по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР: международно-правовой анализ
Шилина Мария Геннадьевна

аспирант, кафедра международного публичного и частного права, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

101000, Россия, г. Москва, ул. Мясницкая, 20

Shilina Maria Gennad'evna

Post-graduate student, the department of Public and Private International Law, National Research University “Higher School of Economics”; Advisor of the Chairman of the Board on Information Policy and Communications; Foundation Siberian Expert Center “Modernization”

101000, Russia, Moscow, Myasnitskaya Street 20

mary.shilina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Обусловленная процессами усиливающейся регионализации и глобализации, структура международных правовых связей усложняется, развиваются их комплексные типы. Торговые соглашения как вид международных договоров, заключаемые ранее в основном лишь между государствами, и регулирующие торгово-экономические отношения между ними, уступают место соглашениям между более крупными субъектами международного права. Указанная тенденция развивается и применительно к процессам, происходящим сегодня в Евразии. Так, стремительно идет процесс заключения торговых соглашений между интеграционным объединением - Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) - с одной стороны и его странами-партнерами с другой. Одним из таких соглашений стало Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем, подписанное 17 мая 2018 г. в рамках Астанинского экономического форума. Анализ данного международного документа видится особенно актуальным и значимым для определения эффектов от его подписания и вариантов дальнейшего развития взаимодействия, в частности в рамках сопряжения ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс – один путь». Автор исследует положения документа с помощью методов анализа, сравнительно-правового метода, метода юридического прогнозирования. На основе проведенного анализа, автор приходит к выводу о том, что данное непреференциальное Соглашение задаёт высокий стандарт регулирования в различных сферах регулирования международных экономических отношений. Соглашение позволяет улучшить условия доступа отечественных товаров на рынок Китая путем имеющихся в нем норм по упрощению торговых процедур, повышению уровня транспарентности. Соглашение может стать эффективной основой для дальнейшего практического строительства концепции Большого Евразии.

Ключевые слова: международное право, международные организации, ЕАЭС, Китай, региональная экономическая интеграция, международное экономическое право, один пояс-один путь, международный договор, международная торговля, торговое соглашение

DOI:

10.25136/2306-9899.2018.2.26701

Дата направления в редакцию:

02-07-2018


Дата рецензирования:

02-07-2018


Дата публикации:

02-08-2018


Abstract.

Substantiated by the processes of expanding regionalization and globalization structure of international legal relations becomes more complicated, as well as develops its complex types. Trade agreements as a type of international treaties that used to be sign only between the states to regulate their trade and economic relations, concede to the agreements between the more considerable subjects of international law. Such trend is also applicable to the processes currently taking place in Eurasia: the rapid process of concluding trade agreements between the integration association – the Eurasian Economic Union (EAEU) on one hand, and its partner nations on the other. One of such agreements became the Agreement on Trade and Economic Cooperation between EAEU and China, signed on May 17, 2018 within the framework of the Astana Economic Forum. The analysis of the indicated document seems especially relevant for determination of the effects of its signing and scenarios of further cooperation, particularly in terms of integration of the EAEU and China’s initiative “One Belt – One Road”. The author concludes that this non-preferential Agreement sets a high standard of regulation in various spheres of international economic relations; improves the terms of accesses to the China’s market with the domestic goods through simplification of the trade procedures and promotion of the transparency level. The Agreement can become an efficient basis for the future practical implementation of the concept of Big Eurasia.

Keywords:

one belt-one road, international economic law, regional economic integration, China, EAEU, international organizations, international law, international treaty, international trade, trade agreement

I. Введение

Международные экономические отношения в Евразии регулируются международным правом на региональном и универсальном уровне. Вопросы универсального международно-правового регулирования в области торговли в науке международного права исследованы в значительной степени [2],[3],[4],[5],[10],[12],[24]. Правовые же основы региональных экономических связей государств, не смотря на то, что они выполняют все более значимую роль [25], ввиду их стремительного формирования, требуют актуального своевременного анализа.

Значимым этапом в формировании экономической интеграции в Евразии и регулировании международных экономических отношений между государствами региона сегодня является выстраивание связей ЕАЭС с внешними партнерами. На сегодняшний момент Союз имеет три институциональных формата установления отношений с ними. Основным форматом являются соглашения о зонах свободной торговли (ЗСТ); второй формат – непреференциальные торговые соглашения; третий – меморандумы о сотрудничестве. Современная геополитическая стратегия России и других государств-членов Союза отражает необходимость создания незападного геополитического партнерства [22], в связи с этим, восточный вектор построения сети таких связей развивается. Вьетнам стал первым партнером, соглашение с ним было подписано в мае 2015 г., затем в мае 2018 г. было подписано временное соглашение с Ираном, сегодня же ЕЭК ведет переговоры с Израилем, Индией и Сингапуром.

