по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Евразийское право в системе права Российской Федерации
Курбанов Рашад Афатович

доктор юридических наук

директор, Институт правовых исследований и региональной интеграции РЭУ им. Г.В. Плеханова

115093, Россия, г. Москва, Стремянный пер., 36

Kurbanov Rashad Afatovich

Doctor of Law

Director, Plekhanov Institute of Legal Research and Regional Integration

125430, Russia, Moscow, Stremyannyi per., 36

kurbanov@izak.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Переход к мультиполярности и несостоятельность идеи однополярного мира в настоящее время уже являются неоспоримым фактом. В этих условиях региональные интеграционные процессы приобретают особое значение, становятся неотъемлемой частью эволюции. Усиление геополитической конкуренции, активное создание в мире новых региональных экономических, социальных, военно-политических и правовых пространств и полиформатных объединений неизбежно ставят перед Россией задачи пересмотра и корреляции существующих направлений регионального сотрудничества, развития новой многовекторной политики, в первую очередь на евразийском пространстве. Важнейшую роль в процессе достижения поставленных целей играет право, которое является регулятором отношений как на национальном, так и на межгосударственном уровне. В данном контексте единая концепция евразийского права является основным инструментом, отражающим различные аспекты развития интеграционных процессов в евразийском регионе. В настоящем издании изложена авторская концепция формирования евразийского права, разработанная на основе анализа доктринальных подходов, раскрывающих теоретико-правовые основы, генезис, основные черты и особенности евразийского права как составной части международного права. Развитие евразийского права, несомненно, будет способствовать продвижению и пропаганде в мире евразийских ценностей и повышению роли евразийского полюса на мировой арене. Для сотрудников государственных органов, практикующих юристов, представителей бизнес-сообщества, научных работников, а также для широкого круга читателей, интересующихся вопросами евразийской интеграции.

Ключевые слова: евразийское право, интеграция, система права, новый регионализм, многополярность, сотрудничество, международное право, субъект права, международная организация, принципы прпава

DOI:

10.25136/2306-9899.2017.2.23145

Дата направления в редакцию:

01-06-2017


Дата рецензирования:

30-05-2017


Дата публикации:

19-06-2017


Abstract.

At present time, the transition to multipolarity and failure of the idea of unipolar world is an undisputable fact. Under such circumstances, the regional integration process acquire special importance, becoming an intrinsic part of evolution. Due to the intensified geopolitical competition, rapid creation of the new regional economic, social, military political, and legal spaces alongside the multi-format organizations, Russia inevitably faces the task of reconsideration and correlation of the existing directions of regional cooperation, development of the new multi-vector policy, primarily in the Eurasian space. Crucial role in the process of achieving the set goals belongs to law, which manifests as a regulator of the relations at the national and multinational levels. In such context, the universal concept of Eurasian law is the key instrument that reflects various aspect in development of the integration process in Eurasian region. The article represents the author’s concept of formation of the Eurasian law based on the analysis of doctrinal approaches that reveal the theoretical legal grounds, genesis, main features and peculiarities of the Eurasian law as a part of international law. The development of Eurasian law will undoubtedly conduce the promotion and propaganda of Eurasian values around the world and increase of the role of Eurasian pole on the international arena.

Keywords:

subject of law, international law, cooperation, multipolary, new regionalism, law system, integration, Eurasian law, international organization, principles of law

В условиях изменения однополярного мира и перехода к мультиполярности особое значение стали приобретать региональные интеграционные процессы. Процессы взаимодействия государств, основанные в большинстве случаев на историческом опыте стран, набирают силу не только в Европе или на постсоветском пространстве — интеграция на сегодняшний день характерна для всех регионов мира.

Как отмечается в Концепции внешней политики РФ «…современный мир переживает период глубоких перемен, сущность которых заключается в формировании полицентричной международной системы... В результате процесса глобализации складываются новые центры экономического и политического влияния… Отчетливо проявляются многообразие культур и цивилизаций в мире, множественность моделей развития государств»[1].

Конец XX – начало XXI века охарактеризовался новой волной активности региональных процессов на мировом уровне. Политические процессы породили большинство региональных объединений государств. Кроме Европейского Союза, как примера региональной организации, активное развитие получили различные форматы взаимодействия стран в Америке и Африке, в Азии и Океании. В настоящее время в мире функционирует более 200 международных региональных объединений (МРО), различных как по сферам взаимодействия, по правовому статусу, по характеру принимаемых актов и т.д.

В доктрине такая всемирная тенденция объединения получила название «нового регионализма »[2]. Зарубежные исследователи выделяют в своих исследованиях разные подходы к классификации этапов региональной интеграции.

Так традиционно отмечается «старый регионализм», который просуществовал в период «двухполярного мира» и «новый регионализм»[3], который образовался после распада социалистического блока и СССР (1945 -1990 гг.). Также выделяют такие этапы (поколения) регионализации как экономический регионализм (экономическое взаимодействие), новый регионализм (основанный также на политической и социальной интеграции) и внешнеполитическое взаимодействие (интеграция доктрин), что ведет к созданию межрегиональных сообществ и союзов[4].

Однако в зарубежной доктрине в этом ракурсе не рассматривается период «раннего регионализма». Хотя в период «раннего» регионализма (1900 - 1944 гг.) было создано два Таможенных союза (Южноафриканский таможенный союз 1910 г. и ТС Швейцария – Лихтенштейн 1924 г.), в 1922 г. создана ЗСФСР[5] и крупнейшее евразийское региональное государство – СССР, в 1911 – Парламентская ассоциация Содружества, а в 1926 г. - региональная организация Содружество наций.

Рассмотрим особенности современных этапов регионализации.

1. Интенсивность - если в период «раннего» регионализма (1900 - 1944 гг. за 44 лет) было создано 6 объединений, то в период «старого регионализма (1944 – 1990 гг. за 46 лет) уже более 60, а период «нового регионализма» (конец 1980 гг. – начало 1990 гг. до н.в. за 27 лет) уже более 130.

2. Разносферность- современные интеграционные процессы в отличие от «старого регионализма» (имел узкую направленность на преференциальные торговые соглашения и альянсы безопасности), стали включать в себя сотрудничество стран практически во всех сферах общественной жизни, в т. ч. и в таких важных направлениях как экология, безопасность, борьба с терроризмом, коррупцией и т.д.

3. Разновекторность - в ряде регионов государства являются одновременно участниками нескольких международных региональных объединений, отличных как по сферам деятельности, так и по целям создания, при этом эти организации могут представлять собой конкурирующих игроков на международной арене.

