по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Международно-правовые основы сотрудничества государств по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий
Мысина Анастасия Ильинична

адъюнкт кафедры прав человека и международного права Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя

117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Волгина, 12

Mysina Anastasiia

Adjunct, the department of Human Rights and International Law, Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation named after V. Y. Kikot

117997, Russia, g. Moscow, ul. Akademika Volgina, 12

shlenkovanastasiya@gmail.com

Аннотация.

В статье автором раскрываются на концептуальном и практическом уровне международно-правовые основы сотрудничества государств – членов мирового сообщества по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий, рассматриваются некоторые теоретические и правовые аспекты осуществления международного сотрудничества по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий. Анализ составов противоправных деяний, закрепленных в международных договорах, свидетельствует о возникновении новационных видов преступлений, которые подлежат правовому урегулированию как на международном уровне, так и в рамках национального уголовного права. Методологическую основу исследования составляют системный, структурный и функциональный анализ, логический, сравнительно-правовой и формально-логический методы. Новизна исследования заключается в том, что автором приводятся понятие и классификация противоправных деяний, совершаемых в сфере информационных технологий, исследуется проблема отсутствия универсального международного договора, регулирующего вопросы сотрудничества государств в рассматриваемой области, анализируются региональные источники международного права, посвященные вопросам международного сотрудничества по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий.

Ключевые слова: сфера информационных технологий, сотрудничество государств, международный договор, противоправная деятельность, ресурсы информационных технологий, криптовалюты, противодействие преступлениям, международное сотрудничество, транснациональный характер, средства коммуникации

DOI:

10.25136/2306-9899.2019.1.29027

Дата направления в редакцию:

25-02-2019


Дата рецензирования:

26-02-2019


Дата публикации:

24-04-2019


Abstract.

This article describes on the conceptual and practical level the international legal framework for cooperation of the global community member states on crime prevention in the area of information technologies, as well considers certain theoretical and legal aspects of realization of international cooperation on crime prevention in the area of information technologies. The analysis of the composition of unlawful acts, established in the international treaties, testifies to the emergence of the novation types of crimes subject to legal regulation on the international level, as well as in terms of the national criminal law. Methodological foundation contains systemic, structural, and functional analysis; logical, comparative-legal, and formal-logical methods. The scientific novelty consists in the fact that the author provides the definition and classification of unlawful acts committed in the sphere of information technologies; explores the problem of the absence of universal international treaty that would regulate the questions of cooperation of states in this area;  analyzes the regional sources of international law dedicated to the questions of international cooperation on crime prevention in the area of information technologies.

Keywords:

counteraction to crimes, cryptocurrency, information technology resources, illegal activities, international treaty, cooperation of states, field of information technologies, international cooperation, transnational character, means of communication