Решающее значение для экономического развития континента имеет установление и регулирование экономических связей между ЕАЭС и Китаем. Стратегическое партнерство между ними укрепляется. Завершившееся согласование и подписание в мае 2018 г. Cоглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем [18] впервые создает международную базу, которая унифицирует и закрепляет правовые основы их экономического взаимодействия. ЕАЭС и Китай вели переговоры по заключению соглашения в течение последних двух лет. Переговоры проводились на основании решения Высшего Евразийского экономического совета от 8 мая 2015 г.[9]. В переговорах принимали участие представители Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), национальных правительств государств союза, а также эксперты и официальные представители китайских ведомств [7].

Соглашение имеет непреференциальный характер и не предусматривает отмены пошлин или автоматического снижения нетарифных барьеров. Тем не менее, данный международный документ открывает новые возможности для хозяйствующих субъектов государств Союза [17], так как определяет механизмы взаимодействия по различным направлениям регулирования, позволяющие максимально учитывать интересы Союза в целом и каждого государства в отдельности, а также интересы бизнеса. Документ обеспечивает прозрачность и предсказуемость регулирования на национальном и на наднациональном уровнях.

II. Анализ основных положений Cоглашения

Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем представляет собой двусторонний международный торговый договор регионального уровня, охватывающий конкретные направления экономического взаимодействия и закрепляющий те сферы, благодаря которым возможно без снижения пошлин содействовать выходу на китайский рынок.

Структура соглашенияотражает базовые вопросы регулирования международных экономических отношений. Положения данного международного акта показывают, какова осевая линия взаимодействия ЕАЭС и Китая на долгосрочную перспективу [8]. Сторонами определяется цель Соглашения: «создание основы для дальнейшего развития экономических отношений путем обеспечения сотрудничества и упрощения взаимодействия», что закрепляется в Главе 1 «Общие положения» (содержащей общие понятия, вопросы территориального применения, проведения консультаций, виды применяемых режимов, и исключений).

Соглашение является первым комплексным международным документом, охватывающим регулирование международных экономических отношений между государствами ЕАЭС и Китаем. Вступление его в силу, как и любого международного акта, сопровождается вопросами соотношения с уже действующими международными актами, регулирующими экономические отношения между ними. Вопросы соотношения изучаемого Соглашения с другими соглашениями отдельно решаются в статье 1.4 данного документа. Согласно посвященной данному вопросу статье, стороны подтверждают свои права и обязанности в отношении друг друга по Соглашению Всемирной торговой организации (ВТО)[15], а также по двусторонним соглашениям, участниками которых является государство-член ЕАЭС и Китай. При этом закрепляется, что в случае расхождения между положением Соглашения и положением Соглашения ВТО, положение Соглашения ВТО будет иметь преимущественную силу в части такого расхождения, а Стороны незамедлительно проводят консультации с целью выработки взаимоприемлемого решения. В пункте 4. также отмечено, что в случае если каким-либо двусторонним соглашением, участниками которого являются государство-член ЕАЭС и Китай, в отношении вопросов, охватываемых настоящим Соглашением, предоставляется режим более благоприятный, чем тот, который предоставляется по настоящему Соглашению, предоставление такого более благоприятного режима будет иметь преимущественную силу. Таким образом, отметим, что введение данной статьи в текст Соглашения частично решает проблему фрагментации [16],[22],[27] международного экономического права, устанавливая приоритет универсального регулирования над региональным. Данная проблема на евразийском пространстве в последние годы особенно усилилась с появлением большого количества правовых режимов.

Необходимо отметить, что, помимо данной статьи, в Соглашении имеется значительное количество отсылочных норм к соглашениям ВТО. Данные нормы действуют в том числе для Республики Беларусь, которая не является членом ВТО. Так, Статья 1.6 определяющая режим наибольшего благоприятствования, гласит, что Статья ГАТТ 1994 [6] и пояснительные замечания к ней, а также любое исключение, изъятие и временное освобождение от обязательства предоставлять режим, предусмотренный статьей ГАТТ 1994 применимые в соответствии с Соглашением ВТО, инкорпорируются в настоящее Соглашение и составляют его неотъемлемую часть. Положения такого же рода закрепляются в Статье же 1.7 «Национальный режим» и Статье 1.8 «Платежи, сборы и формальности, связанные с импортом и экспортом».

