по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Всемирный банк: содействие распространению знаний и передаче технологий в целях устойчивого развития
Шугуров Марк Владимирович

доктор философских наук

профессор кафедры международного права, Саратовская государственная юридическая академия

410056, Россия, г. Саратов, ул. Вольская, 1, оф. 621

Shugurov Mark Vladimirovich

Doctor of Philosophy

Professor, the department of International law, Saratov State Law Academy

410056, Russia, g. Saratov, ul. Vol'skaya, 1, of. 621

shugurovs@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом данного исследования является деятельность Всемирного банка в сфере распространения знаний и технологий, которые необходимы для обеспечения перехода к устойчивому развитию. Автор подробно останавливается на анализе трансформации повестки деятельность Банка в связи с включением в программу его деятельности целевых задач, предусмотренных Повесткой дня в области устойчивого развития на период до 2030, в том числе задач 17.6-17.8, предусматривающих активизацию международного сотрудничества по разработке и передаче экологически чистых технологий. В основе исследования находится системный метод, позволивший продемонстрировать содействие развитию и передаче знаний и технологий в качестве самостоятельной подсистемы в рамках общего тематического пространства функционирования Банка. На основе исторического метода выявлена трансформацию повестки работы Банка. Сравнительно-правовой метод позволил выяснить специфику мандата Всемирного банка в сфере распространения знаний и передачи технологий по сравнению с другими международными организациями. Догматически-правовой метод был использован для изучения основ реализации политических обязательств по развитию и передаче технологий. Основные выводы: содействие Всемирного банка в развитии и передаче технологий в целях устойчивого развития осуществляется в двух формах. Первая - распространение знаний о новых технологиях, а также о механизме их передачи, что содействует наращиванию потенциала в сфере передачи технологий как звена инновационного цикла. Вторая - содействие мировому экономическому развитию (торговле, инвестициям), что создает благоприятный климат для распространения "устойчивых" технологий. Новизна исследования заключается в демонстрации направлений деятельности Банка по сопряжению НТП и устойчивого развития.

Ключевые слова: устойчивое развитие, Всемирный банк, развивающиеся страны, технологический разрыв, зеленые технологии, инновационная система, знания, передача технологий, международное сотрудничество, ООН

DOI:

10.25136/2306-9899.2018.2.26901

Дата направления в редакцию:

17-07-2018


Дата рецензирования:

18-07-2018


Дата публикации:

20-07-2018


Abstract.

The subject of this research is the activity of World Bank in the area of knowledge distribution and technologies essential for ensuing the transition to sustainable development. The author carefully analyzes the transformation of agenda of the World Bank’s activity due to inclusion of policy objectives stipulated by the Agenda for Sustainable Development for the period until 2030, along with the tasks 17.6-17.8 providing the activation of international cooperation regarding the development and transfer of environmentally friendly technologies. The systemic approach allows demonstrating the assistance to development and transfer of knowledge and technologies as an independent subsystem in terms of the common thematic space of operation of the World Bank. The comparative legal method determined the specificity of the World Bank’s mandate in the area of knowledge distribution and technology transfer in comparison with other international organizations. The dogmatic legal method was applies for examination of the bases of implementation of political commitments on development and transfer of technologies. The author concludes that the assistance of World Bank in development and transfer of technologies for the purpose of sustainable development is realized in two forms: the first one is the distribution of knowledge about the new technologies, as well as the mechanism of their transfer, which contributes to capacity building in the field of technology transfer as a ling of innovative cycle; the second one is the assistance to the world economic development (trade, investments) that creates a favorable climate for distribution of the “sustainable” technologies. The scientific novelty consists in demonstration of the vectors of World Bank’s activity on interlinking the scientific progress and the sustainable development.

Keywords:

innovation system, green technologies, technology gap, developing countries, World Bank, sustainable development, knowledge, technology transfer, international cooperation, United Nations

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 17-03-00400-ОГН «Международно-правовое регулирование передачи технологий в контексте глобальной стратегии устойчивого развития: состояние и перспективы»).

Введение

Существенным фактором, определяющим содержание и направления международного сотрудничества на глобальном уровне, сегодня выступают политические обязательства, содержащиеся в программно-стратегических документах в сфере устойчивого развития. Выполнение данного рода обязательств оказывает стимулирующее воздействие на имплементацию целого ряда международных договоров, предусматривающих международно-правовые обязательства государств, направленные на обеспечение перехода к устойчивому развитию. С принятием в 2015 году Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года (далее – Повестка-2030) [1] обозначились новые рубежи в деятельности не только государств, но и международных организаций. Эта тенденция характерна и для Всемирного банка, являющегося ключевым мировым агентством, содействующим переходу к устойчивому развитию.

Изменения в деятельности Всемирного банка, как и других международных организаций, связаны с включением в их функциональные стратегии семнадцати Целей устойчивого развития (далее – ЦУР), согласованных на глобальном уровне. Документы в сфере устойчивого развития, в том числе и Повестка-2030, акцентируют внимание на роли научных и технологических достижений, а также их распространения и передачи в целях согласования трех измерений развития. Поэтому повышенной актуальностью характеризуется исследование того вклада, который Банк уже вносит и будет вносить в будущем в достижение тех целевых задач Повестки-2030, которые, помимо задач 17.6-17.8, также предполагают разработку и передачу, особенно развивающимся странам, «устойчивых», в том числе экологически обоснованных («зеленых») технологий, а также самых разнообразных знаний, в совокупности являющихся научно-технологической базой устойчивого развития.

Всемирный банк: трансформация повестки

Последовательное достижение поставленной цели настоящей статьи предполагает краткое освещение некоторых концептуальных моментов. Начнем с того, что Всемирный банк – это прежде всего международная финансовая организация, которая вместе с другими многосторонними международными банками развития (Multilateral Development Banks/MDB), а также иными финансовыми институтами (фондами и финансовыми программами) выполняет никем не заменимую роль агентства развития. Иными словами, Всемирный банк, как и прочие MDB, – это не просто финансовая организация в повседневном смысле слова, но и ведущий глобальный институт содействия развитию, оказывающий финансовую и техническую помощь в таких сферах, как низкоуглеродное развитие, образование, публичное управление, здравоохранение, сельское хозяйство, развитие финансового и частного секторов, окружающая среда и управление ресурсами и т.д. При этом надо учитывать, что он оказывает содействие не только развивающимся странам, но и странам со средним уровнем доходов, таким как, например, Россия.