Современный миропорядок строится на основе верховенства права[4, 5, 21-23] и определяет себя в параметрах глобального и взаимозависимого мира, где международный мир и коллективная безопасность сопряжены с противодействием транснациональным угрозам. Позитив современного права в лице Устава ООН и норм международного права обозначает востребованность всестороннего взаимодействия государств – членов мирового сообщества по борьбе с транснациональной преступностью (Декларация тысячелетия 2000 г., п., п. 9, 30; Итоговый документ Всемирного саммита 2005 г., п., п. 7, 69-72, 111-115, 134). Международное и внутригосударственное пространство, определяемое как свободное от транснациональной преступности, обозначает себя в режиме международного правопорядка. Соответственно, позитив права обозначает направление правоприменительной практики мирового сообщества в формате противодействия международным преступлениям (как преступлениям, затрагивающим коренные интересы всего мирового сообщества и рассматриваемым в формате органов международного уголовного правосудия, в частности в Международном уголовном суде) и преступлениям международного характера (как преступлениям, затрагивающим субъективные интересы отдельных членов мирового сообщества и рассматриваемым в формате принципа «выдай или суди» – «aut dedere aut judicare» через институт экстрадиции)[1, 6-10, 17]. Российская Федерация в режиме своей международно-правовой включенности в современный миропорядок в качестве мировой державы, постоянного члена Совета Безопасности ООН и по обстоятельствам заявленной приверженности верховенству права осуществляет всестороннее сотрудничество с государствами – членами мирового сообщества по всему спектру международных преступлений и преступлений международного характера. Показательную международно-правовую значимость в объективном порядке несет в себе вклад Российской Федерации в процесс противодействия такому преступлению международного характера, как преступление в сфере информационных технологий. Целью проведенного исследования является изучение проблемы разрозненности понятийного аппарата, используемого в ходе реализации международного сотрудничества в борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий, а также проблемы отсутствия универсального международного договора, регулирующего межгосударственное взаимодействие в рассматриваемой сфере. В качестве объекта исследования выступают международные отношения, которые складываются между государствами в процессе осуществления международного сотрудничества по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий. Предметом изучения являются международные договоры, а также научные труды авторитетных ученых, посвященные вопросам противодействия преступлениям в сфере информационных технологий. Методология исследования включает системный, структурный и функциональный анализ, логический, сравнительно-правовой и формально-логический методы. Востребованность консолидированного международно-правового взаимодействия государств – членов мирового сообщества по линии пресечения преступлений в сфере информационных технологий обозначена качественными наработками правоохранительных органов Российской Федерации в части констатации юридического факта, согласно которому количество преступлений, совершаемых с использованием возможностей информационных технологий с каждым годом стремительно возрастает[24].

Позиционно, по обстоятельствам своего юридического существа преступления в сфере информационных технологий нередко совершаются под юрисдикцией одного государства, а существенный ущерб в результате нанесен другому государству[20]. По объективной констатации практики межгосударственного взаимодействия по линии поддержания международного правопорядка присутствуют ситуации, когда доходы, полученные в результате совершения преступной деятельности впоследствии легализуются в третьем государстве[18]. Представленные здесь обстоятельства указывают на транснациональный характер осуществляемой преступной активности и ставят в порядке востребованности задачу совершенствования концептуальных наработок и предметно практических международно-правовых основ сотрудничества государств по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий.

Негатив права здесь проявляет себя в формате ущербности экономической безопасности членов мирового сообщества в их предметном юридическом качестве отдельного суверенного государства и мирового сообщества в целом. Согласно последним исследованиям, ущерб, нанесенный мировой экономике в результате совершения преступлений в сфере информационных технологий в 2017 г., значительно увеличился. Он составил 608 миллиардов долларов, что на 100 миллиардов превышает ущерб, полученный в 2014 г. [25].

Многоформатность, целостность, практическая результативность международного сотрудничества государств по пресечению преступлений в сфере информационных технологий в объективном порядке сопряжены с отсутствием концептуально единообразного понимания предметного состава противоправных деяний[3], совершаемых посредством использования различных средств коммуникации. Представленное обстоятельство, в свою очередь, влечет разрозненность понятийного аппарата, усложняющую сотрудничество государств по различным вопросам противодействия преступлениям в сфере информационных технологий[14]. Показательным юридическим фактом здесь представляется то, что в современной договорной практике, актах международных организаций, национальных нормативных правовых актах, и на академическом уровне в научных трудах по заявленной проблематике можно встретить большое количество разнообразных понятий, а именно: «преступления в сфере компьютерной информации», «киберпреступность», «преступления в сфере высоких технологий», «Интернет преступления», «компьютерная преступность» и другие. Каждый обозначает преступления в указанной сфере по-своему, а в контексте международного сотрудничества изложенные категории расценивают как синонимичные. Следует отметить, что с момента подписания Конвенции Совета Европы о киберпреступности 2001 г. в диссертационных исследованиях, монографиях и научных статьях фигурировали в основном такие понятия как киберпреступность и преступления, совершаемые в киберпространстве, а также их эквиваленты адаптированные к российскому законодательству: компьютерная преступность[19] и преступления в сфере компьютерной информации[16]. С течением времени, появилась точка зрения, в соответствии с которой указанная терминология утратила свою актуальность, а понятийный аппарат используемый в ходе осуществления международного сотрудничества в исследуемой сфере требует обновления. Так, в науке международного права начали появляться такие категории как, преступления в сфере высоких технологий[13], Интернет-преступность[12], цифровая преступность[15] и другие. Необходимо также обратить внимание и на то, что различные ученые в основном прямо не противостоят друг другу в вопросах актуальности и юридической обоснованности применения конкретного определения, а посвящают свои научные труды другой проблематике, используя при этом ту или иную терминологию.