4. Разноформатность- государства-участники в современных условиях перестали ограничиваться формальными межгосударственными интеграционными объединениями, возросла роль и значения деятельности региональных сообществ, не обладающих международной правосубъектностью (саммиты, форумы, программы и т.д.).

5. Межпарламентское взаимодействие - из существующих сейчас в мире порядка 52 межпарламентских региональных организаций только 1 (Парламентская ассоциация Содружества 1911 г.) была создана в начале века, 12 в период старого регионализма, а 39 в период нового[6].

6. Трансформация термина «регион»- развитие межрегиональных связей, создание межрегиональных сообществ и союзов стало отличительной особенностью современного этапа регионализации. Все чаще в доктрине стали отмечать трансформацию значения термина «регион», возможность образования его на функциональной основе, т.е. между странами, расположенными в разных регионах, но имеющими общие внешнеполитические/внешнеэкономические доктрины.

К примеру, в качестве таких «регионов» можно рассматривать такие мегапроекты как Евро-Атлантический[7] и Евразийский[8] регионы, Азиатско-Тихоокеанское пространство[9], проекты по созданию Трансатлантического союза[10], деятельность Лиги арабских государств (идеи арабского единства на Ближнем Востоке и в Северной Африке), процессы по созданию Южнотихоокеанского союза и региональные проекты в Восточной и Южной Азии (в перспективе Восточноазиатский и Южноазиатский союзы).

Таким образом, представляется наиболее целесообразным выделение в рамках «нового регионализма» отдельный (подэтапа) – «новейшего регионализма», а наиболее верной представляется следующая классификация этапов регионализации: «ранний регионализм», «старый регионализм», «новый регионализм» и «новейший регионализм».

Исходя из вышесказанного, под «регионом» в настоящее время следует понимать политическое экономическое, социальное или иное объединение, которое в настоящее время обусловлено не только географическим фактором, но также может базироваться на функциональном подходе (общие цели и доктрины) и иметь трансграничный характер.

А региональная интеграция это сотрудничество стран определенного географического или функционального (общность доктрин и целей) региона посредством создания региональных объединений (как обладающих международной правосубъектностью, так и не обладающих ее) в целях развития и укрепления экономических, военно-политических, социальных и иных связей, а также достижения единых целей на основе принципов добровольности, в процессе которого происходит взаимопроникновение национальных интересов, а также сближение различных структур государств.

Правовые основы региональной интеграция

Учитывая глубокие исторические корни региональных интеграционных процессов, неудивительно, что эти вопросы находятся в поле зрения российских и зарубежных экономистов, социологов, политологов, историков и философов[11].

Первопричины интеграционных процессов, их источники, особенности и правовые аспекты активно обсуждаются среди правоведов[12].

Неотъемлемой частью любых интеграционных процессов выступает право, которое лежит в основе организации всех отношений как на международном, так и на национальном уровнях. Региональное сотрудничество осуществляется на основе принятия региональных актов стран-участниц организации, которые могут носить как обязательный, так и рекомендательный для исполнения характер. Этот процесс влечет за собой формирование блоков международных региональных норм, которые оказывают непосредственное влияние на развитие национального законодательства. Данные процессы дают возможность говорить о появлении феномена «правовой регионализации », которая приводит к интеграции существующих правопорядков, и может иметь в каждом регионе свои специфические особенности и выражаться в степени интегрированности государств и субъектов права на определенном правовом пространстве.

Теоретико-правовые основы евразийской интеграции

Понятие евразийского пространства и теории евразийства

В доктрине различают разные толкования понятия и географических пределов «евразийского пространства» – по крайней мере, следует констатировать наличие трех его значений: пространство Большой Евразии (от Лиссабона до Владивостока)), «постсоветское пространство» и пространство «евразийского полюса» в современном понимании (территория, охватываемая функционированием евразийских региональных и субрегиональных организаций, созданных с участием постсоветских стран). Именно третий подход будет составлять основу нашего исследования.

В начале XX века британский ученый Х. Маккиндер стал инициатором так называемой теории евразийской «опорной территории», а в дальнейшем теории «сердца Центральной и Восточной Европы», в основе которой находится идея о евразийском пространстве как центре мира. Теория евразийства активно развивалась в начале XX века и в среде российских эмигрантов. Ее основателями считаются Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, Г. В. Флоренский, П. П. Сувчинский, И. А. Ильин, Г. Н. Вернадский и др. Значительный вклад в развитие концепции евразийства внес Л.Н. Гумилев, который рассматривает Евразию как олицетворение социогеографического пространства и особого этнокультурного мира. По его утверждению, не все определяется экономическими или политическими предпосылками, для успешной интеграции необходимо еще одно непременное условие – идейное, духовное начало, когда к интеграции готовы не только экономика и политика, но и народы[13].

М.Л. Титаренко рассматривает евразийство как «предвестник основы будущего нового мирового порядка планетарных межцивилизационных отношений, обеспечивающих экологию культур и цивилизаций, сохранение этнического и цивилизационного многообразия»[14].

Таким образом, евразийская концепция обусловливает современные процессы как процессы реинтеграции, в основе которых заложены исконные ценности евразийского народа. При этом историко-культурная самобытность Евразии, объединение в единое политико-культурное пространство позволяют утверждать о единой самоидентификации евразийских этносов.

Проблемы интеграции занимают важное место в отечественной науке. Подходы к изучению интеграции можно условно разделить на два этапа. В течение первого этапа в Советском Союзе (1950—1990) объектом исследования были как интеграционные процессы в Европе и в развивающихся странах, так и вопросы интеграции в странах социалистического блока (Совет экономической взаимопомощи, Варшавский договор и т.д.). Второй этап в развитии отечественной школы региональной интеграции (с 1990-х годов по настоящее время) связан с распадом биполярного мира и развитием различных форм интеграционных процессов не только в Европе, но и в Евразии, Америке, Африке, Азии и Океании.

Институциональные и правовые особенности евразийской интеграции

Было бы неверно говорить о регионализации как о явлении, характерном исключительно для современного мира. Исторически государствами всегда использовались различные формы объединения и взаимодействия в целях решения вопросов совместной безопасности, обороны, политической и экономической кооперации. Исключением не является и евразийский регион, где постоянно функционировали региональные объединения и государства. Российская империя, Закавказская Федерация, Советский Союз, Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), Организация Варшавского договора — это только некоторые исторические примеры.