Обратим внимание на то, что п. 70 Аддис-Абебской программы действий [2] , принятой накануне саммита ООН по устойчивому развитию 2015 г., подтверждает центральную роль MDB (Африканский Банк развития, Азиатский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк, Группа межамериканского банка развития) в обеспечении долговременного концессионального и неконцессионального финансирования различных проектов, а также оказания содействия в формировании потенциала и технической помощи в тематических рамках устойчивого развития. Иными словами – Всемирный банк, как и другие аналогичные региональные банки развития, являются важными институциональными субъектами, оказывающими содействие странам и регионам по переходу к устойчивому развитию и достижению его целей. Достаточно указать на включенность Европейского Банка реконструкции и развития (ЕБРР) в данную работу [3]. Нельзя не упомянуть и о согласованной позиции, которую выработали MDB сразу же после Третьей Конференции ООН по финансированию развития в вопросе о необходимости мобилизации финансовых ресурсов и использования инновационных механизмов финансирования устойчивого развития. Аналогичную позицию Всемирный банк выразил в недавнем специальном докладе на данную тему [4].

Важнейшим направлением деятельности международных организаций в целом и MDB в частности в сфере перехода к устойчивому развитию является содействие распространению и обмену знаниями, а также содействие разработке и передаче технологий, обеспечивающих согласование трех измерений развития – экономического, экологического и социального. MDB, как, впрочем, и другие международные организации, проявляли активность в сфере перехода к устойчивому развитию, начиная с начала 90-х гг. XX в. и, в сущности, были готовы к адаптации своей деятельности к решению новых целевых задач, предусмотренных Повесткой-2030. Общепризнанно, что последние являются более масштабными, чем Цели развития тысячелетия (Millennium Development Goals/MDGs), которые были приняты в 2000 г.

Если обратиться к истории эволюции мандата и, соответственно, объема направлений деятельности Всемирного банка, то, как отмечается в литературе, деятельность Банка с момента его создания в 1946 г. отразила изменения в подходах к политике в сфере развития и приоритетах развития, играя определяющую роль в продвижении данной политики [5, P. 443]. Вначале своей деятельность Банк (тогда – Международный банк реконструкции и развития/МБРР) в основном занимался финансовой поддержкой инфраструктурных проектов в промышленности и мало обращал внимание на сельское хозяйство.

Тем не менее объем деятельности Банка со временем расширялся путем включения новых областей деятельности, в том числе под воздействием принятия международным сообществом политических обязательств, предусмотренных в документах в сфере устойчивого развития, начиная с Декларации РИО-1992 г. То, что работа Всемирного банка осуществляется в разрезе глобальной стратегии устойчивого развития, подтверждается в специальном исследовании, вышедшем в 2012 году [6], когда, как известно, была проведена Конференция ООН по устойчивому развитию «Рио+20». В данной работе показывается, что Банк заинтересованно работает не только в социальной и экономической, но и природоохранной сфере, стремясь связать их воедино. К тому же чрезвычайно большое количество тематических направлений работы, определяющих его деятельность, начиная от искоренения нищеты и заканчивая задачей удвоения глобального показателя энергоэффективности и содействием развитию и распространению ИКТ в целях формирования цифрового общества [7], дает нам основание согласиться с тем, что Всемирный банк – это не просто лидер содействия глобальному развитию, но и лидер содействия устойчивому развитию и отстаивания его норм [8]. Есть все основания утверждать, что Банк коррелирует свою деятельность со стратегий устойчивого развития, изложенной в соответствующих документах в сфере устойчивого развития. Важнейшим последствием данного обстоятельства является содействие со его стороны выполнению международно-правовых обязательств, закрепленных в рио-де-жанейрских конвенциях и иных международных договорах, релевантных переходу к устойчивому развитию.

Банк постоянно вносит коррективы в повестку своей работы в контексте учета трансформации глобальной стратегии развития. Так, новым этапом в его деятельности стала корректировка повестки функционирования, связанная с принятием Повестки-2030, ознаменовавшей преобразование мировой стратегии развития в парадигму устойчивого развития и содержащей семнадцать целей устойчивого развития и 169 целевых задач.

Одновременно надо учитывать, что Повестка-2030 предполагает новые требования к содействию развитию в силу той парадигмы, которую она воплощает. Данная парадигма заключается, во-первых, в трансформации повестки содействия развитию в повестку содействия устойчивому развитию, а, во-вторых, в усилении межсекторального подхода. Последний означает взаимозависимость, неделимость, но одновременно самостоятельность всех ЦУР, относящихся к таким секторам, как ликвидация бедности, обеспечение продовольственной безопасности, инновационная модернизация промышленности, сохранение и устойчивое использование биоразнообразия, адаптация к климатическим изменениям.

В сущности, проекты, которые поддерживал и продолжает поддерживать Всемирный банк, вполне соответствуют тематике ЦУР, так как ранее, как мы уже говорили, он ориентировался в своей работе на глобальную стратегию устойчивого развития. Поэтому организация, в сущности, была подготовлена к тому, чтобы с принятием Повестки-2030 перейти от реализации ЦРТ к включению в программу своей работы задачи по достижению ЦУР, что, кстати говоря, сделали и другие международные агентства развития. При этом модификация повестки работы данной организации происходила не спонтанно, а осознанно. В частности, Группа независимы экспертов (Independent Evaluation Group) не только поддерживает блог, посвященный роли ЦУР в деятельности Банка [9], но и подготовила специальный доклад, посвященный встраиванию ЦУР в деятельность Банка на основе предшествующей деятельности в области устойчивого развития [10].Доклад интересен тем, что в нем не только подведены итоги вклада Банка в достижение ЦРТ, но и намечены определенные задачи в рамках ЦУР, решению которых он будет содействовать.

Ввиду преемственности ЦРТ и ЦУР ключевой целью миссии Банка является искоренение крайней бедности к 2030 году (снижение доли населения, живущего менее чем на 1,9 долл США в день) и ускорение обеспечения общего благосостояния (стимулирование роста доходов беднейших 40% населения каждой страны), что соответствует ЦУР № 1 «Повсеместная ликвидация нищеты во всех ее формах». Как следует из годового отчета Банка за 2017 год [11],для достижения данных целей работа проводится по трем направлениям: ускорение темпов устойчивого экономического рост в интересах всех слоев населения; инвестиции в человеческий капитал; повышение устойчивости перед лицом глобальных потрясений.

Обстоятельством, побуждающим всерьез заняться данной проблемой, является чрезвычайно выраженный разрыв между богатейшими и беднейшими странами, достигающий 5200% и включающий разрыв в уровне развития человеческого капитала [12]. Конечно, как показывает специальный доклад, в последнее время произошло сокращение разрыва между странами со средним уровнем доходов и высоким уровнем доходов, ряд ранее бедных государств (Индия, Пакистан, Сенегал и др.) смогли перейти в категорию стран со средним уровнем доходов, но неравенство продолжает оставаться серьезной проблемой, так как ряд беднейших стран (Конго, Мадагаскар, Танзания и др. стали еще беднее). Ввиду того, что все ЦУР взаимосвязаны, в лице Банка можно видеть устремленность к внесению вклада в достижение ЦУР № 10, предполагающей уменьшение разрывов в развитии как внутри стран, так и между ними.