Позиционно, с точки зрения своего юридического и предметного существа определенные преступления могут совершаться при использовании компьютера, но без доступа к сети Интернет, а также без помощи компьютера посредством применения иных средств коммуникации и т.д. Так, например, распространение вредоносных программ может осуществляться не только через компьютер и Интернет, но также и через технологии ММS, Bluetooth и другие. В таком случае противоправное деяние по обстоятельствам своего юридического существа в полной мере не будет подпадать ни под одно из представленных понятий.

Постановочно, в порядке концептуального и предметно правового выявления применимости более широкого и в то же время более точного понятия, охватывающего все многообразие современных средств коммуникации, представляется юридически обоснованным констатировать применимость понятия «преступление в сфере информационных технологий ». Научная новизна исследования заключается в том, что такое понятие как преступление в сфере информационных технологий в контексте данной статьи впервые проецируется на проблемы реализации международного сотрудничества в борьбе с преступностью и анализируется комплексно как в теоретическом, так и в международно-правовом плане. Рассмотрим, что под ним понимается. Прежде всего необходимо отметить, что информационные технологии включают процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов, а также ресурсы, необходимые для сбора, обработки, хранения и распространения информации. Позиционно, заявленная категория чаще всего применяется в качестве синонима для компьютерных или Интернет-технологий, но под ней также подразумеваются и другие средства коммуникации, например, такие как телефонная связь и телевидение. Так, информационные технологии включают различные сферы создания, передачи, хранения и восприятия информации, не ограничиваясь рамками компьютерных технологий или Интернет-ресурсов[11]. Соответственно и «преступление в сфере информационных технологий» в настоящее время является более точным и актуальным по отношению к ранее изложенным. В целом оно по обстоятельствам своего юридического качества преступления международного характера представляет собой противоправное общественно опасное виновное деяние в формате международного уголовного права, совершенное в сфере информационных технологий, за которое в соответствии с нормами международного и национального права предусматривается уголовная ответственность.

Позитив современного международного права по обстоятельствам концептуального обоснования институционно-правовых основ международного сотрудничества государств по противодействию транснациональной преступности несет в себе анализ состава преступлений в сфере информационных технологий. Ранее исследования различных ученых сводились в основном к анализу составов отдельных групп преступлений конкретной области (например, относящихся к Интернет-преступности), либо рассмотрением всех преступлений, предусмотренных национальным законодательством. Позиционно, всесторонний подход в плане раскрытия заявленной проблематики ставит в порядке востребованности задачу рассмотреть универсальный состав преступлений в сфере информационных технологий, посредством которого можно проанализировать противоправные деяния, предусмотренные российским уголовным правом, нормами государств – членов Европейского Союза, международных организаций Азиатско-Тихоокеанского региона, государств – членов мирового сообщества в целом, равным образом как составы в формате различных международных договоров и новационные проявления преступной активности по обстоятельствам перспектив их эволюционного видоизменения. Анализ состава преступлений в сфере информационных технологий проведен на основе изучения понятий различных преступлений, закрепленных в Уголовном кодексе Российской Федерации, нормативно-правовых актах зарубежных государств и международных договорах. Так, состав преступлений в сфере информационных технологий включает следующие элементы:

1. Объект:

1) общественные отношения в сфере информационных технологий (может иметь место двойной объект, например, при совершении мошенничества с использованием информационных технологий объектом также будут выступать общественные отношения в сфере собственности);

2) предмет: банковские реквизиты, различного рода информация, имущество, информационные технологии и т.д.;

3) потерпевший: физические и юридические лица.