Высокое значение в Соглашении отводиться развитию открытости и прозрачности принятия решений, влияющих на торговлю сторон, а также заблаговременному информированию о новых решениях. Отдельная глава Соглашения (Глава 2) посвящена вопросам транспарентности. Статья 2.1 определяет цель введения данной Главы – создание эффективных механизмов и правил, связанных с публикацией и применением мер общего применения, относящихся к вопросам, регулируемым Соглашением. Согласно статье, каждая Сторона обеспечивает в соответствии со своими законами и иными нормативными правовыми актами своевременную публикацию или иное публичное размещение для свободного доступа, в том числе, в электронной форме, любых мер общего применения, включая информацию о вносимых в них изменениях, и международных договоров, участницей которых она является, вступающих в силу после вступления в силу Соглашения, по всем вопросам, регулируемым Соглашением. В Главе 2 также указывается на необходимость «стремления» уведомлять другую Сторону об информации о мере, которая, по мнению первой Стороны, может существенным образом повлиять на применение настоящего Соглашения. Отмечается, что информация в электронной форме по мере возможности должна быть размещена на официальных общедоступных веб-сайтах уполномоченных органов с указанием органа, уполномоченного применять и обеспечивать исполнение такой меры. Предполагается, что заинтересованным лицам должен быть обеспечен свободный недискриминационный доступ к информации о таких мерах. На наш взгляд, для практической реализации данных положений, оптимальным было бы создание вэб-страницы на русском, английском и китайском языках для удобства информирования предпринимателей государств-членов ЕАЭС и Китая о возможностях, которые предоставляет Соглашение. Устанавливаемые обмен информацией, открытость и прозрачность закрепляемых процедур видятся существенными положительными чертами изучаемого акта.

Мерам торговой защиты посвящена Глава 3 документа. Статья 3.1 определяет виды данных мер: антидемпинговые, компенсационные и специальные защитные меры. Указанные средства правовой защиты четко расписываются в главе, и применяются в соответствии с положениями статьи VI и статьи XIX ГАТТ 1994, Соглашением по антидемпинговым мерам, Соглашением СКМ и Соглашением по специальным защитным мерам соответственно.

Вопросы технического регулирования закрепляются в Главе 4 «Технические барьеры в торговле». Тут Стороны отмечают важность инкорпорации Соглашения ТБТ [19] (Соглашение по техническим барьерам в торговле в Приложении 1А к Соглашению ВТО), которое применяется между Сторонами и инкорпорируется в настоящее Соглашение, составляет его неотъемлемую часть. С помощью положений, содержащихся в статьях данной главы, стороны стремятся достичь широкого круга целей (Статья 4.1): упростить торговлю товарами посредством предотвращения и устранения излишних барьеров в торговле, которые могут возникнуть в результате разработки, принятия и применения стандартов, технических регламентов и процедур оценки соответствия; укрепить сотрудничество, включая обмен информацией в области разработки, принятия и применения стандартов, технических регламентов и процедур оценки соответствия; содействовать взаимному пониманию стандартов, технических регламентов и процедур оценки соответствия каждой из Сторон; укрепить сотрудничество между Сторонами в работе международных органов в области стандартизации, аккредитации и оценки соответствия; эффективно разрешать вопросы, возникающие в торговле.

Достичь данные цели предполагается путем обмена информацией и сотрудничества (по стандартам, техническим регламентам и процедурам оценки соответствия). Перечень видов сотрудничества приводиться открытый. Такое сотрудничество должно основываться на взаимно согласованных условиях и может включать следующие виды деятельности: проведение совместных семинаров; обмен должностными лицами в целях повышения квалификации; обмен информацией о деятельности по контролю (надзору) за рынком, связанной с продукцией, представляющей взаимный интерес; сравнительные исследованиями технических регламентов и стандартов и др..

Отдельно отметим желание Сторон внедрить международные регламенты и стандарты. Так, стороны предполагают постепенное сближение их стандартов, технических регламентов и процедур оценки соответствия. В статье 4.6. особо отмечено поощрение использования принятых международных инструментов в этих областях, в том числе разработанных в рамках Комитета ВТО по ТБТ, и усиление гармонизации национальных стандартов Сторон с соответствующими международными стандартами, за исключением случаев, когда это неоправданно или неэффективно.

Помимо видов сотрудничества, также предполагается вести технические консультации и обмениваться информацией (отмечено, что Сторона отвечает на запрос другой Стороны в течение разумного периода времени, который, как правило, не должен превышать 60 дней). Координацию же по вопросам применения Главы предполагается осуществлять путем создания специальных контактных пунктов.

Глава 5 посвящается санитарным и фитосанитарным мерам, которые могут прямо или косвенно оказывать воздействие на торговлю товарами. Тут предполагается инкорпорация Соглашения СФС [20] (Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер в Приложении 1А к Соглашению ВТО). В данной области также предполагается осуществлять обмен информацией, сотрудничество (перечень видов также открыт); проводить технические консультации, и учредить контактные пункты.