Сквозь призму нашей статьи обращают на себя внимание инициативы по решению задачи 8.2, касающейся развития инновационного предпринимательства. В частности, в упомянутом докладе указано на необходимость продолжения работы Всемирного банка по поддержке программ и проектов, связанных с финансированием сектора НИОКР и дальнейшей передачей разработанных технологий инновационному бизнесу, в чем особенно заинтересованы развивающиеся страны.

Действительно, ускорение темпов продвижения к реализации всего намеченного в Повестке-2030, а особенно в достижении той цели, которую поставил перед собой Банк, предполагает наращивание финансовых ресурсов для содействия развитию целевых стран, поддержке притока инвестиций, которые укрепят основы устойчивого экономического роста в интересах всех слоев населения. Причем, как можно видеть, данные инвестиции должны направляются не только в производство, но и в наращивание человеческого потенциала. Ввиду ограниченного объема их необходимо использовать рационально посредством снижения рисков, привлекать новые источники, формировать инновационные механизмы финансирования и инвестирования. Одновременно сферой вложения инвестиций и предметом финансирования являются технологии и знания, которые следует передавать и как можно более широко распространять и, разумеется, рационально использовать. Все это также находится в поле внимания организации.

В этой связи в экспертной среде признается, что Повестка-2030 стала отправной точкой для новой фазы эволюции Банка [13]. В дополнение к этому появилась целая серия аналитических работ, в которых на системном уровне осуществляется анализ новых задач и перспектив работы Банка и составляющих его учреждений в свете новой повестки развития [14]. Данного рода работы коррелируют документам, исходящим от самого Банка. В частности, о новой программе его деятельности свидетельствует доклад, представленный Политическому форуму высокого уровня по устойчивому развитию, в котором показывается намерение Банка внести вклад в достижение всех ЦУР [15]. Данный документ находится в тесной связи с общим видением роли Банка в достижение ЦУР [16].

С нашей точки зрения, недостатком данных документов является отсутствие должного внимания к новым формам работы в сфере распространения знаний и технологий. Как представляется, это связано с преобладающим акцентом на мобилизации финансовых ресурсов и поиском инновационных форм финансирования устойчивого развития [17; 18]. Вместе с тем необходимо учитывать, что заметным аспектом разрыва в развитии стран и регионов и, в том числе, его причиной является разрыв в научно-технологическом и инновационном развитии. Поэтому глубокая вовлеченность Банка в достижение разнообразных ЦУР, что подтверждается большим диапазоном тематических направлений его деятельности, не может не сопровождаться его вкладом в ЦУР № 17.

Как показывает практика, Банк выполняет важную миссию по содействию распространению технологий и знаний, как в рамках финансируемых проектов, так и помимо них. Заинтересованность в необходимости дальнейшего распространения знаний и передачи технологий вызвано тем, что ЦУР № 17 – вслед за ЦРТ № 8 – ставит акцент на формировании Глобального партнерства в интересах устойчивого развития и средствах достижения ЦУР. К таковым относятся не только финансирование развития, торговля, инвестиции, но и технологии и их передача (задачи 17.6 –17.8), что находится в тесной связи с содействием формированию потенциала.

Технологии на службе устойчивого развития: роль Всемирного банка

Деятельность Банка в сфере содействия распространению знаний и технологий, необходимых для перехода к устойчивому развитию, необходимо рассматривать в контексте новых явлений в международном инновационном и научно-технологическом сотрудничестве (далее – МИНТС), осуществляющегося, как известно, в самых разных формах (совместные НИОКР, обмен информаций, передача технологий и т.д.) и на основе разнообразных инструментов (проекты, программы, платформы). Одной из задач современного МИНТС выступает обеспечение перехода к устойчивому развитию и достижение его целей. Важные ориентиры данного рода сотрудничества содержатся в международных программно-стратегических документах в сфере устойчивого развития, начиная с Повестки дня на XXI век и заканчивая Повесткой-2030. В данных документах предусматривается развитие и передача с целью использования разнообразных технологий и знаний развивающимся странам в целях решения проблемы преодоления технологического разрыва, в том числе цифрового, как условия перехода к устойчивому развитию.

Данного рода политические обязательства коррелируют обязательствам международно-правовым, закрепленным в источниках т.н. международного права устойчивого развития, представленного, прежде всего, нормами и принципами международного экологического, экономического права и международным правом прав человека [19]. Особенностью данного международно-правового комплекса является включенность проблематики устойчивого развития и направленность на достижение его целей. Это наиболее заметно на примере таких инструментов в сфере международного экологического права, как Конвенция о биоразнообразии 1992 г., Рамочная конвенция ООН об изменении климата 1992 г., Парижское соглашение о климате 2015 г., а также блоке конвенций в сфере безопасного обращения опасных химических веществ и др.

МИНТС в интересах устойчивого развития представляет важную и динамично развивающуюся подсистему МИНТС как такового, призванную, по сути, поставить НТП на службу согласования трех измерений развития. Доктринальной основой подобного рода сотрудничества выступают представления об устойчивом НТП – научных знаниях и технологических разработках (причем не только «зеленых»), способных обеспечить переход к устойчивому развитию [20; 21].

Вопросу сопряжения результатов стремительного НТП и интересов устойчивого развития большое значение придает Генеральная Ассамблея ООН. Так, в п. 1 резолюции 72/242 от 22 декабря 2017 г. «Влияние стремительного технического прогресса на достижение целей в области устойчивого развития» [22], содержится призыв к государствам-членам продолжать проведение анализа воздействия решающих технологических изменений на достижение ЦУР, с тем чтобы не только использовать новые возможности, но и решать возникающие проблемы, связанные с рисками НТП.

Данный момент очень важен ввиду того, что практически все ЦУР предусматривают развитие и использование научно-технических средств (технологий, знаний, ноу-хау, передового опыта), в широком смысле подчас именуемых технологиями. Для Всемирного банка данного рода задачи не являются факультативными в силу чрезвычайно обширного, подчас даже универсального, тематического блока его деятельности. В новых условиях он придерживается подхода о том, что необходимо предпринимать усилия по укреплению соответствующего Глобального партнерства, которое одновременно с финансированием достижения ЦУР должно активизировать деятельность по разработке знаний и технологий, а также по их передаче.

В свете сказанного очень важным представляется опыт, накопленный Банком как глобальным институтом содействия мировому устойчивому развитию.