2. Объективная сторона:

1) общественно опасное деяние (действие или бездействие): например, создание и распространение вредоносной программы;

2) общественно опасное последствие: например, уничтожение информации, повреждение имущества;

3) причинно-следственная связь;

4) место, время, обстановка, орудие, средства, способ совершения преступления.

3. Субъект: физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

4. Субъективная сторона:

1) вина в форме умысла или неосторожности;

2) цель: например, сокрытие совершения другого преступления;

3) мотив: например, корыстная заинтересованность.

По предмету посягательства преступления в сфере информационных технологий условно можно подразделить на две большие группы (классификация является условной, поскольку некоторые противоправные деяния могут иметь двойной предмет и относиться одновременно к двум разновидностям, например, взлом паролей):

1. Преступления, посягающие на различные информационные технологии (создание, использование и распространение вредоносных программ, уничтожение компьютерной информации, блокирование компьютерной информации, неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру);

2. Преступления, посягающие на иные предметы, совершаемые с использованием информационных технологий (легализация доходов, полученных преступным путем при помощи криптовалют, мошенничество с использованием информационных технологий, распространение детской порнографии, хищение номеров кредитных карт и других банковских реквизитов и другие).

Концептуальный посыл по линии правового регулирования международного сотрудничества по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий в параметрах целостной системы права включает в себя такой феномен, как криптовалюты , которые нередко используются криминальными структурами в целях осуществления незаконного оборота оружия, фальсифицированных лекарственных препаратов, наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров[2] и т.д. Значительная роль здесь отводится понятию «Даркнет » (англ. DarkNet, с англ. — «скрытая сеть», «тёмная сеть», «теневая сеть»). Она представляет собой скрытую сеть, по которой обмен информацией происходит анонимно в зашифрованном виде. Ее возможности, в свою очередь, активно применяются в преступной деятельности.

Большое значение в контексте международного сотрудничества в борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий имеет проблема отсутствия универсального международного договора, регулирующего взаимодействие государств в рассматриваемой сфере. Заявленная готовность мирового сообщества содействовать кодификации и прогрессивному развитию международного сотрудничества (по обстоятельствам деятельности Комиссии международного права ООН) в параметрах юридического упорядочения процесса осуществления межгосударственного взаимодействия в борьбе с преступлениям в сфере информационных технологий предметно проявляет себя в режиме востребованности выработки на этот счет соответствующего договорно-правового акта и устранения из системы современных международных правоотношений юридического факта отсутствия универсального международного договора, регулирующего многостороннее взаимодействие государств в заявленной области. Поступательный процесс повышения уровня доверия между отдельными государствами признан в конечном итоге содействовать заключению всестороннего международного договора, предусматривающего эффективные формы взаимодействия, например такие как выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора; проведение скоординированных мероприятий и операций по противодействию преступлениям в сфере информационных технологий; обмен персональными данными; упорядочение юридического статуса преступлений в сфере информационных технологий; выработка единообразного наименования противоправных деяний по заявленной проблематике и устранение на этот счет имеющихся в соответствующих государствах различий. Так, ряд государств устанавливают уголовную ответственность за совершение определенного круга составов преступлений, другие – предусматривают более широкий или, наоборот, более узкий круг противоправных деяний. В криминальной деятельности преступники все чаще используют развивающиеся государства, чтобы с наибольшей долей вероятности уйти от преследования со стороны правоохранительных органов. Например, в Филиппинах, нормативная правовая база противодействия преступлениям в сфере информационных технологий развита достаточно слабо, а в отдельных вопросах отсутствует в принципе. Такие пробелы позволяют криминальным элементам осуществлять транснациональную преступную деятельность и избегать уголовной ответственности. Показательную международно-правовую значимость здесь несет последовательный внешнеполитический курс Российской Федерации на обеспечение международного правопорядка. Предметным юридическим фактом здесь является то обстоятельство, что Российская Федерация в 2017 г. представила Организации Объединенных Наций (далее – ООН) проект Конвенции ООН о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности. Конвенция вступает в силу на девяностый день после предоставления тридцатой ратификационной грамоты. Позитив правоприменительной практики мирового сообщества в режиме противодействия транснациональной преступности показательно призван обозначить себя по обстоятельствам реализации международно-правовой инициативы Российской Федерации по линии подписания государствами – членами ООН Конвенции о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности.