Распад СССР в 1991 г. стал одним из значимых политических событий на мировой арене. Образование на его основе 15 независимых государств повлекло за собой необходимость установления новых механизмов взаимодействия в различных сферах общественной жизни, которые бы соответствовали геополитическим реалиям на данном историческом этапе. В итоге 8 декабря 1991 г. было подписано Соглашение о создании СНГ. Хотя поставленные цели в рамках СНГ не были полностью достигнуты, его образование сыграло определенную роль в дальнейших интеграционных процессах на евразийском пространстве, не позволив окончательно разрушить экономические связи вновь образованных государств и послужив основой их дальнейшего взаимодействия.

В дальнейшем на рубеже XX века в регионе был образован ряд других знаковых организаций, функционирование которых дало толчок к активному развитию евразийской интеграции.

Осенью 2011 г. Президент РФ В.В. Путин в статье «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня», заявив о евразийской интеграции, выдвинул идею нового интеграционного проекта для Евразии, при этом под евразийством понимается «тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе»[15].

Анализ исторических примеров евразийской интеграции во многом объясняет их современный уровень и собственный, отличный от иных регионов, путь развития. На основе данного анализа можно выявить особенности евразийской интеграции .

Однойиз отличительных особенностей интеграции на евразийском пространстве является наличие исторически налаженных связях , единого исторического прошлого, общность культурных, образовательных, языковых и иных аспектов. В связи с этим необходимо отметить, что в евразийском регионе «действительно сохранилась какая-то позитивная инерция общего советского прошлого…»[16].

Вторая особенность интеграционных процессов заключается в особых факторах, послуживших причиной для объединения ряда стран в целях решения геополитических и/или геоэкономических проблем. На евразийском пространстве функционирует порядка 20 организаций с разнообразным составом участников и с различными приоритетными целями. При этом участники одной региональной организации могут выступать участниками других региональных организаций, представляющих собой конкурирующих субъектов международного права.

Евразийские объединения можно условно разделить на несколько групп.

1. Объединения с участием РФ, образующие фундамент формирующейся архитектуры евразийской интеграции : СНГ, ЕАЭС, Союзное Государство Беларуси и России, Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Совет по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), саммиты БРИКС, РИК[17] и РКМ[18].

2. Объединения с участием РФ (организаций или регионов РФ), представляющие из себя региональные площадки для реализации тех или иных насущных инициатив : Организация черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), Саммит каспийских государств[19], Евразийский исламский совет (ЕИС)[20], Организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства (ТЮРКСОЙ)[21], Программа развития района (зоны) Туманган[22], формирующиеся форматы АИР (Азербайджан, Иран, Россия) и РТИ (Россия, Турция, Иран).

3. Объединения (без участия РФ), ориентированные на интеграционные процессы со странами ЕС и США: Организация за демократию и экономическое развитие (ГУАМ)[23], Содружество демократического выбора (СДВ)[24], программа ЕС Восточное партнерство[25].

4. Объединения (без участия РФ, но с участием постсоветских стран – партнеров РФ по другим евразийским структурам), основанные на территориально-этническом признаке : Организация экономического сотрудничества (ОЭС) [26], Совет сотрудничества тюркских государств;(ССТГ, Тюркский совет)[27], Союз персоязычных государств (СПГ)[28], саммит Азербайджан – Грузия–Турция (АГТ), региональные программы СПЕКА и ЦАРЭС.

5. Ряд организаций с участием РФ имеют узкопрофильную направленность : Евразийская патентная организация, Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма, отдельно функционирует Содружество непризнанных государств (СНГ-2)[29].

6. Межпарламентские объединения , ряд из которых функционирует в рамках действующих региональных объединений, а некоторые созданы на основе отдельных соглашений: форум Совещание спикеров парламентов стран Евразии, Межпарламентская ассамблея государств-участников СНГ, Парламентская ассамблея ОДКБ, Парламентское Собрание Союза Беларуси и России, Парламентский форум стран БРИКС, Межпарламентская ассамблея православия, Парламентская ассамблея тюркоязычных стран, Парламентская ассамблея ОЧЭС, Межпарламентская ассамблея ГУАМ.

Четвертой особенностью евразийских интеграционных процессов является то, что страны используют собственные модели взаимодействия в различных сферах. Так, социальное направление развивается в рамках Союзного государства, а экономическая сфера стала основным аспектом взаимодействия в рамках ЕАЭС, при этом сотрудничество в военно-политической сфере активно развивается в рамках как Союзного государства, так и ОДКБ. Вместе с тем зона свободной торговли начала функционировать в рамках другой региональной организации – СНГ.

Таким образом, можно утверждать, что в настоящее время интеграционные процессы на евразийском пространстве приобретают все более сложные взаимозависимые формы и им присуща не только разноскоростная и разноуровневая, но и разноформатная, разносферная и разновекторная интеграциия .

Место евразийского права в системе права Российской Федерации

С возникновением новых отношений, которые требуют соответствующей регламентации, система права постоянно пополняется новыми отраслями и подотраслями права, его институтами и нормами, что в целом делает ее более эффективной. На сегодняшний день, и в этом нет никаких сомнений, одним из приоритетных направлений развития юридической науки должно стать евразийское право.

Стремительность и особенности евразийской интеграции, оказываемое ею влияние на национальное законодательство стран, а также внушительный вклад правоведов в развитие теоретических знаний о глобализации, регионализации и интеграции в целом позволяют говорить о начале процесса формирования в системе современного российского права нового блока – евразийского права. Евразийское право является составной частью (подотраслью) международного права и входит в состав более крупного блока – международного регионального права, которое в свою очередь является отраслью международного права.

В целях действенной (универсальной) систематизации и структуризации международного регионального права на подотрасли в качестве системообразующего критерия целесообразно использовать региональный признак, т.е. в основе деления норм на подотрасли предлагается использовать региональный аспект. Как показывает практика регионализации, в региональные группы страны объединяются как по территориальному и социальному, так и по функциональному принципу (общность доктрин). Перед такими странами, как правило, стоят схожие проблемы, решение которых требует совместных усилий. Классическими примерами таких региональных организаций являются Евросоюз, ЕАЭС, Африканский союз и т.д.

Еще один довод в пользу выбранного критерия заключается в том, что государства одного условного региона, как правило, являются участниками (членами) иных субрегиональных организаций, которые, в свою очередь, большей частью функционируют в пределах того же региона, что оказывает влияние на их систему права.

Кроме того, в уже сложившихся регионах в большинстве случаях действует специфическая система права. В Европе и Северной Америке параллельно функционируют континентальная и англосаксонская системы права. Завоевание колонизаторами Латинской Америки и Карибского архипелага оказало решающее влияние на гармонизацию их правовых систем. Этот процесс происходил де-факто в силу влияния норм права метрополий (Испании, Португалии, Франции и Нидерландов)[30].

