по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Правовые основания применения в судопроизводстве принципов юрисдикционного иммунитета иностранного государства
Виноградова Полина Анатольевна

кандидат юридических наук

независимый исследователь

129000, Россия, г. Москва, ул. Новый Арбат, 19

Vinogradova Polina Anatolievna

PhD in Law

Alternate Senior Research Officer at the Institute of Legislation and Comparative Law Under the Government of the Russian Federation 

129000, Russia, g. Moscow, ul. Novyi Arbat, 19

polyvinogradova@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматриваются вопросы реализации принципов юрисдикционного иммунитета иностранного государства, возможности привлечения публично-правовых образований к судебному разбирательству по частно-правовым спорам. Задачей исследования является рассмотрение концепций юрисдикционного иммунитета, положений международных договоров в данной области, практики различных государств по его ограничению. Результаты рассмотрения обозначенных вопросов позволяют обобщить требования российского законодательства в сфере ограничения юрисдикционного иммунитета иностранного государства, правовые основания для его применения при рассмотрении споров в российских судах. Методология исследования основана на правовых подходах к изучению обозначенного предмета, системном и сравнительно-правовом методах анализа. Научная новизна работы обусловлена рассмотрением новелл российского законодательства в данной сфере. С 1 января 2016 года вступили в силу Федеральный закон от 3 ноября 2015 года № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» и Федеральный закон от 29 декабря 2015 года № 393-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации».

Ключевые слова: юрисдикционный иммунитет, функциональный иммунитет, иностранное государство, меры обеспечения иска, судебный иммунитет, исполнение судебного решения, суверенные властные полномочия, принцип взаимности, иск к государству, отказ от иммунитета

DOI:

10.7256/2306-9899.2017.1.18470

Дата направления в редакцию:

24-03-2016


Дата рецензирования:

25-03-2016


Дата публикации:

11-04-2017


Abstract.

The subject of this article is examination of the question of realization of the principles of jurisdictional immunities of a foreign state, as well as possibilities of attraction of private public institution towards the lawsuit based on private law. The goal of this work consists in the analysis of jurisdictional immunities concepts, provisions of international treaties in this field, and practice of various states regarding its restriction. The results of the review of the questions at hand allow generalizing the requirements of Russian legislation in the area of limitation of the jurisdictional immunities of a foreign state and legal grounds for its application in considering the disputes in the Russian courts. The scientific novelty is substantiated by the upcoming changes in the aforementioned area of legal regulation in Russia. The Federal Law No. 297-FZ  of November 3, 2015 “On the Jurisdictional Immunity of a Foreign State and Foreign State’s Property in the Russian Federation” alongside the Federal Law No. 393-FZ of December 29, 2015 “On Amending Certain Legislative Acts of the Russian Federation due to the Adoption of Federal Law On Jurisdictional Immunity of a Foreign State and a Foreign State’s Property in the Russian Federation” have become effective since January 1, 2016.

Keywords:

sovereign authorities, enforcement, judicial immunity, interim measures, foreign state, functional immunity, jurisdictional immunities, principle of reciprocity, claim against the state, waiver of immunity

Рассмотрение института иммунитета иностранного государства обусловлено особой значимостью данного института, основанного на его суверенитете. Признание государственного иммунитета при совершении государством публично-правовых действий, т.е. действий в осуществление государственного суверенитета, говорит о его публично-правовой основе. Взаимообусловленность государственного иммунитета и юрисдикционных полномочий судов в странах системы континентального права предопределяет необходимость правового регулирования данных вопросов в национальном законодательстве [1].

В целях формирования правовых оснований для ограничения юрисдикционного иммунитета иностранных государств принят Федеральный закон от 3 ноября 2015 года № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон).

Действовавший ранее принцип абсолютного иммунитета фактически не согласовывался с принципом равноправия сторон, поскольку частное лицо лишается возможности предъявить иск к государству по гражданско-правовым сделкам [8].

К числу многосторонних конвенций, регулирующих вопросы ограничения юрисдикционного иммунитета, следует отнести Конвенцию ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (Конвенция ООН) Европейскую конвенцию об иммунитете государств (Базельская конвенция). Российская Федерация подписала, но не ратифицировала Конвенцию ООН. Конвенция вступает в силу на тридцатый день после даты сдачи на хранение тридцатой документа о принятии, утверждении или присоединении. Принимая во внимание, что по состоянию на 9 июля 2015 г. участниками Конвенции ООН являются 18 государств.