1. Им аккумулируются и далее распространяются в мировом масштабе самые разнообразные знания, например, о перспективах мирового экономического развития, различных механизмах ускорения экономического роста в странах и регионах, тенденциях развития инновационного бизнеса, направлениях формирования благого управления и т.д. Все это можно видеть на примере тематических исследований, которые публикуют его эксперты. Как отмечается в одном из документов, «Всемирный банк является основным источником знаний и опыта в области развития в мире. Его исследования, базы данных и информационные платформы используются не только в рамках разработки операций Банка, но и в деятельности разработчиков политики, исследователей и представителей гражданского общества во всем мире» [23].

В доктрине сложилось вполне обоснованное представление о Банке как одновременно еще и «банке знаний». Вследствие этого среди агентств ООН в сфере развития он занимает особое место. Это связано с тем, что, с одной стороны, это МФИ, а с другой – организация знаний. ВБ, во-первых, сам распространяет знания, в том числе по каналам оказания технической помощи, а, во-вторых, оказывает содействие их генерированию и последующему распространению и передаче посредством поддержки тех или иных финансируемых проектов. Конечно, не следует забывать о том, что другие банки развития, а именно региональные, также отличаются подобной характеристикой.

2. Еще одним направлением содействия переходу к устойчивому развитию является деятельность в сфере передачи технологий. Вместе с тем данного рода деятельность развертывается в общем ключе поддержки мирового инновационного развития. Это обусловлено сопряжением, с одной стороны – научно-технологического прогресса, а с другой – инновационного развития. Отсюда вполне заметна деятельность Банка по оказанию помощи в формировании инновационных систем, как в форме поддерживаемых проектов, так и вне их [24; 25]. Это позволяет говорить о нем как о важнейшем агентстве в сфере мирового инновационного развития. Именно в этом аспекте Банк подходит сегодня к передаче технологий, что разительно отличается от общего подхода, разделяемого 30-40 лет тому назад, когда в качестве основной выступала задача снизить финансовые издержки такой передачи [26]. Конечно, уже тогда в расчет также принималась необходимость развития технологического потенциала развивающихся стран, однако об интеграции последних во все звенья инновационного цикла речь еще не шла.

Банк аккумулирует и распространяет знания о новых технологических разработках, практике их распространения и применения. Действительно, научно-технические знания и разработки будут внедрятся только в том случае, если о них знают. Но одного этого мало. Здесь также необходимые экспертные знания о том, как их передавать из исследовательского сектора в промышленность, сельское хозяйство, энергетический сектор и т.д. (знания о «технологиях» или механизмах передачи). Поэтому важным направлением экспертной деятельности Банка являются исследование и доведение до сведения заинтересованных стейкхолдеров (государств, директивных органов, частного сектора) знаний и информации (трансфер знаний /knowledge transfer) о том, что из себя представляет современный инновационный цикл, каковы тенденции его развития. В этом плане весьма ценными представляются специальные руководства не только в отношении укрепления потенциала передачи технологий на международном, но и внутринациональном уровне, особенно передачи технологических инноваций малому бизнесу и общинам [27]. Конечно, Банк стремится выявить общезначимые алгоритмы успешной передачи технологий, но при этом подчеркивает необходимость учета местных условий.

Ввиду того, что передача технологий является предметом МИНТС и одновременно его самостоятельной формой, то Банк, придерживаясь инновационной парадигмы, выступает участником не просто международного научно-технического сотрудничества, а именно участником МИНТС.

3. Банк в своей деятельности не ограничивается всего лишь предоставлением экспертного знания по линии оказания технической помощи и содействия формированию потенциала. Содействие с его стороны устойчивому развитию осуществляется также в форме поддержки соответствующих проектов, предполагающих передачу технологий и помощь в инновационном развитии. В ходе реализации данных проектов как раз и используется технический опыт и знания специалистов Банка. В ходе реализации данных проектов используется технический опыт и знания специалистов Банка. В качестве примера укажем на проект Р14523 – проект исследования, инноваций и передачи технологий в Сербии, запущенный в 2015 г. и поддерживаемый Банком совместно с Министерством образования, науки и технологий, а также ЕС [28]. Данный проект предусматривает содействие в переориентации публичного исследовательского сектора на потребности частного сектора. К аналогичного рода проектам следует отнести проект Р101928 «Трансфер технологий в секторе здравоохранения» (2008 – 2017 гг.) [29]. Реализованный в Китае проект Р 069862 по поддержке трансфера сельскохозяйственных технологий (2005 – 2011 гг.) предусматривал усиление технологического потенциала сельхозпроизводителей в целях их выхода на перспективные рынки сельскохозяйственной продукции [30]. И, наконец, весьма показательным является проект, реализованный в Казахстане (2008 – 2015 гг.) и предполагавший развитие сектора НИОКР в аспекте коммерциализации научно-технических разработок [31].

4. Ввиду многоаспектности передачи технологий и существования множества каналов последней Банк оказывает содействие распространению технологий не только посредством развития экспертных знаний о данных взаимосвязях [32], но и посредством улучшения положения дел с торговлей и прямыми иностранными инвестициями в практике международных экономических отношений.

Иными словами, все сказанное свидетельствует о том, что, с одной стороны, он выполняет политические обязательства по реализации научно-технологического аспекта повестки устойчивого развития, а другой – содействует имплементации положений международных договоров в отношении международно-правовых обязательств в сфере МИНТС.

В период до 2015 года, опираясь в том числе на ресурс знаний и технологий, им осуществлялась активная работа по достижению Целей развития тысячелетия, достижение которых для Банка было предметом самостоятельного рефлексивного анализа [33]. Не без участия Банка был достигнут прогресс не только в достижении ЦРТ № 1, предусматривавшей сокращение бедности, но и в достижении других целей, особенно ЦРТ № 8, предполагавшей в том числе наращивание распространения и использования ИКТ. В целом Банк придерживается последовательной позиции о том, что ИКТ – это ключевые технологии для устойчивого развития [34; 35]. Данная позиция полностью коррелирует ЦУР 17.8.

Учреждения в составе Банка: вклад в устойчивое развитие

Одновременно не будем забывать, что Всемирный банк – это группа организаций, специализирующихся в рамках того или иного направления деятельности. Так, Международный банк реконструкции и развития (МБРР) – это наиболее крупный банк развития в мире, деятельность которого по предоставлению займов, банковских гарантий, консультационных услуг, поддержке в управлении рисками также предполагает поддержку перехода к устойчивому развитию и достижению его Целей. В качестве важного вклада в выполнение обязательств по достижению ЦУР в рамках глобальных усилий противодействия изменению климата, ликвидации бедности и содействия равенству МБРР рассматривает осуществленное в 2015 – 2016 гг. привлечение дополнительных финансовых средств (173 млн долларов США) от институциональных инвесторов из Франции и Италии [36]. При этом МБРР четко обозначил акцент на том, что он будет поддерживать проекты по элиминации экстремальной бедности, которые одновременно предполагают минимальное воздействие на окружающую среду и поощряют гендерное равенство и повышают уровень общественного здравоохранения.