Следующая глава (Глава 6) «Таможенное сотрудничество и упрощение процедур торговли» применяется к таможенным операциям и к другим вопросам таможенного регулирования, касающимся торговли товарами с целями: упрощения таможенных операций; процедур торговли; повышения транспарентности и предсказуемости таможенных операций и содействия таможенному сотрудничеству. Отметим, что таможенное сотрудничество в частности, включает, использование информационно-коммуникационных технологий (Статья 6.14), а декларантам предоставляется возможность осуществлять декларирование товаров в электронном виде.

Значимым для укрепления сотрудничества является внедрение системы «одного окна», институтов таможенных брокеров и уполномоченных экономических операторов. Статья 6.15 содержит положения о применении механизма «единого окна» в соответствии с международными стандартами и передовыми практиками по упрощению процедур торговли и модернизации таможенных технологий. Предполагается, что информационное взаимодействие между национальными механизмами «единого окна» должно быть основано на использовании существующей технической инфраструктуры Интегрированной Информационной Системы ЕАЭС и инфраструктуры платформы Центрального электронного порта Китая.

Глава 7 отведена вопросам защиты интеллектуальной собственности. Тут также присутствует отсылка к праву ВТО. Так, согласно статье 7.3, Стороны, являющиеся участниками Соглашения ТРИПС [21] (Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности в Приложении 1С к Соглашению ВТО), подтверждают свои обязательства, установленные Соглашением ТРИПС. Стороны же, которые не являются участниками Соглашения ТРИПС, следуют принципам Соглашения ТРИПС. Также приводится перечень действующих международных договоров в сфере прав интеллектуальной собственности и указывается, что Стороны исследуемого Соглашения подтверждают свои обязательства, установленные в них, в случае, если они являются их участниками. Глава содержит общие положения о предоставляемых режимах, средствах защиты и другие.

Принимая во внимание важность добросовестной конкуренции в торговых отношениях, Стороны признают, что пресечение антиконкурентных практик, реализация конкурентных политик и сотрудничество, будут содействовать экономической эффективности, надлежащему функционированию рынков и устойчивому экономическому развитию. Стороны обязались принимать необходимые меры в соответствии со своими законами и иными нормативными правовыми актами с целью предупреждения и пресечения антиконкурентных практик, которые оказывают влияние на торговлю и инвестиционное сотрудничество. Данное положение и иные указываются в Главе 8, содержащей общие положения о конкуренции.

Стороны Соглашения также признают важность государственных закупок для их соответствующих экономик, и в целях повышения транспарентности согласились укреплять сотрудничество в области информационного обмена о соответствующих нормативных правовых актах, об электронных закупках и обмениваться опытом по электронным закупкам. Конкретные меры в данном направлении указываются в Главе 9 «Государственные закупки».

Не осталась за границами Соглашения и электронная торговля (Глава 11). Так, Стороны считают необходимым содействие ее развитию с учетом избежания избыточных барьеров и признают динамичный и инновационный характер электронной торговли, положительно влияющий на рост взаимной торговли и обеспечивающий выгоды всем участникам. Таким образом, в эпоху цифровой экономики будут создаваться хорошие условия для будущей торговли между Китаем и членами ЕАЭС.

Соглашение, при отсутствии в данном акте раздела про инвестиции, вводит Главу 10 – секторальное «отраслевое» сотрудничество. Статья 10.1 закрепляет, что целями тут являются: повышение инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности экономик Сторон; содействие инновационной деятельности и продвижение устойчивого развития и сотрудничества в области торговли и инвестиций. Определяются принципы, на которых должно быть основано сотрудничество в данных сферах, к которым отнесятся принципы равноправия и учета национальных интересов, взаимовыгодности, добросовестной конкуренции, недискриминации и транспарентности. Отмечается, что Стороны развивают отраслевое сотрудничество с учетом их стратегий и программ развития различных отраслей экономики без ущерба для действующих или планируемых двусторонних инициатив сотрудничества государств-членов ЕАЭС и Китая.