Аналогичным образом складывалась система права на африканском континенте, основу права каждого африканского государства образуют местные обычаи, а также правовые нормы господствующей страны-колонизатора (право на континенте формировалось еще в период существования колоний, и большинство государств в качестве промежуточного решения избрали сохранение законов, принадлежащих государствам-колонизаторам или государствам, обладающим мандатом в отношении этих стран, и действующим на дату обретения независимости[31]).

Значительной спецификой обладает мусульманское право, действующее в регионах мусульманской цивилизации, в том числе в западной и центральной, а также в ряде субрегионов Восточной Азии. В правовой системе мусульманского права, кроме правовых норм, действуют также религиозные нормы.

Отличительными особенностями обладает также индусское право: с одной стороны — традиционное право, черпающее свои основные источники из религии, с другой стороны — современное право, обязанное английскому праву многими своими традициями[32].

При этом при создании и функционировании региональных объединений происходит смешение существующих правовых систем, создаются новые правовые пространства, включающие в себя элементы различных правовых систем, различных правопорядков.

Исходя из такого подхода к делению международного регионального права на подотрасли, кроме Евразийского права следует выделять - Европейское право, региональное право Азии и Тихоокеанского региона, Африканское право, Американское право и межрегиональное право , регулирующее межрегиональные взаимоотношения стран и региональных организаций. Эту подгруппу составляют межрегиональные объединения, представляющие собой нейтральные площадки: саммит Африка — Южная Америка, саммит ИВСА (Индия, Бразилия, Южная Африка), саммит США — Африка и т.д.

При этом на данной стадии формирования этих институтов можно говорить исключительно о становлении и развитии искомых критериев их систематизации и структуризации.

Понятие и предмет евразийского права

В отечественной юридической доктрине общепринято, что основанием выделения новой отрасли или подотрасли права является образование качественно новой группы общественных отношений, регулируемой на основе определенных принципов и с использованием специфического метода правового регулирования. Это в полной мере относится и к евразийскому праву, специфика предмета которого не вызывает сомнений.

Для формулирования понятия евразийского права необходимо проанализировать отношения, входящие в его предмет.

Предмет евразийского права представляет собой достаточно сложную структуру отношений. Первый уровень отношений, входящих в его предмет, составляют отношения государств по формированию (учреждению) регионального объединения и его ликвидации (роспуску).

Такие отношения обладают определенной спецификой. Когда страны ведут переговоры относительно учреждения (создания) регионального объединения, они намерены решать общие проблемы опосредованно, через создаваемую региональную организацию, и их цели могут не совпадать, а порой противоречить интересам и целям других региональных структур.

На евразийском пространстве функционирует более 20 региональных объединений, которые различны по степени (глубине) интеграции, сферам взаимодействия стран в рамках каждой из них, по наличию или отсутствию постоянно действующих органов и по иным не менее принципиальным вопросам, что требует относительно обособленного правового регулирования.

Вторую группу отношений, которая должна быть включена в предмет евразийского права, составляют отношения уже созданных евразийских региональных объединений с государствами — его участниками.

Такие отношения отличаются разнообразием внутри каждого конкретного регионального объединения и обладают присущей именно им спецификой с учетом норм, принимаемых на уровне регионального объединения, а также влиянием пограничных норм международного и национального права каждого члена определенной региональной структуры. Юридическая сила норм, принимаемых на региональном уровне, различна и определяется учредительными документами самого регионального объединения. По юридической силе нормы внутреннего права региональной организации можно разделить:

1) на акты региональных организаций, которые имеют обязательную силу для исполнения их членами без соответствующей ратификации;

2) акты региональных организаций, которые обязательны для исполнения их членами только после совершения необходимых действий со стороны последних (подписания, ратификации и т.п.);

3) рекомендательные акты региональных организаций, которые не подлежат ратификации и не обязательны для исполнения государствами — участниками региональных объединений. Такие акты определяют позицию региональной организации в отношении поведения их участников и во многом влияют на проведение их внутренней политики. Очевидно, что эти акты обладают наименьшей юридической силой и их применение на практике может вызывать определенные сложности.

Таким образом, нормы международных организаций носят, как правило, рекомендательный характер, в то время как в рамках региональных организаций, помимо рекомендательных актов, может в большей мере наблюдаться наличие как актов, имеющих обязательную силу без соответствующей ратификации, так и актов, обязательных для исполнения после совершения необходимых действий (подписания, ратификации и т.п.). Третья группа отношений, которая может быть включена в предмет евразийского права, — это отношения стран-членов регионального объединения между собой в предусмотренных учредительными документами сферах взаимодействия (экономической, социальной, военно-политической, правовой), регулируемые как частными, так и публичными отраслями и институтами. Отношения этих же стран между собой в иных сферах общественной жизни (сотрудничество в сферах, не предусмотренное в рамках региональных объединений) должны регулироваться иными отраслями международного права. Такие отношения (взаимоотношения стран — членов регионального объединения между собой) нуждаются в самостоятельной регламентации, поскольку межгосударственные отношения тех сторон, которые являются участниками (членами) одного регионального объединения, могут быть осложнены собственными нормами регионального объединения, а также правилами двух- и многосторонних соглашений, которые заключаются в рамках регионального объединения для достижения поставленных перед сторонами целей.

К четвертой группе отношений, регулируемых евразийским правом, необходимо отнести взаимоотношения институциональных структур в рамках конкретного евразийского регионального объединения.

Таким образом, отношения, регулируемые евразийским правом, образуют четыре самостоятельные группы, которые обладают определенной спецификой. Учитывая специфику евразийской интеграции, а также названные четыре группы отношений позволяют выделить евразийское право в отдельный структурный элемент международного права.

На основании изложенного можно сделать вывод, что евразийское право — это подотрасль международного права, регулирующая комплекс общественных отношений евразийских государств по созданию и ликвидации региональных объединений, взаимодействию региональных объединений с их членами, по сотрудничеству государств между собой в рамках созданных ими региональных объединений в различных сферах отношений, обусловленных их целями, а также взаимодействию региональных институциональных структур в рамках конкретного объединения, действующего в евразийском регионе.

Субъекты евразийского права

Субъектами евразийского права являются функционирующие в регионе региональные организации и евразийские государства.

При этом одним из важных вопросов евразийского права является вопрос отграничения региональных организаций от международных универсальных организаций. Следует отметить, что выделяемые в доктрине международного права признаки международных организаций присущи и региональным организациям. Необходимо, однако, разделять данных субъектов международного права, поскольку каждая региональная организация является международной, но не каждая международная организация является региональной .