Международная Ассоциация развития (МАР) нацелена на содействие развитию наиболее уязвимых стран посредством предоставления льготных долгосрочных займов на реализацию программ и проектов. Посредством удвоения в 2015 – 2017 гг. на 50% привлеченных средств на финансирование проектов увеличились шансы беднейших стран своевременно достичь ЦУР.

Международная финансовая корпорация (МФК) оказывает услуги по финансовому консультированию и содействует привлечению инвестиций в частный сектор в таких сферах, как сельское хозяйство, энергетика, промышленность. Одновременно она является среди учреждений Банка в сфере содействия инновациям, передаче и внедрению технологий путем финансовой и инвестиционной поддержки инновационного бизнеса. Корпорация выпустила специальный документ, в котором показывается сопряжение ее новой стратегии (IFC 3.0) со всеми ЦУР, в том числе ЦУР № 17[37]. Основные усилия МФК в контексте достижения ЦУР сегодня направлены на поиски инновационных инструментов финансирования разного рода проектов, предполагающих коммерциализацию инновационных технологий, сочетающихся с Целями устойчивого развития [38].

Итак, распространение знаний и содействие передаче технологий, а также развитие инновационных систем непосредственно относится к компетенции МБРР, МАР и МФК.

Другие учреждения Всемирного банка, с нашей точки зрения, должны рассматриваться в качестве организаций, занимающихся обеспечением благоприятного инвестиционного климата, необходимого для успешного распространения технологий. Так, Многосторонне агентство по инвестиционным гарантиям (МАИГ) работает над оказанием содействия по привлечению прямых иностранных инвестиций в развивающиеся государства посредством снижения рисков для инвесторов и предоставления банковских гарантий. Это позволяет в конечном счете расширять доступ к электроэнергии и снижать выбросы оксида углерода. В дополнение к этому Международный центр по урегулированию инвестиционных споров оказывает содействие по предоставлению дополнительных гарантий инвестиционным проектам, которые осуществляются на территории развивающихся государств. Повышение инвестиционной привлекательность последних – важнейшее условие притока в них экологически чистых технологий.

Всемирный банк: перспективные направления содействия передаче технологий в интересах устойчивого развития

В заключительной части статьи нам хотелось бы сформулировать идеи, касающиеся перспективных направлений работы Банка по содействию распространению знаний и передаче «устойчивых» технологий.

Так, согласно Аддис-Абебской программе действий и Повестке-2030, Глобальное партнерство в интересах устойчивого развития должно сформировать надежную систему сбора и обработки статистических данных и показателей относительно прогресса в достижении ЦУР. Надежная статистика – основа для выработки рекомендаций по осуществлению мер с тем, чтобы улучшить показатели динамики имплементации ЦУР с учетом особенностей тех или иных стран. Полученная статистика, позволяющая отслеживать ход реализации новой повестки развития, находится в основе соответствующих тематических докладов Генерального секретаря ООН.

Важная роль в формировании данной системы принадлежит Всемирному банку, который является заметным актором глобального партнерства для данных в сфере устойчивого развития (Global Partnership for the Sustainable Development Data). Кстати говоря, у Банка уже есть подобный опыт. Так, в 2016 г. им совместно с Программой развития ООН был подготовлен обширный обзор реализации ЦРТ в различных странах, в котором также показывались новые задачи, которые необходимо решить в связи с принятием Повестки-2030 [39]. В настоящее время Банк работает над учреждение специального трастового фонда (Trust Fund for Innovations in Development Data). В 2018 г. им подготовлен Атлас, содержащий информацию о прогрессе в достижении ЦУР в различных странах [40]. В данном докладе была зафиксирована динамика развития ИКТ и Интернета в соответствии с ЦУР № 17.6 и 17.8 [40, P. 69].

С нашей точки зрения, весьма перспективной была бы работа по сбору статистических данных по поводу достижения тех целевых задач Повестки-2030, которые касаются разработки и передачи «устойчивых» технологий. Дело в том, что в ежегодных докладах Генерального Секретаря ООН о ходе реализации Повестки-2030 [41] подобного рода статистика не приводится, что не позволяет судить о прогрессе в данной области перехода к устойчивому развитию.

К данной функции, на наш взгляд, в перспективном плане может примыкать еще одно чрезвычайно важное и перспективное направление работы. Дело в том, что существенным драйвером цивилизационных изменений является НТП, который сам по себе может приводить к усилению технологического неравенства внутри стран и между ними. В этой связи «банк знаний» призван не только финансировать проекты и оказывать консультационные услуги, но и отслеживать динамику НТП и технологического разрыва, хотя данный мандат закреплен преимущественно за Комиссией ООН по науке и технике в целях развития. Что касается мониторинга НТП с точки зрения обеспечения достижения ЦУР, то интересные выводы содержатся в докладе «Совместный рост: модернизация механизма конвергенции в Европе» [42]. В нем была выявлена тенденция, заключающаяся в том, что высокие технологии, их распространение и широкое использование на уровне компаний в богатых регионах Европы приводят к предоставлению новых преимуществ лицам с высоким уровнем дохода, тогда как в бедных регионах приводят к увеличению безработицы [42, P. 112-115].

Выходом из данной ситуации является реализация проектов по повышению уровня профессиональной подготовки, улучшения делового климата в данных странах. К тому же Банк принимает во внимание то, что широкое распространение т.н. «зеленых» технологий также может негативно сказаться на развивающихся странах, богатых углеводородными ресурсами и идущих в русле высокоуглеродного развития. Все требует весьма осмотрительного подхода к распространению «чистых» технологий, поскольку требует активизации работы по содействию модернизации экономик данных стран в целом.

И, наконец, весьма перспективным является формирование стратегии Банка по участию в работе глобального Механизма по содействию развитию технологий (Technology Facilitation Mechanism), функционирующего в интересах достижения ЦУР и, по сути, являющегося институциональной инновацией, призванной добиться максимальной координации МИНТС и всех его акторов (как государственных, так и негосударственных) в интересах устойчивого развития.

Как показывает предыстория учреждения данного Механизма, изложенная в специальном докладе Генерального Секретаря ООН [43], Банк не вносил предложения по структуре и функциям данного механизма. Тем не менее Банк входил в состав неформальной Межучрежденческой группы по формированию Механизма содействия развитию технологий (Informal Inter-agency Working Group on a Technology Facilitation Mechanism), в которую вошли также Отдел ООН по социальным и экономическим вопросам (DESA), ЮНЕП, ЮНКТАД, ЮНИДО, ВОИС, Всемирный банк и Международный союз электросвязи, и которая занялась работой по выявлению и систематизации существующих инициатив. В настоящее время он входит в Межучрежденческую Целевую Группу ООН по науке, технике и инновациям в интересах достижения целей в области устойчивого развития (UN Interagency Task Team of Science, Technology and Innovation for the Sustainable Development/IATT). К ее мандату относится содействие обеспечению координации, слаженности и сотрудничества в рамках системы ООН по вопросам в сфере науки и техники.