Тенденцией развития законодательства в данной сфере является переход государств от концепции абсолютного иммунитета к ограниченному (функциональному), который «оформляется посредством установления изъятий из принципа абсолютного иммунитета» [8, с. 14]. Специальное законодательство об иммунитете иностранных государствах действует в Австралии, Аргентине, Великобритании, Канаде, Сингапуре, США и др. Австрия, Бельгия, Германия, Нидерланды, Португалия, Швейцария как страны - участницы Европейской конвенции об иммунитете государств также закрепили в национальном законодательстве принципы ограниченного юрисдикционного иммунитета [3].

Согласно российскому законодательству иностранное государство обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в российском суде, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на его имущество и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

В пояснительной записке к законопроекту в качестве обоснования его принятия указывается на тенденции развития зарубежного законодательства в данной сфере. Российская Федерация заключила десятки международных договоров о взаимной защите инвестиций, которые предусматривают, что споры, связанные с инвестициями, рассматриваются в международном коммерческом арбитраже. В действующем законодательстве ряда зарубежных стран это означает отказ от юрисдикционного иммунитета. Практика внешнеэкономической деятельности и международная договорная практика России показывают, что возникла тенденция признания РФ юрисдикции иностранных судов, что представляет собой отказ от иммунитета. Количество исков, предъявляемых к России и ее органам в иностранных судах, неуклонно увеличивается, при этом согласия РФ на ее участие в деле не испрашивается.

Федеральный закон устанавливает правовой режим юрисдикционного иммунитета иностранного государства и его имущества на территории Российской Федерации в соответствии с Конвенцией ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

Принцип взаимности юрисдикционного иммунитета предполагает возможность органам судебной власти исходить из того же объема юрисдикционного иммунитета, каким Российская Федерация пользуется в соответствующем иностранном государстве. На основании данного принципа юрисдикционный иммунитет иностранного государства и его имущества может быть ограничен, если будет установлено наличие ограничений в отношении предоставления России юрисдикционного иммунитета в иностранном государстве. МИД России наделяется полномочием давать заключения по вопросам предоставления юрисдикционных иммунитетов РФ в иностранном государстве.

Федеральным законом устанавливаются пределы юрисдикционного иммунитета иностранных государств и их имущества, определяются случаи, когда иностранное государство и его имущество не пользуются юрисдикционным иммунитетом, предусматривается возможность отказа иностранного государства от юрисдикционного иммунитета. В частности, изъятиями из государственного иммунитета, основаниями для ограничения судебного иммунитета являются:

1) согласие иностранного государства на юрисдикцию российского суда (ст. 6 Федерального закона);

2) отказ от судебного иммунитета, а именно: предъявление иска в суд РФ, вступление в разбирательство или иные действие по существу дела, а также согласие на рассмотрение в арбитраже (третейском суде) споров с его участием, выраженное в письменной форме;

3) если спор:

- связан с осуществлением иностранным государством предпринимательской деятельности на территории России или на территории другого государства, если последствия такой деятельности имеют связь с территорией России;

- возник из трудового договора;

- возник между иностранным государством и организацией, имеющей иных участников, помимо государств и (или) международных межправительственных организаций, осуществляющей свою основную деятельность на территории России, в тех случаях, когда иностранное государство является учредителем или участником такой организации;

- касается прав иностранного государства на имущество, находящееся на территории России, и обязательств иностранного государства, связанных с этим имуществом;

- о возмещении иностранным государством вреда, причиненного жизни, здоровью, имуществу, чести и достоинства, деловой репутации гражданина или имуществу, деловой репутации юридического лица, если требование возникло из причинения указанного вреда действием (бездействием) или в связи с иным обстоятельством, имевшим место на территории России;

- касается установления и осуществления прав иностранного государства на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, либо предполагаемого нарушения иностранным государством указанных прав;

- касается эксплуатации находящегося в собственности иностранного государства или эксплуатируемого иностранным государством, если в момент возникновения факта, послужившего основанием иска, судно использовалось этим государством в коммерческих целях за исключением военных кораблей и других государственных судов, грузов, принадлежащих иностранному государству и предназначенных для использования им исключительно при осуществлении суверенных властных полномочий.

Судебный иммунитет не может быть ограничен в отношении осуществления иностранным государством суверенных властных полномочий. К действиям, которые не следует квалифицировать как отказ от юрисдикционного иммунитета, законопроектотноситучастие государства в судебном разбирательстве или иные процессуальные действия, целями которых является заявление о юрисдикционном иммунитете или предоставление доказательств наличия права в отношении имущества, которое является предметом судебного разбирательства.