В качестве отличительных признаков региональных организаций следует использовать признак территориальности и цели деятельности. При этом признак территориальности в данном случае имеет трансграничное значение. Цели региональных организаций обусловлены причинами интеграционных процессов в регионе, проблемами, стоящими перед странами того или иного региона, современными вызовами мировых региональных интеграционных процессов и иными обстоятельствами. В свою очередь, международные организации призваны координировать сотрудничество стран на мировом уровне в общечеловеческих целях.

Методы евразийского права

Евразийскому праву присущи используемые в международном и национальном праве основные методы (диспозитивный и императивный).

Специфика методов евразийского права заключается в том, что его методам в большей степени, чем в международном праве, может быть присуща централизация, что обусловлено спецификой взаимодействия государств в рамках регионального объединения.

На правообразование, а соответственно и на выбор приоритетного метода правового регулирования (их совокупности) в рамках каждого отдельного регионального объединения влияет несколько факторов. К их числу следует отнести в первую очередь специфику отношений, регулируемых евразийским правом.

В частности, в отношениях государств по созданию регионального объединения приоритетным выступает диспозитивный метод регулирования, предполагающий равенство сторон. Выбор же основного метода правового регулирования отношений между региональным объединением и его членами зависит от полномочий структурных органов региональной организации, т.е. решение этого вопроса производно и зависит от самих членов регионального объединения.

Государства могут наделить такие органы властными полномочиями, при этом исполнение принятых ими решений обязательно для стран — членов регионального объединения, или же такие решения могут носить рекомендательный характер. В свою очередь, отношениям между членами конкретного регионального объединения в равной степени присущи оба метода правового регулирования, поскольку такие отношения основаны на равенстве стран, однако могут быть осложнены нормами региональной организации.

Источники евразийского права

Вместе с тем, учитывая специфику предмета евразийского права и исходя из понимания его как подотрасли международного права, необходимо иметь в виду, что источники евразийского права в первую очередь подразделяются на источники первичного права регионального объединения и на источники вторичного (производного) права. При этом деление правовых актов на первичные и вторичные устанавливает не только классификацию норм, но и основание для иерархии их взаимоотношений.

Первичное право любого евразийского объединения составляют документы, носящие основополагающий характер. В первую очередь к ним следует отнести учредительные документы (договоры), в соответствии с которыми региональные организации действуют.

Кроме учредительных документов, к первичным источникам евразийского права относятся источники, которые содержат дополнения и изменения к ним (источники так называемого дополнительного первичного права). К таким документам относятся, прежде всего, так называемые ревизионные договоры, посредством которых вносятся поправки в учредительные документы, а также в ряде случаев договоры о присоединении (о вступлении в региональное объединение) новых государств. Последние заключаются, как правило, с согласия регионального объединения всеми государствами — его участниками, с одной стороны, и соответственно вступающим в данное объединение государством — с другой.

Кроме того, составной частью такого рода договоров в ряде случаев может является акт (соглашение) об условиях присоединения, которым устанавливается переходный период для вновь присоединившегося государства в целях адаптации к требованиям регионального объединения. Таким актом (соглашением) вносятся также изменения в учредительные документы самого регионального объединения (как правило, в части состава участников региональной структуры).

Зачастую к таким актам (соглашениям) прилагаются многочисленные протоколы (они могут устанавливать особые изменения или дополнения к правовому статусу вступающих в региональное объединение государств), которые также являются их составной частью.

К источникам вторичного права евразийских региональных объединений относятся правовые акты , которые принимаются уполномоченными органами регионального объединения в одностороннем порядке. Процедуры принятия такого рода правовых актов регламентированы нормами первичного права и не единообразны в различных региональных объединениях.

Для актов вторичного права характерно вступление их в силу без последующей ратификации или принятия со стороны государств-членов. Поэтому можно говорить о том, что такие акты носят скорее законодательный, чем договорный характер.

В сравнении с первичным правом вторичное право евразийских региональных организаций имеет гораздо больше материальных источников, что обусловлено характером их деятельности, направленной на достижение поставленных целей. Институты региональных интеграционных структур через реализацию своих полномочий издают акты вторичного права, производные от первичных, поскольку деятельность уполномоченных региональных органов ограничена пределами их компетенции.

В связи с этим акты первичного права имеют приоритет перед вторичными актами и соответственно в системе норм международного регионального права обладают более высокой юридической силой по сравнению с последними.

Вместе с тем, несмотря на приоритет первичного права над нормами вторичного права, последние более «динамичны», поскольку именно посредством принятия актов вторичного права региональные организации осуществляют регулирование отношений по всем вопросам, отнесенным к компетенции их органов.

Вторичное право, как и первичное, имеет свою структуру. Первую ее часть составляют правовые акты институтов регионального объединения. Такие акты могут носить как обязательный, так и рекомендательный характер. При этом доктрина и правоприменительная практика государств в целях придания тому или иному акту обязательного или рекомендательного характера исходят из следующего. Юридически обязательный характер решения региональных органов регионального объединения имеют только в том случае, если это предусмотрено в международном договоре — учредительном акте организации или договоре, который заключается в его развитие (при его наличии).

При отсутствии специального указания на обязательный характер того или иного акта последний носит рекомендательный характер и, как следствие, не налагает на государство правовых обязательств. Такие акты служат формой для выдвижения предполагаемой, рекомендуемой модели поведения, определенным пожеланием в адрес государств — участников регионального объединения, а также иных физических и юридических лиц.

В качестве одного из перспективных направлений унификации и гармонизации национальных правовых систем многие региональные организации на евразийском пространстве стали использовать такой специфический способ, как международные модельные нормы .

Под модельными нормами принято понимать нормы, управомочивающие или обязывающие государства или других субъектов разработать и принять правовые акты или нормы (международные или внутригосударственные) определенного содержания.

В связи с этим показателен пример правовой системы СНГ. Например, на основании Модельного гражданского кодекса СНГ были приняты ГК Узбекистана, части первые гражданских кодексов РФ, Казахстана, Кыргызской Республики. Разработчики этих кодексов постарались максимально отразить в них нормы Модельного ГК. Кроме того, на его основе подготовлены гражданские кодексы Беларуси, Армении, Молдовы, Украины (несмотря на структурные особенности ГК Украины).

Другую часть вторичного (производного) права составляют нормативные договоры , которые в зависимости от их субъектного состава подразделяются на два вида.