К сферам отраслевого сотрудничества, содержащимся в Статье 10.2., Стороны отнесли сферы сельского хозяйства, энергетики, транспорта, промышленной кооперации, информационно-коммуникационной инфраструктуры, технологий и инноваций, финансов и окружающей среды. Направления же сотрудничества Сторон включают:

· привлечение инвестиций в развитие и модернизацию промышленной, транспортно-логистической, сельскохозяйственной и иной инфраструктуры в целях развития совместного производства высокотехнологичной, инновационной, экспортоориентированной продукции;

· содействие созданию и развитию эффективных механизмов взаимодействия в области научных исследований и разработок, а также в области инноваций в части, касающейся промышленной и инновационной инфраструктуры;

· трансфер передовых технологий и инноваций;

· развитие и использование информационно-коммуникационной инфраструктуры;

· развитие транспортных коридоров;

· поддержка сотрудничества между финансовыми регуляторами; и

· продвижение сотрудничества в области охраны окружающей среды.

Что касается последнего направления сотрудничества – сотрудничества в области охраны окружающей среды – отметим, что в акте отсутствуют конкретные нормы, об экологических стандартах. На наш взгляд, сотрудничество в сфере экологической безопасности видится перспективным направлением взаимодействия, и данный вопрос возможно необходимо будет решить в рамках формирования новых поправок к Соглашению с КНР.

В целом, что касается указанных направлений, отметим, что существующий в рамках ЕАЭС механизм выбора приоритетных сфер сотрудничества не позволяет учесть разнонаправленных интересов каждой из стран Союза, что повышает вероятность перехода торгово-экономических отношений в двусторонний формат.

Формы осуществления сотрудничества также разграничиваются в Соглашении. Так, его предполагается осуществлять посредством: обмена информацией и проведения консультаций, а также информационной поддержки делового сообщества; проведения совместных форумов для обсуждения вопросов, относящихся к отраслевому сотрудничеству, совместных выставочно-ярмарочных мероприятий, международных семинаров и научных конференций; обмена опытом по вопросам, связанным с реализацией экономических реформ и структурных преобразований в экономике, стимулирования инновационной деятельности и развития промышленности; выработки совместных предложений по противодействию последствиям глобальных экономических кризисов; взаимодействия по вопросам привлечения ресурсов международных и национальных финансовых институтов по вопросам взаимного интереса; содействия выстраиванию диалога и коммуникации среди делового сообщества; и обмена опытом по подготовке специалистов. Данные формы, направлены на стимулирование информационного обмена и развитие административного сотрудничества между органами сторон.

Одним из упущений Соглашения, на наш взгляд, является то, что документ не предполагает значительных мер по созданию привлекательных условий для увеличения взаимных инвестиций в рамках реализации сопряжения ЕАЭС и проекта «Экономического пояса Шелкового Пути» (ЭПШП), вопросы реализации которого активно изучаются в экспертных кругах [13],[14]. Вместо этого рассмотренные выше Главы, посвященные конкуренции, государственным закупкам и секторальному сотрудничеству, предполагают лишь обмен информацией и консультации в рамках профильных рабочих групп. Статья 10.4 «Подкомитеты и ad hoc рабочие группы», гласит, что стороны могут рассмотреть в рамках Совместной комиссии вопрос о создании подкомитетов или ad hoc рабочих групп. Предполагается, что такие подкомитеты и аd hoc рабочие группы могут разрабатывать и принимать планы и инициативы по сотрудничеству в соответствующих секторах или предлагать их на рассмотрение Совместной комиссии. Таким образом, будет вестись планомерная последовательная деятельность по развитию сотрудничества в отдельных областях. Вместе с тем, на наш взгляд, для эффективного действия Соглашения и дальнейшего практического построения взаимодействия на основе концепции Большой Евразии [11], актуальным видится принятие согласованной межгосударственной «дорожной карты» развития ЕАЭС и ЭПШП, предполагающей координацию политики. Данный документ оптимально мог бы быть разработан в рамках одной из рабочих групп, создаваемых на основе положений Соглашения.

Достоинством же соглашения является закрепление четких институциональных положений, способных достаточно эффективно способствовать его практической реализации. Глава 12, специально отведенная для решения данного вопроса, в Статье 12.1 предполагает учреждение Совместной комиссии под председательством двух представителей — один от ЕАЭС и государств-членов ЕАЭС, представленный членом Коллегии ЕЭК, другой от Правительства Китая, представленный на уровне министра или его уполномоченных представителей. В функции данной комиссии будут входить: рассмотрение любого вопроса, регулируемого Соглашением; рассмотрение любого другого вопроса, связанного с Соглашением, по взаимному согласию Сторон; контроль за работой подкомитетов; рассмотрение любого предложения, представленного подкомитетами, для внесения изменений в настоящее Соглашение, с целью принятия рекомендаций; изучение возможностей по дальнейшему развитию и расширению торговли; и учреждение процедуры, позволяющей проводить консультации и находить взаимоприемлемые решения. Также Комиссия сможет запрашивать мнение экспертов в случаях, когда это может способствовать выполнению своих функций; стремиться разрешать любые вопросы, связанные с реализацией Соглашения, которые были переданы на ее рассмотрение; и принимать иные действия для выполнения своих функций по согласию Сторон.