Отказ иностранного государства от судебного иммунитета в отношении соответствующего спора не рассматривается в качестве его отказа от иммунитета в отношении мер обеспечения иска и иммунитета в отношении исполнения судебного решения. В качестве оснований для ограничения последних устанавливаются следующие случаи:

1) иностранное государство прямо согласилось на принятие соответствующих мер;

2) иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом судебного разбирательства;

3) установлено, что имущество иностранного государства, находящееся на территории России, используется и (или) предназначено для использования этим государством в целях, не связанных с осуществлением суверенных властных полномочий. Перечень такого имущества устанавливается статьей 17 Федерального закона, к числу которого, например, относятся: имущество дипломатических представительств иностранного государства или его консульских учреждений, военное имущество, культурные ценности и др.

Федеральным законом закрепляется нормативное определение следующих понятий: "судебный иммунитет", "иммунитет в отношении мер обеспечения иска", "иммунитет в отношении исполнения судебного решения", "суверенные властные полномочия" и др. В частности, под судебным иммунитетом предлагается понимать изъятие иностранного государства из-под юрисдикции органов судебной власти РФ путем установления обязанности российского суда воздержаться от привлечения иностранного государства к участию в судебном разбирательстве.

Последующими мерами по укреплению российской юрисдикции являются внесение изменений в законодательство, направленные на урегулирования вопросов установления взаимности, ведения производства с участием иностранного государства. В этих целях принят Федеральный закон от 29 декабря 2015 года № 393-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации». Данный Закон направлен на реализацию так называемого принципа взаимности, который предполагает, что объем юрисдикционных иммунитетов для России в иностранном государстве должен быть соразмерен иммунитету, предоставляемому в России.

Закон позволяет устранить противоречие норм Арбитражного и Гражданского процессуальных кодексов, посвященных иммунитету иностранного государства. При разрешении споров с участием физических лиц согласно Гражданскому процессуальному кодексу иммунитет иностранному государству будет предоставляться всегда, а при рассмотрении споров, возникающих между российскими юридическими лицами и иностранным государством, в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом судебный иммунитет и иммунитет от предварительных мер иностранному государству не будут предоставляться, если оно будет действовать не в качестве носителя власти. Это ведет к неравенству участников гражданско-правовых отношений, что не соответствовало п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации введены новые главы, устанавливающие особенности рассмотрения дел с участием иностранного государства, а именно порядок предъявления иска, направления и вручения судебных извещений, подведомственность и подсудность рассмотрения дел, процессуальные права и обязанности иностранного государства и его представителей, проведения предварительного судебного заседания и вынесения заочных решений применения мер, по обеспечению иска, участия государственных органов Российской Федерации, а также процессуальные сроки рассмотрения дела.

В Федеральном законе от 2 октября 2007 года № 229‑ФЗ «Об исполнительном производстве» закреплены особенности исполнения решения суда, вынесенного в отношении иностранного государства, порядок обращения взыскания на его имущество.

В доктрине дискуссионным остается вопрос о том, являются ли действия юридических лиц, в которых участвует государство (государственных учреждений и корпораций), действиями самого суверена, а значит, могут ли такие организации ссылаться на юрисдикционный иммунитет. Конвенции об иммунитете государств по-разному регулируют данный вопрос. В соответствии с Конвенцией ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности для целей Конвенции иммунитет государства признается за учреждениями, институциями государства или иными образованиями в той мере, в какой их действия связаны с суверенными властными функциями (статья 2). Согласно Европейской конвенция об иммунитете государственным иммунитетом не обладает государственный орган, наделенный правоспособностью предъявлять иск в суд, даже в том случае, если ему поручено выполнение функций государственной службы (статья 27). Таким образом, непредоставление иммунитета может быть обусловлено возможностью рассматривать такое образование как самостоятельное, отличное от правительства данного государства и (или) действия, совершаемые такой организацией, носят не публичный, а иной характер[3].

Для целей Федерального закона под иностранным понимается иное, чем Российская Федерация, государство и его органы государственной власти, его составные части (субъекты иностранного федеративного государства или административно-территориальные образования иностранного государства) и их органы, учреждения или иные образования, правомочные совершать действия в целях осуществления суверенной власти, представители.

Таким образом, начиная с 2016 года в России действуют правовые основания для реализации при рассмотрении споров, связанным с имуществом иностранного государства, принципов функционального юрисдикционного иммунитета.