1. Дополнительные конвенции между государствами — членами одного регионального объединения. Если в отношении ряда вопросов региональные органы не были уполномочены издавать нормативные акты, то государства — члены регионального объединения могут между собой заключать соответствующие дополнительные конвенции. Заключение таких конвенций между государствами — участниками региональных объединений постепенно вытесняется заключением нормативных актов региональных структур.

В качестве примера таких актов в рамках СНГ можно назвать Конвенцию Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г., Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г. и т.д.

2. Межинституционные соглашения . Такие соглашения представляют собой нормативные акты, которые заключаются между институтами регионального объединения. Основная цель таких соглашений состоит в уточнении или дополнении отдельных положений учредительных документов (как правило, посредством таких актов вносятся изменения и дополнения в процедурные нормы правовой системы региональной структуры).

Решения евразийских региональных судов как особая группа источников права

Суть таких источников права заключается в толковании судом положений учредительных документов, а также иных как первичных, так и вторичных источников правовой системы регионального объединения. Более того, в ходе такого официального толкования суды в большинстве случаев выводят из смысла действующих правоположений новые принципы и нормы.

Однако не все евразийские организации имеют в своей структуре постоянно действующие суды. В настоящее время на евразийском пространстве действует Суд ЕАЭС и Суд СНГ. В рамках Союзного государства Беларуси и России учредительными документами предусмотрено создание Суда СГ, однако он все еще не создан.

Принципы евразийского права

Евразийское право построено на системе принципов, в основе которых лежат общие принципы международного права, а некоторые принципы имеют оригинальную природу.

Систему принципов евразийского права составляет совокупность общих принципов международного права, а также специальных отраслевых и специальных институциональных принципов международного регионального права как отрасли международного права.

Общие принципы международного права могут быть закреплены непосредственно в документах регионального объединения (например, в Уставе СНГ, в Договоре о создании Союзного государства Беларуси и России и т.д.).

Так, например, в ст. 3 Устава СНГ поименованы следующие общие принципы международного права:

- уважение суверенитета государств-членов, неотъемлемого права народов на самоопределение и права распоряжаться своей судьбой без вмешательства извне;

- нерушимость государственных границ, признание существующих границ и отказ от противоправных территориальных приобретений;

- территориальная целостность государств и отказ от любых действий, направленных на расчленение чужой территории;

- неприменение силы или угрозы силой против политической независимости государства-члена;

- разрешение споров мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость;

- верховенство международного права в межгосударственных отношениях;

- невмешательство во внутренние и внешние дела друг друга;

- обеспечение прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, этнической принадлежности, языка, религии, политических или иных убеждений;

- добросовестное выполнение принятых на себя обязательств по документам Содружества, включая Устав.

На основе принципов суверенного равенства государств-участников, добровольности, добросовестного выполнения ими взаимных обязательств базируется Союзное государство Беларуси и России (ст. Договора о создании Союзного государства Беларуси и России).

Более того, в ряде случаев в организации межгосударственного взаимодействия государства прямо ссылаются на приверженность принципам ООН и иным основополагающим принципам международного права. Подобную формулировку содержит, в частности, Преамбула Хартии Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Преамбула Устава Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Преамбула Устава Организации за демократию и экономическое развитие (ГУАМ), Преамбула Устава Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), Декларация принципов, регулирующих отношения между государствами - членами Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в соответствии с Договором осуществляет свою деятельность на основе принципов уважения общепризнанных принципов международного права, включая принципы суверенного равенства государств-членов и их территориальной целостности (ст. 3 Договора о Евразийском экономическом союзе).

Отдельного упоминания заслуживает Декларация принципов, регулирующих отношения между государствами-членами СВМДА, принятая на Первой встрече министров 14 сентября 1999 года в г. Алматы. Являясь одним из основных документов СВМДА, Декларация подробно освещает содержательную часть основных принципов международного права, которые имеют основополагающее значение и которыми стороны СВМДА решили руководствоваться в своих отношениях.

К специальным отраслевым принципам евразийского права следует отнести принципы, которые отражают специфику евразийского права как части международного регионального права:

· принцип целесообразности и обоснованности создания нового регионального объединения;

· принцип обеспечения взаимной заинтересованности участников регионального объединения;

· принцип добровольности вхождения субъекта международного права в региональную структуру;

· принцип разноуровневой и разноскоростной интеграции и т.д.

Специальные институциональные принципы евразийского права составляют общие начала, которые лежат в основе того или иного евразийского регионального объединения. Это обусловлено тем, что каждая региональная модель интеграции соответствует условиям региона, строго с ними сообразуется в том, что касается форм взаимодействия, этапов, условий, темпов и конечных целей сближения[33].

В числе таких принципов можно назвать основные начала, лежащие в основе взаимодействия стран в рамках СНГ:

- принцип учета интересов друг друга и Содружества в целом, оказание на основе взаимного согласия помощи во всех областях их взаимоотношений;

- принцип объединения усилий и оказание поддержки друг другу в целях создания мирных условий жизни народов государств-членов СНГ, обеспечения их политического, экономического и социального прогресса;

- принцип развития взаимовыгодного экономического и научно-технического сотрудничества, расширения интеграционных процессов;

- принцип духовного единения их народов, которое основывается на уважении их самобытности, тесном сотрудничестве в сохранении культурных ценностей и культурного обмена.

Помимо общих принципов международного права взаимодействие стран-членов ЕАЭС основано на таких специальных институциональных принципах, как уважение особенностей политического устройства государств-членов; обеспечение взаимовыгодного сотрудничества, равноправия и учета национальных интересов Сторон; соблюдение принципов рыночной экономики и добросовестной конкуренции; функционирование таможенного союза без изъятий и ограничений после окончания переходных периодов (ст. 3 Договора о Евразийском экономическом союзе). При этом государства-члены ЕАЭС создают благоприятные условия для выполнения Союзом его функций и воздерживаются от мер, способных поставить под угрозу достижение целей Союза.

В ст. 2 Хартии Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) перечислены такие специальные принципы сотрудничества как принцип поиска совместных точек зрения на основе взаимопонимания и уважения мнений каждой из стран-участниц ШОС; принцип недопущения любых противоправных действий, направленных против интересов ШОС и ряд иных.

Интересную интерпретацию в Уставе Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС) получил принцип добросовестного выполнения международных обязательств. В соответствии со ст. 3 Устава стороны обязуются развивать экономическое сотрудничество таким образом, чтобы это не противоречило международным обязательствам государств - членов, в том числе обязательствам, вытекающим из их членства в международных организациях или учреждениях интеграционного или иного характера и не препятствующим развитию их отношений с третьими сторонами. При этом страны-участницы ОЧЭС взаимодействуют на основе принципа учета конкретных экономических условий и интересов участвующих государств – членов (ст. 3 Устава).