Думается, что ввиду многообразия направлений деятельности Банка по распространению знаний и содействию передаче технологий весьма перспективной является выработка стратегии участия Банка в работе Механизма с точки зрения устранение дублирования усилий в данной сфере деятельности. Не меньшее значение будет иметь деятельность Банка по устранению глобального технологического разрыва и с точки зрения содействия большему обмену знаний и технологий по линии Юг – Юг.

Заключение

Итак, все сказанное еще раз подтверждает мысль о том, что вклад Всемирного банка в обеспечение мирового развития и реализацию стратегии устойчивого развития, а сегодня – в достижение ЦУР, не следует сводить всего лишь к финансовой поддержке стран по реализации инвестиционных проектов в самых разных сферах. В русле обновления повестки деятельности в свете Повестки-2030 открываются новые перспективы оказания Банком содействия в сопряжении НТП и устойчивого развития. В этой связи он становится важным актором МИНТС, который имеет обязательства по содействию разработке и передаче технологий, важных для достижения ЦУР. Одновременно составной частью его работы должна выступать скоординированность соответствующих мер и инициатив, предпринимаемых в каждом секторе перехода к устойчивому развитию, что соответствует принципу самостоятельности, но одновременно взаимозависимости всех ЦУР.

Библиография
1.
Resolution 70/1 adopted by the General Assembly on 25 September 2015 “Transforming our world: the 2030 Agenda for Sustainable Development” // A/RES/70/1 (21 October 2015). Available at: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/70/1 (accessed date: 17.05.2018).
2.
Аддис-Абебская программа действий третьей Международной конференции по финансированию развития (Аддис-Абебская программа действий) // A/RES/69/313 (2 июля 2015 г.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/69/313 (дата обращения: 8.06.2018).
3.
EBRR. Delivering the Sustainable Development Goals (27 October 2015). Available at: https://www.ebrd.com/news/2015/delivering-the-sustainable-development-goals.html (accessed date: 1.07.2018).
4.
Report from World Bank “Leveraging Innovative Finance For Realiz-ing the Sustainable Development Goals (15 May 2018). Available at: https://reliefweb.int/report/lebanon/leveraging-innovative-finance-realizing-sustaianble-development-goals (accessed date: 11.05.2018).
5.
Thirlwall A.P., Pacheco-López P. Economic and Development: Theory and Evidence. – London: Palgrave, 2017. – 680 p.
6.
Freestone D. The World Bank and Sustainable Development. Legal Essays. – Brill: Nijhoff, 2012. – 314 p.
7.
Всемирный банк: узнайте о глобальном развитии [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vsemirnyjbank.org/ru/topic (дата обращения: 8.07.2018).
8.
Park S. The World Bank Group: Championing Sustainable Development Norms? // Global Governance. 2007. Vol. 13. No 4. P. 535 – 556.
9.
Independent Evaluation Group of World Bank Group. “Transforming Our World – Aiming for Sustainable Development”. Available at: http://ieg.worldbankgroup.org/evaluations/transforming-our-world-aiming-sustainable-development (accessed date: 14.06.2018).
10.
Independent Evaluation Group of World Bank Group (2016). “Transforming Our World – Aiming for Sustainable Development. Using Inde-pendent Evaluation to Transform Aspirations to Achievements” (24 p.). Available at: https://ieg.worldbankgroup.org/sites/default/files/Data/Evaluation/files/transforming-our-world-sdgs.pdf (accessed date: 18.05.2018).
11.
Всемирный банк. Годовой отчет 2017 г.: Искоренить крайнюю бедность. Ускорить обеспечение общего благосостояния. – Вашингтон, 2017. – 87 с.
12.
The Changing Wealth of Nations – 2018. Building a Sustainable Fu-ture. Ed. by Lange G.-M., Wodon Q., Carey K. – Washington, D.C.: World Bank, 2018. – 255 p.
13.
Kharas H. The post-2015 agenda and the evolution of the World Bank Group (23 September 2015). Available at: http://www.brookings.edu/research/the-post-2015-agenda-and-the-evolution-of-the-world-bank-group/ (accessed date: 13.06.2018).
14.
Bhattacharya A. Kharas H. A New global agenda: Implications for the role of the World Bank (5 October 2016). Available at: http://www.brookings.edu/research/a-new-global-agenda-implications-for-the-role-of-the-world-bank-group/ (accessed date: 18.06.2018).
15.
Input of the World bank Group to the 2017 High Level Political Fo-rum reflecting on steps taken by the WBG to support the 2030 Agenda, including SDGs. Available at: https://sustainabledevelopment.un.org/content/documents/15191worldbank.pdf (accessed date: 4.07.2018).
16.
The World Bank Group and the Sustainable Development Goals: Our Contributions. – Washington, D.C.: World Bank, 2017. – 64 p.
17.
World Bank Group: Summary Results-2016. Message from the Pres-ident of the WBG and Chairman of the Board of Executive Directors Available at: https://www.miga.org/Documents/aR16_WBG_Results.pdf (accessed date: 15.07.2018).
18.
Lowcock M. The need for a much bigger World Bank Group, fo-cused on the Twin Goals (July 2015). Available at: https://www.bsg.ox.ac.uk/sites/default/files/2018-06/2016-07-Mark-Lowcock-World-Bank-Group.pdf (accessed date: 29.06.2018).
19.
Maniruzzaman A.F., Schwabach A., Cockfield A.J., Tarlock A.D. In-ternational Sustainable Development Law (UNESCO Project). – Oxford: EOLSS Publishers Co Ltd., 2010. – 460 р.
20.
Grego S. (2017) Science and the sustainable development goals. Available at: http://www.ingsa.org/wp-content/uploads/2017/11/Science-and-the-SDGs-_UNESCO_November-2017-Final.pdf accessed 10.05.2018 (accessed date: 23.06.2018).
21.
Lee K., Mathews, J. (2013) Science, technology and innovation for sustainable development. Background paper № 16. Available at: https://www.un.org/development/desa/dpad/wp-content/uploads/sites/45/publication/CDP-bp-2013-16.pdf (accessed date: 23.05.2018).
22.
Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 72/242 от 22 декабря 2017 г. «Влияние стремительного технического прогресса на достижение це-лей в области устойчивого развития» // A/RES/72/242 (8 March 2018) [Элек-тронный ресурс]. Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/72/242 (дата обращения: 17.05.2018).
23.
Глобальные знания и опыт в ответ на вызовы. - Вашингтон: Всемирный банк, 2012. - 5 c. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://siteresources.worldbank.org/EXTANNREP2012/Resources/8784408-1346247490784/GlobalKnowledgeandExperience_Ru.pdf (дата обращения: 28.05.2018).