В свете отсутствия действующего универсального международного договора, регулирующего международные отношения в исследуемой области, особую актуальность приобретает анализ региональных источников международного права, координирующих межгосударственное взаимодействие в рассматриваемой сфере. Здесь представляется объективно востребованным констатировать многоформатность подходов к регламентации межгосударственного взаимодействия. Так, в Конвенции Совета Европы о киберпреступности 2001 г., представлены такие понятия, как «компьютерная система», «компьютерные данные», «данные трафика», тем не менее определение киберпреступности отсутствует. 28 сентября 2018 г. на заседании Совета глав государств СНГ подписано Соглашение о сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий. Данный международный договор заменяет Соглашение о сотрудничестве государств – участников СНГ в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации 2001 г., так как оно утратило актуальность (поскольку ограничивается лишь компьютерными технологиями), что осложнило работу компетентных органов по реализации оперативного обмена информацией относительно новационных видов преступлений. Показательным фактом международно-правового вклада государств – членов мирового сообщества в процесс кодификации международного права по линии противодействия преступности в сфере информационных технологий представляется Соглашение между правительствами государств – членов Шанхайской Организации Сотрудничества (далее – ШОС) о сотрудничестве в области обеспечения информационной безопасности 2009 г., где установлен корпус юридически значимых понятий: «информационная безопасность», «информационная преступность», «информационное пространство», «угроза информационной безопасности». Совокупный правовой результат Соглашения ШОС 2009 г. предметно проявляет себя в параметрах юридической значимости конкретно установленной роли в деле противодействия преступлениям в сфере информационных технологий. Концептуальное и предметно практическое значение в плане упорядочения международно-правового сотрудничества государств по пресечению преступлений в сфере информационных технологий несет в себе сравнительный анализ составов преступлений, предусмотренных соответствующими международными договорами. Так, в Конвенции Совета Европы о киберпреступности 2001 г. устанавливаются такие преступления, как компьютерное мошенничество; незаконный доступ к компьютерной системе; подлог компьютерных данных; преступления, связанные с детской порнографией; противоправные деяния, связанные с нарушениями авторского права и смежных прав. Соглашение о сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступлениями в сфере информационных технологий 2018 г. включает в перечень уголовно наказуемых деяний следующие составы: уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации; нарушение работы компьютерной системы путем несанкционированного доступа к охраняемой законом компьютерной информации; нарушение правил эксплуатации компьютерной системы лицом, имеющим к ней доступ, повлекшее уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние причинило существенный вред или тяжкие последствия; создание, использование или распространение вредоносных программ; хищение имущества путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, либо путем введения ложной информации; изготовление в целях сбыта либо сбыт специальных программных или аппаратных средств получения несанкционированного доступа к защищенной компьютерной системе; распространение с использованием сети «Интернет» порнографических материалов с изображением несовершеннолетнего, а также материалов, признанных в установленном порядке экстремистскими или содержащих призывы к осуществлению террористической деятельности или оправданию терроризма; незаконное использование программ для компьютерных систем и баз данных, являющихся объектами авторского права, если это деяние причинило существенный ущерб. Соглашение между Правительствами государств – членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения информационной безопасности 2009 г., не предусматривая составов преступлений в заявленной области, акцентирует внимание на выделении определенных угроз, а именно: разработка и применение информационного оружия; подготовка и ведение информационной войны; информационный терроризм; информационная преступность; использование доминирующего положения в информационном пространстве в ущерб интересам и безопасности других государств; распространение информации, наносящей вред общественнополитической и социально-экономической системам, духовной, нравственной и культурной среде других государств; угрозы безопасному, стабильному функционированию глобальных и национальных информационных инфраструктур, имеющие природный и (или) техногенный характер. Подбор анализируемых источников международного права обусловлен тем, что Российская Федерация является участником рассмотренных выше Соглашений ШОС и СНГ, а также имеет потенциальную возможность присодинения к Конвенции Совета Европы. В связи с чем, изучение указанных международных договров в ходе проведения исследования заявленной проблематики представляется наиболее актуальным.