Библиография
1.
Международное право / Отв. ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков. М.: Статут, 2011. 543 с.
2.
Вельяминов Г.М. Международно-правовой государственный иммунитет // Государство и право. 2011. № 12. С. 66-73.
3.
Ерпылева Н.Ю. Государства как субъекты международного частного права // Право и политика. 2009. № 3. С. 554-591.
4.
Международное частное право / Отв. ред. С.Н. Лебедев, Е.В. Кабатова. М.: Статут, 2015. Т. 2: Особенная часть. 764 с.
5.
Рыбак К.Е. Применение доктрины юрисдикционного иммунитета в США (по материалам американской судебной практики) // США и Канада: экономика, политика, культура. 2010. № 4. С. 57-68.
6.
Ушаков Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности. М., 1993. С. 54.
7.
Хлестова И.О. Проблемы юрисдикционного иммунитета иностранного государства: автореферат дис. ... доктора юридических наук. М., 2003. С. 76.
8.
Хлестова И.О. Иммунитет иностранного государства // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2005. № 2. С. 12-38.
9.
Шайхутдинова Г.Р. Юрисдикционный иммунитет государства: автореферат дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1991. С. 54.
10.
Шинкарецкая Г.Г. Правовые средства защиты государством своих интересов от нарушения их международной организацией // Международное право. 2014. № 2. С. 46-63.
11.
Chamlongrasdr Dhisadee. Foreign State Immunity and Arbitration (Cameron May Limited, London, 2007).
12.
Feldman М.В. ‘The United States foreign soveieign immunities Act of 1976 in perspective: a founder's view’(1986) Inteinational and Comparative Law. Quarterly 302. Vol.35. no 1-2., p. 313.
13.
Hazel Fox. The Law of State Immunity (Oxford University Press, Oxford, 2008).
14.
Vinogradova Polina. Legal regulation of restrictions on the jurisdictional immunity of a foreign state // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences. 2015. № 3. PP. 1-11.
References (transliterated)
1.
Mezhdunarodnoe pravo / Otv. red. R.M. Valeev, G.I. Kurdyukov. M.: Statut, 2011. 543 s.
2.
Vel'yaminov G.M. Mezhdunarodno-pravovoi gosudarstvennyi immunitet // Gosudarstvo i pravo. 2011. № 12. S. 66-73.
3.
Erpyleva N.Yu. Gosudarstva kak sub''ekty mezhdunarodnogo chastnogo prava // Pravo i politika. 2009. № 3. S. 554-591.
4.
Mezhdunarodnoe chastnoe pravo / Otv. red. S.N. Lebedev, E.V. Kabatova. M.: Statut, 2015. T. 2: Osobennaya chast'. 764 s.
5.
Rybak K.E. Primenenie doktriny yurisdiktsionnogo immuniteta v SShA (po materialam amerikanskoi sudebnoi praktiki) // SShA i Kanada: ekonomika, politika, kul'tura. 2010. № 4. S. 57-68.
6.
Ushakov N.A. Yurisdiktsionnye immunitety gosudarstv i ikh sobstvennosti. M., 1993. S. 54.
7.
Khlestova I.O. Problemy yurisdiktsionnogo immuniteta inostrannogo gosudarstva: avtoreferat dis. ... doktora yuridicheskikh nauk. M., 2003. S. 76.
8.
Khlestova I.O. Immunitet inostrannogo gosudarstva // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya. 2005. № 2. S. 12-38.
9.
Shaikhutdinova G.R. Yurisdiktsionnyi immunitet gosudarstva: avtoreferat dis. … kand. yurid. nauk. Kazan', 1991. S. 54.
10.
Shinkaretskaya G.G. Pravovye sredstva zashchity gosudarstvom svoikh interesov ot narusheniya ikh mezhdunarodnoi organizatsiei // Mezhdunarodnoe pravo. 2014. № 2. S. 46-63.
11.
Chamlongrasdr Dhisadee. Foreign State Immunity and Arbitration (Cameron May Limited, London, 2007).
12.
Feldman M.V. ‘The United States foreign soveieign immunities Act of 1976 in perspective: a founder's view’(1986) Inteinational and Comparative Law. Quarterly 302. Vol.35. no 1-2., p. 313.
13.
Hazel Fox. The Law of State Immunity (Oxford University Press, Oxford, 2008).
14.
Vinogradova Polina. Legal regulation of restrictions on the jurisdictional immunity of a foreign state // SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences. 2015. № 3. PP. 1-11.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"