24.
Correa P. (2017) The World Bank Experience on Research and Inno-vation in the Western Balkans. Available at: https://ec.europa.eu/jrc/sites/files/2017031-02-tech-transfer-innovation-correa.pdf (accessed date: 27.06.2018).
25.
World Bank Independent Evaluation Group. “World Bank Group Support for Innovation and Entrepreneurship. An Independent Evaluation”. – Washington, D.C.: World Bank, 2016. – 200 р.
26.
Stewart F. International technology transfer issues and policy op-tions. Staff working paper no SWP 344. – Washington, D.C.: World Bank Group, 1979. – 141 p.
27.
Technology Transfer. Responsible Agricultural Investment (RAI). Knowledge into action Note. No 23. - Washington, D.C.: World Bank Group, 2018. – 4 p. Available at: http://documents.worldbank.org/curated/804281521091571619/Technology-transfer (accessed date: 16.07.2018).
28.
Serbia – Research, Innovation and Technology Transfer Project P145231. Available at: http://projects.worldbank.org/P145231?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
29.
Kazakhstan – Health Sector Technology Transfer and Institutional Reform Project Р101928. Available at: http://projects.worldbank.org/P101928?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
30.
China – Agricultural Technology Transfer Project P069862. Availa-ble at: http://projects.worldbank.org/P069862?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
31.
Kazakhstan – KZ Tech Commercialization Project P090695. Available at: http://projects.worldbank.org/P090695?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
32.
Kamal S. Trade, foreing direct investment, and international technol-ogy transfer: a survey // The World Bank research observer. 2002. Vol. 17. No. 2. P. 19 –235.
33.
Di Liva Ch. E. Sustainable Development and the World Bank’s Mil-lennium Development Goals // Natural resources & Environment. 2004. Vol. 19. No 2. P. 13 – 19.
34.
Всемирный банк. Доклад о мировом развитии. – 2016. Цифровые дивиденды. Обзор. – Вашингтон: Всемирный банк, 2016. – 58 с.
35.
Информационно-коммуникационные технологии во Всемирном Банке и Департамент ИКТ (TWICT) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://egov.ifmo.ru/files/ICT_flyer_RU.pdf (дата обращения: 16.07.2018).
36.
World Bank launches first bond linked to the SDGs. Available at: http://www.unsdsn.gr/world-bank-launches-first-bond-linked-to-the-sdgs (accessed date: 13.07.2018).
37.
IFC’s Contribution to the Sustainable Development Goals (March 2018). Available at: https://www.ifc.org/wps/wcm/connect/7e98435a_861b (accessed date: 11.06.2018).
38.
FAIR Observer. Stretching Sustainable Development Funds (May 5, 2018). Available at: https://www.fairobserver.com/more/global_change/sustainable-development-goals-sdgs (accessed date: 19.06.2018).
39.
UNDP/WBG. Transforming from the MDGs to the SDGs. Report. – Washington, D.C.: World Bank, 2016. – 176 p.
40.
Atlas of Sustainable Development Goals 2018: From Development Indicators (World Bank Atlas). – Washington, D.C.: World Bank Publications, 2018. – 78 p.
41.
Доклад Генерального Секретаря ООН «Ход достижения Целей в области устойчивого развития» // Е/2018/64 (10 мая 2018 г.)[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=E/64/218 (дата обращения: 17.05.2018).
42.
Ridao-Cano C., Bodewig Ch. Growing United. Upgrading Europe’s Convergence Machine. – Washington, D.C.: World Bank, 2018. – 158 p.
43.
Доклад Генерального Секретаря ООН «Возможные варианты создания механизма содействия разработке, передаче и распространению чистых и экологически безопасных технологий» // A/67/318 (4 сентября 2012 г.). [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/67/318 (дата обращения: 7.07.2018).
References (transliterated)
1.
Resolution 70/1 adopted by the General Assembly on 25 September 2015 “Transforming our world: the 2030 Agenda for Sustainable Development” // A/RES/70/1 (21 October 2015). Available at: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/70/1 (accessed date: 17.05.2018).
2.
Addis-Abebskaya programma deistvii tret'ei Mezhdunarodnoi konferentsii po finansirovaniyu razvitiya (Addis-Abebskaya programma deistvii) // A/RES/69/313 (2 iyulya 2015 g.) [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/69/313 (data obrashcheniya: 8.06.2018).
3.
EBRR. Delivering the Sustainable Development Goals (27 October 2015). Available at: https://www.ebrd.com/news/2015/delivering-the-sustainable-development-goals.html (accessed date: 1.07.2018).
4.
Report from World Bank “Leveraging Innovative Finance For Realiz-ing the Sustainable Development Goals (15 May 2018). Available at: https://reliefweb.int/report/lebanon/leveraging-innovative-finance-realizing-sustaianble-development-goals (accessed date: 11.05.2018).
5.
Thirlwall A.P., Pacheco-López P. Economic and Development: Theory and Evidence. – London: Palgrave, 2017. – 680 p.
6.
Freestone D. The World Bank and Sustainable Development. Legal Essays. – Brill: Nijhoff, 2012. – 314 p.
7.
Vsemirnyi bank: uznaite o global'nom razvitii [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.vsemirnyjbank.org/ru/topic (data obrashcheniya: 8.07.2018).
8.
Park S. The World Bank Group: Championing Sustainable Development Norms? // Global Governance. 2007. Vol. 13. No 4. P. 535 – 556.
9.
Independent Evaluation Group of World Bank Group. “Transforming Our World – Aiming for Sustainable Development”. Available at: http://ieg.worldbankgroup.org/evaluations/transforming-our-world-aiming-sustainable-development (accessed date: 14.06.2018).
10.
Independent Evaluation Group of World Bank Group (2016). “Transforming Our World – Aiming for Sustainable Development. Using Inde-pendent Evaluation to Transform Aspirations to Achievements” (24 p.). Available at: https://ieg.worldbankgroup.org/sites/default/files/Data/Evaluation/files/transforming-our-world-sdgs.pdf (accessed date: 18.05.2018).
11.
Vsemirnyi bank. Godovoi otchet 2017 g.: Iskorenit' krainyuyu bednost'. Uskorit' obespechenie obshchego blagosostoyaniya. – Vashington, 2017. – 87 s.
12.
The Changing Wealth of Nations – 2018. Building a Sustainable Fu-ture. Ed. by Lange G.-M., Wodon Q., Carey K. – Washington, D.C.: World Bank, 2018. – 255 p.
13.
