принципа предупреждения, поскольку характеризуют отдельные направления сотрудничества государств в рамках всего механизма по защите от бедствий. Это мероприятия, предпринимаемые, в первую очередь, до наступления бедствий.

Право на гуманитарную помощь при бедствии является следствием естественных прав человека, которыми обладает каждый из нас в любой ситуации в рамках рассматриваемых международных отношений. Юридически оно нигде не закреплено, однако активно действует в качестве сложившегося обычая. Любой человек имеет право просить о предоставлении ему гуманитарной помощи, необходимой для сохранения его жизни и человеческого достоинства при стихийном бедствии, а также получать эту помощь от правительственных организаций или компетентных организаций [19, с. 720]. В случае любого стихийного бедствия обеспечить оказание помощи и следить за соблюдением основных прав человека должно, прежде всего, само пострадавшее государство [14, с. 34]. Если государство не в состоянии оказать помощь своему населению оно должно прибегнуть к помощи мирового сообщества для спасения своих людей. На практике возникали случаи, когда государство в силу определенных политических причин не спешило прибегать к помощи других стран и посылать запрос о необходимости предоставления гуманитарной помощи, либо не разрешало оперативную доставку международной гуманитарной помощи, что привело к массовой гибели населения (Северная Корея, Афганистан, Китай).

Следует отметить, что в последнее время многие международные организации различного уровня обсуждают вопрос о нормативном международном урегулировании механизма предоставления гуманитарной помощи при стихийных бедствиях, и существует несколько проектов таких документов (Проект МККК «Принципы оказания международной гуманитарной помощи при стихийных бедствиях»). Одним из таких уже действующих международных документов является Рамочная конвенция МОГО по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г..

Принцип определенности оказываемой помощи закреплен в Рамочной конвенции МОГО. Согласно положениям этого документа, может предоставляться только та помощь, которая была запрошена принимающим государством или которая была предложена помогающим государством и одобрена принимающим государством. Данный принцип можно обозначить, как, поскольку каждая сторона должна определиться в объемах, видах и формах необходимой и предоставляемой помощи.

Принцип своевременности оказания помощи . Рассмотрение предложений помощи и просьб об ее оказании и принятие решений по ним должны осуществляться в кратчайшие сроки государствами, которым они адресованы [20]. Данный принцип непосредственно связан и рассматривается в тесной связи с принципом предоставления помощи в случае бедствий.

Представленные специальные принципы позволяют сформировать определенную характеристику формирующейся новой сферы международного взаимодействия, ее особенностей. Как уже отмечалось выше, многие из них закреплены в договорных нормах, других активно используются государствами и международными организациями фактически в качестве международного обычая. Возможно, с появлением новых международно-правовых норм в рассматриваемой сфере появятся и новые специальные принципы, что лишь подтвердит объективную действительность самостоятельности международных отношений по защите от бедствий.

III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный анализ в рамках данной статьи позволяет констатировать:

- Позиция Комиссии международного права ООН, а также анализ различных международных договоров свидетельствуют, что в настоящее время идет интенсивное формирование специальных принципов в области бедствий, которые выявляются исходя из практики взаимодействия государств, их потребностей и проблем, которые пытаются разрешить посредством создания правовых незыблемых основ.

- Рассмотренные специальные принципы неоднородны по своему развитию и степени правового закрепления, что свидетельствует о становлении рассматриваемых отношений.

- Принципы по оказанию помощи заимствованы из международного гуманитарного права, однако уже обладают своей спецификой с учетом сферы применения.

- Специальные принципы тесно взаимосвязаны друг с другом. А в отдельных случаях неразрывны с точки зрения их применения. Прослеживается даже выделение отдельных элементов из базовых специальных принципов.

- Пока нет четкого, системного закрепления всех специальных принципов по защите от бедствий в международных актах, и от этого страдают сами отношения государств. Необходимо международно-правовое закрепление всех уже сложившихся специальных принципов с раскрытием их особенности применения и значения в общем механизме защиты от бедствий.

- Наибольшее развитие, с точки зрения закрепления и распространения, получили принципы оказания помощи, которые берут свое начало из гуманитарной деятельности мирового сообщества в целом. Это связано с наибольшим развитием именно сферы оказания помощи, как формы взаимодействия государств.

Таким образом, рассмотренные специальные принципы позволяют регулировать взаимодействие государств в области защиты от бедствий. Они являются основой формирующегося механизма во благо общества в целях снижения опасности бедствий и их последствий.