Совместная комиссия вправе принимать следующие виды актов: рекомендации по любому вопросу в рамках своих функций и решения по вопросам, охваченным правилами процедуры. Важно, что решения, рекомендации и иные действия Совместной комиссии принимаются консенсусом. Заметим, что введение данного принципа принятия решений отвечает общему смыслу Соглашения и видится его положительной чертой. В международно-правовой науке отмечаются такие позитивные качества консенсуса как заложенный в нем международно-правовой принцип сотрудничества государств, признание объективной и практической потребности в принятии решений на основе разумного сочетания интересов всех участников. Практика применения консенсуса свидетельствует, что юридическая сила принятых таким образом решений равна юридической силе решений, которые были бы приняты путем голосования [1].

Правила процедуры Совместной комиссии устанавливаются в Приложении к Соглашению. Согласно Приложению, Совместная комиссия проводит заседания по крайней мере ежегодно в одном из государств-членов ЕАЭС и в Китае поочередно. Иные заседания могут быть проведены по запросу одной из Сторон по взаимному согласию.

Способствовать реализации соглашения также призвано назначение контактных пунктов, которые ответственны за коммуникацию с другой Стороной и Совместной комиссией. Согласно пункту 13. Приложения, уведомление от Китая о назначении контактных пунктов передается ЕЭК, а уведомление от ЕАЭС и государств-членов ЕАЭС о назначении контактных пунктов передается Правительству Китая ЕЭК.

Соглашение вступит в силу на 60-ый день, следующий за днем получения последнего письменного уведомления о выполнении ЕАЭС, государствами-членами ЕАЭС и Китаем соответствующих внутренних правовых процедур, необходимых для вступления его в силу (статья 13.3. Главы 13 «Заключительные положения»). Обмен подобными уведомлениями будет производится между ЕЭК и Китаем. Предполагается, что Соглашение вступит в силу в 2019 году.

Проведенный анализ показывает, что непреференциальное Соглашение между ЕАЭС и КНР является достаточно рамочным, а результаты сотрудничества по упрощению торговли и углублению экономического взаимодействия и дальнейшая результативность Соглашения зависят от практики учреждаемых институтов (круга полномочий и эффективности работы консультативных комитетов и рабочих групп) и от воли лидеров Китая и государств ЕАЭС. Данную практику, на наш взгляд, эффективно строить на основе специально разработанного Плана совместных действий по реализации Соглашения, в котором оптимально установить отдельные этапы, сроки и определить ответственных лиц, отвечающих за реализацию каждого этапа.

III. Заключение

На основе изучения и анализа положений Соглашения можно выделить его основные характеристики и особенности. Соглашение направлено на формирование договорно-правовой основы между ЕАЭС и КНР по вопросам, находящимся в компетенции Союза. Оно определяет правила торговли, основанные на нормах права ВТО. В акте заданы правовые рамки для развития взаимодействия в таких сферах как меры торговой защиты, санитарно-фитосанитарные меры, технические барьеры в торговле, таможенное сотрудничество, электронная торговля, интеллектуальная собственность, государственные закупки, конкуренция, отраслевое сотрудничество. Важно, что, таким образом, определяется взаимодействие в основных секторах, что придает устойчивость модели экономического взаимодействия.

Соглашение является непреференциальным и не предполагает автоматического снижения тарифных барьеров между сторонами т.е. не создает зону свободной торговли. Тем не менее, на основе имеющихся в нем норм по упрощению торговых процедур, оно в определенной степени позволит улучшить условия доступа товаров на рынок Китая.

Соглашение направлено на устранение нетарифных барьеров в торговле, но не предлагает жестких обязательств, а лишь определяет механизм сотрудничества на основе создания различного рода консультативных комитетов и рабочих групп. С институциональной стороны, Соглашение предполагает создание совместного органа на министерском уровне, определяет порядок взаимодействия между таможенными органами сторон, расширяет основы использования электронных документов. Особый акцент в документе делается на механизме транспарентности. Указанные выше положения видятся сильными сторонами Соглашения.

Подписание соглашения между Китаем и ЕАЭС является значимым этапом в развитии процессов региональной экономической интеграции в Евразии, в сопряжении ЕАЭС и китайской инициативы «Один Пояс-Один Путь». Акт определяет долгосрочные перспективы взаимодействия ЕАЭС и Китая, и будет способствовать повышению уровня экономической взаимосвязи между ними. В документе воплотилось общее намерение государств ЕАЭС и Китая по совместному строительству отношений торгово-экономического партнерства, характеризующихся открытостью, взаимным доверием, сотрудничеством по достижению общих выгод. Таким образом, закладывается прочная основа для дальнейшего практического формирования концепции Большой Евразии.