Kharas H. The post-2015 agenda and the evolution of the World Bank Group (23 September 2015). Available at: http://www.brookings.edu/research/the-post-2015-agenda-and-the-evolution-of-the-world-bank-group/ (accessed date: 13.06.2018).
14.
Bhattacharya A. Kharas H. A New global agenda: Implications for the role of the World Bank (5 October 2016). Available at: http://www.brookings.edu/research/a-new-global-agenda-implications-for-the-role-of-the-world-bank-group/ (accessed date: 18.06.2018).
15.
Input of the World bank Group to the 2017 High Level Political Fo-rum reflecting on steps taken by the WBG to support the 2030 Agenda, including SDGs. Available at: https://sustainabledevelopment.un.org/content/documents/15191worldbank.pdf (accessed date: 4.07.2018).
16.
The World Bank Group and the Sustainable Development Goals: Our Contributions. – Washington, D.C.: World Bank, 2017. – 64 p.
17.
World Bank Group: Summary Results-2016. Message from the Pres-ident of the WBG and Chairman of the Board of Executive Directors Available at: https://www.miga.org/Documents/aR16_WBG_Results.pdf (accessed date: 15.07.2018).
18.
Lowcock M. The need for a much bigger World Bank Group, fo-cused on the Twin Goals (July 2015). Available at: https://www.bsg.ox.ac.uk/sites/default/files/2018-06/2016-07-Mark-Lowcock-World-Bank-Group.pdf (accessed date: 29.06.2018).
19.
Maniruzzaman A.F., Schwabach A., Cockfield A.J., Tarlock A.D. In-ternational Sustainable Development Law (UNESCO Project). – Oxford: EOLSS Publishers Co Ltd., 2010. – 460 r.
20.
Grego S. (2017) Science and the sustainable development goals. Available at: http://www.ingsa.org/wp-content/uploads/2017/11/Science-and-the-SDGs-_UNESCO_November-2017-Final.pdf accessed 10.05.2018 (accessed date: 23.06.2018).
21.
Lee K., Mathews, J. (2013) Science, technology and innovation for sustainable development. Background paper № 16. Available at: https://www.un.org/development/desa/dpad/wp-content/uploads/sites/45/publication/CDP-bp-2013-16.pdf (accessed date: 23.05.2018).
22.
Rezolyutsiya General'noi Assamblei OON 72/242 ot 22 dekabrya 2017 g. «Vliyanie stremitel'nogo tekhnicheskogo progressa na dostizhenie tse-lei v oblasti ustoichivogo razvitiya» // A/RES/72/242 (8 March 2018) [Elek-tronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/72/242 (data obrashcheniya: 17.05.2018).
23.
Global'nye znaniya i opyt v otvet na vyzovy. - Vashington: Vsemirnyi bank, 2012. - 5 c. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: https://siteresources.worldbank.org/EXTANNREP2012/Resources/8784408-1346247490784/GlobalKnowledgeandExperience_Ru.pdf (data obrashcheniya: 28.05.2018).
24.
Correa P. (2017) The World Bank Experience on Research and Inno-vation in the Western Balkans. Available at: https://ec.europa.eu/jrc/sites/files/2017031-02-tech-transfer-innovation-correa.pdf (accessed date: 27.06.2018).
25.
World Bank Independent Evaluation Group. “World Bank Group Support for Innovation and Entrepreneurship. An Independent Evaluation”. – Washington, D.C.: World Bank, 2016. – 200 r.
26.
Stewart F. International technology transfer issues and policy op-tions. Staff working paper no SWP 344. – Washington, D.C.: World Bank Group, 1979. – 141 p.
27.
Technology Transfer. Responsible Agricultural Investment (RAI). Knowledge into action Note. No 23. - Washington, D.C.: World Bank Group, 2018. – 4 p. Available at: http://documents.worldbank.org/curated/804281521091571619/Technology-transfer (accessed date: 16.07.2018).
28.
Serbia – Research, Innovation and Technology Transfer Project P145231. Available at: http://projects.worldbank.org/P145231?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
29.
Kazakhstan – Health Sector Technology Transfer and Institutional Reform Project R101928. Available at: http://projects.worldbank.org/P101928?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
30.
China – Agricultural Technology Transfer Project P069862. Availa-ble at: http://projects.worldbank.org/P069862?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
31.
Kazakhstan – KZ Tech Commercialization Project P090695. Available at: http://projects.worldbank.org/P090695?lang=ru (accessed date: 14.07.2018).
32.
Kamal S. Trade, foreing direct investment, and international technol-ogy transfer: a survey // The World Bank research observer. 2002. Vol. 17. No. 2. P. 19 –235.
33.
Di Liva Ch. E. Sustainable Development and the World Bank’s Mil-lennium Development Goals // Natural resources & Environment. 2004. Vol. 19. No 2. P. 13 – 19.
34.
Vsemirnyi bank. Doklad o mirovom razvitii. – 2016. Tsifrovye dividendy. Obzor. – Vashington: Vsemirnyi bank, 2016. – 58 s.
35.
Informatsionno-kommunikatsionnye tekhnologii vo Vsemirnom Banke i Departament IKT (TWICT) [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://egov.ifmo.ru/files/ICT_flyer_RU.pdf (data obrashcheniya: 16.07.2018).
36.
World Bank launches first bond linked to the SDGs. Available at: http://www.unsdsn.gr/world-bank-launches-first-bond-linked-to-the-sdgs (accessed date: 13.07.2018).
37.
IFC’s Contribution to the Sustainable Development Goals (March 2018). Available at: https://www.ifc.org/wps/wcm/connect/7e98435a_861b (accessed date: 11.06.2018).
38.
FAIR Observer. Stretching Sustainable Development Funds (May 5, 2018). Available at: https://www.fairobserver.com/more/global_change/sustainable-development-goals-sdgs (accessed date: 19.06.2018).
39.
UNDP/WBG. Transforming from the MDGs to the SDGs. Report. – Washington, D.C.: World Bank, 2016. – 176 p.
40.
Atlas of Sustainable Development Goals 2018: From Development Indicators (World Bank Atlas). – Washington, D.C.: World Bank Publications, 2018. – 78 p.
41.
Doklad General'nogo Sekretarya OON «Khod dostizheniya Tselei v oblasti ustoichivogo razvitiya» // E/2018/64 (10 maya 2018 g.)[Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=E/64/218 (data obrashcheniya: 17.05.2018).
42.
Ridao-Cano C., Bodewig Ch. Growing United. Upgrading Europe’s Convergence Machine. – Washington, D.C.: World Bank, 2018. – 158 p.
43.
Doklad General'nogo Sekretarya OON «Vozmozhnye varianty sozdaniya mekhanizma sodeistviya razrabotke, peredache i rasprostraneniyu chistykh i ekologicheski bezopasnykh tekhnologii» // A/67/318 (4 sentyabrya 2012 g.). [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/67/318 (data obrashcheniya: 7.07.2018).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"