Однако не все международные региональные организации действуют на основе специальных институциональных принципов. Среди таких можно назвать Организацию за демократию и экономическое развитие (ГУАМ), члены которой провозгласили приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права, относящимися к поддержанию мира, безопасности, развитию добрососедских и дружественных отношений между государствами, в частности, положениями Устава ООН. При этом в числе принципов сотрудничества поименованы «принцип уважения суверенитета и территориальной целостности государств, неприкосновенности их международно-признанных границ и невмешательства в их внутренние дела и другие общепризнанные принципы и нормы международного права».

Институты евразийского права

Следует учитывать, что в евразийском регионе, как и в других регионах, действует определенное количество отдельных региональных (субрегиональных) объединений со своими собственными целями, организационной структурой, численным составом их участников и иными особенностями. Каждое объединение имеет собственную правовую базу, на основании которой решаются все организационные и иные вопросы. Таким образом, в качестве критерия деления евразийского права на институты предлагается использовать критерий «субрегион », иными словами, институтами евразийского права являются системы права каждого отдельного регионального (субрегионального) объединения.

Так в структуру евразийского права в качестве институтов должно входить право таких объединений, как Содружество независимых государств (СНГ), Союзное государство Беларуси и России (СГ), Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и т.д.

Итоги

Любая правовая общность должна быть систематизирована. Процессы формирования региональных правовых комплексов наблюдаются в настоящее время во многих регионах мира. Все это позволяет говорить об объективной необходимости консолидации норм, регулирующих сферу евразийской интеграции в единый блок и развития нового правового направления - евразийского права, тем более что процесс создания и функционирования научных школ, изучающих отдельные аспекты евразийской интеграции в ведущих научных и учебных заведениях, налицо.

Особого внимания заслуживает вопрос о систематизации евразийского права не только как научного направления, но и как учебной дисциплины.

Представляется, что современный подход, когда правовое регулирование в сфере евразийской интеграции изучается в рамках существующих дисциплин попутно, устарел. В связи с этим необходим противоположный подход – разработка и внедрение в образовательный процесс системы высшего профессионального образования новой дисциплины комплексного характера, которая предметно изучала бы вопросы евразийской интеграции, зарубежный опыт, их взаимосвязь в целом, мировые тенденции региональной интеграции и отличительные особенности объединения стран в каждом конкретном случае.

Здесь следует подчеркнуть, что евразийское право представляет собой только формируемый в настоящее время новый правовой блок отечественной системы права, становлению которого будет способствовать дальнейшее развитие интеграционных процессов в Евразии и доктринальная научная дискуссия по различным аспектам правовой интеграции в регионе.

Вместе с тем, региональные акты тех организаций, в которых Россия выступает полноправным членом, являются частью ее системы законодательства, что позволяет утверждать о формировании в системе российского законодательства особого блока как региональных, так и национальных актов и свидетельствует о начальных процессах становления новой отрасли — евразийской отрасли законодательства.

Разумеется, было бы крайне недальновидно говорить о наличии проблем как об основании формирования отдельного блока права. Несмотря на очевидно постоянный характер и имманентность проблем регионализации и интеграции для современного общества, вполне возможно, что формирование отдельной отрасли (подотрасли) права проблем не решит. Вместе с тем региональные интеграционные процессы, происходящие как в Евразии, так и в других регионах мира, в правовой сфере требуют уже не прикладных, инструментальных, функциональных или иных аналогичных аспектов, а расширения границ право понимания данного явления. Развитие евразийского права также позволит в определенной степени активизировать деятельность по созданию и развитию всех необходимых евразийских институциональных механизмов, будет способствовать продвижению и пропаганде в мире общеевразийских ценностей и повышению роли евразийского полюса на мировой арене. Изложенное дает основание утверждать, что теоретические аспекты евразийского права должны быть отнесены к числу наиболее приоритетных направлений развития отечественной юридической науки, заслуживающих самостоятельного изучения и развития.

[1] Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В. Путиным 30 ноября 2016 г.) // Официальный сайт МИД РФ // http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248

[2] Mattli W. The Logic of Regional Integration. Cambridge: Cambridge University Press, 1999.

[3] См., например: Mattli W. The Logic of Regional Integration. Cambridge: Cambridge University Press, 1999.; Mistry P. New Regionalism and Economic Development. US, 2005.

[4] См.: Van Langenhove L. Costea A. N. (2005) The EU as a Global Actor and the Emergence of Third Generation Regionalism. UNU-CRIS Occasional Papers 0–2005/14.

[5] Закавка́зская Социалисти́ческая Федерати́вная Сове́тская Респу́блика (Закавказская федерация, ЗСФСР) — федерация Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР, существовавшая с 12 марта 1922 г. по 5 декабря 1936 г., одна из республик-учредителей СССР.

[6] Первое Совещание спикеров парламентов стран Евразии (ССЕА) было проведено в г. Москве, Россия, 19-20 апреля 2016 г.

[7] Понятие «Евро-Атлантическое пространство» использовано в целях определения политико-географических пределов сотрудничества евроатлантических организаций с доминирующим участием Европейского Союза и США в различных регионах мира, в том числе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

[8] Пространство «Евразийского полюса» в современном понимании использовано в целях определения политико-географических пределов сотрудничества евразийских стран и определяет пространственные пределы деятельности региональных и субрегиональных евразийских организаций (в частности ЕАЭС, СНГ, ШОС, в том числе и проект по созданию Великого Шелкового пути и др.).

[9] В связи с различным толкованием понятия и географических пределов понятие «Азиатско-Тихоокеанское пространство» использовано в целях определения политико-географических пределов сотрудничества региональных и субрегиональных организаций в Азии и Тихоокеанском регионе.

[10] Проект по созданию Трансатлантического союза предполагает углубление и расширение сотрудничества между США, Канадой и ЕС (в сфере парламентского и экономического сотрудничества), подразумевает создание Трансатлантической законодательной ассамблеи и Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (ТТИП).

[11] См. подробнее труды Е.Т. Байльдинова, Ю.А.Борко, О.В. Буториной, Н.А. Васильевой, Е.Ю. Винокурова, С.Ю. Глазьева, Р.С. Гринберга, В.М. Давыдова, А.В. Дмитриева, В.В. Журкина, С.А. Караганова, В.Н. А.А. Кокошина, Конышев, А.В. Кузнецова, М.Л. Лагутиной, Н.И. Лапина, А. М. Либмана, А.Н. Михайленко, В.В. Михеева, Е.И. Пивовара,С.В. Рязанцева, Э.Е. Обминского, А.Н. Спартака, В.С. Степина, А.В. Торкунова, Ж.Т. Тощенко, Г.И. Чуфрина, Ю.В. Шишкова, Н.П. Шмелева, В.В. Штоль и др.