Библиография
1.
International Disaster Law Response / Anrea de Guttry, Marco Gestri, Gabriella Venturini .The Netherlands: Springer, 2012.
2.
Aronsson-Storrier Marie, da Costa Karen, Regulating disasters? The role of international law in disaster prevention and management // Disaster Prevention and Management, 2017. Vol. 26 Issue: 5, pp.502-513.
3.
Лисаускайте В.В. Международное право чрезвычайных ситуаций как новая отрасль международного права // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 362. С. 133-137.
4.
Соколова Н.А. Взаимосвязь основных и специальных принципов при регулировании международных отношений по охране окружающей среды // Сиб. юрид. вестн. 1999. №1. С. 56-58.
5.
The Sendai Framework for Disaster Risk Reduction 2015-2030 / Sendai, 2015. URL: https://www.unisdr.org/files/43291_sendaiframeworkfordrren.pdf (дата обращения 10 февраля 2018).
6.
Резолюция ГА ООН №46/182 «Руководящие принципы укрепления координации чрезвычайной гуманитарной помощи» [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/documents/ga/res/46/a46r182.htm (дата обращения 10 февраля 2018)
7.
Соглашение о взаимодействии в области предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера СНГ от 22.01.1993 [Электронный ресурс] // СПС «ГАРАНТ»
8.
Barbara Nicoletti. The Prevention of Natural and Man-Made Disasres: What Duties for States? / International Disaster Response Law/ Springer, 2012. P. 178 – 198.
9.
Меморандум Секретариата Комиссии международного права ООН «Защита людей в случае бедствий» от 8.08.2006 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/ (дата обращения 08 сентября 2013).
10.
Yokohama Strategy and Plan of Action for a Safer World: guidelines for natural disaster prevention, preparedness and mitigation / Yokohama, 1994. URL: https://www.preventionweb.net/files/8241_doc6841contenido1.pdf (дата обращения 10 февраля 2018).
11.
Управление ООН по Координации гуманитарной деятельности [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/unisdr/ (дата обращения 08 июля 2015).
12.
The Resolution of Council of Europe Committee of Ministers Setting up a co-operation Group for the prevention of, protection against, and organisation of relief in major natural and technological disasters from 20.03.1987. URL: https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documentId=09000016804d35b1 (дата обращения 10 февраля 2018).
13.
Руководящие принципы использования военных ресурсов и средств гражданской обороны для оказания помощи в случае бедствий 2007 г. [Электронный ресурс]. URL : http://www.ifrc.org/docs/idrl (дата обращения 23 февраля 2018).
14.
David Fisher, Law and Legal Issues in International Disaster Response: A Desk Study. International Federation of Red Cross and Red Crescent Societies, Geneva, 2007.
15.
Кодекс поведения Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца и неправительственных организаций при осуществлении операций помощи в случае стихийных бедствий и катастроф // Международный журнал Красного Креста. 1996. №8 (январь – февраль). С. 118 – 125.
16.
Третий доклад о защите людей в случае бедствий. Комиссия международного права ООН, 2010 [Электронный ресурс]. URL : http://www.un.org (дата обращения 23 февраля 2018).
17.
The role of the Red Cross and Red Crescent Societies in response to technological disasters. International Federation of Red Cross and Red Crescent Societies, Geneva, 3-7 December 1995 // International Review of the Red Cross, No. 310 URL:https://www.icrc.org/eng/resources/documents/article/other/57jmvu.htm (дата обращения 10 февраля 2018).
18.
Конвенция Тампере о предоставлении телекоммуникационных ресурсов для смягчения последствий бедствий и осуществления операций по оказанию помощи 1998 г. [Электронный ресурс]. URL : http://www.un.org/russian/documen/convents/tampere.htm (дата обращения 08 сентября 2013.
19.
Рохан Дж. Хардкасл, Адриан Т.Л. Чуа. Гуманитарная помощь: о праве на доступ к жертвам стихийных бедствий // Международный журнал Красного Креста. 1998. №23. декабрь. С. 711-727.
20.
Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.icdo.org/ (дата обращения 10 февраля 2018)
References (transliterated)
1.
International Disaster Law Response / Anrea de Guttry, Marco Gestri, Gabriella Venturini .The Netherlands: Springer, 2012.
2.