Подводя итоги всему вышеизложенному необходимо сделать вывод о том, что предпринятый в ходе научного исследования анализ составов противоправных деяний, закрепленных в международных договорах, свидетельствует о возникновении новационных по своей типологии и юридическому существу видов преступлений, которые являются не менее опасными и в равной степени подлежат правовому урегулированию как на универсальном международном уровне, так и в рамках национального уголовного права различных государств. В положениях рассмотренных выше региональных международных договоров четко прослеживаются различия как в отношении используемой терминологии, так и касательно устанавливаемых составов противоправных деяний, что значительно усложняет сотрудничество государств на универсальном уровне. По объективным показателям развития науки и практики международного права на сегодняшний день преступления в сфере информационных технологий значительно эволюционировали, что, в свою очередь, требует от мирового сообщества совершенствования теоретико-правовых основ противодействия преступлениям, совершаемым в заявленной области путем достижения взаимосогласованного восприятия государствами – членами мирового сообщества единообразного понятийного аппарата по линии противодействия транснациональной преступности в сфере информационных технологий, а также заключения универсального международного договора, призванного в значительной степени повысить эффективность межгосударственного взаимодействия в заявленной сфере. Показательное международно-правовое значение здесь отводится обеспечению всестороннего международного сотрудничества в сфере противодействия преступности на основе доверительных, партнерских отношений между государствами. Российская Федерация в параметрах последовательного внешнеполитического курса на поддержание международного правопорядка вносит немалый вклад в дело противодействия транснациональной преступности в сфере информационных технологий, главным образом путем подписния региональных международных договоров, а также разработки пректа универсальной конвенции.