Библиография
1.
Блищенко И. П., Абашидзе А. Х. Право международных организаций. М.: РУДН, 2013. С. 289.
2.
Богуславский М.М. Международное экономическое право. М.: Междунар. отношения, 1986. - 303 c.
3.
Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс.- М.: Волтерс Клувер, 2004. - 477 c.
4.
Вельяминов Г.М. Международное право: опыты. – М.: Статут, 2015. – 1006 с.;
5.
Вельяминов Г.М. Правовое урегулирование международной торговли. - М.: Международные отношения. 1972. - 496 c.
6.
Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), 1994 г.
7.
ЕАЭС и Китай подписали соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве // URL: http://tass.ru/ekonomika/5208022 [Дата обращения: 26.06.2018]
8.
Евразийская Панорама. Май 2018. М.: НИУ ВШЭ. №2. Май 2018. - 16 c.
9.
Заседания Высшего Евразийского экономического совета. Досье// URL: http://tass.ru/info/5197087 [Дата обращения: 26.06.2018]
10.
Капустин А.Я. Международные организации в глобализирующемся мире. М. 2010. С. 185.
11.
Караганов С.А. К Великому океану-3: Создание Центральной Евразии. М.: МДК «Валдай». 2015. - 22 c.
12.
Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право / Науч. ред. В.М. Шумилов. М., 2002.- 608 c.
13.
Лукин А.В. Идея «экономического пояса Шелкового пути» и евразийская интеграция // Международная жизнь. 2014. № 7. С. 84-98.
14.
Макаров И. А., Соколова А. К. Сопряжение евразийской интеграции и Экономического пояса Шелкового пути: возможности для России// Вестник международных организаций. 2016. Т. 11. № 2. С.40-57. DOI: 10.17323/1996-7845-2016-02-40.;
15.
Марракешское соглашение о создании Всемирной Торговой Организации (Марракеш, 15 апреля 1994 г.) (с изменениями и дополнениями). // URL: http://base.garant.ru/2541158/ [Дата обращения: 26.06.2018]
16.
Плотников А.В. Эволюция доктринальных подходов к пониманию и оценке фрагментации международного права // Российский юридический журнал, 2013, N 3. С. 15-19.
17.
Подписано Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/17-05-2018-5.aspx [Дата обращения: 26.06.2018]
18.
Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом и его государствами-членами, с одной стороны, и Китайской Народной Республикой, с другой стороны, 2018 г // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/trade/dotp/Pages.aspx [Дата обращения: 26.06.2018]
19.
Соглашение ВТО по техническим барьерам в торговле ГАТТ-ВТО 1994 г. // URL: http://www.hse.ru/org/ hse/wto_ reference/ doc_02_sogl [Дата обращения: 26.06.2018]
20.
Соглашение ВТО по применению санитарных и фитосанитарных мер ГАТТ-ВТО 1994 г.
21.
Соглашение ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности ГАТТ-ВТО 1994 г.
22.
Хафнер Г. Риски фрагментации международного права // Ежегодник Комиссии международного права. 2000. Т. II. С. 369
23.
Хейфец Б.А. Трансрегиональное переформатирование глобального экономического пространства. Вызовы для России. М: Институт экономики РАН, 2016.-86 с..
24.
Черниченко C.B. Контуры международного права. Общие вопросы. 2014. – 592 c.
25.
Шумилов В.М. Международное экономическое право. М.: Юрайт, 2011. – 612 с. С. 25.
26.
Evgeny Vinokurov (2014) From Lisbon to Hanoi: the European Union and the Eurasian Economic Union in Greater Eurasia // URL: http://www.vinokurov.info/eurussia.htm [Дата обращения: 26.06.2018]
27.
Pauwelyn J. Bridging fragmentation and unity: International law as a universe of inter-connected islands // Michigan Journal of International Law. 2004. N 25. P. 903.
References (transliterated)
1.
Blishchenko I. P., Abashidze A. Kh. Pravo mezhdunarodnykh organizatsii. M.: RUDN, 2013. S. 289.
2.