[12] См. подробнее труды К.А. Бекяшева, Д.С. Боклан, Г.М. Вельяминова, Н.Г. Дорониной, А.Я. Капустина, С.Ю. Кашкина, Ж.М Кембаева, И.М. Лившиц, И. И. Лукашук, А.Л. Маковского, Т.Н. Нешатаевой, О.И. Тиунова, В. Л Толстых, Т.Я. Хабриевой, В.М. Шумилова, Л.М. Энтина, Г.Г. Шинкарецкой и др.

[13] См.: Гумилев Л.Н. Хазария и Каспий (Ландшафт и этнос: I). // Вестник ЛГУ, сер. геологии и географ., 1964, № 6, вып. 1, и др.

[14] Титаренко М.Л. Россия лицом к Азии. М.: Республика. 1998. С. 24.

[15] Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // В.В. Путин. Известия. 03.10.2012. [Электронный ресурс]. URL: http://www.izvestia.ru/news/502761.

[16] Интервью с директором Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института, автором научных работ по вопросам межгосударственной интеграции, член-корр. РАН Андреем Спартаком // ВЛАСТЬ СОЮЗОВ. 13.11.2012. Источник: Наука и технологии России.

[17] Саммит Россия, Индия, Китай

[18] Саммит Россия, Китай, Монголия

[19] Россия, Казахстан, Туркменистан, Иран, Азербайджан

[20] Совет с 1995 года созывается Управлением по делам религии Турции и контролируется президентом Турецкой Республики. Актуальные вопросы обсуждают более 120 муфтиев и имамов из 33 стран мира, в т.ч. из России, Азербайджана, Беларуси, Болгарии, Грузии, Хорватии, Казахстана, Черногории, Турции, Швеции, Германии, Бельгии, Франции и т.д.

[21] В качестве стран-наблюдателей к договору присоединились субъекты Российской Федерации – Республика Алтай, Республика Башкортостан, Республика Саха (Якутия), Республика Татарстан, Республика Тува, Республика Хакасия.

[22] Россия, Китай, КНДР, Монголия

[23] Создана в 1997 г., членами стали Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова, в 1999 г. в состав вошел Узбекистан, который вышел из состава в декабре 2005 г.

[24] Украина, Молдова, Латвия, Литва, Эстония, Грузия. Кроме того, в состав СДВ вошли Македония и такие страны – члены ЕС, как Польша, Словения, Румыния.

[25] Проект Европейского союза, имеющий основной заявленной целью развитие интеграционных связей Евросоюза с шестью странами бывшего СССР: Украиной, Молдавией, Азербайджаном, Арменией, Грузией и Беларусью.

[26] Иран, Афганистан, Турция, Пакистан, Туркмения, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, Азербайджан и Киргизия.

[27] Киргизия, Азербайджан, Казахстан, Турция

[28] Иран, Таджикистан, Афганистан

[29] 14 июня 2006 г. президентами Республики Абхазия, Приднестровской Молдавской Республики и Республики Южная Осетия была подписана Совместная декларация о создании сообщества «За демократию и права народов» (СНГ -2)(Сухумская декларация).

[30] Гарсия-Гарридо М.Х. Указ. соч. С. 5

[31] Леже Р. Великие правовые системы современности. 2-е изд. / Пер. с франц. А.В. Грядова. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 266.

[32] Там же.

[33] БРИКС: контуры многополярного мира: монография / отв. ред. Т.Я. Хабриева. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Юриспруденция, 2015.

Библиография
1.
Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В. Путиным 30 ноября 2016 г.) // Официальный сайт МИД РФ // http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248
2.
Mattli W. The Logic of Regional Integration. Cambridge: Cambridge University Press, 1999.
3.
Van Langenhove L. Costea A. N. (2005) The EU as a Global Actor and the Emergence of Third Generation Regionalism. UNU-CRIS Occasional Papers 0–2005/14.
4.
Гумилев Л.Н. Хазария и Каспий (Ландшафт и этнос: I). // Вестник ЛГУ, сер. геологии и географ., 1964, № 6, вып. 1, и др.
5.
Титаренко М.Л. Россия лицом к Азии. М.: Республика. 1998..
6.
Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // В.В. Путин. Известия. 03.10.2012. [Электронный ресурс]. URL: http://www.izvestia.ru/news/502761.
7.
Интервью с директором Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института, автором научных работ по вопросам межгосударственной интеграции, член-корр. РАН Андреем Спартаком // ВЛАСТЬ СОЮЗОВ. 13.11.2012. Источник: Наука и технологии России.
8.
Леже Р. Великие правовые системы современности. 2-е изд. / Пер. с франц. А.В. Грядова. М.: Волтерс Клувер, 2010.
References (transliterated)
1.
Kontseptsiya vneshnei politiki Rossiiskoi Federatsii (utverzhdena Prezidentom Rossiiskoi Federatsii V. Putinym 30 noyabrya 2016 g.) // Ofitsial'nyi sait MID RF // http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248
2.
Mattli W. The Logic of Regional Integration. Cambridge: Cambridge University Press, 1999.
3.
Van Langenhove L. Costea A. N. (2005) The EU as a Global Actor and the Emergence of Third Generation Regionalism. UNU-CRIS Occasional Papers 0–2005/14.
4.
Gumilev L.N. Khazariya i Kaspii (Landshaft i etnos: I). // Vestnik LGU, ser. geologii i geograf., 1964, № 6, vyp. 1, i dr.
5.
Titarenko M.L. Rossiya litsom k Azii. M.: Respublika. 1998..
6.
Putin V.V. Novyi integratsionnyi proekt dlya Evrazii – budushchee, kotoroe rozhdaetsya segodnya // V.V. Putin. Izvestiya. 03.10.2012. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.izvestia.ru/news/502761.
7.
Interv'yu s direktorom Vserossiiskogo nauchno-issledovatel'skogo kon''yunkturnogo instituta, avtorom nauchnykh rabot po voprosam mezhgosudarstvennoi integratsii, chlen-korr. RAN Andreem Spartakom // VLAST'' SOYuZOV. 13.11.2012. Istochnik: Nauka i tekhnologii Rossii.
8.
Lezhe R. Velikie pravovye sistemy sovremennosti. 2-e izd. / Per. s frants. A.V. Gryadova. M.: Volters Kluver, 2010.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"