Библиография
1.
Алешин В.В. Международное право вооруженных конфликтов. М., 2007. 198 c.
2.
Ализаде В.А., Волеводз А.Г. Судебная практика по делам о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотиков, совершенных с использованием криптовалюты: от разных подходов к предложению единого понимания // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2018. №1 (36). С. 306-333.
3.
Гончар В.В. О важности формирования единообразного понятийного аппарата, необходимого для расследования преступлений в сфере компьютерной информации // Вестник экономической безопасности №1, МосУ МВД России имени В.Я. Кикотя, 2018. С. 225-230.
4.
Иванов И.С. Верховенство права в международных отношениях // Международная жизнь. 2000. № 12. С. 62-67.
5.
Каламкарян Р.А. Господство права Rule of Law в международных отношениях. М., 2014. С. 176-178.
6.
Котляров И.И. Международное право и вооруженные конфликты. М., 2003. С. 521-545.
7.
Лобанов С.А. Военные преступления., 2017. 386 с.
8.
Лобанов С.А. Уголовная ответственность за военные преступления: теоретические вопросы международно-правового исследования. М., 2015. 368 c.
9.
Лобанов С.А. Уголовная ответственность за военные преступления: теоретические вопросы международно-правового исследования: Монография/ С.А. Лобанов – 2-е изд. испр. и доп. М., 2017. 371 c.
10.
Ляхов Е.Г. Перспективные направления теории международного права и международного сотрудничества по противодействию и борьбе с преступностью и терроризмом. М., 2007. 263 с.
11.
Мельников В.П. Информационная безопасность и защита информации: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Информационные системы и технологии» М., Академия, 2012. 336 с.
12.
Мозолина О.В. Публично-правовые аспекты международного регулирования отношений в Интернете: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.10. М., 2008. 197 с.
13.
Несмеянов А.А. Основные проблемы борьбы с преступлениями в сфере высоких технологий // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России, №4 (71), 2014. С.43-48.
14.
Прокофьев К.В. Международно-правовые проблемы обеспечения международной информационной безопасности в сети Интернет: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.10. М., 2009. 186 с.
15.
Русскевич Е.А. Уголовное право и «цифровая преступность». Проблемы и решения. Инфра-М: Научная мысль, 2019. 227 с.
16.
Федулов В.И. Международно-правовые аспекты защиты компьютерной информации: дис. ... канд. юрид. наук 12.00.10. М., 2006. 192 с.
17.
Черниченко С.В. Контуры международного права. М., 2014. 592 с.
18.
Шалягин Д.Д., Пузырева Ю.В. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. МосУ МВД России имени В.Я. Кикотя, 2018. 88 с.
19.
Шиндер Д.Л. Компьютерная преступность перед лицом проблемы // Центр исследования компьютерной преступности. СПб., 2015. 224 с.
20.
Шленкова А.И., Пузырева Ю.В. Актуальные вопросы регионального сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. Барнаульский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации. Барнаул, 2016. С. 50-52.
21.
Barile G. La structure de l’ordre juridique international/Recueil des Cours de l’Academecie de Droit International. La Haye. 1980. T. 161. P. 20-28.
22.
Dicey A.V. Introduction to the study of the law of constitution. London, 1960. Р. 183-206.
23.
Jackson S.W. The rule of law among nations/The rule of law. Dallas, 1961. Р. 71-86.
24.
Управление «К» МВД России. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/mvd/structure1/Upravlenija/Upravlenie_K_MVD_Rossii.
25.
Global Cost of Cybercrime Exceeded $600 Billion in 2017, Report. URL: securityintelligence.com/news/global-cost-of-cybercrime-exceeded-600-billion-in-2017-report-estimates.
References (transliterated)
1.
Aleshin V.V. Mezhdunarodnoe pravo vooruzhennykh konfliktov. M., 2007. 198 c.
2.