Boguslavskii M.M. Mezhdunarodnoe ekonomicheskoe pravo. M.: Mezhdunar. otnosheniya, 1986. - 303 c.
3.
Vel'yaminov G.M. Mezhdunarodnoe ekonomicheskoe pravo i protsess.- M.: Volters Kluver, 2004. - 477 c.
4.
Vel'yaminov G.M. Mezhdunarodnoe pravo: opyty. – M.: Statut, 2015. – 1006 s.;
5.
Vel'yaminov G.M. Pravovoe uregulirovanie mezhdunarodnoi torgovli. - M.: Mezhdunarodnye otnosheniya. 1972. - 496 c.
6.
General'noe soglashenie o tarifakh i torgovle (GATT), 1994 g.
7.
EAES i Kitai podpisali soglashenie o torgovo-ekonomicheskom sotrudnichestve // URL: http://tass.ru/ekonomika/5208022 [Data obrashcheniya: 26.06.2018]
8.
Evraziiskaya Panorama. Mai 2018. M.: NIU VShE. №2. Mai 2018. - 16 c.
9.
Zasedaniya Vysshego Evraziiskogo ekonomicheskogo soveta. Dos'e// URL: http://tass.ru/info/5197087 [Data obrashcheniya: 26.06.2018]
10.
Kapustin A.Ya. Mezhdunarodnye organizatsii v globaliziruyushchemsya mire. M. 2010. S. 185.
11.
Karaganov S.A. K Velikomu okeanu-3: Sozdanie Tsentral'noi Evrazii. M.: MDK «Valdai». 2015. - 22 c.
12.
Karro D., Zhyuiar P. Mezhdunarodnoe ekonomicheskoe pravo / Nauch. red. V.M. Shumilov. M., 2002.- 608 c.
13.
Lukin A.V. Ideya «ekonomicheskogo poyasa Shelkovogo puti» i evraziiskaya integratsiya // Mezhdunarodnaya zhizn'. 2014. № 7. S. 84-98.
14.
Makarov I. A., Sokolova A. K. Sopryazhenie evraziiskoi integratsii i Ekonomicheskogo poyasa Shelkovogo puti: vozmozhnosti dlya Rossii// Vestnik mezhdunarodnykh organizatsii. 2016. T. 11. № 2. S.40-57. DOI: 10.17323/1996-7845-2016-02-40.;
15.
Marrakeshskoe soglashenie o sozdanii Vsemirnoi Torgovoi Organizatsii (Marrakesh, 15 aprelya 1994 g.) (s izmeneniyami i dopolneniyami). // URL: http://base.garant.ru/2541158/ [Data obrashcheniya: 26.06.2018]
16.
Plotnikov A.V. Evolyutsiya doktrinal'nykh podkhodov k ponimaniyu i otsenke fragmentatsii mezhdunarodnogo prava // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal, 2013, N 3. S. 15-19.
17.
Podpisano Soglashenie o torgovo-ekonomicheskom sotrudnichestve mezhdu EAES i KNR // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/17-05-2018-5.aspx [Data obrashcheniya: 26.06.2018]
18.
Soglashenie o torgovo-ekonomicheskom sotrudnichestve mezhdu Evraziiskim ekonomicheskim soyuzom i ego gosudarstvami-chlenami, s odnoi storony, i Kitaiskoi Narodnoi Respublikoi, s drugoi storony, 2018 g // URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/trade/dotp/Pages.aspx [Data obrashcheniya: 26.06.2018]
19.
Soglashenie VTO po tekhnicheskim bar'eram v torgovle GATT-VTO 1994 g. // URL: http://www.hse.ru/org/ hse/wto_ reference/ doc_02_sogl [Data obrashcheniya: 26.06.2018]
20.
Soglashenie VTO po primeneniyu sanitarnykh i fitosanitarnykh mer GATT-VTO 1994 g.
21.
Soglashenie VTO po torgovym aspektam prav intellektual'noi sobstvennosti GATT-VTO 1994 g.
22.
Khafner G. Riski fragmentatsii mezhdunarodnogo prava // Ezhegodnik Komissii mezhdunarodnogo prava. 2000. T. II. S. 369
23.
Kheifets B.A. Transregional'noe pereformatirovanie global'nogo ekonomicheskogo prostranstva. Vyzovy dlya Rossii. M: Institut ekonomiki RAN, 2016.-86 s..
24.
Chernichenko C.B. Kontury mezhdunarodnogo prava. Obshchie voprosy. 2014. – 592 c.
25.
Shumilov V.M. Mezhdunarodnoe ekonomicheskoe pravo. M.: Yurait, 2011. – 612 s. S. 25.
26.
Evgeny Vinokurov (2014) From Lisbon to Hanoi: the European Union and the Eurasian Economic Union in Greater Eurasia // URL: http://www.vinokurov.info/eurussia.htm [Data obrashcheniya: 26.06.2018]
27.
Pauwelyn J. Bridging fragmentation and unity: International law as a universe of inter-connected islands // Michigan Journal of International Law. 2004. N 25. P. 903.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"