Aronsson-Storrier Marie, da Costa Karen, Regulating disasters? The role of international law in disaster prevention and management // Disaster Prevention and Management, 2017. Vol. 26 Issue: 5, pp.502-513.
3.
Lisauskaite V.V. Mezhdunarodnoe pravo chrezvychainykh situatsii kak novaya otrasl' mezhdunarodnogo prava // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2012. № 362. S. 133-137.
4.
Sokolova N.A. Vzaimosvyaz' osnovnykh i spetsial'nykh printsipov pri regulirovanii mezhdunarodnykh otnoshenii po okhrane okruzhayushchei sredy // Sib. yurid. vestn. 1999. №1. S. 56-58.
5.
The Sendai Framework for Disaster Risk Reduction 2015-2030 / Sendai, 2015. URL: https://www.unisdr.org/files/43291_sendaiframeworkfordrren.pdf (data obrashcheniya 10 fevralya 2018).
6.
Rezolyutsiya GA OON №46/182 «Rukovodyashchie printsipy ukrepleniya koordinatsii chrezvychainoi gumanitarnoi pomoshchi» [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.un.org/documents/ga/res/46/a46r182.htm (data obrashcheniya 10 fevralya 2018)
7.
Soglashenie o vzaimodeistvii v oblasti preduprezhdeniya i likvidatsii posledstvii chrezvychainykh situatsii prirodnogo i tekhnogennogo kharaktera SNG ot 22.01.1993 [Elektronnyi resurs] // SPS «GARANT»
8.
Barbara Nicoletti. The Prevention of Natural and Man-Made Disasres: What Duties for States? / International Disaster Response Law/ Springer, 2012. P. 178 – 198.
9.
Memorandum Sekretariata Komissii mezhdunarodnogo prava OON «Zashchita lyudei v sluchae bedstvii» ot 8.08.2006 g. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.un.org/ (data obrashcheniya 08 sentyabrya 2013).
10.
Yokohama Strategy and Plan of Action for a Safer World: guidelines for natural disaster prevention, preparedness and mitigation / Yokohama, 1994. URL: https://www.preventionweb.net/files/8241_doc6841contenido1.pdf (data obrashcheniya 10 fevralya 2018).
11.
Upravlenie OON po Koordinatsii gumanitarnoi deyatel'nosti [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.un.org/unisdr/ (data obrashcheniya 08 iyulya 2015).
12.
The Resolution of Council of Europe Committee of Ministers Setting up a co-operation Group for the prevention of, protection against, and organisation of relief in major natural and technological disasters from 20.03.1987. URL: https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documentId=09000016804d35b1 (data obrashcheniya 10 fevralya 2018).
13.
Rukovodyashchie printsipy ispol'zovaniya voennykh resursov i sredstv grazhdanskoi oborony dlya okazaniya pomoshchi v sluchae bedstvii 2007 g. [Elektronnyi resurs]. URL : http://www.ifrc.org/docs/idrl (data obrashcheniya 23 fevralya 2018).
14.
David Fisher, Law and Legal Issues in International Disaster Response: A Desk Study. International Federation of Red Cross and Red Crescent Societies, Geneva, 2007.
15.
Kodeks povedeniya Mezhdunarodnogo dvizheniya Krasnogo Kresta i Krasnogo Polumesyatsa i nepravitel'stvennykh organizatsii pri osushchestvlenii operatsii pomoshchi v sluchae stikhiinykh bedstvii i katastrof // Mezhdunarodnyi zhurnal Krasnogo Kresta. 1996. №8 (yanvar' – fevral'). S. 118 – 125.
16.
Tretii doklad o zashchite lyudei v sluchae bedstvii. Komissiya mezhdunarodnogo prava OON, 2010 [Elektronnyi resurs]. URL : http://www.un.org (data obrashcheniya 23 fevralya 2018).
17.
The role of the Red Cross and Red Crescent Societies in response to technological disasters. International Federation of Red Cross and Red Crescent Societies, Geneva, 3-7 December 1995 // International Review of the Red Cross, No. 310 URL:https://www.icrc.org/eng/resources/documents/article/other/57jmvu.htm (data obrashcheniya 10 fevralya 2018).
18.
Konventsiya Tampere o predostavlenii telekommunikatsionnykh resursov dlya smyagcheniya posledstvii bedstvii i osushchestvleniya operatsii po okazaniyu pomoshchi 1998 g. [Elektronnyi resurs]. URL : http://www.un.org/russian/documen/convents/tampere.htm (data obrashcheniya 08 sentyabrya 2013.
19.
Rokhan Dzh. Khardkasl, Adrian T.L. Chua. Gumanitarnaya pomoshch': o prave na dostup k zhertvam stikhiinykh bedstvii // Mezhdunarodnyi zhurnal Krasnogo Kresta. 1998. №23. dekabr'. S. 711-727.
20.
Ramochnaya konventsiya po okazaniyu pomoshchi v oblasti grazhdanskoi oborony 2000 g. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.icdo.org/ (data obrashcheniya 10 fevralya 2018)
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"