Alizade V.A., Volevodz A.G. Sudebnaya praktika po delam o prestupleniyakh v sfere nezakonnogo oborota narkotikov, sovershennykh s ispol'zovaniem kriptovalyuty: ot raznykh podkhodov k predlozheniyu edinogo ponimaniya // Biblioteka kriminalista. Nauchnyi zhurnal. 2018. №1 (36). S. 306-333.
3.
Gonchar V.V. O vazhnosti formirovaniya edinoobraznogo ponyatiinogo apparata, neobkhodimogo dlya rassledovaniya prestuplenii v sfere komp'yuternoi informatsii // Vestnik ekonomicheskoi bezopasnosti №1, MosU MVD Rossii imeni V.Ya. Kikotya, 2018. S. 225-230.
4.
Ivanov I.S. Verkhovenstvo prava v mezhdunarodnykh otnosheniyakh // Mezhdunarodnaya zhizn'. 2000. № 12. S. 62-67.
5.
Kalamkaryan R.A. Gospodstvo prava Rule of Law v mezhdunarodnykh otnosheniyakh. M., 2014. S. 176-178.
6.
Kotlyarov I.I. Mezhdunarodnoe pravo i vooruzhennye konflikty. M., 2003. S. 521-545.
7.
Lobanov S.A. Voennye prestupleniya., 2017. 386 s.
8.
Lobanov S.A. Ugolovnaya otvetstvennost' za voennye prestupleniya: teoreticheskie voprosy mezhdunarodno-pravovogo issledovaniya. M., 2015. 368 c.
9.
Lobanov S.A. Ugolovnaya otvetstvennost' za voennye prestupleniya: teoreticheskie voprosy mezhdunarodno-pravovogo issledovaniya: Monografiya/ S.A. Lobanov – 2-e izd. ispr. i dop. M., 2017. 371 c.
10.
Lyakhov E.G. Perspektivnye napravleniya teorii mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnogo sotrudnichestva po protivodeistviyu i bor'be s prestupnost'yu i terrorizmom. M., 2007. 263 s.
11.
Mel'nikov V.P. Informatsionnaya bezopasnost' i zashchita informatsii: uchebnoe posobie dlya studentov vuzov, obuchayushchikhsya po spetsial'nosti «Informatsionnye sistemy i tekhnologii» M., Akademiya, 2012. 336 s.
12.
Mozolina O.V. Publichno-pravovye aspekty mezhdunarodnogo regulirovaniya otnoshenii v Internete: dis. ... kand. yurid. nauk: 12.00.10. M., 2008. 197 s.
13.
Nesmeyanov A.A. Osnovnye problemy bor'by s prestupleniyami v sfere vysokikh tekhnologii // Vestnik Vostochno-Sibirskogo instituta MVD Rossii, №4 (71), 2014. S.43-48.
14.
Prokof'ev K.V. Mezhdunarodno-pravovye problemy obespecheniya mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti v seti Internet: dis. ... kand. yurid. nauk: 12.00.10. M., 2009. 186 s.
15.
Russkevich E.A. Ugolovnoe pravo i «tsifrovaya prestupnost'». Problemy i resheniya. Infra-M: Nauchnaya mysl', 2019. 227 s.
16.
Fedulov V.I. Mezhdunarodno-pravovye aspekty zashchity komp'yuternoi informatsii: dis. ... kand. yurid. nauk 12.00.10. M., 2006. 192 s.
17.
Chernichenko S.V. Kontury mezhdunarodnogo prava. M., 2014. 592 s.
18.
Shalyagin D.D., Puzyreva Yu.V. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v bor'be s prestupnost'yu. MosU MVD Rossii imeni V.Ya. Kikotya, 2018. 88 s.
19.
Shinder D.L. Komp'yuternaya prestupnost' pered litsom problemy // Tsentr issledovaniya komp'yuternoi prestupnosti. SPb., 2015. 224 s.
20.
Shlenkova A.I., Puzyreva Yu.V. Aktual'nye voprosy regional'nogo sotrudnichestva gosudarstv v bor'be s prestupleniyami mezhdunarodnogo kharaktera // Vestnik Barnaul'skogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. Barnaul'skii yuridicheskii institut Ministerstva vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii. Barnaul, 2016. S. 50-52.
21.
Barile G. La structure de l’ordre juridique international/Recueil des Cours de l’Academecie de Droit International. La Haye. 1980. T. 161. P. 20-28.
22.
Dicey A.V. Introduction to the study of the law of constitution. London, 1960. R. 183-206.
23.
Jackson S.W. The rule of law among nations/The rule of law. Dallas, 1961. R. 71-86.
24.
Upravlenie «K» MVD Rossii. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/mvd/structure1/Upravlenija/Upravlenie_K_MVD_Rossii.
25.
Global Cost of Cybercrime Exceeded $600 Billion in 2017, Report. URL: securityintelligence.com/news/global-cost-of-cybercrime-exceeded-600-billion-in-2017-report-estimates.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"